WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ, АСПИРАНТОВ И СТУДЕНТОВ УПРАВЛЕНИЕ ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫМИ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ ПРОЦЕССАМИ В РЕГИОНАХ 19-20 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Эта социальная категория в дореволюционной историографии фактически была вне поля научных интересов (некоторое внимание к отдельным аспектам - прежде всего в связи с анализом проблем детского труда - уделяли российские марксисты, но это все же скорее фрагменты, чем собственно исследования). В 1920-е годы формируется обширный корпус публикаций по изучению рабочего подростка, молодых рабочих в психологическом, педагогическом и социологическом аспектах. Среди этих работ научный интерес представляют книги И. А. Арямова1, В. А. Зайцева2, Б. Б. Когана и М. С.

Лебединского3 и др. Нередко рабочая молодежь в этих трудах изучалась вне четких дисциплинарных рамок. Вместе с тем в них приведен крайне ценный фактологический материал, позволяющий использовать его в разнообразных исследованиях.

С учетом интегральных тенденций в области современного социального знания междисциплинарность многих работ 1920-х годов представляется актуальной.

Вторая линия 1920-х годов - исследование учащейся молодежи. Отслеживать движение учащейся молодежи и факты ее участия в революционной борьбе еще до 1917 г. начали политические деятели и лидеры общественных организаций. Об этом явлении писали очень многие, начиная с А. И. Герцена, П.

Арямов И. А. Рабочий подросток. М., 1928.

Зайцев В. А. Труд и быт рабочих подростков. М., 1926.

Коган Б. Б., Лебединский М. С. Быт рабочей молодежи. М., 1929.

Н. Ткачева, П. Л. Лаврова и заканчивая Н. И. Бухариным, Г. Е.

Зиновьевым, В. И. Лениным и Л. Д. Троцким. Однако в этой среде не столько откликались на выступления молодых людей и их отражение в «партийной публицистике», сколько стимулировали подростков и молодежь к более активному участию в революционной деятельности.

Против подобного отношения к молодежному движению выступали авторы известного сборника «Вехи». С. Н. Булгаков утверждал, что политическая активность наносит вред личности молодого человека, что радикализм молодежи «только усиливает реакцию», а «духовная педократия (господство детей) есть величайшее зло нашего общества».

В 1920-е гг. упор был сделан в изучении подрастающего поколения на основе педологических концепций1. При всей спорности этих концепций в их рамках сложились важнейшие для последующих исследований молодежи теоретикометодологические позиции таких крупных ученых, как П. П.

Блонский и Л. С. Выготский. Развернувшаяся в СССР критика «педологических извращений» и запрет педологии в 1930-е годы сместили акценты в изучении учащихся и студентов. Не все из этих смещений были в научном смысле бесплодны (хотя очевидно, что в условиях жесткого идеологического контроля и политических репрессий определенная часть исследований носила характер имитации и реализовала задачу выживания научного сообщества). Из наиболее продуктивных для последующих десятилетий теоретических и социальнопроектных конструкций, сохраняющих и сегодня свое эвристическое значение, следует назвать концепцию детского и юношеского коллектива А. С. Макаренко2.

Педология (от греч. pais - дитя и logos - слово, наука) - течение в психологии и педагогике, возникшее на рубеже XIX-XX вв., обусловленное проникновением эволюционных идей в педагогику и психологию и развитием прикладных отраслей психологии и экспериментальной педагогики [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://jur-fak.ru/vklad-l-s-vygotskogo-v-stanovlenie-pedagogicheskojpsixologii-koncepciya-obucheniya-i-razvitiya-pedologicheskij-metod (Дата обращения 15.04.2012 г.).

Макаренко А. С. Педагогическая поэма. М., 1925-1935.

Третий вектор - исследование молодежного движения. В 1920-е годы отмечается необыкновенное внимание к этому вопросу. Это, разумеется, не случайно. Во-первых, именно тогда организационную форму на разных полюсах идейнополитического спектра. Быстро развиваются политические молодежные организации, другие организованные формы молодежной активности. Идет рост контактов молодежных организаций на международном уровне, формируются международные молодежные объединения. Во-вторых, в ранний период советской истории социальная субъектность молодежи обладает огромным потенциалом возможностей и имеет многообразные формы воплощения. Активность как черта личности и коллектива востребована, является важнейшей идеологической установкой, она не может быть на обочине научного осмысления.

В отечественной историографии в изучении проблем, связанных с молодежными движениями, выделяются следующие периоды: 1) отечественная литература советского времени: 1917 г. - конец 1980-х гг.; 2) новейшая отечественная историография (начало 1990-х - 2000 гг.).

Изучение молодежного движение началось примерно в то же время, что и изучение учащийся молодежи, и велось параллельно с ним, хотя оно еще не было отделено от революционно-освободительного движения, а отдельные имевшиеся молодежные союзы действовали нелегально.

Во всех вышеперечисленных трудах, относящихся к изучению учащейся молодежи, присутствовали отдельные элементы историографического анализа материалов молодежного движения, хотя в условиях накопления информации о проблеме они не могли иметь отчетливо выраженного характера. Историографические знания в этот период были «растворены» в общем потоке общественнополитической мысли.

При анализе советской литературы, отражавшей историю молодежного движения и его отдельных сегментов, следует учитывать несколько важных обстоятельств. Во-первых, являясь частью советской исторической науки, историко-партийные, а в их рамках и историко-комсомольские знания формировались в общем русле теоретических, методологических, источниковедческих и конкретно-исторических принципов и подходов, а потому не могли не нести на себе отпечатка как ее достижений, так и ее недостатков. Во-вторых, историкокомсомольская литература и историко-комсомольские сюжеты вообще имели ярко выраженную политическую направленность и использовались как средство идеологического воздействия правящей партии и комсомола на сознание советской молодежи и всех советских людей. В-третьих, при всей своей догматичности и политической запрограммированности историко-партийная мысль была неразрывно связана с отечественной историографией XX столетия, без учета влияния которой на весь историографический процесс невозможно его объективное изучение. По весьма точному замечанию известного специалиста в области историко-партийной историографии А. А. Кулакова, для исследователя важно понять, «что в советской литературе (концептуальные, теоретические идеи, содержащиеся в них оценки событий и пр.) стало явлением политической мысли ушедшей эпохи, а что следует отнести к тем несомненно положительным результатам исторической науки, которые могут быть развиты современными научными подходами к истории».



Важную роль при этом играло то обстоятельство, что в ходе своего становления советская историография российского молодежного движения не могла, в силу ряда причин, опереться на имевшиеся дореволюционные наработки; поэтому изучение истории движения начиналось фактически «с чистого листа».

Новые исследователи во многом сохранили, однако, как содержательные подходы молодых «профессиональных революционеров» к исторической науке, так и тональность литературы: здесь доминировали ленинско-большевистские воззрения на характер организации молодежи, сочетавшиеся с теоретической поверхностностью в осмыслении проблем и пропагандистской направленностью, со значительной фактологической слабостью, с непременной полемической заостренностью и нетерпимостью к идейным противникам.

Одновременно с этим инерционность большевистских традиций проявилась в индивидуальности авторов и относительно свободном выражении авторских позиций. Такая преемственность была возможна лишь и прежде всего в силу личностного фактора, поскольку кадровую основу первых советских историков молодежного движения составляли в большинстве своем активисты молодежных подпольных организаций большевистской ориентации.

Характерной чертой 20-х гг. являлась широкая публикация воспоминаний участников молодежного движения и документальных материалов по его истории, выпуск историкокомсомольских журналов («Молодежь в революции», «Юный коммунист», многочисленных региональных периодических и непериодических изданий).

Анализ историко-комсомольской литературы 20-х гг.

свидетельствует, что, несмотря на ее схематизм и популяризаторство, довольно слабую источниковую базу и упрощенные теоретические воззрения, в ней были затронуты многие важные проблемы изучения российского молодежного послеоктябрьских трудов имела учебно-пропагандистскую направленность, в которой, вместе с тем, накапливались и исследовательские составляющие.

Следует особо отметить, что именно в 20-е гг. стала складываться традиция сводить историю молодежного движения к истории одной лишь молодежной организации Коммунистического союза ленинской молодежи (комсомола), и на протяжении долгого времени - с начала 20-х и вплоть до конца 80-х гг. - исследователи в советской России, а позднее в СССР под молодежным движением подразумевали чаще всего исключительно комсомол.

Ставшая официальной, «комсомолоцентрическая»

концепция российского молодежного движения в России, базировавшаяся на одной методологической основе, была изначально, но не абсолютно однородной. Ее формирование в конце 1910-х - первой половине 1920-х гг. происходило в условиях непосредственного сосуществования с развивавшимся (и подавлявшимся) движением молодежи, что находило свое выражение в статьях и книгах «истмольских» исследователей, в публикациях историков-«антирелигиозников». По данным, приведенным в газете «Комсомольская правда», только за время 1918 - начала 1930-х гг. авторами, работавшими по линии Истмола 1, было написано около 400 книг и брошюр, а количество опубликованных за это же время в журналах и сборниках статей, посвященных тем или иным аспектам истории отечественного молодежного движения после февраля 1917 г., исчисляется несколькими тысячами. Позднее количество публикаций по молодежной проблематике продолжало увеличиваться.

Своеобразной разделительной линией в этом громадном объеме статей и монографий о молодежном движении в нашей стране с самого начала была принадлежность авторов к советской (фактически с 1917 г. и до конца 1920-х гг., а потом и вплоть до 1990-х гг.), или эмигрантской, историографии, причем к последней следует отнести и труды, увидевшие свет на территориях, где советская власть в ходе иностранной военной интервенции и гражданской войны была временно ликвидирована. Это обусловило подчас и полярную противоположность оценок и выводов относительно российского варианта движения молодежи после февраля г., о его происхождении и перспективах. Следует, впрочем, отметить, что в некоторых моментах позиции советской и эмигрантской историографии были изначально близки (констатация явно недостаточной подготовленности молодежи России к самоорганизации, рассмотрение крестьянской молодежи как наиболее консервативной среди всех других категорий юношества и т.п.).





Складывание в 20-е гг. эмигрантских концепций молодежного движения во многом определялось тем, что идеологического давления, в силу чего сложилось несколько течений в историографии молодежного движения. Наиболее проработанной из них является социал-демократическая (меньшевистская) концепция.

ИСТМОЛ - Комиссия по изучению истории ВЛКСМ и юношеского движения в СССР при ЦК ВЛКСМ, созданная в 1921 г. Отделения существовали при ЦК ЛКСМ союзных республик, обкомах, горкомах.

Упразднен в начале 30-х гг. XX в. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://slovari-online.ru/word/BB.htm (дата обращения 27.04.2012).

В целом следует отметить, что к концу 20-х гг. в многочисленных публикациях формирование российского молодежного движения рассматривалось в неразрывной связи с социально-политическими процессами в России.

С начала 1930-х годов в научную полемику все больше вмешивается власть, приверженность к той или иной научной теории все чаще оценивается с позиций политической лояльности и благонадежности, а анализ научных достижений в исследовании молодежных проблем, имевшем место в СССР после убийства С. М. Кирова и последовавших массовых репрессий в среде ученых-обществоведов, может сегодня вестись только с учетом реальных условий сталинской эпохи для научного творчества в сфере общественных наук.

В первой половине 1920-х гг., по мере увеличения литературы по историко-молодежной тематике и появившейся необходимости в ее систематизации, были изданы несколько библиографических справочников. Ничего, кроме самого общего подразделения книг о молодежных организациях и молодежном движении по жанрам и направлениям, с весьма краткими и поверхностными аннотациями, такие справочные издания не давали.

Со второй половины 1920-х гг. положение несколько меняется: на страницах журналов «Молодой большевик» и «Комсомольская летопись» и «Молодежь в революции», а также в некоторых других газетах и журналах комсомола начинают публиковаться тематические подборки и критические обзоры литературы по истории молодежного движения и отдельных молодежных организаций. Зачастую эти публикации были достаточно острыми по тональности, но особой резкостью отличались статьи Г. Аблегаза, Н. Брянского, А. Горлова, С.

Кэмрада и др., рассматривавших интерпретации истории российского молодежного движения в эмигрантских изданиях.

Аналогичные по характеру обзоры литературы, касавшиеся истории ряда религиозных молодежных «Антирелигиозник» - орган «Союза воинствующих безбожников».

В подавляющем большинстве публикаций,и стория изучения отдельных молодежных союзов, а тем более направлений и течений в молодежном движении рассматривались под углом зрения борьбы с ними комсомола, за некоммунистических составляющих. Анализ, выполнявшийся непрофессиональными историками, чаще всего акцентировал внимание лишь на социально-классовой природе тех или иных молодежных союзов и вел к тому, что уже в процессе генезиса историографии исследуемой нами проблемы, вместо изучения истории российского молодежного движения в целом, начинала исследоваться лишь история коммунистического союза молодежи.

научный руководитель - Щербакова Л. М, доктор юр. наук,

ИННОВАЦИОННЫЕ ФОРМЫ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ

РАБОТЫ С НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

Одной из актуальных и социально значимых задач, стоящих перед российским государством и обществом, является повышение эффективности профилактической работы в молодежной среде, поиск путей снижения уровня правонарушений и преступлений несовершеннолетних.

По данным официальной статистики, наибольшее количество зарегистрированных правонарушений совершается 14-15-летними подростками. Причины носят социально обусловленный характер: это семейное неблагополучие, беспризорность и безнадзорность детей и подростков, слабость ранней профилактики правонарушений, формализм в воспитательной работе учебных заведений.

Основополагающим Федеральным законом о системе профилактики правонарушений несовершеннолетних, о полномочиях субъектов системы профилактики является Закон № 120-ФЗ от 24 июня 1999 года «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Одним из ключевых субъектов профилактики детской безнадзорности и беспризорности, правонарушений несовершеннолетних являются комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (далее - КДН). Согласно ст. 11 указанного закона, они выполняют координирующую роль в системе профилактики, В традиционных формах деятельности официальных субъектов системы профилактики: проведении совместных профилактических мероприятий, различных проверок, разъяснительной работы в учебных заведениях, патрулировании территорий и т.п. - основной акцент делается на наиболее эффективной форме - индивидуальной профилактической работе с проблемными семьями, с несовершеннолетними правонарушителями и группами криминогенной направленности. Эта работа осуществляется инспекторами подразделений по делам несовершеннолетних органов МВД РФ во взаимодействии с работниками органов образования, опеки и попечительства, социальными работниками. Они изучают условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, его социально-психологические особенности, выявляют причины и условия, способствующие его вовлечению в антиобщественную деятельность, а также принимают необходимые меры помощи семье и несовершеннолетним.

В последние годы в ряде субъектов России, и в первую очередь Краснодарском и Ставропольском краях, появились должности школьных инспекторов в подразделениях по делам несовершеннолетних, финансируемые из местных бюджетов.

Это позволяет в рамках конкретных учебных заведений, в тесном сотрудничестве с социальными педагогами, школьными психологами, классными руководителями и родительской общественностью организовать индивидуальную профилактическую работу с детьми и подростками и сделать ее конкретной, оперативной и более эффективной.

Представляет интерес опыт Архангельской области, где индивидуальную профилактическую работу ведут семейные инспекторы1. В центре их внимания - неблагополучные семьи, Беженцева А. Профилактическая работа с неблагополучными дети, находящиеся в социально опасном положении. Это позволяет повысить результативность работы на этапе ранней профилактики правонарушений несовершеннолетних.

Между тем очевидно, что усилиями только официальных субъектов системы профилактики добиться серьезных правонарушениями несовершеннолетних невозможно.

Необходимо активное участие граждан, общественных организаций и других институтов гражданского общества, поиск инновационных форм работы всех субъектов системы профилактики.

Одной из инновационных форм профилактической работы в Красноярском крае стало тьюторство в Центрах социальной помощи семье и детям, реализуемое гражданами на общественных началах1.

Женские общественные организации: женсоветы, советы деловых женщин, советы солдатских матерей - Ставропольского и Краснодарского краев, Ростовской области и других регионов России в своей деятельности одним из главных направлений определили адресную работу с женщинами из семей, находящихся в социально опасном положении. Положительный опыт работы женских общественных организаций накоплен в Ставропольском крае. Здесь в течение ряда лет ведется работа с женщинами, страдающими алкогольной зависимостью.

Женсоветы взяли на себя лечение их в клинике, оказывают материальную и моральную поддержку семье и детям, помощь в трудоустройстве как взрослым членам семьи, так и несовершеннолетним в период летних каникул2. Это помогает сохранить и оздоровить по-прежнему главную ячейку общества - семью, сохранить мать для детей.

В последнее десятилетие в российском обществе возникло новое социальное явление - добровольчество, которое объединяет главным образом молодых людей, студенчество.

Масштаб и глубину это движение приобрело в Ставропольском семьями // «Беспризорник», № 5, 2011 г., с. 58-59.

Логунова О., Терешкова М. Тьютерство - инновационная форма профилактической работы // «Беспризорник», № 5, 2011 г., с. 9-12.

Материалы пленумов Ставропольского краевого совета женщин.

Текущий архив за 2008, 2009, 2011 гг.

крае. В своей работе в микрорайонах, в учебных заведениях волонтеры применяют социально-реабилитационные и воспитательные - педагогические ювенальные технологии, помогающие успешно работать с несовершеннолетними.

Студенты гуманитарного факультета СевКавГТУ (специальность «Социальная работа»), на базе которого выросло Движение добровольцев Ставрополья, создали АНО «Студенческое социальное агентство «Стимул», Центр добровольческих инициатив (на базе школ в том числе), Центр родительской культуры, Центр Ювенальных технологий «Дети Юга». Волонтеры реализуют комплекс просветительских программ для подростков и родителей. Формы работы необычны: это Социальный молодежный образовательный театр «Поколение Y», Информационная компания «Альтернатива. Это касается тебя» (для учащихся 8-11 классов). В множестве социальных проектов волонтеров выделяются проекты для работы с подростками группы риска, состоящими на учете в КДН1.

Движение социального добровольчества набирает силу.

По инициативе некоммерческого партнерства общественных организаций «Движение добровольцев Ставрополья» создана Ассоциация добровольческих движений Кавказа, куда вошли молодежные организации большинства субъектов СКФО, а также Республик Армения и Азербайджан.

Социальное добровольчество, тьюторство и другие инновационные формы работы с несовершеннолетними и их семьями, заявившие о себе в последние годы, необходимо поддерживать и развивать, обобщать и тиражировать их опыт.

Они представляют собой реальные ростки гражданского общества, способные решать социально значимые проблемы, несовершеннолетними.

Энциклопедия добровольчества Кавказа. Издание 1, составители:

Митрофаненко В. В., Шакурова С. Ш. Ставрополь, 2011 г., с. 56-58, 89, 111, 114, 133.

Северо-Кавказский институт РАНХиГС при Президенте РФ, г.

научный руководитель - Малахова Г. Н., доктор исторических

ПОНЯТИЯ «ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА»,

«ЧИНОВНИК», «ЧИНОВНИЧЕСТВО» В

ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ИСТОРИОГРАФИИ И КАВКАЗОВЕДЕНИИ

Создание государственного аппарата и организация государственной службы являются неотъемлемыми условиями функционирования государства. В связи с этим, вполне понятно стремление дооктябрьских правоведов определить содержание государственной службы, место этого института в структуре государства, его социальное предназначение. Так, Н. Нелидов рассматривал государственную службу как совокупность отношений, возникающих между государством и лицами, которые являлись его служащими, проводили в жизнь волю государства. Под государственной службой понимались действия, подчиненные интересам государства, осуществляемые работниками государственных органов по распоряжению субъекта высшей власти или представляющих его должностных лиц. Посредством института государственной власти административные структуры выполняли возложенные на них функции в соответствующих сферах общественной жизни1.

В трактовке А. Яновского государственная служба представлялась как отношение к государству лиц, которым поручалось исполнение государственной должности, то есть обязанности постоянной деятельности по достижению определенных целей государства, для чего служащие наделялись необходимыми полномочиями и правами2.

Широкое признание в дооктябрьской русской правовой науке получило определение государственной службы Н. М.

Нелидов Н. Юридические и политические основания государственной службы. Ярославль, 1874, с. 136–137.

Яновский А. Государственная служба / Энциклопедический словарь.

Изд. Брокгауз Ф. А., Эфрон И. А. СПб, 1893. Т. IX, с. 392.

Коркунова. Под государственной службой он понимал «публично-правовое отношение служащего к государству, основанное на подчинении и имеющее своим содержанием обязательную деятельность, совершаемую от лица государства и направленную к осуществлению определенной задачи государственной деятельности»1.

Анализируя данные определения, можно выделить три основных элемента: государство, служащие или лица, деятельность. Исходя из этого, непосредственное отношение к данному исследованию имеют работы дореволюционных «чиновничество», так как в России до 1917 года «чиновник государственный служащий, имеющий чин, служебное звание»2.

Предлагают не разделять понятия «государственный служащий», «чиновничество», «бюрократия», если речь идет об управленцах и такие авторы, как А. А. Твердохлев, В. Ф.

Ломакина, В. М. Шевырин3.

Прежде чем анализировать работы о чиновничестве Кавказа, необходимо назвать основные исследования общероссийского характера. Характеризуя дореволюционный этап развития историографии, следует отметить, что для него характерно многообразие исследовательских концепций, которые, однако, довольно слабо подкреплены фактическим материалом.

Работа с документами ведомств до 1917 г. была крайне затруднена из-за особенностей функционирования государственного аппарата и канцелярской тайны.

Соответственно, авторам того времени приходилось либо освещать историю чиновничества с формально-юридической стороны, используя материалы законодательства, либо Коркунов Н. М. Русское государственное право. В 2-х т. СПб., 1892.

Т. 1, с. 271.

Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1993, с. 917.

Твердохлеб А. А., Шевырин В. М. Государственные служащие в России 1722–1995: динамика социального статуса. Исторический очерк / Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 5: История // Реферативный журнал, 1995, № 2, с. 90.

прибегать к периодике и собственному опыту, что привносило в исследования значительную долю субъективизма. Характер выводов при этом часто зависел от политических взглядов того или иного исследователя. В частности, для авторов либеральной и демократической ориентации критика современного им бюрократического аппарата была средством борьбы с существовавшим режимом. Часть работ, написанных до 1917 г., содержит явно негативную оценку российского чиновничества.

Так, в докладной записке Э. Берендса, адресованной министру внутренних дел В. К. Плеве, указывалось, что русскому обществу свойственно гиперкритическое отношение к чиновничеству в связи с отсутствием честности и должной законности в его деятельности1. В. М. Гессен, характеризуя современное ему русское чиновничество, писал:

«Самодержавная бюрократия самая эгоистичная и своекорыстная, самая невежественная и тупая из всех бюрократий мира, такова та государственная власть, которая призвана ныне к осуществлению великой политической и социальной реформы, долженствующей пересоздать Россию»2.

Многие авторы указывали, что русское чиновничество является бесчестным и беззаконным. Например, Б. Брозоленко отмечал оторванность чиновников от жизни, связывал с ними «господство рутины и сухого формализма, неоправданную централизацию власти и подавление всякой самодеятельности в обществе и возможности контроля со стороны»3. Ему вторили И. Ольшевский и Е. П. Карнович, которые писали о формализме делопроизводства, волоките как характерных особенностях российской бюрократии, при этом Е. П. Карнович подчеркивал неизбежность существования чиновничества: «существование «чиновничества» или «бюрократии» всегда составляло, составляет ныне, да и впредь будет составлять необходимую принадлежность правительственного механизма в каждом государстве. Чиновники как агенты правительственной власти Берендс Э. Н. О прошлом и настоящем русской администрации. СПб, 1913, с. 7–8.

Гессен В. М. На рубеже: [обществ. жизнь России на рубеже двух веков] / В. Гессен. СПб.: б.и., 1906, с. 286.

Бразоленко Б. Очерк развития бюрократии в России // Вестник знания, 1903, № 8, с. 15.

составляют всюду особую, значительную силу, уничтожение которой невозможно»1.

сформировался в концепции известного русского социолога А.

Д. Градовского. Он указывал, что чиновничество является действенным посредником между правовым государством и обществом. Как следствие, целесообразность деятельности бюрократии не подвергается сомнению, следует лишь указывать на отдельные издержки их профессии. Идеи Градовского нашли развитие в трудах представителей историко-юридической школы: Н. М. Коркунова, Н. И. Лазаревского, Е. Н. Анучина, К.

Н. Соколова, И. М. Страховского2. Следует отметить, что эти исследователи фактически реабилитировали термин «бюрократия», имевший ранее негативный оттенок и понимавшийся как неэффективное управление. Слово «бюрократ» стало использоваться государствоведами как синоним понятий «чиновник» и «администратор».

К вопросам, связанным с прошлым и настоящим чиновничества, ученые-государствоведы чаще всего обращались попутно, характеризуя историю и деятельность административных учреждений. Те работы, предметом которых была сама бюрократия, как правило, посвящались высокопоставленным ее представителям. Так, в монографиях И.

Е. Андриевского, И. А. Блинова, В. М. Гессена подробно анализируются должностные обязанности, а также динамика развития полномочий генерал-губернаторов и гражданских губернаторов в первой половине XIX века3. В них также дается Карнович Е. Русские чиновники в былое и настоящее время // Спутник чиновника, 1911, № 1, с. 12.

Градовский А. Д. Собр. соч. СПб, 1899-1902. Т. 7; Коркунов Н. М.

Русское государственное право. СПб, 1901; Лазаревский Н. И. Лекции по русскому государственному праву. СПб, 1910; Анучин Е. Н.

Исторический обзор развития административно-полицейских учреждений в России. СПб, 1892; Соколов К. Н. Очерки истории и современного значения генерал-губернатора // Вестник права, 1903, № 7;. Страховский И. М. Губернское устройство // Журнал Министерства юстиции, 1913, № 7-9 и др.

Андриевский И. Е. О наместниках, воеводах и губернаторах. СПб, 1905; Блинов И. А. Губернаторы. Историко-юридический очерк. СПб, характеристика изменений в российском законодательстве, касающихся других высших должностей в период с конца XVIII до середины XIX века.

Особняком стояли работы выдающихся историков XIX в. В. О. Ключевского и В. В. Ивановского. По мнению В.

О. Ключевского, чиновничество - это общественный класс, который управлял Российским государством со второй половины XIX века, это «лишенная всякого социального облика кучка физических лиц разнообразного происхождения, объединенных только чинопроизводством»1. В. В. Ивановский характеризовал бюрократию как специфический класс, «призванный осуществлять идею порядка, примиренного со свободой»2.

В историческом очерке, посвященном проблеме чинопроизводства в России, известный исследователь В.

А. Евреинов указывал на прямую связь между производством в очередной чин и материальным благополучием. Автор пришел к выводу, что основной побудительной идеей российской бюрократии было получение чинов, это приводило к образованию корпоративной группы в обществе, что, в свою очередь, тормозило поступательное развитие российского социально-политического и культурного процесса: «вредное влияние чинов состоит особенно в том, что они образуют из служащих какую-то касту, которая живет своей особенной жизнью, считает себя выше всего остального общества и на которую общество так же смотрит, как на что-то чуждое и почти враждебное. Среди этой касты постоянно питается и поддерживается чувство самого ложного честолюбия, жажда к повышениям и внешним отличиям»3.

Представляют интерес и разного рода справочники, среди которых следует выделить «Справочную книжку для чиновников гражданского ведомства…». В приложении автор 1905; Гессен В. М. Губернатор как орган надзора. СПб, 1907.

Ключевский В. О. Курс русской истории. M., 1908. Ч. III, с. 92.

Ивановский В.В. Бюрократия как самостоятельный общественный класс // Русская мысль, 1903, № 8, с. 7.

Евреинов В. А. Гражданское чинопроизводство в России.

Исторический очерк. СПб, 1888, с. 71.

разместил памятку «О достижении дворянства и почетного звания»1.

Во второй половине XIX в., после окончания Кавказской войны, в русской историографии значительно возрос интерес к кавказской проблематике, в том числе и к проблемам становления в регионе российской администрации. Причины такого позднего интереса к изучению региона лежат в многолетней войне на Кавказе, неразберихе из-за разделения полномочий между военными и гражданскими властями, административными «перекройками» региона, недостатке образованных чиновников2. С установлением стабильной обстановки государству необходимо было навести порядок на Кавказе. Появляются земские, статистические комитеты, собирающие обширный материал по различным направлениям:

состояние здравоохранения, образования, экономики, общественного уклада. Таким изданием можно считать «Исторический обзор Терека, Ставрополья и Кубани», изданный в 1851 году. В нем содержаться данные о количестве чиновников в крупнейших городах региона3. Лишь немногие из просвещенных чиновников брали на себя труд обработать полученный материал, сделать его более доступным для широкой аудитории. К числу таких работ можно отнести труд С. Фарфоровского, в котором автор отмечает, что командированные сюда чиновники, «видя великую беспорядочность и запущенность в делах», избегали «затруднительной службы». Причины бегства недостаточность жалованья» и вредный климат. Не зря г.

Лелюхин А. Ф. Справочная книга для чиновника гражданского ведомства. М., 1898.

Лабур В. Н. Письменные и визуальные источники изучения повседневности в истории Ставропольского края [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.newlocalhistory.com/node/229 Загл.

с экрана (дата обращения 12.03.2012).

Исторический обзор Терека, Ставрополья и Кубани. Издатель:

ПБОЮЛ Надыршин А. Г. Репринт. изд. М., 2008, с. 83.

Георгиевск чиновники называли «кладбищем коллежских асессоров»1.

Об аналогичном «асессорском кладбище», но теперь уже в г. Тифлисе упоминает и Е. П. Карнович, объясняя причину его появления «географической лазейкой», которой поспешили воспользоваться необразованные чиновники после указа года, который устанавливал в качестве обязательного условия для получения чина VII и V классов диплом о высшем образовании. Согласно указу этот ценз не действовал в Сибири и на Кавказе2.

Прослеживается в работах дореволюционных авторов и проблема привлечения к государственной службе местного населения. Ф. Гершельван приводит высказывание кутаисского губернатора Орбелиани, считавшего, что «российским властям нет оснований избегать «туземного элемента» при назначении на административные должности. Многие горцы с достоинством исполняют службу, а туземцы на низших должностях, безусловно, полезны и необходимы ввиду знания ими условий края и местного языка»3.

Схожего мнения придерживался и П. А. Гаврилов, который отмечал: «Из среды горцев постоянно выдвигались люди, обладавшие или военными способностями, или умением сделаться необходимыми посредниками между властями и народом, эти горцы приобретают себе почетное звание у местных жителей»4.

Достаточно остро стояла и проблема назначения низших чиновников, в частности сельского старшины, кадия и суда, что нашло отражение, например, в разъяснении Наместника Кавказа И. И. Воронцова-Дашкова от 14 июля 1905 года, посланного из Горского отделения штаба Кавказского военного округа начальнику Кубанской области: «Имея в виду, что старшины, Фарфоровский С. Из быта чиновничества в дореформенное время на Кавказе. Ставрополь-Кавказский, 1910, с. 12.

Карнович Е. П. Русские чиновники в былое и настоящее время. СПб, 1897, с. 57.

Гершельман Ф. Причины неурядиц на Кавказе. СПб., 1908, с. 83.

Гаврилов П. А. Устройство поземельного быта горских племен Северного Кавказа / Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1869. Вып. 2, с. 117.

назначаемые в туземные селения по усмотрению администрации, не всегда соответствуют своему назначению и что само население является лучшим судьей в деле избрания того или иного должностного лица, я, в видах, с одной стороны, умиротворения туземных племен, а с другой - чтобы пойти навстречу назревшей у населения потребности, признал необходимым ввести немедленно среди туземных сельских обществ Терской области институт старшин, избираемых самими обществами»1.

Таким образом, с одной стороны, российская администрация стремилась привлекать к управлению местное население, рассчитывая на его постепенную трансформацию под воздействием российских государственных порядков, однако, с другой стороны, реальность показывала поспешность повсеместного проведения подобной кадровой политики. Это было подмечено в одной из сводок политканцелярии штаба Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России А.

И. Деникина в годы гражданской войны. В ней, в частности, по этому поводу содержалось такое разъяснение: «Родственные связи и боязнь кровной мести, по обычаям, строго соблюдаемым туземцами, делают дагестанца плохим администратором, связывают его по рукам и ногам. Вследствие этого масса уголовных преступлений остаются нераскрытыми». В собранной информации на этот счет зафиксированы также существовавшие настроения в среде «самих туземцев». По их убеждению, «…необходимо, чтобы административные должности замещались русскими», так как «…пока административная власть будет принадлежать им, трудно ожидать порядка и правильной жизни в крае»2.

Повседневная жизнь ставропольского чиновничества описана и в художественных произведениях. Так в повести «Губернатор» И. Д. Сургучева пишет: «Кипучая жизнь идет в нижнем этаже. Работает канцелярия: пишут бумаги, заграничные паспорта, получают пакеты и расписываются в Цит. по: Матвеев В. А. Военно-народное управление на Северном Кавказе: колониальный режим или звено Российской интеграции / История и культура народов Северного Кавказа: Сборник научных трудов. Пятигорск, 2007. Вып. 8, с. 91.

Матвеев В. А. Указ. соч., с. 90.

почтовых книгах…. В приемной собрались: полицмейстер, ктонибудь из губернского правления, из управы, какой-нибудь поп, - всех записывает в особый лист красивый, изящный чиновник»1.

Врач К. Бахутов в докторской диссертации «Медикотопография и санитарное состояние города Ставрополя» года детально описывает быт мелкого чиновничества г.

Ставрополя: «Поговорим об образе жизни бедных чиновников… И тянутся бесцветно дни в этой нужде безысходной, сырости, холоде и голоде, не видя впереди ничего отрадного в смысле улучшения быта… «Вот дослужусь до пенсии», - утешает он себя, хотя прекрасно знает, что 8-10-рублевая пенсия его семью не обеспечит и он опять на старости лет должен тянуть ту же лямку, в которую впрягается нередко с 13-14 лет…»2.

Таким образом, в дореволюционном кавказоведении проблема становления и развития института государственной службы в регионе не стала предметом отдельного исследования, а преимущественно рассматривались лишь некоторые составляющие этого института, в контексте анализа установления российской администрации на Кавказе. При этом эмпирический и концептуальный материал, накопленный российским кавказоведением XIX века, остается для современных исследователей практически единственным источником и проводником, позволяющим получить доступ к объективной картине социального прошлого народов Северного Кавказа. В этом смысле научное наследие российского кавказоведения XIX века бесценно.

Сургучев И. Д. Губернатор // Знание, № 39, 1912, с. 15.

Бахутов К. Медико-топография и санитарное состояние города Ставрополя» / Ставропольский текст: Описания, очерки, исследования.

Хрестоматия / Под ред. доц. Лаврик Э. П. Ставрополь, 2005, с. 34.

Пятигорский государственный лингвистический университет, научный руководитель - Аствацатурова М. А., доктор полит.

УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ ПРОБЛЕМ МОЛОДЕЖИ:

ИННОВАЦИОННЫЕ ПРАКТИКИ В СУБЪЕКТАХ СКФО

Процесс построения демократического общества, переход к рыночным отношениям не представляется возможным без нравственного и духовного развития молодежи, формирования и воспитания у нее таких качеств, как профессионализм, принципиальность, гуманизм и любовь к Отчизне.

Поддержка молодых людей, их привлечение к созидательному, активному участию в жизни общества и государства - это инвестиции в развитие стратегических ресурсов государства.

На начало 2011 года численность молодежи, лиц в возрасте 14-30 лет, в Северо-Кавказском федеральном округе составила около 2,8 млн. человек, что составляет около 35% от общей численности жителей округа.

В субъектах Северо-Кавказского федерального округа, еще до образования СКФО, сложились свои системы и принципы в работе с молодежью. Богатый опыт в реализации государственной молодежной политики имеет большинство регионов Северного Кавказа. Имеются профильные органы управления в сфере проблем молодежи как на региональном, так и на муниципальном уровнях: министерства, комитеты, департаменты, отделы, управления и т.д.

В конце 90-х гг. приняты законы «О молодежной политике», с 2000-х гг. разрабатываются и реализуются региональные целевые программы, уже имеющие достойные результаты. В ряде субъектов округа имеются собственные стратегии молодежной политики, определены приоритетные направления в работе с молодежью.

С образованием СКФО в 2010 году молодежная политика окружного уровня на Северном Кавказе находится в ведении профильных работников Департамента по вопросам внутренней политики аппарата полномочного представителя Президента РФ в СКФО.

Органы государственной власти субъектов Российской Федерации в составе СКФО и структуры местного самоуправления уделяют постоянное внимание проблемам молодежи как отдельной социальной и возрастной группы населения, проблемам молодой семьи, доступного жилья для молодежи, гражданско-патриотическому и духовнонравственному воспитанию молодых граждан России, вопросам поддержки талантливой молодежи, трудоустройству и временной занятости молодых людей.

Для координации данной деятельности, оценки ситуации и подготовки информационно-аналитических материалов и конкретных предложений в сфере проблем молодежи в декабре 2010 года был создан Совет по молодежной политике в СевероКавказском федеральном округе. В 2011 году приняты Стратегия и Концепция молодежной политики в СевероКавказском федеральном округе. В Концепции обозначена реализация целевых программ - как федеральных, так и региональных - по следующим направлениям: «Молодежное информационное пространство», «Карьера и кадры», «Молодежная инициатива», «Предпринимательство и инновации», «Туризм и молодежные обмены».

Набирают обороты новые молодежные объединения, молодежные форумы и фестивали. Ярким элементом новой молодежной политики в округе стал прошедший уже во второй раз Северо-Кавказский молодежный форум «Машук». В году принято решение о проведении 7 молодежных форумов межрегионального уровня в субъектах СКФО, предшествующих форуму «Машук-2012».

В последнее время большое внимание уделяется молодежному парламентаризму: молодежные палаты, советы, парламенты образуются как на региональном, так и на местном уровнях в субъектах округа. В апреле 2012 года Молодежная общественная палата будет сформирована при представительном органе местного самоуправления административного центра СКФО - Думе города Пятигорска.

В соответствии с задачами, поставленными Президентом Российской Федерации Д. А. Медведевым, председателем Правительства Российской Федерации В. В. Путинным об инновационном развитии Российской Федерации, руководство субъектов РФ в составе СКФО оказывает значительную поддержку деятельности молодых ученых, изобретателей, талантливой молодежи и молодежным общественным объединениям, принимает меры по активизации участия молодежи в общественно-политической жизни округа.

С образованием СКФО в 2010 году внимание к молодежной политике в регионах округа, несомненно, повысилось. Принятие мер по решению проблем молодежи нашло свое отражение в Стратегии социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года.

Сегодня решению проблем молодежи и молодежной политики в СКФО необходимо придать четкий инновационный вектор. И формирование такого вектора уже началось.

СЕКЦИЯ 5. Конфессиональные аспекты молодежного взаимодействия Манапова В. Э., к. филос. н., ст. преподаватель,

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЭКСТРЕМИЗМУ В

МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ

ДИАЛОГ

Экстремизм возникает в условиях социальнополитической нестабильности. Дестабилизация обстановки на Северном Кавказе выгодна многим внутренним и внешним силам. Но следует отметить, что ситуация на Кавказе является отражением общемировой тенденции. По мнению политологов, экстремизм возникает как ответная реакция на процессы модернизации.

В последнее время Россию захлестнула волна террористических актов, жертвами которых становятся как мирные жители, среди которых старики и дети, так и работники силовых ведомств. И самое страшное в этой ситуации, что эти преступления совершают наши соотечественники, уверовавшие в свою исключительную миссию. При этом в ряды банд подполья вовлекается молодежь. Безусловно, оперативнорозыскные мероприятия, связанные с пресечением каналов поставки оружия, наркотических средств и денежного обеспечения, являются эффективным противодействием международному терроризму. Но все эти меры недостаточны для ликвидации основных причин этнорелигиозного экстремизма. Необходима комплексная государственная политика, в том числе и в сфере образования.

Именно поэтому духовно-нравственное воспитание молодежи должно стать приоритетным направлением в системе образования. Главной задачей на данном этапе развития является привитие толерантного отношения к «другому».

С целью профилактики экстремистских настроений в молодежной среде необходимо учитывать индивидуальнопсихологические особенности каждого отдельного ребенка.

Процесс гуманизации общеобязательного образования должен способствовать максимальному развитию гармоничной личности. Внимание к Кавказу - давняя традиция в мировой науке. Нарастающий интерес к нему с конца 80-х гг. вызван тем фактом, что актуализация проблем Кавказа связана с происходящими здесь сложными и противоречивыми процессами. В отечественной и мировой социальной науке нет концепции, анализирующей эти процессы и раскрывающей проблемы и перспективы перехода кавказского региона к устойчивому развитию. Зачастую исследования носят описательный характер, что, несомненно, необходимо, но не раскрывает сущности целого, не позволяет увидеть всю картину.

Как отмечает Г. И. Юсупова1, возрождение исламских и этноцентристских настроений на Юге России совпадают по времени, и эти процессы проходили в три этапа: 1) начало 90-х гг. - стремительный рост этнического самосознания народов Северного Кавказа, созревание и начало наиболее крупных межэтнических конфликтов в регионе. В то же время растет религиозное самосознание населения и количество религиозных организаций и культовых зданий; 2) середина 90-х гг. эскалация межэтнических конфликтов и начало политизации ислама, усиление влияния религиозных организаций и их лидеров на общественно-политическую жизнь в регионе; 3) конец 90-х гг. - начало ХХI в. - стагнация межэтнических противоречий на фоне активной радикализации ислама, рост религиозно-политического экстремизма и терроризма.

Подобную активность религиозных организаций можно объяснить несколькими факторами: во-первых, с целью устранения сепаратистских настроений в обществе национальные движения были официально упразднены; вовторых, ислам, как и другие мировые религии, имеет эгалитарный характер, уравнивая всех людей независимо от материального положения и национальной принадлежности. В Юсупова Г. И. Роль идеологического фактора в противодействии религиозно-политическому и этническому экстремизму. Актуальные проблемы противодействия национальному и политическому экстремизму: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Мах-ла, 2008, с. 445.

условиях социально-экономической нестабильности, коррупции, безработицы, религия становится наиболее мощным социальным «лифтом», способствующим продвижению молодых амбициозных людей.

Общественно-политическая ситуация на Северном Кавказе по-прежнему остается напряженной. Этому способствуют как внешние силы, к примеру, активное тюркское влияние, всевозможные общественные фонды и организации, так и внутренние противоречия. Клановость, распространение коррупции, отставание по многим экономическим показателям приводят к оттоку наиболее образованной части населения.

национальному экстремизму осуществляются мероприятия, направленные на улучшение межнациональных и межрелигиозных конфликтов. Регулярно проводятся всероссийские и региональные конференции, молодежные форумы, социологические исследования. Вся эта работа, безусловно, необходима, но, к сожалению, профилактические мероприятия носят нерегулярный характер. На наш взгляд, следует больше внимания уделять работе с молодежью1. В частности, в Дагестанском государственном институте народного хозяйства с целью профилактики экстремистских настроений была разработана программа работы со студенческой молодежью, в рамках которой проводится показ террористических актах (Беслан, Каспийск, Москва), с целью профилактики вовлечения молодежи в бандподполье. Помимо этого руководство института привлекает к разъяснительной работе представителей Духовного управления р. Дагестан, представителей комитета по молодежной политике и работников Министерства Внутренних дел, также проводятся Манапова В. Э. Социально-экономические и политические факторы возникновения этнического и религиозного экстремизма в условиях http://www.truenet.info/materialy-konferentsii/manapova-violettaeldarovna-starshiy-prepodavatel-kandidat-filosofskih-nauk-dagestanskiygosudarstvennyy-institut-narodnogo-hozyaystva-pri-pravitelstve-respublikidagestan-g-mahachkala.html (дата обращения 11.03.2012).

«круглые столы», на заседаниях которых обсуждаются наиболее злободневные проблемы. Кроме того, ежегодно проводится социологический опрос среди студентов, и, как показывает мониторинг, данная работа приносит свои плоды и за те годы, что работает молодежная программа, значительно снизился рост экстремистских настроений.

Но, кроме разъяснительной работы, необходима целевая молодежная политика, направленная на помощь в получении достойного образования, трудоустройстве и социальной поддержки молодых семей. До тех пор пока не будут устранены социально-экономические проблемы, останется почва для экстремистской пропаганды.

научный руководитель - Аствацатурова М.А. доктор полит.

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА И

РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Актуальность данной темы обусловлена политикотрансформационными процессами, которые затронули все сферы общественной деятельности в постсоветский период.

Российский политический транзит придал новое качество взаимоотношениям государства и религиозных институтов.

Четко наметилась тенденция возрастания роли религии в общественной жизни страны. Постепенно наращивая свой авторитет, увеличивая влияние на жизнь российских граждан, Русская православная церковь (далее - РПЦ) становится полноценным социальным институтом, встроенным в общественную структуру.

В соответствии со статьей 14 Конституции, Российская Федерация является светским государством1. Это означает, что Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета, 1993, 25 декабря, № 237, ст. 14.

религиозные объединения не могут быть официально представлены в органах государственной власти. Однако потребность в повышении эффективности государственного управления в 2000-е годы обусловливает необходимость более тесного взаимодействия государства и Церкви с целью учета интересов подавляющей части населения, которая привержена РПЦ, и большей консолидации общества.

В этой связи можно говорить об институировании религиозных организаций и учреждений. Религиозный институт - организации и учреждения, обслуживающие интересы верующих, структурирующие религиозные практики, обосновывающие свои цели и способы их достижения религиозными учениями. Религиозные институты опираются на различные конфессии: католицизм, протестантизм, православие, ислам, индуизм, буддизм, иудаизм и т.д. Религиозные институты служат для упорядочения, организации религиозной деятельности, связей и взаимоотношений верующих как между собой, так и с представителями других исповеданий и государством. Цели, задачи, а также функции религиозных институтов приобретают особое значение в современной России в связи с необходимостью упрочения единства граждан страны независимо от их этнической и конфессиональной принадлежности. В этой связи мы считаем целесообразным рассмотреть направления взаимодействия государства и РПЦ как доминирующей религиозной конфессии на территории Российской Федерации - важнейшего культурообразующего фактора русской нации.

Отношение с государством РПЦ выстраивает в соответствии с Конституцией РФ, законодательством РФ и Основами социальной концепции Русской Православной Церкви - официального документа, утвержденного на Архиерейском соборе 2000 года. В Основах представлено понимание современной ситуации, сложившееся на консервативных, традиционалистских позициях. Также в Основах устанавливается ряд руководящих принципов в Данилова И. А., Нуриева Р. Н. Социология и психология управления.

М., «Окей-книга», 2010 г., с. 14.

области государственно-религиозных отношений, применяемых епископатом, клиром и мирянами1.

В настоящее время в сфере взаимодействия Российского государства и РПЦ можно выделить следующие основные направления:

- взаимодействие в сфере поддержки семьи, материнства и детства. В январе 2011 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл направил Государственному совету РФ предложения по совершенствованию государственной политики в сфере заботы о семье и детстве, в частности, в области противодействия абортам, в области поддержки многодетной семьи, в сфере помощи детям, оставшимся без попечения родителей, в области законотворческой работы, связанной с защитой семьи и детства. В результате рассмотрения этих предложений 6 апреля 2012 года было подписано соглашение о несовершеннолетних между уполномоченным при Президенте России по правам ребенка и Синодальным отделом по церковной благотворительности. Соглашение направлено на укрепление и поддержку институтов семьи, материнства, отцовства и детства.

- взаимодействие в сфере образования. С сентября года планируется включение в учебный план средних общеобразовательных школ предмета «Основы православной культуры». Заявленная цель предмета - ознакомить школьников с историей, культурой и основными ценностями православного христианства.

- взаимодействие с вооруженными силами. Создан институт армейского духовенства - капелланов, окормляющих воинские части, участвующих в учениях и сопровождающих военных на боевых заданиях.

- взаимодействие в сфере молодежной политики. Целью сотрудничества в данной области является патриотическое воспитание, приобщение молодых людей к традиционным Основы социальной концепции Русской Православной Церкви.

Официальный сайт Московского патриархата [Электронный ресурс].

Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html (дата обращения 21.02.2012).

культурным ценностям, совместное проведение различных молодежных мероприятий. Сотрудничество осуществляется и на федеральном, и на региональном уровнях, однако данное направление, в отличие от вышеобозначенных, активно реализуется самыми низкими звеньями церковной иерархии приходами.

В современных политических процессах светского Российского государства его сотрудничество с Церковью ограничено рядом областей и основано на взаимном невмешательстве в дела друг друга. Это обусловлено светским характером нашего государства. Вместе с тем сотрудничество Церкви и государства упрочивается, расширяется и носит преимущественно договорной характер, что в полной мере соответствует современным политическим трендам, в частности развитию гражданского общества. К числу наиболее эффективных совместных практик РФ и РПЦ относится создание: Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства; Координационного комитета по поощрению социальных, образовательных, информационных, культурных и иных инициатив под эгидой Русской Православной Церкви;

Церковно-общественного совета по защите от алкогольной угрозы.

Все вышеперечисленное позволяет сделать вывод, что за последние годы взаимодействие РПЦ с государственными и общественными институтами значительно расширилось и наполнилось новым содержанием - в сфере культуры и образования, воспитания молодежи, укрепления семьи и благотворительности. У РПЦ сложился определенный опыт партнерства с государством, что стало результатом утверждения в российском обществе демократических принципов открытого и свободного вероисповедания.

Северо-Кавказский институт РАНХиГС при Президенте РФ, научный руководитель - Кузьминов П. А., д-р ист. наук,

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ И СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ

ПРОБЛЕМЫ ГЕНЕЗИСА

ХРИСТИАНСТВА В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ В

ЦЕНТРАЛЬНОМ ПРЕДКАВКАЗЬЕ

Древнейшей формой религии у народов, населявших Центральное Предкавказье, было язычество с его непременными атрибутами - многобожием, почитанием «священных мест», культом природных стихий, верой в загробную жизнь, культом предков, домашнего очага и др. С развитием общественных отношений потребность в едином всемогущем боге становится осознанной. Первой мировой религией, проникшей в чертоги Кавказских гор, стало христианство.

В религиозных верованиях горцев Северного Кавказа культ христианских святых сформировался под воздействием политеизма и отражал особенности восприятия религии, проникавшей в горские общества в разное время.

Ограниченность сведений, фрагментарность информации не дает возможности развернуто изучить процесс христианизации горских обществ, но почитание христианских святых проливает свет на принятие «языческой основы христианства».

Несмотря на разнообразные формы миссионерской деятельности проповедников христианства, связанные с их этническим особенностями (Византия, Грузия, Киевская Русь, Россия), древние языческие верования с пантеоном богов продолжали существовать у народов Центрального Кавказа, поскольку древние языческие культы и ритуалы характеризовались большой устойчивостью. Язычество настолько глубоко вошло в плоть и кровь горцев, что оно стало осознанным фактором в их бытовой практике. Характерным явлением типичного традиционного общества была ситуация, когда «судьбой народа руководили в большей степени умершие поколения, чем живущие»1.

Стойкое сохранение язычества в горском социуме было обусловлено комплексом причин. Во-первых, несмотря на сложную иерархическую структуру средневекового кабардинского и балкарского обществ, здесь не сложились централизованные государства, чиновничество которых было бы заинтересовано во внедрении единобожия-христианства. Вовторых, здесь отсутствовали города, как центры экономической и общественной жизни, в силу чего малочисленные миссионерские группы не могли охватить все население проповедями. В-третьих, формирующаяся элита, видимо, не видела в христианстве инструмент, который усилит их позиции в обществе. В-четвертых, для народа, живущего в условиях перманентной войны, в ожесточенной борьбе с кочевым миром, постоянно отстаивавшего свою независимость или доминирование в регионе, христианское кредо мира, идеалы любви и прощения не могли стать идеалами суровых воинов.

Христианские проповеди смирения, бедности, отказа от войны и кровной мести, физического насилия представлялись противоестественными для феодализирующейся знати, для которой война сделалась стержнем всей общественной и религиозной жизни, кто стремился приобрести скорее славу воина-победителя, чем загробное существование2. В-пятых, в средневековом раннефеодальном обществе существовала своя особенная традиционная система ценностей, которая противоречила христианским идеалам, и ее трудно было включить в новую христианскую культуру. Беспокойная тревожная жизнь делала горцев плохими верующими, а недостаток в образованном духовенстве лишал их возможности изучения этой религии3. В-шестых, в силу этнопсихологических особенностей, которые транслировались из поколения в поколение, формируя особое отношение к жизни и смерти, Шортанов А. Г. Адыгские культы. Нальчик, 1992, с. 103.

Бетрозов Р. Ж. Адыги: возникновение и развитие этноса. Нальчик, 1998, с. 189.

Дубровин Н. Черкесы (Адыги). Материалы для истории черкесского народа. Нальчик, 1991. Вып. 1, с. 53.

дружбе, нормам адата горцы в тех исторических условиях были индифферентны к любой новой религиозной идеологии, кроме впитанной с молоком матери и рассказами старших. В-седьмых, неустойчивость христианства как особой системы мировосприятия была обусловлена и тем, что священники читали проповеди на чужом для местного населения языке (греческом), который не понимали сами местные священники и народ. В-восьмых, эволюционирующие родоплеменные институты еще во многом определяли все звенья духовной жизни горцев. В-девятых, труднодоступность многих районов Северного Кавказа также способствовала сохранению остатков прежних верований и последовательному смешению их. Едва одно-два поколения успевали усвоить новую веру, проникнуться ее духовными основами, как новая кровопролитная стычка загоняла отдельные племена в глухие ущелья, где отрезанные от всех влияний потомки этого племени теряли воспринятое их отцами или дедами вероучение, сохраняя только внешние черты обрядов. В-десятых, надеясь на свое мужество, силу и многочисленность, не страшась никакого врага, они пропустили время, которое им даровала судьба для принятия гражданской образованности.

СЕКЦИЯ 6. Язык, образование и культура научный руководитель - Некрасов С. Н., д-р филос. наук,

ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК КУЛЬТУРНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ

Потребность концентрации современной социальнофилософской мысли на проблеме толерантности обусловлена причинами как теоретического, так и прикладного характера. К первым, в частности, относится необходимость в уточнении существующих подходов к исследованию феномена «толерантность», продемонстрировавшего не только устойчивость своего присутствия в любом социуме и любой социокультурной ситуации, но и ярко выраженную содержательно-сущностную уязвимость. Очевидная одномерность преобладающих в социальной философии концептуальных схем позволяет констатировать ограниченное аксиологическим ракурсом представление относительно социальной природы и значимости толерантности: феномен «толерантность» традиционно позиционируется в культуре и в социогуманитарном знании в определенной приоритетной форме, а именно - как ценность. Данная ситуация, в свою очередь, обусловливает потребность в привлечении эвристического потенциала социальной философии и областей социально-гуманитарного знания для разработки иного подхода к определению феномена «толерантность». На наш взгляд, толерантность следует позиционировать, прежде всего, как технологию межкультурных коммуникаций, обеспечивающую смягчение и преодоление неприязни, детерминированной конфликтом интересов и культурных приоритетов.

Социальная реальность конструируется в процессе повседневной жизнедеятельности. Существенно, что при анализе различных социальных явлений, связанных с отношением к поликультурному миру, необходимо учитывать стратегию коммуникативного конструктивизма, вне которой затруднительно понять собственно социальное содержание действий субъекта. Коммуникация не просто пронизывает все сферы социальной жизни, она, собственно, составляет содержание этой жизни, ее смысл и значение для индивидов.

Процесс коммуникации, продуцирующий значения и смыслы, в соответствии с которыми и строится межиндивидуальное и групповое взаимодействие, выступает основным источником формирования социальных отношений. Основным же условием эффективности коммуникативного процесса является технология его осуществления, поэтому понимание толерантности должно складываться из отношения к ней как к культурно-коммуникативной технологии. Дополнительным аргументом можно считать то, что пребывание феномена «толерантность» в статусе ценности суть одна из причин невыполнения им своего конфликтосдерживающего предназначения в условиях «гипертрофированной коммуникативности» (Ж. Бодрийяр), означающей превращение индивида в коммуникативно детерминированный предикат социального процесса, неспособность индивида занимать субъектное состояние, независимое от коммуникативного диктата. Небезосновательность «коммуникативных» фобий подтверждается тем, что безграничность и общедоступность социального пространства унифицируют цивилизационное развитие, преодолевают и нарушают национальную и региональную «приватность». В такой ситуации толерантность, понимаемая как ценность, в лучшем случае выступает в качестве эфемерной жизненной установки и не вооружает индивида поведенческой технологией. Актуализации «рецептивно-технологического» взгляда на феномен «толерантность» способствует парадигма человекоразмерности и человекопрактичности социальной системы. Соответственно, представления о роли толерантности в организации социальноонтологических процессов должны базироваться: 1) на анализе толерантности с позиций объяснения механизмов межкультурной коммуникации, 2) на исследовании ментальномировоззренческих оснований культур, вступающих в коммуникационные взаимодействия. Очевидна потребность в поиске такой модели толерантности, которая отвечала бы вызовам сегодняшнего дня. Следует отказаться от той однозначности, которая неизбежно обнаруживает себя при любой попытке оперировать понятием толерантность. Иными словами, перед исследователем данного феномена стоит задача достичь необходимого смыслового баланса в качестве обязательного условия продуктивного оперирования понятием толерантность. Последнее имеет не меньшее, если не большее, значение для повышения эффективности социальной практики и оптимизации социального процесса, особенно в связи с увлечением социума толерантной идеологией и придание ей статуса аксиологической панацеи. Дополнительную актуальность проблеме придает и то, что она ставится в условиях нарастающей глобализации, превратившей толерантность в основной идеологический тренд современной цивилизации.

Толерантность как технология общения/коммуникации обладает, по нашему мнению, рядом ресурсных особенностей:

- толерантность внешне рецептивна, что и позволяет обеспечивать уравновешивание контрадикторных тенденций «плюрализма культур», вступающих в коммуникационные взаимодействия. Феномены «толерантность» и «плюрализм культур» имплицитны относительно друг друга: именно в этом статусе толерантность реализует себя как механизм межкультурного общения. С одной стороны, наличие культурного многообразия предполагает актуализацию технологии толерантности, с другой стороны, именно терпимое отношения к проявлениям различного рода инакости делает возможным существование многообразия;

- толерантность внутренне объективно медиативна, что выражается в приоритетности «срединной культуры» как образца коммуникативного акта. Толерантность - исходный фактор формирования «срединной культуры» в диалоге культур, имеющих различные ментально-мировоззренческие основания.

Толерантность именно как технология выступает смысловым компонентом идеологии ненасилия и «инструкцией»

ненасильственного поведения;

- толерантность сущностно бинарна, поскольку помимо социально значимой ненасильственной конфигурации коммуникационной ситуации обладает социально-негативным потенциалом слабости, беспринципности, оппортунизма, попустительства. Если такого рода комплекс культурной технологичности гипертрофирован, тем более со стороны официальной власти, возникает угроза неприятия самой идеи толерантности, а затем и полная ее дискредитация как механизма управления социально-онтологическими процессами.

Достаточно вспомнить трагические последствия террористического акта в Норвегии летом 2011 г., совершенного А. Брейвиком по мотиву «исламофобия» и «несогласие с внешней политикой Норвегии». Данная ситуация репрезентирует дихотомию «мы»-«они», которая редуцирует межкультурные коммуникации к дисгармонии в пользу таких чувств, как неприятие, страх и упреждающая агрессия.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
Похожие работы:

«ОГБУК СМОЛЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК МУЗЕЙНЫЙ ВЕСТНИК Выпуск VI Смоленск, 2012 —1— Издан по решению Методического совета ОГБУК Смоленский государственный музей-заповедник. Шестой номер Музейного вестника представляет читателям исследования сотрудников Смоленского государственного музея-заповедника в разных областях музейной деятельности, рассказывает об опыте музейной работы. Также в сборник вошли материалы научно-практической конференции Музей вчера, сегодня, завтра, прошедшей 25...»

«Стенограмма Круглого стола 1937-2007: ПАМЯТЬ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 26 сентября 2007 года Горбачев М.С. Добрый день! Этот интересный Круглый стол расширился до конференции. Спасибо, что здесь присутствуют и те, кто должен произнести доклады на очень интересную тему: 1937-2007 годы: память и ответственность. Мы – это Фонд и Общество Мемориал объединили наши усилия для того, чтобы вообще провести такой Круглый стол, и считаем, что он не менее актуален, чем другие мероприятия, которые проводятся. Жизнь...»

«Научно-издательский центр Социосфера Пензенская государственная технологическая академия Российско-Армянский (Славянский) государственный университет Факультет бизнеса Высшей школы экономики в Праге ПФ НОУ ВПО Академия МНЭПУ Теория и практика гендерных исследований в мировой наук е Материалы международной научно-практической конференции Пенза – Ереван – Прага 5–6 мая 2010 года УДК 001 ББК 72 Т 33 Теория и практика гендерных исследований в мировой науке: материалы международной...»

«Федеральное агентство по образованию РФ Сибирский федеральный университет Научная библиотека Историко-философский факультет Кафедра истории России Историческая книга Сборник материалов научно-практической студенческой конференции 25 апреля 2007 г. Красноярск 2007 УДК 940-990 (557) Р76 Составители: М.Г. Тарасов, И.С. Колосова Редколлегия: отв. редактор – Гришаев В.В., д-р историч. наук, профессор Прядко И.А. – канд. историч. наук, профессор СФУ Кривоносова Е.Г. – директор НБ СФУ, засл. работник...»

«К у з и н а М а р и н а 115407, Россия, Москва, а/я 12; +10-(095)-118-6370; Web site: http://www.pads.ru; E-mail:info@pads.ru Д е с я т о в а Т а т ь я н а E-mail:chaga10@mail.ru Primitive and Aboriginal Dog Society Дорогие члены Общества по сохранению примитивных аборигенных собак и читатели нашего Вестника! Предлагаем Вашему вниманию 20-ый выпуск Вестника. В нем вы найдете статью Татьяны Михайловны Ивановой о средниазиатских овчарках и проблемах их сохранения, статью Карлы Круз о...»

«VII НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТУДЕНТОВ МОЛОДЕЖЬ. НАУКА. СОВРЕМЕННОСТЬ 14 апреля 2012 года Воткинск 2012 Министерство образования и наук и Российской Федерации Филиал ФГБОУ ВПО Удмуртский государственный университет в г.Воткинске VII научно-практическая конференция студентов Молодежь. Наука. Современность 14 апреля 2012 года Воткинск 2012 1 ББК 72 я 431 М 75 Молодежь. Наука, Современность: материалы VII ежегодной студенческой научно-практической конференции.- Воткинск: Филиал УдГУ в...»

«Научно-издательский центр Социосфера Факультет бизнеса Высшей школы экономики в Праге Кафедра культурологии Национального университета Киево-Могилянская академия Пензенская государственная технологическая академия Институт социальной и политической психологии НАПН Украины СИМВОЛИЧЕСКОЕ И АРХЕТИПИЧЕСКОЕ В КУЛЬТУРЕ И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ Материалы III международной научно-практической конференции 5–6 марта 2013 года Прага 2013 1 Символическое и архетипическое в культуре и социальных отношениях :...»

«Your Home Edition 32 – December 2005 В этом выпуске. Конференция жильцов сектора общественного жилья в штате НЮУ 2005 года – полный обзор Перестройка сектора государственного жилья – как вас затрагивают реформы Новости по штату НЮУ – что происходит в месте вашего проживания Обновленная конференция вдохновляет жильцов на дискуссию “Эта конференция будет иной во всех отношениях”, - заявили организаторы Конференции жильцов сектора общественного жилья в штате НЮУ 2005 года “С прицелом на будущее”....»

«РОССИЙСК А Я А К А Д ЕМИ Я Н А У К ИНСТ И Т У Т А РХЕОЛОГИИ ИНСТИТУТА АРХЕОЛОГИИ Издаются с 1939 года Выпуск 230 Главный редактор Н. А. МАКАРОВ Я З Ы К И С Л А В Я Н С К О Й К УЛ ЬТ У Р Ы МОСКВА 2013 УДК 902/904 ББК 63.4 К 78 Г л а в н ы й р е д а к т о р: Академик РАН Н. А. МАКАРОВ Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я: д. и. н. Л. И. АВИЛОВА (зам. гл. ред.), д. и. н. В. И. ЗАВЬЯЛОВ (отв. секретарь редакции), к. и. н. К. Н. ГАВРИЛОВ, д. и. н. М. В. ДОБРОВОЛЬСКАЯ, д. и. н. А. А. ЗАВОЙКИН, к....»

«Военно исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Министерство культуры Российской Федерации Министерство обороны Российской Федерации Международный культурный центр Клуб друзей Военно исторического музея Военное прошлое государства Российского: утраченное и сохраненное Материалы Всероссийской научно практической конференции, посвященной 250 летию Достопамятного зала 13–17 сентября 2006 года Секция Коллекции и собрания военно исторических музеев России Санкт Петербург 2006 1...»

«Редакция газеты Правда жизни Культурно-просветительский центр Роса Издательство РОСА Российское общество современных авторов МКУК Старооскольская ЦБС СТИ НИТУ МИСиС при поддержке Совета молодёжи Старооскольского городского округа СЕМЬЯ КАК МОДЕЛЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ Сборник материалов очно-заочной научно-практической конференции Старый Оскол 2012 УДК 882 ББК 63.3(2 Рос-Бел) С 30 РЕДАКцИОННАЯ КОЛЛЕгИЯ: галиченко С.В., руководитель культурно-просветительского центра издательства РОСА, главный...»

«ЗООЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ РАН ГЕРПЕТОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО им. А.М. НИКОЛЬСКОГО при РАН Второй циркуляр Первая международная молодежная конференция герпетологов России и сопредельных стран: Современная герпетология: проблемы и пути их решения будет проводиться 25–27 ноября 2013 г. в г. Санкт-Петербург, на базе Зоологического института РАН Проблематика конференции: 1. Экология, фаунистика, распространение амфибий и рептилий; 2. Систематика и видообразование амфибий и рептилий; 3. Морфология и...»

«Северный государственный медицинский университет ЮБИЛЕЙНЫЕ И ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ МЕДИЦИНЫ И ЗДРАВООХРАНЕНИЯ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ НА 2011 ГОД Архангельск 2011 УДК 61(091) (470.11) ББК 5г (2 Рос-4Арх) Ю 13 Составители: А.В. Андреева, А.А. Боговая Редакционная группа: В.П. Быков, А.М. Вязьмин, О.А. Дракунова, Т.Н. Иванова, Р.Н. Калашников, Н.М. Лапина, С.И. Малявская, Е.М. Матейчук, А.Г. Попова, В.П. Рехачев, А.Л. Санников, Л.И. Санников, Г.С. Щуров Рецензенты: С.П. Глянцев, доктор медицинских наук,...»

«УДК 39 ББК 63.5 Н34 Издание осуществляется при поддержке Министерства иностранных дел Германии Gefrdert durch das Auswrtige Amt der Bundesrepublik Deutschland Под редакцией доц., к.и.н. И.Р.Плеве, доц., к.им. Т.Н.Черновой Отв. составитель Т.Н. Чернова Издательство ГОТИКА Корректор Л.Р.Богданова Компьютерная верстка ДЛисин Уважаемые коллеги! Редколлегия Научно-информационного бюллетеня обращается к Вам с просьбой о поддержке в дополнении к текущей библиографии. Ждем от Вас к публикации в № 3...»

«conf@interactive-plus.ru www.interactive-plus.ru тел./факс: +7 (8352) 24-23-89 Центр научного сотрудничества Интерактив плюс Историко-географический факультет ФГБОУ ВПО Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова Экономический факультет ФГБОУ ВПО Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова Информационное письмо К публикации в сборнике материалов Международной заочной научно-практической конференции с изданием сборника статей Психология и педагогика XXI века: теория,...»

«V ежегодная конференция Ассоциации Производителей Посадочного Материала Сборник докладов Москва АППМ 2012 www.ruspitomniki.ru APPM-sbornik.block.indd 1 18.01.2012 8:43:07 Содержание Веселова С. С. (5) Из истории развития питомников в России Сычов А. И. (8) Российское питомниководство: прошлое, настоящее и будущие перспективы Сыровой А. А. (15) Питомниководство в Ростовской области Сидельников А. И. (20) Состояние рынка посадочного материала в Челябинской области Качалкин М. В. (23)...»

«Генеральная конференция U 32 C 32-я сессия, Париж, 2003 г. 32 С/23 26 августа 2003 г. Оригинал: французский/ английский Пункт 8.1 предварительной повестки дня Сводный доклад о ходе осуществления Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека, включая его оценку АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 30 С/23, Приложение (пункт 5). История вопроса: В указанной резолюции, Генеральная конференция одобрила Руководящие принципы осуществления Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ ЧЕЛЯБИНСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОРИЕНТИРЫ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Материалы Международной научно-практической конференции (22 марта 2013 года) Челябинск 2013 1 УДК 33.04 ББК 65.01 П Социально-экономические ориентиры...»

«Йошкар-Олинская и Марийская епархия Министерство культуры, печати и по делам национальностей Республики Марий Эл ХРИСТИАНСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА Материалы XV научно-богословской конференции Йошкар-Ола 2012 ББК 86.3 Х 93 По благословению Высокопреосвященнейшего ИОАННА, Архиепископа Йошкар-Олинского и Марийского Редакционная коллегия: иерей Алексий Михайлов, диакон Александр Жирнов, профессор МарГУ А.Т. Липатов (литературный редактор) Христианское просвещение и русская культура:...»

«Муниципальное учреждение городского округа Коломна Военно-исторический спортивно-культурный комплекс Коломенский кремль МАТЕРИАЛЫ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ВОПРОСАМ РАЗВИТИЯ АРТИСТИЧЕСКОГО ФЕХТОВАНИЯ В РОССИИ (Коломна, 6-7 февраля 2010 года) КОЛОМНА 2010 ВТОРАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ВОПРОСАМ РАЗВИТИЯ АРТИСТИЧЕСКОГО ФЕХТОВАНИЯ В РОССИИ. Артистическое фехтование еще молодой для России вид спорта, но он уже нуждается в обобщении накопленного опыта, анализе проделанной работы...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.