WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ФИЛОСОФИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ: ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ Сборник научных Статей Москва 2010 УДК 87.671 ББК 1:36 Ф 56 Печатается по решению Редакционно-издательского ...»

-- [ Страница 1 ] --

ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования города Москвы

«Московский городской педагогический университет»

(ГОУ ВПО МГПУ)

Общеуниверситетская кафедра философии

ФИЛОСОФИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ:

ТРАДИЦИИ И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

Сборник научных Статей

Москва 2010 УДК 87.671 ББК 1:36 Ф 56 Печатается по решению Редакционно-издательского совета ГОУ ВПО МГПУ Редакционная коллегия:

заведующий кафедрой ОУК философии МГПУ, доктор философских наук

, профессор Б.Н. Бессонов, профессор ОУК философии МГПУ, доктор философских наук, профессор И.А. Бирич, профессор ОУК философии МГПУ, доктор философских наук, профессор В.А. Волобуев (ответственный редактор) Рецензенты:

заведующий кафедрой литературы Московского государственного университета культуры и искусства, доктор философских наук, профессор Н.И. Неженец, профессор кафедры теории музыки музыкально-педагогического факультета МГПУ, доктор педагогических наук, профессор В.В. Афанасьев Философия художественной культуры: традиции и совреФ 56 менные тенденции: сборник научных статей / Ред. коллегия: Б.Н. Бессонов, И.А. Бирич, В.А. Волобуев. – М.: МГПУ, 2010. – 244 с.

В сборник вошли доклады и выступления, прозвучавшие на межвузовской конференции, проходившей в МГПУ в декабре 2008 года. В конференции принимали участие профессора и преподаватели общеуниверситетской кафедры философии, факультета изобразительного искусства и дизайна, музыкально-педагогического факультета МГПУ, Московского гуманитарного университета, Института музыки им. Шнитке, Московского государственного университета культуры и искусства, Московского центра непрерывного художественного образования, аспиранты и соискатели, в докладах которых были обозначены актуальные проблемы современного состояния художественной культуры, их теоретическое осмысление и эмпирическая направленность. Сборник предназначен для преподавателей вузов, научных работников, студентов, аспирантов, деятелей художественной культуры и образования.

© ГОУ ВПО МГПУ,

С ОД Е Р Ж А Н И Е

От редколлегии

I. ТЕОРИЯ И СОВРЕМЕННАЯ ПРАКТИКА

ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Бессонов Б.Н. Ценностный взгляд на развитие художественной культуры и литературы

Рачин Е.И. Социальное воздействие современной художественной культуры

Басин Е.Я., Краснов В.М. Художественная культура как социальный символ

Неменский Б.М. Искусство, нравственность и… идеология гламура

.

Луков Вл.А., Кузнецова Т.Ф., Луков М.В. «Массовая литература» как дизайн (к изучению феноменов «массовой культуры»)............. Маковский Э.С. Ценностное содержание художественного авангарда

.

Колпикова О.П. Философско-культурное «измерение» понятия смех в музыкальном искусстве

Верашко (Сизова) А.И. Художественный образ как способ создания эстетической реальности в декоративном искусстве........ II. ЭСТЕТИКА И ТЕОРИЯ ИСКУССТВА

Огородников Ю.А. Основные задачи искусства

Афасижев М.Н. Современная эстетика о природе искусства и генезисе художественной деятельности

Бирич И.А. Измерение мира на весах гармонии и хаоса: нравсвтвенно-эстетический аспект творчества

Щербакова А.И. Homo Faber — Человек Творящий в художественном пространстве культуры

Ковалевский А.Н. Сочетание рационального и иррационального в творческом процессе художника.................. Шлемова Н.А. Метафизические традиции в эстетике ХХ века (эстетика трансцендентного в философской системе Живой Этики)

III. СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ

ПЕДАГОГИКИ

Волобуев В.А. Философско-эстетические тенденции художественной культуры и их отражение в художественной сфере и образовании

Буянова Н.Б. Вопросы профессиональной подготовки хоровых дирижеровв контексте современного образования.......... Бабкина Ю.А. Проблема сценического волнения в музыкальном исполнительстве прошлого и настоящего............. Сахнова И.В. Современные проблемы отечественного вокального искусства и педагогики: методологический и социально-культурный аспекты

Тараненко Л.Ф. Формирование индивидуального исполнительского стиля студента-вокалиста: психолого-педагогический аспект

Денисенко Г.В. Джазовое искусство как средство профессионального совершенствования студента-музыканта

Полякова И.Б. Влияние массовой культуры на подростков: социально-педагогический аспект

Бодров А.Ю. Влияние творческой работы с материалом на личность ребенка с точки зрения психологии

Сведения об авторах

Философия художественной культуры. Что скрывается за этими словами? Прежде всего, на наш взгляд, это проблема мировоззрения, проблема идейного содержания художественной культуры, проблема взаимодействия художника и общества, проблема творческого метода, рационального и психологического подходов, соотношения сознания и бессознательного в художественном творчестве. К этим коренным проблемам сходятся, конечно же, и многие другие проблемы художественной культуры.

Самая наболевшая — проблема роли художественной культуры в нравственном возвышении человека и общества. Современное человечество в научно-техническом смысле достигло, казалось бы, недостижимых высот, но в нравственном смысле оно, в сущности, не идет вперед, скорее, деградирует. Современные люди, живущие при капитализме, слишком сосредоточены на своих бедах и несчастьях, причем нередко придумывают и преувеличивают их. В то же время все, что далеко, все, что не угрожает нам непосредственно, все, что не ломится еще в нашу дверь, мы считаем вполне терпимым. Известный кинорежиссер И. Бергман, резко отвергая индивидуализм, рассказывает в этой связи следующую легенду. В Шартрский собор попала молния и сожгла его до основания. Тогда на место пожарища стали стекаться тысячи людей со всех концов света.... Все вместе они работали до тех пор, пока окончательно не восстановили на старом месте собор. Это были мастера-каменщики, художники, рабочие, клоуны, дворяне, священники, бюргеры. Но имена строителей остались неизвестными, и никто до сих пор не знает, кто же построил Шартрский собор...



В наше же время личность стала высочайшей формой и величайшим проклятием художественного творчества.

Мельчайшая царапина, малейшая боль, причиненная личности, рассматривается под микроскопом, словно это категория извечной важности. Художник считает свою изолированность, свою субъективность, свой индивидуализм почти святым. Так, в конце концов, все мы собираемся в большом загоне, где стоим и блеем о нашем одиночестве, не слушая друг друга и не понимая, что мы душим друг друга насмерть. Индивидуалисты смотрят пристально один другому в глаза и все же отрицают существование друг друга. Поэтому, считает И. Бергман, общий смысл его фильмов заключается в том, что он хотел бы быть одним из строителей храма, что вознесется над равниной.

И в наши дни, и это особенно касается российского общества, растут равнодушие, разобщенность, безнадежность и т.п. Разгул насилия, национальные конфликты, ксенофобия, обездоленность стариков и детей воспринимается как что-то обычное и как не имеющее отношение к нам. «Есть что-то непонятное и чудовищное в чувствительности людей к ничтожнейшим делам и в совершенной нечувствительности к делам величайшим», — предостерегал Паскаль. Точно заколдованные какой-то всемогущей силой, погружены они в сверхъестественный сон». Эта «заколдованность», к сожалению, стала характерной чертой жизни современных людей.

Но люди должны преодолеть эту заколдованность, должны повернуться лицом к важнейшим человеческим проблемам. Они должны понять, что мало быть порядочными людьми, нравственными лишь в личном плане: мало любить семью, испытывать чувство ответственности перед близкими. Хотя, разумеется, без любви к близким невозможна и любовь к дальним. Любовь к родной стране питается любовью к родным людям, к дому, где ты родился, к полям и лесам, среди которых вырос. И тем не менее в современных условиях позиция «Я благороден, я честен, все остальное меня не касается, я не виноват в том, что многие люди бедны, больны, несчастны» — такая позиция аморальна или, в лучшем случае, недостаточно моральна.

Мы должны чувствовать ответственность за все, что было, есть и будет с человечеством. Я — человек — лично не несу политическую вину за гонку вооружений, за нависшую над человечеством опасность ядерной и экологической катастрофы, за неоколониалистскую эксплуатацию многих стран, за нищету и бедность миллионов людей. Но я должен испытывать чувство моральной вины, моральной ответственности за все то, что было, есть и будет с моей страной, с миром. В немецком языке есть примечательная пословица: «У каждого из нас спрятан скелет в шкафу», что следует понимать: «У каждого из нас что-то есть на совести, за что нам сегодня обидно и больно». Хорошая пословица. Без боли за дела человечества мы не выживем, без нее человечество не пойдет вперед. Одним словом, как отмечал известный советский психолог С.Л. Рубинштейн, человек есть в максимальной мере личность, когда в нем минимум нейтральности, безразличия, равнодушия и максимум «партийности» по отношению ко всему общественно значимому. Поэтому для человека как личности такое фундаментальное значение имеет сознание не только как знание, но и как отношение.

Великий знаток человека, его личности, его души, Лев Николаевич Толстой удивительно ясно и точно определил, что такое хороший или плохой человек. Самый лучший — тот, кто живет преимущественно своими мыслями и чужими чувствами и болями. Самый худший тип человека — тот, который живет чужими мыслями и своими эгоистическими чувствами. Из различных сочетаний этих качеств и складываются, по Л. Толстому, все различия между людьми.

Бесспорно, кто игнорирует благо отдельного человека, его свободу, тот поступает аморально. Тем не менее, наше время — кризисное время для развития человечества требует человечности, сочувствия, солидарности. Я не могу быть счастливым, если несчастны другие. Счастливыми люди могут быть только вместе. В этом заключается сегодня нравственная диалектика, в этом должен корениться побудительный мотив творческой деятельности человека.

И, несмотря ни на что, мы полагаем, что сегодня и применительно к сфере нравственности нельзя говорить о человечестве только в пессимистическом тоне. Все-таки этические и эстетические основы, выработанные человечеством, более прочны, чем политические концепции, базирующиеся на насилии, чем бездумная логика «покорения» природы, чем аморализм в межличностных отношениях современных людей.





В упрочении нравственности, духовности общества огромная решающая роль принадлежит культуре, художественной культуре. Ни о какой духовности общества не может быть и речи без подлинного искусства, без литературы, пробуждающих в человеке самые глубокие чувства, заставляющие чаще и сильнее биться его сердце, помогающие человеку становиться благороднее, чище и лучше.

Статьи печатаются в авторской редакции.

I. ТЕОРИЯ И СОВРЕМЕННАЯ ПРАКТИКА

ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ

Ценностный взгляд на развитие художественной Трагедия современного человечества коренится в том, что люди, современные люди, слишком разобщены, равнодушны, глухи к боли друг друга, все это порождает страх, отчаяние и жестокость.

Во всяком случае, литература, искусство бьют тревогу, полны свидетельств глубокого разобщения, одиночества и ожесточения людей.

Возьмем пример, относящийся к середине ХХ в. Книга Р. Юнга «Лучи из пепла». Япония после атомной бомбардировки. Ужас, смерь, борьба за выживание, коррупция, равнодушие, беззащитность. Юноша Кадзуо совершает преступление, убивает мошенника-спекулянта. Ждет казни. Он ожесточен. И вот что записывает в своем дневнике: сотни глаз смотрят на меня с любопытством, ненавистью, сочувствием (кто просил вас мне сочувствовать?)... Ну что же, смотрите! Я не боюсь казни. Будьте уверены. Чувствую себя превосходно. Я показал свои зубы. Я хотел разбить все вдребезги. Да, все... Даже свою собственную жизнь... И я это сделал.

И в то же время сколько в нем тоски, слабости, потребности в сочувствии и любви...

Я тоскую... Все здесь считают меня закоренелым преступником. И я делаю вид, будто я такой и есть. В действительности я совсем не такой железобетонный. Я ведь хотел быть ближе к людям, мечтал любить и быть любимым, но все уходили от меня. Чем сильнее я стремился подойти к людям, тем дальше все они уходили от меня. Я всегда был одинок. Под конец я, наверное, потеряю мужество... На самом деле я вовсе не хочу умирать. Я хотел бы жить и жить!...

Это послевоенное время. Но и годы спустя, подобно Кадзуо, Мерсо («Посторонний» А. Камю) — одинок. В состоянии некоего душевного ослепления он убивает араба. Презирая лживые нормы буржуазной морали, не лжет, говорит только правду. Вызвал негодование судей своим отказом лицемерить. И тоже ждет казни. И мечтает: хорошо хотя бы в последний час не быть одиноким, чтобы выразить толпе зрителей свое последнее презрение.

Конечно, нет такого жребия, такой ситуации, которые нельзя было бы преодолеть презрением, писал А. Камю. И все-таки индивидуализм, равнодушие — страшная, губительная черта человеческой жизни. Но почему они возникли, почему индивидуализм утверждается и углубляется в современном обществе? Есть точный ответ, и он дан К. Марксом: причины индивидуализма — господство капиталистической частной собственности. Я не буду воспроизводить суждения К. Маркса, хотя они неотразимо глубоки, ярки и убедительны. Я приведу слова художника, который, на мой взгляд, в своей жизненной практике и творчестве был индивидуалистом: я имею в виду О. Уайльда, и вот, что он писал:

«....Индивидуализм теперь повлекло по ложному пути. Теперь он не стремится к саморазвитию, он устремлен к выгоде. При этом внушается, будто самое главное иметь, чтобы человек забыл, что самое главное — быть. Истинное совершенство человека определяется не тем, что у него есть, но тем, что он собою представляет. Частная собственность, разрушив истинный индивидуализм, создала взамен индивидуализм мнимый.

Напротив, продолжает О. Уайльд, «социализм, коммунизм — называйте как угодно — благодаря превращению частной собственности в общественное достояние и выдвижению кооперации взамен конкуренции возвращает общество к нормальному виду...». При социализме «мы увидим ее, истинную человеческую личность, и она будет необыкновенна. Она станет развиваться просто и естественно, как распускается цветок или растет дерево. В ней все гармонично... Она обретет мудрость. Достоинства ее нельзя измерить материальными ценностями. И, не имея ничего, она все же возымеет вес, и, сколько бы ни черпали от нее, ее не убудет, — так богата человеческая личность... Ближние станут дороги ей тем, что не схожи с нею». Так писал О. Уайльд в эссе «Душа человека при социализме» [9: с. 346].

Разумеется, человек нуждается в свободе, он должен быть свободным. Точно также подлинное искусство нуждается в свободе, оно должно быть свободным. Все попытки цензуры, ограничения, запугивания следует отвергнуть. Музыканты должны иметь возможность свободно сочинять музыку, режиссеры театров — ставить пьесы, которые они хотят ставить, писатель —писать то, что он переживает. Я думаю, что писатель Е. Замятин по существу говорил верно, хотя и резко, что настоящая литература может быть только там, где ее делают не исполнительные и благонадежные чиновники, а безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики. Он считал, что настоящей литературы у нас не будет, пока мы не излечимся от какого-то нового католицизма, который не менее старого опасается всякого еретического слова.

Азбука демократии, писал известный советский философ и искусствовед М.А. Лифшиц, требует отделить гражданский вопрос, точнее, вопрос о правах художника — от вопроса эстетического. В гражданском отношении все течения в искусстве должны быть равноправны. Надо предоставить всем художникам, всем людям без исключения гражданское право думать так, как они хотят думать, и защищать в открытом и честном споре свои идеи. Препятствием могут быть только контрреволюция, порнография и прочие эксцессы, да и здесь нужно быть очень осторожным в окончательных суждениях, отмечал М.А. Лифшиц.

В 40-х годах XX века английский писатель Дж. Оруэлл в своих романах «1984» и «Скотный двор», вскрывая сущность тоталитаризма, подчеркивал, что тоталитарное государство не допускает никаких проявлений свободы духа, свободы мысли. Важно отдавать себе отчет в том, что его контроль над мыслью преследует цели не только запретительные, но и конструктивные. Не просто возбраняется выражать — даже допускать — определенные мысли, но диктуется, что именно надлежит думать, создается идеология, которая должна быть принята личностью, стремятся управлять ее эмоциями и навязывать ей соответствующий образ поведения.

Гао Синцзянь, китайский писатель и поэт (живущий во Франции), в своей речи «Обоснование литературы» по случаю присуждения ему Нобелевской премии также весьма остро противопоставил литературу и государство.

Литература может быть лишь голосом отдельной личности, говорил он; как только литература становится государственным гимном, знаменем нации, рупором партии и глашатаем какой-то политической группировки, она тут же теряет свою исконную сущность. Она превращается в продукт власти и средство извлечения выгоды.

На мой взгляд, Гао Синцзянь чрезмерно «индивидуализирует» литературу. Но, безусловно, он прав: власть имущие не должны насаждать конформизм, напротив, они должны поддерживать, стимулировать многоцветье духовно-культурных течений. Умная власть нуждается в оппоненте. Здесь, конечно, существует проблема. Власть имущие, как правило, ориентируются на «порядок», а их оппоненты из сферы искусства и литературы указывают на «непорядок», на всякого рода изъяны и деформации. Конфликт объективно возможен. Но честные и умные руководители должны это понимать и ценить: художникиоппоненты помогают им идти вперед. К ним нужно относиться не как к «приводным ремням» власти (Сталин), оценивать их нужно в таком случае не как «диссидентов», а уважать их как равноправных участников общественного диалога, в ходе которого только и возможно найти верный перспективный путь.

Таким образом, в сфере культуры не должно быть внешних, тем более властью определяемых критериев оценки произведений искусства. Критерием должно быть гуманистическое, нравственное и эстетическое чувство творцов духовных ценностей. Другое дело, что и люди, воспринимающие духовные ценности, свободны в их оценке. Решающим для них также является их гуманистическое, нравственное и эстетическое чувство. Здесь важно, чтобы и деятели искусства, и народные массы стремились понять друг друга, возвысить свое эстетическое чувство, жить и творить по высшим меркам гуманизма, правды, добра и красоты.

Ф.М. Достоевский сказал однажды, что красота спасет мир. Но это значит, нужно сделать всё, чтобы люди имели доступ к красоте, имели возможность удовлетворять свои культурные запросы, поняли бы, что такое красота. Без художественной культуры, без культуры в широком смысле — нравственной, эстетической и научной — нет цивилизации. Мы сумеем сохранить цивилизацию, приумножить ее богатства, создать, базируясь на высших достижениях прошлого, новую мировую цивилизацию, если добьемся, чтобы культура вошла, по выражению В.И. Ленина, в плоть и кровь, в быт, в привычку каждого из нас. Это - трудный и длительный процесс. Можно сравнительно легко и быстро построить дом, завод, город. Но культуру, подобно дереву, надо вырастить. Ухаживать за ней, беречь ее, и только тогда она будет приносить плоды.

Но чтобы культура была, приносила плоды, творцы духовных ценностей не должны запираться в башне из слоновой кости, не должны чураться общественной жизни.

Великий русский литературный критик В.Г. Белинский, определяя задачи искусства, указывал, что отнимать у искусства право служить общественным интересам, — значит не возвышать, а уничтожать его, потому что это значит лишать его самой живой силы, т.е. мысли, делать его предметом какого-то «сибаритского наслаждения», игрушкой «праздных ленивцев».

Конечно, художественное творчество не может не отражать, не выражать внутренних душевных переживаний человека, его сомнений, тревог и разочарований.

И все же творчество подлинного поэта не может быть ограничено только показом своих душевных ран. Трезвое, строгое отношение к действительности, протест против унижающих и оскорбляющих человека общественных условий — вот назначение художника, назначение поэта.

Не верь себе, не верь себе, мечтатель молодой, Как язвы бойся вдохновенья....

Оно — тяжелый бред души твоей больной Иль пленной мысли раздраженье.

Не унижай себя. Стыдися торговать То гневом, то тоской послушной, И гной душевных ран надменно выставлять На диво черни простодушной. Так писал М.Ю. Лермонтов, поэт, напряженно, остро размышлявший о своем времени. В его стихах — нарастающее негодование, протест против бездушия, подлости общественной жизни тех лет.

Великий духовный кризис пережил Л.Н. Толстой. Он почувствовал, что ему нечем жить, что он не видит цели, не знает смысла жизни, но вопросы о смысле жизни всё больше, всё настоятельнее, всё острее встают перед ним!

Он мучительно ищет ответ на вопрос: зачем жить, в чём смысл жизни? Читает богословские трактаты, обращается к точным (опытным) наукам, изучает труды философов, приходит к ясному, твёрдому выводу: жизнь людей его круга — бессмысленна. Только жизнь трудящегося народа имеет смысл, только она содержит истину и именно потому, что трудящиеся живут и работают для всех. Они верят в бога, и эта их вера прежде всего вера в саму жизнь, в неизбежность и в непобедимость добра в ней. Жизнь богатых лишена смысла, потому что они не трудятся, живут только для себя. Л.Н. Толстой связал поиск смысла жизни с верой в добро. Он увидел, что верой в добро живут простые люди, народ. Оленин, молодой, богатый, до сих пор любивший только себя, на Кавказе, наконец, понял, что такое счастье и что такое жизнь!

«Мне пишут письма соболезнования, боятся, что я погибну, зарывшись в этой глуши; говорят про меня: он загрубеет, от всего отстанет и, чего доброго, женится на казачке. Как страшно! В самом деле, не погубить бы мне себя, тогда как на мою долю могло выпасть великое счастье стать мужем графини Б., камергером или дворянским предводителем». Он отвечает своим столичным приятелям: «Как вы мне все гадки и жалки! Вы не знаете, что такое счастье и что такое жизнь! Надо раз испытать жизнь во всей её безыскусственной красоте. Надо видеть и понимать, что я каждый день вижу перед собой вечные неприступные снега гор и величавую женщину в её первобытной красоте… Надо видеть и понять, что такое красота и правда, и в прах разлетится всё, что вы говорите и думаете, все ваши желания счастья и за меня, и за себя». («Казаки»).

Л.Н. Толстой резко выступает против современной ему науки и искусства именно потому, что они не учат добру. «Современная наука обладает массой знаний, нам не нужных, но на вопрос о смысле жизни она не может ничего сказать и даже считает этот вопрос не входящим в её компетенцию». Между тем, каждый человек ищет прежде всего ответ на вопрос о том, что я такое, как мне жить, как мне стать лучше».

По мнению Л. Толстого, люди и по степени своего нравственного развития «не имеют права не только на пользование железными дорогами, паром, электричеством, телефонами, но даже простым искусством обработки железа и стали, потому что эти усовершенствования и искусства они употребляют только на удовлетворение своих похотей, на забавы, разврат и истребление друг друга».

Так Л.Н. Толстой писал в статье «Одумайтесь!». Но ведь это — не отрицание науки, а предостережение. И как актуально звучат эти слова великого писателя именно сегодня!

И в любом случае, считает Л.Н. Толстой, жизнь человеческая не может управляться наукой, рациональным разумом; если бы это было так, то уничтожилась бы сама возможность жизни.

К тому же, наука «пристроилась» к богатым классам, обслуживает прежде всего их представителей.

Искусство, как наука, также ложно, также «баловство», поскольку оно не содействует очищению нравов, не подчиняет себя этическому началу. С точки зрения Л.Н. Толстого, эстетическое наслаждение есть наслаждение низшего порядка. Добро выше красоты; ставить на один уровень с добром искусство и науку — это кощунство.

Л.Н. Толстой отнюдь не отвергает науку и искусство как сферы жизни людей. Они — необходимое средство общения, без которых не могло бы жить человечество. Беда в том, что в современном обществе они не служат народу, а превратились в забаву праздных богачей.

По мнению Л. Н. Толстого, без нравственного идеала искусство не является искусством. Как нельзя назвать подлинной наукой науку, работающую во зло людям, так и искусство, служащее низким целям или пустому развлечению, нельзя назвать подлинным искусством.

«Мыслитель и художник, — пишет Л. Толстой в трактате «Так что же нам делать?» никогда не будет спокойно сидеть на олимпийских высотах… мыслитель и художник должен страдать вместе с людьми для того, чтобы найти спасение или утешение. Кроме того, он страдает ещё и потому, что он всегда, вечно в тревоге и волнении: он мог решить и сказать то, что дало бы благо людям, избавило бы их от страдания, дало бы утешение, а он вовсе не решил и не сказал, а завтра, может, будет поздно…» [8: с. 22].

В наше время, как никогда прежде, тенденции общественного развития требуют от художника занять четкую позицию, дать ясный ответ на вопросы, поставленные временем. Между тем многие деятели культуры равнодушны к общественным проблемам, перекладывают бремя политической и моральной ответственности на других, оправдывая себя сентенциями типа «искусство выше политики», «поэт на башне более высокой, чем вышка партии стоит» и т.д. Это, кстати, на руку худшим слоям бюрократии, которые и сами стремятся не допускать представителей других социальных и профессиональных слоев и групп к рулю управления государством.

Так что деятели культуры не только не должны отчуждаться от государственной и общественной жизни, но обязаны стремиться активно на нее воздействовать. Выдающийся немецкий писатель, лауреат Нобелевской премии Томас Манн, сам отдавший известную дань аполитичности, затем решительно отверг эту позицию. «Дело в том, что отказ культуры от политики — заблуждение, самообман, — уйти таким образом от политики нельзя, можно лишь оказаться не в том стане... Аполитичность есть не что иное, как попросту антидемократизм, и что именно это означает, каким самоубийственным образом дух, став на такую позицию, бросает вызов всему духовному, обнаруживается с необычайной ясностью на крутых поворотах истории», — весьма резко писал Т. Манн [3: с. 291].

Сын Т. Манна Клаус Манн в своем замечательном романе «Мефистофель» создал образ Хендрика Хефгена, немецкого актера, для которого театральная карьера — главное, «что бы ни случилось с Германией». Политическая беспринципность разрушила в нем моральные устои, фактически уничтожила его как личность. Хефген стал прислужником нацистов, предал все и вся: любовь, дружбу. В конце концов, он потерпел крах и как артист, художник.

Без участия в жизненной борьбе, без четких политических идеалов, ориентированных на гуманизм, совесть и добро, невозможно ни сохранить, ни развивать культуру. Готфрид Бенн, большой немецкий поэт, продемонстрировал это весьма трагически, в сущности, поддержав нацистов. Так, в своей книге «Новое государство и интеллектуалы» он заявил о том, что поддерживает новое государство, ибо это его народ пытается здесь идти своим собственным путем. Большой город, индустриальное общество, интеллектуализм, все тени, которые отбрасывает эпоха в сознание, — все это может исчезнуть, но останется Народ. Обо всем этом эра либерализма и индивидуализма, считал он, напрочь забыла, она духовно не в состоянии ответить на вызов времени и сделать соответствующие выводы. Пришла пора испытаний и каждый должен сделать выбор: личные пристрастия или равнение на государство. История — безжалостный процесс. Она не знает ни демократии, ни вымученно вознесенного рационализма: у нее есть лишь один способ действия: в переломный момент вызвать к жизни из недр расы новый человеческий тип, который должен пробиться и воплотить свои идеи в материале своего времени и своего поколения — упорно, безжалостно, как и повелевают законы жизни, утверждал Г. Бенн.

Сказано эффектно, но в этих словах таится опасный антигуманизм. Клаус Манн, обращаясь к Г. Бенну, совершенно обоснованно подчеркивал, что слишком сильная склонность к иррационализму ведет к реакционности. Вначале широкий жест против «цивилизации», жест, притягательный для людей духовных; потом незаметно одобряется культ силы, а там недалеко и до Гитлера.

Нечто подобное еще раньше произошло с так называемым д'аннунцианством. Итальянский писатель и поэт Габриэль Д' Аннунцио и его приверженцы использовали специфический эстетизм, культ красоты, красоты формы в ущерб содержанию, по сути полностью игнорируя последнее. В конце концов, все это обернулось апологетикой красоты силы и войны, разрушения и смерти, прямой, открытой поддержкой итальянских фашистов.

Немецкий историк Иоахим Фест, характеризуя общую атмосферу, в которой формировался фашизм, отмечал, что тогдашнюю молодежь объединяло страстное противостояние буржуазному миру и буквально яростная приверженность искусству. Буржуазная ментальность, по мнению этой молодежи, обеспечивает жизненный успех, но она нетерпима к любой форме экстраординарности. Благородству, искусству, культуре в целом нет места в буржуазном обществе. (Это верно — Б.Б.).

Настоящее место художника — на окраинах общества, там, где размещаются вместе и одновременно морг для самоубийц и пантеон бессмертных. Эти идеи, эти настроения, отмечает Фест, подспудно, исподволь работали на Гитлера, который жил в те годы в убогих меблированных комнатах и мнил себя художником [11].

Эстетизм, игнорирующий реальные проблемы общественной жизни, неизбежно оборачивается антигуманизмом. Э. Юнгер, большой философ и писатель, хотя и понимал, что мир погружается в бестиальность, тем не менее, зачастую воспринимал красоту, забывая о боли, страхе, отчаянии людей. Бомбардировки, разрушенные дома, убитые люди. А он любуется «колонией клематисов разных сортов, чьи голубые и серебристо-серые звезды стояли стеной. Розы уже в цветении. Закрытый бутон одной из них у основания был светло-желтый, как у чайной розы, от него шли пламенные прожилки к персиковокрасному, покрытому росой кончику. Он так был похож на нежную окружность груди, с пульсирующим в жилах красным вином. Его аромат был нежен и силен» [12: с. 125]. Красиво. Но... холодно. Красота — подлинна, когда очищает и согревает душу, когда побуждает к состраданию.

Американский журналист Стефан Шиф однажды взял интервью у 90-летней Лени Рифеншталь, прославленной кинематографистки гитлеровской Германии. Он добивался от нее ответа на вопрос, что она понимает под эстетикой? Лени Рифеншталь не нравился этот разговор: «Я никогда не думала об этом, я не знаю, что это значит. Но вот если я вас сниму, одни фотографии будут лучше других, а та, на которой я увижу ваши неповторимые особенности, будет самой лучшей. Я предпочитаю показывать самое лучшее. Это делает меня счастливой. Когда я под водой (Лени увлекалась подводными съемками), я вижу красных рыбок, синих, серых. Я предпочитаю красных и синих серым».

Стефан Шиф так оценил этот ответ: «Общество, которое ценит красных и синих рыбок и уничтожает серых — это фашистское общество. И когда человек, считающий себя художником, — как Гитлер считал, — пытается создать общество столь же совершенное, как произведение искусства — результат этой попытки ужасен... Лени Рифеншталь не понимает по-настоящему то, что делает; она только знает, как делать это. Искусство, уничтожающее серых рыбок, — вроде вредного наркотика, оно стремится избежать подлинного опыта бытия» [6: с. 155–56].

М. Хоркхаймер был прав, полагая, что разума недостаточно для защиты разума. Мы добавим: морали недостаточно для защиты морали. Красоты недостаточно для защиты красоты. Нужно активно участвовать в жизненной борьбе. Без этого не сохранить культуру. А без культуры, в сущности, нет и общественной жизни. Существует только один выбор: культура или варварство.

Именно поэтому художник должен нести ответственность за культуру, за общество, за человека. Его идеалы, идеи должны соответствовать развитию человека, укреплению его нравственности, обогащению его духовного мира, взаимопониманию, солидарности людей. Искусство, красота действенны, когда они возвышают человека, когда они побуждают людей жить в соответствии с идеалами нравственности и красоты.

Замечательный французский писатель А. Жид, подчеркивая социально-созидательную роль искусства, литературы, писал: «Наша литература, особенно романтическая, превозносила, культивировала печаль; и не ту деятельную и решительную печаль, которая толкает человека на самые славные дела, но некое вялое состояние души, которое называется меланхолией, покрывавшее привлекательной бледностью чело поэта и наполнявшее его взгляд ностальгией. Ее создавали мода и самолюбование. Радость казалась вульгарной, знаком чересчур животного здоровья, а гримаса смеха безобразила лицо — Печаль сохраняла за собой привилегию одухотворенности и тем самым глубины».

Во всем этом «больше предвзятости, чем верности природе», — считает А. Жид. — Я знаю, что человеку предстоит одолеть еще много драконов. И все же в отказе от радости есть нечто от трусости. Мудрость начинается там, где кончается страх. Страх, насилие, упадок духа,... тщетная надежда нереального.... — все это делает человека врагом самому себе и другому, все это мешает счастью людей».

Но что такое счастье? Счастье имеет многие формы выражения. Нельзя порицать то, что разнится с тобой. Человечество, общество может быть совершенным лишь в том случае, если благоприятствует расцвету многих форм счастья, — утверждает писатель.

«Но всякое счастье мне ненавистно, если оно достижимо за счет другого... Я не хочу счастья, которое отталкивается от нищеты. Если моя одежда обнажает другого, я пойду нагим. Я питаю отвращение к чрезмерному обладанию, счастье мое — в увеличении счастья других. Чтобы быть счастливым, мне необходимо всеобщее счастье», — снова и снова подчеркивает А. Жид [2: с. 25–26].

Однако в любом случае, чтобы восторжествовало счастье, замечает А. Жид, «надо изменить этот мир, в котором столько нищеты, горя, мук, ужаса. Счастливый человек не может подумать об этом, не устыдившись своего счастья».

Задача писателя, поэта, художника — в том, чтобы помочь людям осознать счастье и красоту жизни, помочь им жить в любви, добре и красоте. Такова позиция, таков взгляд А. Жида на миссию искусства, духовной культуры в обществе.

Современный французский писатель и поэт Мишель Уэльбек в своей книге «Погоня за счастьем» также считает своим моральным долгом противостоять негативным общественным тенденциям. «Общество, в котором вы живете, имеет целью вас уничтожить... В качестве оружия оно подразумевает безразличие. Вы не можете себе позволить того же. Следовательно, нападайте!... Показывайте изнанку жизни. Напирайте на болезнь. Настойчиво говорите о забвении, равнодушии, фрустрации, отсутствии любви. Зовите людей в место, где наши поступки вписываются в гармонию мира, где они волшебно последовательны и свободны от противоречий, где все наши «я» дружно шествуют рядом без раздоров и драм, где правит абсолют, где идеалы вечны...» [10: c. 125].

Такое место, считает М. Уэльбек, пока не существует на земле, но мы туда стремимся, мы туда идем.

А вот взгляд на культуру, на то, что такое счастье человека, А. Нилла, английского писателя и педагога.

По его мнению, в жизни человека главное — это любовь, радость, смех, музыка, интересная работа, вера в человека, сочувствие к боли других. Однако в современной цивилизации жизнь человека, считает А. Нилл, определяется словом «жизнеотрицание». Жизнеотрицание — это послушание, долг, нажива и власть. Мы — рабы наживы, власти, тупо приспосабливаемся к авторитарному обществу, готовы умереть за «идеалы» наших хозяев. Вот это и означает — быть против жизни.

И корни этого отрицания, полагает А. Нилл, в том, что взрослые, будучи детьми, не играли или не наигрались вдоволь.

Жизнеутверждение, суть которого — стихия любви, вот главный принцип новой цивилизации; любовь все излечивает и все исправляет; любовь, как дуновение свежего воздуха, проветривает душу, очищает ее от ненависти к себе и другим, подчеркивает А. Нилл в своей книге «Воспитание свободой» [4].

Глубокий испанский мыслитель Х. Ортега-и-Гассет считает, что искусство — это праздник, это игра. Во всяком случае сегодня. В работе «Дегуманизация искусства» он пишет: «Для современного художника.... нечто собственно художественное начинается тогда, когда он замечает, что в воздухе больше не пахнет серьезностью... Если и можно сказать, что искусство спасает человека, то только в том смысле, что оно... пробуждает в нем мальчишество». [5: с. 160].

Торжество спорта означает победу юношеских ценностей над ценностями старости, подчеркивает Х. Ортега-и-Гассет. По его мнению, подобный процесс не должен удивлять. История движется в согласии с великими жизненными ритмами, на которые властное влияние оказывают пол и возраст. Сегодня — время юности, время ребячества.

Если прежние стили в художественной культуре претендовали на связь с бурными социальными и политическими движениями или же с глубокими философскими и религиозными течениями, то новый стиль, напротив, сближается с праздничностью спортивных игр и развлечений [5: с. 176, 177].

Й. Хейзинга также утверждает, что культурное творчество проявляется в игре. Игра издревле заполняла жизнь человека и заставляла расти многообразные формы культуры. Однако с XVIII века сознанием людей все более завладевает прозаическое понятие пользы. Дух рационализма и утилитаризма убил таинство, «идолом» становятся труд и производство. Культура «играется» все меньше и меньше. 'Гак пишет Й. Хейзинга в своей книге «Homo ludens: в тени завтрашнего дня».

Конечно, можно и нужно оспаривать акценты, детали аргументации, своевременность подобных суждений, тем не менее, праздник, игра, юность —бесспорная сторона подлинного искусства. Выдающаяся мексиканская художница Фрида Кало, например, рассказывала о своем друге, великом художнике, борце против всяческих проявлений социальной несправедливости Диего Ривере, что он представлял себе мир, где он хотел бы жить, как большой праздник, в котором участвовали бы все живые существа и все, что есть вокруг, от людей до камней. Праздник формы, цвета, движения, звука, понимания, познания, чувства. Всеобъемлющий праздник, который охватил бы всю поверхность земли. Что сам Ривера без устали борется за то, чтобы этот праздник осуществлялся каждую минуту, чтобы из человека улетучились глупость и страх. Чтобы в мире восторжествовала безмерная нежность ко всему, что наделено красотой.

И еще важный момент жизни культуры: ее невозможно сохранить, развивать, отгораживаясь от мировых культурных достижений. Любая самоизоляция, и особенно культурная, оборачивается застоем, бесплодностью. И даже национализмом и шовинизмом.

Конечно, у каждой культуры есть свое «отечество», свои народные корни, своя история, свой творческий потенциал. Однако каждая национальная культура развивается лишь во взаимодействии с культурами других наций.

Подлинное искусство органично связано с верностью народным традициям, и эта органическая связанность художественного творчества с народностью рождает в человеке чувство собственного достоинства, высокой гражданственности и патриотизма. Вспомним пушкинские слова:

Два чувства дивно близки нам — В них обретает сердце пищу — Земля была б без них мертва:

Без них наш тесный мир — пустыня, Более того, для Пушкина уважение к минувшему — черта, отделяющая образованность от дикости. Но, конечно же, поэт не был «квасным патриотом». Он видел неприглядные стороны русской жизни, говорил и писал о них с гневом и болью. «Черт меня дернул родиться с умом и талантом в России», — даже воскликнул он однажды.

Вместе с тем, А.С. Пушкин, будучи великим русским национальным гением, выразителем русского народного духа, являл собой пример «всечеловеческой отзывчивости». Пушкин вместил в себя всю мировую культуру, читал и отзывался как на поэзию древних, так и на поэзию и литературу современников.

Он знал Овидия и Анакреона, Шекспира и Гете, Шенье и Байрона, Саади и Хафиза. В пушкинской поэзии можно ощутить дух ислама («Подражанье Корану»), европейского Средневековья («Скупой рыцарь»), испанского Возрождения («Каменный гость»). Чтение поэтом произведений всех народов и веков порождало в нем отклик, заявлял Гоголь, и как верен его отклик, как чутко его ухо! Слышишь запах, цвет земли, времени, народа. В Испании он испанец, с греком — грек, на Кавказе — вольный горец. В.Г. Белинский, оценивая Пушкина и его творчество, подчеркивал: он был «гражданином мира».

В гении Пушкина Достоевский также отмечает его всеобщность, его всемирную отзывчивость, его удивительную способность терять свою индивидуальность, чтобы обрести ее в другом... Перечитай «Дон Жуана», и если бы не было авторской подписи, вы бы никогда не узнали, что это написал не испанец. Какие глубокие фантастические образы в поэзии «Пир во время чумы». Но в этих фантастических образах слышится гений Англии,... Причем, подчеркивает Достоевский, «Пушкин обязан этой всеобщностью чисто русским чертам своего творчества, русской способности «стать братом всех людей». [1: c. 90].

Только во взаимодействии и взаимовлиянии культур складывается мировая культура, ценность которой — в многообразии духовных традиций, взглядов, навыков и т.п. При этом, конечно, важно, отмечал Р. Тагор, чтобы потоки других культур взаимодействуя с моей, не сбивали ее с ног, не подавляли ее. А. Блок в свое время вряд ли был прав, когда многообразие духовных явлений европейской жизни XIX века оценивал со знаком минус. Так, он писал, что это многообразие, скорее, — свидетельство раздробленности, нецелостности европейской цивилизации. Сотни маленьких дорожек уводили людей в разные стороны, разлучали их; при встрече они начинали уже чувствовать друг в друге врагов [1: с. 103].

Известное время такая «вражда» имела место. Однако она оказалась преходящей, она обеспечила «состояние напряженного равновесия» (О. Шпенглер) и, в конечном счете, родила новый импульс к духовному сближению и единению на почве взаимовлияния многообразных духовных потоков.

И. Гердер, выдающийся немецкий просветитель, рассматривал все человечество как «великую арфу в руках великого мастера», каждый народ казался ему «по своему настроенной струной этой исполинской арфы», и он постигал «универсальную гармонию ее различных звуков».

И.В. Гете, читая однажды китайский роман, вдруг обнаружил в нем мотивы и сюжеты, которые и сам использовал в своей поэме «Герман и Доротея».

Исходя из этого, он сделал вывод, что культура, особенно искусство и литература, объединяет человечество, помогает ему преодолеть разобщенность, обособленность, формирует мировое целое.

Все великие деятели художественной культуры, созидатели ее ценностей всегда выступали за единство человечества, главной идеей их произведений всегда был гуманизм.

Почему люди должны убивать друг друга, в то время как они созданы для добра, для счастья? — так остро ставил свой вопрос Л.Н. Толстой.

«Природа дышала примирительной красотой и силой. Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете, под этим неизмеримым звёздным небом? Неужели может среди этой обаятельной природы удержаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных? Всё недоброе в сердце человека должно бы, кажется, исчезнуть в прикосновении с природой, — этим непосредственным выражением красоты и добра». («Набег», гл. VI) В «Войне и мире» Л. Толстой так описывает конец Бородинского сражения: «Над всем полем стояла мгла сырости и дыма, и пахло странною кислотой селитры и крови. Собрались тучки, и стал накрапывать дождик на убитых, на раненных, на испуганных, на изнурённых и на сомневающихся людей. Как будто он говорил: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте… Опомнитесь… Что вы делаете?»

Л. Толстой верил, что люди могут противостоять войне. Человечество, в сущности, едино. В «Войне и мире» он с потрясающей силой изображает сцену встречи наполеоновского маршала Даву с пленным Пьером Безуховым. «Даву поднял глаза и пристально посмотрел на Пьера. В этом взгляде, помимо всех условий войны и суда, между этими людьми установились человеческие отношения. Оба они в эту минуту смутно перечувствовали бесчисленное количество вещей и поняли, что они оба дети человечества, что они братья» [8: с. 120].

В трактате «В чём моя вера?» идея единства человечества подчёркивается мыслителем как его окончательный вывод, как непоколебимое убеждение: «…Я знаю теперь, что разделение моё с другими народами есть зло, губящее моё благо, — я знаю и тот соблазн, который вводил меня в это зло, и не могу уже, как я делал это прежде, сознательно и спокойно служить ему. Я знаю, что соблазн этот состоит в заблуждении о том, что благо моё связано только с благом людей моего народа, а не с благом всех людей мира… Я знаю теперь, что все люди везде равны и братья» [7: с. 207]. Л. Толстой верил, что милосердие, любовь победят в людских сердцах. Как бы долго люди не старались изуродовать землю, как бы не забивали ее камнями, чтобы ничего не росло на ней, как бы не дышали каменным углём и нефтью, как бы не обрезывали деревья и не выгоняли всех животных и птиц, — весна наступит. («Воскресенье»). Весна наступит, жизнь победит… Но чтобы это произошло, люди должны думать о будущем, должны жить по совести, жить в добре и любви.

Лучшие умы человечества всегда последовательно и решительно поднимали свой голос в защиту гуманистической культуры, выступали против тех, кто готов был, по выражению Т. Манна, принести в жертву и по-мошеннически отшвырнуть достижения культуры и принципы, которые делают человека человеком.

Конечно, мода на иррациональное, снобистский нигилизм, агрессивность, злость на человека, на просвещение, на разум, на прогресс и сейчас не устарели, им еще привержены определенные круги как в политических, так и в духовных сферах, как за рубежом, так и у нас.

И все-таки разум, гуманизм, красота отстоят себя, станут ведущей тенденцией национальной и мировой культур. Тревожные призывы деятелей культуры побуждают нас задуматься о нашей нравственности, о милосердии, об экологии, о наших детях, матерях и отцах и, конечно же, о судьбах мира, о перспективах человечества в целом.

Конечно, в современных условиях быть слепым оптимистом глупо, но быть пессимистом еще более нелепо. По мнению английского писателя Г. Честертона, оптимист, считающий, что жизнь хороша, всетаки может изменить ее к лучшему. Это кажется парадоксом, но причина проста. Пессимиста зло приводит в ярость, оптимиста удивляет. Оптимисту мало признать действительность мерзкой, — он признает ее достойной смеха, а не слез. Пессимист, в сущности, и не видит зла на неприглядном, темном фоне. Зла нет, потому что все зло. Оптимист же, видя зло, стремится устранить его, преобразовать мир к лучшему. Оптимизм дает надежду.

В современных условиях, несмотря ни на что, вопреки всем негативным общественным процессам, вопреки всем деградирующим чертам в сфере самой культуры, современной культуре должен быть присущ оптимистический пафос, она сама должна верить в неизбежное торжество гуманизма, науки, морали и красоты и утверждать эти высокие духовно-культурные ценности в сознании и сердцах людей.

Только на таком пути, только таким образом духовная культура выполнит свою миссию, сможет обеспечить прогресс общества, становление и упрочение общечеловеческой мировой цивилизации.

1. Блок А.А. Крушение гуманизма // А.А. Блок Собр. соч.: В 8 тт. Т. 6 – М.: Гослитиздат, 1960. – 376 с.

2. Жид А. Новая пища. – М.: «Журнально-газетное объединение», 1936. – 48 с.

3. Манн Т. Собр. соч.: В 10 тт. Т. 10. – М.: Художественная литература, 1961. – 641 с.

4. Нилл А. Саммерхилл: Воспитание свободой. – М.: Педагогика – Пресс, 2000. – 296 с.

5. Ортега-и-Гассет Х. Запах культуры. – М.: Алгоритм, 2006. – 383 с.

6. Парамонов Б.М. Конец стиля. – М.: «Аграф», 1999. – 451 с.

7. Толстой Л.Н. Исповедь. В чем моя вера? – Л.: «Художественная литература», 1991. – 384 с.

8. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 тт. Т. 16 – М.: Художественная литература, 1983. – 443 с.

9. Уайльд О. Изб. произв.: В 2 тт. Т. 2 – М.: Наука, 1993. – 543 с.

10. Уэльбек М. Погоня за счастьем. – М.: Иностранка, 2005. – 343 с.

11. Фест И. Адольф Гитлер. – Пермь: Алетейя, 1993. – 368 с.

12. Юнгер Э. Излучения. – СПб.: Владимир Даль, 2002. – 784 с. современной художественной культуры Под культурой традиционно понимают искусственную среду в жизни людей, созданную человеческой деятельностью. Две основные формы деятельности — познавательная и трудовая — являются прародителями и движителями культуры.

Под социокультурным пространством, проводя параллель с представлениями Питирима Сорокина о социальном пространстве, мы можем понимать поле деятельности человека, возделывающего культуру. Это поле представляет собой социум, наполненный основными элементами культуры, которые определяют её структуру, а именно: артефактами, символами, ценностями, информацией, организованными человеком системными образованиями, излучающими дух гармонии. В широком смысле слова социокультурное пространство есть распространённая на земле и за её пределами ноосфера, включающая в себя социосферу, техносферу, ландшафтную среду, семиотическое пространство и другие сферы, а также индивидов, проявляющих себя в этих многочисленных сферах бытия в качестве творцов культуры. Чтобы понять социальную значимость художественной культуры, надо определить её место в системе культуры и в социокультурном пространстве, её жанры и функции. Только после этого можно будет говорить о влиянии художественной культуры на общественную жизнь.

Место художественной культуры в системе культуры Для понимания места художественной культуры в системе культуры следует обратиться к взглядам М.С. Кагана. Этот известный автор понимал культуру не только как результат материальной и духовной деятельности человека, но и как сферу бытия природы, с которой человек всту ает во взаимодействие, и даже как самостоятельную духовную сущп ность, выходящую за пределы социума и человеческого сознания. Эту позицию М.С. Каган выразил в своей схеме, или модели, культуры [1: с. 85]:

Выход культуры за пределы социума означает, что в случае гибели человека и всего общества культура всё же останется — как мёртвый памятник угасшей человеческой цивилизации. Примеры такой невероятной ситуации имеются. Достаточно вспомнить мёртвые культуры острова Пасхи или народа майя в Центральной Америке и др.

Можно указать и на другую модель культуры, предложенную М.С. Каганом [2: с. 10–13]. Он полагал, что культуру можно представить в виде тройной спирали, напоминающей по принципу построения молекулу ДНК. На первом витке спирали моделируется предметная деятельность человека, на втором витке — культура общения, на третьем витке — образно-символическая деятельность людей. Вся эта спираль изображает внегенетическую память истории, а третий виток спирали символизирует художественную деятельность людей. Исходя из своей общей системной концепции культуры, М.С. Каган считал художественную культуру особой культурной подсистемой наряду с материальной и духовной подсистемами. Специфику художественной культуры он усматривал в её субъект-объектном характере, в активном воздействии творчества художника на материальную среду бытия.

Другие авторы интерпретируют культуру иначе. В.М. Межуев, например, называет культурой не совокупность артефактов, технологий и видов деятельности человека, но смыслы его среды бытия. «Культура, — пишет он, — это не то, что можно непосредственно наблюдать в действительности, а то, что мы выделяем в ней в качестве чего-то для нас важного и ценного» [3: с. 25]. Такой определяющей ценностью этот автор называет общественно-историческую деятельность человека, выступающую в форме общественных отношений, которые включают в себя отношения «между культурой и природой,… между культурой и обществом,… между культурой и личностью» [3: с. 306]. В этой концепции художественная культура вплетена в саму человеческую деятельность, является истоком, целью и средством культурного процесса. Без неё невозможна самоидентификация человека в сфере своей национальной культуры.

Т.Н. Суминова понимает художественную культуру как многоуровневую систему, в которой можно выделить текст, контекст, гипертекст и инфотекст. В текстах культуры важны коды и топосы, в контекстах культуры выражена творческая, инновационная роль художника, «порождающего» тексты культуры. Художественная культура есть одно из явлений социального бытия: «Творчество, или культурная инноватика, — пишет Суминова, — представляет собой одно из важнейших явлений культурогенеза…» [4: с. 79].

Художественная культура как гипертекст требует от человека умения различать языки и коды в мультикультурной среде, специфику коммуникативного процесса, меняющиеся ценности и выбирать типы социального поведения. Наконец, современная культура, в которой средства массовой информации могут создавать мир виртуальных художественных ценностей, по мнению Суминовой, превращается в «инфосферу с вращающимися языковыми формами, артефактами, художественными текстами, информационными ресурсами» [4: с. 157]. Все эти концепции не детализируют культуру и не показывают истинного места художественной культуры в системе культуры. Как же следует понимать это место?

Обычно культуру представляют себе в виде объёма, ограниченного сферой. Внутри этой сферы культуру подразделяют на материальную и духовную.

Такая схема слишком упрощённо представляет культуру. Можно её усложнить, поместив в материальную полусферу, или лучше сказать, полушар культуры, труд по изготовлению продуктов питания, одежды, стройматериалов, зданий, сооружений, дорог и т.п. В духовный полушар можно поместить символы, искусство, моральные нормы, моральные оценки, религиозные идеи и ценности разной духовной природы. Даже если мы представим себе, что эти два полушара, эти видоизменённые «матрёшки» переплетаются, имеют взаимопереходы, такая модель окажется ограниченной, негибкой. Ибо современная культура представляет собой систему разных культур, находящихся в одном социокультурном пространстве. В литературе она получила название мультикультурной среды, или мультикультуры. Ещё в 70-е годы ХХ века Абраам Моль ввёл в обиход понятие «мозаичной культуры», которая имеет в себе возможности образования элитарной и массовой культур. Мозаичность всё же не означает мультикультурность, а скорее дифференцированность культуры и отдельных мультикультур на групповые, этнические, личностные, гендерные варианты культур.

Такие представления нам кажутся устаревшими. Ведь культур можно выделить по разным основаниям великое множество: молодёжная культура, национальная культура, культура поведения, языковая, технологическая культура, культура быта, ландшафтная культура и т.п. Где же находится место художественной культуры?

Чтобы найти это место, надо понять специфику художественной культуры. Она выражена в термине художественность, который означает проявляемость вещей, предметов, процессов и событий мира через гармонические образы. Природа содержит в себе гармоническую целостность, которую человек воспринимает через образы и которые он может изменить, используя энергетическую составляющую — информацию и интеллект.

Целесообразно эту обычную модель культуры видоизменить для лучшего понимания культур. Художественная культура отличается от других видов культур (бытовой, молодёжной, моды и т.п.) своим соприсутствием во всех культурах. Она напоминает срез культуры, который может пройти в любом месте социокультурного пространства, то есть по любому из 360 градусов объёмной сферы, или своеобразного шара культуры.

Это означает, что благодаря своей образной гармоничности, выражающей её субъект-объектный характер, художественная культура может присутствовать во всех видах материальной и духовной культуры с помощью своих срезов: информационного, эстетического, ценностного, образного, символического и др. С онтологической точки зрения праматерью художественной культуры является природа с её очагами гармонии внутри бессистемного хаоса. С гносеологической точки зрения праотцом художественной культуры является информация, точнее информационный поток, напор информации, сообщающий художественной культуре эффект проницаемости во все части социокультурного пространства. Через информацию идёт общение человека с культурой. При этом следует предостеречь от упрощённого подхода к эффекту проницаемости культурного пространства. Если представить себе живое тело культуры в виде древа, то проницаемость внутри него не может быть обеспечена механическим путём — когда, например, это тело, изъеденное древесными жуками, получает внутри себя искусственные ходы, проеденные жучками каналы, по которым могут идти сообщения. Нельзя представлять себе канал общения и в виде своеобразной мембраны, через которую информация или художественная гармония может передаваться из одной части социокультурного пространства в другую. Это тоже будет механическим подходом к явлению проницаемости. Всепроникающий эффект художественной культуры может обеспечить лишь гармония, объективно заложенная в природные структуры и субъективно проявляющаяся через эстетическое чувство и волевые действия человека. Можно определённо утверждать, что художественная культура есть пространство бытия человека, которое он воспринимает и творит с помощью художественных образов и символов. Образно-символическая деятельность является творческой деятельностью: она творит красоту мира и человеческого духа.

Жанры художественной культуры и их классификация Художественная культура, присутствуя во всех слоях культуры, имеет и собственные виды и жанры. Среди жанров можно назвать (по мере убывания популярности) телефильмы, кино, поп-музыку, художественную литературу, видеоклипы, радиотрансляции музыкальных произведений, спортивные зрелища и т.д. Как разобраться во всех этих многочисленных жанрах и как их классифицировать? Можно классифицировать жанры по разным основаниям:

– по их содержанию;

– по форме их выражения;

– по функциональному проявлению;

– по особенностям их языка;

– по социальной направленности.

Содержание жанра определяется художественными достижениями или материальными средствами их воплощения, объектами, которые служат прототипами произведений. Например, содержанием кино как жанра художественной культуры служат как сами кинофильмы, лежащие на полках киноархивов, так и сеть кинотеатров, учреждений кинематографа, помогающих донести творчество мастеров кино до зрителей. Но самым главным содержанием жанра кино является жизнь людей, особенности их личности и социального поведения.

Форма выражения жанра может быть вещественно-объектной, духовно-символической и социально-ситуативной. Например, театр отображает жизнь людей, показывает людям образцы социального поведения, но делает это по-разному. Художественный театр ставит пьесы о проблемах жизни, используя мастерство актёров, кукольный театр использует в основном речевое мастерство актёров и символическиобразное воздействие своих героев — кукол. В разных же социальных ситуациях (например, во время торжественных празднеств, народных гуляний, отдыха людей в здравницах во время отпусков) и тот, и другой театр может использовать комедию, драму, шумную мистерию, диалог со зрителями для лучшей передачи своих идей зрительской аудитории.

Функциональное проявление жанров художественной культуры выражается в основном в трёх вариантах: 1) живое общение творцов культуры со зрителями, слушателями (например в театре, на эстраде, во время публичных лекций); 2) разговор со зрителями через вещные произведения искусства (картину, архитектуру, продукты моды, книгу и др.); 3) воспроизведение жизни прошлых поколений в искусстве для пробуждения в сознании людей архетипических ценностей (в фольклоре, в архитектуре, в художественной литературе и кино).

По способам выражения в языке жанры можно подразделить на использующие вербальный язык и использующие невербальные, особые языки для художественного воздействия на людей. На вербальном языке основано существование таких жанров, как кино, театр, фольклор, бардовская песня, эстрада, радио как вид культуры. Невербальные языки используются во многих других жанрах: в живописи говорят на языке цвета, света и образа, в архитектуре — на языке формы, образа и цвета, в дизайне — на языке эргономики, удобства, лаконичности внешней формы изделия, в танце — на языке поз, движения и жестов и т.п.

Социальная направленность жанров зависит от аудитории, воспринимающей культуру и выбирающей как приоритетный тот или иной вид культурных ценностей. Массовый потребитель требует упрощённых и дешёвых произведений культуры: детективов в кино и литературе, эстрадной песни, юмористических интермедий, прикладных видов искусства. Элитная публика требует осмысления жизни, решения нравственных проблем, погружения в глубины человеческого духа. Это мы можем встретить в серьёзной художественной литературе, в драматическом кино, в поэзии и классической музыке. Детская и юношеская аудитория требует игровых форм выражения жанра, впечатляющего воздействия художественного творения на эмоциональную сферу сознания.

Следует учитывать, что один и тот же жанр (например, видеоклипы) может и должен проявляться в разных социальных группах по-разному: среди детей и пенсионеров, мужчин и женщин. Нужно находить свои ценности, свои идеалы, свои мотивы практического поведения в обществе.

Общим для всех оснований классификации жанров является наличие в них художественности, выражающейся в системной организации продукта творчества, в гармоническом его воздействии и в символическо-образном его восприятии людьми.

Необходимо понимать, что жанры не существуют само по себе в отрыве от общественных потребностей. Их появление и развитие обусловлено, с одной стороны, поисковым алгоритмом человеческого сознания: через культуру, игру возможностей развития человек ищет новые формы социальной адаптации к миру. С другой стороны, развитие жанра зависит от новых условий бытия человека, от развития науки и появления новых видов техники. Поэтому мы вправе говорить о том, что существует жизнь жанров, их самораскрытие, их расцвет и умирание. Подобно живым организмам, жанры как духовно-эстетические организмы обладают такими свойствами, как автономность, обмен информацией, веществом и энергией с окружающей средой, то есть с обществом. Заимствования свойств и особенностей других жанров логично сравнить с обменом веществ, у которых есть свои принципы совершенствования и др. Кроме того, нужно помнить, что жанры живут лишь тогда, когда они востребованы творцами и публикой, пока они соответствуют социальной ситуации. Например, вместе с уменьшением количества сельских жителей в России постепенно исчезли такие жанры народного искусства, как частушки, хороводы, исчезают и старинные свадебные и религиозные обряды. Обобщая представления о жанрах художественной культуры, следует объединить их в три основные группы культурного творчества, живущие и сейчас: массовая культура, элитарная культура и народная культура. Их не стоит противопоставлять друг другу, поскольку, например, массовость народной культуры ничуть не уступает массовости поп-культуры — она укоренена в национальном архетипе, в исторических традициях народа. Точно так же и элитарная культура через свои лучшие образцы может быть тесно связана с народным самосознанием, с массовыми представлениями о национальных ценностях.

Попробуем предыдущие размышления представить в таблице.

По содержанию Совокупность Вещественно-объектные Через живое худо- Вербальные (театр, Массовые (кино, видеопроиз едений в (дизайн, живопись, мода, жественное обще- кино, фольклор, бар- клипы) искусства, народные промыслы, ние со зрителем, довская песня) и орга изации художест енной культуры Прототипы Духовно-сим олические худо ественных Под функциями художественной культуры следует понимать те роли, которые выполняет художественная культура в обществе, и те воздействия, которые она оказывает на людей. Существует довольно много функций художественной культуры. Следует упомянуть о таких необходимых функциях, как: 1) образно-символическая; 2) игровая; 3) ценностная; 4) коммуникативная; 5) нарциссическая; 6) нравственновоспитательная; 7) идеологическая; 8) мифологическая; 9) утопическая; 10) манипулятивная: 11) рыночная. Функции для лучшего их понимания можно объединить в две основные группы, например, такие: 1. Образно-символические (образно-эстетическая, игровая, нарциссическая, мифологическая, утопическая);

2. Информативно воздействующие (коммуникативная, манипулятивная, ценностная, нравственно-воспитательная).

Функциональное воздействие художественной культуры весьма разнообразно и сложно. Можно упомянуть о таких его свойствах, как избирательность, переплетение, и энергетическая заряженность функций. Первое свойство, избирательность, — это направленность культурного воздействия на определённый социальный слой (например, пенсионеров). Второе свойство означает, что сразу несколькими функциями художественное явление может обнаруживать себя (например, образно-символически, через игру, утопически, нравственно). Третье означает, что позитивный, побуждающий к поступкам тон произведения, или негативный тон, вызывающий успокоение души, расслабление ума и воли, могут вызвать определённые ожидаемые умонастроения и типы поведения в обществе.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Институт экономики, управления и права (г. Казань) КАЗАНСКИЕ НАУЧНЫЕ ЧТЕНИЯ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ – 2009 Материалы докладов Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов 25 декабря 2009 г. В двух томах Том второй Казань Познание 2010 УДК 34:159.9:31:32:93/99:1:008:2 ББК 67+88+60+66+63+87+71+86 К14 Печатается по решению Ученого совета и редакционно-издательского совета Института экономики, управления и права (г. Казань) Председатель редакционной Ректор Института...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова Российско-германский центр культурно-образовательных связей и программ Научно-исследовательская лаборатория межкультурных исследований ДИАЛОГ КУЛЬТУР – КУЛЬТУРА ДИАЛОГА Материалы международной научно-практической конференции Кострома, 1–5 сентября 2009 года Кострома 2009 ББК 71.081.4я431+71.07я431 Д 44 Печатается по решению редакционно-издательского совета КГУ им. Н. А. Некрасова Рецензенты: Н. А....»

«Пермский государственный университет Философско-социологический факультет Философский факультет Люблянского университета (Республика Словения) ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Уважаемые студенты и аспиранты, молодые ученые! Приглашаем Вас принять участие в XIV Международной конференции молодых ученых Человек в мире. Мир в человеке: актуальные проблемы философии, социологии, политологии и психологии. Очная часть конференции состоится 27-28 октября 2011 г. в Пермском государственном университете. Основной...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТУРИЗМА И СЕРВИСА Факультет туризма и гостеприимства Кафедра философии, социологии и психологии ДИПЛОМНАЯ РАБОТА на тему: СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РАБОТА С НЕБЛАГОПОЛУЧНОЙ СЕМЬЕЙ по специальности: СОЦИАЛЬНАЯ РАБОТА Трунов Студент Юрий Владимирович кандидат политических Руководитель наук, доцент,...»

«Российское психологическое общество Факультет психологии Южного федерального университета совместно с Восточно-Европейским институтом психоанализа (ВЕИП) Европейской конфедерацией психоаналитической психотерапии (ЕКПП) и Европейской Ассоциацией психологического Консультирования (ЕАК) ВСЕРОССИЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ КАТЕГОРИЯ СМЫСЛА В ФИЛОСОФИИ, ПСИХОЛОГИИ, ПСИХОТЕРАПИИ И В ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ Ростов-на-Дону, ЮФУ 23–26 апреля 2014 г.   1   Конференция...»

«С.Л. Василенко ОБЩЕЕ И ЧАСТНОЕ В СИСТЕМАТИКЕ ЗОЛОТОЙ ПРОПОРЦИИ В порядке научной дискуссии в рамках Международной online-конференции Золотое сечение в современной наук е, посвященной 70-летию профессора, д.т.н. Алексея Петровича СТАХОВА Мы избежим половины разногласий, если сойдемся в определениях. Верно определяйте значения слов, и половина споров станет ненужной. Рене Декарт (1596–1650), французский философ и математик Введение. Объектом исследования-эссе являются обобщения золотого сечения...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК РАН ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ РАН ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИКО МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ РАН ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ ИМ.В.А. ТРАПЕЗНИКОВА РАН НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО МЕТОДОЛОГИИ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ РАДИОТЕХНИКИ, ЭЛЕКТРОНИКИ И АВТОМАТИКИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.В. ЛОМОНОСОВА И С КУС С Т В Е Н Н Ы Й...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПРАВА СО РАН НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ МАТЕРИАЛЫ VIII РЕГИОНАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ СИБИРИ В ОБЛАСТИ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК Новосибирск ББК УДК 303. Актуальные проблемы гуманитарных и социальных исследований. Материалы VIII Региональной научной конференции молодых ученых Сибири...»

«Приложение 4 Научная и учебно-методическая работа МГКМИ им.Ф.Шопена Одним из главных направлений работы в колледже является научная и учебно-методическая работа преподавателей. В 2008-2012 учебном году преподаватели колледжа приняли участие в следующих мероприятиях: Участие в научно-практических конференциях, совещаниях, коллегиях, семинарах. 2008 год: Преп. И.Н.Габриэлова, Л.Г.Заковряшина, С.В.Парамонова, Л.И.Красильникова,проф. Э.А.Москвитина - Педагогические чтения 2008 Детская школа...»

«Торсионные поля и информационные взаимодействия – 2009 Трансдисциплинарные предпосылки информологической архитектуры Ноткин А.В. Руководитель научного центра Гамма, член Союза Архитекторов РФ КБР, г. Нальчик. тел. (8662) 420 407, (8662) 740 992 e-mail alnoirs3@mail.ru Мокий В.С. Доктор философии, профессор, Директор Института трансдисциплинарных технологий. КБР, г. Нальчик. vmokiy@yandex.ru, тел: +7 866 2 976 792 Основные понятия и определения трансдисциплинарного подхода, положенные в основу...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Московский государственный технологический университет СТАНКИН МАТЕРИАЛЫ III НАУЧНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МАШИНОСТРОЕНИЕ – ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ (МТИ-2010) СЕКЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ, СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ И ФИЛОСОФСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ноябрь-декабрь 2010 г. МОСКВА 2010 УДК 002:621 Материалы научно-образовательной конференции III Машиностроение – традиции и инновации (МТИ-2010). Секция Экономические,...»

«Его Преосвященство, Герхард Людвиг Мюллер Проф., доктор honoris causa mult. Герхард Людвиг Мюллер, Епископ г. Регенсбург, Почетный профессор мюнхенского Людвиг-Максимилианс Университета Содержание (russische Version im Aufbau) 1. Жизнь и научная деятельность 2. Епископская хиротония 3. Епископское служение а) пастырское служение б) визит папы Бенедикта XVI в Регенсбург в 2006 году в) содействие и поддержка образования и культуры г) работа в трех комиссиях епископской конференции Германии д)...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.