WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Камчатский филиал Тихоокеанского института географии

ДВО РАН

Камчатская Лига Независимых Экспертов

СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

КАМЧАТКИ

И ПРИЛЕГАЮЩИХ МОРЕЙ

Доклады

VII международной научной конференции

28–29 ноября 2006 г.

Conservation of biodiversity of Kamchatka and coastal waters Proceedings of VII international scientific conference Petropavlovsk-Kamchatsky, November 28–29 2006 Петропавловск-Камчатский 2007 ББК 28.688 С54 Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Доклады VII международной научной конференции, посвященной 25-летию организации Камчатского отдела Института биологии моря. – Петропавловск-Камчатский: изд-во «Камчатпресс», 2007. – 152 с.

Сборник включает отдельные доклады состоявшейся 28–29 ноября 2006 г. в Петропавловске-Камчатском VII международной научной конференции по проблемам сохранения биоразнообразия Камчатки и прилегающих к ней морских акваторий. Рассматривается история изучения и современное биоразнообразие отдельных групп флоры и фауны полуострова и прикамчатских вод. Обсуждаются теоретические и методологические аспекты сохранения биоразнообразия в условиях возрастающего антропогенного воздействия.

Редакционная коллегия:

Р.С. Моисеев, к.э.н., А.М. Токранов, к.б.н. (отв. редактор), О.А. Чернягина Перевод на английский Т.А. Пинчук Издано по решению Ученого Совета КФ ТИГ ДВО РАН © Камчатский филиал Тихоокеанского института географии ДВО РАН, © РОО Камчатская Лига Независимых ISBN 978-5-9610-0081-8 Экспертов, 

ВВЕДЕНИЕ

В представленных в настоящем сборнике десяти докладах участников седьмой международной научной конференции «Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей», состоявшейся 28–29 ноября 2006 г. в Петропавловске-Камчатском, освещены итоги изучения печеночников Камчатки и тополевых редколесий на вулканических отложениях Толбачинского дола в Ключевской группе вулканов; обобщены материалы по биологии двух массовых в тихоокеанских водах Камчатки и северных Курильских островов видов макрурусов – малоглазого и пепельного, а также представлена информация о современном состоянии планктонного сообщества оз. Лиственничное (Юго-Восточная Камчатка) и некоторых чертах биологии проходной трехиглой колюшки в бассейне р. Камчатка.

Рассмотрена роль орнитологических заказников в сохранении биоразнообразия Камчатки; проанализированы биологические показатели различных стад нерки Восточной Камчатки, Корякского нагорья и некоторых других регионов; показана необходимость дифференцированного, вплоть до индивидуального подхода к созданию особо охраняемых природных территорий в конкретных природно-общественных условиях. Особый интерес представляют сведения о распространении и экологии озерной лягушки в Паратунской долине и результаты выполненного с применением ГИС-технологий анализа Красной книги Камчатки и Красной книги России, подтверждающие, что объект Всемирного Природного и Культурного Наследия ЮНЕСКО «Вулканы Камчатки» – это территории, на которых сохранились во всем многообразии находящиеся под угрозой исчезновения и имеющие выдающуюся с точки зрения наук

и универсальную ценность виды и сообщества.

Оргкомитет надеется, что все эти доклады позволят получить более полное представление о современном биоразнообразии Камчатки и прилегающих к ней морских акваторий и будут полезны при разработке мероприятий, направленных на его сохранение.

Оргкомитет конференции

INTRODUCTION

The present publication contains ten reports of the participants of the Seven International Scientific Conference “Conservation of biodiversity of Kamchatka and adjacent seas” held on November 28-29, in Petropavlovsk-Kamchatsky. These reports highlighted the results of scientific investigations on liverworts of Kamchatka and poplar open woodlands on volcanic deposits of Tolbachinskiy Dol in Kluychevskaya volcanic group; summarized scientific data on biology of two mass grenadier species – “giant” and “popeye” grenadiers as well as information on current state of plankton community in Listvennichnoye Lake (south-east Kamchatka) and some biological features of anadromous threespine stickleback in Kamchatka River watershed.

In the presented reports a significance of ornithological zakazniks for biodiversity conservation of Kamchatka is reviewed; biological features of different sockeye salmon stocks of the eastern Kamchatka, Koryak Plateau and some other regions are analyzed; the need of differentiated, up to individual approach for establishing of the protected areas in specific nature-social conditions is demonstrated. The particular interest aroused information on distribution and ecology of marsh frog in Paratunskaya valley as well as GIS-based analysis of “The Red Data Book of Kamchatka” and “The Red Data Book of Russian Federation”, confirmed that World Heritage Site “Volcanoes of Kamchatka” are the areas where endangered species and communities having a prominent universal value in scientific perspective persisted in the whole diversity.

The Organizing Committee hopes that the materials published in these reports will provide the more complete conception about the present-day biodiversity of Kamchatka and adjacent water areas and will be useful at elaboration of measures directed on its conservation.



Organizing committee of the conference Бугаев В.Ф., Бугаев А.В., Дубынин В.А. Биологические показатели стад нерки Oncorhynchus nerka Восточной Камчатки, Корякского нагорья Бугаев В.Ф., Токранов А.М., Базаркин Г.В. Некоторые вопросы биологии проходной трехиглой колюшки Gasterosteus aculeatus Бухалова Р.В., Велигура Е.М. Лягушка озерная Rana ridibunda (Pallas, 1771) в Паратунской долине (Юго-Восточная Камчатка) Герасимов Н.Н., Герасимов Ю.Н. Роль орнитологических заказников Кириченко В.Е., Чернягина О.А. Геоинформационное обеспечение сохранения биологического разнообразия объекта Всемирного Природного и Культурного Наследия ЮНЕСКО «Вулканы Камчатки» Лепская Е.В., Базаркина Л.А., Куренков И.И., Погодаев Е.Г., Бонк Т.В., Шубкин С.В., Охлопков О.К. Современное состояние планктонного сообщества оз. Лиственничное (Юго-Восточная Камчатка) Моисеев Р.С., Лобков Е.Г., Карпухин Н.С., Звягинцев В.Б. К вопросу о типологии особо охраняемых природных территорий при сохранении Нешатаева В.Ю., Вяткина М.П., Головнева Л.Б., Гимельбрант Д.Е., Чернядьева И.В., Оскольский А.А., Степанчикова И.С. Тополевые редколесья на вулканических отложениях Толбачинского дола в Ключевской группе вулканов (Центральная Камчатка) (геоботаническая, бриофлористическая и лихенобиотическая характеристика) Орлов А.М., Абрамов А.А., Токранов А.М. Некоторые черты биологии малоглазого Albatrossia pectoralis и пепельного Coryphaenoides cinereus макрурусов в тихоокеанских водах северных Курильских островов

ПЕЧЕНОЧНИКИ КАМЧАТКИ: ИТОГИ ИЗУЧЕНИЯ

В.А. Бакалин Камчатский филиал Тихоокеанского института географии (КФ ТИГ) ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский – Биолого-почвенный институт (БПИ) ДВО РАН, Владивосток История исследования печеночников Камчатки насчитывает уже более 200 лет. За это время на полуострове было выявлено 218 видов этой группы мохообразных, что является наивысшим показателем богатства среди региональных флор в России. Распространение таксонов по территории, а также генезис флоры в целом пока выяснены неудовлетворительно.

LIVERWORTS OF KAMCHATKA: THE RESULTS OF STUDY

V.A. Bakalin Kamchatian Branch of Pacific Institute of Geography (KB PIG) FED RAS, Petropavlovsk-Kamchatsky – Institute of Biology and Soil Science (IBSS) FEB RAS, Vladivostok The history of study of liverworts in Kamchatka Peninsula includes more then 200 years. At present 218 taxa of this group of bryophytes were found in the Peninsula, and that is the highest level of taxonomical richness among regional floras in Russia. Unfortunately, the distributions of each taxon within Kamchatka as well as genesis of the flora in the whole are not yet studied well.

Когда иностранцев спрашиваешь, какие районы России им известны, в большинстве случаев слышишь: «Камчатка и Байкал». Так же и в России, любой гражданин знает, что где-то далеко на востоке есть загадочная страна – Камчатка, страна богатая рыбой и вулканами, и совсем может не иметь представления, например, о Становом Нагорье или Сихотэ-Алине. Можно высказывать много предположений, почему с момента первого своего более или менее достоверного описания – атласовских «Сказок» и официального присоединения к империи этот в общем незначительный по площади полуостров (в 12 раз меньше, чем, например, Якутия) привлекал столько внимания. Оно проявилось в организации двух Камчатских экспедиций под руководством Витуса Беринга, и в шведских «Vega-Expedition» 1875 г.

и 1922–1923 гг. под руководством Стена Бергмана, и при организации Первой Русской кругосветной экспедиции под началом И.Ф. Крузенштерна, обязательным пунктом которой было посещение Камчатки.

Полуостров в разное время посетили выдающиеся ученые: Г.В. Стеллер, Г. Лангсдорф, К. Дитмар, В.Л. Комаров, Э. Хультен. Список этот можно продолжать еще долго. Исследователи ехали на Камчатку, убеждали меценатов и государственных финансистов в том, что вкладывать деньги в ее изучение необходимо. Разумеется, делалось это не из каких-то туристических позывов (хотя таким примерам тоже не счесть числа), а прежде всего потому, что природа Камчатки поистине уникальна и чрезвычайно интересна.

С чем сталкивались исследователи, приезжавшие на Камчатку и в начале 18, и в начале 21 века?

С чрезвычайно слабым развитием транспортных путей, дороговизной перемещений, самодурством местного начальства, инертностью местного населения (а некогда и агрессивным неприятием пришельцев).

То, что я пишу, – не просто слова, они прекрасно подтверждаются состоянием изученности Камчатки.

Какие знания о биоте имеет научное сообщество сейчас, после того как в разностороннее изучение Камчатки были вложены колоссальные средства? Список сосудистых растений, списки мхов и печеночников, вполне удовлетворительно отражающие общий таксономический состав флоры, но малоудовлетворительно отражающие распространение каждого вида по территории полуострова. В зоологии более или менее подробные данные мы имеем лишь по рыбам, птицам и млекопитающим – крупным и заметным Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей объектам, да еще и в большинстве своем имеющим народно-хозяйственное значение. Дальнейшее перечисление уже пойдет со знаком «–». Нет сводных списков по пресноводным водорослям, грибам, миксомицетам; неудовлетворительно изучены лишайники Камчатки; по насекомым имеем лишь отрывочные сведения по отдельным группам, сводный список отсутствует; о других беспозвоночных мы вообще скорее ничего не знаем, чем знаем; отсутствует пока детальное описание всех растительных сообществ Камчатки; в смежных дисциплинах нет ни сводного кадастра почв, ни описания ландшафтов.





В ряде случаев описанная ситуация формировала у исследователей, никогда на Камчатке не бывших, представление о бедности ее биоты, в частности флоры. В действительности относительно бедной (всего около 1 166 видов и подвидов) является флора сосудистых растений (Якубов, Чернягина, 2004).

Однако, как показывают результаты исследований мохообразных, лишайников, активный вулканизм и фактически островное положение полуострова не выразилось в скудости видового состава этих групп по сравнению с прилегающими территориями. Этот факт, по-видимому, объясняется двумя причинами:

способностью мелких организмов находить экологические микрониши и переживать в них эпохи катаклизмов (будь то плейстоценовые оледенения или катастрофические извержения) и, во-вторых, значительная легкость переноса зачатков этих организмов (главным образом спор) из сопредельных регионов.

Причины климатического характера, выдвигаемые для объяснения относительной бедности сосудистыми растениями арктических районов Евразии, в отношении Камчатки кажутся неуместными. Настоящее явление, описываемое нами для Камчатки впервые, очевидно проявилось при изучении печеночников региона. К моменту написания этого доклада на Камчатке зарегистрировано 218 видов печеночников, что превышает приблизительно на 30 видов списки для наиболее хорошо изученных и богатых печеночниками регионов России (Мурманская область и Якутия).

Обратимся к истории изучения печеночников Камчатки. Начало ее было положено доктором Горфратом Тилезиусом – участником упоминавшейся кругосветной экспедиции под руководством Крузенштерна. Им было собрано 8 видов, определенных и опубликованных G. Wahlenberg (1811). В том числе один вид был описан как новый для науки (Marchantia saccata Wahlenb. = Asterella saccata (Wahlenb.) A.

Evans). К сожалению, ни в статье, ни в этикетках, прилагаемых к материалу, не отражены условия произрастания и места сбора. Остается только предполагать, что коллекция была собрана в окрестностях Авачинской бухты, посещенной экспедицией Крузенштерна. Это обстоятельство тем более печально, что с тех пор не были найдены два вида из списка Wahlenberg – это уже упоминавшаяся Asterella saccata и Targionia hypophylla L. Упоминание второго вида для окрестностей Оксинских горячих ключей (Bakalin, 2003) ошибочно и основывается на неверном определении Conocephalum japonicum (Thunb.) Grolle.

Следующая публикация (Arnell, 1927) основана на определении образцов, собранных Хультеном, главным образом, в окрестностях Петропавловска-Камчатского, Усть-Большерецка и ряде вулканов на западе Южной Камчатки. H.W. Arnell приводит список из 28 видов, в том числе Nardia kamtschatica Arnell описывается как новый вид (впоследствии сведена в синонимы с Nardia assamica (Mitt.) Amakawa).

В нескольких случаях указываются экологические условия произрастания и высота над уровнем моря, и везде приводятся сведения о наличии в изученном материале растений с вегетативными и генеративными органами размножения. Вместе с Хультеном на Камчатке работал шведский энтомолог Р. Малез (R. Malaise). Он находился на полуострове до 1926 года, и им, в частности, был обследован ряд точек в Центральной Камчатке (вулкан Анаун и др.). Отличаясь разносторонними интересами, этот ученый собрал неплохую коллекцию печеночников, которая была определена и опубликована лишь в 1970 г.

Германом Перссоном (H. Persson). В той же статье автор приводит данные определений остававшихся неизученными сборов Тилезиуса и Хультена. Всего им перечисляется 40 видов.

Таким образом, на протяжении 170 лет исследований для Камчатки указывалось около 50 таксонов печеночников. Указанная мной ранее экстраполяция бедности состава сосудистых растений на другие группы, вероятно, и привела к исключительной по своей неверности фразе в цитируемой работе Перссона, а именно, что «число известных с Камчатки мохообразных впоследствии увеличится на 30–40 %»

(Persson, 1970. С. 290). Исследования последних менее чем 10 лет увеличили это число не на 30–40 %, а на 340 %. Чрезвычайная активность проведения исследований в последние годы объясняется целым рядом причин. Это и публикация ранее собранного и обработанного материала, и конкурентные взаимоотношения специалистов, заставляющие работать быстрее и активнее печататься, но главным, видимо, является то, что благодаря грантовой системе финансирования наконец появилась возможность выезжать небольшими мобильными группами (даже в одиночку) и проводить исследования почти без оглядки на общие направления работы и региональную принадлежность института.

Итак, следующая специальная публикация по печеночникам Камчатки появилась в 2001 г. (Благодатских, Дуда, 2001). В ней освещаются результаты определения сборов, выполненных Л.С. Благодатских в 1985 г. на территории Кроноцкого заповедника и вблизи Авачинской сопки. Материал был изучен чешским гепатикологом Й. Дудой. Всего приведены сведения об экологии и распространении 22 видов печеночников, в том числе Solenostoma fusiforme (Steph.) R.M. Schust. (как Jungermannia fusiformis Steph.) указана впервые для России. В 2002 г. на основании определения А.Д. Потемкиным образцов, собранных И.В. Чернядьевой в начале 1990-х годов в Южно-Камчатском заказнике, опубликован список печеночников с этой территории (Чернядьева, Потемкин, 2002). Каждый вид аннотирован сведениями о распространении по территории заказника, экологических условиях произрастания и наличии в образцах растений с генеративными и вегетативными органами размножения.

В 2003 г. мною предпринята попытка синтеза уже накопленных к тому времени данных. Был опубликован «Предварительный список печеночников полуострова Камчатка» (Bakalin, 2003). К тому времени для Камчатки указывалось 80 видов печеночников. Обработав собственные сборы 2001 и 2002 гг., удалось пополнить этот список еще 78 видами. Таким образом, известное таксономическое разнообразие этой группы растений составило тогда 158 видов. В меньшем объеме я повторил ошибку, сделанную Перссоном. Анализируя возможный предел богатства камчатской флоры, я предположил, что число видов, произрастающих на Камчатке, превышает известное на 20 %. Тем не менее к настоящему моменту число видов увеличилось уже почти на 50 %, и при этом, очевидно, предел еще не достигнут. Каждый вид в «Предварительном списке…» аннотирован по распространению на территории полуострова, в некоторых случаях приведены комментарии касательно экологических условий произрастания, а также номенклатуры и систематики таксонов.

В 2003 г. Чернядьева и Потемкин публикуют статью по бриофлоре Юго-Западной Камчатки, где перечисляется 57 видов печеночников, из которых 4 – новые для полуострова. Потемкин в том же году описывает местонахождения 25 видов редких (по данным, имевшимся в то время) видов, в том числе 4 таксона указываются для полуострова впервые. В обеих последних работах приводятся сведения об экологических условиях мест произрастания и виды-спутники. Нешатаева и др. (2003) в подробном фитоценотическом описании каменноберезовых лесов Юго-Западной Камчатки перечисляет в геоботанических таблицах 16 видов. В следующем году мною (Бакалин, 2004а) публикуется краткий отчет о проведенном исследовании печеночников Западной Камчатки и перечисляется 41 вид. Нешатаева и др. (2004а) описывают чозениевые леса Юго-Западной Камчатки и упоминают 2 вида печеночников. Потемкин и Бакалин (2004) составили и опубликовали список редких печеночников Камчатки и Командорских островов, предлагаемых к включению в Красную книгу Камчатки. Список включает 57 видов. 8 более или менее широко распространенных видов приводят Нешатаева и др. (2004а) в описании еловых лесов бассейна реки Еловка. Наконец, в декабре 2004 г. Н.А. Константинова с соавторами (2004) освещают морфологию и экологию недавно описанного и малоизвестного вида Cephalozia pachycaulis R.M. Schust., обнаруженного в России в последние годы в Прибайкалье и на Камчатке.

В 2005 г. Чернядьева и др. опубликовали список мохообразных окрестностей Мутновских горячих источников (Южная Камчатка), включающий 39 видов печеночников (в том числе 2 упомянуты для полуострова впервые). В том же году мною (Бакалин, 2005) публикуются первые сведения о распространении и экологии в России представителей двух монотипных родов (Schofieldia Godfrey и Cryptocoleopsis Amakawa), найденных на Камчатке. Осенью 2005 г. Нешатаева и др. в сообщении, посвященном описанию пойменных лесов Юго-Западной Камчатки, приводят сведения о распространении 19 видов печеночников, включая 1 – новый для региона. К сожалению, упомянутый ими как новый для полуострова Lophocolea bidentata (L.) Dumort. (как Chiloscyphus cf. coadunatus (Sw.) J.J. Engel et R.M. Schust.) при переизучении образца, проведенном мною, оказался все же угнетенной формой Lophocolea heterophylla (Schrad.) Dumort.

Высокая интенсивность проведения исследований в последние 3–4 года вызвала необходимость издания значительного списка дополнений к флоре Камчатки, а также обзора новейших публикаций, содержащих сведения по флоре печеночников Камчатки. Мною (Bakalin, 2005) был опубликован список, содержащий новые сведения о распространении 150 видов печеночников по территории полуострова, в том числе 33 указано для Камчатки впервые. Указанная статья также снабжена приложением, где перечисляются в алфавитном порядке все ранее упоминавшиеся для полуострова таксоны. В данной работе резюмируется, что в совокупности на Камчатке отмечено 202 вида, и это является наивысшим показателем богатства среди региональных флор России.

Исследования на публикации указанного списка дополнения не закончились. Потемкин (2005) публикует сведения о произрастании 60 видов печеночников в бассейне реки Левый Кихчик (Западная Камчатка), в том числе 6 видов приводится для полуострова впервые. С учетом этих новых данных, а также в результате определения недавних коллекций мной был составлен список печеночников полуострова Камчатка, насчитывающий 218 видов. Число это, видимо, не является окончательным, и еще не менее 10 таксонов может быть обнаружено на территории Камчатского края.

После представленного здесь обзора может создаться радужное впечатление о степени исследованности флоры печеночников Камчатки. В действительности же приходится констатировать, что вполне значительное число известных таксонов отражает лишь общее богатство флоры региона и не более. Как, где растут, откуда попали на Камчатку представители этой группы растений, пока сказать мы не можем почти ничего.

Совершенно очевидно, что реликтов плиоценовой флоры (и тем более ранних эпох) на Камчатке остались единицы. Из печеночников к ним относится, вероятно, лишь Riccardia chamaedryfolia Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей (With) Grolle, обнаруженная на Западной Камчатке приблизительно в том же месте, где найден и Osmundastrum asiaticum (Fern) Tagawa – несомненный реликт теплых эпох. Современная флора в общих чертах была сформирована в течение плейстоцена, и процесс этот, по-видимому, продолжается и в настоящее время. Строго говоря, за исключением случаев дальнего переноса зачатков ветром и птицами, путей на полуостров было всего три. Северный – через перешеек Рекиникского дола, Южный – через Курильские острова и Восточный – через Командоро-Алеутскую дугу. Как видно, два последних пути никогда не образовывали сплошного сухопутного моста, а первый, хоть и является сплошным сейчас, часто прерывался в прошлом, во-первых, а во-вторых, настолько однообразен в ландшафтном отношении, что, пожалуй, миграция по нему столь же сложна, как и по другим двум путям.

Сложность проникновения, еще более усугубленная вулканизмом и периодическими оледенениями, ясно выражена довольно низким разнообразием сосудистых растений. Мохообразным в этом отношении проще – мелкие размеры, позволяющие находить убежища-микрониши; пойкилогидричность, облегчающая перенесение даже сильных климатических колебаний; легкость спор по сравнению с семенами сосудистых растений, обеспечивающая перенос на более дальние расстояния. Перечисленные факторы, вкупе с ландшафтным и климатическим разнообразием местности, способствовали формированию поистине богатых флор, как мхов, так и печеночников. К сожалению, детальный разбор вопроса о миграциях на настоящем этапе невозможен вследствие слабой изученности флоры сопредельных территорий, как Курилы, Алеуты и Корякское нагорье. Можно выразить лишь надежду, что этот пробел будет заполнен в ближайшем будущем. А на настоящем этапе исследований нахожу целесообразным представить общий список печеночников полуострова Камчатка в систематическом порядке. Полный конспект с указанием сопутствующих видов, экологических условий произрастания, распространения в настоящее время подготавливается мной к печати. Список составлен на основании имеющихся гербарных образцов и литературных источников, описанных выше.

Расположение семейств приведено согласно схеме R. Grolle в Nomina generica Hepaticarum (1983), за исключением Lophozioideae Macv., которое рассматривается как самостоятельное семейство Lophoziaceae Cavers, и перемещения Scapaniaceae Migula непосредственно следом за Lophoziaceae. Род Leiocolea (Mull.Frib.) H. Buch помещается в Jungermanniaceae. Виды и роды внутри семейства размещены в алфавитном порядке.

Herbertaceae 1. Herbertus aduncus (Dicks.) Gray Pseudolepicoleaceae 2. Blepharostoma trichophyllum (L.) Dumort.

2a. var. trichophyllum 2b. – var. brevirete Bryhn et Kaal.

Lepidoziaceae 3. Bazzania bidentula (Steph.) Steph.

4. Bazzania ovifolia (Steph.) Hatt.

5. Bazzania tricrenata (Wahlenb.) Lindb.

6. Kurzia makinoana (Steph.) Grolle 7. Lepidozia reptans (L.) Dumort.

Calypogeiaceae 8. Calypogeia azurea Stotler et Crotz 9. Calypogeia integristipula Steph.

10. Calypogeia muelleriana (Schiffn.) Mull.Frib.

11. Calypogeia neesiana (C. Massal. et Carest) Mull.Frib.

12. Calypogeia neogaea (R.M. Schust.) Bakalin comb. nov. – Basionym: Calypogeia fissa subsp. neogaea R.M. Schust. Hepaticae and Anthocerotae North Amer. 1969. Vol. 2 P. 169.

13. Calypogeia sphagnicola (H.Arnell & J.Perss.) Warnst. & Loeske Cephaloziaceae 14. Cephalozia ambigua C.Mass.

15. Cephalozia bicuspidata (L.) Dumort.

16. Cephalozia connivens (Dicks.) Lindb.

17. Cephalozia leucantha Spruce 18. Cephalozia loitlesbergeri Schiffn.

19. Cephalozia lunulifolia (Dumort.) Dumort.

20. Cephalozia otaruensis Steph.

21. Cephalozia pachycaulis Schust.

22. Cephalozia pleniceps (Aust.) Lindb.

23. Cladopodiella fluitans (Nees) Buch 24. Cladopodiella francisci (Hook.) Buch ex Joerg.

25. Hygrobiella laxifolia (Hook.) Spruce 26. Odontoschisma elongatum (Lindb.) Evans 27. Odontoschisma macounii (Aust.) Underw.

28. Pleurocladula albescens (Hook.) Grolle 29. Schofieldia monticola Godfrey Cephaloziellaceae 30. Cephaloziella arctogena (Schust.) Konst.

31. Cephaloziella divaricata (Sm.) Schiffn.

32. Cephaloziella elegans (Heeg.) Schiffn.

33. Cephaloziella grimsulana (Jack ex Gott. & Rabenh.) Lacout 34. Cephaloziella cf. hampeana (Nees) Schiffn.

35. Cephaloziella rubella (Nees) Warnst.

36. Cephaloziella spinigera (Lindb.) Joerg.

37. Cephaloziella uncinata Schust.

38. Cephaloziella varians (Gottsche) Steph. (= Cephaloziella arctica Bryhn & Douin)) Antheliaceae 39. Anthelia julacea (L.) Dumort.

40. Anthelia juratzkana (Limpr.) Trev.

Jungermanniaceae 41. Crossogyna autumnalis (DC) Schljakov 42. Cryptocolea imbricata Schust.

43. Cryptocoleopsis imbricata Amakawa 44. Jungermannia atrovirens Dumort.

45. Jungermannia borealis Damsh. & Vana 46. Jungermannia eucordifolia Schljak.

47. Jungermannia exsertifolia Steph.

48. Jungermannia polaris Lindb.

49. Jungermannia pumila With.

50. Leiocolea bantriensis (Hook.) Joerg.

51. Leiocolea gillmanii (Aust.) Evans 52. Leiocolea heterocolpos (Thed. ex Hartm.) Buch 53. Leiocolea rutheana (Limpr.) Mull. Frib.

54. Mylia anomala (Hook.) S.Gray 55. Nardia assamica (Mitt.) Amakawa 56. Nardia breidleri (Limpr.) Lindb.

57. Nardia compressa (Hook.) S.Gray 58. Nardia geoscyphus (De Not.) Lindb.

59. Nardia insecta Lindb.

60. Nardia japonica Steph.

61. Nardia scalaris S.Gray 62. Nardia unispiralis Amak.

63. Plectocolea hyalina (Lyell) Mitt.

64. Plectocolea infusca Mitt. var. ovalifolia Amakawa 65. Plectocolea obovata (Nees) Lindb.

66. Plectocolea obscura A. Evans 67. Plectocolea subelliptica (Lindb. ex Kaal.) Evans 68. Plectocolea vulcanicola Schiffn.

69. Solenostoma caespiticium (Lindenb.) Steph.

70. Solenostoma confertissimum (Nees) Schljak.

71. Solenostoma fusiforme (Steph.) R.M. Schust.

72. Solenostoma gracillimum (Sm.) Schust.

73. Solenostoma jenseniana (Grolle) Bakalin 74. Solenostoma koreanum Steph.

75. Solenostoma sphaerocarpum (Hook.) Steph.

75a. – var. sphaerocarpum 75b. – var. nana (Nees) Schust.

Lophoziaceae 76. Anastrophyllum michauxii (F. Weber) H. Buch 77. Anastrophyllum sphenoloboides Schust.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей 78. Barbilophozia barbata (Schmid. ex Schreb.) Loeske 79. Barbilophozia hatcheri (Evans) Loeske 80. Barbilophozia lycopodioides (Wallr.) Loeske 81. Barbilophozia rubescens (Schust. & Damsh.) Karttunen & Soederstroem 82. Gymnocolea inflata (Huds.) Dumort.

83. Isopaches bicrenatus (Schmid. ex Hoffm.) Buch 84. Isopaches decolorans (Limpr.) Buch 85. Lophozia ascendens (Warnst.) R.M. Schust.

86. Lophozia excisa (Dicks.) Dumort.

87. Lophozia heteromorpha R.M. Schust. et Damsh.

88. Lophozia lacerata N. Kitag.

89. Lophozia lantratoviae Bakalin 90. Lophozia longidens (Lindb.) Macoun 91. Lophozia pellucida Schust. -var. rubrigemma (Schust.) Bakalin 92. Lophozia polaris (Schust.) Schust. et Damsh.

93. Lophozia propagulifera (Gott.) Steph.

94. Lophozia savicziae Schljak.

95. Lophozia schusteriana Schljak.

96. Lophozia silvicola Buch 97. Lophozia silvicoloides Kitag.

98. Lophozia sudetica (Nees ex Hueb.) Grolle 99. Lophozia ventricosa (Dicks.) Dumort.

99a. – var. ventricosa 99b. – var. longiflora (Nees) Macoun 99c. – var. guttulata (Lindb. et H.W.Arnell) Bakalin 100. Lophozia wenzelii (Nees) Steph.

100a. – var. wenzelii 100b. – var. groenlandica (Nees) Bakalin 100c. – var. lapponica H.Buch et S.W. Arnell 101. Obtusifolium obtusum (Lindb.) S.W. Arnell 102. Orthocaulis attenuatus (Mart.) Evans 103. Orthocaulis binsteadii (Kaal.) H. Buch 104. Orthocaulis floerkei (F. Weber et D. Mohr) H. Buch 105. Orthocaulis hyperboreus (Schust.) Konst.

106. Orthocaulis kunzeanus (Hueb.) Buch 107. Orthocaulis quadrilobus (Lindb.) Buch 108. Protolophozia debiliformis (Schust.) Konst.

108a. – var. debiliformis 108b. – var. concolor R.M. Schust.

109. Saccobasis polita (Nees) Buch 110. Schistochilopsis grandiretis (Lindb. ex Kaal.) Konst.

111. Schistochilopsis hyperarctica (Schust.) Konst.

112. Schistochilopsis incisa (Schrad.) Konst.

113. Schistochilopsis laxa (Lindb.) Konst.

114. Schistochilopsis opacifolia (Culm. ex Meyl.) Konst.

115. Sphenolobus cavifolius (Buch & S.Arnell) K.Muell.

116. Sphenolobus minutus (Schreb.) Berggr.

117. Sphenolobus saxicola (Schrad.) Steph.

118. Tetralophozia setiformis (Ehrh.) Schljak.

119. Tritomaria exsecta (Schmid. ex Schrad.) Loeske 120. Tritomaria exsectiformis (Breidl.) Schiffn. ex Loeske 121. Tritomaria quinquedentata (Huds.) H. Buch Scapaniaceae 122. Diplophyllum albicans (L.) Dumort.

123. Diplophyllum obtusatum (Schust.) Schust.

124. Diplophyllum obtusifolium (Hook.) Dumort.

125. Diplophyllum taxifolium (Wahlenb.) Dumort.

126. Macrodiplophyllum microdontum (Mitt.) H.Perss.

127. Macrodiplophyllum plicatum (Lindb.) H.Perss.

128. Scapania brevicaulis Tayl.

129. Scapania curta (Mart.) Dumort.

130. Scapania cuspiduligera (Nees) Mull.Frib.

131. Scapania degenii (Schiffn) Mull.Frib.

132. Scapania glaucocephala (Tayl.) Aust.

133. Scapania gymnostomophila Kaal.

134. Scapania hyperborea Joerg.

135. Scapania irrigua (Nees) Nees 136. Scapania cf. kaurinii Ryan 137. Scapania lingulata H. Buch 138. Scapania mucronata H. Buch 139. Scapania obcordata (Berggr.) S. W. Arnell 140. Scapania obscura (Arnell et C.E.O. Jensen) Schiffn.

141. Scapania paludicola Loeske & Mull.Frib.

142. Scapania paludosa (Mull.Frib.) Mull.Frib.

143. Scapania parvifolia Warnst.

144. Scapania preatervisa Meylan 145. Scapania scandica (H.Arnell & Buch) Macv.

145a. – var. scandica 145b. – var. argudentata H. Buch 146. Scapania subalpina (Nees ex Lindenb.) Dumort.

147. Scapania uliginosa (Lindenb.) Dumort.

148. Scapania umbrosa (Schrad.) Dumort.

149. Scapania undulata (L.) Dumort.

Gymnomitriaceae 150. Eremonotus myriocarpus (Carr.) Lindb. & Kaal.

151. Gymnomitrion apiculatum (Schiffn.) K.Muell.

152. Gymnomitrion concinnatum (Lightf.) Corda 153. Gymnomitrion corallioides Nees 154. Gymnomitrion pacificum Grolle 155. Marsupella adusta (Nees) Spruce 156. Marsupella alpina (Gott. ex Limpr.) H.Bern 157. Marsupella boeckii (Aust.) Lindb. ex Kaal.

158. Marsupella brevissima (Dumort.) Grolle 159. Marsupella commutata (Limpr.) H.Bern.

160. Marsupella condensata (Aongstr. ex C.Hartm.) Lindb. ex Kaal.

161. Marsupella emarginata (Ehrh.) Dumort.

162. Marsupella cf. funckii (F.Web. et Mohr) Dumort.

163. Marsupella cf. sparsifolia (Lindb.) Dumort.

164. Marsupella sphacelata (Gieseke ex Lindenb.) Dumort.

165. Marsupella sprucei (Limpr.) H.Bern.

166. Marsupella tubulosa Steph.

167. Prasanthus suecicus (Gott.) Lindb.

Geocalycaceae 168. Chiloscyphus fragilis (A.Roth) Schiffn.

169. Chiloscyphus pallescens (Ehrh. ex Hoffm.) Dumort.

170. Chiloscyphus polyanthos (L.) Corda 171. Chilosсyphus rivularis (Schrad.) Hazsl.

172. Geocalyx graveolens (Schrad.) Nees 173. Harpanthus flotovianus (Nees) Nees 174. Lophocolea itoana H. Inoue 175. Lophocolea heterophylla (Schrad.) Dumort.

176. Lophocolea minor Nees Plagiochilaceae 177. Plagiochila porelloides (Torrey ex Nees) Lindenb. 05; Потемкин, 2005) Radulaceae 178. Radula complanata (L.) Dumort.

179. Radula constricta Steph.

180. Radula prolifera Arnell Ptilidiaceae 181. Ptilidium californicum (Aust.) Pears.

182. Ptilidium ciliare (L.) Hampe 183. Ptilidium pulcherrimum (G.Web.) Vain.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Frullaniaceae 184. Frullania bolanderi Aust.

185. Frullania davurica Hampe 186. Frullania dilatata (L.) Dumort.

Codoniaceae 187. Fossombronia sp.

Pelliaceae 188. Pellia endiviifolia (Dicks.) Dumort.

189. Pellia epiphylla (L.) Corda 190. Pellia neesiana (Gott.) Limpr.

Allisoniaceae 191. Calycularia crispula Mitt.

192. Calycularia laxa Lindb. et Arnell Pallaviciniaceae 193. Moerckia blyttii (Moerck) Brockm.

Blasiaceae 194. Blasia pusilla L.

Aneuraceae 195. Aneura pinguis (L.) Dumort.

196. Riccardia chamaedryfolia (With.) Grolle 197. Riccardia latifrons (Lindb.) Lindb.

198. Riccardia cf. palmata (Hedw.) Carruth.

Metzgeriaceae 199. Apometzgeria pubescens (Schrank) Kuwah.

200. Metzgeria furcata (L.) Dumort.

Targioniaceae 201. Targionia hypophylla L.

Conocephalaceae 202. Conocephalum conicum (L.) Und.

203. Conocephalum japonicum (Thunb.) Grolle Aytoniaceae 204. Asterella gracilis (F. Weber) Underw.

205. Asterella saccata (Wahlenb.) A. Evans 206. Mannia pilosa (Horn) Frey et Clark Cleveaceae 207. Athalamia hyalina (Sommerf.) Hatt.

208. Peltolepis quadrata (Saut.) K.Muell.

209. Sauteria alpina (Nees) Nees Marchantiaceae 210. Marchantia alpestris (Nees) Burgeff 211. Marchantia aquatica (Nees) Burgeff 212. Marchantia polymorpha L.

213. Preissia quadrata (Scop.) Nees Ricciaceae 214. Riccia cavernosa Hoffm.

215. Riccia huebeneriana Lindenb.

216. Riccia glauca L.

217. Riccia lamellosa Raddi 218. Ricciocarpos natans (L.) Corda Исключенные таксоны Lophozia rufescens Schljakov, приводимая Чернядьевой и др. (2005) для Мутновского вулкана, как было показано нами ранее (Bakalin, 2003a), является синонимом Lophozia sudetica var. anomala (Schljakov) Schljakov.

Kurzia sylvatica (A. Evans) Grolle, указываемая в работах Bakalin (2003, 2005), согласно последним концепциям (Yamada, Iwatsuki, 2006) включается в качестве синонима в K. makinoana.

Chiloscyphus cf. coadunatus (Sw.) J.J. Engel et R.M. Schuster, приводимый Нешатаевой и др. (2005) на основании образца, собранного М.В. Дулиным и отнесенного им к Lophocolea heterophylla, но переопределенного А.Д. Потемкиным как C. cf. coadunatus, относится, как показало исследование материала, проведенное автором, все-таки к Lophocolea heterophylla.

БЛАГОДАРНОСТИ

Работа частично поддержана грантами РФФИ (№ 06-05-64137), ДВО РАН (№№ 06-III-А-06-153, 06-III-В-06-190) и Фондом содействия отечественной науке.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бакалин В.А. 2004. К познанию флоры печеночников Северной Камчатки // Ботанические исследования на Камчатке: Матер. I и II сессий камчат. отд. Русск. ботанического общ. Петропавловск-Камчатский: Изд-во КГПУ.

С. 131-148.

Бакалин В.А. 2005. Schofieldia Godfrey и Cryptocoleopsis Amakawa новые роды печеночников (Hepaticae) для флоры России. // Ботанический журн. Т. 90. № 4. С. 594-603.

Бакалин В.А. 2006. Печеночники Кроноцкого заповедника (п-ов Камчатка) // Ботанический журн. Т. 91. № 6.

С. 871-879.

Бакалин В.А., Константинова Н.А. 2004. Эксикаты печеночников России. Часть II. (№№ 26-50). Апатиты:

ООО «Апатит-Медиа». 14 с.

Благодатских Л.С., Дуда Й. 2001. О флоре печеночников полуострова Камчатка // Новости систематики низших растений. Т. 34. С. 218-220.

Константинова Н.А., Бакалин В.А., Потемкин А.Д. 2004. Cephalozia pachycaulis (Hepaticae, Cephaloziaceae) – малоизвестный вид для флоры России // Ботанический журн. Т. 89. № 12. С. 1890-1897.

Нешатаева В.Ю., Чернягина О.А., Чернядьева И.В., Гимельбрант Д.Е., Кузнецова Е.С., Кириченко В.Е.

2004. Коренные старовозрастные еловые леса бассейна реки Еловка, Центральная Камчатка (ценотические, бриофлористические и лихенобиотические особенности) // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. IV научн. конф. (Петропавловск-Камчатский, 17-18 ноября 2003 г.). Петропавловск-Камчатский:

Камчатпресс. С. 100-124.

Нешатаева В.Ю., Чернядьева И.В., Гимельбрант Д.Е., Кузнецова Е.С., Нешатаев В.Ю., Чернягина О.А., Дулин М.В. 2005. Пойменные леса юго-западной Камчатки // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Докл. V научн. конф. (Петропавловск-Камчатский, 22-24 ноября 2004 г.). Петропавловск-Камчатский:

Камчатпресс. С. 70-102.

Потемкин А.Д. 2003. Новые и малоизвестные для России печеночники с Камчатки и из Приморского края (российский Дальний Восток) // Arctoa. Vol. 12. P. 75-82.

Потемкин А.Д. 2005. Печеночники бассейна р. Левый Кихчик, Западная Камчатка // Актуальные проблемы бриологии: Тр. междунар. совещ., посвященного 90-летию Анастасии Лаврентьевны Абрамовой (Санкт-Петербург, 22-25 ноября 2005 г.). СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ» С. 159-164.

Потемкин А.Д., Бакалин В.А. 2004. Редкие виды печеночников Камчатки, рекомендованные к включению в Красную книгу Камчатки // Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей: Матер. V научн.

конф. (Петропавловск-Камчатский, 18-19 ноября 2004 г.). Петропавловск-Камчатский: Камчатпресс. С. 84- Чернядьева И.В., Потемкин А.Д. 2002. Мохообразные Южно-Камчатского природного заказника // Флора и растительность Южной Камчатки. Петропавловск-Камчатский: Камчатский печатный двор. С. 73-98.

Чернядьева И.В., Потемкин А.Д. 2003. К флоре мохообразных юго-западной Камчатки (российский Дальний Восток) // Arctoa. Vol. 12. P. 59-74.

Чернядьева И.В., Потемкин А.Д., Золотов В.И. 2005. Мохообразные (Bryophyta) окрестностей Мутновских горячих источников // Ботанический журн. Т. 90. № 1. С. 23-39.

Якубов В.В., Чернягина О.А. 2004. Каталог флоры Камчатки (Сосудистые растения). Петропавловск-Камчатский: Камчатпресс. 165 с.

Arnell H.W. 1927. Lebermoose aus Kamtschatka // Hedwigia. Vol. 67. P. 110-112.

Bakalin V.A. 2003. A preliminary check-list of the Hepatics of Kamchatka Peninsula (Russian Far East) // Arctoa. Vol.

12. P. 83-90.

Bakalin V.A. 2003. Notes on Lophozia II. On Lophozia rufescens Schljakov and Lophozia sudetica (Huebener) Grolle var. anomala (Schljakov) Schljakov with notes on allied taxa // Lindbergia. Vol. 28. N. 2. P. 75-79.

Bakalin V.A. 2005. New data on distribution of liverworts on Kamchatka Peninsula (North-West Pacific, Russia) // Arctoa. Vol. 14. P. 155-162.

Grolle R. 1983. Nomina generica Hepaticarum; references, types and synonymies // Acta Bot. Fennica. Vol. 121. P. 1-62.

Persson H. 1970. Contribution to the bryoflora of Kamchatka // Revue Briologique et Lichenologique. Vol. 37. № 2. P. 209-221.

Wahlenberg G. 1811. Kamtschadalische Laub- und Lebermoose, gesammelt auf der Russischen Entreckungstreise von Herrn Horfrath Tilesius // Magazin fur die neuesten Endeckungen in der gesammten Naturkunde. Vol. 5. P. 289-297.

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ СТАД НЕРКИ ONCORHYNCHUS

NERKA ВОСТОЧНОЙ КАМЧАТКИ, КОРЯКСКОГО НАГОРЬЯ

И НЕКОТОРЫХ ДРУГИХ ТЕРРИТОРИЙ

В.Ф. Бугаев, А.В. Бугаев, В.А. Дубынин Камчатский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО), Петропавловск-Камчатский В озерах молодь нерки живет преимущественно 1–2 года (реже 3–4 и, как редчайшее исключение, 5–6).

В речных бассейнах, где нет озер с глубинами более 13–18 м, нерка может скатываться даже сеголетками – в возрасте 0+. В море нерка обычно проводит 3 года, реже 2–4 и, как исключение, 5. Возрастная структура локальных стад нерки в пределах ареала не обнаруживает связи с географической широтой района воспроизводства.

Длина, масса тела и плодовитость половозрелой нерки стад Восточной Камчатки, Корякского нагорья, Анадырского залива и о–ва Беринга обнаруживает связь с географической широтой, на которой расположено устье нерестовой реки: к северу вышеназванные показатели возрастают. Вероятно, это связано с тем, что молодь нерки из этих рек фронтально мигрирует в открытые воды Берингова моря и Тихого океана. Но это не относится к стадам нерки, молодь которых при миграции в открытые океанические воды вынуждена через северо-курильские проливы огибать южную оконечность п-ва Камчатка (охотоморские стада нерки Западной Камчатки). Помимо общей генеральной зависимости увеличения размеров тела у нерки по направлению к северу, имеются отдельные отклонения, которые несколько нарушают имеющиеся связи. Не исключено, что это обусловлено тем, что у рыб отдельных водоемов существуют особые условия естественного отбора на размеры тела на нерестилищах или на пути миграции к ним по рекам.

BIOLOGICAL CHARACTERISTICS OF SOCKEYE SALMON ONCORHYNCHUS

NERKA COMMERCIAL STOCKS ON THE EAST KAMCHATKA,

KORYAK PLATEAU AND SOME ADJACENT AREAS

V.F. Bugaev, A.V. Bugaev, V.A. Dubynin Kamchatka Research Institute of Fisheries and Oceanography (KamchatNIRO), Petropavlovsk-Kamchatsky Juvenile sockeye salmon in most cases stay in the lakes for 1–2 years (sometime for 3–4 years, and in exceptional cases – for 5–6 years). In river watersheds having no lakes with the depth more than 13–18 m sockeye salmon can migrate even as up-to-yearlings in the age 0+. In the ocean sockeye salmon usually spend years, sometime 2–4 years and in exceptional cases – 5 years. The age structure of sockeye salmon local stocks within the areal does not exhibit any correlation with geographical latitude of the location of spawning.

The length, the weight and the fecundity of mature sockeye salmon stocks of East Kamchaka, Koryak Plateau, Anadyrsky Gulf and Bering Island has revealed the correlation to the geographical latitude where the outlet of spawning rives is situated: the characteristics mentioned above increase northward. That most likely is connected to the fact that juvenile sockeye salmon from these rivers migrate frontally to the open waters of the Bering Sea and Pacific Ocean. But it does not concern sockeye salmon stocks (the Okhotsk Sea sockeye salmon stocks of West Kamchatka), which juveniles in the course of migration to the open waters have to round the southern corner of Kamchatka through the North-Kuril straits. Aside from the total general correlation of sockeye salmon body size increase in the northward direction there are particular deviations to some extent disturbing the correlations existing. It is not improbable that especial body size selective conditions in spawning grounds or in the migration routes to these spawning grounds work for the fishes in particular watersheds.

Долгие годы сведения о возрастной структуре нерки многих стад Восточной Камчатки, за исключением нерки р. Камчатки (в ней в отдельные годы воспроизводится до 70–90 % нерки этого побережья) и некоторых других, были далеко не полными (Bugaev, 1989; Бугаев, 1991, 1992, 1995; Бугаев, Дубынин, 2002; Бугаев А., Бугаев, 2003).

Со времени последней публикации, обобщающей информацию о возрасте созревания нерки азиатских стад, прошло достаточно много времени (Bugaev, 1989; Бугаев, 1991, 1992, 1995), и этот вопрос сейчас, безусловно, нуждается в своем развитии.

В 1995 г. с началом работ по идентификации стад нерки в промысловых дрифтерных уловах в исключительной экономической зоне РФ (Бугаев А., 2003) были собраны новые материалы, которые значительно расширяют и детализируют имеющиеся представления о возрастной структуре нерки второстепенных стад Восточной Камчатки и более северных районов (включая некоторые стада Чукотки). Часть из них уже опубликована (Макоедов и др., 2000; Черешнев и др., 2001, 2002; Бугаев и др., 2002а–с, 2003а–b, 2004; Голубь, 2003а–b; Голубь, Голубь, 2005; Бугаев и др., 2006).

В отличие от предыдущей публикации, написанной в сокращенной тезисной форме, где были рассмотрены только основные возрастные группы рыб (Бугаев и др., 2006), в настоящей работе приведены полные сведения о географической и межгодовой изменчивости возрастной структуры, размерно-массовых характеристик и плодовитости нерки второстепенных стад Восточной Камчатки и некоторых северных районов. В работе также рассматриваются вопросы изменчивости биологических показателей нерки азиатских стад в зависимости от географической широты места воспроизводства рассматриваемых популяций.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДИКА

Основным материалом для настоящего исследования послужили сборы чешуи и данные биологических анализов половозрелой нерки, выполненных сотрудниками КамчатНИРО, Севвострыбвода в 1985– 2004 гг., а также опубликованные данные сотрудников других научно-исследовательских институтов (Макоедов и др., 2000; Черешнев и др., 2002; Голубь, 2003а–b; Голубь, Голубь, 2005).

При сравнительном анализе биологических показателей рыб в зависимости от географического места расположения нерестовых водоемов, авторы намеренно не использовали некоторые архивные материалы по нерке за более ранние годы. Это связано с тем, что имеются сведения о влиянии динамики численности западно- и восточнокамчатской горбуши на численность, возрастную структуру и биологические показатели ряда локальных стад нерки в Азии (Крогиус, 1960, 1961, 1965; Бугаев, 1995; Bugaev et al., 1996, 2001; Бугаев, Дубынин, 2002; Бугаев и др., 2002b–c, 2003; и др.) и Северной Америке (Ruggerone et al., 2003, 2004a–b).

Как было показано ранее (Бугаев, 1995; Бугаев, Дубынин, 2002; Бугаев и др., 2002b–c, 2003b), изучение биологических характеристик нерки на Камчатке в настоящее время имеет резон вести по двум периодам: до 1984 г. включительно и с 1985 г. и по настоящее время, т. к. западнокамчатская горбуша начиная с 1985 г. изменила год возврата многочисленных (доминантных) поколений с нечетных лет на четные.

Таким образом, в настоящей работе, в зависимости от динамики численности камчатской горбуши, использованы материалы по азиатской нерке, относящиеся только к одному периоду, который начался в 1985 г. и продолжается по настоящее время. Рисунок 1 иллюстрирует местоположения основных водоемов воспроизводства азиатской нерки.

Сведения о широте расположения устьев нерестовых рек были взяты из публикации Р. Бергнера (Burgner, 1991) и географических карт.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ОБСУЖДЕНИЕ

Как показал синтез и обобщение имеющейся информации (Бугаев, 1995), если в озерах молодь нерки живет преимущественно 1–2 года (реже 3–4 и, как редчайшее исключение, 5–6), то в речных бассейнах, где нет озер со средними глубинами более 13–18 м, нерка может скатываться даже сеголетками – в возрасте 0+. В море нерка обычно проводит 3 года, реже – 2–4 и, как исключение, – 5. В озерах (со средними глубинами более 15–18 м) обитают такие виды зоопланктона, которые присутствуют в их пелагиали круглогодично, что благоприятно для нагула молоди нерки (Куренков, 1978, 2005).

В отличие от второстепенных стад Западной Камчатки, нерка восточного побережья этого уровня численности имеет более сложную возрастную структуру (Bugaev, 1989; Бугаев, 1991, 1992, 1995). Последнее объясняется наличием здесь большего числа озер, чем на Западной Камчатке, что, в совокупности с необходимыми глубинами в озерах, является определяюще важным для нагула молоди и формирования численности именно этого вида (Foerster, 1968; Burgner, 1991; Бугаев, 1995; Бугаев, Дубынин, 2002; Куренков, 1978, 2005; и др.).

В данном сообщении не рассматривается возрастная структура нерки р. Камчатка (расположенной на восточном побережье), т. к. принципы ее формирования в настоящее время хорошо известны (Бугаев, 1995; Бугаев, Дубынин, 2002): она определяется соотношением численности локальных стад и группировок локальных стад нерки 2–го порядка (имеющих различный возраст созревания особей) в бассейне этой реки.

Как видно из таблицы 1, нерка рассматриваемых водоемов в ряде случаев имеет достаточно характерную и различающуюся возрастную структуру.

Прежде всего, обращают на себя внимание локальные стада, где трудно выделить одну–две доминирующие группы (хотя в отдельные годы и можно). Обычно это реки, где молодь нагуливается в озерах (или преимущественно в озерах) и проводит 2–3 года и более в пресной воде – р. Лиственничная (оз. Лиственничное), р. Паратунка (оз. Ближнее, оз. Дальнее), р. Авача (оз. Авачинское, оз. Медвежье), р. Саранная (оз. Саранное), р. Гаванка (оз. Гаванское), р. Ладыгинка (оз. Ладыгинское).

Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей Рис. 1. Карта-схема местоположения основных водоемов воспроизводства азиатской нерки: 1 – р. Охота, 2 – р. Кухтуй, 3 – р. Ола, 4 – р. Палана (оз. Паланское), 5 – р. Тигиль, 6 – р. Хайрюзова, 7 – р. Ича, 8 – р. Облуковина, 9 – р. Крутогорова, 10 – р. Воровская, 11 – р. Коль, 12 – р. Кихчик, 13 – р. Утка, 14 – р. Большая, 15 – р. Опала, 16 – р. Озерная (оз. Курильское), 17 – р. Камбальная (оз. Камбальное), 18 – р. Лиственничная (оз. Лиственничное), 19 – р. Паратунка (оз. Дальнее, оз. Ближнее), 20 – р. Авача (оз. Авачинское, оз. Медвежье), 21 – р. Жупанова, 22 – р. Тихая, 23 – р. Кроноцкая (оз. Кроноцкое), 24 – р. Камчатка (оз. Азабачье), 25 – р. Столбовая, 26 – р. Хайлюля, 27 – р. Русакова, 28 – р. Ивашка, 29 – р. Дранка, 30 – р. Карага, 31 – р. Тымлат, 32 – р. Кичига, 33 – р. Вывенка, 34 – р. Авьяваям, 35 – р. Култушная, 36 – р. Пахача, 37 – р. Импука, 38 – р. Апука, 39 – р. Ананапыльген (оз. Лагуна Анана), 40 – р. Северная, 41 – р. Таманваям (бух. Шлюпочная), 42 – р. Мачевна, 43 – р. Ильпивеем (бух. Анастасия), 44 – р. Укэлаят (бух. Дежнева), 45 – р. Хатырка, 46 – оз.-реч. система Мейныпильгын, 47 – р. Велькильвеем (оз. Кайпыльгин), 48 – лаг. Орианда, 49 – лаг. Амаам, 50 – р. Туманская, 51 – р. Сеутакан (оз. Сеутакан), 52 – оз. Аччен, 53 – р. Саранная (оз. Саранное), 54 – р. Гаванка, 55 – р. Ладыгинка, 56 – оз.-реч. система р. Беттобу (о-в Шумшу), 57 – оз. Зеркальное (о-в Парамушир), 58 – р. Сопочная, 59 – р. Урумпет (оз. Красивое), 60 – р. Абира Затем следует группа локальных стад, где в основном (чаще) преобладают рыбы, нагуливающиеся в озерах 1–2 года: р. Маламваям, р. Култушная (оз. Илир–Гытхын), р. Пахача (оз. Потат–Гытхын), р. Импука Южная, р. Импука Северная, р. Апука (оз. Ватыт–Гытхын), лиман Северный, бухта Шлюпочная, лагуна Мачевна, р. Ильпивеем, оз. Элергытгын (р. Хатырка), озерно-речная система Мейныпильгын, оз. Кайпыльгин (р. Велькильвеем), лагуна Орианда, лагуна Кэйнгыпильгын, р. Туманская, р. Беттобу, оз. Зеркальное.

Река Ананапыльген (оз. Лагуна Анана), где однажды уже была отмечена задержка нерки в пресной воде до 5–6 лет (Бугаев, 1995), в отдельные годы может быть ближе к первой группе водоемов, а в другие – ко второй. Это же в полной мере относится и к нерке из озер Сеутакан и Аччен. Рыбы из лагуны Амаам также пока занимают промежуточное положение между двумя выше названными группами (табл. 1).

Третью группу составляют локальные стада, где, по материалам за несколько лет, явно преобладают рыбы с одним пресноводным годом жизни (также встречаются скатившиеся сеголетками, двухгодовиками, трехгодовиками): рр. Жупанова, Хайлюля, Ивашка, Русакова, Дранка, Карага, Тымлат, Кичига, Авьяваям, Укэлаят. Из названных рек в отдельные годы выделяются популяции, где происходил очень высокий возврат рыб в возрасте 0.3 от ската сеголетками – рр. Хайлюля, Ивашка, Дранка (все высокие возвраты произошли в 2003 г. – от нереста 1999 г.). Примечательно, что значительная часть рыб поколения 1999 г. вернулась в р. Хайлюля в 2004 г. в возрасте 0.4 (табл. 1).

Пока окончательно не ясно, к какой группе рек, преимущественно из-за коротких рядов наблюдений и небольших объемов материала, отнести: р. Столбовая (1.3), р. Емет (2.3, 3.4).

Как было показано прежде (Foerster, 1968; Burgner, 1991; Bugaev, 1989; Бугаев, 1991, 1992, 1995;

и др.) и как свидетельствуют современные данные (табл. 1), для нерки вряд ли вообще можно говорить о влиянии широты места расположения водоема воспроизводства (рис. 1) на специфику ее возрастной структуры. Главной причиной, формирующей разнообразный возрастной состав покатников, является наличие в речных бассейнах озер, отличающихся по своим морфологическим характеристикам (глубинам, площадям, рельефу озерных котловин и др.), сезонному ходу температуры воды и видовому составу зоопланктона в них, потребляемого молодью нерки в качестве приоритетного корма.

Но как свидетельствуют факты (Бугаев, 1995), географическое место расположения водоема у азиатской нерки может оказывать определенное влияние на длину и массу тела половозрелых рыб – в более северных районах особи крупнее.

Последнее наглядно удалось показать только на длине тела рыб (Бугаев, 1995), т. к. автор в тот период не располагал необходимыми сведениями по массе тела особей из всех рассматриваемых водоемов.

В настоящее время накопленные материалы позволяют рассмотреть вопрос о влиянии широты места расположения района воспроизводства нерки на некоторые биологические показатели половозрелых рыб более подробно.

В таблицах 2–4 приведены ежегодные данные о длине, массе тела и плодовитости нерки рассматриваемых стад Восточной Камчатки, Корякского нагорья и о-ва Беринга, а в таблице 5 – средние размеры, масса тела и плодовитость рыб из таблиц 2–4 и уже опубликованных материалов по другим районам воспроизводства азиатской нерки (Западная Камчатка, Корякское нагорье, Анадырский залив). Причем из всего разнообразия собранных материалов при составлении таблицы 5 и расчета средних значений по длине и массе тела в нее были включены только те популяции, по которым имеется, как минимум, три года наблюдений и более.

В настоящей работе, в использовании материалов по длине и массе тела, было сделано только исключение для нерки бассейна р. Сеутакан (оз. Сеутакан) и оз. Аччен – в связи с их расположением на самом севере рассматриваемого региона (рис. 1). По этим стадам в современный период динамики численности камчатской горбуши (с 1985 г. и по настоящее время) имелись необходимые сведения только за 1996 г.

По данным исследователей (Макоедов и др., 2000), длина (масса) тела особей нерки оз. Сеутакан в 1996 г.

составила: самцов – 72.8 см (4.858 кг), самок – 65.4 см (3.662 кг); оз. Аччен: самцов – 70.6 см (4.867 кг), самок – 63.3 см (3.533 кг).

Но при характеристике абсолютной плодовитости пришлось сделать больше исключений (табл. 5), т. к. это более редко оцениваемый показатель, чем длина и масса тела особей (для сбора материалов по плодовитости рыб не всегда есть условия). В частности, по плодовитости нерки р. Хайрюзова, р. Авьяваям, бухты Шлюпочная пришлось ограничиться одним годом, а р. Саранная (о-в Беринга), р. Кичига и р. Ананапыльген (Ананаваям) – двумя (табл. 4). По нерке р. Лиственничная и лагуны Амаам материалов по плодовитости не было вообще (табл. 5). По удачному стечению обстоятельств, по плодовитости нерки Чукотки данные оказались не такими скудными, как по длине и массе рыб: по бассейну р. Сеутакан – за 1995–1996 гг. (среднее – 5331 шт. икринок), а оз. Аччен – 1985–1987 и 1996 гг. (среднее – 5705 шт.

икринок) (Макоедов и др., 2000).

Как свидетельствуют результаты корреляционного анализа, представленного в таблице 6, длина, масса тела и абсолютная плодовитость нерки от р. Лиственничная до оз. Аччен высокодостоверно положительно изменяется в зависимости от широты места расположения устьев рек: рыбы высоких широт имеют более высокие показатели, чем низких (рис. 2–6). Это вполне согласуется с правилом Бергмана:

«В пределах вида или достаточно однородной группы близких видов животные с более крупными размерами тела встречаются в более холодных областях» (Риклефс, 1979).

В отличие от Восточной Камчатки, у нерки Западной Камчатки (от р. Озерной до р. Палана) связь между широтой расположения устья реки и биологическими показателями рыб низкая и недостоверная;

в случае плодовитости она носит даже отрицательный характер (табл. 6).

При расчете этих корреляций, при анализе распределения точек на графиках, авторами было подмечено, что наибольшие уклонения у нерки Западной Камчатки испытывают точки с низкими показателями, относящиеся к нерке из р. Палана. Известно (Бугаев, 1995), что нерка этой реки по динамике численности значительно отклоняется от нерки всех рек, расположенных южнее. Более того, стадо нерки р. Палана, единственное из исследованных стад Камчатского полуострова, подвержено циклическим колебаниям, подобным изменениям численности горбуши (Бугаев и др., 2002с). Таким образом, приведенные данные свидетельствуют о каком-то особом статусе нерки этого стада среди других стад нерки Западной Камчатки.

Удаление из анализа характеристик стада нерки р. Палана сразу же подняло значения коэффициентов корреляции, относящихся к размерно-массовым характеристикам рыб (табл. 6, см. Западная Камчатка без р. Палана). Несмотря на то, что на имеющихся материалах эти связи недостоверны, есть все основания предполагать, что в дальнейшем (с включением в анализ большего числа рек) будет доказана слабая достоверная положительная зависимость увеличения размерно-массовых характеристик рыб в более северных реках (без нерки р. Палана). Значительной связи между широтой расположения устьев рек и плодовитостью у западнокамчатской нерки и в этом случае не обнаружено.

Таблица 1. Возрастной состав половозрелой нерки Восточной Камчатки, Корякского нагорья, Анадырского залива, Северная (б. Шлюпочная) (б. Шлюпочная) (б. Анастасия) (б. Дежнева) (р. Хатырка) Мейныпильгын (о. Беринга) (о. Беринга) (о. Шумшу) (о. Парамушир) Бугаев (1995), 2Бугаев и др. (2003а), Бугаев и др. (2003b), 4Голубь (2003b), 5Голубь, Голубь (2005), 6Черешнев и др. (2002), 7Куренков (1970), 8Стыгар и др. (2000).

*Не включены в таблицу: р. Лиственничная, 1980 г. (возраст 4.3 – 2.1 %); р. Паратунка, 1999 г. (возраст 3.5 – 0.2 %, 4.1 – 1.0 %, 4.2 – 1.0, 4.3 – 2.6 %); р. Паратунка, 2000 г. ( возраст 4.2 – 1.5 %), р. Паратунка, 2002 г. (возраст 4.2 – 1.8 %); р. Емет, 2001 (возраст 4.2 – 6.3 %); лагуна Амаам, 2003 (возраст 4.3 – 0.4); р. Саранная, 1960- (возраст 4.2 – 0.4 %); р. Саранная, 1990 г. (возраст 4.2 – 0.9 %, 4.3 – 3.5 %); р. Саранная, 1991 (возраст 4.1 – 1.5 %, 4.2 – 0.5 %, 4.3 – 2.1 %); р. Саранная, 1992 (возраст 4. – 0.5 %, 4.2 – 4.5 %, 4.3 – 2.0 %); р. Саранная, 1999 г. (возраст 4.1 – 0.5 %, 4.3 – 7.3 %, 5.3 – 0.5 %); р. Саранная, 2000 (возраст 4.2 – 1.6 %, 4.3 – 1.2 %); р. Ладыгинка, (возраст 4.2 – 0.6 %, 4.3 – 2.5 %, 4.4 – 0.6 %); р. Гаванка, 1999 (возраст 4.3 – 0.5 %); р. Гаванка, 2000 (возраст 2.4 – 0.5 %, 4.3 – 3.4 %, 4.4 – 0.5 %).

**Рыбы собраны в бассейне озер Илир–Гытхын (р. Култушная), Ватыт–Гытхын (р. Апука), Потат–Гытхын (р. Пахача).

р. Ананапыльген 1997Ананаваям) р. Таманваям (б. Шлюпочная) р. Камчиммоваям (б. Шлюпочная) р. Ильпивеем (б. Анастасия) р. Укэлаят (б. Дежнева) р. Саранная (о. Беринга) р. Гаванка (о. Беринга) р. Ладыгинка (о. Беринга) р. Беттобу (о. Шумшу) **Обозначения как и в таблице 1. Рыбы собраны в бассейне озер Илир-Гытхын (р. Култушная), Ватыт-Гытхын (р. Апука), Потат-Гытхын (р. Пахача).

Таблица 3. Масса тела особей половозрелой нерки Восточной Камчатки, Корякского нагорья р. Импука Северная р. Ананапыльген 1997Ананаваям) р. Таманваям (б. Шлюпочная) р. Камчиммоваям (б. Шлюпочная) р. Ильпивеем (б. Анастасия) р. Укэлаят (б. Дежнева) р. Саранная (о. Беринга) р. Гаванка (о. Беринга) р. Ладыгинка (о. Беринга) р. Беттобу (о. Шумшу) **Обозначения как и в таблице 1. Рыбы собраны в бассейне озер Илир-Гытхын (р. Култушная), Ватыт-Гытхын (р. Апука), Потат-Гытхын (р. Пахача).

Таблица 4. Плодовитость особей половозрелой нерки Восточной Камчатки, Корякского нагорья р. Ананапыльген ( Ананаваям) р. Камчиммоваям (б. Шлюпочная) р. Ильпивеем (б. Анастасия) р. Укэлаят (б. Дежнева) р. Саранная (о. Беринга) ** Обозначения как и в таблице 1 – материалы по нерке р. Култушная собраны в бассейне оз. Илир–Гытхын, р. Апука – оз. Ватыт–Гытхын.

Таблица 5. Средняя длина, масса тела и плодовитость основных и некоторых второстепенных стад азиатской нерки Примечание. Применительно к длине и массе тела в таблицу включены только средние значения, рассчитанные не менее чем по трем годам наблюдений; плодовитость – в некоторых случаях в таблицу включены материалы только за 1–2 года (указано в скобках). Н. д. – нет данных.

Таблица 6. Значения коэффициентов корреляции при сравнении географической широты расположения устьев рек и рассматриваемых биологических показателей рыб некоторых стад азиатской нерки Восточная Камчатка, Корякское нагорье, Анадырский залив и о-в Беринга

Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 июня 2012 г.) Казань–2012 1 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист. наук, проф. Р.В. Шайдуллин; канд. ист. наук, доц. М.З. Хабибуллин...»

«Министерство культуры Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГИИ УДК № госрегистрации Инв. № УТВЕРЖДАЮ Директор Российского института культурологии доктор искусствоведения, профессор К. Э. Разлогов _г. ОТЧЕТ по государственному контракту от 04.06.2012 № 1102-01-41/06- о выполнении научно-исследовательской работы Транскультурные диалоги: глобальный мир в локальных историях или локальные истории в глобальном...»

«Леонид Абрамович Юзефович Журавли и карлики Журавли и карлики: АСТ, Астрель; Москва; 2009 ISBN 978-5-17-056486-6, 978-5-271-22130-9 Аннотация В основе нового авантюрного романа Леонида Юзефовича, известного прозаика, историка, лауреата премии Национальный бестселлер – миф о вечной войне журавлей и карликов, которые через людей бьются меж собой не на живот, а на смерть. Отражаясь друг в друге, как в зеркале, в книге разворачиваются судьбы четырех самозванцев – молодого монгола, живущего здесь и...»

«35 C Генеральная конференция 35-я сессия, Париж 2009 г. 35 C/46 18 августа 2009 г. Оригинал: английский Пункт 5.9 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о выполнении решений Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества АННОТАЦИЯ Источник: Резолюция 33 С/52 и решение 174 ЕХ/13 служат руководством для работы ЮНЕСКО по выполнению решений и для последующей деятельности по итогам Всемирной встречи на высшем уровне по вопросам информационного общества...»

«ИНСТИТУТ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ РАН ИНСТИТУТ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ МГУ ПОСОЛЬСТВО ЛИТОВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСОЛЬСТВО ЛАТВИЙСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ МИР ЖИВОТНЫХ В МИФОПОЭТИЧЕСКОМ РАКУРСЕ ДОМ БАЛТРУШАЙТИСА 15–17 мая 2014 г. АННОТАЦИИ ДОКЛАДОВ Людмила Ивановна АКИМОВА (Москва) ПАНТЕРА В МИФИЧЕСКОМ БЕСТИАРИИ ГРЕКОВ Образ пантеры, известный с VII тыс. до н.э., у греков получил популярность с архаической эпохи (вазопись Коринфа), где пантера —...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ, МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ДОКУМЕНТОВЕДЕНИЯ Сборник материалов Всероссийской молодежной научной конференции (18–20 апреля 2012 г.) Выпуск 8 Научный редактор П.П. Румянцев Томск 2012 УДК 93/99 + 327(082) ББК 63 + 66 В74 Редакционная коллегия: проф. В.П. Зиновьев, проф. С.Ф. Фоминых, проф. Н.С. Ларьков, доц. Е.А. Васильев, доц. В.П. Румянцев, доц. О.В. Хазанов, доц. П.П. Румянцев (отв....»

«Ассоциация общих хирургов РФ ГБОУ ВПО Самарский государственный медицинский университет Минздрава России Министерство здравоохранения Самарской области Самарская областная ассоциация врачей СБОРНИК ТЕЗИСОВ VIII Всероссийской конференции общих хирургов с международным участием, посвященной 95-летию СамГМУ 14-17 мая 2014 года Самара 1 Редакционный совет Академик Гостищев Виктор Кузьмич (Москва) Академик Кубышкин Валерий Алексеевич (Москва) Академик Котельников Геннадий Петрович (Самара) Профессор...»

«А. К. Конопацкий Академик А.П. Окладников. Страницы биографии. Часть II. 1950-е–середина 1970-х годов Москва Новый хронограф 2009 УДК 93Окладников А. П.+929Окладников А. П. ББК 63.1-81Окладников А. П. К64 Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках Федеральной целевой программы Культура России Конопацкий, А. К. К64 Прошлого великий следопыт. Академик А. П. Окладников: страницы биографии. Книга вторая / А. К. Конопацкий. - М.: АИРО-XXI,...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург 2014 АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА:

«УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РАН ИСЛАМСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В ГЛОБАЛИЗИРУЮЩЕМСЯ МИРЕ Москва ИМЭМО РАН 2011 УДК 316.42 ББК 60.59 Ислам 871 Серия Библиотека Института мировой экономики и международных отношений основана в 2009 году Ответственные редакторы – д.и.н. В.Г. Хорос, д.полит.н. Д.Б. Малышева. Редакционная коллегия: д.и.н. А.Г. Володин, д.полит.н. Д.Б. Малышева, к.э.н. А.А. Рогожин, д.и.н. В.В. Сумский, д.и.н. В.Г. Хорос Ислам...»

«Военно-исторический проект Адъютант! http://adjudant.ru/captive/index.htm Первая публикация: // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы: Материалы VI Всероссийской научной конференции. Бородино. 1998. С. 11-23 В.А. Бессонов Потери Великой армии в период малой войны [11] Переход русской армии на калужское направление и пребывание в Тарутинском лагере коренным образом изменили ход Отечественной войны 1812 г. Общепризнанным считается тот факт, что фланговое воздействие...»

«АКАДЕМИЧЕСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ И ПРАВОВЕДОВ СТРАН СНГ МЕЖДУНАРОДНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ “Новый этап развития права. Необходимость модернизации закона” (сборник научных работ) 25 октября 2013 года ББК 67.0 УДК 340 Т-33 ISBN 978-5-4379-0200-4 Новый этап развития права. Необходимость модернизации закона: сборник научных работ участников международной научной юридической конференции (25 октября 2013 года) / Научная организация Академическая ассоциация юристов и правоведов стран СНГ,...»

«Кабашева О. В. Литература об учебных книгах для начального обучения К. Д. Ушинского БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ Настоящий указатель включает в себя сведения о публикациях, посвященных учебным книгам К. Д. Ушинского Детский мир и Родное слово. Работа над библиографическим указателем была поддержана грантами РГНФ: 13-06-00038а Социальные модели и нормы в учебной литературе для начальной школы 1941-1991 годов: историко-педагогический анализ; 13-06-00149а Становление российского учебника для...»

«ПУБЛИКАЦИИ ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ АКАДЕМИКА К. А. МЕЛИК-ОГАНДЖАНЯНА В 1966 г., в Москве состоялась всесоюзная научная конференция, посвященная проблеме “историзм эпоса” (дискуссии по этой проблеме). На конференцию из Армении был приглашен маститый ученый эпосовед-фольклорист, востоковед и арменовед, впоследствии академик АН Армении К. А. Мелик-Оганджанян. В это время русский перевод десяти избранных сказов армянского героического эпоса “Сасна црер”, сделанный профессором К. А. Мелик-Оганджаняном,...»

«Либерализация внешней торговли Республики Корея и перспективы российско-корейского сотрудничества Доклад на 18-й ежегодной конференции ИДВ РАН – Центр АТР Ханьянского ун-та Москва, 18-19 июня 2007 г. Д.э.н. С.С. Суслина Главный научный сотрудник ИДВ РАН, Профессор кафедры мировой Экономики МГИМО (У) МИД РФ В своем выступлении мне бы хотелось остановиться на следующих важных, с моей точки зрения, вопросах. 1. Основные причины, история и ход реализации политики РК на заключение соглашений о...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия Исторические наук и. Том 25 (64), № 2. 2012 г. С. 12–29. УДК 908:37 (479) ВТОРОЙ СЪЕЗД ДЕЯТЕЛЕЙ ПО КРАЕВЕДЕНИЮ ЧЕРНОМОРСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ И ЗАПАДНОГО КАВКАЗА: НЕИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ПАМЯТНИКООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Акимченков В. В. Центр памятниковедения НАН Украины и УООПИК, Киев, Украина E-mail: viktor_akimchenkov@mail.ru Вводятся в научный оборот воспоминания сотрудницы Севастопольского музея краеведения...»

«/ The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей 1 Российская академия наук Институт восточных рукописей Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Санкт Петербург 2012 / The Institute of Oriental Manuscripts, RAS нститут восточных рукописей 4 Печатается по постановлению Ученого совета ИВР РАН Пятые востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга Труды участников научной конференции Составители: Т. В. Ермакова, Е. П. Островская...»

«ПРИДНЕСТРОВСКАЯ МОЛДАВСКАЯ РЕСПУБЛИКА: ПРИЗНАННАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ НЕПРИЗНАННОГО ГОСУДАРСТВА1 Николай Бабилунга зав. кафедрой Отечественной истории Института истории, государства и права ПГУ им. Т.Г. Шевченко, профессор Как известно, бесконечное переписывание учебников истории, ее модернизация и освещение исторического прошлого в зависимости от политики партийных лидеров в годы господства коммунистической идеологии привели к тому, что Советский Союз во всем мире считали удивительной страной,...»

«Российская Академия Наук Институт экономики УрО РАН Челябинский государственный университет Южно-Уральский государственный университет Институт международных связей Институт Экономики Академии Наук Республики Узбекистан ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО И ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СТРАН – УЧАСТНИКОВ И НАБЛЮДАТЕЛЕЙ ШАНХАЙСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СОТРУДНИЧЕСТВА Екатеринбург – 2012 1 УДК 339.923:061.1 ББК 65.9(2)8 П78 Под редакцией: академика РАН А.И. Татаркина доктора экономических наук, проф....»

«ТАВРИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ В. И. ВЕРНАДСКОГО ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА НОВОЙ И НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ СБОРНИК ДОКЛАДОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ США: ИСТОРИЯ, ОБЩЕСТВО, КУЛЬТУРА (5 апреля 2013 г.) Симферополь – 2013 США: история, общество, культура Сборник докладов международной конференции США: история, общество, культура (5 апреля 2013 г.): научное интернет-издание / кафедра новой и новейшей истории, Таврический национальный университет имени В.И. Вернадского. – Симферополь,...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.