WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

2005 Известия УрГУ № 34

Е. М. Раскатова

«ДРУГОЕ» ИСКУССТВО

В КОНТЕКСТЕ ВРЕМЕНИ:

ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Во время конференции, проводившейся в Уральс­ ком государственном университете 28 -2 9 мая 2004 года, в ходе обсуждения проблемы «Роль интеллигенции в формировании гражданского общества и развитии толерантно­ сти» доктор философских наук

Е. Н. Яркова представила раз­ личные современные научные типологии толерантности. Дей­ ствительно, современная философская мысль дает множество ин­ терпретаций такого сложного и нового для нас понятия, как «то­ лерантность». Американский ученый М. Уолцер описывает то­ лерантность через характеристику мотивов, среди которых мож­ но найти отстраненность, связанную с нежеланием противосто­ ять или ощущением бессмысленности противостояния; безраз­ личие; моральный стоицизм, позволяющий проявить любопыт­ ство к чужим заблуждениям; восприятие различий как обществен­ ного блага и восторженное поддержание всякого многообразия.

Отечественный философ В. А. Лекторский предлагает собствен­ ную типологию толерантности: толерантность как безразличие;

толерантность как невраждебность при невозможности понима­ ния; толерантность как снисхождение к слабостям других, с не­ которым оттенком презрения к ним; толерантность как расши­ рение собственного опыта, предполагающая возможность кри­ тического диалога1 Подобный взгляд на проблему развивает.

С. Г. Ильинская, укрупняя типологию толерантности: «импер­ ская» модель, когда при негативном понимании свободы друго­ му позволяют быть другим, проявляя терпимость индифферент­ ного типа, и модель «сопричастности», когда другого принима­ ют как другого, солидаризируясь с ним2. Н. Н. Федотова счита­ ет, что толерантность - это «...признание легитимности закон­ ных и не расходящихся с моралью интересов другого и откры­ тость по отношению к его опыту»3. В. И. Гараджа рассуждает о толерантности в связи с проблемой религиозной нетерпимос­ ти: «...Толерантность - не солидарность, не согласие, между “нами” и “другими”, но признание за другими права быть не та­ кими, как мы, не соглашаться с нами...»4 Мы разделяем мнение тех ученых, которые понимают толерантность как уважение че­ рез узнавание и понимание «другого».

Логика исторического развития привела современное запад­ ное общество к пониманию толерантности как одного из важ­ нейших принципов существования. Государство пришло к поЕ. М. Раскатова, Культура ниманию необходимости формирования у граждан толерантного мышле­ ния как условия сохранения не только своей гражданственности, цивили­ зованности и др., но - в условиях нарастания глобальных проблем - со­ хранения общества как такового. В зарубежной литературе исследуются различные формы, методы, механизмы воспитания толерантного созна­ ния (от школьных программ до общегосударственных политических стра­ тегий). Их анализ показывает, что, как правило, речь идет о внимании к от­ носительно замкнутым локальным сообществам, отличающимся от гос­ подствующего большинства выбором веры, цветом кожи, ограниченными физическими возможностями и др.

Современная европейская (европоцентрическая) художественная куль­ тура выполняет функции воспитания толерантности в гражданском обще­ стве в не меньшей степени, чем специальные программы. Способность художественной интеллигенции формировать идеи, определяющие обще­ ственное развитие, вполне осознанно поддерживается и используется ев­ ропейскими социально-культурными системами. Примеры этому можно найти во всех сферах художественной культуры: современном кинемато­ графе, изобразительном искусстве, литературе. Позволим предположить, что фильм Б. Левинсона «Человек дождя» (1988), не случайно признан­ ный мировой классикой, во многом изменил сознание рядового среднего европейца, приоткрыв тайну другого мира, пусть не всегда, на первый взгляд, понятного, но, без сомнения, сложного, утвердил ценность «чело­ века внутреннего», стал своеобразным укором «человеку внешнему».

Мы пытаемся формировать гражданское общество в России, усвоив, переняв прогрессивный опыт развития общества европейского, в том чис­ ле говорим и о необходимости воспитания толерантности, особенно акту­ альном в свете сегодняшних российских проблем. Но нам кажется, что отечественная культурная традиция, сложившаяся в советскую эпоху, ча­ сто мешает принятию этой новой идеи. Тоталитаризм, с одной стороны, довел до предела культурную унификацию, утвердил в общественном со­ знании представления о художественной, культурной и - шире - жизнен­ ной норме, а с другой, создал устойчивые негативные стереотипы - образ «врага», под которым чаще подразумевался «пособник капитализма» сторонник и проводник западных идей, буржуазного образа жизни и т. п.

Одним из наиболее существенных последствий тоталитарного режима является устойчивое восприятие «другого» как чужого, неизвестного, бо­ лее того - врага. Настороженность, вызванная непониманием, провоциру­ ет не стремление узнать, а неприятие, стремление исключить культурное явление из сферы адекватного общественному сознанию.

Именно таким «правилам» подчинялось восприятие творчества аван­ гардного художественного меньшинства большинством соотечественни­ ков. Это было обусловлено как политикой тоталитарного государства, так и господствующим стилем «социалистического реализма», предопределив­ шим уровень художественного вкуса советских граждан. Сама мысль о ду­ ховной работе, требующей не только интеллектуального, но и нравствен­ ного напряжения, пугала обывателя. Встреча со сложным художествен­ ным произведением нередко порождала отторжение, иногда перерастала в агрессию с требованием «запретить» показ, публикацию. При этом офи­ циальные газеты и журналы демонстрировали не только удивительное совпадение «мнений» партийно-государственного руководства и совет­ ского народа, но и высокую степень доверия масс «официальному мне­ нию», выражавшуюся, как правило, в беспрецедентной формулировке:



«Я Б. Пастернака/В. Войновича/А. Солженицына и других не читал, но согласен с осуждением/исключением/высылкой и др.», - даже предпола­ гая купюры в подобного рода публикациях, провокационный и заказной характер ряда писем в редакции, нельзя ошибиться в определении общего негативного пафоса в восприятии «другого» искусства.

Недолгая «оттепель» в художественной жизни создала иллюзию возмож­ ности существования в советском культурном пространстве «разного искус­ ства». Однако процесс знакомства с зарубежным искусством XX века, реаби­ литации «русского авангарда начала века» был приостановлен «сверху». Так, например, коллегия Министерства культуры РСФСР 15 августа 1968 года осудила и потребовала прекратить «недопустимую практику организации рядом музеев РСФСР выставки частного собрания Л. Я. Рубинштейна»,«...ко­ торая состояла преимущественно из работ художников, являвшихся актив­ ными пропагандистами и представителями различных формалистических направлений и группировок в русском изобразительном искусстве первой трети XX века»5. Инструктивные документы Министерства культуры РСФСР и правления Союза художников РСФСР о подготовке к республиканским выставкам «Советская Россия» напоминают о недопустимости формальных поисков в советском изобразительном искусстве6.

Не менее показательным для характеристики отношения власти к со­ ветским художникам-авангардистам мы находим сюжет, развивавшийся вокруг проблемы нелегальных зарубежных выставок современного «ан­ тисоветского» искусства. В конце 1960-х годов был проведен целый ряд таких выставок в разных странах, что не могло остаться без внимания со­ ответствующих органов. Вопреки мнению журналиста датской газеты Йохана Меллера Нильсена, который полагал, что «режим всего лишь тер­ пимо относится к ним... Они - уже пройденный исторический этап и поэтому неопасны...»7, ЦК КПСС, Комитет государственной безопасно­ сти и Министерство культуры усмотрели в этом не только подпольную, но и подрывную деятельность по отношению к методологическим устоям советского искусства, в результате чего были выработаны позиция, стра­ тегия и тактика отношений государства с художниками. В данном случае нам важен не только факт пристального внимания ЦК КПСС и КГБ к со­ временной художественной жизни и его негативный пафос, но сами фор­ мы (формулировки) проявления этого внимания, которые демонстрируют крайнюю нелояльность, «нетолерантность» в подходах к оценке «друго­ го» искусства. В характеристиках8господствует оскорбительный тон, и да­ же если какие-то из посылок имеют реальные основания, употребление их в данном контексте несовместимо с представлениями о человеческом и гражданском достоинстве. Так, рефреном звучит мысль о психической неполноценности художников-модернистов: «...Ситников, страдающий психическим заболеванием...»; «...Группа художников-модернистов, име­ нующая себя “аутсайдерами”. К наиболее активным из них относятся:

В. Ситников, Д. Плавинский, В. Воробьев, А. Зверев, Э. Штейнберг, Н. Нетбайло, Б. Свешников. Большинство из них не имеет художествен­ ного образования, отдельные - психически неполноценны...» Необосно­ ванно ставятся под сомнение профессиональные качества художников:

«С 1965 года в группу пришел известный своей антиобщественной пози­ цией А. Глезер, совершенно не разбирающийся в искусстве, но обладаю­ щий большой пробивной силой...» Акции выявления центров «подполь­ ного» искусства в СССР предполагают оскорбительный для свободного человека интерес к его личной и семейной жизни: «...В середине 50-х го­ дов на дочери Крапивницкого женился Рабин, и центр группы перемес­ тился в Лианозово (по месту жительства Рабина)...» и т. д.

Меры, предпринимаемые различными органами власти по отношению к художникам, «...допускающим в своем творчестве отклонения от реали­ стического метода...», также демонстрируют высшую степень нетерпи­ мости. Так, например, выражена позиция Министерства культуры СССР:

«...Имея в виду систематическое участие в зарубежных “подпольных вы­ ставках” и ярко выраженные формалистические тенденции в творческой работе, противоречащие принципам Устава СХ СССР, Секретариат решил воздержаться от перевода из кандидатов в члены Союза М. Я. Гробмана и А. Р. Брусиловского...»9 В согласии с ней выступает и Союз художни­ ков СССР: «В настоящее время Союз художников СССР в уставном по­ рядке рассматривает на Секретариате правления вопрос о поведении чле­ нов Союза художников СССР - участников зарубежных модернистских выставок...» Таким образом, мы видим, что проявления какой-либо из форм толе­ рантности по отношению к «иному» искусству были чужды советским органам власти, доходившим до абсурдных заявлений, а редкие предло­ жения придать «борьбе» с этим искусством более или менее цивилизован­ ный характер встречали решительный отпор с их стороны. Так, на пред­ ложение наладить официальную торговлю произведениями авангардного искусства за рубеж, Министерство культуры отвечало: «Министерство культуры СССР не считает возможным организацию такой торговли, так как осуществление ее неизбежно войдет в противоречие с задачами про­ паганды лучших реалистических образцов советского изобразительного искусства за рубежом»1. После «бульдозерной выставки» (сентябрь, 1974) ситуация вокруг художников-авангардистов «новой волны» приобретает некоторые суще­ ственные особенности, в которых проявились принципиальные черты офи­ циальной культурной политики 1970-х годов. С одной стороны, государ­ ство создает легальные формы и каналы презентации их творчества, фор­ мируя тем самым, на наш взгляд, особую модель восприятия, а с другой через искусствоведческий официоз, систему художественного образова­ ния, средства массовой информации и т. п. продолжает формировать в об­ щественном сознании негативный образ «другого художника», представ­ ляя инакотворчество как инакомыслие, непонятность - как оппозицию:





«...А в общем в тот воскресный день (выставка открылась 15 сентября 1974 года) был развеян созданный западной пропагандой миф о “неприз­ нанных талантах”. Король оказался голым. Модернистов вывели на пуб­ лику, и они выставили себя во всем убожестве, потому что как явление искусства работы модернистов выглядят просто несерьезно. Серьезно здесь только то...... что наши идейные противники поднимают на щит пропаганды что угодно, лишь бы создать иллюзию “противообщества” (так в тексте. - Е. Р.) в нашей стране, в духовной жизни народа»1.

О восприятии «другого» искусства советским обывателем красноре­ чиво свидетельствует письмо участников субботника, проведенного осе­ нью 1974 года во время выставки произведений художников-авангардистов (письмо подписано 16 сентября 1974 г. рабочими - участниками вос­ кресника): «Мы, жители Черемушек, категорически протестуем против подобной художественной акции и требуем, чтобы законы нашей страны и общественный порядок в столице уважали так называемые свободные художники, не имеющие, видимо, ни малейшего представления об истин­ ном искусстве... Выяснилось также, что кое кто из этих художников, ре­ шивших выставиться таким странным образом, ранее промышлял сбытом своих картин в зарубежные страны и даже выставлялся там, наживая не столько деньги, сколько престиж “талантов, не признанных у себя на Ро­ дине”»13. В справке КГБ «О ряде советских художников, последователей модернистских течений в изобразительном искусстве», представленной в ЦК КПСС, среди характеристик присутствуют откровенно оскорбитель­ ные: «...’’аутсайдеры” В. Ситников, А. Зверев, Э. Штейнберг, Б. Свешни­ ков, Д. Плавинский, В. Воробьев - большинство из них не имеет художе­ ственного образования, отдельные психически неполноценны»14.

Сегодня мы во многом являемся наследниками подобной обществен­ ной оценки «другого» искусства. Искусство, расходящееся в методе с «по­ нятным», псевдореалистичным, иллюзорным (а шире - явления культуры, выводящие обывателя за пределы его уютного, но примитивного мира), по-прежнему для значительной части общества остается враждебным. То, что для Западной Европы и США постепенно становится частью повсед­ невной реальности (художественные и театральные акции, public art и др.), для современной России пока невозможно, так как нет основы, дающей возможность каждому попытаться понять «другого», нет культурной то­ лерантности. Эту основу вряд ли можно создать простой внешней привив­ кой, декларативным провозглашением западной нормы морали и обще­ жития. Необходимо какое-то «внутреннее» изменение воспринимающего сознания, воспитание, учитывающее сложившиеся стереотипы.

В настоящее время появляется большое количество литературы, кото­ рая способствует принципиальному переосмыслению ситуации, сложив­ шейся вокруг «другого» искусства, восстанавливает реальную картину художественной жизни Литература 1960-1970-х годов определяет место «другого» искусства в общем художественном процессе эпохи «позднего социализма». В та­ ких работах представлены проблемы взаимоотношений власти и художе­ ственной интеллигенции в Советском государстве, проблемы «другой»

культуры в советском культурном пространстве (границы, ценностные ори­ ентации, образ жизни художников, писателей и т. д.), попытки самоиден­ тификации этого культурного феномена.

Ближе подойти к пониманию внутреннего мира художественной ин­ теллигенции, понять движущие причины ее конформизма или диссидент­ ства, изучить данную категорию образованных людей «изнутри» помога­ ют мемуары1 и издания, которые являются своеобразной попыткой «самоописания» художников.

Одним из самых интересных фактов такого самоописания является, на наш взгляд, двухтомник «Другое искусство, Москва, 1956-1976. К хро­ нике художественной жизни», где названы и охарактеризованы не только эпицентры художественной жизни, но показан общий ход развития, тен­ денции. Хотя в книгах речь идет только о живописи, проблема существо­ вания искусства в рамках режима поднимается прежде всего как фило­ софская. Так, Э. Неизвестный пишет: «...Разногласия с соцреализмом возни­ кали прежде всего у фронтовиков. Многие из этих молодых людей были даже коммунистами, но их переживания, их жизненный опыт не соответствовали гладкописи соцреализма. Мы не теоретически, а экзистенциально выпадали из общепринятого. Нам требовались иные средства выразительности...»

Книги ценны прежде всего тем, что являются уникальным источником сведений о неофициальной культурной жизни 1970-х годов, в них собра­ ны воспоминания художников и окружения этих художников, в том числе таких знаковых шестидесятников, как Н. Я. Эйдельман и др. Авторы и со­ ставители создают своеобразную летопись, а вокруг отдельных событий выстраивается документальная основа (от писем трудящихся до заметок в отечественных и иностранных газетах). Через личный рассказ создается представление об атмосфере художественных кружков, квартирных выс­ тавок и т. д. То, что показано в книгах - необходимый для понимания культурных процессов контекст и даже не просто контекст, а именно те события культурной жизни, которые оказали влияние на представителей «другого» искусства, что особенно важно и почти не исследовано.

Двухтомник «Другое искусство» имеет и несомненную научную (ис­ кусствоведческую и культурологическую) ценность. Исследование твор­ чества отдельных художников здесь представлено краткими и точными комментариями специалистов-искусствоведов (в частности, Г. Маневича), суждения общего плана сформулированы различными важными для куль­ турной эпохи фигурами (Д. Гранин, В. Олейников, В. Свободин).

В последние годы изучение неофициальной культуры, культуры со­ ветского андеграунда приобретает все большие масштабы. Феномен «дру­ гой» культуры и связанные с ним реалии культурно-исторического про­ цесса (самиздат, тамиздат и др.) становятся объектом пристального вни­ мания не только в мемуарной, но и в научно-исследовательской и даже учебной литературе. Например, изданное в 2002 году учебное пособие Е. Ю. Скарлыгиной1, в котором содержится достаточно подробный обзор литературы советского самиздата и тамиздата, определены основные при­ чины возникновения этого явления в советской культуре, сделаны соот­ ветствующие выводы о культуре в целом.

Другим типом книги о неофициальной культуре послесталинского вре­ мени можно назвать расширенный очерк В. Долинина и Д. Северюхина1, где авторы не только воссоздают хронику неофициальной культурной жизни, констатируют известные или неизвестные факты, но пытаются донести до читателя ощущение различных культурных эпох, показать, как складывалось свободное, альтернативное официальному мировоззрение, передать атмосферу и рассказать об этапах формирования независимого культурного движения, сформулировать выводы о значимости этих явле­ ний для самоопределения отечественной культуры во все времена ее су­ ществования. Необходимо отметить, что авторы являются непосредствен­ ными участниками представленных событий, что, безусловно, сообщает книге характер личного документального свидетельства, в значительной степени эмоционально окрашенного.

Современным концептуальным исследованием ленинградского анде­ граунда (именно неофициальной литературы 1960-1980-х годов) является книга С. Савицкого18. Автора прежде всего интересует содержание поня­ тия «андеграунд» применительно к советской культурной ситуации, он ищет причины возникновения явления и исследует формы его воплоще­ ния в культурной истории. В книге предлагается определение советского андеграунда и устанавливаются отличия этого явления от типологически сходного европейского феномена. Автор высказывает дискуссионное по­ ложение о сознательной деполитизации советского неофициального ис­ кусства. С. Савицкий определяет характерные признаки культуры ленин­ градского литературного андеграунда, которыми, с его точки зрения, яв­ ляются приватный характер литературно-художественных акций, девиан­ тность поведения художника, а также иррациональность его мироощуще­ ния. Немало внимания уделяется и религиозности как характерной черте определенной части ленинградского андеграунда. (Сходные замечания высказаны В. Долининым и Д. Северюхиным.) С. Савицкий ставит про­ блему границ между официальной и неофициальной культурой, которая не может быть решена однозначно (пример А. Битова и др.). Книга С. Савицко­ го, возможно, во многом дискуссионна, но автор одним из первых пытается осмыслить и решить вопросы существования советского андеграунда как глу­ бокую общекультурную проблему. Это исследование, несомненно, важно для понимания мироощущения и позиции художника, пытающегося, находясь под гнетом официальной культуры, сохранить независимость, создать свой цен­ ностный мир, найти формы диалога с читателем.

К числу наиболее интересных, прямо обращающихся или затрагиваю­ щих вопросы неофициальной культуры можно отнести книги В. Лебеде­ вой1 (даже само название книги указывает на определенную «культурологему» - «миф»), Т. Никольской2 и др. Авторы таких исследований часто участники или очень близкие свидетели описываемых событий и про­ цессов (если речь идет о недавнем времени), что, несомненно, придает работам значение современного документального свидетельства. Особен­ но значимым в этом отношении представляется активное введение в текст исследования многочисленных материалов интервью с художниками. Ис­ следователи ставят перед собой цель - не только проанализировать фено­ мен искусства с точки зрения его формообразующих свойств, но и создать образ эпохи, оценить общее направление культурного движения и разви­ тия. Уникальное значение в качестве развернутой характеристики куль­ турной эпохи (в данном случае, литературно-культурной) 1960-1970-х годов имеет книга Т. Никольской. В ней собраны литературоведческие очерки автора, относящиеся к разному времени и рассказывающие о раз­ личных литературных явлениях, но в целом создающие картину динами­ ки русского литературного авангарда, устанавливающие преемственность художественной традиции - связь между 20-ми и 60-70-ми годами XX века.

В третьей части книги представлены очерки-воспоминания автора о геро­ ях литературного авангарда ленинградской неофициальной культуры:

от малоизвестных широкому читателю Л. Н. Черткова, А. Хвостенко до И. Бродского. Мы видим детально представленные формы культурно­ го быта (квартирные выставки, «субботы» и др.), в книге обозначен ряд факторов, оказавших влияние на формирование мировоззрения художе­ ственной интеллигенции, передано содержание бесед и споров, проходив­ ших в культурных кружках - таким образом создается неповторимый ко­ лорит художественной среды и эпохи.

В последние годы эпоха семидесятых как самостоятельный культур­ но-исторический феномен все чаще привлекает внимание исследователей разного плана. Значительная часть материалов, представленных в рабо­ тах, так или иначе касается проблем неофициальной культуры, «другой культуры», искусства андеграунда и т. п. Первым научным фактом, акту­ ализировавшим 1970-е годы как особую культурную эпоху, стал сборник статей «’’Семидесятые” как предмет истории русской культуры»21, открыв­ шийся дискуссией, в которой приняли участие К. Рогов, Витторио Страда, Н. В. Котрелев, А. Л. Осповат, Л. Лурье, И. П. Уварова, Н. Алексеев, пы­ тавшиеся определить границы и культурное наполнение эпохи. В сборни­ ке впервые представлена хроника культурной жизни 1970-х годов, приве­ дены документальные и исследовательские материалы, намечены многие дальнейшие пути разработки проблемы.

Показателем возрастающего научного интереса к эпохе стал проект «Художественная жизнь России 1970-х годов: самосогласованная систем­ ная целостность» и серия сборников статей22, опубликованных по итогам его выполнения. Исследователи пытаются создать представление о 70-х годах как о некоей системной целостности, со своей внутренней логикой, законами развития, и поместить это условное десятилетие в общее про­ странство советской культуры. Среди авторов статей и экспертных зак­ лючений - сотрудники государственного института искусствознания, де­ ятели культуры, специалисты-гуманитарии. Безусловно, позитивным фак­ тором этих исследований различных сторон официальной и неофициаль­ ной культуры «брежневской эпохи» является стремление расширить и ус­ ложнить представление о содержании происходивших в то время процес­ сов, снять часто встречающуюся публицистическую однозначность оце­ нок эпохи. Несомненной заслугой авторов стало определение дефиниции «семидесятые». Авторы решают задачу показать противоречивость этих лет, когда, с одной стороны: «На переломе и далее почти вплоть до наших дней они будут интерпретироваться преимущественно как альтернатива, как законченная негативная модель, надлежащая быть разбитой и полнос­ тью дискредитированной для создания новой демократической культур­ ной модели...», а с другой: «...С течением времени 1970-е годы все яснее видятся также и как прямая предтеча многих сегодняшних тенденций и яв­ лений, корни которых лежат именно в почве недавно ушедшей историчес­ кой поры, именуемой “застой”...»

Особенностью книг о 70-х годах XX века является тот факт, что авто­ ры - чаще всего непосредственные участники описываемых культурных событий, что делает их статьи живым, ярким, эмоциональным, личност­ но-окрашенным документом эпохи. Основное внимание авторов публика­ ций отдано проблемам зарождения, бытования, исторической роли не­ официальной, главным образом художественной, культуры, ставшей в ис­ следуемую эпоху залогом существования и развития культуры вообще.

В ряде случаев также делается попытка по-новому осмыслить и офици­ альную культуру - показать реальное «расслоение» художественной ин­ теллигенции. Концептуальные выступления ряда авторов отличает под­ линный историзм - эпоха осмысливается в тесной генетической связи с 1960-ми годами и, в свою очередь, внутри нее устанавливаются основа­ ния для дальнейшего пути развития культуры, каким мы видим его в 1980— 1990-е годы. Можно согласиться с заявленной авторами позицией: продеИзвестия УрГУ № данная работа - первый этап масштабного исследовательского процесса, обозначение координат, выдвижение острых проблем, создание в той или иной мере новой документальной базы будущих научных разработок.

С нашей точки зрения, интересным и значимым для понимания кон­ цепций статей фактом является то, что их авторы (специалисты различ­ ных гуманитарных профилей) в силу исторических обстоятельств чаще всего стоят на позициях, чрезвычайно близких позиции самой художествен­ ной интеллигенции. Более того, непосредственное участие авторов статей в реальной художественной жизни 1960-1970-х годов позволяет им объек­ тивно почувствовать и воссоздать ту сложность атмосферы, внутреннюю дифференциацию в среде самой художественной интеллигенции, которая была важной характеристикой происходивших процессов. Исследователи представляют 1970-е годы как время расширившихся возможностей для индивидуального выбора позиции (как эстетической, так и гражданской), этот выбор определял характер взаимоотношений власти и художника, что провоцировало в дальнейшем очень личные оценки действий власти не только художниками, но и исследователями художественной жизни де­ сятилетия. В целом сборники представляют материал поистине уникаль­ ный в отечественной историографии, позволяющий многогранно предста­ вить не только художественные процессы, но и сущностные черты само­ сознания художественной интеллигенции 1970-х годов.

Нам кажется, что современная литература, раскрывающая феномен «дру­ гого» искусства 1960-1970-х годов, восполняющая грандиозный пробел в культурной памяти, дающая возможность познать явление не только науч­ ным методом, но и через человековедение, помогает современному человеку встать на позицию понимания и приятия данного «другого», а через это обре­ сти способность принимать «другое» вообще, каким бы чуждым оно не пред­ ставлялось сначала, т. е. способствует воспитанию адекватной толерантнос­ ти. Возможно, именно сегодня могут обрести реальное воплощение слова В. Немухина: «Эти три гениальных шизофреника (В. Яковлев, А. Зверев, Вейсберг) утвердили в “здоровом” советском обществе право на болезнь как спо­ соб постижения бытия. Каждый из них по-своему и абсолютно неповторимо явил удивительные примеры целостного видения мира, ту самую “мудрую детскость”, которая всегда есть торжество “внутреннего человека ”, посто­ янный укор “человеку внешнему”»23.

Р. 8. Весной 2004 года в ГИМе (Москва) состоялась выставка «Москва - Берлин / Берлин - Москва, 1950-2000 годы», где отечественное искусство представлено в первую очередь художниками «другого» искусства (И. Кабаковым, Э. Булатовым, В. Комаром и А. Меламидом, О. Куликом и др.). Такая концепция уже свидетельствует о новом уров­ не осмысления «другого», проявившемся сегодня в культурной практике. Но, кроме того, нам показалось, что современные художники (не только российские, но и немецкие) час­ то предлагают иной взгляд на проблему толерантности в целом, со свойственной авангар­ дному искусству остротой ставят вопрос о границах толерантности, непредсказуемых ис­ торических и культурных последствиях безграничного и безраздельного приятия, про­ возглашаемого современной западной культурой.

1 См.: Филос. науки. 1997. № 3-4. С. 15.

2 См.: Полис. 2003. № 6. С. 103.

3 Филос. науки. 2004. № 4. С. 11.

5 Государственный архив Российской Федерации (далее ГАРФ), ф. А-501, д. 5676, л. 187.

6 ГАРФ, ф. А-501, д. 4611, л. 59-69; д. 6149, л. 98-199; д. 6399, л.1-15; д. 7015, л. 6-11; д. 8236, л. 8 д. 8250, л. 12-53.

7 Российский государственный архив новейшей истории (далее РГАНИ), ф. 5, оп. 63, д. 151, л. 46^17.

8 См., например, справку, подписанную заместителем начальника 5-го управления Комитета госбе­ зопасности Серегиным (РГАНИ, ф. 5, оп. 63, д. 151, л. 31-37).

9 РГАНИ, ф. 5, оп. 63, д. 151, л. 40.

1 Цит. по: Другое искусство. Москва, 1956-1976. К хронике художественной жизни. М., 1991. Т. 1.

С, 221.

1 РГАНИ, ф. 5, оп. 63, д. 151, л. 36.

1 См.: Кабаков И. 60-е - 70-е... Записки о неофициальной жизни в Москве. W ie n, 1999; Ураль­ ский М. Немухинские монологи. М., 1999; Брусиловский А. Студия. СПб., 2001; Любимов Ю. Рас­ сказы старого трепача: Воспоминания. М., 2001.

1 См.: Скарлыгина Е. Ю. Неподцензурная культура 1960-1980-х годов и «третья волна» русской эмиграции: Учеб. пособие. М., 2002.

1 См.: Долинин В., Северюхин Д. Преодоление немоты. Ленинградский самиздат в контексте неза­ висимого культурного движения 1953-1991 гг. СПб., 2003.

1 См.: Савицкий С. Андеграунд. История и мифы ленинградской неофициальной литературы.

СПб., 2002.

1 См.: Лебедева В. Пространство мифа в московской живописи 60-х - 70-х годов. М., 1999.

20 См.: Никольская Т. Авангард и окрестности. СПб., 2002.

2 См.: «Семидесятые» как предмет истории русской культуры. Москва; Венеция, 1998.

22 См.: Художественная жизнь России от 1970-х к 1990-м: Культурол. зап. М., 1999. Вып. 5; Худо­ жественная жизнь России 1970-х: Исслед., материалы, документы: Культурол. зап. М., 2000. Вып. 6.

23 Уральский М. Немухинские монологи. С. 50.

КАК ЭЛЕМЕНТ ЭПИСТОЛЯРНО­

ИСТОРИОСОФСКОЙ

РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ

Главным историософским итогом XX века стал вывод о множе­ ственности смысловых картин прошлого, каждая из которых впол­ не поддается историографической, нарративно-текстовой, психолого-лингвистической и философско-антропологической интерпрета­ ции, хотя последнюю не всегда принято считать адекватной по от­ ношению к так называемому истинному пониманию. С вызревани­ ем «устойчивого» сомнения в рациональности как таковой филосоН. В. С апож никова,

Похожие работы:

«НЛО: загадка столетия, 1991, Г. А. Старшинов, 5866240041, 9785866240043, Тайны земли, 1991 Опубликовано: 6th June 2008 НЛО: загадка столетия СКАЧАТЬ http://bit.ly/1oui7rj Михаил Кузмин статьи и материалы, Nikola Alekseevich Bogomolov, 1995, Kuzmin, Mikhail Alekseevich, 366 страниц.. Творчество В.М. Шукшина: энциклопедический словарь-справочник, Volume 3 энциклопедический словарь-справочник, А. А Чувакин, В. В Десятов, Алтайский государственный университет, Администрация Алтайского края....»

«Московский государственный университет им М.В. Ломоносова Филологический факультет Сборник международной научной конференции итальянистов Итальянистика сегодня: грамматика, семантика, прагматика Москва 2013 ООО Век информации УДК 811.131.1’2/44(063) ББК 81.31-1/-6я431 С23 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Филологического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Рецензенты: д.ф.н., проф. Лободанов А.П. д.ф.н., доц. Школьникова О.Ю. к.ф.н., доц. Говорухо Р.А. Сборник...»

«Его Преосвященство, Герхард Людвиг Мюллер Проф., доктор honoris causa mult. Герхард Людвиг Мюллер, Епископ г. Регенсбург, Почетный профессор мюнхенского Людвиг-Максимилианс Университета Содержание (russische Version im Aufbau) 1. Жизнь и научная деятельность 2. Епископская хиротония 3. Епископское служение а) пастырское служение б) визит папы Бенедикта XVI в Регенсбург в 2006 году в) содействие и поддержка образования и культуры г) работа в трех комиссиях епископской конференции Германии д)...»

«А.С. Пушкин и юг: международная научно-практическая конференция : г. Ростов н/Д, 12-15 мая 1999 года : тезисы, 1999, И. А Балашова, 5876882453, 9785876882455, Донской издательский дом, 1999 Опубликовано: 4th September 2008 А.С. Пушкин и юг: международная научно-практическая конференция : г. Ростов н/Д, 12-15 мая 1999 года : тезисы СКАЧАТЬ http://bit.ly/1ouZ7sx,,,,. Мелькание мыслей аллитерирует полифонический роман каждое стихотворение объединено вокруг основного философского стержня....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова Российско-германский центр культурно-образовательных связей и программ Научно-исследовательская лаборатория межкультурных исследований ДИАЛОГ КУЛЬТУР – КУЛЬТУРА ДИАЛОГА Материалы международной научно-практической конференции Кострома, 1–5 сентября 2009 года Кострома 2009 ББК 71.081.4я431+71.07я431 Д 44 Печатается по решению редакционно-издательского совета КГУ им. Н. А. Некрасова Рецензенты: Н. А....»

«Институт экономики, управления и права (г. Казань) КАЗАНСКИЕ НАУЧНЫЕ ЧТЕНИЯ СТУДЕНТОВ И АСПИРАНТОВ – 2009 Материалы докладов Всероссийской научно-практической конференции студентов и аспирантов 25 декабря 2009 г. В двух томах Том первый Казань Познание 2010 УДК 330:336:657:658.15:65.01:339.138:658.56:80:51:681.3:663/664 ББК 65.01+65.26+65.052+65.291+81+22.1+32.81+36 К14 Печатается по решению Ученого совета и редакционно-издательского совета Института экономики, управления и права (г. Казань)...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК РАН НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО МЕТОДОЛОГИИ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ РАДИОТЕХНИКИ, ЭЛЕКТРОНИКИ И АВТОМАТИКИ (ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ) РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИКО МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ РАН ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ РАН МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М.В. ЛОМОНОСОВА МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ЭЛЕКТРОНИКИ И МАТЕМАТИКИ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК РАН ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ РАН ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИКО МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ РАН ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ УПРАВЛЕНИЯ ИМ.В.А. ТРАПЕЗНИКОВА РАН НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО МЕТОДОЛОГИИ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ИСКУССТВЕННОГО ИНТЕЛЛЕКТА МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ РАДИОТЕХНИКИ, ЭЛЕКТРОНИКИ И АВТОМАТИКИ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.В. ЛОМОНОСОВА И С КУС С Т В Е Н Н Ы Й...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Университет Российской академии образования Челябинский филиал ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Материалы III Международной научной конференции 22 апреля 2010 года Челябинск – 2010 УДК 316.6 ББК 60.55я43 Л 66 Личность и общество: проблемы взаимодействия: материалы III Международной научной конференции. Челябинск, 22 апреля 2010 г. – Челябинск: Издательский дом Монограф, 2010. – 200 с. В сборнике...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО Российский комитет Программы ЮНЕСКО Информация для всех Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества Сохранение электронного контента в России и за рубежом Сборник материалов Всероссийской конференции (Москва, 24–25 мая 2012 г.) Москва 2013 УДК 004.9.(061.3) ББК 78.002.я431 С68 Сборник подготовлен при поддержке Министерства культуры Российской...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГРОДНЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КУЛЬТУРА, НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ МАТЕРИАЛЫ V МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Гродно УО ГГАУ 2011 УДК [008+001+37] (476) ББК 71 К 90 Редакционная коллегия: Л.Л. Мельникова, П.К. Банцевич, В.В. Барабаш, И.В. Бусько, В.В. Голубович, С.Г. Павочка, А.Г. Радюк, Н.А. Рыбак Рецензенты: доктор философских наук, профессор Ч.С. Кирвель; кандидат...»

«Научное партнерство Аргумент Научно-исследовательский центр Аксиома II-я Международная научная конференция Издательский центр Гравис АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТОЛОГИИ Российская Федерация, г. Липецк 17 декабря 2011 г. СБОРНИК ДОКЛАДОВ Издательский центр Гравис Липецк, Научное партнерство Аргумент Научно-исследовательский центр Аксиома Издательский центр Гравис II-я Международная научная конференция АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ И ПОЛИТОЛОГИИ Российская Федерация,...»

«Силантьева М.В. Метод включенного наблюдения как инструмент исследования религиозных процессов в современной России / М.В. Силантьева // Социология религии в обществе позднего модерна. Памяти Ю.Ю. Синелиной. Материалы Третьей Международной научной конференции. 13 сентября 2013. НИУ БелГУ, 13 сентября 2013 г. / отв. ред. С.Д. Лебедев. - Белгород: ИД Белгород, 2013. - С. 184-196. М.В. Силантьева МЕТОД ВКЛЮЧЕННОГО НАБЛЮДЕНИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ ИССЛЕДОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ПРОЦЕССОВ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Томский государственный педагогический университет РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт философии Сборник трудов IV Всероссийской научной конференции с международным участием КОНСТРУИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА Серия: Системы и модели: границы интерпретаций Том 1 Томск 2011 ББК 18 K 65 К 65 Конструирование человека : сборник трудов IV Всероссийской научной конференции с международным участием : в 2 т. Т. 1. – Томск : Издательство Томского государственного педагогического...»

«Негосударственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Университет Российской академии образования Челябинский филиал ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕСТВО: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Материалы II Международной научной конференции 23 апреля 2009 года Челябинск – 2009 УДК 316.6 ББК 60.55я43 Л 66 Личность и общество: проблемы взаимодействия: материалы Международной научной конференции, 23 апреля 2009 г. – Челябинск: Издательство 1-Альянс, 2009. – 250 с. В сборнике представлены материалы...»

«Избранные труды, 2010, 814 страниц, Михаил Александрович Бакунин, Павел Иванович Талеров, А. А Ширинянц, Юлия Андреевна Матвеева, 5824311137, 9785824311136, РОССПЭН, 2010. Предназначено для студентов и слушателей философских факультетов и вузов, для всех, кто интересуется вопросами философии Опубликовано: 21st September 2010 Избранные труды Сочиненія: Окраины Россіи, Юрій едорович Самарин, 1896, Panslavism,.. Лекціи по исторіи философіи, Павел Иванович Новгородцев, 1912, Political science,...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ И ПРАВА СО РАН НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОСОФСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ РОССИЙСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ МАТЕРИАЛЫ VIII РЕГИОНАЛЬНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ СИБИРИ В ОБЛАСТИ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК Новосибирск ББК УДК 303. Актуальные проблемы гуманитарных и социальных исследований. Материалы VIII Региональной научной конференции молодых ученых Сибири...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ГОУ ВПО ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И КИБЕРПРОСТРАНСТВА Материалы II Международной междисциплинарной научно-практической конференции 21-22 апреля 2011 года Пятигорск 2011 ББК 87 Печатается по решению Ф 56 редакционно-издательского совета ГОУ ВПО Пятигорский государственный лингвистический университет Философские проблемы информационных технологий и киберпространства. Материалы II...»

«Постоянная профильная комиссия по взаимодействию с Русской Православной Церковью в составе Совета по делам казачества при Президенте Российской Федерации Синодальный комитет Русской Православной Церкви по взаимодействию с казачеством Ставропольская и Невинномысская епархия Материалы Первой Международной научно-Практической конференции Москва — ставрополь ЦЕРКОВЬ И КАЗАЧЕСТВО: СОРАБОТНИЧЕСТВО НА БЛАГО ОТЕЧЕСТВА Материалы первой Международной научно-практической конференции 24–25 марта 2011 года,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Томский государственный педагогический университет РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ Институт развития образовательных систем РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт философии РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК Томский научный центр РАМН Сборник трудов Всероссийской научной конференции с международным участием КОНСТРУИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА Серия: Системы и модели: границы интерпретаций 13–15 июня 2007 г. Томск 2007 ББК 18 К 65 К 65 Конструирование человека: Сборник...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.