WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА АКТУАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Материалы II Международной научно-практической конференции (23 октября 2012 г.) ТОМ 1 Сборник научных статей Краснодар 2012 1 УДК 082 ББК ...»

-- [ Страница 4 ] --

Согласно пункту 3 ст. 8 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»: «Учредители (участники) общества вправе заключить договор об осуществлении прав участников общества, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласовывать вариант голосования с другими участниками, продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества».

Аналогичное положение содержится в п. 1 ст. 32.1 ФЗ «Об акционерных обществах»: «Акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества».

До появления указанных положений в законодательстве прямо не была предусмотрена возможность заключения акционерных соглашений, но принцип свободы договора позволял российским компаниям заключать подобные договоры. Акционерные соглашения, как и договоры об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью, может предусматриваться порядок управления обществом, согласование позиции при голосовании. Таким образом, даже миноритарный акционер может осуществлять полный контроль над обществом посредством акционерных соглашений. Хотя здесь стоит отметить, что нарушение акционерного соглашения не может являться основанием для признания недействительным решений органов общества (п. 4 ст. 32.1 ФЗ «Об акционерных обществах»). Последствием нарушения акционерного соглашения может быть необходимость выплаты компенсации потерпевшей стороне.

Наличие акционерного соглашения, по которому один акционер определяет позицию на голосовании других акционеров, позволяет признать такого акционера контролирующих должника лицом (аналогичное утверждение верно по отношению к договору об определении порядка управления обществом с ограниченной ответственностью), однако у другой стороны акционерного соглашения остается возможность проголосовать вопреки такому соглашению, при этом решение общего собрания не будет недействительным, поскольку акционерное соглашение является обязательным только для его сторон (п. 4 ст. 32.1 ФЗ «Об акционерных обществах»). В таком случае возникает вопрос, будет ли голосование в соответствии с указанием другой стороны акционерного соглашения являться основанием для освобождения от субсидиарной ответственности как контролирующего должника лица. Если контролирующим должника лицом будет признаваться лицо, осуществляющее контроль, в том числе за счет акционерного соглашения, то другая сторона акционерного соглашения не может быть признана вторым контролирующим должника лицом.

Пункт 1 ст. 38 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» предусматривает, что «В целях обеспечения обороноспособности страны и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан Российской Федерации Правительство Российской Федерации и органы государственной власти субъектов Российской Федерации могут принимать решения об использовании специального права на участие соответственно Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в управлении открытыми акционерными обществами (далее – специальное право («золотая акция»))».

Использования золотой акции предусмотрено в исключительных целях. Золотая акция позволяет государству осуществлять контроль над акционерным обществом, обладая при этом одной акцией. Представители РФ и субъектов РФ при использовании золотой акции имеет значительные преимущества перед остальными акционерами. Согласно п. 3 ст. 38 ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», «Представители Российской Федерации, субъектов Российской Федерации имеют право вносить предложения в повестку дня годового общего собрания акционеров и требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров.

Представители Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, назначенные в совет директоров (наблюдательный совет) открытого акционерного общества, участвуют в общем собрании акционеров с правом вето при принятии общим собранием акционеров решений:

о внесении изменений и дополнений в устав открытого акционерного общества или об утверждении устава открытого акционерного общества в новой редакции;

о реорганизации открытого акционерного общества;

о ликвидации открытого акционерного общества, назначении ликвидационной комиссии и об утверждении промежуточного и окончательного ликвидационных балансов;



об изменении уставного капитала открытого акционерного общества;

о совершении открытым акционерным обществом указанных в главах X и XI Федерального закона «Об акционерных обществах» крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Пункт 4 ст. 38 «О приватизации государственного и муниципального имущества» предусматривает, что «Представители Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, являющиеся членами совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии открытого акционерного общества, входят в количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) и количественный состав ревизионной комиссии, определенные уставом или решением общего собрания акционеров открытого акционерного общества. Места представителей Российской Федерации, субъектов Российской Федерации в совете директоров (наблюдательном совете) и ревизионной комиссии не учитываются при выборах членов совета директоров (наблюдательного совета) и ревизионной комиссии».

Таким образом, акционеры или участники юридического лица могут быть признаны контролирующими должника лица в случае формирования воли компании по отношению к конкретным действиям, при этом возможность формировать волю должника может быть обусловлена различными причинами.

ОХРАНА ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ РОССИИ

Краснодарский университет МВД России (филиал), Нальчик Взяв курс на построение правового государства, Россия установила одним из наиболее приоритетных направлений своей государственной деятельности признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ). При этом права и свободы являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 17, 18 Конституции РФ).

Таким образом, не только граждане несут ответственность перед государством, но и государство отвечает перед гражданами за обеспечение свободы, неприкосновенности личности и личной жизни, за соблюдение всех прав граждан. Должен быть исключен произвол власти в отношении граждан и обеспечена правовая защита личности.

Специфика правоотношений по охране прав и свобод личности в уголовном судопроизводстве заключается в том, что государственные органы и должностные лица, ведущие производство по уголовному делу, обязаны: создавать все условия для реализации прав и свобод личности;

разъяснять участникам процесса их права и обязанности; обеспечивать их использование, а также восстановление в случае нарушения; обеспечивать безопасность лиц, участвующих в производстве по уголовному делу, а также их близких.

Определив впервые в отечественной истории в качестве назначения, то есть общей направленности уголовного судопроизводства, защиту прав и законных интересов вовлекаемых в него лиц, законодатель указал ее (защиту) в качестве главного приоритета государственной деятельности в этой сфере. По мнению А.Ф. Малого, «власть проявляется, прежде всего, в деятельности государственного органа, сила которого определяется не тем, в каком направлении она осуществляется, а тем, какие возможности (полномочия) позволяют выполнять поставленные перед ними задачи» [2, с. 94].

Конечно, процессуальные полномочия органов предварительного расследования крайне важны в обеспечении защиты участвующих в уголовнопроцессуальной деятельности лиц, однако парадигма такой деятельности способна определять ее правильное направление с целью более качественного осуществления.

Предметом правового регулирования выступают права и свободы, имеющиеся у конкретного человека в силу его общеправового положения:

право на жизнь, личную неприкосновенность, свободу, безопасность, а также те, которые он приобретает в связи с возникновением соответствующего процессуального статуса. При этом под правами понимаются конкретные процессуальные полномочия, которые вовлеченный в уголовное судопроизводство человек может осуществлять в зависимости от собственного желания, иначе говоря – мера возможного процессуального поведения конкретного участника правоотношения. А обязанности есть установленная законом мера его должного процессуального поведения, т.е. он должен вне зависимости от собственного усмотрения и желания это выполнять.

Что касается свободы, то в данном случае имеется в виду предусмотренная законом возможность участника процесса самостоятельно выбирать один из предусмотренных законом вариантов поведения в конкретной правоприменительной ситуации.

Особое значение гарантирование прав и свобод человека и гражданина имеет при производстве предварительного расследования. Ряд норм УПК РФ по-прежнему недостаточно эффективно регулирует процессуальные отношения в указанной сфере. При детальном анализе нормативных положений, регламентирующих принцип охраны прав и свобод человека и гражданина, обнаруживается ряд пробелов в уголовно-процессуальном законе, которые препятствуют четкому и законченному правовому регулированию данного принципа, не позволяют в полной мере реализовать те прогрессивные идеи в области охраны прав и свобод личности в уголовном процессе, которые провозглашены в международно-правовых актах и в Конституции РФ.

Анализ научной литературы показывает, что исследование нормативно-правового регулирования принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в отечественном уголовном судопроизводстве производилось в неразрывной связи с изучением правовой регламентации данного принципа в международном и конституционном законодательстве.





Однако в настоящей работе представляется уместным произвести анализ нормативно-правовых норм, касающихся принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, отдельно, показав тем самым как различие, так и общее в международном, конституционном и уголовно-процессуальном регулировании исследуемого принципа.

Исследуя сущность принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве России необходимо отметить, что она неразрывно связана с положениями ст. 6 УПК РФ, закрепляющей, что уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечает назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно был подвержен уголовному преследованию.

Из сказанного следует, что элементы принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном процессе в своей совокупности призваны обеспечить реализацию уголовного судопроизводства в целом.

Следует отметить, что принцип охраны прав и свобод человека и гражданина не только тесно взаимосвязан с назначением уголовного судопроизводства России, но находится в неразрывной связи с другими принципами уголовного процесса, играя существенную роль в реализации их положений.

Анализ научной литературы выявляет проблему понятийного аппарата, использованного при регламентации исследуемого принципа.

Так, М.И. Зырин использует в качестве синонимов термины «защита» и «охрана»[1, c. 10].

П.П. Сергун полагает, смысловая нагрузка понятия «охрана прав»

охватывает сущность термина «защита» [5, c. 163].

Н.И. Матузов считает, что указанные понятия несут различный смысл, так как защищаются права лишь, когда нарушаются, а охраняются вне зависимости от их нарушения [3, c. 131].

С.Б. Оленев указывает, что охрана прав и свобод человека и гражданина носит предупредительный характер и состоит в контроле за их соблюдением и в обеспечении возможности их беспрепятственного осуществления. Охрана и защита, по мнению ученого, – представляют собой «разные аспекты обеспечения прав личности, характеризующиеся тесными связями и взаимопереходами, в отдельных случаях сближающиеся и совпадающие, в других – относительно обособленные и существующие вполне самостоятельно» [4, c. 38]. Последняя точка зрения представляется наиболее оптимальной и нуждающейся в безусловной поддержке.

Однако, полагаем, что разграничивать данные понятии необходимо, прежде всего, в связи с тем, что понятие защиты в уголовнопроцессуальном смысле обусловлено функцией защиты, выполняемой одноименной стороной в уголовном процессе. Уже из этого следует, что защищаться в уголовно-процессуальном смысле могут только права и законные интересы подозреваемого, обвиняемого.

В целях раскрытия роли исследуемого принципа уголовного судопроизводства в общей системе принципов необходимо выделить элементы принципа охраны прав и свобод человека, характерные для уголовного процесса.

Анализ норм уголовно-процессуального права и научной литературы, касающихся структурного содержания принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, позволяет сделать вывод о том, что в науке выделяется ряд элементов исследуемого принципа, о которых нормы уголовно-процессуального закона не упоминают.

Итак, буквальное толкование статьи 11 УПК РФ свидетельствует о том, что элементы принципа охраны прав и свобод человека и гражданина регламентированы каждой из четырех частей данной статьи.

Так, исходя из части 1 вышеназванной статьи следует, что в качестве первого элемента принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве следует признать обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их прав, обязанностей и ответственности и обеспечивать возможность осуществления данных прав.

В качестве второго элемента принципа охраны прав и свобод человека и гражданина уголовно-процессуального закон выделяет категорию, соотносящую свидетельский иммунитет со свойством допустимости доказательств, регламентируя, что в случае согласия лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, дать показания дознаватель, следователь, прокурор и суд обязаны предупредить указанных лиц о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производство по уголовному делу. При несоблюдении данного требования показания, полученные от вышеуказанных лиц, будут признаны недопустимыми доказательствами в порядке ч. 1 ст. 75 УПК РФ.

Данное требование предполагает обязанность лица, производящего предварительное расследование, и суда уведомлять о вышесказанном допрашиваемых ими лиц в случае наличия у последних свидетельского иммунитета. Следует отметить, что на практике данное требование соблюдается далеко не всегда. Вместе с тем, как показывает анализ норм действующего уголовно-процессуального закона, предупреждаться о возможности использования показаний в качестве доказательств в ходе дальнейшего производство по уголовному делу должны в каждом случае подозреваемый, обвиняемый (в том числе, несовершеннолетние); законные представители таковых, если они соглашаются дать показания, касающиеся расследуемого уголовного дела; свидетели (в том числе, несовершеннолетние) в случае согласия дать показания в отношении себя, близких родственников; законные представители таковых; если они соглашаются дать показания, касающиеся расследуемого уголовного дела и роли в совершении преступления представляемого ими лица.

Третьим элементом исследуемого принципа, исходя из ст. 11 УПК РФ, является возможность применения мер безопасности, предусмотренных статьями 166 частью 9, 186 частью 2, 193 частью 8, 241 пунктом 4 части 2, 278 частью 5 при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного процесса, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными действиями (ч. 3 ст. 11 УПК РФ).

В качестве последнего (четвертого) элемента принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве России законодатель выделяет возможность возмещения вреда, причиненного лицу, в результате нарушения его прав и свобод судом, а также должностными лицами, осуществляющими уголовное преследование (ч. 4 ст. 11 УПК РФ).

Иными словами, исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 11 УПК РФ, следует, что обязанность разъяснения прав, обязанностей и ответственности у дознавателя, следователя, прокурора и суда возникает лишь в связи с возникновением уголовно-процессуальных отношений, обязательным субъектом которых должны быть подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и другие участники, названные в обозначенной норме закона.

При этом законодатель с очевидностью использует формулировку «другим участникам», отграничивая ее как от понятия «иных участников уголовного судопроизводства», так и от тех участников уголовного процесса, которые, напрямую не названы в главе 6 УПК РФ, однако наделены определенными процессуальными права и обязанностями (например, секретарь судебного заседания).

Следует заметить, что ни международные нормы, ни конституционно-правовое регулирование не делает исключений из принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в зависимости от наличия у них определенного уголовно-процессуального статуса, а также от определенных стадий уголовного процесса.

Зырин М.И. Охрана прав и свобод советских граждан // Роль органов внутренних дел в охране конституционных прав и законных интересов советских граждан.

Минск, 1979.

Малый А.Ф. Государственная власть как правовая категория // Государство и Матузов Н.И. Правовая система и личность. Саратов, 1987.

Оленев С.Б. Охрана прав и свобод человека и гражданина – принцип российского уголовного судопроизводства. Дис. …канд. юр. наук. Ижевск, 2005.

Сергун П.П. Соотношение охраны и защиты прав и свобод граждан при применении мер административного принуждения // Укрепление социалистической законности в деятельности органов внутренних дел. М., 1987.

К ВОПРОСУ О СУДЕБНОМ САНКЦИОНИРОВАНИИ

МЕРОПРИЯТИЙ В ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Краснодарский университет МВД России (филиал), Нальчик На современном этапе развития теории прав и свобод личности, связанная с ними нормотворческая, правоприменительная и иная практика предполагают повышенное внимание, немалые коррективы, что диктуется, прежде всего, разрывом с тоталитарным прошлым, глубокими политическими и социально-экономическими преобразованиями, принципиальным обновлением законодательства, наконец, потребностью приведения правогарантирующих функций органов российского государства в соответствие с конституционными, а также международными стандартами в области прав человека. Не исключение на этот счет и функции органов, наделенных правом осуществлять ОРД [1].

Закрепление прав и свобод человека Конституцией РФ в качестве высшей ценности государства, а также их неукоснительное соблюдение согласно общепризнанным принципам и нормам международного права является действенным фактором нарастающего демократического развития современного российского общества.

Существующая проблематика в сфере ОРД требует серьезного научного анализа с последующими эффективными для практического аспекта выводами и предложениями.

По своей сущности, ОРД неизбежно в той или иной степени затрагивает права и свободы человека и гражданина, вовлекаемые в сферу ее осуществления. В ряде случаев оперативно-розыскные мероприятия касаются значительного числа лиц, не причастных на прямую к преступлениям, а также действиям, создающим угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ, но вопреки своей воле или случайно, соприкасающихся с лицами, совершившими противоправные деяния и действия, создающие выше указанные угрозы. Все это требует наличия соответствующего комплекса защиты, охраны и восстановления нарушенных прав и законных интересов субъектов общественных отношений, возникающих при осуществлении ОРД и дальнейшего ее совершенствования.

Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН № 2200 А (XXI) от 19 декабря 1966 г. был открыт для подписания, ратификации и присоединения международный пакт о гражданских и политических правах в пункте 3 ст.

9 которого говорится: «Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть, и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение» [3]. Часть 2 ст. 22 Конституции РФ соответствует данному положению.

Ограничение свободы может осуществляться только по судебному решению. Такое решение на наш взгляд имеет предпочтение перед прокурорской санкцией, поскольку исходит от лица независимого, не несущего ответственности за состояние правопорядка, не связанного определенными узковедомственными интересами.

Если в суд представляются материалы, подтверждающие необходимость ограничения прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, материалы, подтверждающие необходимость проникновения в жилище, то в этом случае Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал судам принимать к своему рассмотрению и незамедлительно рассматривать таковые, так как Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие. Такие материалы рассматриваются Верховным Судом РФ, республиканским, краевым, областным и приравненным к ним судами, а также районными (городскими) судами и военными судами. По результатам рассмотрения материалов судом выносится мотивированное постановление о разрешении провести оперативно-розыскные или следственные действия, связанные с ограничением прав на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений или проникновением в жилище либо об отказе в этом. Если судья не дал разрешения, соответствующие лица могут обратиться по тому же вопросу в вышестоящий суд [2].

В уголовном процессе законное проникновение в жилище со стороны дознавателя, следователя, прокурора с понятыми, иногда и со специалистом возможно при производстве обыска, выемки, осмотра места происшествия, наложения ареста на имущество и его описи. Кроме того, допустимо вхождение в жилище для производства в нем следственного эксперимента, а также для освидетельствования, экспертизы, допросов, опознаний, когда соответствующее лицо по состоянию здоровья не может покинуть жилище, а проведение следственных действий отложить невозможно. Закон требует санкции прокурора только на производство обыска (в остальных случаях для вхождения в жилище достаточно постановления дознавателя или следователя). К тому же в случаях, не терпящих отлагательства (они в законе не определены), обыск возможен и без санкции прокурора. При осуществлении судебной реформы следует установить судебные гарантии неприкосновенности жилища. Пока можно с уверенностью утверждать, что судебное решение требуется, по крайней мере, в случаях, когда обыск, выемка, осмотр жилища проводятся для обнаружения переписки, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ).

Ч. 2 ст.8 Закона об оперативно-розыскной деятельности допускает проникновение в жилище и его обследование только на основании судебного решения [4], поскольку оно связано с ограничением конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища. В его проведении участвуют специализированные оперативные подразделения, а также могут приглашаться специалисты, обладающие специальными познаниями и навыками отыскания и фиксации следов преступной деятельности (экспертыкриминалисты, специалисты-бухгалтеры, взрывотехники и др.) [6].

В статье 25 Конституции РФ просматривается определенное логическое противоречие: законное проникновение в жилище допускается «в случаях, установленных федеральным законом или на основании судебного решения». Получается, что выдача судебного решения производится в случаях, не установленных законом. На самом деле смысл данной нормы в том, что закон должен предусматривать все случаи правомерного проникновения в жилище, но для некоторых из них еще требуется судебное решение. В каких именно случаях оно должно быть получено Конституция РФ не устанавливает.

Важно установить законодательно все основания и особые процедуры проникновения в жилище, выделив в законе все случаи, когда для этого требуется судебное санкционирование. Вряд ли следует прибегать к судебному решению в чрезвычайных (пожары, землетрясения, аварии и т.п.) ситуациях.

Здесь достаточно последующего судебного контроля. Но судебное решение совершенно необходимо в ситуациях, когда намерены проникнуть в жилище дознаватель, следователь, прокурор, оперативный работник.

Введение судебного контроля за законностью и обоснованностью ограничения при проведении оперативно-розыскных мероприятий конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи является наиболее существенным изменением законодательства, направленным на обеспечение прав и свобод человека и гражданина.

Указанные мероприятия допускаются только по судебному решению и при наличии оснований, предусмотренных Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» [5].

Крайне важно, что существующим законодательством предусмотрен правовой механизм реализации судебного контроля, включающий основания и судебный порядок рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Воронцов С.А. Правоохранительные органы Российской Федерации. История и современность. Ростов-н/Д., 2004. 608 с.

Дубоносов Е.С. Оперативно-розыскная деятельность. М., 2012. 415 с.

Международный пакт о гражданских и политических правах // Рос. газета. 1995.

Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Швецов В.И., Орлов Ю.К. Судоустройство и правоохранительные органы в Российской Федерации. М., 2001. 320 с.

Шумилов А.Ю. Курс основ оперативно-розыскной деятельности. М., 2008. 391 с.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ,

СОВЕРШАЕМЫХ ПУТЕМ ОБМАНА

Краснодарский университет МВД России (филиал), Нальчик Проводимые современные криминологические исследования свидетельствуют, что как в нашей стране, так и за рубежом, получили широкое распространение преступления в сфере экономической деятельности, совершаемые путем обмана. Степень общественной опасности этих преступлений весьма велика, так как в результате страдают не только отдельные лица, организации, но и общество, государство в целом, а причиняемый ими ущерб, по значительности, многократно превышает вред от общеуголовных преступлений.

Высокий уровень криминализации экономической сферы функционирования государства подрывает его материальные основы и в то же время препятствует стабилизации социально-политических отношений. Становление и развитие рыночных отношений сопровождается не только высоким ростом преступлений, но и распространением в обществе новых видов и форм обмана в имущественной сфере. Современные процессы, связанные с развитием рыночных отношений в России, несомненно нуждаются в надежной защите, обеспечение которой заключается в усилении уголовно-правового регулирования имущественных отношений, путем создания новой системы норм об имущественных преступлениях, совершаемых путем обмана.

К сожалению, необходимо констатировать, что эффективность борьбы с преступлениями указанной категории на современном этапе остается на недостаточно высоком уровне, и связана с рядом причин, среди которых определенную негативную роль играет несовершенство нормативной, в том числе уголовно-правовой, базы, а также и отсутствие надлежащих навыков в квалификации и расследовании новых экономических преступлений у сотрудников правоохранительных органов.

Сложность сложившейся ситуации заключается еще и в том, что злоумышленники объединяются в хорошо организованные группы, постоянно совершенствуют методы и схемы преступного обмана, применяют различные современные технологии, знают и умело используют недостатки правового регулирования экономических процессов и просчеты в работе правоохранительных органов.

Квалификация преступления – это «установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой» [3].

Теория квалификации преступлений представляет собой фундаментальную научную основу уголовно-правовой оценки преступных деяний, содержит методологически выверенные и обоснованные постулаты такой оценки, является, образно говоря, «таблицей умножения» последней [2].

Существует мнение, что несовершенство уголовного экономического законодательства (следует сразу оговориться, что в целом качество УК РФ 1996 года и, в частности, качество изложения преступлений в сфере экономической деятельности мы расцениваем как высокое). Создатели кодекса сделали все возможное, чтобы приблизить технику изложения закона к мировому уровню, и это им в большой степени удалось. Другое дело, что при создании гл. 22 УК необходимо было еще и предугадывать тенденции и характер развития рыночных отношений в стране и с учетом этого проводить криминализацию, что крайне сложно и, без сомнения, негативно повлияло на уровень качества уголовного законодательства [4].

Эти обстоятельства отразились при квалификации преступлений в сфере экономической деятельности, способом совершения выступает обман, для констатации в действиях лица состава преступления необходимо установить точное соответствие совершенного деяния признакам преступления, описанного в законе, в том числе установить, что наличие в действиях лица объективных и субъективных признаков обмана. Лишь при таком условии норма уголовного закона, одним из обязательных признаков которой является обман, может быть применена правильно.

Квалификация преступлений, совершенных с помощью обмана, почти всегда вызывает затруднения у практических работников, связанные со сложностью установления признаков объективной стороны преступления, определения наличия конкуренции норм или совокупности преступлений, а также отграничения смежных уголовно-наказуемых деяний, совершаемых путем обмана.

Иногда преступления, совершенные путем обмана, подпадают под признаки составов преступлений, описанных в двух и более нормах Особенной части УК РФ. Речь идет о случаях, когда средством обмана являются поддельные документы, штампы, печати либо обман связан с уничтожением, сокрытием подлинных документов, штампов, печатей.

Решая вопрос о квалификации подобных деяний, необходимо делать один из возможных выводов: либо все содеянное должно квалифицироваться только по одной статье УК РФ, предусматривающей ответственность за конкретное преступление в сфере экономической деятельности, способом совершения которого является обман, либо помимо этой нормы необходимо применить еще и иную статью УК РФ (например, ст. ст. 292, 325, 327 УК РФ).

Среди ученых-криминалистов нет единства взглядов по данному вопросу.

Одни ученые предлагают квалифицировать преступления, совершенные при указанных обстоятельствах только по конкретной статье главы 22 УК РФ без применения иных уголовно-правовых норм [1]. Сторонники этой позиции обычно видят здесь конкуренцию норм.

В своей работе В.Н. Кудрявцев правильно отмечал, что имеется несколько конкурирующих статей Особенной части, содержащих признаки данного деяния, но при этом все содеянное может быть полностью охвачено одной из этих норм. Для совокупности же характерно то, что ни одна из норм не охватывает содеянного полностью; оно может получить правильную оценку только путем применения двух или более норм Особенной части, вместе взятых [3].

При переходе к выяснению соотношения конкретных норм главы УК РФ и иных преступлений, совершаемых путем обмана, и к рассмотрению конкретных вопросов квалификации преступлений в сфере экономической деятельности необходимо, на наш взгляд, выработать некоторый особый подход, с учетом исследуемых нами составов преступлений.

В первых, в тех случаях, когда средства обмана не конкретизированы, содеянное квалифицируется по правилам совокупности (ч. 1 или 3 ст. 327 и ст. 173, 174, 174-1, ч. 2 ст. 176, 197 УК РФ и др.). Например, в случаях преднамеренного или фиктивного банкротства, сопряженного с изготовлением и (или) представлением поддельных документов квалификацию следует осуществлять по ст. 196 (ст. 197 УК РФ) и ч. 1 или ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Во вторых, квалификация по правилам совокупности исключается в тех случаях, когда под формулировку диспозиции статьи главы 22 УК РФ подпадают все возможные действия с официальными документами, штампами и печатями, перечисленные в ст. ст. 292, 327, 325 УК РФ. В этих случаях законодатель учитывает совокупность преступлений в одной норме.

Представляется, что верные рекомендации относительно квалификации подобных преступлений сформулировал Н.И. Панов. Он отмечал, что обман как способ совершения преступления, средством которого выступают подложные документы, может образовать лишь использование таких документов, под которым следует понимать любые формы их предъявления в государственные или общественные организации либо отдельным гражданам с целью введения в заблуждение лиц, подвергшихся обману [5].

Прослеживаемая положительная динамика в развитии экономики, науки и техники как в России, так и во всем мире, изменение системы социально-экономических отношений в нашей стране привели к возникновению новых видов преступных проявлений в экономической сфере, в том числе и деяния, совершаемые с использованием новых форм обмана.

Анализ, изучение и осмысление законодателем и правоприменителями постоянно обновляющихся и видоизменяющихся преступных проявлений в сфере экономической деятельности, совершаемых путем обмана требует определенного времени, в течение которого преступники будут иметь несомненное преимущество, обеспечивающее им достаточно широкие возможности в преступной деятельности.

В связи с вышеизложенным в настоящее время возникает острая необходимость активизации деятельности по совершенствованию действующего уголовного законодательства, и внедрению полученных результатов в деятельность правоохранительных органов, что позволит избежать ошибок в практике квалификации соответствующих преступлений и повысит эффективность их предупреждения.

Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности. СПб., 2002.

Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений. М., 2005. 457 с.

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 2004. 301 с.

Лопашенко Н.А. О некоторых проблемах законодательной регламентации и квалификации преступлений в сфере экономической деятельности // Прокур.-следств.

практика. 2003. № 1-2. С. 56.

Панов Н.И. Квалификация преступлений, совершаемых путем обмана. Харьков,

ПРИМЕНЕНИЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ МЕР В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ

РОССИИ КАК СРЕДСТВО БОРЬБЫ С ТЕРРОРОМ

В современной России проявляется огромный практический и теоретический интерес к различным институтам государства, которые по мере исторического развития уходят в прошлое или модернизируются, наполняясь новым содержанием, соответствующим уровню потребностей человека, общества, государства. Одним из таких институтов является институт использования чрезвычайных мер.

Происходящая в современной России модернизация социальной системы, направленная, в том числе, на обеспечение прав и свобод личности, протекает в специфических политических, экономических условиях. Это вызывает необходимость обращения к историческому опыту использования мер чрезвычайного законодательства и теоретическому наследию русских юристов в области исследования правового регулирования общественных отношений в чрезвычайных условиях государственного управления.

Законодательство об исключительных мерах, применяемых в целях обеспечения общественного порядка и безопасности Российского государства имеет давнюю историю, однако свое наибольшее развитие оно получило во второй половине XIX столетия, с началом процесса перестройки государственной и правовой системы, постепенного перерастания абсолютной монархии в конституционную (Как отмечал В.М. Гессен, «в абсолютных монархиях старого порядка надобности в исключительном положении не было и не могло быть уже потому, что даже «нормальное положение» являлось в достаточной мере «исключительным») [1].

Реформирование проходило медленно и мучительно, сопровождалось нарастанием в стране массовых выступлений крестьянства, ростом революционного движения, межэтническими конфликтами, террористическими актами и ответными репрессиями. Социально-экономический и политический кризис, охвативший Российскую Империю в середине XIX века, привел к обострению внутренних социальных конфликтов.

Царизм был вынужден пойти на уступки обществу, начав проведение реформ «сверху». 19 февраля 1861 года был издан Манифест об освобождении крестьян из крепостной зависимости.

Дарованная свобода должна была способствовать устранению многих социальных противоречий, однако, половинчатость проведенных реформ никоим образом не способствовала этому. В течение двух лет после отмены крепостного права (с 19 февраля 1861 по 19 февраля 1863 года) в России произошло более 1100 случаев волнений и беспорядков в различных регионах страны, значительная часть которых была подавлена с помощью применения вооруженной силы [3, c. 24-25].

16 августа 1861 года, высочайше утвержденным мнением Комитета Министров, губернаторам, исправникам и полицмейстерам было предоставлено право требовать содействия войск или местной жандармской команды для подавления внутренних смут в следующих случаях: 1) когда неповинующиеся покушались на насилие, грабеж, убийства, зажигательство, или был повод опасаться такого покушения; 2) когда волнения, беспорядки и возмущения распространялись, несмотря на распоряжения полиции [13, c. 263].

Уже 4 сентября 1861 года, в связи с особо острым характером проявления крестьянских волнений в западных губерниях Империи, царь утвердил «Наставление воинским частям или командам, назначаемым для экзекуционного занятия городов, местечек и селений в Западных губерниях»

[10]. Наставление стало юридическим основанием для использования вооруженных сил в целях подавления внутренних беспорядков, регламентировало порядок передвижения войск, их снабжения в пути следования, права начальников воинских команд по отношению к местному населению. Порядок применения вооруженного принуждения определялся Высочайше утвержденным положением Комитета Министров «О наставлении военным начальникам в случаях потребления войск для усмирения народных волнений и беспорядков» [11].

Вышеуказанные нормативные акты определяли правовые основы и пределы власти должностных лиц гражданской администрации и военных начальников, обеспечивали определенное единообразие и единство действий администрации, полиции и войск в чрезвычайных условиях.

Вместе с тем, учитывая то, что правовые акты, принятые в 1861 году не определяли четких оснований и порядка применения воинских подразделений и жандармских команд для восстановления общественного порядка и спокойствия, гражданская администрация, нередко перестраховываясь, использовала свое право привлечения военной силы и в тех случаях, когда объективной надобности в этом не было. Это привело к необходимости принятия дополнительного закона от 3 октября 1877 г. «О правилах, определяющих порядок призыва войск для содействия гражданским властям» [9].

В соответствии с этим нормативным актом, правом призыва войск наделялись: сенаторы при производстве ревизий губернии; генералгубернаторы; губернаторы; градоначальники; исправники; полицмейстеры (начальники самостоятельных полицейских управлений крупных городов).

Причем исправники и полицмейстеры должны были всегда получать на это разрешение от губернатора. И только в случаях крайней необходимости они могли призывать войска самостоятельно, с немедленным последующим об этом донесении губернатору. Правом призыва войск наделялись также председатели судебных учреждений и судебные следователи. Правилами было установлено, что войска могли призываться гражданской администрацией при недостаточности полицейских средств для охранения порядка и внутренней безопасности, преимущественно в следующих случаях:

а) при церковных торжествах, ярмарках, торгах, народных гуляниях; б) для сопровождения казенного имущества; в) для содействия при тушении пожаров, при разлитии рек, при истреблении вредных животных и насекомых и вообще при народных бедствиях; г) для поимки ушедших арестантов и дезертиров (Весьма любопытным является то факт, что еще во времена правления Петра I была издана «Инструкция полевых и гарнизонных команд офицерам, – отправленным для сыску беглых драгун, солдат, матросов и рекрутов и для искоренения воров и разбойников и пристанодержателей их» от 24 декабря 1719 г.) [8]; д) для препровождения арестантов; е) для поимки и задержания разбойников, грабителей, зажигателей и других преступников, при их многочисленности или ожидаемом сопротивлении «вооруженной рукой»; ж) для предупреждения и прекращения народных беспорядков и волнений. Помимо этого, войска могли призываться для преследования многочисленных партий вооруженных контрабандистов и для противодействия скопищам злоумышленников при провозе контрабанды, когда «наличных сил пограничной стражи оказывается для сего недостаточно». Кроме этого, войска призывались для исполнения судебных приговоров и для содействия судебным властям.

С 70-х годов XIX века, широкое применение получает административная высылка к фабричным и заводским рабочим. Признавая фабричные забастовки «чуждою русскому народу формой выражения неудовольствия с целью порождения смут, беспорядков и волнений», Высочайшим повелением от 6 июля 1870 года, губернаторам было предоставлено право в случае возникновения стачек рабочих на каком-либо заводе или фабрике, не допуская дело до судебного разбирательства, немедленно по обнаружении главных зачинщиков среди фабричных рабочих, высылать последних в одну из назначенных для этого губерний. При этом не требовалось предварительного разрешения министра внутренних дел. В сентябре 1871 года в связи со стачкой извозчиков в городе Одессе, меры, установленные против стачек рабочих на фабриках и заводах были распространены на всякого рода стачки вообще.

В конце 70-х годов 19 века усиление революционной пропаганды влечет за собой интенсивное применение административной высылки. Высочайшим повелением от 24 мая 1878 года предписывалось высылать в распоряжение генерал-губернатора Восточной Сибири лиц, привлеченных к ответственности по делам о противоправительственной пропаганде. Не будучи регламентирована законодательным порядком, административная ссылка по характеру правовых последствий, связанных с ней, являлась весьма жесткой санкцией, так как фактически до 1881 года, она никогда не назначалась на определенный срок. «Сослан – забыт» – писал отечественный юрист В.М. Гессен [1, c. 163]. Но принятых чрезвычайных мер оказалось недостаточно в борьбе против революционных выступлений. Революционное движение в России вступило в качественно новый этап, связанный с трансформацией политических течений в политические партии. Выход партии эсеров на политическую арену резко осложнил борьбу царского правительства с революционным движением.

4 августа 1878 года С.М. Степняк-Кравчинский ударом ножа убил шефа жандармов на одной из Петербургских улиц. В ответ на террор был издан ряд временных законов, призванных способствовать искоренению крамолы. В частности, именным указом от 8 августа 1878 года «О праве общей полиции и жандармских чинов посещать все фабрики и заводы во всякое время»[5], общей полиции и жандармам предоставлялся свободный допуск «на все фабрики и заводы во всякое время, с тем, чтобы обыски на них и аресты кого-либо были производимы в присутствии заведующего фабрикою или заводом».

Минуя день, 9 августа 1878 года был издан закон «О временном подчинении дел о государственных преступлениях и о некоторых преступлениях против должностных лиц ведению военного суда, установленного для военного времени» [6]. В данном законодательном акте определялось, что «лиц, обвиняемых в вооруженном сопротивлении властям, от Правительства установленным, или нападении на чинов войска и полиции и на всех вообще должностных лиц, при исполнении сих обязанностей, коль скоро преступления эти сопровождались убийством, или покушением на убийство, нанесением ран, увечий, тяжких побоев, или поджогом, предавать военному суду для осуждения их по законам военного времени и определения виновным наказания, установленного статьей 279 Воинского Устава о наказаниях изд. 1875 года» (Ст. 279 Воинского Устава о наказаниях изд. 1875 г.

предусматривала наказание в виде смертной казни).

В этот же день был издан второй закон «О порядке суждения военным судом, по законам военного времени, лиц, совершивших преступления, означенные в Именном Высочайшем указе, данном Правительствующему Сенату, в 9-й день Августа сего года» [7]. В этом законе говорилось, что придание суду в этих случаях предоставлялось «Главным Начальникам военных округов», им же предоставлялось право утверждения приговоров, вынесенных военно-окружными судами, присвоенное в военное время главнокомандующему. Таким образом, «когда речь шала о терроре, правительство начинало рассматривать Россию как оккупированную вражескую территорию» [4, c. 390].

Усилению репрессивной деятельности царского правительства, способствовал секретный циркуляр от 1 сентября 1878 года, содержащий строгие превентивные меры и уполномочивающий членов жандармского корпуса, а в их отсутствии и чинов полиции, задерживать и даже ссылать в административном порядке любое лицо, подозреваемое в политических преступлениях. Для того чтобы сослать кого-либо в соответствии с этой инструкцией, жандармерия и полиция нуждалась лишь в одобрении министра внутренних дел или шефа жандармов; не было необходимости испрашивать санкцию прокурора [4, c. 390].

Но подобные экстраординарные меры не остановили террористов. апреля 1879 года Соловьевым было совершено очередное покушение на жизнь самодержца. Соловьев стрелял в Александра II, но царь остался невредим. Указом от 5 апреля 1879 года, в целях более энергичной и успешной борьбы с крамолой «в видах ограждения общественного спокойствия и государственной безопасности, нарушенной злоумышленниками»

[3], была учреждена особая должность временных генерал-губернаторов, наделенных чрезвычайными полномочиями в Петербурге, Харькове и Одессе. Аналогичными полномочиями наделялись генерал-губернаторы Москвы, Киева и Варшавы. Временные генерал-губернаторы, назначаемые, как правило, из военных, получали право предавать военному суду и административной высылке не только лиц, заподозренных в вынашивании умысла против правительства и его чиновников, но и тех, кто, как считалось, были настроены против общественного спокойствия. Генералгубернаторам предоставлялось право для охранения спокойствия и предупреждения противогосударственных замыслов издавать обязательные постановления с определением в административном порядке, ареста до 3-х месяцев или денежного штрафа до 500 рублей [1, c. 167].

В начале 1880 года переодетый плотником С.Н. Халтурин сумел пронести в Зимний дворец большое количество взрывчатки, которую подорвал 5 февраля под царской столовой. На жизнь царя была совершена еще одна попытка покушения «дерзостью своею превзошедшая все предшествующие [12, c. 110]. Только поздний приезд императора спас его от неминуемой гибели.

Ответные репрессивные меры не заставили себя долго ждать. 8 февраля 1880 г. в Зимнем дворце Александр II собрал экстренное совещание высших сановников государства. Присутствовавший на совещании наследник Цесаревич Александр Александрович предложил создать Верховную следственную комиссию, наделенную чрезвычайными полномочиями, которые распространялись бы на всю территорию государства. Император согласился с этим предложением, однако, назвав этот временный орган не Верховной Следственной, а Верховной Распорядительной Комиссией. Разработать правовые основания деятельности этого чрезвычайного органа и определить его полномочия, было поручено Особому Совещанию под председательством П.А. Валуева.

Репрессивная деятельность Верховной Распорядительной Комиссии дала определенные результаты в борьбе с крамолой. К осени 1880 г. острые проявления смуты прекратились. Царскому правительству казалось, что для поддержания государственного порядка и общественного спокойствия нет больше надобности в применении чрезвычайных мер, поэтому августа 1880 г. Верховная Распорядительная Комиссия была упразднена.

В этот же день (6 августа 1880 г.) граф М.Т. Лорис-Меликов был назначен на пост министра внутренних дел. 15 ноября 1880 г. Департамент Государственной Полиции и Полиции Исполнительной были объединены в один Департамент Государственной Полиции, при этом в составе Министерства внутренних дел образовывался еще особый Судебный отдел, для производства дел по обвинению в государственных преступлениях [12, c. 110-111].

Учитывая временный спад революционной активности, М.Т. ЛорисМеликовым был предложен план глубоких перемен в губернском управлении, в том числе созыв в Санкт-Петербурге нескольких выборных комитетов, которые бы обсудили ряд насущных вопросов о провинциальном управлении, крестьянском хозяйстве, продовольственном снабжении и финансах страны. По завершении своей работы эти специализированные комитеты должны были образовать общую комиссию, которая бы консультировала правительство [4, c. 397-398]. Однако намеченным планам глубоких преобразований в российском обществе и государстве не суждено было сбыться из-за последующих событий. 1 марта 1881 г. Александр II должен был подписать указ о созыве комитетов Лорис-Меликова, но в этот же день он был убит бомбой террористов.

Вступивший на престол Александр III решил, что порядок в стране будет восстановлен не путем дальнейших уступок обществу, а только посредством применения жестких репрессивных мер. Первый месяц царствования был отмечен виселицами. Следствие по делу об убийстве Александра II, судебный процесс, вынесение приговора заняли ровно месяц. апреля 1881 г. на Семеновском плацу были повешены террористы, причастные к цареубийству [2].

Уже после рокового события 1 марта, правительство пытается привлечь общественные силы к активной борьбе с революционным движением.

Высочайшее повеление от 18 марта 1881 г. призывало к содействию в борьбе с крамолой выборных лиц от столичного населения Петербурга. Временный совет, образуемый, при градоначальнике наделялся в данной сфере решающей властью. Градоначальнику предлагалось представлять на обсуждение совета те меры, которые он считал необходимыми в целях обеспечения общественной безопасности. Каждая мера, одобренная советом, получала обязательную силу и приводилась в исполнение градоначальником. Если мера, предложенная градоначальником не получала одобрения большинством членов совета, то градоначальнику запрещалось ее использование.

Трудно сказать, в каком направлении осуществлялась бы борьба с крамолой, если бы идея, лежащая в основе Повеления от 18 марта 1881 г. получила широкое распространение. «В действительности – писал известный отечественный юрист В.М. Гессен, – рожденная растерянностью и страхом первых дней нового царствования, она не вошла и не могла войти в жизнь.

Именным указом 4 сентября 1881 г. Повеление 18 марта отменяется, наряду с другими законами и распоряжениями, утратившими смысл с изданием Положения о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия 14 августа» [1, c. 167-168].

Изучение теории и практики применения чрезвычайных мер, как средство борьбы с террором, позволяет апеллировать к опыту прошлого, дает возможность опереться на отечественную историю, несущую в себе как отпечаток своеобразия, так и общецивилизационных процессов. Обращение к историческим корням российской правовой практики способствует развитию правового сознания, повышению правовой культуры российского общества, преодолению нигилизма и безразличия по отношению к правовым ценностям, позволяет правильно оценить исторический опыт и возможность его применения в современной российской действительности.

Гессен В.М. Исключительное положение. СПб., 1908.

Голованов Я. Хроника от Смутного времени до наших дней // Российская газета.

Краткий очерк деятельности министерства внутренних дел за двадцатипятилетие. 1855-1880 гг. СПб., 1880.

Пайпс Р. Россия при старом режиме. М., 1993.

Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 2. Т. 1ЛП. Отд. 2. СПб., 1880.

Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 2. Т. 1ЛП. Отд. 2. СПб., 1880.

Полное собрание законов Российской Империи. Собр. 2. Т. III. Отд.2. СПб., 1880.

Полное собрание законов Российской Империи. Собр.1. Т. V. СПб., 1830. № 3477.

Полное собрание законов Российской Империи. Собр.2. Т. Н. Отд. 2. СПб., 1879.

10. Полное собрание законов Российской Империи. Собр.2. Т. ХХХVI. Отд. З. СПб., 1863. № 37388.

11. Полное собрание законов Российской Империи. Собр.2. Т. ХХХVI. Отд. З. СПб., 1863. № 37389.

12. Россия. Министерство внутренних дел. Исторический очерк (1802-1902). СПб., 13. Тарасов И.Т. Краткий очерк науки академического права. Ярославль, 1888. Т. 1.

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ:

АНАЛИЗ ПРОБЛЕМ И ПУТИ ИХ РЕШЕНИЯ

Саратовская государственная юридическая академия, Саратов На сегодняшний день, одним из приоритетных направлений государственной политики на всех уровнях является развитие социальной активности молодежи, гражданского самосознания через их участие в деятельности молодежных и детских общественных объединений, молодежных парламентов, правительств, иных структур, созданных при органах законодательной и исполнительной власти разного уровня, органах студенческого самоуправления [20, c. 1].

Немаловажным фактором развития современного российского государства является закрепление правовых начал в отношениях государства и молодежи. Общественно значимой проблемой государства является регулирование государственной молодежной политики. Для отечественной юридической науки данная проблема является новой, ее исследование носит недостаточный характер. Это обусловлено тем, что в Российской Федерации отсутствует целостное представление о государственной молодежной политике как объекте правового регулирования, и не выработана четкая концепция формирования законодательства о ней.

В советский период до середины 80-х гг. прошлого века редко описывались и исследовались в комплексе правовые проблемы регулирования работы с молодежью. Можно лишь отметить факт наличия ряда научных работ и сборников документов, касающихся правового положения молодых граждан в советском обществе, правовых аспектов политики КПСС в отношении молодежи, правовой регламентации деятельности комсомола и его участия в государственном строительстве, создания и функционирования постоянных комиссий по делам молодежи в структуре местных Советов народных депутатов, правовых вопросов работы с молодежью за рубежом [1; 3; 6; 11; 12; 15; 24].

Во второй половине 80-х – начале 90-х годов ХХ в. в связи с разработкой Закона СССР, регулирующего основы государственной молодежной политики, интерес к данной проблеме значительно возрос. В данный период формируется идея государственной молодежной политики, основанной на ее строгом правовом закреплении и формировании стройной системы законодательства о ней. В постсоветский период указанная идея получила свое развитие в трудах, затрагивавших вопросы становления и правового регулирования государственной молодежной политики в рамках реализации норм Конституции РФ 1993 г., анализа международных документов по молодежной политике, представления в полных текстах и извлечениях ее нормативной правовой основы [2; 5; 8; 13; 16; 17; 18]. Государственная молодежная политика рассматривалась в контексте ее исторического и социологического анализа, что мало способствовало выработке юридических обобщений.

В «Основных направлениях государственной молодежной политики в Российской Федерации» одобренных в июне 1993 г., государственная молодежная политика рассматривается как деятельность государства, направленная на создание правовых, экономических и организационных условий и гарантий для самореализации личности молодого человека и развития молодежных объединений, движений и инициатив [21].

Как система формирования приоритетов и мер, направленных на создание условий и возможностей для успешной социализации и эффективной самореализации молодежи, для развития ее потенциала в интересах России и, следовательно, на социально-экономическое и культурное развитие страны, обеспечение ее конкурентоспособности и укрепление национальной безопасности, – государственная молодежная политика характеризуется в «Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации», утвержденной Правительством РФ в декабре 2006 г. [22].

На рубеже ХХI века было создано много трудов, в которых рассматриваются вопросы стратегии государственной молодежной политики, истории, теории и практики ее регулирования на различных уровнях, правового статуса органов по делам молодежи [4; 7; 9; 10; 14; 19; 23; 25].

Таким образом, в современное время термин государственная молодежная политика является достаточно устоявшимся, широко употребляется как в научной среде, так и на практике. В действующем законодательстве Российской Федерации имеются все виды правовых источников в сфере государственной молодежной политики: международные, федеральные, федерально-региональные, региональные, регионально-местные, муниципальные. Существующий блок федеральных и региональных законов и подзаконных актов, касающихся молодежи и работы с ней, содержит немало норм, дающих возможность очертить контуры правового статуса государственной молодежной политики и определить основные положения, на которых строится ее осуществление в нашей стране. Накопленный объем правовых актов, регулирующих отношения в сфере государственной молодежной политики, составляет законодательство Российской Федерации о государственной молодежной политике. Но следует отметить, что данное законодательство до настоящего момента не систематизировано и в нем содержатся пробелы. В связи с этим, встает вопрос о необходимости систематизации законодательства о государственной молодежной политике и формированию правовых основ её регулирования. Кроме того, анализ законодательства о государственной молодежной политики отражает противоречие между фактическим формированием широкого массива законов и иных нормативных правовых актов, касающихся данной сферы, и нечеткостью в определении их места в российском законодательстве. В связи с чем, важно обеспечить согласование правотворческой деятельности органов государственной власти в сфере государственной молодежной политики и определить четкий правовой статус муниципальной молодежной политики. В механизме разработки и реализации государственной молодежной политики задействованы органы государственной власти всех ее ветвей и уровней, органы местного самоуправления и заинтересованные структуры гражданского общества. Но этот механизм далеко не совершенен и требует оптимизации, особенно в части разграничения ответственности и управленческих полномочий. Не менее важным в данной области является обеспечение согласования правотворческих действий органов государственной власти и органов местного самоуправления.

Еще одной проблемой в определении правового статуса государственной молодежной политики является то, что отсутствует целостная теория ее правового регулирования. Серьезной проблемой для формирования теории правового регулирования государственной молодежной политики и развития российского законодательства о ней создает отсутствие в действующей Конституции РФ термина «молодежь» и образованных на его основе словосочетаний. Создание теории, которая должна четко определить направления, масштабы и пределы проникновения юридических начал в государственную молодежную политику, – требование времени настоящего и будущего.

Все перечисленные обстоятельства отражают объективную необходимость комплексного рассмотрения данного вопроса в его органической увязке во всей правовой системе государства и с учетом истории его государственности, нынешних тенденций и перспектив развития страны, ее регионов и общества в целом, отечественного и зарубежного опыта.

Брагинский М.И. и др. Молодежь: права, свободы, обязанности. М., 1979.

Государственная молодежная политика в Российской Федерации: законодательство Российской Федерации и ведомственные нормативные акты. Ч. 1-4 / общ.

ред. В.А. Луков. М., 1995-1996.

Государство, право, молодежь / ред. кол.: Г.Н. Манов, С.А. Чернышева, Ю.Л. Шульженко и др. М., 1985.

Гусев Б.Б., Лопухин А.М. Стратегия государственной молодежной политики (с комментариями). М., 2007. Закон о молодежи: Документы и материалы по истории становления государственной молодежной политики в России: в 2 т. / сост.

И.М. Ильинский, В.А. Луков. М., 2008.

Иваненков С.П. Проблемы социализации современной молодежи. Оренбург, 1999.

Ильинский И.М. ВЛКСМ в политической системе советского общества. М., 1981.

Ильинский И.М. Молодежь и молодежная политика. Философия. История. Теория.

Ильинский И.М. О молодежной политике Российского политического центризма.

Кочетков А.В. Правовое регулирование государственной молодежной политики:

региональный уровень. М.-Рязань, 2005.

Кочетков А.В. Правовое регулирование государственной молодежной политики:

10.

федеральный уровень. М.-Рязань, 2005.

Криворученко В.К. Права и обязанности комсомола в советском обществе. М., 11.

Кутафин О.Е. Постоянные комиссии местных Советов по делам молодежи. М., 12.

Международные документы по молодежной политике / сост. и ред. В.К. Криворученко. М., 1993.

Молодежь и право: Сб. нормативно-правовых документов: В 4 ч. / авт.-сост.

14.

Л.Ю. Михеева, В.Е. Сафонов, В.И. Журко. М., 2006.

Молодежь и советское законодательство: Сб. документов / сост. И.Н. Ширяев, 15.

В.Д. Шишкин. М., 1977.;

Молодежь: будущее России / под ред. И.М. Ильинского. М., 1995.

16.

Нехаев В.В., Куприянова Г.В. Государственная служба по делам молодежи: возникновение, структура, направления деятельности (историко-правовой аспект).

Нехаев В.В., Нехаева Т.Г. Социально-правовые аспекты реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации. М., 1999.

Нехаев В.В., Нехаева Т.Г., Татаринов О.В. Правовой статус органов по делам молодежи Российской Федерации. Тула, 2004.

Поддержка молодежных и детских общественных объединений, консультативносовещательных структур молодежи, органов молодежного самоуправления // Аналит. матер. департамента гос. мол. политики, воспитания и социальной защиты детей. М., 2005. С. 1.

Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 3 июня 1993 г.

21.

№ 5090-1 «Об Основных направлениях государственной молодежной политики в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 25. Ст. 903.

Распоряжение Правительства Российской Федерации от 18 декабря 2006 г.

22.

№ 1760-р «Об утверждении Стратегии государственной молодежной политики в Российской Федерации» (ред. от 16.07.2009 г.) // Собр. законодательства РФ.

2006. № 52 (ч. III). Ст. 5622; 2008. № 11 (ч. II). Ст. 1059; 2009. № 10. Ст. 1257;

Тимофеева Р.И. Методология изучения конституционно-правовых основ реализации государственной молодежной политики. Уфа, 2006.

Чибиряев С.А. Буржуазное государство и молодежь. М., 1984.

24.

Ювенология и ювенальная политика в XXI веке: опыт комплексного междисциплинарного исследования / под ред. Е.Г. Слуцкого. СПб., 2004.

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ КРИМИНАЛЬНЫХ

БАНКРОТСТВ, СОВЕРШАЕМЫХ ПУТЕМ ОБМАНА

Краснодарский университет МВД России (филиал), Нальчик Cтатья посвящена анализу уголовно-правовых и криминологических аспектов обмана как способа совершения преступлений, связанных с банкротством. На основании предпринятого исследования предлагаются изменение отдельных норм действующего уголовного законодательства.

Институт банкротства является одним из принципиально необходимых правовых инструментов конкурентно-рыночной модели экономики.

Суть его заключается в следующем: если лицо не может исполнить обязательные платежи в бюджет и во внебюджетные фонды или удовлетворить денежные требования кредиторов, то такое лицо может быть признано банкротом, что влечет его исключение из числа субъектов экономической деятельности: юридическое лицо ликвидируется, а регистрация индивидуального предпринимателя утрачивает силу. Нормы данного института направлены на охрану интересов кредиторов должника, несущих тяжесть имущественных последствий его убыточных действий, а также физических лиц, организаций и государства, перед которыми он имеет обязательства по уплате платежей.

Действующее уголовное законодательство предусматривает уголовную ответственность за неправомерные действия при банкротстве (ст. УК РФ), преднамеренное (ст. 196 УК РФ) и фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). Проведенное нами исследование показало, что эти криминальные деяния нередко используются для прикрытия других преступлений, совершаемых в сфере экономики.

За рубежом «для преднамеренного банкротства наиболее часто применяется так называемое трехступенчатое мошенничество. При этом способе организуется корпорация, управляющий которой имеет безупречную репутацию. Корпорация заключает с компаниями договоры на поставку товаров. В первый месяц делаются небольшие заказы, и они почти всегда полностью оплачиваются. Во второй месяц заказы делаются уже больше, но стоимость их оплачивается не полностью, а в размере одной четверти. В течение третьего месяца, используя доверие к фирме, установившееся в результате своевременной оплаты предыдущих заказов, в кредит берутся товары на огромные суммы. Большую часть таких заказов составляют заказы на легко реализуемые за наличный расчет изделия, особенно ювелирные изделия и вычислительную технику. С этого времени товары переводятся в наличность либо непосредственно участниками махинаций, либо при посредстве какого-либо владельца товара с большой законной номенклатурой изделий, среди которых легко теряются купленные у махинаторов. После этого корпорация под давлением кредиторов вынуждена объявить о банкротстве, поскольку в соответствии с планом вся наличность, была присвоена виновными лицами» [10, c. 39].

Поскольку рассмотренное «трехступенчатое» мошенничество требует не менее трех месяцев для совершения вышеизложенных обманных операций, используются и другие способы. Например, приобретается преуспевающая, пользующаяся доверием фирма. Об изменении в составе правления никто не информируется, то есть продолжается деятельность под именем прежнего кредитоспособного владельца.

В дальнейшем фирма закупает большое количество товаров как у прежних поставщиков, так и у тех, которые не имели ранее с ней дела (ведь репутация фирмы отличная). После получения заказов товары продаются, как и в случае трехступенчатого мошенничества, деньги изымаются из дела, и компания объявляется банкротом, как и планировали махинаторы.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
Похожие работы:

«Вторник, 15 мая 2012 года 30 00 9 – 10 Регистрация участников конференции 1000 Открытие III Конференции молодых ученых Института цитологии РАН. Председатель: к.б.н. Остроумова О.С. 15 10 Ольга В. Степаненко, Олеся В. Степаненко, А. В. Фонин, И. М. Кузнецова, К. К. Туроверов. Институт цитологии РАН. АФФИННОСТЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГЛЮКОЗЫ С D– ГАЛАКТОЗА/D–ГЛЮКОЗА–СВЯЗЫВАЮЩИМ БЕЛКОМ И ЕГО МУТАНТНЫМИ ФОРМАМИ. 1030 О. И. Поварова, И. М. Кузнецова, К. К. Туроверов. Институт цитологии РАН. ФОЛДИНГ,...»

«Федеральное агентство по образованию Российской Федерации ГОУ ВПО Брянский государственный университет имени академика И. Г. Петровского Кафедра ботаники Брянское отделение Русского ботанического общества Брянское отделение Российской Экологической Академии РАСТИТЕЛЬНОСТЬ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ: классификация, экология и охрана. Материалы Международной научной конференции (Россия, г. Брянск, 19-21 октября 2009 г.) Брянск 2009 УДК 58 ББК 28.5 Р 30 ISBN Растительность Восточной Европы: классификация,...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 521 393 C2 (51) МПК G01N 33/50 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2012132500/15, 27.07.2012 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): Тахауов Равиль Манихович (RU), (24) Дата начала отсчета срока действия патента: Карпов Андрей Борисович (RU), 27.07. Литвяков Николай Васильевич (RU), Гончарик Олеся Олеговна (RU), Приоритет(ы): Межерицкий Станислав Александрович (RU) (22) Дата подачи заявки: 27.07. RU...»

«ЭКОЛОГИЯ РЕЧНЫХ БАССЕЙНОВ ЭРБ – 2011 VI МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ 14-16 сентября 2011 года ТРУДЫ ECOLOGY OF THE RIVER`S BASINS ERB – 2011 VI INTERNATIONAL SCIENTIFIC CONFERENCE (September, 14-16, 2011) PROCEEDINGS ВЛАДИМИР VLADIMIR 2011 УДК 556 ББК 26.222.5л0 Э 40 Э40 Экология речных бассейнов: Труды 6-й Междунар. науч.-практ. конф. / Под общ. ред. проф. Т.А. Трифоновой; Владим. гос. ун-т. им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, Владимир, 2011. – 466 с. ISBN Публикуются труды VI...»

«В кн.: Здоровье-питание-биологические ресурсы: Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 125-летию со дня рождения Н.В. Рудницкого. Киров: НИИСХ Северо-Востока, 2002.-Т. 2.-С. 277-289. УДК 636.082 ИЗВЕЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РОССИЙСКОГО ЖИВОТНОВОДСТВА В.М. Кузнецов Зональный НИИСХ Северо-Востока им. Н.В. Рудницкого Известный немецкий ученый Зеттегаст, живший в XIX столетии, писал: Степень развития животноводства в стране является мерилом культурного развития народа. По данному...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АДЫГЕЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Материалы X Международной научной конференции молодых ученых Наука. Образование. Молодежь 7-8 февраля 2013 года ТОМ I Майкоп – 2013 УДК 001:331.102.312 ББК 72.6 (2 Рос-Ады) ЛО М34 Печатается по решению редакционно-издательского совета, кафедр и управления аспирантуры и послевузовского образования Адыгейского государственного университета Редакционная коллегия: Шаханова А.В. (председатель), Ляушева С.А.,...»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации ФГБОУ ВПО Уральская государственная академия ветеринарной медицины ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ВЕТЕРИНАРИИ, БИОЛОГИИ И ЭКОЛОГИИ Часть 2 13 марта 2013 г. Материалы международной научно – практической конференции Троицк-2013 1 УДК: 619 ББК: 48 И- 66 Инновационные технологии в ветеринарии, биологии и экологии, 13 марта 2013 г. Н-66 / Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. часть 2: сб. науч. тр.– Троицк: УГАВМ, 2013. – 181 с. Редакционная коллегия:...»

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 2011 г. ВЛИЯНИЕ АГРОЛАНДШАФТНОГО КРИТЕРИЯ РАЗМЕЩЕНИЯ СЕМЕННЫХ УЧАСТКОВ НА ПОСЕВНЫЕ КАЧЕСТВА СЕМЯН СОИ В ПРИАМУРЬЕ Оборская Ю.В. 675000, Благовещенск, Игнатьевское шоссе, 19 ГНУ ВНИИ сои Россельхозакадемии amursoja@gmail.com В статье представлены результаты изменчивости урожайности и биологических свойств семян среднеспелого сорта сои Октябрь 70 в условиях горизонтальной зональности. Установлено, что урожайность семян в...»

«В СООТВЕТСТВИИ С ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВА РФ № 227 ОТ 20 АПРЕЛЯ 2006 г. РАБОТЫ, ОПУБЛИКОВАННЫЕ В МАТЕРИАЛАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ И ОБЩЕРОССИЙСКИХ КОНФЕРЕНЦИЙ, ЗАСЧИТЫВАЮТСЯ ВАК РФ ПРИ ЗАЩИТЕ ДИССЕРТАЦИЙ (П. 11 ПОСТАНОВЛЕНИЯ) УЧАСТНИКИ КОНФЕРЕНЦИИ К участию в конференции приглашаются молодые ученыемедики: аспиранты, адъюнкты, докторанты, слушатели ФПО (интерны, ординаторы), преподаватели возрастом не старше 40 лет, а также студенты и курсанты 5-6 курсов, проводящие долгосрочные научные...»

«ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 59 БИОЛОГИЯ. НАУКИ О ЗЕМЛЕ 2009. Вып. 1 УДК 58.006:502.75 А.Р. Ишбирдин, М.М. Ишмуратова НЕКОТОРЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ИТОГИ ИССЛЕДОВАНИЙ РЕДКИХ ВИДОВ ФЛОРЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН Приводятся итоги исследований редких видов растений Республики Башкортостан, проводимых в рамках разработки видовых стратегий охраны биоразнообразия. Исследования ведутся в направлениях изучения распространения видов, онтогенеза, демографии и динамики популяций, антэкологии, интродукции,...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования СЕВЕРНЫЙ (АРКТИЧЕСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова ФГУ СЕВЕРНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЛЕСНОГО ХОЯЙСТВА ПРАВИТЕЛЬСТВО АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ МИНИСТЕРСТВО ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ И ЛЕСОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОСССИЙСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ с международным участием СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПРИТУНДРОВЫХ ЛЕСОВ 4 - 9 сентября 2012 года Архангельск УДК...»

«Хроника МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТРАН СОДРУЖЕСТВА ПО ПРОМЫШЛЕННОЙ БИОТЕХНОЛОГИИ (МИНСК - НАРОЧЬ, МАЙ 2005 г.) 2 5 - 2 8 мая 2005 г. на базе учебно-научного центра Нарочанская биологическая станция биологического факультета БГУ прошла международная научно-практическая конференция Перспективы и проблемы развития промышленной биотехнологии в рамках единого экономического пространства стран Содружества. Организаторами выступили БГУ, Государственный комитет по наук е и...»

«Балашовский институт (филиал) ГОУ ВПО Саратовский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского Антропогенная трансформация природных экосистем Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Балашов, 13—14 октября 2010 г.) Под редакцией А. И. Золотухина Балашов 2010 1 УДК 574 ББК 28.08 А72 Рецензенты: Кандидат биологических наук, доцент ГОУ ВПО Борисоглебский государственный педагогический институт Т. С. Завидовская: Кандидат биологических наук,...»

«МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Московская международная научно-практическая конференция ЭКОЛОГИЯ КРУПНЫХ ГОРОДОВ Проводится в рамках Московского международного конгресса Биотехнология: состояние и перспективы развития 15 - 17 марта 2010 March, 15 - 17 Под патронажем Правительства Москвы Sponsored by Moscow Government The Moscow International Scientific and Practical Conference ECOLOGY OF BIG CITIES Held within the framework of Moscow International Congress Biotechnology: State of the Art and Prospects...»

«Институт биологии Коми научного центра Уральского отделения РАН Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми Проект ПРООН/ГЭФ ООПТ РК Управление Росприроднадзора по Республике Коми Федеральное государственное учреждение Печоро-Илычский государственный природный биосферный заповедник Федеральное государственное учреждение Национальный парк Югыд ва НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СЕТИ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учреждение образования Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина МОНИТОРИНГ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ Материалы международной научно-практической конференции Брест, 21–22 октября 2010 года Брест БрГУ имени А.С. Пушкина 2010 2 УДК 502/504:574(07) ББК 20.1 М77 Рекомендовано редакционно-издательским советом Учреждения образования Брестский государственный университет имени А.С.Пушкина Рецензенты: доктор биологических наук, профессор В.Е. Гайдук...»

«CBD Distr. GENERAL UNEP/CBD/COP/11/22* 10 September 2012 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Одиннадцатое совещание Хайдарабад, Индия, 8-19 октября 2012 года Пункт 10.1 предварительной повестки дня** МОРСКОЕ И ПРИБРЕЖНОЕ БИОРАЗНООБРАЗИЕ: ДОКЛАД О ХОДЕ РАБОТЫ ПО ОПИСАНИЮ РАЙОНОВ, СООТВЕТСТВУЮЩИХ КРИТЕРИЯМ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИ ИЛИ БИОЛОГИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫХ МОРСКИХ РАЙОНОВ Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ I. На своем десятом совещании...»

«Евроазиатская региональная ассоциация зоопарков и аквариумов Правительство Москвы Московский государственный зоологический парк ДРОФИНЫЕ ПТИЦЫ ПАЛЕАРКТИКИ: РАЗВЕДЕНИЕ И ОХРАНА МОСКВА – 2008 ЕВРОАЗИАТСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЗООПАРКОВ И АКВАРИУМОВ EURASIAN REGIONAL ASSOCIATION OF ZOOS AND AQUARIUMS ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ GOVERNMENT OF MOSCOW МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ПАРК MOSCOW ZOO ДРОФИНЫЕ ПТИЦЫ ПАЛЕАРКТИКИ: РАЗВЕДЕНИЕ И ОХРАНА

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКОМ UNEP/CBD/SBSTTA/10/8/Add.1 РАЗНООБРАЗИИ 5 November 2004 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ОРГАН ПО НАУЧНЫМ, ТЕХНИЧЕСКИМ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ КОНСУЛЬТАЦИЯМ Десятое совещание Бангкок, 7-11 февраля 2005 года Пункт 5 предварительной повестки дня ПРОЕКТ ЦЕЛЕВЫХ ЗАДАЧ, ОРИЕНТИРОВАННЫХ НА ДОСТИЖЕНИЕ КОНКРЕТНЫХ ЦЕЛЕЙ, ДЛЯ ПРОГРАММЫ РАБОТЫ ПО МОРСКОМУ И ПРИБРЕЖНОМУ БИОРАЗНООБРАЗИЮ Записка Исполнительного секретаря I. ВВЕДЕНИЕ 1. В разделе C приложения I...»

«Материалы VIII Межрегиональной геологической конференции 266 ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИЯ: ОЦЕНКА УСТОЙЧИВОСТИ ПОЧВ К СТРОИТЕЛЬСТВУ СКВАЖИН НА ПРИМЕРЕ ОРЕНБУРГСКОЙ ЧАСТИ ПРЕДУРАЛЬСКОГО КРАЕВОГО ПРОГИБА И.Н. Брежнева1, И.В. Грошев2, И.Е. Клейменова1 1 ООО ВолгоУралНИПИгаз 2 ГОУ ВПО ОГУ В настоящее время прирост российской сырьевой базы углеводородов возможен только за счет вовлечения в разработку новых месторождений, многие из которых находятся в районах с высоким биологическим...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.