WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Природопользование: экология, экономика, технологии Материалы Международной научной конференции Минск 6-8 октября 2010 г. Минск РУП Минсктиппроект 2010 УДК 504:338:66(476) ББК ...»

-- [ Страница 4 ] --

10. Смирнова В.В. Закономерности формирования, ресурсы и качество торфяного сырья Беларуси для получения лечебных грязей: автореф. дисс., канд. техн. наук. – Мн., 1993.

УДК 504.06:628. Е. В. Гапанович О ВОПРОСАХ ОТВЕДЕНИЯ ОЧИЩЕННЫХ

СТОЧНЫХ ВОД В МАЛЫЕ ВОДНЫЕ ОБЪЕКТЫ

Н. М. Томина И. И. Гавриленко Формирование и изменение состава водных экосистем обусловлены природными и антропогенными факторами. Наиболее уязвимыми по отношению к интенсивности воздействия последних являются малые водные объекты, потенциал самоочищения и самовосстановления которых не велик и быстро истощается.

Достаточно большое количество населенных пунктов Беларуси расположено вблизи малых водных объектов. Согласно сложившейся практике отведение основного количества очищенных после городских очистных сооружений сточных вод (89–93 %) осуществляется в водотоки. Вместе с тем расходы сточных вод городских очистных сооружений в ряде случаев сопоставимы или больше расхода воды водотока, принимающего очищенные сточные воды. Очищенные сточные воды при отведении в малые водотоки (например, рр. Негримовка, Югна, Лидея и др.) с небольшим расходом воды от 0,9 до 6 м3/с практически не разбавляются водой реки.

В ряде случаев при нарушениях стабильности в работе очистных сооружений, в водный объект поступают недостаточно очищенные сточные воды. Поступление высоких концентраций загрязняющих веществ в малый водоток, отсутствие возможности их разбавления приводит к значительному ухудшению качества воды водного объекта, активизирует процессы деградации водных экосистем.

Функционирующие в настоящее время системы и схемы канализации городов и городских поселков в Беларуси, запроектированные и построенные более 30 лет назад предусматривают, как правило, совместную очистку коммунальных и производственных сточных вод на единых очистных сооружениях, суммарная мощность которых составляет порядка 1168,4 млн м3 в год.

Обследование городских очистных сооружений ряда населенных пунктов Беларуси показало, что в настоящее время основными факторами, определяющими эффективность и надежность работы сооружений являются:

качественные характеристики поступающих сточных вод;

соотношение объемов промышленного и хозяйственно-бытового загрязнения сточных вод.

Негативные изменения в работе очистных сооружений, нарушение стабильности их функционирования, приводящее к возникновению нарушению стабильности их работы, обусловлены значительным ухудшением фактических качественных характеристик сточных вод поступающих на очистные сооружения, связанное со сбросом в городскую канализацию высококонцентрированных сточных вод промышленных предприятий городов (главным образом пищевой промышленности).

В соответствии с требованиями рынка, ростом спроса на продукцию предприятий пищевой промышленности, в течение последних лет во многих городах Беларуси открылись ряд новых пищевых производств, изменилась технология существующих, расширяется ассортимент выпускаемой ими продукции, наращиваются объемы производства, одновременно увеличиваются объемы стоков, изменяются их свойства и физико-химический состав. Наряду с этим, на небольших предприятиях пищевой промышленности, как правило, не предусмотрена локальная очистка сточных вод. Отмечается тенденция постоянного превышения более чем в 1,5–2 раза проектных значений концентраций загрязняющих веществ на входе функционирующих городских очистных сооружений.

Для повышения эффективности и стабильности работы городских очистных сооружений, сведения к минимуму опасности высокого уровня загрязнения малого водотока необходимо максимально снизить концентрации загрязняющих веществ, в том числе специфических загрязнений, обусловленных видом основных производств промышленных предприятий, в сточных водах поступающих в сети городской канализации, прежде всего за счет строительства или реконструкции, модернизации локальных очистных сооружений на соответствующих предприятиях. Наряду с этим, в общей схеме очистки сточных вод на городских очистных сооружениях необходимо предусматреть стадию усреднения поступающего суммарного стока, что позволит регулировать качественный состав сточных вод, обеспечит выравнивание высоких концентраций загрязняющих веществ.

УДК 632.12.125:631.8:633.2. В. В. Головешкин ВЛИЯНИЕ МАКРО- И МИКРОУДОБРЕНИЙ НА

ПОСТУПЛЕНИЕ РАДИОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ В

Т. В. Ласько

УРОЖАЙ МНОГОЛЕТНИХ ЗЛАКОВЫХ ТРАВ НА

ТОРФЯНОЙ ПОЧВЕ

Изучалось влияние различных доз и соотношений макро- и микроудобрений на накопление 137Cs и 90Sr многолетними злаковыми травами (тимофеевка луговая, овсяница луговая, кострец безостый) на торфяной маломощной низинного типа почве.

Кроме этого показан экономический эффект от внедрения данных систем применения удобрений на загрязненных радионуклидами торфяных землях.

Для нашей страны основными факторами, влияющими на состояние экологической обстановки являются: 1) экстремальные природные явления; 2) наличие в республике, а также на территории сопредельных стран, большого количества объектов повышенного риска; 3) радиационное загрязнение долгоживущими радионуклидами территории страны в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС; 4) издержки функционирования горнорудной промышленности; 5) сбросы, выбросы и отходы промышленного производства.

Если не учитывать наземные ядерные испытания, атомные электростанции, при возникновении аварийных ситуаций, являются наиболее потенциально опасными для окружающей среды и населения. В результате этого радиоактивному загрязнению подвергаются значительные территории, что может иметь тяжелые экологические и социально-экономические последствия.



Сельскохозяйственная продукция, содержащая радионуклиды, является источником дополнительного радиоактивного облучения населения страны. Основные массивы загрязненных сельскохозяйственных угодий сосредоточены в Гомельской (740,6 тыс га или 57,1 %) и Могилевской (338,7 тыс. га или 26,1 %) областях. В Брестской, Гродненской, Минской и Витебской областях их доля от общей площади загрязненных земель в стране составляет соответственно 7,4; 4,3; 5,0 и 0,1 %.

Торфяные почвы интенсивно использовались в качестве кормовых угодий до Чернобыльской катастрофы. В настоящее время использование торфяных земель ограничено даже в тех случаях, когда уровни их загрязнения радионуклидами сравнительно невелики. Более 500 тыс. га продолжают оставаться критическими относительно накопления радиоактивных веществ сельскохозяйственными культурами. Экологическая обстановка осложняется тем, что в мелиорированных торфяных почвах, в изменившихся условиях водного и воздушного режима, развиваются физико-химические процессы, способствующие накоплению радионуклидов растениями.

Национальная стратегия в использовании торфяных почв в регионе Белорусского Полесья сводится к тому, чтобы в ближайшей перспективе полностью исключить возделывание на них зерновых и пропашных культур, заменив их высокопродуктивными сенокосами и культурными пастбищами длительного пользования с учетом почвенно-климатических условий и радиационной ситуации. Известно, что если исключить из рационов молочных коров луговое сено и заменить его сеном сеяных трав, то суммарное поступление 137Cs в организм животных снижается от 9 до 12 раз, а содержание в молоке от 3,6 до 5,5 раз.

В настоящее время большинство данных о коэффициентах перехода (КП) для торфяных почв получены в экспериментах, сравнивающих их с почвами других типов, без учета сильной вариабельности свойств самих торфяных почв и, как следствие, значений КП [1–3]. Коэффициенты перехода Cs и 90Sr на торфяных почвах варьируют в очень широком диапазоне, причем данных о КП 90Sr значительно меньше. На маломощных торфяных почвах с различными агрохимическими свойствами и условиями влагообеспеченности значения КП 137Cs для естественных трав могут различаться до 40 раз, с 1,4 до 58,2 при среднем значении 14,3 [1, 4, 5]. Для злаковых трав наблюдаемые различия еще выше, от минимального значения 0,21 до максимального 19,38 при среднем значении 4,3 [5, 3].

Данные о поведении 137Cs в торфяных почвах в отдаленный после чернобыльской катастрофы период не находят однозначной интерпретации, что выражается в существенном различии представлений о причинах повышенной биологической доступности этого радионуклида [1, 4].

С этой целью сотрудниками Института в 2007 г. был заложен полевой эксперимент с многолетними злаковыми травами на торфяной низинной маломощной почве (0,8–1,0 м), подстилаемой песком, в СПК «Оборона» Добрушского района Гомельской области. Почва опытного участка имеет плотность загрязнения 137Cs – 563 кБк/м2 (15,2 Ки/км2), 90Sr – 20,0 кБк/м2 (0,54 Ки/км2). Агрохимические показатели почвы перед закладкой опыта: зольность торфа – 19,8%, рНкcl – 5,38, содержание подвижных калия – 300, фосфора – 140 мг/кг почвы. Состав травосмеси – овсяница луговая (Festuca pratensis L.) – 6 кг/га, кострец безостый (Bromорsis inermis Fourr.) – 14 кг/га, тимофеевка луговая (Phleum pratense L.) – 6 кг/га.

В качестве минеральных удобрений были внесены: хлористый калий, суперфосфат аммонизированный, сульфат аммония. Медные микроудобрения (медь сернокислая) вносились в виде внекорневой подкормки в фазу стеблевания. В 20 вариантах (в 4 повторностях) испытаны дозы азота 30, 60, 90 кг/га, дозы фосфора 60 и 90 кг/га, калия 120, 180 и 240 кг/га в различных сочетаниях в двух блоках – с известкованием 3 т/га CaCО3 и без известкования.

В полевом эксперименте изучалось влияние различных доз минеральных удобрений на накопление 137Cs и 90Sr многолетними злаковыми травами. Данные эксперимента по параметрам накопления 137Сs и 90Sr многолетними травами представлены в таблице 1.

Таблица 1 – Параметры перехода 137Сs и 90Sr в урожай многолетних злаковых трав на торфяной маломощной низинного типа почве Установлено, что максимальная удельная активность в сене трав 137Cs и 90Sr составляла 8706 Бк/кг и 46,4 Бк/кг (контроль), а минимальная – 635 Бк/кг и 27,4 Бк/кг (N60P90K240+Сu200/га), то есть в 13,7 и 1,7 раз меньше, чем на контрольном варианте. Удельная активность сена в вариантах опыта с применением удобрений различалась до 3,4 раз 137Cs (от 635 до 2164 Бк/кг) и 1,9 раз 90Sr (от 27,4 до 53,4 Бк/кг), и зависела от плотности загрязнения и доз внесения удобрений.

Результаты исследований позволили установить, что максимальные коэффициенты перехода Cs и 90Sr наблюдаются на контрольном варианте без внесения удобрений (КП 137Cs – 22,4 и 90Sr – 3,3) В вариантах с применением минеральных удобрений наибольшее поступление радионуклидов из почвы в растения отмечалось в варианте N90P60K120 (КП 137Сs – 4,8; 90Sr – 3,1).

Минимальное накопление 137Сs травостоем многолетних злаковых трав происходило при увеличении дозы калийных удобрений. Так на фоне N60Р90 с увеличением дозы калия от 120 до 180 кг/га д.в. КП 137Сs уменьшался в 1,5 раза, а доведение калия до 240 кг/га д.в. снижало содержание радионуклида в 2,1 раза. Содержание 90Sr в сене снижалось при повышении доз калийных удобрений менее интенсивно по сравнению с содержанием 137Cs. Повышенные дозы калия с 120 до 180–240 кг/га д.в. на слабообеспеченных подвижным калием торфяных почвах снижают поступление в растения 90Sr незначительно – до 1,1–1,3 раза.





Увеличение доз фосфора с 60 до 90 кг/га д.в. на фоне азотно-калийных удобрений снижало переход 137Сs и 90Sr в сено многолетних трав, в незначительной степени (кратность снижения 1,2 раза).

Повышение дозы азотных удобрений с 30 до 90 кг/га д.в. на фоне фосфорно-калийных увеличило содержание 137Cs до 1,4 раза, 90Sr до 1,2 раз в травостое злаковых трав.

Внекорневая подкормка сульфатом меди в дозе 200 г/га снизило поступление радионуклидов в урожай многолетних злаковых трав в 1,1 раз.

Внесение доломитовой муки в дозе 3 т/га на фоне N30Р60К120+Сu200г/га привело к незначительному снижению накопления 137Сs в сене в 1,2, 90Sr в 1,1 раза.

Кроме этого сотрудниками лаборатории определялся химический состав сена злаковых трав (содержание Fe, Cu, Zn, Co, Mn, I, нитраты). Результаты по содержанию микроэлементов в сене представлены в таблице 2. Анализ данных показал, что содержание железа, меди и кобальта в сене во всех вариантах опыта было ниже показателей представленных в ветеринарно-санитарных нормах безопасности кормов (Fe – 100 мг/кг; Сu – 9 мг/кг; Со – 2 мг/кг).

Таблица 2 – Содержание основных микроэлементов в сене многолетних злаковых трав Содержание цинка в нескольких вариантах превышало норму от 1,2 до 4,6 раза (Zn – не более 10 мг/кг). Практически во всех вариантах наблюдалось повышенное содержание марганца в 1,5– 2,0 раза (Mn – 50 мг/кг). Йод в составе сена содержался в минимальных количествах (норма I составляет от 3 до 5 мг/кг). Нитраты в травах во всех вариантах опыта не превышали допустимую норму – не более 1000 мг/кг.

Объективно оценить оптимальные дозы применения удобрений можно только с помощью экономического анализа. Расчет экономической эффективности производства зеленой массы многолетних трав осуществлялся исходя из стоимости 1 кормовой единицы и фактического содержания кормовых единиц в продукции.

Анализ экономической эффективности применения минеральных удобрений показывает, что наиболее высокая рентабельность наблюдается при внесении минимальных доз азота и фосфора, но при этом снижается урожайность и повышается содержание радионуклидов в кормах. Как видно из таблицы 3 при внесении дополнительной дозы фосфора (30 кг/га д.в.) на фоне N30Р60К120+Сu200 г/га прибавка урожая осталась почти без изменения, что повлекло за собой снижение прибыли до 6,6 доллара США и рентабельности 3 %. При увеличении дозы азота на 30 кг/га д.в на фоне N30Р60К120+Сu200 г/га прибавка возросла на 15,2 ц/га увеличив прибыль на 33,1 доллар и рентабельность до 42 %. При совместном внесении дополнительных доз азота (30 кг/га д.в.), фосфора (30 кг/га д.в.) и калия (60 и 90 кг/га д.в.) на фоне N30Р60К120+Сu200 г/га прибавка урожая сена увеличилась на 22–28 ц/га, что способствовало повышению прибыли на 8,0–20 доллара США.

Поэтому наиболее оптимальными дозами минеральных удобрений будут N60Р90К180 и N60Р90К без поддерживающего известкования с внесением меди в дозе 200 г/га, что обеспечивает рентабельность на уровне 21–25 % и величину чистого дохода 48–61 доллар. США на 1 га и минимальное накопление радионуклидов в травостое.

Таблица 3 – Экономическая эффективность применения минеральных удобрений при возделывании злаковых трав на загрязненных радионуклидами торфяных землях Таким образом, наибольший радиоэкологический эффект от применения защитных мероприятий на торфяных почвах дает внесение повышенных доз калийных удобрений на фоне сбалансированного азотного и фосфорного питания, применения микроудобрений.

1. Подоляк А. Г., Тимофеев С. Ф., Персикова Т. Ф. Переход цезия-137 и стронция-90 в травостои низинных лугов на торфяно-болотных почвах // Агрохимия. 2004. № 11. – С. 63–70.

2. Котова А. Ю., Санжарова Н. И. Поведение некоторых радионуклидов в различных почвах // Почвоведение. 2002. № 1. – С. 108–120.

3. Шугаев А. В., Санжарова Н. И., Исамов Н. Н. (мл.). Особенности поведения радионуклидов в системе почва–растение в различных почвенно-климатических зонах // Растение и почва: проблемы агрохимии, агрофизики и фитофизиологии: Тез. докл. Всерос. молодежной науч. конф., С-Петербург, 6–10 декабря 1999 г. СПб, 1999. – С. 259–260.

4. Разработать предложения по совершенствованию реабилитационных мер и повышению эффективности ведения сельскохозяйственного производства на загрязненных радионуклидами мелиорированных землях Брестской области: отчет о НИР / Брестский филиал РНИУП «Институт радиологии»; рук.

А. С. Судас. Пинск, 2003. № ГР 2003333.

5. Котик В. А. Закономерности миграции 137Cs в луговых экосистемах после аварии на Чернобыльской АЭС: Автореф. дисс. … канд. биол. наук: 03.00.01. ВНИИСХРАЭ – Обнинск, 1996.

УДК 502. Р. В. Гуринович АНАЛИЗ ПРИРОДНО-ТЕХНОГЕННЫХ ПРЕДПОСЫЛОК

ОБРАЩЕНИЯ С ОТХОДАМИ ПРОИЗВОДСТВА И

ПОТРЕБЛЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО

РАЙОНА (НА ПРИМЕРЕ ПИНСКОГО РАЙОНА)

Минск, Республика Беларусь, e-mail: mustang900@inbox.ru Рассматриваются природные и техногенные предпосылки обращения с отходами производства и потребления в Пинском районе. Проведен анализ качественного и количественного состава образовавшихся отходов. Обозначены некоторые главные задачи, решение которых позволит принимать экологически- и экономически эффективные В начале 1970-х гг. академик Б. Н. Ласкорин впервые высказал мысль о том, что отходы не являются фатальной неизбежностью, что количество отходов – это точный индикатор совершенства или несовершенства любой технологии. Создание безотходных процессов и циклов, рециклирование и дальнейшая утилизация вторичных материальных ресурсов позволяют экономить топливносырьевые материалы, повышают эффективность экономики, снижают издержки производства и расход энергии, сокращают разработки первичных полезных ископаемых и загромождение земной поверхности отвалами и отходами, снизить загрязнение окружающей среды [1].

Для того, чтобы создать эффективную систему обращения с отходами, необходимо решить ряд задач на предварительном этапе, основными из которых являются:

– оценить свойства природной среды, определяющие ее уязвимость к воздействию различных видов отходов;

– оценка количественного и качественного состава образующихся в регионе отходов;

– оценка возможности использования различных видов отходов;

– выявление технических и технологических возможностей извлечения максимального количества компонентов и определение их объема в общей массе отходов;

– определение качественного и количественного состава отходов, которые подлежат захоронению на полигонах [2, 3].

Для решения вышеперечисленных задач необходимо, прежде всего, выявить природные и техногенные предпосылки, в наибольшей степени определяющие подходы к решению проблемы обращения с образующимися отходами.

В данной статье предпринята попытка оценить природные и техногенные предпосылки обращения с отходами производства и потребления на примере Пинского административного района.

Пинский район образован 15 января 1940 г. Площадь района составляет 3,26 тыс. км, численность населения на 01.01.2009 – 185,8 тыс. чел. (в том числе г.Пинска – 131,2 тыс. чел.).

Природные предпосылки. В соответствии с физико-географическим районированием территория Пинского района относится к Полесской провинции и входит в состав района (или подпровинции) Припятского Полесья. В европейской десятичной системе районирования она отнесена к районам Ясельда-Случской низины и Среднеприпятской низины округа Припятское Полесье Полесской провинции.

Промышленный комплекс района представлен десятью промышленными предприятиями.

Крупнейшие из них: ОАО «Пинский консервный завод» (безалкогольные напитки, соки, плодоовощная продукция, квас), КУПИ «Пинский завод кондитерских изделий» (сок концентрированный, вино плодовое, кондитерские изделия), ОАО «Поречский крахмальный завод» (крахмал), ПУП «Кооппром» (хлебобулочные изделия, кондитерские изделия, переработка рыбы, пельмени, мед, горчица), ГЛХУ «Пинский лесхоз» (пиломатериалы, штакет, погонажные изделия).

Пинский район – крупный производитель сельскохозяйственной продукции. В общем объеме производимой в Брестской области продукции доля района составляет более 6 процентов. Машиннотракторный парк насчитывает 2998 единиц техники.

Район специализируется на производстве молока, мяса, в растениеводстве – на производстве зерновых и сахарной свеклы. Основная масса сельскохозяйственной продукции перерабатывается на крупных промышленных предприятиях, расположенных в Пинске и районе.

Сельскохозяйственная отрасль района представлена 20 сельскохозяйственными производственными кооперативами, 3 коммунальными унитарными сельскохозяйственными предприятиями, открытыми акционерными обществами. Обслуживанием сельского хозяйства занимается ОАО «Райагросервис» и ОАО «Мехтранс».

В 2001 г. на базе пяти колхозов создано коммунальное унитарное сельскохозяйственное предприятие «Агрокомбинат «Полесье» с мясомолочной специализацией. КУСП «Агрокомбинат «Полесье» производит более 20 % валовой продукции аграрного сектора района [4].

Таким образом, специализация района обуславливает качественный состав образующихся отходов: отходы пищевых и вкусовых продуктов; отходы содержания и переработки животных, птицы, рыбы; отходы шкур, мехов и кожи; древесные отходы; отходы целлюлозы, бумаги, картона, т.е. отходы растительного и животного происхождения, которые составили 85185,55 т или 79,1 % от общего количества образовавшихся отходов в 2009 г. В их составе значительны объемы таких видов отходов, как древесные отходы лесопиления и деревообработки, опилки (4 класс опасности), которые полностью используются. Остальные отходы относятся к классу – неопасные, их использование составляет от 40 до 80 %.

Гидрогеологические условия. Территория района изрезана множеством водных артерий, водоразделы между которыми слабо выражены, что создает благоприятные условия для заболачивания.

Широко развиты водоносные горизонты, заключенные в четвертичных и подстилающих отложениях. Подземные воды залегают на небольшой глубине и имеют тесную гидравлическую связь с открытыми водотоками. При отсутствии выдержанных глинистых слоев отдельные водоносные горизонты также тесно связаны между собой.

Глубина залегания грунтовых вод колеблется в зависимости от геоморфологических особенностей территории, изменяясь от 0,0–3,0 м до 5–10 м.

На значительной части территории района наиболее водообильными и удовлетворительными в качественном отношении могут быть пресные воды, приуроченные к верхнемеловым и юрским отложениям [4].

Почвенный покров района отличается чрезвычайной сложностью, обусловленной пестротой его строения и крайне изменчивыми условиями увлажнения.

В районе наибольшее распространение имеют торфяно-болотные, дерново-подзолистые заболачиваемые, торфяно-болотные низинного типа и дерново-подзолистые типы почв.

Торфяно-болотные почвы в районе являются господствующими. Представлены торфяноглеевыми и торфяно-болотными почвенными разновидностями, которые широко распространены в поймах рек Припяти, Ясельды, Пины и Бобрика. Ежегодно естественно удобряются приносимым разливом илом. Имеют близкую к нейтральной реакцию и в известковании не нуждаются. Используются как естественные луга, часто нуждаются в осушении и последующем поверхностном или коренном улучшении.

Дерново-подзолистые заболачиваемые почвы широко распространены на территории района в виде небольших участков. Приурочены к днищам ложбин и нижним частям склонов, избыточно увлажняемых поверхностным стокам, реже грунтовыми водами. Наиболее распространенной почвенной разновидностью этого типа почв являются дерново-подзолистые слабо и среднеоподзоленные с признаками временного избыточного увлажнения супесчаные и песчаные почвы на рыхлых песчаных супесях и связных песках, сменяющихся на глубине 17–20 см рыхлыми древнеаллювиальными и водно-ледниковыми песками. Эффективное плодородие этих почв невысокое.

Достаточно широко распространены торфяно-болотные почвы низинного типа. Приурочены к плоским понижениям с близкой грунтовой водой, доступной для корней растений. Мощность торфяного слоя достигает 1–2 м и более.

Дерново-подзолистые почвы в районе не являются господствующими и характеризуются малым содержанием гумуса, кислой реакцией, выщелоченностью и бедностью питательными веществами, но обладают высокой отзывчивостью на внесение удобрений. Наиболее широко этот тип представлен дерново-подзолистыми слабо- и среднеоподзоленными супесчаными и песчаными почвами на пылевато-песчанистых рыхлых супесях и связных песках, сменяющихся с глубины 18–20 см рыхлыми водно-ледниковыми и древнеаллювиальными мелкозернистыми песками.

Таким образом, необходимо подчеркнуть, что характерные для этого региона типы почв обладают высокой степенью инфильтрации, а так как подземные воды залегают на небольшой глубине и имеют тесную гидравлическую связь с открытыми водотоками, поступление загрязняющих веществ в почву будет способствовать быстрому загрязнению подземных вод на значительной территории. Поэтому главной задачей при совершенствовании системы обращения с отходами является недопущение формирования стихийных свалок, сооружение полигонов с использованием современных материалов, используемых в качестве противофильтрационного экрана, максимально сокращающих попадание опасных веществ в окружающую среду [4].

Техногенные предпосылки. Промышленные отходы. Обобщив данные государственной статистической отчетности (форма 1-отходы (Минприроды) и сделав необходимые расчеты, мы получили, что за 2009 г. на предприятиях Пинского района образовалось 107652,9 т. отходов. Распределение отходов по группам показано в таблице.

Как видно из таблицы, наибольшая доля промышленных отходов приходится на отходы растительного и животного происхождения (Блок I по Классификатору) – 79,1 %, на долю отходов минерального происхождения (Блок III) – 10,3 %, на отходы жизнедеятельности населения и подобные им отходы производства (Блок IX) – 5,5 %, далее идут отходы (осадки) водоподготовки котельнотеплового хозяйства и питьевой воды, очистки сточных, дождевых вод и использования воды на электростанциях – 2,8 %, отходы химических производств и производств, связанных с ними – 2,3 %, медицинские отходы – 0,03 %.

Необходимо отметить, что основной объем первого блока отходов представлен древесными отходами 79063,36 (92,8 %), или 73,4 % в общем объеме образовавшихся на предприятиях отходов производства, которые можно использовать в качестве топлива.

Таблица – Объемы образования и использования отходов производства на территории Пинского района (за 2009 г.), т/год Блок и группа по Классификатору Блок I Отходы растительного и животного происхождения 85185,55 89315, Отходы содержания и переработки животных, птицы, Прочие отходы минерального происхождения, включая Отходы органических растворителей, красок, лаков, Отходы текстильные, отходы производства химических Отходы (осадки) водоподготовки котельно-теплового Блок VIII хозяйства и питьевой воды, очистки сточных, дождевых 3043,68 1, Отходы (осадки) водоподготовки котельно-теплового Группа I хозяйства и питьевой воды, очистки сточных, дождевых 3043,68 1, Отходы жизнедеятельности населения и подобные им Отходы жизнедеятельности населения и подобные им Отходы целлюлозы, бумаги, картона составляют 3,7 % (или 2,9 % в общем объеме) и являются потенциальным вторичным материальным ресурсом.

Таким образом из блока I, на который приходится 79,1 % всех образовавшихся отходов Пинского района, – 96,5 % целесообразно направлять на использование, и только 3,5 % – направлять на захоронение или долговременное хранение.

Как видно из рисунка, характерными видами используемых отходов производства являются породы вскрышные и вмещающие, древесные отходы лесопиления и деревообработки, опилки. Уровень их использования составляет почти 100 %. Основные неиспользуемые отходы – загрязненные грунты, шлам очистки емкостей, ил активный очистных сооружений, катализаторы, отходы стекловолокон, стеклянных волокнистых материалов, стеклопластиков, шлам химической водоочистки, медицинские отходы. Данные отходы практически не используются, а направляются либо на захоронение, при условии соответствия нормативным документам, либо на длительное хранение на территории предприятия.

Рисунок – Соотношение использованых отходов производства различного происхождения, образованных на предприятиях Пинского района в 2009 г., % Следует подчеркнуть, что имеющейся информации крайне недостаточно для получения полного и объективного представления об уровнях образования и использования отходов на территории Пинского района.

Для более полного учета образования отходов необходимо организовать на районном уровне систему обращения с отходами. Для этого необходимо составить полный реестр существующих в районе организаций; организовать при районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды систему учета отходов; организовать сбор информации от предприятий по разработанной и утвержденной на местном уровне форме.

Только осуществление данных мероприятий позволит провести качественную оценку образования и использования отходов, выявить возможности использования отходов в качестве вторичных материальных ресурсов, и на их основе принять экологически и экономически эффективные управленческие решения на местном уровне.

1. Хотунцев Ю. Л. Экология и экологическая безопасность : учебное пособие для студ. высш. пед. учеб.

заведений. 2-е изд., перераб. – М., 2004.

2. Ласкорин Б. Н., Громов Б. В., Цыганков А. П., Сенин В. Н. Безотходная технология в промышленности. – М., 1986.

3. http://www.nordintel.ru/informacija/42-osnovy-gorodskojj-strategii-v-oblasti.html 4. Регионы Беларуси: энциклопедия. В 7 т. Т. 1, кн. 2. Брестская область / редкол.: Т. В. Белова (гл. ред.) УДК 556.388:556.555.8:556.535.8:661.632.2(476.2)

УСЛОВИЙ НА ТЕРРИТОРИИ ГОМЕЛЬСКОГО

О. В. Шершнев

ХИМИЧЕСКОГО ЗАВОДА

А. И. Павловский И. О. Прилуцкий А. Ф. Акулевич Т. Г. Флерко Учреждение образования «Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины»

Гомель, Республика Беларусь, е-mail: gomelgeo@yandex.ru На основе полевых исследований изучено распространение и строение основных групп почв на территории влияния Гомельского химического завода. Установлена существенная гетерогенность ландшафтно-геохимических условий, вызванная сложным взаимодействием природных и антропогенного факторов. Выделены геохимические классы миграции в зависимости от существующей техногенной обстановки. Выявлено высокое разнообразие ландшафтно-геохимических барьеров (механический, органогенный, биогеохимический, щелочной и др.), играющих значительную роль в формировании структуры загрязнения.

Миграция загрязнителей с водным стоком обусловливается рельефом и почвенногеохимическими барьерами. При поступлении в ландшафт химических веществ воздушным и водным путем генетические горизонты почвенного профиля служат геохимическими барьерами, задерживающими часть потока загрязнителей. В закреплении загрязняющих веществ участвует весь почвенный профиль, но, как правило, в большей степени они накапливаются в верхнем слое. Согласно современным представлениям генетические горизонты почв, как в природных, так и в техногенных, условиях выступают в качестве многослойного фильтра: каждый генетический горизонт имеет моноили полифункциональные свойства – сорбционные, седиментационные, кислотные, щелочные и т.д., то есть почва рассматривается как система геохимических барьеров [1–3]. Верхний горизонт почвы – это центр всей литогенной основы ландшафта, здесь геохимические процессы максимально выражены [4]. Поэтому анализ состояния почвенного покрова является важной составляющей частью изучения ландшафтно-геохимических условий территории. В то же время, в ходе многолетних предшествующих исследований на территории Гомельского химического завода (ГХЗ) изучению почвенного покрова внимания практически не уделялось. Какая-либо систематизация данных о почвенном (грунтовом) покрове территории ГХЗ до настоящего времени отсутствовала.

Цель исследования – оценить ландшафтно-геохимические условия на территории Гомельского химического завода.

1. Установить группы почв, распространенные в пределах территории ГХЗ и проанализировать условия их формирования;

2. Оценить возможности установленных групп почв в качестве геохимических барьеров.

На основании особенностей геотехноморфогенной поверхности, геохимической трансформации, производственных процессов и т. д. на территории ГХЗ можно выделить три территориальных комплекса:

1. Промплощадка, в пределах которой находятся здания цехов основного производства, склады продукции, сырья, транспортные коммуникации и т. д.;

2. Полигон твердых отходов – отвалы фосфогипса и зона их влияния;

3. Система карьерных водоемов и водоемов-отстойников.

Проведенные нами полевые исследования позволили установить, что почвенный покров представлен исключительно техногенно-измененными почвами (с учетом имеющихся классификаций [5, 6]), среди которых на территории района исследований можно выделить следующие группы:

1. Захороненные почвы (природные почвы, перекрытые техногенными грунтами в той или иной степени водопроницаемыми – песками, супесями, гравием, щебнем);

1.1. Захороненные дерново-глеевые и дерново-глееватые почвы (с сохранившимся гумусовым горизонтом);

1.2. Захороненные перегнойно-глеевые и торфянисто-глеевые почвы (с сохранившимся перегнойным или торфянистым горизонтом);

1.3. Захороненные дерново-глеевые, дерново-глееватые, перегнойно-глеевые и торфянистоглеевые почвы с разрушенным почвенным профилем (без гумусового, перегнойного или торфянистого горизонта);

2. Перемешанные почвы (с разрушенным профилем при земляных работах);

2.1. Перемешанные дерново-глеевые и дерново-глееватые почвы;

2.2. Перемешанные перегнойно-глеевые и торфянисто-глеевые почвы;

2.3. Перемешанные автоморфные дерново-подзолистые песчаные и супесчаные почвы;

3. Почвогрунты (грунты или «натурфабрикаты»; почвенный профиль полностью разрушен, материнская порода залегает с поверхности);

3.2. Супесчаные;

3.3. Суглинистые;

4. Культуроземы (почвы с культурным или пахотным горизонтом, сформированным за счет перемешивания и культивации верхних горизонтов почвенного профиля – А 1, А2 и частично В);

4.1. Культуроземы на основе дерново-подзолистых песчаных почв;

4.2. Культуроземы на основе дерново-подзолистых супесчаных почв;

4.3. Культуроземы на основе дерново-глеевых и дерново-глееватых почв;

5. Экранированные (запечатанные) почвы и почвогрунты (перекрыты водонепроницаемыми материалами – асфальтом, бетоном и т. д.).

Захороненные гумусовые горизонты автоморфных песчаных и супесчаных почв выступают в качестве окислительного органогенного (минерально-гумусного) барьера. Захороненный гумусовый горизонт дерново-глеевых почв – в качестве восстановительного органогенного (минеральногумусного барьера); захороненные перегнойные и торфянистые горизонты – в качестве восстановительных детритных барьеров. Глеевый горизонт выступает в качестве восстановительного глеевого барьера. Детритовые и органогенные барьеры способны задерживать почти все макрокомпоненты. В условиях района исследований их распространение и состояние имеют большое значение для горизонтальной миграции загрязнителей с поверхностным стоком и их инфильтрации в грунтовые воды.

Разрушение почвенного покрова (прежде всего верхних горизонтов – детритовых и органогенных барьеров) следует рассматривать как фактор, способствующий проникновению загрязнителей с поверхности в грунтовые воды.

Важным геоэкологическим фактором, оказывающим влияние на современную геохимическую обстановку, является существование к моменту строительства ГХЗ и отсыпки отвалов – болот и заболоченных территорий. Присутствие в верхней части разреза погребенных болот сопровождается значительным обогащением микрофлорой и органическими соединениями подстилающих грунтов при нисходящей фильтрации. В подстилающей захороненные торфянисто-глеевые и перегнойно-глеевые почвы толще грунтов формируется резко выраженная восстановительная среда, которая определяет высокую коррозионную активность субстрата к металлическим конструкциям.

Высокая степень загрязнения субстрата и процессы подтопления привели к развитию восстановительных условий за счет окисления органических остатков (гумусовые, перегнойные и торфянистые горизонты, остатки растительности) и активизации анаэробных форм микроорганизмов. Активизация микробной деятельности по всей глубине разреза связана с рядом факторов: 1) присутствием органического вещества; 2) высокой обводненностью грунтов, обеспечивающей благоприятные для деятельности микроорганизмов условия; 3) застойным гидродинамическим режимом; 4) утепляющим эффектом наземных и подземных сооружений.

Продукт метаболизма бактерий – сероводород хорошо растворяется в воде и повышает ее агрессивность по отношению к металлам. Возникает биокоррозия, которая играет значительную роль в разрушении металлов, строительных материалов (бетон, кирпич, дерево), снижает прочностные свойства несущих конструкций и материалов, нарушает защитные слои, вызывает ускоренное старение и разрушение инженерных конструкции и оборудования [7]. В целом сульфатредукция играет немаловажную роль в формировании современных ландшафто-геохимических условий на территории ГХЗ.

Техногенный комплекс промплощадки в качестве природной основы имеет морено-зандровый и аллювиальный террасированный ландшафты. Морфолитогенная основа существенно преобразована. В северной части преобладают элювиальные элементарные ландшафты; в южной части – элювиально-аккумулятивные и супераквальные элементарные ландшафты. Техногенно-преобразованный почвенный покров представлен преимущественно экранированными, перемешанными, захороненными почвами и техногенными грунтами. Для почв, грунтов, поверхностных и грунтовых вод характерен высокий уровень загрязнения, по составу и интенсивности, имеющий крайне неоднородный характер. В зоне аэрации кислотно-щелочные условия изменяются от сильнокислых до слабощелочных (локально даже до щелочных). Отмечаются как окислительные, так и восстановительные обстановки.

Минерализация грунтовых вод достигает 50 г/дм3. Анализ рН-Еh условий и состава загрязнения поверхностных и грунтовых вод, с учетом имеющихся научных представлений [4, 6, 8], позволяет выделить следующие классы геохимической миграции, обусловленные техногенным воздействием:

1) сернокислый – H+-SO42- (рН < 4; окислительная обстановка);

2) сернокислый сульфидный – H+-SO42- -H2S (рН < 4; восстановительная обстановка);

3) кислый сульфидный – H+-H2S (рН = 4–5; восстановительная обстановка);

4) кальциевый – Ca2+ (рН = 6,5–7,5; окислительная обстановка) и, возможно, соленосный – Na -Cl- -SO42- (рН = 7,5–9; окислительная обстановка).

Сернокислый класс миграции проявляется на участках с аномально низким (менее 2) значением рН грунтовых вод. На ряде участков отмечается повышенная щелочность (рН = 8–9) вод и грунтов, которая связана с высоким содержанием кальция и натрия. Здесь создаются предпосылки для слабощелочных и даже сильнощелочных классов геохимических барьеров. Вероятно, развитие соленосного класса геохимической миграции – Na+-Cl- -SO42- (рН = 7,5–9; окислительная обстановка).

Высокая мозаичность кислотно-щелочных условий, обуславливает их резкое изменение на небольшом расстоянии и, как следствие, возникновение геохимических барьеров щелочного типа (поступление кислых вод в щелочную среду). Следует также отметить, что для природно-техногенного субстрата промплощадки характерно широкое распространение механических геохимических барьеров, техногенного генезиса (каменные, асфальтово-бетонные покрытия, различные сооружения, фундаменты зданий), которые в ряде случаев могут являться препятствием для миграции загрязняющих веществ, причиной усложнения структуры загрязнения зоны аэрации.

Природной основой полигона твердых отходов является аллювиальный террасированный ландшафт. Исходная морфолитогенная основа и почвенный покров повсеместно перекрыты фосфогипсом. Преобладают захороненные почвы и почвогрунты. В восточной части – автоморфные; в западной часть – полугидроморфные и гидроморфные почвы. Для почвогрунтов, поверхностных и грунтовых вод здесь характерна высокая степень загрязнения. Так, в грунтовых водах общая минерализация превышает 5 г/дм3, содержание сульфатов – 2–3 г/дм3; рН – кислый и сильнокислый.

Классы геохимической миграции в западной части полигона (наиболее молодые отвалы):

1) сернокислый – H+-SO42- (рН < 4; окислительная обстановка);

2) сернокислый сульфидный – H+-SO42- -H2S (рН < 4; восстановительная обстановка);

3) кислый сульфидный – H+-H2S (рН = 4–5; восстановительная обстановка).

Сернокислый класс геохимической миграции локализуется в крайней западной части отвалов, где отмечаются наименьшие значения рН поверхностных и грунтовых вод. Сернокислый сульфидный и кислый сульфидный классы геохимической миграции приурочены к заболоченной территории, примыкающей к отвалам с севера, где отмечаются сероводородные проявления.

Система карьерных водоемов и водоемов отстойников, занимающая юго-западную часть территории ГХЗ, характеризуется преобладанием элювиально-аккумулятивных, супераквальных и субаквальных элементарных ландшафтов. Природной подсистемой является аллювиальный террасированный ландшафт. Природная морфолитогенная основа сильно преобразована, а почвенный покров полностью разрушен строительными работами. Преобладают перемешанные почвы и почвогрунты, преимущественно песчаного состава. По сравнению с промплощадкой и полигоном твердых отходов система карьерных водоемов имеет более низкий уровень химической трансформации.

В целом наблюдается снижение уровня загрязнения при увеличении расстояния от отвалов (в южном направлении) и от промплощадки (в западном направлении). В водоемах, южном канале, на их берегах, на насыпных дамбах и пустырях активно развиваются сукцессионные процессы, ведущие к восстановлению растительного покрова. Так, в прибрежной части большинства водоемов и на заболоченной территории сформировался сомкнутый растительный покров с доминированием галофитных и гигрофитных растений (доминируют – тростник обыкновенный, рогоз широколистный; встречаются – дербенник ивоволистный, череда трехраздельная, мятлик болотный, зюзник европейский и др.). В водоемах на западной окраине комплекса наблюдается развитие наводной и подводной растительности (ряска трехдольная, роголистник погруженный, элодея канадская). Повышенная минерализация поверхностных вод (до 1–2 г/дм3) и слабокислый и нейтральный рН вод и почв благоприятствуют формированию и накоплению значительной биомассы. Развитый растительный покров в данном случае выступает мощным биогеохимическим барьером, захватывающим фосфор, азот, кальций, натрий, калий и другие элементы, содержащиеся в водах, поступающих с севера (отвальный комплекс) по южному каналу.

1. Глазовская М. А. Принципы классификации природных геосистем по устойчивости к техногенезу и прогнозное ландшафтно-геохимическое районирование // Устойчивость геосистем. – М, 1983. – С. Глазовская М. А. Методология эколого-геохимической оценки устойчивости почв как компонента ландшафта // Известия РАН. Серия географическая. – 1997. – № 3. – С. 78 – 87.

Давыдова Н. Д. Ландшафтно-геохимические барьеры и их классификация // География и природные Перельман А. И. Геохимия ландшафта. – М., 1975.

Геннадиев А. Н. О принципах группировки и номенклатуры техногенно-измененных почв / А. Н.

Геннадиев, Н. П. Солнцева, М. И. Герасимова // Почвоведение. – 1992. – № 2. – С. 49– 60.

Экогеохимия городских ландшафтов / Под ред. Н. С. Касимова. – М., 1995.

Кожевина Л. С. Микробиологический мониторинг окружающей среды в ходе строительного освоения территорий / Л. С. Кожевина, П. А. Кожевин // Сергеевские чтения. Инженерно-экологические изыскания в строительстве: теоретические основы, методика, методы и практика. Вып. 8 / Материалы годичной сессии Научного совета РАН по проблемам геоэкологии, инженерной геологии и гидрогеологии, Москва, 23 марта 2006 г. – М., 2006. – С. 118 –120.

Чертко Н. К. Геохимия ландшафта. – Минск, 1981.

УДК 556.388:556.555.8:556.535.8:661.632.2(476.2)

СТРОЕНИЯ ЛАНДШАФТОВ ГОРНОХИМИЧЕСКИХ

А. И. Павловский

ПРОИЗВОДСТВ (НА ПРИМЕРЕ ГОМЕЛЬСКОГО

О. В. Шершнев

ХИМИЧЕСКОГО ЗАВОДА)

И. О. Прилуцкий А. Ф. Акулевич Т. Г. Флерко Учреждение образования «Гомельский государственный университет им. Ф. Скорины»

Гомель, Республика Беларусь, е-mail: gomelgeo@yandex.ru Представлены результаты оценки условий формирования и строения ландшафтов в пределах территории влияния Гомельского химического завода. Установлены две группы ландшафтов: природные – аллювиальный террасированный и моренно-зандровый ландшафт и антропогенный, сформированный на основе природных ландшафтов.

Выявлена сложная ландшафтная структура, обусловленная экотонным расположением территории и техногенным преобразованием растительности, почвенного покрова, морфолитогенной основы. Отмечено неравновесное состояние антропогенного ландшафта и указано на развитие негативных геологических процессов, Промышленные отходы относятся к одним из крупнейших источников загрязнения природной среды, утилизация которых, как правило, является сложной эколого-экономической задачей. Территории складирования промышленных отходов являются локализаторами техногенных аномалий в природных ландшафтах, что приводит к их трансформации. В связи с этим, изучение состояния ландшафтов и степени их преобразования в пределах таких объектов имеет ключевое значение при оценке степени техногенной нагрузки и экологического состояния территории.

В пределах промышленной площадки Гомельского химического завода (ГХЗ) сформированы значительные объемы производственных отходов фосфогипса, в виде внешних платообразных и конических отвалов, занимающих площадь 91 га и высотой более 70 м. Отрицательное влияние отвалов отчетливо проявляется в загрязнении поверхностных и подземных вод, изменении физических свойств подстилающих горных пород, трансформации рельефа, изменении почвенно-растительного покрова, заболачивании территории. Загрязнению природной среды в значительной степени способствует проявление различных видов геологических процессов (дефляции, водной эрозии, гравитационных).

Предшествующие многолетние научные исследования влияния отходов производства ГХЗ на природные компоненты преимущественно были сосредоточены на оценке качества подземных вод как основного источника хозяйственно-питьевого водоснабжения г.Гомеля и прилегающих к нему населенных пунктов. При этом практически не разработанными остались вопросы структуры и функций ландшафтов в сложившейся техногенной обстановке.

Цель работы – оценка особенностей ландшафтных условий в зоне влияния Гомельского химического завода.

Для достижения поставленной цели выполнены следующие виды работ: 1) анализ опубликованных и фондовых источников; 2) ландшафтная съемка на ключевых участках, включающая: изучение растительного покрова методом пробных площадок и геоботанического профилирования, изучение строения почвенного покрова и уточнение литологии подпочвенных горизонтов.

Проведенные исследования позволили выделить две группы ландшафтов: природный и природно-антропогенный.

Территория Гомельского химического завода и зона его влияния расположена в пределах экотона между двумя резко отличающимися друг от друга видами природных ландшафтов (рисунок 1):

1) аллювиальный террасированный ландшафт, с поверхностным залеганием аллювиальных песков, плосковолнистый с сосновыми кустарничково-зеленомошными и лишайниковокустарничковыми лесами на дерново-слабоподзолистых почвах, дубравами грабово-снытевокисличными на дерново-подзолисто-глееватых почвах, относящийся к Днепровско-Сожскому району Полесской ландшафтной провинции;

1 – промплощадка ГХЗ, 2 – контуры размещения промышленных отходов, 3 – санитарно-защитная зона, 4 – водные объекты, 5 – аллювиальный террасированный ландшафт, 6 – морено-зандровый ландшафт, 7 – железная дорога, 8 – автодороги Рисунок 1 – Ситуационная схема района расположения Гомельского химического завода 2) моренно-зандровый ландшафт, с покровом лессовидных суглинков, волнисто-увалистый с дубравами снытево-кисличными на дерново-палево-подзолистых слабооподзоленных почвах, относящийся к Беседско-Сожскому району Предполесской ландшафтной провинции.

Пограничное положение обуславливает наличие в этих двух видах ландшафтов как типичных, так и нетипичных для них признаков. Четкая граница между ними отсутствует и представлена переходной зоной (экотоном), ширина которой составляет от нескольких сотен метров до первых километров. Эта переходная зона простирается с северо-запада на юго-восток по линии Урицкое–Новая Мильча. Большая часть промплощадки ГХЗ находится в пределах этой зоны. Южная часть промплощадки тяготеет к аллювиальному террасированному ландшафту, а северная – к моренно-зандровому.

Аллювиальный террасированный ландшафт представляет собой плосковолнистую вторую надпойменную террасу. Для него характерен покров аллювиальных песков, имеющих мощность 1–4 м и подстилаемых днепровской мореной, местами характерен прерывистый покров водно-ледниковых супесей и песков. Абсолютные отметки рельефа находятся в пределах 130–135 м. На западе и юге района мощность покрова аллювиальных песков увеличивается.

Наиболее распространенными фациями в аллювиальном террасированном ландшафте являются: 1) повышенные участки второй надпойменной террасы с сосновыми лесами на дерновослабоподзолистых песчаных почвах; 2) ровные и пониженные участки второй надпойменной террасы с широколиственно-сосновыми лесами на дерново-среднеподзолистых супесчаных почвах, подстилаемых супесями и суглинками; 3) понижения второй надпойменной террасы с мелколиственными лесами (береза повислая, береза пушистая, осина, ольха черная) и разнотравно-злаковыми и разнотравно-злаково-осоковыми лугами на дерново-глееватых, дерново-глеевых, перегнойно-глеевых супесчаных почвах (рисунок 2).

Геохимические особенности природных экосистем аллювиального террасированного ландшафта определяются тремя типоморфными ионами: ионом водорода (Н+), ионом кальция (Ca2+ ), ионом железа (Fe2+). Почти все геохимические процессы протекают под их влиянием или при их непосредственном участии. Центром формирования химического состава поверхностных и грунтовых вод в природных (слабо измененных) ландшафтах является почва, в которой наиболее энергично идет разложение растительных остатков. Влияние экосистемы на формирование химического состава и режима вод прямо пропорционально запасу биомассы. Наибольшей средообразующей способностью среди экосистем аллювиального террасированного ландшафта района исследований обладают широколиственные и широколиственно-сосновые леса.

I – дерново-слабоподзолистый фации 2-й надпойменной террасы с сосновыми лесами, II – дерново-среднеподзолистый фации 2-й надпойменной террасы с широколиственно-сосновыми лесами, III – дерново-глееватый в понижениях 2-й надпойменной террасы, IV – дерново-глеевый в пределах полигона твердых отходов; 1 – песок, 2 – супесь, 3 – суглинок, 4 – растительный покров, 5 – лесная подстилка, опад, 6 – техногенные образования, 7 – гумусовый горизонт, 8 – новообразования бурого цвета.

Границы почвенных горизонтов показаны по максимальной мощности Рисунок 2 – Типичные почвенные профили в зоне влияния Гомельского химического завода Фации второй надпойменной террасы с сосновыми лесами на дерново-слабоподзолистых почвах характеризуются следующими особенностями. Преобладающий тип лесных биогеоценозов – сосняк орляковый. Древесный ярус монодоминантный, I–II бонитета. В качестве примеси встречается береза повислая, дуб. В подросте – дуб, клен. В подлеске – рябина, крушина ломкая, лещина обыкновенная. В травяном ярусе – орляк, черника, марьянник лесной, ландыш майский, майник двулистный.

Они представляют собой искусственные лесопосадки различного возраста (50–100 лет) на месте гарей, вырубок и заброшенных сельскохозяйственных земель. Занимают элювиальные местоположения. Почвенный покров сосновых лесов имеет следы нарушений – местами под древостоями 30–40летнего возраста наблюдаются почвенные профили со смытым гумусовым горизонтом. Почвы кислые и слабокислые. Водный режим – промывной.

Фации второй надпойменной террасы с широколиственно-сосновыми лесами на дерновосреднеподзолистых глееватых супесчаных почвах представлены несколькими типами лесных биогеоценозов – дубрава снытевая, дубрава кисличная, сосняк кисличный. Древесный ярус полидоминатный – сосна, дуб, граб, осина. В подросте – клен, граб. В подлеске – крушина ломкая, лещина обыкновенная. В травяном ярусе – кислица, гравилат городской, звездчатка жестколистная, копытень европейский, ландыш майский. По генезису указанные фации – результат спонтанного развития лесных экосистем в условиях умеренного антропогенного воздействия (выборочные рубки, низовые пожары). Занимают элювиально-аккумулятивные местоположения надпойменной террасы, подстилаемые с небольшой глубины (до 1 м) мореной. Почвы слабокислые, в нижней части профиля – нейтральные и слабощелочные. Водный режим – промывной.

В понижениях второй надпойменной террасы отмечается распространение производных мелколиственных черноольховых, березово-черноольховых, осиново-березовых лесов, разнотравнозлаковых и разнотравно-злаково-осоковых лугов. Происхождение этих биогеоценозов связано с воздействием антропогенных и природно-антропогенных факторов – сплошные рубки, подтопление территории, сенокошение и т.д. Занимают элювиально-аккумулятивные и супераквальные местоположения. Наиболее широко представлены дерново-глееватые почвы, слабокислые. Уровень грунтовых вод находится на глубине до 0,5–1 м.

В пределах аллювиального террасированного ландшафта, имеющего высокую лесистость (более 50%), поверхностный сток минимален. Основная часть влаги, поступающей с осадками, расходуется за счет эватранспирации, почвенного и грунтового стока. Незначительному развитию поверхностного стока также благоприятствуют песчаный состав почв и малые уклоны рельефа.

Моренно-зандровый ландшафт представляет собой волнистую равнину с поверхностным залеганием водно-ледниковых песков и супесей, подстилаемых днепровской мореной. Абсолютные отметки рельефа – выше 135 м.

Моренно-зандровый ландшафт района представлен только антропогенными модификациями:

пахотными землями, разнотравно-злаковыми лугами, рудеральными пустырями, застроенными землями. Растительный покров формируется преимущественно синантропными фитоценозами. Почвенный покров также характеризуется значительной антропогенной трансформацией: преобладают супесчаные почвы с пахотным (культурным) горизонтом (мощность 0,20–0,25 м) – культуроземы. Под гигрофитными разнотравно-злаковыми лугами распространены дерново-глееватые супесчаные почвы. По кислотно-щелочным условиям почвы пахотных земель разной степени эродированности – кислые, почвы рудеральных пустырей – слабокислые и нейтральные. Для них характерно повышенное содержание растворимых солей (в 1,5–1,6 раза выше, чем в лесных почвах) и повышенное содержание азота (в 1,3–1,5 раза выше, чем в лесных почвах). В тоже время содержание гумуса в культуроземах, наоборот, ниже в 1,2–1,4 раза по сравнению с лесными почвами. Пахотные угодья приурочены к элювиальным, трансэлювиальным и элювиально-аккумулятивным местоположениям, а луга – к элювиально-аккумулятивным и супераквальным местоположениям.

В моренно-зандровом ландшафте, для которого характерна крайне низкая лесистость (менее 5 %), значительные площади обрабатываемых и застроенных земель, супесчано-суглинистый состав почв, поверхностный сток приобретает существенное значение, что, в свою очередь, ведет к развитию водноэрозионных процессов. Проявления водноэрозионных процессов отмечаются по смытым почвам пахотных земель (местами сильносмытым), струйчатым размывам и промоинам на пахотных землях, обочинах дорог и пустырях.

В пределах размещения твердых отходов производства исходная морфолитогенная основа и почвенный покров повсеместно перекрыты фосфогипсом. Поверхность формируется неорельефом отвалов с преобладанием трансэлювиальных местоположений. Отсутствие растительного покрова и высокие уклоны неорельфа благоприятствуют активному протеканию водноэрозионных процессов и горизонтальной миграции как растворенного, так и твердого материалы с отвалов на прилегающие территории. Преобладают захороненные почвы и почвогрунты. В восточной части – автоморфные; в западной части – полугидроморфные и гидроморфные почвы. Так, под слоем фосфогипса в районе наиболее старых отвалов, с внешней северной стороны, вскрыты захороненные пахотные почвы (пахотный горизонт супесчаный, серого цвета, мощность 0,20 м) на основе дерново-подзолистых супесчаных почв, а в краевой северной части отвалов под техногенными наносами (мощность 0,20 м) вскрыт почвенный профиль дерново-глеевых почв (рисунок 2).

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать следующие выводы:

1. Ландшафты в зоне влияния Гомельского химического завода характеризуются следующими особенностями:

– сложной ландшафтной структурой, обусловленной экотонным расположением территории и техногенным преобразованием растительности, почвенного покрова, морфолитогенной основы;

– активным развитием негативных геологических процессов (подтопление, водная эрозия);

2. Антропогенный ландшафт сформирован на природной основе – аллювиальном террасированном и моренно-зандровом ландшафтах. Для него характерны следующие особенности:

– геотехноморфогенная поверхность, сформированная под воздействием природных и антропогенного факторов, представляющая собой совокупность природных форм рельефа, вторичных (искусственных) форм рельефа и рельефоподобных морфообразований или рельефоидов (промышленные здания, гидротехнические и прочие инженерные сооружения);

– техногенно-преобразованный почвенный покров, представляющий собой мозаику захороненных, перемешанных, экранированных, окультуренных почв и почвогрунтов;

– слабая роль растительного покрова в функционировании ландшафта, значительные площади полностью лишены растительности вследствие экстремальности условий;

– крайне нестабильное (неравновесное) состояние ландшафта в целом и морфолитогенного компонента в частности.

Установленные особенности необходимо учитывать при прогнозировании распространения загрязнения по земной поверхности и через зону аэрации.

УДК 633.2.032 (476.2-282.247.321.7) Н. М. Дайнеко ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ

ПОЙМЕННОГО ЛУГА В ДОЛИНЕ Р. СОЖ

Л. М. Сапегин С. Ф. Тимофеев УО «Гомельский государственный университет имени Франциска Скорины»

Гомель, Республика Беларусь, e-mail: Dajneko@gsu.by Используя подсев клеверов в дернину пойменного луга и применяя фосфорно-калийные удобрения, можно увеличить продуктивность луга в 1,3–1,6 раза и улучшить его ботанический состав (на второй год после подсева свыше 50 % в составе травостоя составляли бобовые).

Одним из приемов повышения продуктивности и качества травостоев пойменных луговых экосистем является внесение минеральных удобрений и подсев бобовых трав в дернину луга. Объектом наших исследований была луговая экосистема на повышенной равнине центральной правобережной поймы р. Сож на территории КСУП имени Ленина, деревня Поколюбичи Гомельского района Гомельской области, Республика Беларусь.

Травостой луговой экосистемы характеризовался серо-зеленым аспектом от соцветий содоминантных видов мятлика лугового (Poa pratensis), овсяницы луговой (Festucа pratensis), а также ежи сборной (Dactylis glomerata) и др. видов. По эколого-флористической классификации экосистема отнесена нами к ассоциации Poo – Festucetum pratensis Dactylis glomerata, союза Festucion pratensis, порядка Arrhenatheretalia, класса Molinio-Arrhenatheretea системы синтаксонов Браун-Бланке. Общее проективное покрытие травостоя составило 90 %, высота – 50 (80) см. В экосистеме отмечено 19 видов высших сосудистых растений.

30 июня 2006 года после первого укоса был заложен полевой опыт с подсевом клеверов в дернину луга по схеме: 1-й вариант – контроль (без удобрения) и подсева клеверов; 2-й вариант – удобрение естественного травостоя из расчета N60P45K60 кг/га; 3-ий – подсев клевера ползучего (Trifolium repens L.) 3 кг/га на фоне Р60К60 кг/га; 4-ый – подсев клевера лугового (Trifolium pratense L.) – 4 кг/га на фоне Р60К60 кг/га. Почва опытного участка аллювиально-луговая связносупесчаная, ее агрохимическая характеристика следующая: подвижный фосфор – 12,36 мг/100 г почвы; калий – 5,18 мг/100 г почвы; гумус – 3,95 %; рН КСl – 6,65. При подсеве клеверов имитировали проход сеялки МД – 1, для полосного подсева трав в дернину луга. Было подсеяно клеверов каждого вида по 10 м погонных в 4-х кратной повторности. Способ использования сенокосно-пастбищный.

Урожайность травостоев по вариантам опытов представлена в таблице 1. Анализ таблицы 1 показал, что в год подсева наибольшая урожайность травостоя отмечалась в варианте с внесением N60P45K кг/га на естественный луг. В вариантах с подсевом клеверов она была практически одинаковой. На второй год после подсева в первом укосе высокой продуктивностью отмечался вариант с подсевом клевера лугового, а также вариант с внесением азотных удобрений и с подсевом клевера ползучего.

Соответственно низкая урожайность наблюдалась в контроле (без удобрений). Во втором и третьем циклах стравливания травостоя дойным стадом наблюдалось уменьшение урожайности во всех вариантах опыта по сравнению с первым укосом. В целом за вегетационный сезон не отмечалось существенного различия в урожайности в удобренных вариантах. Их урожайность по сравнению с контролем возросла в 1,5 раза.

На третий год после подсева во всех циклах отчуждения высокая продуктивность отмечалась в варианте N60P45K60 кг/га. В вариантах с подсевом клеверов она была ниже, чем в варианте N60P45K60 кг/га. Сравнивая между собой варианты по подсеву клеверов в дернину пойменного луга, следует отметить, что в 2008 г. вариант с подсевом клевера лугового оказался продуктивнее, чем вариант с подсевом клевера ползучего; в 2009 г. наибольшая урожайность травостоя отмечалась в варианте с внесением N60P45K60 кг/га. В вариантах с подсевом клеверов она была ниже, чем в варианте N60P45K60 кг/га. Соответственно низкая урожайность наблюдалась в контроле (без удобрений). Во втором и третьем циклах стравливания травостоя дойным стадом наблюдалось уменьшение урожайности во всех вариантах опыта по сравнению с первым укосом. Урожайность в варианте N60P45K60 кг/га по сравнению с контролем увеличилась в 1,9 раза.

Таблица 1 – Урожайность улучшенного травостоя пойменного луга р. Сож ассоциации Poo-Festucetum pratensis var. Dactylis glomerata (сеяный луг)

I I II III I II III I II III

НСР0,5 ц/га Примечание: 1-й вариант – контроль (без удобрения) и подсева клеверов; 2-й вариант – удобрение естественного травостоя из расчета N60P45K60 кг/га; 3-й – подсев клевера ползучего 3 кг/га на фоне Р60К60 кг/га; 4-й подсев клевера лугового – 4 кг/га на фоне Р60К60 кг/га.

Таблица 2 – Ботанический состав улучшенных травостоев пойменного луга р.Сож по годам исследований Таблица 3 – Динамика онтогенетического состава и плотность (метр погонный) особей клевера ползучего в рядках улучшенного травостоя пойменного луга р. Сож ассоциации Poo-Festucetum pratensis var. Dactylis glomerata

I I II III I II III I I II

Анализ ботанического состава (таблица 2) вариантов опыта показал, что уже в год подсева бобовых в дернину пойменного луга увеличивается участие клеверов в травостое. Так, содержание клевера ползучего составило 20,6 %, а клевера лугового – 25,4 % сухой массы от общей урожайности луга. На второй год это участие увеличилось более чем в 2 раза и достигло у клевера ползучего 52,3 % и клевера лугового – 61,4 %. Следует отметить, что в исходном составе травостоя бобовые отсутствовали, а в формировании урожая принимали участие, в основном, злаки – 87,7 %, а при внесении N60P45K60 кг/га их доля увеличилась до 93,3 %. На третий год произошло снижение участия бобовых в обоих вариантах с подсевом клеверов, особенно, в варианте с клевером луговым. По сравнению с 2007 г. оно уменьшилось на 46,9 %. Содержание же злаков в этих вариантах увеличилось на 28,0–42,7 %. На четвертый год жизни произошло уменьшение участия бобовых в варианте с подсевом клевера ползучего и полное выпадение в варианте с подсевом клевера лугового. Во всех вариантах опыта преобладали злаки.

Изучая динамику онтогенетического состава (таблица 3) и плотность особей (штук) бобовых в рядках на один погонный метр улучшенного травостоя пойменного луга р.Сож, установлено, что в год подсева агроценопопуляция клевера ползучего прошла путь развития от проростков до виргинильного состояния, причем максимум особей отмечался в имматурном состоянии. На второй год наиболее многочисленной была группа молодых генеративных растений. В онтогенетическом составе в третьем цикле стравливания появилась группа средневозрастных генеративных растений. На третий год в онтогенетическом составе находились только средневозрастные и старые генеративные растения. У клевера ползучего преобладали средневозрастные генеративные растения, а у клевера лугового – старые генеративные, на четвертый год жизни в онтогенетический состав входили только старые генеративные растения.

Наибольшая гибель особей клевера ползучего отмечена в осенне-зимний период 2006–2007 гг.

плотность уменьшилась на 27,6 %, а элиминация в летний сезон составила 12,2 %. Сходные закономерности в онтогенетическом составе наблюдались и у агроценопопуляции клевера лугового. Однако в третьем цикле стравливания в онтогенетическом составе преобладали средневозрастные генеративные растения. Плотность особей клевера лугового в первый год оказалась меньше на 25,6 и на второй – 25,2 особей на 1 погонный метр.

В результате перезимовки доля особей уменьшилась на 22 %, а за летний сезон – 50,5 %. В 2008 г. элиминация особей в oсенне-зимний период 2007–2008 гг. оказалась равной 33,8 %. В 2009 г.

элиминация особей клевера ползучего за это же время составила 61,0 %.

Итак, используя подсев клеверов в дернину пойменного луга и применяя фосфорно-калийные удобрения, можно увеличить продуктивность луга в 1,3–1,6 раза и улучшить его ботанический состав (на второй год после подсева свыше 50 % в составе травостоя составляли бобовые).

УДК 502.4(476) В. Т. Демянчик РЕГИОНАЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ К ОПТИМИЗАЦИИ

РЕСУРСНО-БИОЛОГИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

В. П. Рабчук

ТЕХНОГЕННО ПРЕОБРАЗОВАННЫХ ТЕРРИТОРИЙ

И. А. Демчук

(КАРЬЕРОВ) ЮГО-ЗАПАДА БЕЛАРУСИ

В. В. Демянчик ГНУ «Полесский аграрно-экологический институт НАН Беларуси»

Осуществлена оценка возможностей расширения ресурсно-биологического потенциала рекультивируемых карьеров общераспространенных полезных ископаемых путем обустройства системы пойменно-проточных водоемов и путем применения дефеката в качестве заполнителя карьерных выработок в Березовском и Жабинковском районах Республики Беларусь.

Карьеры – типичная, широко распространенная категория радикально преобразованных территорий во всех районах юго-запада Беларуси. Для восстановления хозяйственных функций карьеры в обязательном проектном порядке подлежат рекультивации. Современная эколого-экономическая ситуация и новые подходы в природопользовании актуализируют необходимость корректировки некоторых проектных вариантов рекультивации. К таким ситуациям, в частности, относится локальный дефицит естественных водоемов и соответственно низкие уровни эколого-экономических параметров среды. Актуальной проблемой региона остается также прогрессирующий рост отвалов и терриконов наиболее объемного в регионе вида отходов – дефеката.

Цель работы – оценка возможностей расширения ресурсно-биологического потенциала рекультивируемых карьеров общераспространенных полезных ископаемых путем обустройства системы пойменно-проточных водоемов и путем применения дефеката в качестве заполнителя карьерной выработки.

Работа выполнена в рамках задания 23 «Оценка природно-ресурсного и демографического потенциала, разработка прогноза развития техногенно преобразованных территорий Белорусского Полесья» по ГПОФИ «Природопользование».

Объектами исследований являлись выработанные промышленные карьеры песка «Околоты» и «Селище» в Березовском и Жабинковском районах на площади 15 га, 85 строительных, бытовых и «случайных» карьеров разной величины в других районах, многолетние отвалы дефеката Жабинковского сахарного завода.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Философско-методологические проблемы экономических наук : тезисы докладов межвузовской научной конференции, I. G. Palij, Ростовская Государственная Экономическая Академия, 5797200716, 9785797200710 Опубликовано: 5th July 2013 Философско-методологические проблемы экономических наук: тезисы докладов межвузовской научной конференции СКАЧАТЬ http://bit.ly/1cuM3DS,,,,. Все известные астероиды имеют прямое движение этом газопылевое облако выслеживает возмущающий фактор оценить проницательную...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО БАШКИРСКИЙ ГАУ ГНУ АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН ЭНЕРГОСБЕРЕГАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРОИЗВОДСТВА ПРОДУКЦИИ РАСТЕНИЕВОДСТВА МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПОСВЯЩЕННОЙ 85-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ИЗВЕСТНОГО УЧЕНОГО РАСТЕНИЕВОДА И ОРГАНИЗАТОРА НАУКИ БАХТИЗИНА НАЗИФА РАЯНОВИЧА (1927-2007 гг.) 7–9 февраля 2013 г. Уфа Башкирский ГАУ УДК ББК Э Редакционная коллегия: И. Г. Асылбаев, к. с.-х. наук, доцент, М. М....»

«МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ ТА НАУКИ УКРАЇНИ ДОНЕЦЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ УНІВЕРСИТЕТ ЕКОНОМІЧНИЙ ФАКУЛЬТЕТ РАДА МОЛОДИХ ВЧЕНИХ ЕКОНОМІЧНОГО ФАКУЛЬТЕТУ Матеріали НАУКОВОЇ КОНФЕРЕНЦІЇ СТУДЕНТІВ ЗА РЕЗУЛЬТАТАМИ НАУКОВО-ДОСЛІДНОЇ РОБОТИ ЗА 2008-2009 рр. ПРОБЛЕМИ РОЗВИТКУ СОЦІАЛЬНО-ЕКОНОМІЧНИХ СИСТЕМ В НАЦІОНАЛЬНІЙ ТА ГЛОБАЛЬНІЙ ЕКОНОМІЦІ ТОМ 3 Донецьк – 2009 У УДК 330:31 16.3:338/339(043) Материиалы студ дентов ежегодной ннаучно-пра актическо конференции сту ой удентов по результатам научно-ис сследовательской...»

«Международная научно-практическая конференция 1 Молодежь в постиндустриальном обществе 25 декабря 2012 года УДК 504.75.05 А.В. Пачгина Балтийский федеральный университет им. И. Канта (г. Калининград) ПРОБЛЕМЫ УСИЛЕНИЯ ТЕХНОГЕННОСТИ ЖИЗНИ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОЙ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ При переходе к постиндустриальному общественному развитию техногенная нагрузка на окружающую среду и человека продолжает увеличиваться. Постиндустриализм не ведет к улучшению экологической обстановки, а наоборот, ее...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Отделение общественных наук РАН Уральское отделение Российской академии Институт экономики УрО РАН АНО Большой Евразийский университетский комплекс Ассоциация Евразийский экономический клуб ученых Европейский университет ВИАДРИНА Уральский государственный экономический университет Факультет мировой экономики и финансов НОВЫЕ МОДЕЛИ ЭКОНОМИКИ: ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ И АЛЬТЕРНАТИВЫ Материалы студенческой конференции Дни молодежной науки – 2011...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН КАЗАХСКАЯ АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ ЭТЮДЫ МОЛОДЫХ ВЫПУСК 9 Том 2 Материалы IX ежегодной международной научной конференции студентов, магистрантов, аспирантов и соискателей КАЗАХСТАН В XXI ВЕКЕ: ОБРАЗОВАНИЕ, НАУКА, ОБЩЕСТВО 30 марта 2010 г. АЛМАТЫ - 2010 УДК 378 ББК 74.58 К 14 Редакционная коллегия: М.С. Бесбаев (главный редактор), Б.М.Бесбаева (ответственный редактор), С.А.Жакишева, В.Н. Козлов. К 14 КАЗАХСТАН В XXI ВЕКЕ:...»

«МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ КОНСОРЦИУМ РОССИИ МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ МЕЖДУНАРОДНЫЙ БАНКОВСКИЙ ИНСТИТУТ INTERNATIONAL BANKING INSTITUTE XI международная научно-практическая конференция АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРЕПОДАВАНИЯ (Смирновские чтения) Том 1 XI international scientic-practical conference ACTUAL PROBLEMS OF ECONOMY AND NEW TECHNOLOGIES OF TEACHING (Smirnovskie chteniya) Vol. 1 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ MATERIALS OF THE CONFERENCE 16 марта 2012 г....»

«1 РАЗДАТОЧНЫЙ МАТЕРИАЛ к дипломной работе студентки V курса факультета Высшая школа гостинично-ресторанной, туристической и спортивной индустрии ФГБОУ ВПО Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова ЕГОРКИНОЙ Екатерины Сергеевны на тему: Методы исследования и прогнозирования туристских рынков Научный руководитель — к.э.н., проф. Попов Л.А. Таблица 1 Методы исследования рынков Метод Описание Достоинства и недостатки Качественные методы Группа из 6-12 человек. Групповое взаимодействие...»

«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ МИР И РОССИЯ: РЕГИОНАЛИЗМ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ МАТЕРИАЛЫ III Международной научно-практической конференции Москва, 11-12 ноября 2010 г. ЧАСТЬ 2 Москва Российский университет дружбы народов 2010 ББК 65.5 Утверждено М 63 РИС Ученого совета Российского университета дружбы народов Ответственный редактор – к.геогр.наук А.Н. Новик Редакционная коллегия: д.геогр.наук, проф. И.А. Родионова; к.геогр.наук, доцент В.Н. Холина; к.экон.наук,...»

«E ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. GENERAL ЭКОНОМИЧЕСКИЙ TRANS/WP.24/2002/10 И СОЦИАЛЬНЫЙ СОВЕТ 25 July 2002 Original: RUSSIAN ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ КОМИТЕТ ПО ВНУТРЕННЕМУ ТРАНСПОРТУ Рабочая группа по комбинированным перевозкам (Тридцать седьмая сессия, 7-9 октября 2002 года, пункт 3 (b) повестки дня) ЕВРОПЕЙСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ О ВАЖНЕЙШИХ ЛИНИЯХ МЕЖДУНАРОДНЫХ КОМБИНИРОВАННЫХ ПЕРЕВОЗОК И СООТВЕТСТВУЮЩИХ ОБЪЕКТАХ (СЛКП) Предложения по поправкам к Соглашению СЛКП Представлено...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕПАРТАМЕНТ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ ОБЛАСТНОЙ ЦЕНТР ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ ФГБОУ ВПО ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА (21–23 ОКТЯБРЯ 2013 Г.) г. Томск 1 УДК 37 Печатается по решению ББК Программного комитета Всероссийской научно-практической...»

«Владимир Гельман* ПО ТУ СТОРОНУ САДОВОГО КОЛЬЦА: ОПЫТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕГИОНАЛИСТИКИ РОССИИ Резюме. Исследования региональных аспектов политического развития России в последнее десятилетие (1991-2001) стали бурно развивающейся отраслью исследований российской политики в российской и зарубежной наук е. Научные дискуссии, посвященные различным проблемам российского федерализма, региональных политических процессов, местного самоуправления, проходили на фоне радикальных реформ в политике и экономике,...»

«НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОЕКТНОГО МЕНЕДЖМЕНТА РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА, ПРОЕКТНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ, ПРАВО, СОЦИОЛОГИЯ, МЕДИЦИНА, ПЕДАГОГИКА, ЭКОЛОГИЯ В УСЛОВИЯХ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСА СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ПО ИТОГАМ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 24-25 ДЕКАБРЯ 2012 ГОДА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАЙКАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА (ФГБОУ ВПО БГУЭП) ПРИКАЗ 21 февраля 2014 г. № 34 г. Иркутск О проведении Дней науки – 2014, посвящённых зимней Олимпиаде 2014 г. В соответствии с планом проведения научных мероприятий ФГБОУ ВПО БГУЭП (далее — университет), утвержденным на заседании ученого совета университета 02...»

«E ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ 1 Distr. GENERAL ЭКОНОМИЧЕСКИЙ CES/2004/2 И СОЦИАЛЬНЫЙ СОВЕТ 1 April 2004 RUSSIAN Original: ENGLISH СТАТИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ и ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СТАТИСТИКОВ Пятьдесят вторая пленарная сессия (Париж, 8-10 июня 2004 года) КРАТКИЙ ДОКЛАД О РАБОТЕ ТРИДЦАТЬ ПЯТОЙ СЕССИИ СТАТИСТИЧЕСКОЙ КОМИССИИ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Записка, подготовленная секретариатом ЕЭК 1. Статистическая комиссия Организации Объединенных Наций...»

«ЛФЭИ-СПбГУЭФ – 80 лет. Взгляд на прошлое, настоящее и будущее МАТЕРИАЛЫ Международной научной конференции ученых, студентов и общественности (16-17 марта 2010 г.) САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2010 1 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ ЛФЭИ-СПбГУЭФ – 80 лет. Взгляд на прошлое, настоящее и будущее МАТЕРИАЛЫ Международной научной конференции ученых, студентов и...»

«E ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. GENERAL ЭКОНОМИЧЕСКИЙ CES/2001/3/Add.3 И СОЦИАЛЬНЫЙ СОВЕТ 2 April 2001 RUSSIAN Original: ENGLISH СТАТИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ и ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СТАТИСТИКОВ Сорок девятая пленарная сессия (Женева, 11-13 июня 2001 года) ПРОГРАММЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ СТАТИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РЕГИОНЕ ЕЭК В 2001/2002 И 2002/2003 ГОДАХ: КОМПЛЕКСНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ (Вариант, подготовленный перед пленарной сессией) ПРОГРАММНЫЙ ВИД...»

«I Всероссийская интернет – конференция СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ 2009 I Всероссийская Интернет-конференция СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ 1 декабря 2009 г. Ярославль 2009 2 Современная российская экономика: проблемы и перспективы развития: сборник материалов I Всероссийской научной интернет - конференции, 1 декабря 2009 г. – Ярославль / Коллектив авторов, 2010. – 202 с. В сборнике представлены материалы докладов и...»

«БАШКИРСКИЙ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (филиал) ОУП ВПО АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ ТРУДОУСТРОЙСТВО МОЛОДЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ: ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ Международная научно-практическая видеоконференция (15 ноября 2011г.) Уфа 2011 1 УДК 331.53 ББК 65.240 Т 78 Трудоустройство молодых специалистов: опыт, проблемы, перспективы: Сборник трудов Международной научно-практической видеоконференции. – Уфа: БИСТ, 2011. – 156с. В сборнике материалов Международной научно-практической...»

«МЕЖРЕГИОНАЛЬНЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ КОНСОРЦИУМ РОССИИ МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ МЕЖДУНАРОДНЫЙ БАНКОВСКИЙ ИНСТИТУТ INTERNATIONAL BANKING INSTITUTE XI международная научно-практическая конференция АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ И НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ПРЕПОДАВАНИЯ (Смирновские чтения) Том 2 XI international scientic-practical conference ACTUAL PROBLEMS OF ECONOMY AND NEW TECHNOLOGIES OF TEACHING (Smirnovskie chteniya) Vol. 2 МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ MATERIALS OF THE CONFERENCE 16 марта 2012 г....»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.