WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

ВОЕННО-МЕДИЦИНСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

В БЕЛОРУССКОМ ГОСУДАРСТВЕННОМ МЕДИЦИНСКОМ

УНИВЕРСИТЕТЕ

Кафедра военно-полевой терапии

Утверждаю

Начальник военно-медицинского факультета

доктор медицинских наук

, профессор

полковник м/с С.Н.Шнитко

5 марта 2010 г.

ЛЕКЦИЯ

по дисциплине «Военно-полевая терапия»

Тема: «Предмет и задачи военно-полевой терапии»

Учебная группа: студенты БГМУ Обсуждена на заседании кафедры 4 марта 2010 г., протокол № I. Учебные и воспитательные цели:

Учебная цель: ознакомить слушателей с историческими аспектами становления военно-полевой терапии как науки. Осветить исторические аспекты ее развития, вклад российских и советских ученых в ее становление. Дать характеристику современных особенностей развития военно-полевой терапии как науки, обусловленную реальной международной обстановкой.

Воспитательная цель: привить слушателям любовь к врачебной профессии, сострадание к больному посредством изучения организации оказания медицинской помощи.

II. Место проведения лекции: аудитория (согласно расписанию занятий) III. План чтения лекции и расчет учебного времени:

1. Введение 5 мин 2. Задачи военно-полевой терапии, ее содержание и особенности 20 мин 3. Основные этапы развития военно-полевой терапии. 45 мин Роль отечественных ученых в ее становлении 4. Опыт медицинского обеспечения боевых действий войск в районе 10 мин вооруженного конфликта в Чеченской республике 5. Краткая характеристика свойств современных средств вооружения 6. Современная система медицинского обеспечения войск 5 мин 7. Заключение 5 мин Итого: 90 мин IV. Учебно-материальное обеспечение:

А) литература для самостоятельной работы обучаемых по теме лекции:

Основная:

Военно-полевая терапия. Учебник под ред.проф. А.А. Бова — Мн.: БГМУ.- 2008.

Раков А.Л. Особенности организации терапевтической помощи в период антитеррористических военных операций в Чеченской Республике: Сборник докладов всеармейской конференции.— М., ГВКГ им. Н.Н. Бурденко.— 2002.

Дополнительная:

Синопальников И.В. «Санитарные потери советских войск во время войны в Афганистане»: Сообщение второе // Военно-медицинский журнал.— 2000.— № 3.— С. 4—9.

Синопальников И.В. «Санитарные потери советских войск во время войны в Афганистане»: Сообщение третье: санитарные потери от инфекционных болезней // Военномедицинский журнал.— 2000.— № 9.— С. 4—11.

Синопальников И.В., Новоженов В.Г. «Санитарные потери терапевтического профиля 40й армии в Афганистане: Сообщение четвертое // Военно-медицинский журнал.— 2002.— № 6.— С. 18—24.

Информационные источники, рекомендуемые обучаемым по разделу:

Сайт БГМУ www.bsmu.by в разделе военно-медицинский факультет, кафедра военнополевой терапии.

б) наглядные пособия (слайды, схемы, таблицы, ксерокопии документов и др.):

— презентация Power Point по теме лекции в) учебные кино и видеофильмы (с указанием конкретного фрагмента по изучаемому вопросу): —.

г) учебно-методические комплексы, электронные обучающие программы:

— Бова А.А., Горохов С.С. Военно-полевая терапия.— Электронный учебник.- Мн., 2006.

— ЭУМК по дисциплине «Военно-полевая терапия»

— компьютерный тест для самоконтроля усвоения материала по дисциплине «Военно-полевая терапия»

д) технические средства обучения:

— мультимедийный проектор, ноутбук, телевизор, DVD-проигрыватель 1. Введение Оценка накопленного человечеством опыта убедительно свидетельствует о том, что все войны закономерно характеризовались высоким уровнем санитарных потерь больными, значительно превышающим размеры потерь ранеными. Поэтому внимание врачей всех времен и тем более передовых ученых-клиницистов последних двух столетий постоянно привлекала идея изучения особенностей возникновения и течения заболеваний внутренних органов в военное время, а также создания системы, обеспечивающей оказание терапевтической помощи больным и раненым. В значительной степени эти проблемы были решены в ходе Великой Отечественной войны. Результаты деятельности медицинской службы в это время общеизвестны. Впервые в истории в условиях небывалой по масштабам и напряженности войны были достигнуты исключительно высокие показатели деятельности терапевтической службы. Одним из обстоятельств, обеспечивших успешность решения стоявших перед медицинской службой задач, в эти годы следует считать завершение разработки теоретических и организационных основ военно-полевой терапии (ВПТ).

Разработка новых видов оружия, увеличение масштабов санитарных потерь и изменение их структуры неуклонно повышают значение организации терапевтической помощи больным и раненым. Эти обстоятельства и обуславливают актуальность изучения военнополевой терапии, чему будет посвящена данная лекция. Цель ее - создание у слушателей представления о предмете ВПТ, ее истории, содержании, задачах.

2. Задачи военно-полевой терапии, ее содержание и особенности Военно-полевая терапия - клиническая военно-медицинская дисциплина, изучающая заболевания внутренних органов, возникающие от применения боевого оружия, и разрабатывающая организационные формы оказания терапевтической помощи больным и раненым в различных условиях деятельности войск.



В основу ВПТ положены общие принципы единой военно-полевой медицинской доктрины:

— единство взглядов в понимании причин возникновения и механизмов развития заболеваний, а также методов их лечения;

— преемственность и последовательность в обследовании и лечении больных и раненых на этапах эвакуации;

— краткая, четкая, последовательная документация.

Основные задачи

ВПТ следующие:

— разработка, научное обоснование, систематическое усовершенствование и внедрение в практику рациональных организационных форм оказания терапевтической помощи пораженным, больным и раненым в различных условиях боевой деятельности войск;

— изучение этиологии, патогенеза, клиники заболеваний, обусловленных воздействием на организм средств массового поражения (ионизирующих излучений, отравляющих веществ и других видов оружия) и разработка методов их диагностики, профилактики и лечения;

— изучение особенностей возникновения, клинического течения, исходов и лечения соматических заболеваний в условиях боевой деятельности войск, анализ заболеваемости и разработка комплекса мероприятий, направленных на уменьшение заболеваемости и укрепление здоровья личного состава;

— дальнейшее совершенствование методов диагностики, профилактики и лечения заболеваний внутренних органов у раненых, контуженых, обожженных и при политравматических поражениях;

— изучение заболеваний, связанных с воздействием на организм военнослужащих неблагоприятных факторов военного труда: электромагнитных волн различных диапазонов, компонентов ракетных топлив, ионизирующей радиации и т. п.;

— разработка вопросов военно-врачебной экспертизы и реабилитации больных и пораженных терапевтического профиля.

ВПТ как учебная дисциплина имеет внутреннюю структуру и состоит из разделов:

— организационные вопросы терапевтической помощи в военное и мирное время;

— клиника, диагностика, этапное лечение поражений ионизирующими излучениями;

— клиника, диагностика, этапное лечение поражений боевыми отравляющими веществами, компонентами ракетных топлив, техническими жидкостями;

— клиника, диагностика, этапное лечение заболеваний внутренних органов, вызываемых травматическими повреждениями, ожогами;

— особенности течения заболеваний внутренних органов у военнослужащих в мирное и военное время;

— военно-профессиональная патология.

Курс ВПТ включает важный раздел – организацию терапевтической помощи в мирное и военное время, который является составной частью общей организационной структуры медицинского обеспечения войск, знание которой дается в рамках курса организации тактики медицинской службы как науки. Сложившиеся формы этапного лечения раненых и больных развились в зависимости от достижений клиники, возможностей диагностики и лечения, т. е.

от общего уровня развития терапии.

Изучение лучевых поражений немыслимо без знаний основ радиологии, с которыми вы познакомитесь на другой кафедре университета. Однако область профессиональных интересов военно-полевых терапевтов - клиника, диагностика, лечение и профилактика радиационных поражений.

Базируясь на общих закономерностях токсикологии, ВПТ изучает только ту часть вопросов, которая имеет отношение к клинике и лечению пораженных боевыми отравляющими веществами, компонентами ракетных топлив, техническими жидкостями.

Для военно-полевых хирургов важно знание общепатологической основы травмы.

Интересы и роль ВПТ в этой области продиктованы интернистскими аспектами травмы, необходимостью диагностики и лечения общих синдромов и органопатологических изменений, типичных для травматической болезни.

Особенностью ВПТ является то, что, требуя от военного терапевта глубоких знаний клиники внутренних болезней, она рассматривает его действия в обстановке, когда врач, располагая минимальными диагностическими возможностями, должен в кратчайшие сроки принимать и реализовывать далеко идущие решения по медицинскому обеспечению значительного числа больных и пораженных. У ВПТ есть свои задачи, свои области приложения, свои методы организации, диагностики, лечения, однако ее развитие немыслимо вне развития терапии вообще.

3. Основные этапы развития военно-полевой терапии.

Военно-полевая терапия как один из важнейших разделов военной медицины получила организационное оформление значительно позже, чем военно-полевая хирургия. Только перед началом Великой Отечественной войны были намечены задачи, определено содержание этой новой дисциплины и проведены организационные мероприятия с целью улучшения терапевтической помощи в действующей армии. Элементы доктрины военно-полевой терапии определились в канун Великой Отечественной войны (1941—1945), а сама система оказания терапевтической помощи больным и раненым сложилась уже в ходе войны.

Формирование военно-полевой терапии как самостоятельной дисциплины подготавливалось в течение многих десятилетий лучшими представителями отечественной медицины. В ее становлении и развитии можно выделить четыре этапа.

Первый этап — этап зарождения военно-полевой терапии — длился с начала XIX века до 40-х годов XX века. На протяжении всего XIX столетия многие российские врачи обращались к проблеме оказания своевременной помощи больным на театре военных действий. Они изучали заболеваемость в войсках, указывали на плохую организацию лечения больных, подчеркивали необходимость улучшения терапевтической помощи заболевшим и повышения в этом аспекте качества подготовки военного врача.





С 1808 года основоположник отечественной терапии М. Я. Мудров, будучи заведующим кафедрой внутренних болезней в Московском университете, читал специальные курсы «О гигиене и болезнях обыкновенных в действующих войсках» и «Терапия болезней в лагерях и госпиталях наиболее бывающих», а в 1809 году произнес актовую речь «О пользе и предметах военной гигиены, или науки сохранять здравие военнослужащих». В этих лекциях и других своих трудах М. Я. Мудров неоднократно подчеркивал важное место военной терапии, или «армейской клиники», среди других разделов военной медицины, обращал внимание командования армии и руководителей медицинской службы на необходимость улучшения лечебно-профилактичес-кого обеспечения войск и изменения отношения к врачам.

Благотворные идеи и взгляды М. Я. Мудрова нашли свое воплощение и дальнейшее развитие в трудах военных врачей Я. Говорова, Р. Четыркина, А. Чаруковского и др. Они анализировали заболеваемость в армии, выявляли причины, обусловливающие ее увеличение (моральные и физические трудности походов, климатические условия и т. п.), указывали на необходимость проведения профилактических и лечебных мероприятий, направленных на предупреждение болезней в войсках. Особого внимания заслуживает книга штаб-лекаря лейб-гвардии егерьского полка Акима Чаруковского «Военно-походная медицина» (1837), третья часть которой была озаглавлена «Болезни армии». В ней автор разбирает вопросы патогенеза, клиники, профилактики и лечения заболеваний, наиболее часто встречающихся в армии, подчеркивая, что «солдат как человек, подобно прочим людям, подвержен многоразличным недугам; но как воин он поражается сверх того особенными болезнями, либо и общими всему человеческому роду, но с течением военных обстоятельств значительно измененными». «Лечение болезней армии, — писал далее А. Чаруковский, — есть предохранительное и действительное. Первое имеет целью удаление болезненных причин, предотвратить самые болезни, а оказавшиеся уже, остановить и подавить их в самом начале, дабы они не распространялись между здоровыми; последнее есть собственно терапевтическое». В разделах, посвященных военно-полевой хирургии, А. Чаруковский впервые обращает внимание на наблюдаемые у раненых заболевания внутренних органов, и в частности печени.

Выдающуюся роль в развитии военной медицины вообще, и военно-полевой терапии в частности, сыграл С.П. Боткин. Он был участником двух войн: Крымской (1853-1856) и русско-турецкой (1877— 1878).

В 1855 году С.П. Боткин по получении звания лекаря добровольно отправился в район военных действий и работал в Симферопольском госпитале под руководством Н.И. Пирогова, а в период русско-турецкой войны, будучи врачом штаб-квартиры, фактически являлся главным терапевтом армии. Он принимал активное участие в передислокации госпиталей, умело организовывал оказание терапевтической помощи заболевшим. С.П. Боткин регулярно осматривал больных и раненых в госпиталях и на главных перевязочных пунктах, изучал заболеваемость в войсках, выявлял особенности патологии военного времени, активно боролся с недостатками в организации медицинской помощи пострадавшим, постоянно вел работу по повышению квалификации врачей. С его именем связано изучение волынской лихорадки, инфекционной желтухи, «траншейной стопы». Свой огромный опыт по организации терапевтической помощи на театре военных действий С.П. Боткин обобщил в книге «Письма из Болгарии», явившейся своеобразным дневником военно-полевого терапевта.

Исключительно ценные указания по организации терапевтической помощи в войсках и об особенностях патологии военного времени были сделаны Н.И. Пироговым. Он неоднократно указывал, что «число выбывающих из строя во время войн, вследствие болезней как в прошлых, так и в особенности в нынешних войнах, гораздо значительнее убыли убитыми и ранеными». И далее: «...еще с большими трудностями, чем диагноз, соединено лечение внутренних болезней в госпиталях на театре войны. Это лечение гораздо разнообразнее и требует более индивидуализирования больных со стороны врача, чем наружные повреждения».

Следовательно, на протяжении XIX века у отечественных врачей, как терапевтов, так и хирургов, сформировались четкие представления об особенностях заболеваемости военного времени, обусловленных условиями и характером военного труда. Эти представления были присущи и их последователям — врачам XX века.

Важной вехой в развитии военно-полевой терапии стала первая мировая война (1914—1918). После того как в 1915 году Германское командование применило химическое оружие (хлор), впервые в истории войн возникла проблема оказания не только хирургической, но и терапевтической помощи пораженным боевым оружием. Появилась принципиально новая категория пострадавших — пораженные отравляющими веществами, отличающаяся своеобразием, скоротечностью, тяжестью течения интоксикации, массовым характером поступления пораженных. Применение химического оружия выявило необходимость срочного изучения патогенеза и клинической картины вызываемых им поражений, внедрения новых гибких и эффективных форм оказания медицинской помощи. В эту работу незамедлительно включились русские врачи В.И. Глинчиков, А.И. Игнатовский, Н.Н. Бурденко, Н.Н.

Савицкий и др., они активно изучали механизм развития «газовой болезни» (токсического отека легких), разрабатывали методы ее диагностики, профилактики и лечения, а также организационные формы оказания помощи пораженным. Им принадлежит важная роль в использовании и оценке эффективности применяемых в лечении токсического отека легких кровопускания, кальция хлорида, кислородной терапии. На основании полученного опыта уже в августе 1915 года А.И. Игнатовский опубликовал три сообщения с описанием клинических проявлений и лечения поражений хлором во «Врачебной газете», а в 1920 году В.И.

Глинчиков издал первую русскую монографию «Удушливые газы и газоотравление».

Коренные качественные изменения в системе медицинского обеспечения войск, в том числе в развитии и становлении ВПТ, произошли, начиная со времен Гражданской войны.

Они были обусловлены началом строительства армии нового типа и реализацией мер, направленных на организационное и правовое упрочнение военно-медицинской службы в структуре Красной Армии.

Военно-медицинская наука стала интенсивно изучать влияние на организм человека различных условий военного труда.

По окончании гражданской войны началась коренная перестройка военномедицинской службы. Основой лечебно-профилактической деятельности в войсках становились методы диспансеризации, проводился медицинский контроль за физическим развитием военнослужащих, изучались особенности профессионального труда военнослужащих различных видов войск, развертывались поликлиники, специализированные госпитали и санаторно-курортные учреждения. В Военно-медицинской академии расширялась научноисследовательская работа по изучению влияния на организм человека различных условий военного труда и по предупреждению заболеваний среди военнослужащих. В конце 20-х — начале 30-х годов XX века в академии развертываются исследования, направленные на раннее обнаружение изменений показателей функции сердца, почек, системы пищеварения и других органов у военнослужащих. Полученные результаты ложились в основу направляемых в войска инструкций, указаний и методических рекомендаций, руководствуясь которыми войсковые врачи проводили более строгий отбор по состоянию здоровья призываемых на военную службу, а также при определении их профессиональной принадлежности. Все это создавало благоприятные предпосылки для совершенствования системы оказания помощи больным на театрах военных действий. И уже во время военных действий в районе озера Хасан (1938) и на реке Халхин-Гол (1939) в результате своевременного проведения соответствующих профилактических мероприятий не наблюдалось, как в прежние войны, роста заболеваемости, несмотря на тяжелые условия боевой деятельности войск. Вместе с тем опыт работы медицинской службы в этот период выявил необходимость пересмотра ряда положений, касавшихся организации терапевтической помощи в условиях боевой деятельности войск. Главный хирург Красной Армии М. Н. Ахутин, анализируя опыт этих двух операций, писал: «Сейчас для нас совершенно ясно, что в войсковом районе нам нужны терапевты не столько в качестве помощников хирургов при операциях, сколько прежде всего в качестве полноценных терапевтов — специалистов, умеющих в труднейших условиях стационара ДМП лечить пневмонии у тяжело раненых в живот и в грудь, хорошо знающих уход за тяжело ранеными». Таким образом возникло еще одно направление военной терапии — висцеральная патология у раненых.

В период советско-финляндской войны (1939—1940) особенно остро стал вопрос о необходимости высококвалифицированного руководства терапевтической службой. С этой целью при начальнике медицинской службы фронта было создано консультативное бюро, в которое вошли известные профессора Ленинграда Г.Ф. Ланг, М.И. Аринкин, Д.О. Крылов, П.И. Егоров, Н.С. Молчанов, Н.Н. Савицкий и др. Этому бюро была поручена организация консультаций для терапевтов, работающих на этапах медицинской эвакуации, руководство их деятельностью. Интенсивная работа военных терапевтов, помощь консультативного бюро позволили достигнуть значительных успехов в лечении больных и раненых. Терапевты были привлечены к активному лечению раненых в грудь, у которых весьма часто наблюдались осложнения со стороны внутренних органов. В некоторых терапевтических стационарах, в том числе и в клинике госпитальной терапии Военно-медицинской академии, были организованы отделения для лечения раненых в грудь.

Во фронтовых лечебных учреждениях развертывалась научно-исследовательская работа, результатом которой явилось описание клиники и разработка методов лечения пневмоний у раненых в грудную клетку (Н.С. Молчанов), описание клиники бронхиолитов у обмороженных (М.Д. Тушинский).

Опыт работы военных терапевтов во время советско-финляндской войны выявил необходимость организационного оформления нового раздела военной медицины — военнополевой терапии. Выступая на объединенном заседании Московского и Ленинградского терапевтических обществ в мае 1941 года, начальник ГВСУ Красной Армии Е.И. Смирнов сказал: «Давным-давно стучится в дверь медицинских учреждений нашей страны военнополевая терапия. Нужно ее пустить, открыть ей двери, познакомиться с ней повнимательнее, поднять ее на щит пропаганды и нести во все уголки Советского Союза, туда, где готовятся молодые врачебные кадры». Он также определил цели и задачи нового раздела военной медицины: изучение специфичности условий труда и быта в действующей армии, установление единых принципов лечения и эвакуации, создание единой школы, единых взглядов на возникновение болезненных процессов и на методы лечения и профилактики их, организация терапевтической помощи. С этого времени начинается второй этап развития военно-полевой терапии — этап ее становления и оформления, который пришелся на годы Великой Отечественной войны.

Вступая в войну медицинская служба Красной Армии не имела четкой системы оказания терапевтической помощи раненым и больным в условиях крупномасштабных боевых действий, эта система создавалась в ходе начавшейся войны. Уже в августе 1941 года вводятся штатные должности главных терапевтов фронтов и армий, инспекторов-терапевтов фронтовых и местных эвакопунктов, на которые назначаются ведущие терапевты страны В.X. Василенко, П.И. Егоров, Н.С. Молчанов, Н.А. Куршаков, С.А. Поспелов, В.М. Новодворский и многие другие. Главным терапевтом Красной Армии назначается профессор М.С.

Вовси, главным терапевтом Военно-Морского Флота — профессор А.Л. Мясников. Должности врачей-терапевтов были введены во все медицинские части и учреждения, начиная с войскового района — командир госпитального взвода медико-санитарного батальона, терапевт ХППГ и хирургического эвакогоспиталя. В 1942 году создан терапевтический полевой подвижной госпиталь (ТППГ), несколько позже организованы терапевтические эвакогоспитали, в которых имелись специализированные отделения — кардиологическое, пульмонологическое, гастроэнтерологическое. На высоком уровне было организовано лечение больных в терапевтическом отделении госпиталя для легкораненых, на дивизионных медицинских пунктах. Следовательно, в годы Великой Отечественной войны была создана стройная система организации терапевтической помощи, обеспечивающая ее квалифицированное оказание в войсковом, армейском и фронтовом тыловых районах. Она базировалась на самых современных для того времени научно-обоснованных положениях, касающихся единых взглядов на этиологию, патогенез, диагностику и клинику заболеваний, единую систему этапного лечения с эвакуацией по назначению. Эта система себя полностью оправдала: 90,6% больных возвратилось в строй, увольнение не превышало 7%, небольшой была летальность. Впервые в истории войн удельный вес инфекционных болезней среди прочих заболеваний оказался относительно невысоким, не происходило и увеличения заболеваемости по мере ведения боевых действий, как это всегда наблюдалось в прошлых войнах.

Несмотря на огромный объем практической лечебно-диагностической работы, с первых месяцев войны на различных фронтах под руководством ведущих терапевтовклиницистов развернулась научно-исследовательская работа. В короткие сроки была изучена общая заболеваемость на отдельных фронтах и в армии в целом, были выявлены новые для ряда районов или редко встречающиеся в мирное время заболевания, такие как алиментарная дистрофия, авитаминозы, острые формы гипертонической болезни, отмечено учащение в условиях войны одних заболеваний (гастрит, нефрит, гипертоническая болезнь и др.) и урежение других (бронхиальная астма, ревматизм и др.), показано своеобразие проявлений и течения хорошо известных заболеваний (туберкулез, язвенная болезнь).

Практически новым разделом, изученным терапевтами в годы Великой Отечественной войны, были внутренние болезни у раненых. Опыт работы военных терапевтов позволил установить, что нет ранений, которые не сопровождались бы изменениями внутренних органов и систем. Дело лишь в степени, времени и условиях их проявлений. Терапевтами была подробно изучена гнойно-резорбтивная лихорадка, возникавшая у раненых в относительно поздние сроки после травмы, раневое истощение, раневой сепсис с разнообразными висцеральными поражениями, краш-синдром, пневмонии и др.

Опыт работы терапевтов обобщался на фронтовых и армейских научных конференциях врачей-терапевтов, на пленумах ученого медицинского совета при начальнике ГВСУ, в медицинских журналах. В годы войны было выпущено два сборника научных работ терапевтов Западного фронта, четыре — Волховского, девять — Ленинградского и т. д. В послевоенное время был издан многотомный труд «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.». В томах 21—24, 27—30 обобщен большой опыт работы терапевтов в период войны, освещены новые разделы и направления военно-полевой терапии.

Этот труд с полной очевидностью показывает, что во время Великой Отечественной войны в Советской Армии организационно оформилась четкая система оказания терапевтической помощи больным и раненым, выражавшаяся в сочетании весьма эффективных профилактических и лечебных мероприятий, в создании специализированных терапевтических лечебных учреждений, в установлении строгого порядка эвакуации по назначению терапевтических больных. Все это свидетельствует о том, что в ходе Великой Отечественной войны военнополевая терапия окончательно оформилась как один из важнейших разделов военной медицины.

Еще не отгремели выстрелы второй мировой войны в Европе, как над японскими городами Хиросимой и Нагасаки (август 1945 г.) американцы взорвали ядерные боеприпасы, повлекшие большие человеческие жертвы. Эти взрывы ознаменовали появление нового вида боевой травмы — радиационных поражений, которые могли приобрести массовый характер при применении ядерного оружия. В развитых капиталистических государствах (США, Англия, Япония и др.) продолжались разработки высокотоксичных отравляющих веществ и бактериальных средств поражения людей. В этих условиях начался третий этап — этап дальнейшего развития военно-полевой терапии в условиях реальной возможности использования оружия массового поражения.

Этот период характеризуется глубокими и интенсивными исследованиями в области военно-полевой терапии. Становится совершенно очевидным, что ее роль в условиях современной войны резко повышается по сравнению даже с периодом Великой Отечественной войны: возможное применение средств массового поражения позволяло предполагать, что в такой войне пораженные и раненые составят основную массу санитарных потерь, а соматические больные — относительно небольшую долю. Таким образом, впервые в истории военной медицины основными контингентами, подлежащими лечению в терапевтических учреждениях, будут пострадавшие от боевого оружия. В этом контексте военно-полевая терапия становится в один ряд с военно-полевой хирургией. Эти обстоятельства выявили необходимость тщательного изучения и разработки новых организационных форм оказания терапевтической помощи в условиях современных войн. В послевоенные годы были выполнены работы, направленные на изучение лучевой болезни и поражений высокотоксичными отравляющими веществами (Н.С. Молчанов, Б.Д. Ивановский, Н.А. Куршаков), выработано единство взглядов на терапевтическую патологию военного времени, разработаны принципы организации терапевтической помощи в условиях современной войны (Н.С. Молчанов, А.С.

Георгиевский, Н.Г. Иванов, О.С. Лобастов и др.). Получила дальнейшее развитие организационно-штатная структура лечебных учреждений в соответствии с характером современной боевой терапевтической патологии. Были созданы принципиально новые госпитали — военно-полевой терапевтический (ВПТГ) и военно-полевой многопрофильный (ВПМГ), в которых терапевты получили возможность на высоком уровне осуществлять проведение лечебно-диагностических мероприятий, главным образом, у пострадавших от оружия массового поражения.

Появление нового вида санитарных потерь терапевтического профиля, определенного как боевая терапевтическая патология, изменение организационных форм оказания терапевтической помощи пострадавшим от боевого оружия выявили необходимость корректировки системы подготовки как руководящего состава медицинской службы Вооруженных Сил, так и военных и гражданских врачей. С 1946 года на всех факультетах Военно-медицинской академии вводится систематический курс военно-полевой терапии (с 1943 года краткий курс военно-полевой терапии читался лишь на командно-медицинском факультете), а с 1947 года распоряжением Министерства здравоохранения СССР она преподается и студентам гражданских медицинских вузов. В Военно-медицинской академии военно-полевая терапия преподавалась сначала в качестве специального курса на кафедре госпитальной терапии (Н.С.

Молчанов), а с 1955 года — на впервые созданной кафедре военно-полевой терапии, организатором и первым начальником которой был профессор Б.Д. Ивановский. Несколько позже кафедры военно-полевой терапии были открыты на военно-медицинских факультетах, созданных при некоторых медицинских институтах.

Кафедра военно-полевой терапии академии, которой в последующие годы руководили профессор Е.Б. Закржевский, члены-корреспонденты АМН СССР (РАМН) Е.В. Гембицкий и Г.И. Алексеев, профессор Ю.Н. Шишмарев, стала учебно-методическим и научным центром в стране по вопросам военно-полевой терапии.

Развитие военно-полевой терапии в послевоенные годы было связано не только с изучением возможных последствий применения оружия массового поражения. Необходимость медицинского обеспечения «локальных» военных конфликтов с особой остротой вновь поставила вопрос о совершенствовании организации и содержания терапевтической помощи в действующей армии. Наиболее иллюстративны результаты деятельности военно-полевых терапевтов в этом направлении во время десятилетней войны в Афганистане. Полученный опыт обобщен в большом числе публикаций, материалах научно-практических конференций.

В частности, было показано, что оказание медицинской помощи раненым и больным осуществлялось с учетом величины и структуры санитарных потерь, характера современной боевой травмы и висцеральной патологии, особенностей пребывания и ведения боевых действий в условиях горно-пустынной местности и жаркого климата и в целом отвечает современным требованиям.

Условия деятельности личного состава 40-й армии, находившейся на территории Афганистана в течение почти 10 лет, характеризовались рядом особенностей, оказавших влияние на величину и структуру боевых и небоевых санитарных потерь, в том числе и на уровень заболеваемости в войсках, частоту возникновения и клиническое течение висцеральной патологии у раненых и заболевших. Наиболее важными из них можно назвать следующие:

1. Применение огнестрельного оружия нового поколения, ведение минной войны, что приводило к появлению ранений с вовлечением обширных областей, множественных и сочетанных ранений с увеличением числа тяжелых и крайне тяжелых степеней.

2. Значительные физические и психоэмоциональные нагрузки, приводящие к перенапряжению адаптационных механизмов.

3. Значительная полиантигенная нагрузка.

4. Белковая и витаминная недостаточность, обезвоживание.

Указанные особенности условий боевой деятельности военнослужащих в Афганистане формировали напряженную деятельность адаптационно-защитных механизмов, в определенной степени сужения их возможности в случаях воздействия на организм экстремальных факторов (ранения, инфекции, климатические факторы).

Санитарные потери в 40-й армии составили более 450 тыс. раненых и больных, из них ранеными - около 50 тыс. и больными - более 400 тыс. человек. Безвозвратные потери терапевтического профиля — 501 человек.

В структуре терапевтической заболеваемости соматические заболевания составили 36,5%, инфекционные — 63,5%. В связи со значительным количеством больных число развернутых коек терапевтического профиля составляло в разные годы 72 — 89% от числа всех коек.

В структуре терапевтической патологии (без инфекционных болезней) наиболее часто встречались заболевания органов дыхания, второе место занимали болезни сердечнососудистой системы и третье — пищеварительной системы. Особую проблему составили реактивные артриты. В классе болезней органов дыхания ведущей нозологической формой были острые пневмонии (26%), в классе болезней сердечно-сосудистой системы — НЦД, гипертоническая болезнь и в классе болезней пищеварительной системы – функциональное расстройство желудка, хронический гастрит и язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Большая часть больных (84 — 95%) госпитализирована в первые двое суток, что было обусловлено, прежде всего, использованием авиационных транспортных средств.

Окончательный диагноз устанавливался при поступлении у 65 — 95% больных, а на вторые сутки пребывания в стационаре - в 84 — 97% случаях. Средняя продолжительность лечения по основным классам и нозологическим формам существенно не отличалась от показателей на территории СССР.

Исходы лечения больных в медицинских частях и лечебных учреждениях 40-й армии в целом можно отнести к хорошим. Так, возвращено в строй 99,2%, уволено из ВС 0,3%, умерло 0,5% (в Великой Отечественной войне — 87,8%, 8,6%, 3,7% соответственно). В целом летальность от терапевтических заболеваний находилась в пределах средних значений по ВС СССР и регистрируемых в лечебных учреждениях МЗ СССР.

Безусловно, такие благоприятные результаты лечения были обусловлены, во-первых, быстрым оказанием квалифицированной и специализированной помощи, использованием для эвакуации вертолетов и самолетов, во-вторых, возможностями оказания этих видов терапевтической помощи в медицинских частях и учреждениях, включавших современные средства и методы диагностики (иммунологические, эндоскопические, ультразвуковые и др.), лечения и реабилитации (экстракорпоральная детоксикация, гипербарическая оксигенация, иммуномодуляция и др.), в-третьих, возросшим уровнем профессиональной подготовки терапевтов.

Ведущее место в структуре санитарных потерь терапевтического профиля составили инфекционные больные (45 — 70%). Впервые военно-медицинской службе пришлось решать задачи, обусловленные высокой эпидемической инфекционной заболеваемостью, вызываемой одновременно несколькими возбудителями, с тяжелым течением на фоне значительного напряжения защитно-адаптационных механизмов.

В структуре инфекционной заболеваемости наиболее высокий удельный вес имели вирусный гепатит (40 — 50%), шигеллезы и другие острые кишечные инфекции (14 — 20%), брюшной тиф и паратифы (10 — 27%). Из паразитарных инфекций наиболее актуальными были малярия (3 — 5%) и амебиаз (3 — 11%).

Достаточно часто встречались такие тяжелые бактериальные инфекции, как дифтерия, менингококковая инфекция, холера и другие. Сочетанные инфекции составляли до 5% от числа всех лечившихся больных.

В первые годы войны в Афганистане у значительной части больных отмечалось тяжелое течение инфекционной патологии, нередко сопровождавшейся тяжелыми хирургическими осложнениями и высокой летальностью (от 0,2 — 0,3% при вирусном гепатите до 2,0 — 3,3% при брюшном тифе и 21% — дифтерии), что обусловливалось поздней диагностикой или поздней госпитализацией.

Важный итог войны в Афганистане — разработка проблемы висцеральной патологии у раненых. Изменения внутренних органов у них формировались с высокой частотой и имели, как правило, сочетанный характер. Так, изменения внутренних органов дыхания наблюдались у 32,2%, кровообращения — 45,8%, мочевыделения — у 61,5% и пищеварения — у 54,4% раненых, заболевания 2-х и более органов и систем встречались более чем у половины раненых. Изменения внутренних органов наблюдались в большинстве случаев уже в первые - вторые сутки, но развернутая картина поливисцеральной патологии проявлялась на 7— сутки. Разрешение висцеральных изменений к моменту выписки из госпиталей наблюдалось лишь у 52% раненых.

Ведущая роль в определении исходов ранений принадлежала патологии органов дыхания и, в частности, острой пневмонии, явившейся непосредственной причиной летальных исходов у 14% из числа умерших раненых.

Важно подчеркнуть, что острая пневмония вместе с группой легочных синдромов, патогенетически связанных с травмой, послужили причиной развития острой дыхательной недостаточности и респираторного дистресс-синдрома взрослых у 15,1% раненых.

Значимость острой дыхательной недостаточности и РДСВ подчеркивается тем, что в структуре летальных исходов у раненых, умерших в 1 — 2 сутки, РДСВ послужил непосредственно причиной смерти в 38,2% случаев. Этиологическими факторами РДСВ и ОДН были кровопотеря, шок, жировая эмболия легких и др.

Следует отметить, что острая пневмония с высокой частотой развивалась при минновзрывной травме (МВТ). В отличие от пневмоний, возникающих при ранениях и травмах другого генеза, пневмонии у раненых с МВТ характеризовались быстрым развитием клинической симптоматики, формированием ОДН и (или) РДСВ.

Опыт работы терапевтов в хирургических отделениях показал важность ранней (с поля боя) профилактики, ранней диагностики и лечения заболеваний легких у раненых. Безусловно, большую помощь в этом должны оказывать критерии прогноза вероятностей развития легочной патологии у раненых.

Изменения органов кровообращения диагностировались в среднем у 45,8% раненых и включали ушиб и сотрясение сердца, травматический инфаркт миокарда, перикардит. Наиболее часто выявлялись признаки миокардиодистрофии. Примерно 30% от всех случаев поражения органов кровообращения приходилось на закрытые повреждения сердца, главным образом, ушиб сердца. Значимость ушиба сердца подчеркивается тем, что при МВТ эта патология развивается вследствие дистантного воздействия повреждающих факторов. Ушиб сердца послужил непосредственно причиной смерти у 6,5% раненых, получивших взрывную травму. Одним из факторов развития острой сердечной недостаточности у раненых на фоне ушиба сердца была трансфузионная терапия, проводившаяся адекватно кровопотере, но без учета повреждения сердца. Оптимальный объем инфузионной терапии, отработанный в условиях Афганистана, в этих случаях оказывался избыточным и вызывал перегрузку левого желудочка.

Изменения органов мочевыделения регистрировались у 61,5%, в то же время острая почечная недостаточность явилась непосредственной причиной смерти в 6,5% случаев из числа раненых, поступивших в состоянии шока. Вовлечение других органов и систем в патологический процесс также имело закономерный характер, но было менее значительным в формировании исходов ранений.

Анализ работы терапевтов в Афганской войне позволил отметить и ряд недостатков.

Главным образом они были связаны с недостаточной подготовкой терапевтов, как по организационным, так и по клиническим вопросам. Прежде всего, следует обратить внимание на недостаточные знания диагностики основных нозологических форм инфекционных болезней в медицинском пункте полка (МПП) и отдельном медицинском батальоне (ОМедБ), вопросов профилактики, ранней диагностики и лечения висцеральных осложнений у раненых. К сожалению, зачастую оставался вне поля зрения вопрос об этиологической расшифровке острых пневмоний, реактивных артритов.

Таким образом, медицинская помощь больным терапевтического профиля была организована на современном уровне и оказывалась в оптимальные сроки. Афганская война подтвердила правильность отечественной доктрины военно-полевой терапии, основанной на опыте Великой Отечественной войны и достижениях современной медицины. На протяжении всех девяти лет войны происходило постоянное совершенствование системы специализированной терапевтической помощи, активное внедрение современных методов обследования и интенсивной терапии. Широкое использование авиационного транспорта для эвакуации больных позволило оказывать сложные виды специализированной помощи в короткие сроки после заболевания и ранения. Крупное достижение — создание научно-обоснованной системы реабилитационного лечения с включением в эту систему военных санаториев на территории России.

С конца 80-х — начала 90-х годов XX века начинается четвертый — современный период развития военно-полевой терапии. Он ознаменовался ростом технических аварий, главной из которых явилась авария на Чернобыльской АЭС, по масштабам и экологическим последствиям превзошедшая последствия ядерных бомбардировок японских городов. В это же время происходит и коренное изменение военной доктрины, связанное, прежде всего, с уменьшением потенциальной возможности развязывания войны с применением оружия массового поражения, нарастанием конфронтации между отдельными странами и целыми регионами, приводящей к возникновению локальных конфликтов. Важной проблемой этого периода является необходимость уничтожения огромных запасов химического оружия, утилизации ядерных отходов с отслуживших свой срок атомных подводных лодок, электростанций и др.

Исходя из этого, традиционные теоретические и научно-практические направления военно-полевой терапии требуют определенного уточнения и развития. Так, в условиях локальных войн, возникновения катастроф и аварий необходимой задачей является разработка системы оказания терапевтической помощи с учетом регионального и территориального принципов, учитывающих наличие возможных источников аварий и катастроф, локализацию в конкретном регионе лечебных организаций, реальность создания штатных и нештатных мобильных групп оказания помощи в очагах поражения, возможные пути эвакуации.

В случаях возникновения острых поражений при организации медицинского сопровождения химического и ядерного разоружения потребуется сокращение этапности терапевтической помощи и приближение ее к очагу санитарных потерь.

Важной задачей военно-полевой терапии на современном этапе является разработка методов диагностики, профилактики и коррекции военно-профессиональных заболеваний, связанных с воздействием на организм военнослужащего малых доз агентов химического и физического происхождения. Общеизвестно, что органы государственной власти и общественные организации Республики Беларусь в последние годы уделяют пристальное внимание наряду с этим вопросам воздействия на здоровье населения и призывников неблагоприятных экологических факторов.

Еще большее значение, чем в годы Великой Отечественной войны, приобретает проблема висцеральной патологии у раненых, что связано с ростом удельного веса боевых травм, возникающих в результате взрывных поражений. В связи с этим становится актуальной разработка, совершенствование и внедрение в практику методов ранней диагностики повреждений внутренних органов (сотрясения, ушибы сердца, посттравматическая миокардиодистрофия, реактивный перикардит, ушиб легкого и др.) и их лечения.

Следует, однако, отметить, что вновь появившиеся задачи не делают менее актуальными традиционные направления научно-практических исследований, связанных с разработкой новых методов диагностики и лечения острых поражений ионизирующими излучениями и боевыми отравляющими веществами, изучением особенностей течения соматических заболеваний терапевтического профиля в военное время.

Таким образом, военно-полевая терапия, как научно-практическая военномедицинская дисциплина, продолжает динамично развиваться, что способствует решению главной задачи медицинской службы Вооруженных Сил Республики Беларусь — сохранение здоровья военнослужащих и повышение эффективности лечебно-эвакуационных мероприятий больным и пораженным терапевтического профиля.

4. Опыт медицинского обеспечения боевых действий войск в районе вооруженного Уроки Афганистана не прошли даром, и в период ведения боевых действий в Чеченской Республике (1999 — 2001) количество больных было сопоставимо с числом раненых (47% всех санитарных потерь). Правда, в 1994 — 1996 гг. больных было значительно больше в связи с высокой заболеваемостью вирусным гепатитом.

В структуре санитарных потерь (раненые и больные) обращает на себя внимание относительно высокий удельный вес больных, составивший в среднем 27,2% от общей величины потерь. Причем, в различные периоды операции доля больных колебалась от 18,4 до 43,2%. Минимальными показателями (18,4%) характеризуется период наиболее напряженных боев (30.12.94 — 20.01.95 г.), максимальными значениями (43,2%) — завершающий этап операции.

Основной задачей терапевтической службы Вооруженных Сил в условиях локальных вооруженных конфликтов остается совершенствование профилактических, лечебнодиагностических и реабилитационных мероприятий в целях повышения боеспособности войск, сокращения заболеваемости болезнями внутренних органов и висцеральных осложнений у раненых. К сожалению, в условиях боевой деятельности войск соматическая заболеваемость военнослужащих остается высокой. По данным литературы, среди заболеваний внутренних органов у военнослужащих в Чеченской Республике преобладали болезни органов дыхания (54%), органов пищеварения (26,5%) и органов кровообращения (10,8%). Уровень других заболеваний внутренних органов в сумме не превышал 8,7%. Наиболее высокая заболеваемость отмечалась среди военнослужащих первого года службы. По ряду нозологических форм выявляется сезонная зависимость. Часто выявлявшийся дефицит массы тела у больных с соматической патологией закономерно приводил к утяжелению течения болезни и увеличению продолжительности лечения. Основная масса военнослужащих связывала свои заболевания с переохлаждением, неполноценным питанием, неудовлетворительными условиями размещения, большой физической и эмоциональной нагрузкой.

Заслуживает особого внимания анализ заболеваемости личного состава, тем более что доля больных в структуре санитарных потерь составила, в среднем, около трети. Причем по мере снижения активности боевых действий в зоне конфликта она закономерно возрастает и, в конечном счете, не столько ранения, сколько болезни определяют содержание и характер работы медицинской службы.

Анализ опыта медицинского обеспечения войск в локальных конфликтах последних десятилетий показывает, что весьма значительный удельный вес в структуре пораженных составляет, так называемая, категория лиц, временно утративших боеспособность. Речь идет, прежде всего, о пораженных психогенного профиля. Так, во время арабо-израильской войны 1973 г. на каждые 100 случаев боевых потерь приходилось 40 - 50 случаев психической травмы. В период операции «Буря в пустыне» (1992 г.) такую травму получили до 30% офицеров и солдат иракской армии. Около 20% военнослужащих армии США, эвакуированных из зоны боевых действий, имели расстройства психики. Эти пораженные не относятся к категории санитарных потерь и не учитываются в статистике раненых и больных, поскольку большинство из них может быть возвращено в строй в течение суток после применения соответствующих средств и методов психотерапевтического воздействия.

Среди всех обследованных военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях, практически здоровые лица (не предъявлявшие жалобы на состояние здоровья) составили 29,2%. У остальных военнослужащих (70,8%) отмечались астено-депрессивные и психотические реакции различной степени выраженности, требующие мероприятий психологической и фармакологической коррекции.

Общепризнанный критерий эффективности системы медицинской помощи раненым – показатель летальности (1,5%) оказался намного ниже по сравнению с соответствующими данными по другим военным конфликтам (Афганистан – 4%, США во Вьетнаме – 2,5% и т.

д.).

Следует отметить некоторые организационные аспекты оказания помощи больным в период первой и второй антитеррористических операций в Чеченской Республике.

В войсках достаточно четко функционировала система раннего выявления больных.

Первая врачебная помощь оказывалась в медицинских пунктах полков и медицинских ротах соединений. В медицинских батальонах и медицинских отрядах специального назначения (МОСН) осуществлялась квалифицированная медицинская помощь. Следует отметить, что они были максимально приближены к боевым порядкам. В кампанию 1999 — 2001 гг. медицинские батальоны, перемещаясь вслед за войсками, произвели 6 — 8 развертываний.

Госпитальная база объединенной группировки была представлена системой госпиталей Северо-Кавказского военного округа (СКВО), усиленных специалистами из центра, прежде всего из Военно-медицинской академии и Главного военного клинического госпиталя им. Н.Н.

Бурденко.

Наибольшая нагрузка ложилась на госпитали первого эшелона — Моздок, Владикавказ, Буйнакск. Большая часть больных завершала лечение в этих госпиталях. Лишь при перегрузке госпиталей первого эшелона или при наличии особых показаний больные направлялись в госпитали СКВО и центра.

Следует подчеркнуть, что в локальных военных конфликтах система эвакуации раненых и больных, этапность оказания помощи существенно отличается от крупномасштабных войн. Прежде всего, это выражается в максимальном сокращении этапов эвакуации и приближении специализированной медицинской помощи к боевым порядкам.

В первую антитеррористическую операцию в Чеченской Республике существовала трехэтапная система эвакуации: медицинский пункт — МОСН — госпитальная база. Промежуточным пунктом, выполняющим роль эвакуационно-сортировочного госпиталя, являлись МОСН, расположенный в окрестностях Грозного (аэропорт «Северный»), и медицинская рота, а впоследствии госпиталь в Ханкале.

Имело место раннее разделение терапевтического контингента: военнослужащие с соматическими и неврологическими заболеваниями направлялись в МОСН, пациенты с инфекционной и дерматовенерологической патологией — в Ханкалу.

Больные со сроками лечения до 15 суток проходили лечение в войсковом районе, а со сроками лечения до 30 суток эвакуировались, в основном, вертолетами в госпитали первого эшелона.

Наличие в МОСН рентгенологического оборудования позволяло достаточно четко проводить дифференциальный диагноз и сортировку больных с пневмонией и острым бронхитом. В то же время, отсутствие эндоскопической и ультразвуковой аппаратуры не позволяло проводить дифференциальный диагноз пациентов с язвенной болезнью и гастритами, ИБС и НЦД, что приводило к неоправданной загрузке госпиталей непрофильными больными.

В период антитеррористической операции 1999—2001 гг. была реализована двухэтапная система эвакуации: больные из войскового района эвакуировались вертолетами непосредственно в госпитали первого эшелона, что существенно сократило сроки лечения и уменьшило количество больных с тяжелыми формами терапевтической патологии.

В Вооруженных Силах Республики Беларусь в период ведения боевых действий такой вид эвакуации раненых и больных, к сожалению, не предусмотрен.

Поток больных в значительной степени зависел от характера боевых действий.

В период активных боевых действий он уменьшался, а в период относительного затишья увеличивался. Максимальное количество больных имело место в период блокирования Грозного, минимальное - в период активной фазы операции в Грозном.

В то же время, в период антитеррористической операции 1999—2001 гг., в отличие от кампании 1994—1996 гг., эта закономерность была выражена нечетко, и среднесуточное поступление больных было относительно стабильным. 97,4% больных после лечения были возвращены в строй. Причины единичных летальных исходов терапевтического контингента (0,2%) — тяжелые отравления антифризом, суррогатами алкоголя, инфекционный эндокардит, крупозная пневмония.

В структуре больных, поступавших на этапы эвакуации в 1999—2001 гг., преобладали инфекции желудочно-кишечного тракта (16,7%), заболевания органов дыхания (20,5%) (прежде всего пневмонии) и болезни кожи и подкожной клетчатки (21,1%).

В целом терапевтическая заболеваемость в войсках объединенной группировки в этот период была сопоставима с патологией мирного времени. Так, заболеваемость пневмониями, острыми кишечными инфекциями была ниже, чем в частях СКВО, не принимавших участия в боевых действиях. Повышение заболеваемости вирусным гепатитом А возникло вследствие водной вспышки инфекции лишь в одной мотострелковой бригаде. Проведение вакцинации личного состава этой бригады вакциной против гепатита А позволило резко снизить заболеваемость в течение 3 мес.

Основная проблема терапевтической патологии в период боевых действий в Чеченской Республике — проблема острой пневмонии. Заболеваемость пневмонией повышалась с ноября по февраль месяц. Болели преимущественно солдаты первого года службы. Каждый третий заболевший имел дефицит массы тела.

Осложнениями тяжелых форм заболевания (9%) были инфекционно-токсический шок, парапневмонический плеврит, инфекционно-токсический миокардит, нефрит. Деструктивные стафилококковые пневмонии встречались редко, как правило, у лиц с сопутствующими гнойничковыми заболеваниями кожи. При лечении пневмоний использовались бензилпенициллин, цефалоспорины III генерации, а в отдельных случаях имепенем.

5. Краткая характеристика свойств современных средств Современные конфликты характеризуются отсутствием сплошной линии фронта, типовых крупномасштабных боевых операций, а также постоянного и непосредственного соприкосновения противоборствующих сторон; массированным применением как противопехотных минных боеприпасов, так и орудий, ракет класса «земля—земля», «воздух—воздух», современного стрелкового оружия.

Большую опасность представляют боеприпасы объемного взрыва второго и третьего поколения с метановым зарядом. При срабатывании этого боеприпаса давление во фронте ударной волны на расстоянии 120—250 м достигает 0,42 кг/см2.

Действие ударной волны в этом случае приводит к кровоизлияниям в головном мозге, легких, к разрывам паренхиматозных органов, тяжелым тепловым поражениям и глубоким ожогам.

Утяжеление боевой патологии характерно для всех локальных войн последних десятилетий.

Война в Афганистане, события в Боснии, Хорватии, Сербии, Абхазии, Чечне, всплеск вооруженных противостояний в разных странах мира вызвали обеспокоенность медицинской общественности.

Врачи гражданского здравоохранения все чаще сталкиваются с современной боевой хирургической патологией, в которой ведущую роль играют не пулевые и не осколочные ранения, а многофакторные поражения, наносимые боеприпасами взрывного действия.

6. Современная система медицинского обеспечения войск 1. Все локальные войны и вооруженные конфликты 2-й половины ХХ века проходили с применением только обычного оружия с использованием высокоточных и высокотехнологичных систем. Особую опасность для войск и населения представляют последствия разрушения химических производств и объектов атомной энергетики. Разработаны средства вооружения на новых физических принципах (нелетального действия), временно снижающие боеспособность войск.

2. Современным локальным войнам и вооруженным конфликтам свойственна общая тенденция к увеличению их продолжительности, поэтому интенсивность боевых действий неравномерна и циклична.

3. Наряду с группировкой ВС активно используются силы и средства других силовых министерств и ведомств, а также сугубо гражданских министерств (компаний, гражданских лечебных учреждений).

Становление и развитие ВПТ, как одной из важнейших составных частей военной медицины, осуществлялось в течение многих десятилетий лучшими представителями отечественной медицинской науки. Однако в ее истории наиболее значительный этап — Великая Отечественная война. Одним из решающих обстоятельств, обеспечивших значительные успехи в лечении раненых и больных, следует считать организационное оформление ВПТ, разработка принципов и методов их лечения. Опыт минувшей войны не только не утратил своего значения, но и способствует более глубокому проникновению в существо стоящих в настоящее время перед медицинской службой проблем. Требует дальнейшего углубленного изучения многосторонняя сложная проблема боевой терапевтической патологии, вопросы профилактики нарушений здоровья военнослужащих и реабилитации переболевших.

Подготовил:

Начальник кафедры военно-полевой терапии, доктор медицинских наук, профессор

Похожие работы:

«БАШКИРСКИЙ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ (филиал) ОУП АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ Всероссийская научно-практическая Интернет-конференция молодых ученых, аспирантов и студентов (23 января 2011 года) Часть 2. Уфа 2011 1 УДК 314 ББК 60.7 П 27 Перепись населения как инструмент прогнозирования социальноэкономических и демографических процессов: Сборник трудов Всероссийской...»

«ВНИМАНИЕ! ОФОРМИТЕ, ОПЛАТИТЕ И ВЫШЛИТЕ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК В МЕЖОТРАСЛЕВОЙ НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ Для участия в конференции с целью возмещения организацион- ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИКО-ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ЦЕНТР (440014 ПЕНЗА БОТАНИЧЕСКАЯ 30 ПГСХА, МНИЦ, ных расходов перечислить на КПП 583401001 ИНН 5834001770 ГАЛИУЛЛИНОЙ Е.А.) НА ДИСКЕТЕ, ПО E-MAIL: НАУЧНЫЙ СОВЕТ ПО ИСТОРИЧЕСКОЙ ДЕМОГРАФИИ УФК по Пензенской области г. Пенза (ФГБОУ ВПО Пензенская MNIC-PENZA@MAIL.RU ИЛИ ИСПОЛЬЗУЙТЕ ФОРМУ И...»

«МОРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ АДМИРАЛА Г.И. НЕВЕЛЬСКОГО Тихоокеанская Россия: опыт прошлого – взгляд в будущее Сборник материалов международной научнопрактической конференции, посвященной 100-летию отмены порто-франко на Дальнем Востоке (2-4 марта 2009 г.) Владивосток 2009 http://www.ojkum.ru/ УДК 656.615:93 (571.6:063) ББК Т 3(2) Т 46 Тихоокеанская Россия: опыт прошлого - взгляд в будущее: Сборник материалов международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию...»

«Научные конференции Выходцы из Голландии и их российские потомки Одной из научно-исследовательских программ Института генеалогических исследований стала тема Иностранцы и их потомки в России, и, прежде всего, в Петербурге. Как известно, наш город с момента своего основания стал городом многонациональным и многоконфессиональным 1. Научные конференции, организуемые ИГИ РНБ совместно с РГО Генеральными консульствами разных стран в Петербурге вносят свою лепту в изучение генеалогии и истории...»

«ФАНТАСТИКА И ТЕХНОЛОГИИ (памяти Станислава Лема) Сборник материалов Международной научной конференции 29–31 марта 2007 г. САМАРА 2009 УДК 82.09 ББК Ч 486 Ф 22 В сборник включены материалы, представленные авторами на Международную научную конференцию Фантастика и технологии (памяти С. Лема), проходившую 29–31 марта 2007 года в Самарском государственном аэрокосмическом университете. Редакционная коллегия: А. Ю. Нестеров, Е. Р. Кузнецова. Печатается по решению редакционно-издательского совета...»

«Уважаемые участники конференции памяти М.В. Доброклонского! Предлагаем вашему вниманию программу конференции, которая будет проходить с 24 по 26 апреля 2012 года. Начало утренних заседаний в 11.00, дневных – в 14.00. С 13.00 до 14.00 приглашаем всех участников и гостей конференции на кофе-брейк. В первый и второй день заседание будет проходить в двух секциях, секция 1 в аудитории 307, секция 2 в аудитории 306. Обращаем ваше внимание, что в связи с большим количеством участников – более...»

«Костромина Эллина Викторовна учитель истории и обществознания Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Гапкинская средняя общеобразовательная школа хутор Гапкин, Константиновский район, Ростовская область ТЕХНОЛОГИИ СОВРЕМЕННОГО УРОКА ОБОБЩАЮЩИЙ УРОК ПО ОБЩЕСТВОЗНАНИЮ В 11 КЛАССЕ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Цель: в ходе повторения и закрепления знаний по теме: Политическая жизнь современного общества способствовать формированию политической культуры обучающихся;...»

«ПОБЕДИТЕЛИ 68 НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 АПРЕЛЯ 2011 Г. СЕКЦИЯ ИСТОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ 1 место: Жерносек А. Ю., 2 курс, МО 2 место: Назаренко А. М., 3 курс, МО 3 место: Ших К. В., 1 курс, МО СЕКЦИЯ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ 1 место: Беспанская Н. С., 4 курс, МО 2 место: Рублевский И. Ю., 2 курс, МО 3 место: Чернявская Е. И.,,3 курс, МО СЕКЦИЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ГОСУДАРСТВ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ 1 место: Лесная И. Н., 4 курс, МО 2...»

«306 Материалы VII Межрегиональной геологической конференции Заварицкий А.Н. // Большая советская энциклопедия. 3 изд. Т. 9. М., 1972. С. 267. Кринов Е.Л. Метеориты / Отв. ред. А.Н. Заварицкий. М.; Л.: Изд во АН СССР, 1948. 336 с. Кринов Е.Л. Основы метеоритики / Под ред. В.Г. Фесенкова. М., 1955. 392 с. Маракушев А.А. Петрология. М.: Изд во МГУ, 1988. 311 с. Резанов И.А. История взорвавшейся планеты / Отв. ред. Г.М. Идлис. М.: Наука, 2004. 184 с. К ИСТОРИИ ИЗУЧЕНИЯ И ОСВОЕНИЯ ПРИРОДНЫХ И...»

«Международная научно-практическая конференция Современное общество, образование и наук а (Россия, Тамбов 30 июня 2014 г.) Pidzhakov A.Yu. St. Petersburg State University of Civil Aviation Technological Terrorism as a Threat to Humanity Современное общество, образование и наука: сб. науч. тр. по мат-лам Междунар. науч.-практ. конф. 30 июня 2014 г.: Часть 5. Тамбов, 2014. http://ucom.ru/doc/conf/2014_06_30_05.pdf Абдулова Ж.Р. КНР, Уханьский Университет Республика Казахстан в системе...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ИСТОРИИ, ФИЛОЛОГИИ (ВЗГЛЯД МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ И АСПИРАНТОВ) Сборник статей научно-практической конференции Актуальные проблемы отечественной и зарубежной истории, филологии (взгляд молодых ученых и аспирантов) (г. Казань, 27 февраля 2013 г.) Казань – 2013 1 УДК 9 (с) ББК 63.1 Пр. 229/134 А 43 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная...»

«Ярославская областная универсальная научная библиотека им. Н. А. Некрасова Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Кафедра краеведения и музеологии Книжная культура Ярославского края материалы научной конференции 10-11 октября 2007 г. Ярославль, 2007 УДК 94(47-2Ярославль) ББК 63.3(2)-7 К53 Редколлегия: Полознев Д. Ф., (отв. ред.) кандидат исторических наук, директор ЯОУНБ им. Н. А. Некрасова Марасанова В. М., доктор исторических наук, профессор ЯрГУ им. П. Г. Демидова...»

«РЕШЕНИЕ Второй Международной конференции по фундаментальным проблемам устойчивого развития в системе природа – общество – человек, посвящённой итогам Мирового Саммита РИО+20 и 155-летию К.Э.Циолковского (29-30 октября 2012 года, Россия, Московская обл., г. Дубна, Университет Дубна) Преамбула Участники Второй Международной конференции по фундаментальным проблемам устойчивого развития в системе природа – общество – человек поддерживают итоговый документ, выводы и рекомендации Мирового Саммита...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2009 История №1(5) I. МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ 90 ЛЕТ ИСТОРИЧЕСКОМУ ОБРАЗОВАНИЮ В СИБИРИ, АПРЕЛЬ 2008 г. УДК 930.001.12 Б.Г. Могильницкий ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ТОМСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ В ДИАЛЕКТИКЕ МАКРО- И МИКРОПОДХОДОВ Рассматривается развитие исторического образования в Томском университете с послевоенного времени до наших дней как часть научно-образовательного процесса России. Ключевые слова: историческая наук а, Томский университет. Цель статьи...»

«Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации Администрация Владимирской области Департамент социальной защиты населения ПУТИ ПРЕОДОЛЕНИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ СТАРЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КОНТЕКСТЕ РЕАЛИЗАЦИИ МАДРИДСКОГО ПЛАНА ДЕЙСТВИЙ ПО ПРОБЛЕМАМ СТАРЕНИЯ МАТЕРИАЛЫ ОКРУЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 27 сентября 2012 года Суздаль 2012 1 2 Мартынов Сергей Алексеевич Заместитель Губернатора Владимирской области Мы рады приветствовать вас на древней Владимирской земле, которая славится...»

«Министерство культуры Ставропольского края Государственное учреждение культуры Пятигорский краеведческий музей Археология и краеведение Кавминвод в контексте межрегиональных связей и контактов сборник материалов межрегиональной научной конференции 17-18 ноября 2011 г. К 100-летию со дня рождения и 25-летию памяти А.П. Рунича (1911-1986) Пятигорск - 2011 1 К 100-летию со дня рождения и 25-летию памяти А.П. Р У Н И Ч А НОВИЧИХИН А. М., г. Анапа, Анапский филиал Сочинского госуниверситета туризма...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Историко-архивный институт РОССИЙСКОЙ факультет архивного дела ФЕДЕРАЦИИ ИСТОРИЯ УЧЕНЫХ СТЕПЕНЕЙ В РОССИИ И ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ (ХII-ХХвв.) Материалы научной конференции 14 февраля 1998г. Москва История ученых степеней в России и Западной Европе (ХП-ХХвв.): Материалы науч.конф. Москва, 14 февр. 1998г./ Сост.: Е.А.Антонова; РГГУ. ИАИ. Каф.отеч. истории древнего мира и ср. веков. М, 1998. 131с....»

«ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ РАБОТНИКОВ ТОРГОВЛИ, ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ И ПОТРЕБКООПЕРАЦИИ г. МОСКВЫ 100 лет на защите интересов работников отрасли МОСКВА — 2005 Вступление В 2005 году профсоюз работников торговли отмечает знаменательную дату — 100 летие профсоюзного движения торговых служащих. Вековая история профсоюза интересна и многогранна. Время и политиче ские изменения в стране корректировали действия и задачи профсоюза. Но всегда он находился на переднем крае борьбы за улучшение жизни...»

«Синтез в русской и мировой художественной культуре: материалы X научно-практической конференции, посвященной памяти А. Ф. Лосева, 251 страниц, 590472912X, 9785904729127. В сборнике опубликованы статьи, которые могут быть использованы в ходе исследований и практической деятельности Опубликовано: 15th February 2008 Синтез в русской и мировой художественной культуре: материалы X научно-практической конференции, посвященной памяти А. Ф. Лосева СКАЧАТЬ http://bit.ly/1gXzC0c Народная и дтская...»

«УРАЛЬСКОЕ ИСТОРИКО-РОДОСЛОВНОЕ ОБЩЕСТВО АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДСКОГО ОКРУГА РЕФТИНСКИЙ РЕФТИНСКОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ КРАЕВЕДОВ И РОДОВЕДОВ МКУ ЦЕНТР КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА ГО РЕФТИНСКИЙ МАТЕРИАЛЫ VIII НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ВОЗРОЖДЕНИЕ РОДОСЛОВНЫХ ТРАДИЦИЙ п. Рефтинский, 2013 Уральское историко-родословное общество Администрация городского округа Рефтинский Рефтинское объединение родоведов и краеведов Муниципальное казённое учреждение Центр культуры и искусства городского округа Рефтинский...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.