WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |

«Актуальные проблемы исторической науки Выпуск 7 Сборник научных трудов Издается с 2003 года Пенза – Кострома 2010 УДК 9я43 ББК 63я43 А437 Печатается по решению редакционно-издательских ...»

-- [ Страница 4 ] --

От качества быта, его организации во многом зависят моральный дух войск и их боеспособность. Причем, в специфических условиях конкретных войн недостаточный учет отдельных факторов быта (например, теплой одежды в условиях суровой зимы) могли чрезвычайно негативно сказываться на ходе боевых действий или приводили к неоправданно большим потерям и тяготам личного состава9.

По прибытию в часть, новобранцы довольно долго, до одного месяца, продолжали ходить в своей одежде. В комплект обмундирования нижних чинов входило два комплекта нижнего белья из грубого полотна, две пары обмоток (портянки), шайку для стирки, защитного цвета фуражка, гимнастерка, пара штанов (с 1915 г. получили распространение рубахи и шаровары из молескина подбитые бумазеей), пара сапог, пара погон и ремень.

Поясные ремни с бляхами встречались чаще всего у унтер-офицеров постоянного состава, солдаты же носили, в основном, затяжные ремни10. Зимой солдаты были одеты в шинели с пристяжными погонами из шинельного сукна, без клапанов и пуговиц по борту, и папахи серого искусственного барашка11. Офицеры в условиях сильного холода использовали валенки и полушубки12.

Офицерский состав обмундирование обязан был приобретать за собственный счет (кроме первой в жизни офицерской формы: с 1899 г. окончившим военное училище и юнкерам перед производством выплачивалось на эти цели по 300 руб.). Между тем мундир стоил примерно 45 руб., сюртук 32, фуражка 7, сапоги 10, портупея 2,6, погоны 2-3 руб. и т. д. При воинских частях действовали пошивочные и обувные мастерские13.

Снаряжение – фляги, котелки, патронташи, противогаз, палатки и шанцевый инструмент (малая или большая лопата, лом, топор, кирка и веревка) выдавались солдатам только перед выходом из лагеря или отправлением на фронт. Боевые винтовки выдавались тоже только перед отправлением на фронт, солдаты запасных полков были постоянно вооружены учебными винтовками, винтовками устаревших систем или даже деревянными макетами. Дополнительно офицеры имели планшет для хранения карт и документов, бинокль и электрический фонарик14.

Находясь на фронте, солдаты жили либо в блиндажах, либо в небольших ямах, сверху на половину прикрытых досками, внутри которых была сложена печь, состоящая из трехчетырех кирпичей. После того, как срок пребывания на передовой заканчивался, их отводили в тыл для отдыха. Солдат могли расположить на постой в какой нибудь сельской избе или даже усадьбе, все зависело от места дислокации подразделения. Чаще всего, если позволяла обстановка, солдат отводили в казармы, где они и проводили основное время15.

Казармы состояли из нескольких деревянных нар, количество ярусов которых зависело от высоты помещения. Как правило, матрацем служили соломенные маты, роль подушки играл вещевой мешок, одеяла – шинель, постельное белье не выдавалось. Нары чистотой не отличались и кишели насекомыми. Поскольку ночью из спального помещения никого не выпускали, то для отправления естественных надобностей рядом с нарами ставили деревянную бочку – «парашу». Каждое утром дневальные выносили ее из казармы. В несколько лучших условиях находились унтер-офицеры постоянного состава, которые жили в отдельных помещениях16.

Находясь на службе, офицеры жили либо на казенных квартирах, или постоем в частных домах, а также могли снимать частные квартиры. Для услуг они имели казенных денщиков из солдат своей части, а кто имел возможность, благодаря доходам с имения, жить на широкую ногу, держали при себе и необходимое количество частных слуг. Жизненный уровень офицера определялся в основном его состоянием.

Времени для отдыха было не много. Все свободное от занятий и службы время солдаты проводили в казарме, так как право увольняться со двора имели только унтер-офицеры постоянного состава. Основным развлечением солдат были карты и хоровое пение. Командование пыталось также организовать солдатский досуг на фронте: солдатам демонстрировали кино, организовывали самодеятельные театры17.

Кормили солдат три раза в день. Когда они пребывали на передовой, их рацион питания выглядел следующим образом: в девять часов утра был завтрак, который состоял из хлеба, чая и сахара. Каждый солдат получал – 2,5 фунта хлеба ежедневно, который был частенько пригоревшим снаружи и непропеченный внутри. В одиннадцать часов приносили обед, как правило, состоявший из горячих щей с небольшим кусочком мяса (а оно нередко бывало порченное), на второе всегда давали кашу. Дневной порцией сахара считалась доля равная трем шестнадцатым фунта. Ужин начинался в шесть вечера, и состоял из одного блюда: либо щи, либо каша с селедкой. В связи с тем, что дневная порция хлеба выдавалась один раз в день, утром, а последний прием пищи был только в шесть утра, многие съедали его до ужина или, если были очень голодны еще в обед, с первым блюдам. Каждые двенадцать дней солдат на передовой меняли и отводили в тыл на шестидневный отдых18. Находясь же в тылу, солдаты питались в спальных помещениях. Дневальные приносили пищу в тазах, из расчета один таз на десять человек. Сюда же приносили пищу и для унтерофицеров, но в отдельной посуде. Ритуал чтения молитвы не соблюдался. Нормы довольствия оставались как в мирное время, но качество пищи заметно ухудшилось19. Когда полк передвигался, казенная кухня могла задерживаться. В остальное же время, обед и ужин выдавали регулярно каждый день. Изредка была задержка в выдачи хлеба, так как муку и готовый хлеб доставляли из России. Кто имел деньги, тот покупал в солдатской лавке белый хлеб с изюмом – фунт 3 коп.20. Стоимость суточного солдатского пайка в мирное время равнялась 19 коп., что составляло в год 70 руб.21.



Проблемы, связанные с санитарно-гигиеническими условиями и вытекающей из них опасностью вспышек инфекционных заболеваний, особенно остры для масштабных войн.

На протяжении многих столетий действовал неотвратимый закон: войны всегда сопровождались эпидемиями. С ухудшением санитарно-эпидемиологической обстановки, для предотвращения желудочных заболеваний в пищу нижних чинов стала добавляться лимонная кислота, была увеличена норма чая. В рацион солдат и казаков был включен рис, способствовавший скреплению желудка. При воинской части обязательно имелась баня, которой заведовал врач, имевший в распоряжении сотню рабочих-добровольцев. При каждой бане была прачечная, входя в нее, солдаты, сдавали свое грязное белье, а взамен получали чистое. Когда рота собиралась покинуть окопы и отойти в тыл, в баню посылали сообщение о сроке ее прибытия. Банные процедуры способствовали выведению вшей, которыми кишели окопы22.

Медицинское обслуживание на войне является одним из ключевых моментов ведение любой войны, особенно затяжных и позиционных. Так как именно от него зависят множество человеческих жизней. И в свою очередь многое влияет и на него: квалификация медперсонала и их количества в медучреждениях, качеством медикаментов и их своевременное поступление в полевые больницы, удаленность госпиталей от линии фронта и оперативность транспортировки больных и раненных в соответственные учреждения. Санитарно-медицинское обслуживание в армии находилось во введенье Полевой ВоенноСанитарной инспекции23.

В состав сотрудников полковых госпиталей, входили как штатные сотрудники Полевой инспекции, врачи, санитары, медсестры, так и «нештатные» (сотрудники Красного креста) количество которых, могло меняться в зависимости от обстановки. Если был ранен санитар, то на смену ему могли поставить какого-нибудь смышленого солдата. После чего врач мог выдать ему справку, в которой говорилось, что данный военнослужащий может временно исполнять обязанность санитара24.

Связь с тылом поддерживалась через систему отпусков, почтовую корреспонденцию и шефскую помощь. Отпуск предоставлялся при боевом ранении, связанным с реабилитацией солдата или за отличие, проявленное в бою. Единственным источником пополнения сил являлся отпуск, для того, чтобы заслужить его, многие специально шли в разведку или просили его вместо какой-либо награды25. Солдат, получивший отпуск, также имел право бесплатного проезда по литере «А», что позволяло малоимущим солдатам побывать дома.

Но с другой стороны, именно с солдат-отпускников началось разложение армии и брожение умов внутри нее26.

Почтовая корреспонденция была одной из самых доступных от того и популярным средством связи с малой Родиной. Многие солдаты были выходцами из крестьянской среды, зачастую дальше своего села, уезда или губернии не выезжали, поэтому в письмах стремились описать все перипетии своей фронтовой жизни. Значительное число писем содержало жалобы на пищу, обмундирование, вооружение. Военная цензура строго следила за перепиской фронта с тылом, а потому письма, в которых авторы сообщали об отсутствии желания воевать, о мрачном настрое, или неуверенности в победе, подлежали немедленной конфискации, и не допускались до адресата. И все же в целом осознание долга было характерно для фронтовой корреспонденции, но писем патриотического характера было крайне мало. Они характерны лишь для начального периода войны. Слова наподобие «…мы всеми силами стараемся и не щадим живота своего, бьем немца…, и пусть он узнает, что есть Россия, русское оружие и храбрые воины нашего великого Царябатюшки…» объективно не могли часто встречаться в условиях, когда нехватка вооружения, боеприпасов, тяжелые бытовые условия стали практически нормой солдатской жизни27.

Помимо жалоб, письма содержали обращения к родным с просьбой выслать некоторые вещи, которые на фронте были в дефиците или отсутствовали вообще (теплая одежда, книги, средства от вшей, и т. д.). Поэтому посылки от родных являются не менее значимым источником пополнения бодрости, чем отпуск или почтовая корреспонденция28.

Шефская помощь фронту оказывалась регулярно, разными организациями, начиная с городских дум и заканчивая земскими союзами. Могла быть как разовой, так и постоянной.

И проявлялась также по разному, начиная от показов кино и заканчивая обучением грамоте солдат. В основном шефская помощь имела административно-географический характер, так например, Петроградская городская дума оказывала всяческую посильную помощь офицерам столичного гарнизона, регулярно на праздники, посылала делегацию с подарками. В состав одного такого подарка входил фунт свечей, фунт шоколада, сотню папирос, почтовая бумага, карандаши, английские булавки и два лимона29.

В годы первой мировой войны все действовавшие в армии выплаты были сохранены (жалование, столовые, квартирные). Более того, были введены новые. Прежде всего, весь офицерский состав получал увеличенный оклад жалованья, порционы и выплаты за поход.

Могли быть и дополнительные денежные выплаты. Так, например, авиаторы получали «залетные» деньги (200 руб. для офицеров и 75 руб. для нижних чинов) они начислялись ежемесячно тем летчикам, которые проводили в воздухе не менее шести часов30.

Каждой офицерской должности приказом военного министра присваивался разряд, согласно которому определялась сумма порционных денег. Максимальный размер составлял 20 руб. в день (командир корпуса), минимальный – 2 руб. 50 коп. (командир взвода).





Кроме того, офицерам платили и так называемые «фронтовые». Офицерам, попавшим в плен, выплачивалось жалованье за время нахождения в плену, но при условии, что они не перешли на военную службу к неприятелю. Семьям, таких, военнопленных выплачивалась половина жалованья и столовых денег. Квартирные деньги и пособие на наем прислуги, выдавалась, в полном размере, если оно было положено офицеру до пленения31.

Военнослужащие срочной службы находились на полном бесплатном казенном содержании (помещение, продовольствие, одежда и прочие услуги). Им отпускалось незначительное денежное жалованье, которое предназначалось главным образом для того, чтобы предоставить необходимые карманные деньги на покрытие тех расходов, которые не обеспечивались в натуральном виде. Годовой размер жалованья нижних чинов срочной службы определялся по воинскому званию и делился на основной и усиленный (он зависел от отдаленности местности и театра боевых действий). Армия была заинтересована в сверхсрочнослужащих, поэтому сделать их службу заманчивой стремились и с помощью достаточного обеспечения из казны. Жалование им устанавливалось по шкале окладов солдат срочной службы, но выплачивалось еще и так называемое добавочное жалованье – от 280 до 400 руб. в год в зависимости от звания и срока службы. Плюс единовременное пособие – за два года службы 150 руб., а за десять лет унтер-офицерам – 500 руб. Также выплачивались деньги за наем жилья в размере половины от норм офицерского состава32.

Таким образом, вырисовывается следующая малоприятная картина, российская армия была плохо подготовлена к началу боевых действий, по вопросу быта российских солдат, так как после начала войны он резко ухудшился и был крайне суровым.

1. Миронов В.В. Механизм адаптации фронтовиков к экстремальной обстановке в годы Первой мировой войны (на материалах австро-венгерской армии). Тамбов, 2004.

2. Сенявская Е.С. Психология войны в XX веке: исторический опыт России. М., 1999.

3. Алексеев А. //Наука и жизнь. №8. 2007. С. 40.

4. Корниш Н. Русская армия 1914–1918. М., 2005. С. 15-16.

5. Протасов Л.Г. Классовый состав солдат русской армии в армии перед Октябрем //История СССР. №1. 1977. С. 35, 40; Гаркавенко Д.А. Социальный состав вооруженных сил России в эпоху империализма //Революционное движение в русской армии в 1917 году. М., 1981. С. 36-38.

6. Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. Т. I. Париж, 1939. С. 33, 78-82.

7. Царская Россия в мировой войне. Л., 1985. С. 98.

8. Сенявская Е.С. Указ. соч. С. 107.

9. Миронов В.В. Указ. соч. С. 2.

10. Бочкарева М. Яшка: Моя жизнь крестьянки, офицера и изгнанницы. М., 2001. С. 119-120.

11. Зайончковский А.М. Первая мировая война. М., 2002. С. 133.

12. Нива. №40. 1915. С. 4.

13. Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 2002. С. 98.

14. Степун Ф.А. Из писем прапорщика-артиллериста. Томск, 2000. С. 23.

15. Там же. С. 13.

16. Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 1963. С. 214.

17. Бочкарева М. Указ. соч. С. 158-159.

18. Там же. С. 148-149.

19. Брусилов А.А. Указ. соч. С. 215.

20. Клейман Н.Т. Последний солдат (воспоминания) //Родина. №8. 1994. С. 79.

21. Марков О.Д. Русская армия 1914–1917. СПб., 2001. С. 54.

22. Бочкарева М. Указ. соч. С. 149-150.

23. Головин Н.Н. Указ. соч. С. 197.

24. Бочкарева М. Указ. соч. С. 148.

25. Федорченко С.З. Народ на войне. М., 1990. С. 24, 82.

26. Асташов А.Б. Русский крестьянин на фронтах Первой мировой войны //Отечественная история. №2. 2003. С. 74.

27. Иванов В. Н. «...Минуты роковые». Повествование о времени и о себе //Дальний Восток. №10.

1993. С. 21.

28. Подольский Н. Три письма под подпоручика Петровского //Звезда. №6. 1995. С. 160.

29. Нива. №18. 1915. С. 346.

30. Степанов Б. Летающие тузы: российские асы Первой мировой войны. СПб., 2006. С. 35.

31. Военная финансово-экономическая служба России. М., 2000. С. 201.

32. Там же. С. 198.

Необходимость противодействия попыткам фальсификации истории и предыстории Великой Отечественной войны становится сегодня все более очевидной. Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в статье «Россия вперед!» подчеркнул, что «необходима защита исторического наследия от искажения и политических спекуляций»1.

На первом заседании президентской «Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» ее председатель, руководитель Администрации Президента Сергей Нарышкин говорил: «Упор в так называемом новом историческом подходе ревизионистами делается на современную историю России, события, связанные со Второй мировой войной… Ревизия истории войны имеет цель пересмотреть геополитические итоги войны… России как историческому наследнику Советского Союза провокационно навязывается вина за события, трагедии тех лет, тем самым делается база для предъявления претензий нашей стране – политических, финансовых, территориальных»2.

Попытки фальсификации истории и предыстории Великой Отечественной войны предпринимались и предпринимаются в различных формах путем искажения одних фактов и замалчивания других, в виде прямого вымысла или с использованием этих форм в их сочетании.

Много шума наделали опубликованные «Размышления о реализации послевоенной американской политики против СССР» А. Даллеса. Западная пресса предприняла попытки опровергнуть их подлинность. Но в современных реалиях достоверность «Размышлений…»

не имеет принципиального значения. Есть множество других официальных и документально зафиксированных заявлений, главным образом американских государственных лидеров и политиков, выражающих те идеи. Да и сама политика стран НАТО во главе с США во многом воплощает их в жизнь. «Мы бросим все, что имеем… всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей. Мы постепенно подменим их ценности на фальшивые… Мы найдем своих союзников и помощников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная трагедия гибели самого непокорного на земле народа. Литература, театры, кино – все будет прославлять самые низменные чувства, …культ секса, насилия, садизма, предательства. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Честность и порядочность будут осмеяны и никому не станут нужны. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, национализм и вражду народов – все это мы будем ловко и незаметно культивировать.

И лишь немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких мы превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества…»3.

Благодаря воплощению в жизнь подобных планов современное российское общество переживает культурно-исторический кризис. Молодое поколение россиян мало знает о Второй мировой и Великой отечественной войне, мало интересуется ее историей. А многое из тех ограниченных знаний, какими обладает современная молодежь, она почерпнула из зарубежных источников, которые представляют те события в «своеобразной» западной интерпретации.

В последнее время на Западе работа по утверждению новых исторических выводов развернулась с новой силой. Выдвигаются новые оценки роли Советского Союза в международной политике накануне Второй мировой войны и во время нее. Основная цель – приуменьшить вклад СССР и, даже, представить нашу страну таким же агрессором, как и фашистская Германия, чтобы Россия сегодня не гордилось героическим прошлым, а испытывало бы чувство вины за него.

В связи с 70-летием начала Второй мировой войны Парламентская Ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию «О воссоединении разделенной Европы», в которой вина за развязывание этой войны возлагается в равной мере на Германию и СССР, советское участие в ней объявляется страшной трагедией для европейских народов, а Российской Федерации предлагается отказаться от прославления Великой Победы и парадов в ее честь. Парламентская Ассамблея ОБСЕ присоединилась к решению Европарламента ежегодно 23 августа – в день заключения советско-германского договора 1939 г. о ненападении – отмечать «Общеевропейский «День памяти жертв сталинизма и нацизма»4. Этот договор, называемый также пактом Молотова – Риббентропа, стал предлогом для нападок на Россию всех тех, кто недоволен результатами Второй мировой войны.

Сторонники пересмотра итогов этой войны умалчивают о Мюнхенских соглашениях 1938 г. Англии и Франции с Германией и Италией, по которым Чехословакия была отдана на растерзание гитлеровскому рейху в качестве оплаты за будущую агрессию против СССР. Умалчивают они и об отказе западных демократий от предложения СССР создать систему коллективной безопасности, а также о том, что Советский Союз последним из европейских государств подписал с Германией пакт о ненападении.

Непредвзято оценивали предвоенную внешнюю политику СССР другие основные участники антигитлеровской коалиции устами своих лидеров того времени. Так, У. Черчилль, премьер-министр Англии в 1940–1945 гг., впоследствии отмечал: «Мюнхен и многое другое убедили Советское правительство, что ни Англия, ни Франция не станут сражаться, пока на них не нападут… Надвигавшаяся буря была готова вот-вот разразиться.

Россия должна была позаботиться о себе». Черчилль охарактеризовал предвоенную внешнюю политику СССР как «холодно расчетливую и в высшей степени реалистичную»5.

Мало кому известно, что Сталин на расширенном заседании Политбюро ЦК ВКП(б) в мае 1941 г. говорил: «Обстановка обостряется с каждым днем. Очень похоже, что мы можем подвергнуться внезапному нападению со стороны фашистской Германии… От таких авантюристов, как гитлеровская клика, всего можно ожидать, тем более что нам известно, что нападение фашистской Германии на Советский Союз готовится при прямой поддержке монополистов США и Англии…»6.

В январе 1945 г. лидер английских лейбористов К. Этли, ставший в июле того же года премьер-министром, верно отметил, что если бы Великобритания и Франция приняли предложение Советского Союза о создании системы коллективной безопасности, то «можно было бы избежать Второй мировой войны»7. К тому же союзница Англии и Франции Польша со времен Мюнхенского сговора отвергала идею пропуска через свою территорию советских войск на помощь любой жертве гитлеровской агрессии.

Когда определенные круги Запада пытаются ныне свалить на СССР вину за войну, то это не вызывает удивления. Но вызывает сожаление, когда эти попытки стали получать поддержку в нашей стране, начиная со времен горбачевского «нового политического мышления» с признанием приоритета «общечеловеческих ценностей» над национальными интересами, и особенно в постперестроечный период.

В 1989 г. на II съезде народных депутатов СССР Комиссия по политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении под председательством идеолога «перестройки» А.Н. Яковлева ввела в официальный обиход «Секретный дополнительный протокол о границе сфер интересов Германии и СССР от 23 августа 1939 года», согласно которому в сферу интересов Советского Союза включались Западная Украина, Западная Белоруссия, Прибалтика, Бессарабия и Финляндия, входившие в Российскую империю. В принятом по докладу Комиссии постановлении съезда «О политической и правовой оценке советско-германского договора о ненападении от 23 августа 1939 года» отмечалось, что «подлинники секретного протокола не обнаружены ни в советских, ни в зарубежных архивах.

Однако… экспертизы копий, карт и других документов, соответствие последующих событий содержанию протокола подтверждают факт его подписания и существования»8. Съезд признал советско-германский договор о ненападении и секретный протокол к нему «юридически несостоятельным с момента их подписания» и сделал вывод, что «решение об их подписании было по существу и по форме актом личной власти и никак не отражало волю советского народа, который не несет ответственности за этот сговор»9.

Что касается «секретного дополнительного протокола» к советско-германскому пакту о ненападении, то его подлинник до сих пор никто не видел. В «Особой папке» архива Политбюро ЦК КПСС, хранящейся теперь в Президентском архиве, содержится неподписанная копия «Секретного дополнительного протокола о границе сфер интересов СССР и Германии от 23 августа» с напечатанном в его конце текстом: «По уполномочию Правительства СССР: В. Молотов. За Правительство Германии: И. фон Риббентроп», но без собственноручных подписей Молотова и Риббентропа. Эту неподписанную копию относят и к советско-германскому договору о дружбе и границах от 28 сентября 1939 г.

Однако Международный военный трибунал стран-победительниц в Нюрнберге на судебном процессе над германскими военными преступниками отклонил как недействительные фотокопии неподписанного Молотовым и Риббентропом «Секретного дополнительного протокола» к советско-германскому пакту о ненападении от 23 августа 1939 г. и договору о дружбе и границе между Германией и СССР от 28 сентября 1939 г. из германских архивов, представленные адвокатом Гессе (бывшего заместителя «фюрера») Зейдлем10.

Поскольку Международный военный трибунал с участием СССР отклонил как недействительные фотокопии «Секретного дополнительного протокола», а существование подписанных подлинников этого протокола не доказано, то становится очевидной, на наш взгляд, ошибочность вывода II съезда народных депутатов СССР о его «юридической несостоятельности с момента подписания».

По нашему мнению, необоснованной является негативная оценка этим съездом и самого договора о ненападении между СССР и Германией, принятая под давлением «вождей» перестройки, положивших начало развалу исторической России.

Когда правительство СССР рассматривало предложение Германии о заключении пакта о ненападении на 10 лет, а 23 августа Молотов и Риббентроп подписывали его, в союзной нам соседней Монголии у реки Халхин-Гол шли тяжелые бои советско-монгольских войск с вторгшейся сюда 6-й японской армией, имевшей целью прорваться на советскую территорию, перерезать нашу Сибирскую железнодорожную магистраль и отрезать Дальний Восток от России. И только 31 августа 1939 г. японские захватчики были полностью отброшены с территории МНР11. Вместе с тем оставалась опасность полномасштабной войны СССР с Японией – главной союзницей Германии. Однако Япония, утратив в связи с пактом Молотова–Риббентропа надежду на поддержку Германии и потерпев поражение на Халхин-Голе, вынуждена была установить мирные отношения с Советским Союзом и Монгольской Народной Республикой. Следовательно, договор с Германией о ненападении избавил нашу страну от угрозы войны на два фронта, обеспечил нам мир на Востоке.

Заключение советско-германского пакта о ненападении позволило выиграть стратегическую паузу – почти два мирных года для укрепления военно-экономического потенциала СССР, его обороноспособности. Так, было поставлено на конвейер производство лучших в мире танков Т-34, знаменитых ракетных артиллерийских установок «Катюша», самолетов-штурмовиков Ил-2 и другой боевой техники высшего класса. По советскогерманскому договору о ненападении Советский Союз, экспортируя в Германию кормовые хлеба, хлопок, марганцевую руду и некоторое другое сырье, взамен получал от нее новейшие технологии, оборудование и документацию для производства высокопрочной стали, элементов радиоэлектроники, синтетических и сверхчистых материалов. Многие из полученных технологий были успешно использованы нашей страной в период и после Великой Отечественной войны12.

Таким образом, заключение советско-германского договора о ненападении было для СССР шагом, которому в тех конкретно-исторических условиях не было альтернативы и который отвечал жизненным интересам страны.

В пятом номере журнала «Российская история» за 2009 г. опубликована статья С. 3. Случа «Политика Германии и СССР в отношении Польши (октябрь 1938 – август 1939 г.)», где говорится: «Политические и военные цели национал-социализма и советского руководства в отношении Польши совпадали»13. В том же духе на радио «Россия» 23 августа 2009 г. в связи с 70-летием подписания советско-германского пакта о ненападении в программе Михаила Веллера состоялась его беседа с авторами 5 книг по этой теме Марком Солонинным, в которой оба убеждали радиослушателей, будто Советский Союз – главный виновник Второй мировой войны, захвативший в сговоре с гитлеровской Германией большую часть Польши в 1939 г. и прибалтийские страны в 1940 г.

Приведенные утверждения господ Случа, Веллера и Солонина не соответствуют исторической правде.

Лондон и Париж в июле–августе 1939 г. вели переговоры с Москвой не только без намерения завершить их созданием системы коллективной безопасности, но одновременно втайне от нее пытались разыграть новый вариант «Мюнхена» «сдать» Германии Польшу при условии, если рейх пойдет на агрессию против СССР. Сталин располагал достоверными сведениями об этом14.

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу, и это стало началом Второй мировой войны. Союзники Польши – Англия и Франция ограничились лишь объявлением войны Германии, не оказав реальной помощи жертве агрессии. А Советский Союз взял под защиту единокровных братьев – 17 сентября ввел войска в Западную Украину и Западную Белоруссию, где их встречали цветами и объятиями. Так были возвращены исконные земли исторической Руси, отторгнутые Польшей в 1920 г., а тем самым отодвинута государственная граница на 300 км от жизненно важных центров СССР.

Бывший премьер-министр Великобритании (1916–1922), один из лидеров ее Либеральной партии Ллойд Джордж 28 сентября 1939 г. заявил польскому послу в Лондоне: «Русские армии вышли на территории, которые были аннексированы Польшей после Первой мировой войны. Различие между двумя событиями (между германским нападением на Польшу и вводом советских войск в Западную Белоруссию и Западную Украину) становится все более очевидным для британского и французского общественного мнения… Было бы преступным безумием ставить их на одну доску»15. И еще: именно И.В. Сталин на Ялтинской и Потсдамской конференциях держав-победительниц настоял на передаче Германией Польше Силезии, Данцига (Гданьска), изрядной части Восточной Пруссии.

Нынешние антироссийские силы в Литве, Латвии и Эстонии особенно громко твердят о том, что «пакт Молотова-Риббентропа» был сделкой о разделе их территорий «двумя тоталитарными режимами» – сталинским и гитлеровским, а поэтому требуют от России признания этого пакта преступным и заплатить немалую компенсацию названным странам как его жертвам за тяжелые последствия «незаконной советской оккупации».

Однако договоры о взаимной помощи СССР с Эстонией, Латвией и Литвой, подписанные соответственно 28 сентября, 5 и 10 октября 1939 г. в связи с начавшейся Второй мировой войной, не затрагивали суверенных прав этих прибалтийских республик и были официально признаны Лигой Наций. С целью обеспечения безопасности от возможной агрессии они предусматривали размещение ограниченных контингентов советских войск на территории прибалтийских государств. В октябре 1939 г. были подписаны также соглашения о торговли между СССР и этими государствами.

На состоявшихся в июле 1940 г. выборах в Народные сеймы Литвы и Латвии и в Государственную думу Эстонии одержали победу «союзы трудового народа», руководимые коммунистами. Избранные в том же месяце парламенты провозгласили восстановление Советской власти в Прибалтике и обратились в Верховный Совет СССР с просьбами о приеме Латвии, Литвы и Эстонии в состав Союза ССР, которые и были удовлетворены.

Авторитетная английская газета – лондонская «Таймс» 26 июня 1940 г. правдиво писала: Единодушное решение прибалтийских республик о присоединении к Советской России «отражает… не давление со стороны Москвы, а искреннее признание того, что такой выход является лучшей альтернативой, чем включение в новую нацистскую16 Европу»17.

Интерпретация истории Великой Отечественной войны в советской литературе отнюдь не исключала ее искажений под влиянием политической конъюнктуры.

При Сталине в учебных и научных изданиях умалчивалось о предвоенном просчете советского руководства по вопросу о времени нападения Германии на СССР, хотя неизбежность его признавалась и предвиделась. После известного доклада Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС этот просчет «списали» только на Сталина, но по справедливому замечанию маршала Г.К. Жукова, виновато в том было и ближайшее окружение Сталина18. Так, член Политбюро ЦК ВКП(б) и нарком иностранных дел В.М. Молотов после своей поездки в Берлин в ноябре 1940 г. утверждал, что Гитлер не нападет на нас в данной обстановке19. А член Политбюро ЦК ВКП(б), нарком НКВД Л.П. Берия, курировавший и внешнюю разведку, 21 июня 1941 г. представил Сталину свою докладную записку со следующим текстом: «Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня «дезой» (дезинформацией. – пояснение наше Ф. Е., А. В.) о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это «нападение» начнется завтра» (т.е. 22 июня 1941 г. (пояснение наше Ф. Е., А. В.)20.

Не соответствовал реальности и монопольно господствовавший при Сталине официальный постулат, что Красная Армия в начальный период Великой Отечественной войны действовала по заранее разработанному плану «активной обороны», что ее отступление в глубь страны имело целью измотать врага и лишь после этого перейти в победоносное наступление. В послесталинские годы, когда высшая власть находилась в руках Н.С.

Хрущева и затем Л.И. Брежнева, поочередно возвеличивалась их роль в Великой Отечественной войне. Первый из них «задним числом» незаслуженно стал Героем Советского Союза, а второй – трижды Героем Советского Союза, маршалом и кавалером полководческого ордена «Победа».

В научном и нравственном отношении наиболее ущербным, с нашей точки зрения было замалчивание патриотической роли Русской православной церкви в Великой Отечественной войне, особенно в учебной литературе в связи с введением в вузах курса «научного атеизма» при правлении Н.С. Хрущева.

Между тем еще в обстановке начавшейся Второй мировой войны и нараставшей угрозы антисоветской агрессии сталинское руководство правящей партии изменило политику в отношении Русской православной церкви с целью консолидации народа, три четверти которого были в ту пору верующими. Политбюро ЦК ВКП(б) 11 ноября 1939 г.

приняло секретное решение «Вопросы религии», согласно которому отменялось так называемое «Указание товарища Ульянова (Ленина) от 1мая 1919 г. «О борьбе с попами и религией», была прекращена «практика органов НКВД в части арестов служителей Русской православной церкви и преследования верующих». В том же 1939 г. по этому решению освободили из лагерей ГУЛАГ НКВД СССР 12860 человек, осужденных по приговорам судов в разное время, а также 11223 человека, содержавшихся под стражей без суда. Уголовные дела на них были прекращены21. Крутой поворот к прямому и благотворному сотрудничеству государства с церковью был осуществлен с началом Великой Отечественной войны.

Местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий 22 июня 1941 г. собственноручно написал и разослал во все церковные приходы Послание с призывом к православному народу Божьему встать на защиту Святой Руси, благословил верующих на разгром фашистских захватчиков: «Господь дарует нам победу»22. Сотни священнослужителей вместе с миллионами верующих влились в состав сражающейся армии. Будущий патриарх Пимен начал свой боевой путь на фронте заместителем командира роты 23. Приходские общины РПЦ проводили в военный период сбор средств в фонд обороны. Все эти тяжелые годы она вдохновляла православных в священной войне и укрепляла уверенность в победе над врагом. На оккупированной немцами территории многие храмы становились духовными центрами антифашистской борьбы.

К сожалению в современной учебной (да и научной) литературе, как правило, умалчивается, что агрессию гитлеровской Германии против СССР можно рассматривать и как реализацию провозглашенного папой Римским Пием XI в 1929 г. «крестового похода»

против Советской России, что не скрывал и Гитлер, никогда не выходивший из католической церкви и до конца жизни перечислявший в нее налог. Об этом справедливо говорится в книге Игоря Бестужева «Третий рейх и Третий Рим»24. Не случайно, что Красная Армия взяла в плен 60 тыс. поляков-католиков, воевавших в составе фашистского вермахта25.

В постперестроечный период история Великой Отечественной войны подвергается наиболее широкой и глубокой фальсификации. Особенно фальсифицируются, в том числе в ряде учебных пособий, вопросы о причинах, источниках, факторах Великой Победы.

Хотя в официальном учебнике «История России» (М., 2007 г., авторы Ш.М. Мунчаев и В.М. Устинов) они сформулированы в соответствии с научными принципами историзма и объективности – это справедливый характер войны СССР с Германией, превосходство его общественного строя над фашистским, народный патриотизм, мощь и героизм Красной Армии, трудовой подвиг тыла, единство общества, партизанское движение, организаторская роль ВКП(б)26.

Широко распространяется версия, что Великая Победа одержана исключительно благодаря «чрезмерно большой крови» – «завалили немцев трупами» советских солдат, когда соотношение потерь выражается как 1:5, 1:7 и даже 1:10 в пользу Германии. Так, известный журналист-историк Н.К. Сванидзе в дискуссии на радиостанции «Эхо Москвы» августа 2007 г. сказал: «Народ выиграл Великую Отечественную войну, несмотря на реальное противодействие собственной власти», вопреки диктатору Сталину, ударом по германскому вермахту «телами русских солдат», «тридцатью миллионами жертв»27.

Однако еще в 1990-е гг. военные историки М.А. Гареев и В.В. Гуркин убедительно доказали, что недобросовестные авторы берут в расчет потери солдат и офицеров Германии без ее союзников, а в отношении СССР – безвозвратные потери всего его населения28.

Руководитель Центра военной истории Института российской истории РАН профессор Г.А. Куманев – признанный специалист по истории Великой Отечественной войны в книге «Подвиг и подлог» (М., 2007) пишет, что при добросовестном подсчете на потерянные Красной Армии 8668400 чел. приходятся немецкие потери в 8649500 чел. Война унесла также жизни 18 млн. чел. гражданского населения Советского Союза29.

Что касается утверждения Сванидзе о «реальном противодействии власти» Великой Победе народа, то этого противодействия не было и не могло быть. Ибо советская власть и правящая партия в период войны пользовались доверием народа. В военные годы в ВКП(б) вступили 5 млн. чел. и больше всего на фронте, а 3 млн. коммунистов отдали свои жизни за спасение Отечества от фашистского порабощения.

Не соответствует действительности и оценка, данная историком Сванидзе Сталину военного периода. Сталин был, конечно, диктатором, допустил необоснованные репрессии и просчеты, имевшие негативные последствия в ходе войны. Отрицать это или умалчивать об этом есть тоже фальсификация истории. Но тоже о завоевании Великой Победы «вопреки Сталину» – это одна из попыток искажения истории Великой Отечественной войны. Председатель правительства РФ В.В. Путин, отвечая на вопрос о его отношении к Сталину в прямом эфире РТР по программе «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение», отметил, что Сталин осуществил курс на индустриализацию, укрепление обороноспособности страны и выиграл войну30.

Как известно, Сталин возглавлял Государственный Комитет обороны СССР, был Верховным главнокомандующим, председателем правительства, наркомом обороны, генеральным секретарем ЦК ВКП(б). В мемуарах маршалов Советского Союза Г.К. Жукова, А.М. Василевского, К.К. Рокоссовского и других выдающихся военачальников Великой Отечественной войны, командовавших войсками фронтов, опровергнуто утверждение Н.С. Хрущева в докладе о культе личности на XX съезде КПСС, якобы И.В. Сталин планировал военные операции и руководил ими «по глобусу», некомпетентно вмешивался в дела командования фронтов. Г.К. Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях» писал: «На протяжении всей войны И.В. Сталин вместе с Центральным Комитетом партии и Советским правительством твердо руководил страной, вооруженной борьбой и нашими международными делами»31.

Как справедливо отметили авторы изданного в СГСЭУ учебного пособия «История России: проблемы цивилизационного развития», в Великой Отечественной войне «часто офицеры, солдаты шли в бой с призывом «За Родину, за Сталина!», т. е. личность Сталина отождествлялась с высшей ценностью – Родиной, пусть и под влиянием большевистской пропаганды32.

Мы разделяем также отрицательное отношение авторов этой книги к модным в настоящее время рассуждениям о широкомасштабном принуждении к исполнению воинского долга в период Великой Отечественной войны33. Поясним: с точки зрения сторонников такой «моды», тогда было немало случаев героического самопожертвования, но советские воины шли на такие подвиги якобы под дулами винтовок и автоматов заградотрядов НКВД. И в этой связи осуждается приказ Верховного главнокомандующего И.В. Сталина от 28 июня 1942 г. № 227, получивший название «Ни шагу назад» и предусматривавший создание заградотрядов для физического пресечения тех, кто бежит с поля боя, спасая свою шкуру, а не Родину.

Как тут не вспомнить знаменитую речь Петра I перед русскими полками, изготовившимися к сражению со шведами под Полтавой, когда он сказал: «Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества… А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего… Повелеваю стрелять во всякого беглеца и даже убить меня самого, если я буду столь малодушен, что стану ретироваться от неприятеля»34.

Вот и сталинский приказ «Ни шагу назад!», как бы ни относиться к его автору, был продиктован суровой необходимостью, когда Отечеству угрожала смертельная опасность.

И не принуждением, а высоким чувством патриотизма был вызван массовый героизм советских солдат и офицеров на фронте. Даже такой мастер фальсификации как Геббельс (министр пропаганды, а после самоубийства Гитлера – канцлер Германии) признавал:

«Если русские борются упорно и ожесточенно, то это не следует приписывать тому обстоятельству, что их заставляют бороться агенты ГПУ, НКВД, якобы расстреливающие их в случае отступления, а наоборот, они убеждены, что защищают свою Родину»35.

Никаким принуждением невозможно было заставить Александра Матросова закрыть своей грудью амбразуру пулеметного дзота гитлеровцев ради успеха подразделения в бою, а летчика Николая Гастелло – направить свой подбитый самолет в скопление вражеских танков. 470 советских воинов повторили подвиг первого из названных героев, 506 – другого, отдавая жизнь на святой алтарь Победы. За время войны более 11 тыс. чел. были удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе посмертно, свыше 7 млн. воинов награждены орденами и медалями СССР36.

Массовый героизм солдат и офицеров Красной Армии сливался со стратегическим мастерством полководцев, превосходством советского военного искусства над германским. Между тем одним из проявлений фальсификации истории войны является попытка умолчать об этом и даже опорочить маршалов Великой Победы, прежде всего Г.К. Жукова, бывшего в тот период начальником Генштаба, командующим фронтами, заместителем Верховного главнокомандующего.

Так, В. Суворов (псевдоним изменника Родины В.Б. Резуна) в книге «Святое дело:

Вторая книга трилогии «Последняя республика» (М.: АСТ. 2008) выражает несогласие с «невероятно высокой» оценкой, которую битые гитлеровские генералы дали «стратегическому мастерству высшего командного состава Красной Армии» и особенно Г.К. Жукова.

По словам В. Суворова (Резуна), Жуков на войне «действовал вопреки логике и здравому смыслу», «всем нижестоящим командующим и командирам под угрозой расстрела запретил какие-либо самостоятельные действия»37. И вот как еще «оценивает» маршала Жукова А. Бушков в книге «Сталин. Ледяной трон» (СПб.: Нева. 2005) на фронте «вся «полководческая» биография Жукова как раз и демонстрирует полнейшее отсутствие мастерства.

Метод один: гнать, гнать и гнать вперед безропотные толпы»38.

На самом деле вклад маршала Г.К. Жукова в Великую Победу стал значителен, что были учреждены государственные награды – орден Жукова и медаль Жукова за военные заслуги. С его именем связаны: разгром немецко-фашистских войск в битвах под Москвой и Сталинградом, на Курской дуге и в сражениях 1944 г., взятие Берлина. Жуков дважды удостоен полководческого ордена «Победа», четырежды Герой Советского Союза, имеет иностранные награды, в том числе высший военный орден США «Легион почета» степени главнокомандующего.

Д. Эйзенхауэр – верховный главнокомандующий войсками наших союзников в Западной Европе в военные годы и президент США в 1953–1961 гг., находясь с визитом в Москве вскоре после войны, заявил: «Имена Жукова и других советских командующих будут в будущем славить, как имена великих мастеров своего дела»39.

В ряде публикаций извращается положение на временно оккупированной немцами территории и история партизанского движения. Так, писательница С. Алексиевич в интервью газете «Известия» (29 февраля 1996 г.) по поводу партизанского движения в тылу врага заявила: «Партизанщина – страшная вещь», ибо «партизанский отряд – это банда мародеров во главе с коммунистами». Такие банды, дескать, и вызывали немецкие карательные операции против них, а при этом страдало мирное население. Судебная палата по информационным вопросам при президенте РФ в «Российской газете» (24 апреля 1996 г.) опубликовала осуждающее эту клевету письмо известных ветеранов партизанского движения. Соединения и отряды советских партизан вывели из строя полтора миллиона оккупантов, отвлекали на себя с фронта 10% гитлеровской армии.

В литературе и прессе продолжаются попытки оправдать добровольное сотрудничество с немецко-фашистскими захватчиками некоторой части граждан СССР и белоэмигрантов, когда такое сотрудничество изображается как «борьба со сталинской тиранией», хотя эти люди пошли на измену Родине по шкурническим мотивам.

Особенно стараются обелить главного коллаборациониста – бывшего советского генерала А.А. Власова, перешедшего на сторону гитлеровцев и возглавившего так называемую «Русскую освободительную армию» (РОА) в составе германских вооруженных сил. Например, в журнале «Военно-исторический архив» (2008 г., № 4) Э.В. Харитонов пишет: «Андрей Власов со товарищи готовы были воспользоваться помощью Адольфа Гитлера, чтобы избавить родную Россию от фашиста № 1 – В.И. Ленина и его верного ученика и последователя И.В. Сталина»40. Однако, действительно боровшийся в гражданскую войну «за избавление России от Ленина и Сталина» царский генерал А.И. Деникин в ответ на предложение настоящих фашистов вместе с ними на Москву заявил, что он не может «соучаствовать в уничтожении своего народа, которое явно замыслил Гитлер»41. Как известно, гитлеровский план «Ост» предусматривал «разгромить русских как народ, разобщить их», физически истребить 70% русского населения, уничтожить историческую Россию как государство, а расчищенное от «неполноценных народов» жизненное пространство заселить немцами как хозяевами42.

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, куда была подана апелляция на предмет реабилитации Власова, по рассмотрении ее приняла 1 ноября 2001 г.

решение: отказать в реабилитации бывшего генерала А.А. Власова, изменившего Родине во время Великой Отечественной войны43.

Между тем в 2009 г. под грифом «Международного университета в Москве» издана книга бывшего мэра Москвы Г.Х. Попова (предшественника мэра Ю.М. Лужкова) «Вызываю дух генерала Власова», в которой автор воспевает «идеалы» и деятельность этого изменника Родины, считает его «предтечей демократического движения», ставя рядом с ним «духовно родственных» ему А.Д. Сахарова и других «демократов первой волны»44.

Российские историки С. Веревкин и Б. Соколов вместе с издающимся с 2002 г. в Москве журналом «Посев» эмигрантского «Народно-трудового союза» (находившегося в 1941–1945 гг. на службе фашистской Германии, а ныне имеющего 50 региональных отделений в РФ) активно пропагандируют концепцию «второй гражданской войны», согласно которой Великая Отечественная война не является ни Великой, ни Отечественной, а была всего лишь реинкарнацией гражданской войны. Дескать, в нее как-то случайно вмешались немцы, хотя на самом деле это была «внутренняя разборка и борьба здоровых народных сил против кровавого большевистского режима»45.

Правители фашистской Германии, конечно, хотели устроить в Советском Союзе вторую гражданскую войну. Но не оправдались их расчеты на непрочность общественного строя СССР и изоляцию коммунистов, на конфликты между рабочим классом и колхозным крестьянством, на «духовный бунт» интеллигенции, на распад многонационального государства. Около 1 млн. советских граждан пошли на сотрудничество с немецкофашистскими захватчиками46, но это не шло в сравнение с числом тех колоссальных народных сил, кто не склонил головы перед оккупантами, сохранил верность присяге и долгу перед сражающейся насмерть Родиной.

Фальсификаторы истории Великой Отечественной войны отрицают освободительный характер похода Красной Армии за пределы своей страны в Европу с целью окончательного разгрома захватчиков и избавления других народов от фашизма, приписать Советскому Союзу аннексионистские устремления.

Подобно авторам упомянутой резолюции Парламентской Ассамблеи ОБСЕ тот же В. Суворов (Резун) в «Святом деле» утверждает: «На программы оглупления народа правители (России. – Ф. Е.) тратят колоссальные средства. Одно из основных направлений замаскировано под так называемое патриотическое воспитание, в ходе которого толпе внушают : героическая Красная Армия ценой невероятных жертв освободила Европу от коричневой чумы»47. По Суворову (Резуну), после изгнания немецких оккупантов с территории СССР Красной Армии следовало остановиться – ее вторжение в Польшу, Румынию, Венгрию, Болгарию, Чехословакию, Австрию, Югославию, Норвегию явилось советской агрессией. Аналогично рассудила по этому вопросу вдова А.Д. Сахарова Елена Боннэр, но если бы только она. К сожалению, при всем глубоком уважении к академику Д.С. Лихачеву приходится констатировать, что и он придерживался точки зрения, что Красной Армии после освобождения своей земли не следовало пересекать государственную границу, ибо поход в Европу означал агрессию против других стран48.

Однако так не считали наши союзники – Англия и США, народы освобожденных от германского фашизма стран. Правдиво охарактеризовал спасительную миссию Красной Армии, например, в судьбе Польши У. Черчилль: «Без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стерта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не смогли бы это сделать»49.

Одним из направлений фальсификации истории войны является приписывание решающей роли в разгроме гитлеровской Германии и ее союзников США и Англии. Можно понять бывшего американского президента Б. Клинтона, который высказал такую оценку роли США и Англии на официальных торжествах по случаю полувековой высадки их войск во Франции (открытие «второго фронта» в июле 1944 г.)50. Но непонятно, почему аналогичная точка зрения появилась у нас даже в учебной литературе.

Так, в учебнике А.А. Кредера «Новейшая история. XX век» (М., 1996) значение побед Красной Армии в Сталинградской битве и на Курской дуге над вермахтом трактуется как достижение коренного перелома лишь на советско-германском фронте, а началом перелома в ходе всей Второй мировой войны названа победа американцев над японцами в морском сражении близ Гавайских островов. Между тем президент США Ф. Рузвельт в Почетной грамоте Сталинграду подчеркнул, что именно русская победа в Сталинградской битве над фашистами «остановила волну нашествия и стала поворотным пунктом войны Союзных Наций против сил агрессии»51.

В «Святом деле» В. Суворов (Резун) внушает читателю: «Во Второй мировой войне Советский Союз потерпел сокрушительное поражение.

Да, некоторое время после «великой победы» он оставался на плаву и на верхней палубе гремели победные марши, однако любому здравомыслящему человеку было ясно: рана, которую Гитлер нанес 22 июня 1941 г., смертельна»52.

На наш взгляд, в известной мере сродни этому перлу ошибочное высказывание первого президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, сделанное им в связи с выводом российских войск из Германии в 1994 г.: «Сегодня нельзя считать, что есть победители и побежденные», ибо «от последней войны проиграли русский и немецкий народы»53. К счастью, это не так. Русский и другие народы СССР в Великой Отечественной войне одержали действительно Великую Победу всемирно-исторического значения, спасли все человечество от фашистского порабощения, не исключая и немецкий народ. Именно русский народ сплотил вокруг себя все другие народы страны на отпор врагу и его разгром, однако в учебных пособиях постперестроечного периода об этом, к сожалению, умалчивается.

Думаем, правы авторы монографии «Школьный учебник истории и государственная политика» одним из проявлений недостаточно полного и недостаточно правдивого отражения Великой Отечественной войны в учебной литературе часто бывает замалчивание ключевой роли русского народа в завоевании Победы СССР над гитлеровской Германией54. Полагаем, точка зрения истории как науки, это – замалчивание дальнейшей реализации закономерности ведущей роли русского народа в жизни нашей многонациональной страны.

В соответствии со своими обязательствами на Тегеранской и Ялтинской конференциях Советский Союз 8 августа 1945 г. объявил войну Японии, разгромил ее основную военную силу – Квантунскую армию, в результате чего эта бывшая союзница Германии 2 сентября 1945 г. подписала Акт безоговорочной капитуляции. И непонятно, почему в Законе Российской Федерации № 12 от 13 марта 1995 г. «О днях воинской славы и памятных датах России» умалчивается о Дне победы над Японией, который раньше отмечался как государственный праздник 3 сентября. Разве это не в ущерб интересам России, прежде всего патриотическому воспитанию ее молодежи, в том числе студенческой?

По нашему убеждению, необходимо зафиксировать в законодательном порядке День победы над милитаристской Японией. Ведь в результате этой победы историческая Россия смыла позор своего поражения в войне с Японией 1904–1905 гг. и вернула свои исконные территории – Южный Сахалин и Курилы.

Думаем, в завершение напомнить слова известного французского просветителя ЖанаЖака Руссо: «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки»55. В правоте этих слов еще не раз предстоит убедиться фальсификаторам истории Великой Отечественной войны.

Еще, будучи Президентом РФ, В.В. Путин в мае 2008 г. подписал указ о подготовке новой многотомной истории Великой Отечественной войны и образовании редакционной комиссии нового издания57. Дай Бог, чтобы эта проблема была решена на современном научном уровне, исключающем фальсификацию.

1. Саратовские вести. 2009. 30 сентября. С. 2.

2. Советская Россия. 2009. 3 сентября. С. 2.

3. Советская Россия, 7 сентября 2006 г. //Даллес А. Размышления о реализации послевоенной доктрины против СССР.

4. Завтра. 2009. № 28 (816), июль. С. 1.

5. Загладин Н.В., Симония Н.А. История России и мира. М., 2007. С. 178-179.

6. Григорьев И. Стратегия Великой Победы //Правда. 2009. 4-7 декабря. С. 3.

7. Маколов В.В. Август 1939-го //Советская Россия. 2009. 20 августа. С. 6.

8. Второй съезд народных депутатов СССР 12-14 декабря 1989 г. Стенографический отчет. Т. IV.

М., 1990. С. 612-614.

9. 1939 год. Уроки истории. М., 1990. С. 496-497.

10. Международная жизнь. № 9. 1989. С. 124-137.

11. Бушуева Т.С. Халхин-Гол: взгляд через 70. Малоизвестные страницы предыстории Второй мировой войны //Российская история. № 5. 2009. С. 47.

12. Галин В. Политэкономия войны. Заговор Европы (М., Алгоритм, 2007) //Завтра. 2007. № (707), июнь. С. 7.

13. Российская история. № 5. 2009. С. 81.

14. Левандовский А.А., Щетинов Ю.А. Россия в XX веке. М., 2002. С. 228.

15. Военно-исторический журнал. № 10. 1990. («Захват» или воссоединение?» (зарубежные историки о 17 сентября 1939 г.).

16. Здесь и далее по тексту выделено авторами статьи.

17. Известия ЦК КПСС. № 11. 1990. С. 113.

18. Маршал Жуков. Каким мы его помним. М., 1988. С. 96-97.

19. Там же.

20. Известия. 2005. 11 мая. С. 10. (См. «Соль на раны»).

21. Романенко К.К. Сталинский 37-й. Лабиринты кровавых заговоров. М., 2007. С. 658.

22. Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России. СПб, 1999. С. 242.

23. Там же.

24. Бестужев И. Третий рейх и Третий Рим. М., 2009.

25. Завтра. 2009. 11 августа.

26. Мунчаев Ш.М., Устинов В.М. История России. М., 2007. С. 386-387.

27. Из стенограммы дискуссии на радиостанции «Эхо Москвы» 14 августа 2007 года //Завтра. № 34 (718). 2007. август. С. 1-2.

28. История России. Проблемы цивилизационного развития /Под ред. В.В. Рыбникова, В.А. Динеса. Саратов, 1999. С. 446.

29. Подвиг и подлог рядом не живут //Правда. 2007. 15 февраля. С. 2.

30. Российская газета. 2009. 4 декабря.

31. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1970. С. 267.

32. История России. Проблемы цивилизационного развития /Под ред. В.В. Рыбникова, В.А. Динеса. Саратов, 1999. С. 441.

33. Там же. С. 445.

34. Королев М. Клеймо халявщика //Советская Россия. 1995. 18 апреля.

35. Коммунист Вооруженных сил. № 20. 1989. С. 40.

36. История Второй мировой войны. 1939–1945. Т. 12. М., 1982. С. 49.

37. Суворов В. (Резун В.Б.) Вторая республика. Кн. 2. М., 2008. С. 245.

38. Бушков А. Сталин. Ледяной трон. СПб., 2005. С. 190.

39. История России: проблемы цивилизационного развития. Указ. соч. С. 445.

40. Харитонов Э.В. Сказание о вольных казаках //Военно-исторический архив. № 4 (100). 2008. С 32.

41. Кургинян С. Медведев и развитие //Завтра. № 18 (754). 2008. май. С. 2.

42. Левандовский А.А., Щетинов Ю.А. Россия в XX веке. М.: Просвещение. 2002. С. 244-245; Костриков М. Кому любы палачи //Правда. 2006. 28-31 июля. С. 6.

43. Ермаков Ф.И., Костикова Е.А. Против искажения истории Великой Отечественной войны //Проблема гуманитарных наук: история и современность. Альманах. Саратов, 2006. С. 18.

44. Из телепрограммы А. Пушкова «Постскриптум» на ТВЦ 11 ноября 2009 г.

45. Байков А., Дюков А. Философия истории //Завтра. № 1 (842). 2010. С. 5.

46. Морянов В.И., Федоров В.А., Щетинов Ю.А. История России. М.: Изд-во Моск. ун-та, Изд-во ГИС. 1996. С. 412.

47. Указ. соч. С. 274.

48. Завтра. № 11 (799). 2009, март. С. 4.

49. Бушин В. Бомбежки народной памяти //Завтра. № 17 (805), 2009. апрель. С. 4.

50. Русланова А. Почему позволяем глумиться?! //Советская Россия. 1994. 15 сентября. С. 4.

51. История Второй мировой войны. Т. 6. Коренной перелом в войне. М., 1976. С. 80-81.

52. Указ. соч. С. 6.

53. Правда. 1995. 18 марта. С. 4.

54. Это справедливо отмечает также в «Коммунизме – век XX–XXI» (Саратов). 2009. 27 августа. С. 3.

55. Завтра. № 34 (822). 2009. август. С. 1.

56. Завтра. № 1 (842), 2010. январь. С. 4.

(по материалам книги И.Е. Репина «Далекое близкое») Книга И.Е. Репина «Далекое близкое» давно завоевала сердца читателей и исследователей. К ней вновь и вновь обращаются историки русского искусства для того, чтобы осветить ту или иную страницу творчества самого И.Е. Репина или его современников.

Представляется, однако, что воспоминания великого художника могут послужить прекрасным источником для изучения других сюжетов русской истории. В своем докладе я попытаюсь рассмотреть социально-психологический портрет русского крестьянина, нарисованный И.Е. Репиным на тех страницах его воспоминаний, которые были посвящены жизни художника в старинном волжском селе Ширяево.

Летом 1870 г. Илья Ефимович отправился в Жигули специально для того, чтобы собирать материал к задуманной ранее картине «Бурлаки на Волге». Спутниками И.Е. Репина в этом путешествии были его младший брат – музыкант В.Е. Репин и художники Ф.А. Васильев и Е.К. Макаров1.

Идея отправиться на Волгу была подсказана Васильевым, который резонно говорил И.Е. Репину, что настоящего русского бурлака на Неве не встретишь. Вызвавшийся сопровождать друга и взявший на себя решение всех организационных вопросов Ф.А. Васильев выбрал именно Самарскую Луку и Жигулевские горы, так как, с одной стороны, это был самый живописный район Волги, а, с другой стороны, Самарская Лука представляла собой оживленный перекресток великого Волжского пути, где издавна встречались и селились представители разных народов России. Здесь сложился особый тип русского человекаволжанина – свободолюбивого, предприимчивого, выносливого и самодостаточного.

Ознакомившись с первыми набросками картины И.Е. Репина, выполненными еще под Петербургом, Ф.А. Васильев заметил: «Тут эти барышни, кавалеры, дачная обстановка, чтото вроде пикника; а эти чумазые уж очень как-то искусственно «прикомпоновываются» к картинке для назидания: смотрите, мол, какие мы несчастные уроды, гориллы. Ох, запутаешься ты в этой картине: уж очень много рассудочности. Картина должна быть шире, проще, что называется – сама по себе… Бурлаки так бурлаки! Я бы на твоем месте поехал на Волгу – вот где, говорят, настоящий традиционный тип бурлака, вот где его искать надо; и чем проще будет картина, тем художественнее»2.

Оказавшись в волжском селе, И.Е. Репин сразу же ощутил себя переместившимся в другой мир, где он и его спутники были чужими. Остановились друзья в крестьянском доме Ивана Алексеева. Уже внешний вид новоприбывших резко контрастировал с традиционной одеждой русского села. Художники были облачены в костюмы, сшитые столичными портными из дорогих тканей, старались всегда выглядеть аккуратно. Стремление сохранить столичный облик казалось нелепым и вызывало недоумение крестьян, ведь даже, выходя на пленер, каждое утро художники чистили до блеска ботинки и надевали белые рукавчики.

Ширяевские крестьяне не переставали удивляться и представлениям столичных гостей о гигиене тела. Их веселила забота о своевременном приобретении дорогостоящего мыла в губернском городе и особенно сам процесс мытья. На страницах своих воспоминаний И.Е. Репин писал: «Во время нашего раздевания и купания, особенно если был праздник, кругом нас стояли и лежали любопытные целой гурьбой. Они обсуждали всех, всякую всячину нашего туалета и особенно дивились нашей трате хорошего, пахучего мыла на мытье тела. Здесь выразился их взгляд на тело вообще и на некоторые части в особенности. И как это нелепо: места тела, требующие особенной чистоты и, следовательно, тщательной промывки, вызывали у них самый непристойный смех и презрение… Они отворачивались с хохотом от нас: «И яму честь! Ха-ха-ха…» Но я тогда читал или целую лекцию о том, что мытье начисто всего тела необходимо и что много накожных болезней у людей – от нечистот. Слушали и понимали все»3.

Не менее существенные различия характеризовали отношение художников и крестьян к кухне. Занятые с утра до вечера заботами о хозяйстве, сельские женщины не имели возможности уделять особое внимание качеству приготовления пищи, ограничиваясь лишь заботой о необходимом ее количестве (что было закреплено многовековыми традициями).

Столичные художники и не подозревали о возможности такого явления. После того, как хозяйка разочаровала их в приготовлении заказанных блюд, они предложили ей иной вариант: «Да ради Христа, ну свари, как варишь дома для себя, чего тут мудрить! – просили мы.

– Да ведь вы, барин, не станете, есть нашей еды, ведь у нас еда простая, – отвечает баба.

– Ну, хорошо, это-то нам и надо; вот мы и будем есть простую еду, – решаем мы, думая, что наконец-то наладится наш стол.

Вышло невозможное: в рот ничего нельзя было взять»4.

Лишь после того как гости приступили к решению этого вопроса собственными силами, дело пошло на лад.

Бытовые различия были неразрывно связаны с принципиальным несходством взглядов на мир представителей столичной творческой интеллигенции и крестьянства российской глубинки. Это вырисовывалось тем более отчетливо в связи с тем, что столичные гости воспринимались крестьянами как нечто необычное, и в общении с ними они были гораздо более внутренне свободными и открытыми, чем в будничном общении с властями, местными помещиками и даже друг с другом.

Гости из Северной столицы казались местным жителям диковинными, сказочно богатыми существами. Они не могли найти этому богатству иного объяснения, кроме продажи души дьяволу, так как занятия художников они никак не могли назвать трудом. С большими трудностями художникам удавалось найти натурщиков, поскольку крестьян пугала всякая форма участия в «бесовских занятиях». Показательна в этом отношении главка воспоминаний И.Е. Репина «Цепью к антихристу»5.

В ней рассказывается как к автору воспоминаний пришел один из местных мужиков, согласившийся позировать ему. Виновато потупив взгляд, он обратился к художнику:

«Слухай-ка-ся, родимый, что я вам скажу… Тогда баили – списать меня, так я, пожалуй, и надумаю.

– Да чего же тут думать, – обрадовался я, – альбом со мною, вернемся к твоему Алатырь-камню, где ты сидел, и сейчас же начнем.

– А много ли вы мне дадите? – сказал он отчаянно как-то, понизив голос и опустив голову.

– Да как тогда говорил, как всем плачу: посидишь часок и получишь двугривенный»6.

Крестьянин сразу же возмутился: «… Я думал, вы мне рублей двадцать дадите, так мне бы уж на всю жизнь… – почти шепотом, как-то отчаянно докончил он»7, сославшись на крестьянскую молву о том, что художники забирают человеческие души и «пригоняют их к антихристу».

Художники имели возможность неоднократно наблюдать за тем, как полученные за позирование пятаки крестьяне перекрещивали на ладонях с молитвой и зарывали в землю.

Убеждение в том, что художники являются слугами антихриста, было глубоким и всеобщим. Репин имел возможность убедиться в этом в связи с одним из самых драматических происшествий своей жизни в Ширяево. Это случилось во время встречи парохода, на котором из Самары в очередной раз возвращался Е.К. Макаров с покупками. Брат И.Е. Репина – Василий и помогавший ему местный пастушок Ларька должны были встретить Макарова и доставить его на берег. В тот раз встречающие совершили ошибку по невнимательности, вследствие которой лодка ударилась о борт корабля и разбилась. С корабля был подан сигнал на берег, и к месту происшествия была отправлена лодка. Узнавшие о случившемся в числе последних И.Е. Репин и Ф.А. Васильев были встречены радостной крестьянской толпой. И.Е. Репин писал: «Ближе к пароходу уже народ сбежался; а некоторые уже идут к нам навстречу по берегу с веселыми лицами и махают издали руками, указывая на пароход.

– Ха-ха, а ведь ваши-то утонули, угодили под пароход: лодка – в щепы, а они – ко дну… Бают, Ларьку вытащили, – добавляет мальчишка, – да, Ларьку вытащили, а ваши товарищи потонули. Хе-хе-хе! Ах, чудаки, прямохонько под колесо… Можете вообразить нашу лихорадку, мы уже бегом к месту, откуда лодка наша отчалила. Сколько народу! И откуда вдруг и так скоро? И все веселые, добрые, смеющиеся лица: как будто поздравляют вас с обновками, повторяют со смешком: «Да, потонули, потонули». Но вдруг мы видим: целы и невредимы – Макаров стоит, брат мокрый и особенно Ларька еще мокрее сидят уже в чужой лодке, их правят к берегу. Мы даже глазам своим не поверили и стали вдруг хохотать, как сумасшедшие от радости…» Крестьянский мир характеризовался не только своеобразными представлениями о труде, но и столь же самобытными представлениями об отдыхе. Ширяевцы строго соблюдали церковные запреты на работу в праздничные дни. Православные праздники отмечались с особым усердием. Отличительной чертой празднеств являлось поголовное пьянство. В своей книге И.Е. Репин поделился с читателями впечатлениями от празднования в Ширяеве дня почитания апостолов Петра и Павла: «Вся улица была грязна и пьяна. Ватага мужиков или парней, взявшись за руки и растянувшись поперек всей широкой улицы, горланила во всю глотку, кто в лес, кто по дрова, какие-то песни… и бесстрашно шлепала лаптями по глубоким лужам. Я заметил, что некоторые, особенно молодые парни, даже не будучи пьяными, нарочито притворялись такими – до «положения риз». Это, оказывается, поднимало их в общественном мнении деревни; да, во всяком обществе свое общественное мнение: значит, есть на что пить, значит, не дурак, может заработать. Эту мораль мы узнали потом»9.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 16 |
Похожие работы:

«удовольствие дарить Здравствуйте! 2 Мы создали Другие подарки — невероятную сеть магазинов необычных подарков 3 Для нас это не просто бизнес Это наш шедевр. Наша картина, наше музыкальное произведение. Это наш выкрик, наша лепта. Другие подарки – это материализация нашего таланта. Другие подарки – эта наша гордость. Это то, на что мы способны, и то, чего мы стоим. Мы искренне хотим, чтобы как можно больше людей почувствовали удовольствие дарить. 4 История разработки Бизнес-системы Другие...»

«Проблемы изучения русской литературы XVIII века Третья международная научно-практическая конференция Самара – 2007 Пленарное заседание 6 октября 2007 г., 10-00, г. Самара, ул. Фрунзе, 155, Дом-музей А. Н. Толстого Буранок Олег Михайлович, д.п.н., проф. (Самара). Роль духовной литературы в русской культуре первой трети XVIII в. Гончарова Ольга Михайловна, д.ф.н., проф. (Санкт-Петербург). И так бы сделал душу чисту. (Русская утопическая этика и литература). Каравашкин Андрей Витальевич, д.ф.н.,...»

«ПРОБЛЕМЫ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ - RIO 2012 ОБРАЗОВАНИЕ И ЭКОЛОГИЯ Грязные производства, неопределённости, риски и кризисы развития мировой экономики, усиливающие негативное воздействие и активно деформирующие природу Земли, вызывают всё более возрастающую тревогу у Человечества. Осознание чудовищных негативных факторов от интенсивно развивающейся мировой экономики ХХI века, вынудили все страны, уже на уровне Организации Объединённых Наций, начать работу по их преодолению и недопустимости в будующем....»

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Департамент научно-технологической политики и образования ФГБОУ ВПО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А.Столыпина Руководителям высших и средних специальных учебных заведений ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия им. П.А. Столыпина приглашает студентов учебных заведений Российской Федерации 24-25 октября 2013 года принять участие во Всероссийской научной студенческой...»

«Научно-издательский центр Социосфера Семипалатинский государственный университет им. Шакарима Шадринский государственный педагогический институт ПОДГОТОВКА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОГО СПЕЦИАЛИСТА КАК ЦЕЛЬ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ Материалы II международной научно-практической конференции 20–21 ноября 2012 года Пенза – Семей – Шадринск 2012 УДК 37 ББК 74 П 44 Подготовка конкурентоспособного специалиста как цель современного образования: материалы II международной научно-практической конференции 20–21...»

«conf@interactive-plus.ru www.interactive-plus.ru тел./факс: +7 (8352) 24-23-89 Центр научного сотрудничества Интерактив плюс Историко-географический факультет ФГБОУ ВПО Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова Экономический факультет ФГБОУ ВПО Чувашский государственный университет им. И.Н. Ульянова Информационное письмо Приглашаем педагогов и руководителей образовательных учреждений дополнительного образования, общеобразовательных школ, учреждений начального, среднего и высшего...»

«Кафедра рационального природопользования Географический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова вторая редакция Содержание 3 Введение 4 История создания кафедры • К.К.Марков • А.П.Капица • Образование кафедры 6 Сотрудники кафедры • М.В. Слипенчук Научная работа • Завершенные и текущие научные исследования • Перспективные направления научных исследований • Лаборатории • Научные труды • Сотрудничество с научными учреждениями. Участие в работе экологических и экспертных советов Учебный процесс •...»

«УДК 39 ББК 63.5 Н34 Издание осуществляется при поддержке Министерства иностранных дел Германии Gefrdert durch das Auswrtige Amt der Bundesrepublik Deutschland Под редакцией доц., к.и.н. KP. Плеве, доц., к.и.н. Т.Н. Черновой Отв. составитель Т.Н. Чернова Издательство ГОТИКА Корректор Л. Р. Богданова Компьютерная верстка Д. Савин Уважаемые коллеги! Редколлегия Научно-информационного бюллетеня обращается к Вам с просьбой о поддержке в дополнении к текущей библиографии. Ждем от Вас к публикации в...»

«Международная научно-практическая конференция ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ 4 МАРТА 2014Г. Г. УФА, РФ ИНФОРМАЦИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИИ Цель конференции: поиск решений по актуальным проблемам современной наук и и 1. Общая педагогика, история педагогики и образования распространение научных теоретических и практических знаний среди ученых, преподавателей, 2. Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням образования) студентов, аспирантов,...»

«АВТОНОМНАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТРОСОЮЗА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ КАЛИНИНГРАДСКИЙ ФИЛИАЛ Педагогическое наследие Януша Корчака МАТЕРИАЛЫ МЕЖВУЗОВСКОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 14 марта 2012 года г. КАЛИНИНГРАД 1 ДЕТСКИЕ И ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ ЯНУША КОРЧАКА Плюшанский Дмитрий студент 2 курса БФУ им. И. Канта Научный руководитель к.п.н., доц. Кибыш А.И. Имя Януша Корчака навечно вписано в человеческую...»

«Филиал ФГБОУ ВПО МГИУ в г. Вязьме Министерство образования и наук и РФ филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный индустриальный университет в г. Вязьме Смоленской области (филиал ФГБОУ ВПО МГИУ в г. Вязьме) МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ СТОЛЕТИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ: ИТОГИ, УРОКИ, ПЕРСПЕКТИВЫ 21 ОКТЯБРЯ 2013 ГОДА г. Вязьма 2013 ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО 215110 Смоленская обл., г. Вязьма, ул....»

«Международная научно-практическая конференция ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОВРЕМЕННОГО ПРАВА 4 МАРТА 2014Г. Г. УФА, РФ ИНФОРМАЦИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИИ Цель конференции: поиск решений по актуальным проблемам современной наук и и 1. Теория и история права и государства. распространение научных теоретических и практических знаний среди ученых, преподавателей, 2. Трудовое право и право социального обеспечения. студентов, аспирантов, докторантов и заинтересованных лиц. 3....»

«7th International Conference Central Asia – 2013: Internet, Information and Library Resources in Science, Education, Culture and Business / 7-я Международная конференция Central Asia – 2013: Интернет и информационнобиблиотечные ресурсы в наук е, образовании, культуре и бизнесе РОЛЬ ТАШКЕНТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО МЕМОРИАЛЬНОГО МУЗЕЯ М.АШРАФИ В ДУХОВНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОМ И ЭСТЕТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ МОЛОДЕЖИ THE ROLE OF THE TASHKENT STATE MEMORIAL MUSEUM OF MUKHTAR ASHRAFI IN THE SPIRITUAL, EDUCATIONAL...»

«Владимир Яковлевич Леванидов (1913–1981) Камчатский филиал ФГБУН Тихоокеанского института географии ДВО РАН ФГУП Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии Камчатская краевая научная библиотека имени С.П. Крашенинникова СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ КАМЧАТКИ И ПРИЛЕГАЮЩИХ МОРЕЙ Тезисы докладов ХIV международной научной конференции 14–15 ноября 2013 г. Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters Abstracts of ХIV international scientific conference...»

«КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Самарская Лука: проблемы региональной и глобальной экологии. 2013. – Т. 22, № 3. – С. 161-211. УДК. 01+28 ПЯТЬ КОНФЕРЕНЦИЙ (1993 - 2013), ПОСВЯЩЕННЫХ И.И. СПРЫГИНУ: БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ РАБОТ © 2013 Л.А. Новикова1, С.А. Сенатор2, С.В. Саксонов2, В.М. Васюков2 1 Пензенский государственный университет, Пенза (Россия) 2 Институт экологии Волжского бассейна РАН, Тольятти (Россия) Поступила 01.08.2013 Личность И.И. Спрыгина столь велика и всеобъемлещна, что даже спустя...»

«Всероссийская научно-практическая конференция Центры здоровья – новая профилактическая технология. Перспективы развития ФОРМИРОВАНИЕ СТРАТЕГИИ ПЕРСОНИФИЦИРОВАННОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ – ВАЖНАЯ ЗАДАЧА ЦЕНТРОВ ЗДОРОВЬЯ Агапитов А.Е. ГОУ ДПО Иркутский ГИУВ, кафедра общественного здоровья и здравоохранения Современный этап развития отечественного здравоохранения обусловлен формированием достаточно новой (в историческом аспекте) систематизирующей идеологии, целеполагания и дальнейшего...»

«Министерство культуры, общественных и внешних связей Оренбургской области Научно-исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Филологический факультет Оренбургского государственного педагогического университета Славяне в этнокультурном пространстве южно-уральского региона Материалы VII межрегиональной научно-практической конференции, посвященной Дню славянской письменности и культуры в Оренбуржье Оренбург Издательский центр ОГАУ 2012...»

«А.В.НОВИКОВ Особенности восприятия провинциальными рабочими революционной агитации в 1905 году (на материалах Владимирской, Костромской, Ярославской губерний) // Провинция как социокультурный феномен. Сборник научных трудов участников VIII Международной конференции 18-27 мая 2000 года. – Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасова, 2000. – Т.1. – С.76-84. Роль политической агитации в революционных событиях начала XX века широко изучалась в советской историографии. Деятельность политических партий и...»

«ГЛ А В Н О Е В О Е Н Н О - М Е Д И Ц И Н С К О Е У П РА ВЛ Е Н И Е МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ КЛИНИЧЕСКИЙ ГОСПИТАЛЬ ИМЕНИ АКАДЕМИКА Н.Н. БУРДЕНКО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Роль Московской гошпитали в становлении и развитии отечественного государственного больничного дела, медицинского образования и наук и Материалы научно-исторической конференции, посвященной 300-летию со дня открытия ГВКГ им. Н.Н. Бурденко 7 декабря 2007 г. Москва ГВКГ им....»

«ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Правительство Оренбургской области Министерство культуры и внешних связей Оренбургской области Оренбургский государственный аграрный университет СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Cборник статей и тезисов...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.