WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Их восемь: предводитель прагмаЛистов — правильных людей; изобретатель многомиллионных проектов, у которого украли идею; некрасивая бизнес-леди, пострадавшая от сумасшедшего мужа; ...»

-- [ Страница 2 ] --

сердце колотилось. Отдышавшись, я вернула способность соображать, после чего осторожно вставила приборчик и произнесла задушевным голосом: “Дорогой, я тебя очень люблю!” В ухе немедленно прозвучал волевой совет: “Улыбнись и ответь тем же!” ПрагмаЛисты На следующий день я записалась к геронтологу — специалисту по старикам. Доктор средних лет с мягкими сострадательными глазами усадил в жесткое кресло.

—Рассказывайте, — его голос был пастельным.

Я изложила историю совместной жизни.

—А как он физически? — осторожно спросил доктор.

Я ненадолго задумалась.

—За эти восемь лет ничего не изменилось — здоров как мерин. Даже кожа не дряблая.

—Адаптивные приобретения делали?

Я ответила непонимающим взглядом. Доктор тонко улыбнулся.

—Видно, супруг не очень-то делится. Дело в том, что каждый регенерант проинформирован о необходимости покупать предметы совместного пользования, которые помогают уживаться людям разных возрастов.

—Например? — я все еще не понимала, о чем речь.

—Ну, обычно это бытовые приборы, к примеру, плазменный проектор. Чтобы устроить обоих, он может иметь классический вид и современную консоль. Хотя это может быть все что угодно. Вот скажите, у вашего автомобиля современный дизайн?

—Не знаю, скорее нет… точно нет, я еще говорила мужу, что он как будто из середины века.

—Но ведь вас устраивает?

—Конечно, салон-то современный… — я задумалась, кое-что сопоставила. Потом легкой волной пришло понимание. — Ух ты, здорово!

Мне бы и в голову не пришло!

Доктор добродушно рассмеялся: “Что и требовалось доказать!” Спустя пару секунд его лицо снова вернуло спокойно-сосредоточенное выражение; приготавливая чай, он что-то обдумывал. Мы уселись друг напротив друга и задымили чашками; какое-то время в кабинете царило молчание, а после доктор произнес:

—Ваш случай достаточно типичен, по крайней мере, я часто сталкиваюсь с подобным явлением. Геронтолог снова задумался, бросив короткий взгляд из-под сосредоточенных бровей, в конце концов, решился:

—Элиза, то, что я скажу, не соотносится с врачебной этикой, но, по моему убеждению, еще хуже держать вас в неведении. Дело в том, что регенераторы четвертого поколения не вполне безобидны… Ну, я имею в виду, что они не лишены побочных эффектов. В механике есть ПрагмаЛисты правило: выигрываешь в силе — проигрываешь в расстоянии. В деле с омоложением иногда срабатывает схожий принцип: выигрываешь физически — проигрываешь психически. Как говаривал Ньютон: “Даром ничего не дается, природа жертв искупительных просит”, — не научились мы еще договариваться с природой, а попытки обмануть ее порой заканчиваются сами видите чем.

Он замолчал, давая время уяснить смысл сказанного, а затем, подняв кверху палец, сделал оговорку.

—Еще раз хочу подчеркнуть, что это субъективное мнение вашего покорного слуги. В научных кругах его считают спорным, возможно, даже неверным. Во всяком случае, я полагаюсь на вашу порядочность и прошу на него не ссылаться.

Я рассеянно кивнула головой: “Конечно-конечно”, а сама продолжала думать: похоже, доктор прав. У меня куча старых родственников, не принимающих регенераторы. Они выглядят немощными, но это не сказывается на их личности. Да, забывают, брюзжат, но ведь ничего похожего на проблемы Мурата.

—И что нам делать?

Доктор впервые выдохнул облегченно.

—Слава богу, вы сказали “нам”! Это делает вам честь, я ведь представляю, как намучились.

А что до вашего вопроса, то есть несколько путей, скажем так, официальный и неофициальный.

—Если не возражаете, начнем с официального.

—Извольте — отмена регенераторов. В конце концов, как любые препараты, они подходят не всем, иногда возникает лихорадка и головокружение. В таких случаях их отменяют сразу и без церемоний.

—Но ведь муж применяет регенераторы, наверное, лет пятнадцать. Попробуй объясни теперь; чего доброго, совсем расклеится.

Доктор понимающе закивал головой.

—Такие случаи были… чего только не было… Именно для таких случаев, чтобы… ну… предупредить хандру, мы используем нетрадиционные средства. — Он серьезно и грустно посмотрел мне в лицо, словно пытаясь разделить ответственность. Я кивнула: “Согласна”.

—У каждого геронтолога, назначающего регенераторы четвертого поколения, есть препараты плацебо… пустышки. — Доктор прочел в моих глазах недоумение и поспешил разъяснить:

—Плацебо — это настоящая на вид пилюля, только без действующего вещества, без лекарстПрагмаЛисты ва. Даже упаковка настоящего препарата и пустышки — абсолютно одинаковые.

—А в чем смысл-то?

—Плацебо придумали, чтобы вычленить эмоциональный компонент приема препарата и оценить его истинный эффект. А в нашем случае, давая пустышку, мы добьемся того, что ваш супруг, скажем, через пару месяцев почувствует:

препараты перестали стимулировать физические кондиции.

—Так он тогда станет принимать их больше!

—Скорее всего, да, но ведь без толку.

И наверняка откажется от лекарства, постепенно, конечно, не сразу. А не откажется — пусть себе хоть всю жизнь пьёт плацебо, лишь бы перестал деградировать.

—А что, последнее не гарантируется?

Доктор вздохнул и развел руками.

—Увы, в половине случаев процесс успевает зайти столь далеко, что обратной дороги нет.

Я была не готова к подобному повороту событий.

—Что же получается — можно и силу потерять, и ум не восстановится? — врач быстро кивнул. — Не уверена, что вправе брать на себя такую ответственность… Доктор немедленно открестился.



—Но вас ведь никто не заставляет. Просто я счел необходимым рассказать о такой возможности. А нет — ваше право, я даже не подумаю настаивать, дело-то ведь неофициальное… Я поблагодарила доктора и пообещала подумать. А подумав, даже не перезвонила.

Еще через два года мы расстались. Но если честно, решение созрело раньше — когда я отказалась от сомнительной попытки вернуть Мурата к полноценной жизни с помощью плацебо.

Мне было искренне жаль: Мурат не виновен в том, что случилось; несправедливо корить его за желание сохранить молодость, тем более что это желание активно пропагандировалось Системой.

Поверив наук

е, он оказался у разбитого корыта, не имея шансов получить воздаяние за несчастья.

Я позвонила Айлин и рассказала все в подробностях. Она почти не задавала вопросов и только в конце сказала, что я вольна в своем выборе. Айлин, конечно, была на стороне брата, только попросила позвонить заранее, чтобы успеть приехать.

А Мурат опускался ниже и ниже. Теперь он срывался, невзирая на команды ушного суфлера. Я перестала существовать для него как женПрагмаЛисты щина, но не из-за проблем с либидо — у него появились иные привязанности.

В последнее время мужу нравилось делиться воспоминаниями; он как бы сам становился слушателем и, судя по блеску глаз, испытывал облегчение. Но самыми оздоровительными были покаяния в грешках: изменах первой жене, жульничестве по отношению к своей фирме и прочем.

Последней каплей стало появление в доме Карла Фогельзанга, его бывшего одноклассника, который слыл ходячим несчастьем. Его фамилия буквально означала “птичье пение”. Не знаю, где его откопал Мурат, по крайней мере, раньше он даже не упоминал об этом субъекте, однако теперь Карл обедал с нами по нескольку раз в неделю, каждый раз облегчая душу воспоминаниями, из которых можно было заключить, что библейский Иов по сравнению с ним был баловнем судьбы. К примеру, в течение одного дня он получил известие об уходе жены, выкидыше дочери и, господи прости, самоубийстве сына… Сопереживая Фогельзангу, включаясь в его беды, Мурат преображался и как минимум два дня находился в благостном расположении духа.

Но приходилось платить и за это; зависимость Мурата от излияний одноклассника за несколько месяцев стала в полном смысле наркотичеВладислав Гринь ской. Когда в свой день рождения я попросила мужа перенести визит несчастного друга, Мурат поднялся со стула и отвесил оплеуху, от которой я улетела в противоположный конец комнаты.

А сам немедленно схватился за телефон! Помотав головой, чтобы хоть немного прийти в чувство, я побежала в спальню и набрала Айлин… Глаза Элизы были сухими, а спина прямой.

“Интересно, сколько ей лет?” — подумал Добрович. Присмотревшись к отдельным чертам, становилось понятно — не больше сорока. Все портил налет изношенности, выдающий подержанную вещь. Однако, несмотря на глубокое разочарование и усталость, за всеми ее невзрачными чертами чувствовалась сильная натура.

Элиза закончила рассказ:

—Давно, во время подготовки к поступлению в университет, я несколько месяцев придерживалась гармоничного поведения. Тогда это помогло сосредоточиться на главной цели и поддержать физическую форму. После визита к геронтологу я почувствовала, что сорвусь, заметалась, а потом вспомнила о гармоничном поведении и стала реализовываться. Это помогло пережить последние ПрагмаЛисты годы совестной жизни — появилась отдушина, проблески разумной и осмысленной жизни… Элиза Вегенер замолчала; Братислав решил не открывать дискуссию, предложив вместо этого пятиминутный перерыв. Два человека поспешили в туалет, а сидевший рядом с Добровичем мужчина (именно он пару часов назад озвучил согласие пассажиров) вскинул руку:

—Моя история чем-то сродни Элизиной — если не возражаете, после перерыва продолжу тему здоровья. Все согласились и разбрелись по салону.

Субститутор Спустя десять минут пассажиры уселись за стол, и Братислав дал слово тому самому мужчине с прямо посаженной головой, волнистыми волосами, зачесанными назад, тонкими и нервными чертами лица. На нем были джинсы и шерстяное поло, туфли цвета маринованных маслин. Без слов становилось понятно — перед вами особенный, стильный человек.

—Позвольте представиться, Микеланджело Эспозито, пятьдесят четыре года, профессор МиВладислав Гринь ланского университета, специалист по замене органов, — приступил к рассказу итальянец. — Еще четверть века назад мы звались трансплантологами, но теперь, перейдя от донорских органов к искусственным, стали субституторами17.

Мне всегда не хватало общения с отцом, талантливым художником, можно сказать, из ряда вон, человеком. Зато каждое рождество он дарил двенадцать мелобуков18. Отец не отслеживал их судьбу, ограничиваясь воскресными напоминаниями, что после жизненных трудностей книга — самый надежный инструмент созревания.

В университете я разрывался между хирургией и биомедициной, и, к счастью, не пришлось жертвовать ни одной из привязанностей, поскольку передовая медицинская наука совершала прорывы на стыке этих специальностей.

Микеланджело взглянул на Элизу.

—Несколько слов, если позволите, о Муратовых несчастьях.

—Да, профессор, мне самой нужно знать, — твердо произнесла Элиза.

—Благодарю… Биомедицина, или, правильнее, регенеративная медицина зародилась лет сто пятьдесят назад. Препараты первого поколения представляли собой измельченную плаценту, обладающую высоким восстановительным потенциалом. Позже ученые обнаруПрагмаЛисты жили стволовые клетки — предшественники всех тканей и органов. Их размножали в биореакторах, а затем вводили в кровь пациента.





Недостаток такого подхода заключался в том, что до нужного места “долетало” мало клеток.

В начале XXI века были открыты биологические маркеры, притягивающие стволовые клетки к больному месту. Казалось, вводи маркеры и ускоряй заживление. Но не тут-то было. Во-первых, эти вещества оказались крайне дорогими.

Во-вторых, попробуй, введи их в нужное место, например, в сердце или мозг! Пришлось разработать навигационные системы, опять же сложные и дорогие.

Походив кругами, стали искать вещества, которые притягивали бы маркеры, а те, в свою очередь, стволовые клетки. Их обнаружили только во второй половине века. Оказалось, что на клетках воспаления есть рецепторы19, которые возбуждаются белковыми молекулами, причем для каждого органа — своя молекула. Пришлось потратить десяток лет на расшифровку и воспроизводство этих молекул, но овчинка стоила выделки. Так появились синтетические регенераторы четвертого поколения. А дальше как: чтобы, к примеру, полечить сердце, вводят регенераторы миокарда, которые “находят дорожку” к сердечной мышце и запускают механизм восстановления. То же самое с печенью, почками… А с мозгом пока не все получается: вроде научились синтезировать нейрорегенераторы, а подходящий эффект достигается только у восьми пациентов из десяти.

Происходит следующее: пациент получает таблетку с девятью разными регенераторами, как поливитамин. Только мозгу не достается стволовых клеток, даже тех, которые попадают в него без регенераторов. Что-то упускаем, уже очевидно наличие промежуточного звена — мозг, как ни крути, самая сложная структура.

Профессор снова повернулся к Элизе:

—Вашему мужу не повезло попасть в эти двадцать процентов… Сдержанная Элиза даже подскочила:

—Хорошенькие дела, “просто не повезло”!

Да как они смели… —Да-да, вы правы, — не дал ей договорить профессор и болезненно поморщился, — нельзя допускать применение регенераторов четвертого поколения, пока не найдены способы защиты мозга. — Он вздохнул. — Но здесь Система сознательно идет на риск. Необходим опыт, извините, клинический опыт, на мышах его не получишь. Иначе до сути не добраться… ПрагмаЛисты Микеланджело наклонился над столом в сторону Элизы и положил ладонь на кисть ее руки.

Та подняла измученные глаза.

—Может, это послужит хоть каким-то утешением — ученые, насколько я знаю, уже совершили прорыв; через несколько лет проблема будет решена… все, закрываем тему, — решительно произнес профессор, — теперь о моей работе… Не знаю, в курсе ли вы, что в конце ХХ века люди жили по семьдесят пять лет, а теперь — более ста; и могли бы дольше, запрети Система эвтаназию. Вы скажете: а смысл? Не знаю, кто прав, но рассуждаю как верующий человек. Несмотря на виденное-перевиденное, я по-прежнему убежден в особом предназначении человека. Мое кредо — спасать людей независимо от возраста, перенесенных болезней и пороков развития. Кроме того, я за категорический запрет эвтаназии — люди обязаны жить в соответствии с предопределенностью и ни днем меньше. На том стою и воспитываю детей!

Пассажиры уразумели, что в семье профессора порядки несладки. До сеньора Эспозито в свою очередь дошло, что он не за домашним столом. Профессор метнул взгляд по сторонам, но не заметил усмешек или укоризны: пассажиВладислав Гринь рам была важна суть. Однако Микеланджело от такой доброжелательной пассивности смутился и даже вынужден был вызвать стюардессу, чтобы попросить чаю; пока длилась возня, рассказчик успокоился и продолжил.

—Должен сказать, что, несмотря на социальный пессимизм, мне повезло работать с пациентами, исполненными любви к жизни. На их примерах вы поймете, как далеко шагнула наука.

Воспоминания вернули Микеланджело задумчивую улыбку.

—Спустя девять лет после университета я постепенно дорос до кардиохирурга. В те времена генно-модифицирующие препараты20, тормозящие атеросклероз, еще не были изобретены, поэтому мы имели уйму пациентов с закупоренными сердечными артериями. И соответственно, ежегодно оперировали по нескольку тысяч таких больных. В середине 60-х все шунтирующие операции на сердечных артериях ушли в прошлое, просвет сосуда восстанавливали изнутри с помощью рассасывающихся устройств под названием састейнеры. Однако эти устройства так и не решили всех проблем, к примеру, ПрагмаЛисты они оказались бесполезными, если сердечная артерия сужена в нескольких местах.

Стало очевидным, что без шунтов не обойтись, только они должны состоять не из вен, а из артерий миллиметрового диаметра; у человека такую артерию взять нельзя. Биотехнологи придумали очеловечивать свиные артерии: каркас оставлять свиным, а внутреннюю выстилку делать человеческой. Теперь можно заранее подготовить несколько артерий и по ходу операции выбрать подходящий диаметр.

Идея была хороша, но над реализацией пришлось попотеть. Специалистам удалось добиться приживления человечьих выстилающих клеток к чужеродному каркасу. Однако если сосуд имел миллиметровый диаметр, его стенка не выдерживала давления крови и расползалась на глазах хирургов.

Тогда стали укреплять артерию, вставив в нее ячеистую трубочку подобие стентов, применявшихся в начале века, только не из металла, а из инертной керамики. Прочность сосуда увеличилась, но, помещенный под нагрузку, он в течение нескольких месяцев зарастал выстилающими клетками. Тупик… Пассажиры сидели с раскрытыми ртами.

Микеланджело нашел-таки правильные слова и даже сам увлекся. Чтобы еще больше подВладислав Гринь задорить публику, сеньор Эспозито стал листать планшет и, словно утеряв что-то важное, сокрушенно покачал головой. Раздосадованный Шевчик заерзал на стуле и даже почесал между ног. Но тут профессор удовлетворенно хмыкнул.

—Когда специалисты отчаялись, нашлась голова с нетрадиционным мышлением. Не укрепить ли сосуд снаружи? Отличная идея! Ученые тут же разработали наружный каркас из титановых нитей, который прикрепляли к артерии толстым слоем биоклея21. Провели испытания на животных: работает. Подождали несколько лет и убедились, что артерия не зарастает — наконец-то прорыв! И тогда решили прооперировать человека… —Чтобы вы понимали, добровольцев найти несложно. Многие до того устали страдать, что готовы на любой риск, а тут еще бесплатное лечение и компенсации родственникам в случае неудачи.

Для первой операции выбрали семидесятилетнего швейцарца по фамилии Жильерон.

До болезни он владел кустарным производством шоколада. Как пациент Жильерон прошел ПрагмаЛисты всё, включая пересадку сердца, однако и после этого в нем, как в ведре, плескался холестерин.

Спустя всего шесть лет сосуды сердца, взятого у погибшей пятидесятилетней женщины, стали похожи на узловатые грязно-розовые веревочки… Мне “повезло” стать его лечащим врачом.

Мосье Жильерон считался привилегированным пациентом и пользовался своим положением на полную катушку. Он часами полировал мои уши, но стоило проявиться недовольству, хитрец закатывал глаза и сетовал, что жена уговаривает его отказаться от операции. Разумеется, он подписал документы о согласии и был осведомлен, что изготовление человеко-свиных артерий близится к концу. Тем не менее, мосье Жильерон прекрасно знал, что волен послать клинику куда подальше, сославшись на любую причину, например, на недостаток внимания со стороны лечащего врача; а мне хоть увольняйся.

Раз так, я был кроток и предупредителен, как молодая вдова перед зажиточным холостяком.

Мосье Жильерон поведал подробности шоколадной карьеры, нюансы измен первой и третьей жены (всего их было пять!) и много чего еще.

А накануне операции, видимо, под влиянием успокоительного укола, швейцарец покаялся в юношеской гомосексуальной связи и похвастал мужским достоинством, которое он предусмотрительно продал банку органов за целый миллион. Скорее всего, шоколатье спутал меня со священником, а может, уверовал в выздоровление, думал о большем… Чтобы войти в историю, я как лечащий врач воспользовался правом быть ассистентом оперирующего робота. В Фулипедии есть страница “Первое коронарное аутоксенопротезирование” с указанием на то, что операция выполнена роботом Бильрот-7S при участии Микеланджело Эспозито, хотя, по справедливости, робот не нуждался в чьей-либо помощи, даже легендарного хирурга, именем которого был наречен.

Операция прошла успешно, но мы, к сожалению, не получили отдаленных результатов, потому что мосье Жильерон, выписавшись из госпиталя, на радостях уселся за руль электромобиля и влетел во встречный грузовик. По иронии судьбы его фаллос-гигант достался вдовцу несчастной женщины, подарившей швейцарцу сердце. Именно подарившей — оборотистый шоколатье умудрился заработать восемьсот тысяч, поскольку в свое время приобрел сердце за двести. Если отбросить научную ценность первого клинического эксперимента, то Жильеронова смерть не была напрасной. Родственники остались с деньгами, а… вдовец женился на моПрагмаЛисты лоденькой медсестре, ухаживавшей за ним после пересадки члена.

Пассажиры развеселились, но Микеланджело предпочел закончить:

—А чтобы серьезно, аутоксенопротезирование оказалось крайне перспективным направлением и до сих пор применяется для лечения сосудистых болезней.

Стоило профессору замолчать, этим немедля воспользовалась девушка в короткой юбке.

—Вот так номер: сердце дешевле фаллоса!

Сеньор Эспозито раскрыл было рот, но его перебили:

—Думаете, приятно предавать земле покойника без члена? — вставил кто-то из мужчин. — Получается, хоронишь непонятно кого, считай, гермафродита… Микеланджело лукаво вздохнул:

—Судите сами, сердец в два раза больше, чем членов. Кроме того, соглашаясь на донорство, мужчины в половине случаев вычеркивают свое достоинство из списка изъятий — хотят и после смерти оставаться мужчинами. Выходит, члены в дефиците. А большие — тем более! — сеньор Эспозито развел руками.

Один из сидевших за столом напряженно смотрел в иллюминатор. “Вернется домой и станет прицениваться”, — мелькнуло у профессора.

Пассажиры потихоньку угомонились, и сеньор Эспозито продолжил.

—После защиты диссертации я возглавил группу по испытаниям искусственной поджелудочной железы. Тут своя история. Для справки, поджелудочная железа вырабатывает инсулин, помогающий организму усвоить глюкозу. Чем больше глюкозы в крови, тем больше нужно инсулина.

А у диабетиков поджелудочная железа отказывается вырабатывать инсулин; с годами из-за избытка глюкозы развиваются тяжелые осложнения.

Еще семьдесят лет назад замеряли глюкозу в крови и в зависимости от этого кололи инсулин. Сами понимаете, лечение неточное и обременительное.

Первый прототип искусственной поджелудочной железы был размером с пачку сигарет и крепился на предплечье. Через специальную трубочку кровь из вены попадала на анализ; этот же канал служил для подачи инсулина.

Прототип имел огромный недостаток: в месте соединения вены с прибором поселялась инфекция. Через год-полтора прибор переПрагмаЛисты ставляли на другую руку, потом на бедро, на второе бедро… Короче, через пять-семь лет приходилось возвращаться к подкожным инъекциям. А тут еще диабет “помолодел”… Одним словом, наружное устройство оказалось тупиковой ветвью.

Раздумывая над тем, чтобы поместить искусственную железу внутрь организма, вспомнили про электрокардиостимуляторы22 из титана, которые вшивают под кожу. В результате второй прототип был похож на кардиостимулятор.

И все выходило здорово, только от инфекции так и не избавились. Дело в том, что искусственную железу нужно было пополнять инсулином, для чего требовался порт, соединяющий контейнер с внешним миром.

Обратились к биотехнологам; те предложили синтезировать инсулин прямо в контейнере и, недолго думая, сконструировали генератор инсулина размером с двухцентовую монету. Замечательное, доложу вам, получилось устройство! Титановый контейнер вшивают прямо в вену, представляете! И ведь получилось — никаких тебе трубочек и соединений! Батарейки хватает на семь-восемь лет. Потом батарейку заменяют новой, причем не контактируя с веной, и все дела!

Внезапно профессор, до этого пульсирующий вдохновением, погрустнел.

—Пятнадцать лет назад впервые пересадили титановую поджелудочную железу семилетней девочке с врожденным диабетом. Звали ее Джиойя (счастье), или “Джи”, как она представлялась. Нужно сказать, больные дети терпеливы;

страдания вынуждают их повзрослеть и учат радоваться любому светлому (в смысле здоровья) дню. А что до тяжелого диабета, то терпеть его можно только родившись больным, когда не понимаешь, что такое быть здоровым. У девочки уже упало зрение, страдали почки, однако больше всего мучили жгучие боли в ножках, не дававшие сомкнуть глаз. Как-то вечером Джи подошла ко мне:

—Дяденька доктор! Скоро мне сделают операцию? — я впервые видел, чтобы дети сами хотели под нож. Отвечаю:

—Скоро, через неделю, может, чуть больше.

—А, правда, что у меня ножки не будут печь?

—Конечно, милая, только не сразу, через месяц, наверное.

—Я всю зиму и весну плохо сплю. — А потом спохватилась: — А месяц — это много?

—Зима — это три месяца и весна — тоже три. Поняла теперь, сколько?

ПрагмаЛисты Джи подняла глаза к потолку и что-то прикинула; лицо мигом просветлело:

—Это мало! — и она запрыгала на месте, не отрывая носков от пола — боялась боли в ногах.

Личико посерьезнело.

—А неделя меньше месяца?

—Конечно, в месяце — четыре недели. Оглянуться не успеешь, пойдешь на поправку… Профессор улыбнулся.

—Вы не представляете, до какой степени дети — благодарные пациенты. Стоит дать толчок, все идет как по маслу. Девочку прооперировали, и ее стало не узнать, даже зрение восстановилось.

Спустя положенный срок титановый контейнер заменили новым, продвинутым. А пару лет назад пришла она к нам в клинику с белым кружевным кулечком — Джиойей-младшей.

Все заулыбались: у Микеланджело хорошая работа. Пассажиры собрались было завалить профессора поздравлениями, но его грустное лицо окончательно исказилось отчаянием; даже нос повис крючком.

—Видно, это у них семейное — искушать судьбу. Сами посудите, снова Джиойя и снова несчастная — врожденный диабет, куда более агрессивный, чем у матери. И года не прошло, как мы спешным порядком подсадили ей искусственную железу.

“Дьявольщина!” — Братислав Добрович хлопнул ладонью по столу. Пассажиры, считавшие его воплощением сдержанности, пришли в замешательство. Братислав спохватился и стал оправдываться.

—Я, конечно, извиняюсь, но как можно было допустить, чтобы Джиойя-старшая рожала!

Даже слабоумному известно, что диабет передается по наследству!

Синьор Эспозито выпрямился с холодным лицом.

—Принимаю ваши извинения, любезный господин Добрович! — ответил профессор. — Тем более что претензии необоснованны. Думаете, не предупреждали Джиойю?

И стал сосредоточенно рассматривать пальцы, словно проверяя чистоту ногтей. Братислав дал задний ход.

—Ну полно, профессор! Простите меня… пожалуйста! — нужно было растворить его печаль в чем-то хорошем. — Давайте сделаем по глотку вина. — Добрович нажал кнопку вызова стюардессы.

—Анна, дорогая, подайте, пожалуйста, красного вина. Только прошу вас, откройте полнотелого! ПрагмаЛисты Стюардесса вернулась с бутылкой и бокалами; спустя минуту бутылка издала восхитительно нежный хлопок извлекаемой пробки.

—Налейте попробовать профессору, — распорядился Братислав.

Анна подошла к сеньору Эспозито; тягучая жидкость заполнила бокал на полтора сантиметра. Над ней зависла тугая темно-фиолетовая капля и, помедлив, лениво скатилась вниз.

—Будьте любезны, профессор, отведайте сицилийского, — торжественно попросил Добрович.

Сеньор Эспозито со знанием дела сотворил дегустацию; он даже прикрыл глаза, сконцентрировавшись на послевкусии.

—Ну как?

Профессор выдержал паузу и не открывая глаз изрек:

—Похоже на концентрированные… нет, загустевшие… деньги.

Все рассмеялись — конфликт был исчерпан.

Пассажиры насладились вином, и Микеланджело приготовился продолжить рассказ, как вдруг один пассажир шепнул соседу: “Поспать бы пару часиков!” Шепнул как крикнул. Но профессор сделал вид, что не расслышал реплики.

—Вообразите, природа трудится миллиарды лет, чтобы создать эффективный, но все же сложный механизм. А человек его упрощает!

Шевчик с сомнением покачал головой.

—Не верите — слушайте… —Жизнь любой клеточки организма невозможна без энергии, переносчиком которой служит молекула со сложным названием — аденозинтрифосфорная кислота, или АТФ. Она образуется из двух других молекул, которые сами по себе бесполезны, а “женитьба”, в свою очередь, требует энергии. Чтобы ее раздобыть, необходимы две вещи. Перерабатывая еду, клетка активизирует водород, образно говоря, поднимает на высокую горку, сообщая ему потенциальную энергию. Один легкий толчок — и водород покатится, отдавая свою силу. Но этого не произойдет, пока внизу не появится цель — кислород.

Продолжаем. Как вы знаете, кислород доставляется кровью. А если кровообращение нарушено, например, из-за атеросклероза? Мы об этом уже говорили?.. Получается, нет крови — нет кислорода, водород остается на горке со своей бесполезной энергией, а клетка погибает. Потом говорят: “случился инфаркт…”, “случился инсульт…” В ряде случаев, например, при рассеянных поражениях мозга, восстановление просвета соПрагмаЛисты суда не решает проблемы. Выхода не было, пока не додумались поставлять энергию напрямую, минуя сложные химические процессы. Рассчитали, что энергию следует подавать в виде тепловых волн длиной два микрометра. Теоретически все просто, но, оказывается, тепловые волны, попадая на живую ткань, меняют длину и становятся бесполезными.

Идею отложили в долгий ящик, но не забыли.

И вот спустя сто лет изобрели биологический лазер, активной средой24 которого служат клеточные стенки. Как показали исследования, этот естественный лазер, нагреваясь, излучает тепло с необходимой для синтеза АТФ длиной волны!

Потребовались крохотные генераторы для “накачки” клеточных мембран, которые внедряют в участки тела с плохим питанием.

На деле это был феноменальный прорыв, ведущий к бессмертию. И понятливый народ ринулся в клиники: за пять лет количество инфарктов и инсультов сократилось в три раза, представляете! И это не все: улучшая работу мозга, миниатюрные генераторы восстанавливали память пациентам со старческим слабоумием… Мой отец, художник во втором поколении, умудрился оставить след в искусстве. Будучи уверенным, что литература — это умение выразить зримое словами, он сопровождал свои картины метафоричными четверостишиями, вызывая восторг публики и критиков. Надо же было случиться, что к семидесяти годам его недюжинный мозг полностью утратил внутренние связи, из-за чего отец скатился до растительного состояния.

Услышав об испытании биологического лазера, я тут же побежал к руководству. В итоге отец оказался среди первых счастливчиков.

Обычно пациенты, возвращаясь к уму, не помнят, что было с ними до маразма; отрывочные воспоминания возвращаются спустя полгода, после специальной реабилитации. С отцом же вышло иначе: в течение двух недель после подсадки генераторов он не приходил в себя. Мы уже отчаялись, когда однажды утром он встретил меня с порога:

—Здравствуй, сын! — у меня выпала пластиковая бутылка с водой и покатилась под кровать. — Отец смотрел серьезно, но глаза искрились — наслаждался эффектом, а потом спросил:

—Интересно, на сколько лет я вывалился из жизни?

Отец всегда предпочитал самостоятельно находить ответы. Так и теперь в делах, требующих логики, он не нуждался в посторонней помощи.

—Судя по новому дизайну потолка, который не утверждается за год и даже за пять лет… ПрагмаЛисты получается, не менее десяти? — и глянул не вопросительно, а сурово, словно именно по моей вине биологический лазер был изобретен так поздно.

В течение нескольких часов отец деловито расспрашивал о семье и мире, а затем потребовал бумаги и карандашей. Окунувшись в рисование, он перестал в ком-то нуждаться, даже во мне. Это было из ряда вон, поскольку таким пациентам всегда требовалось плечо детей и внуков. И еще создавалось впечатление, что он не рад произошедшему.

Спустя неделю все разъяснилось. Придя вечером, я обнаружил отца в благодушном состоянии. Он даже назвал меня уменьшительным именем, чего не делал с тех пор, как я закончил университет. А затем протянул рисунки.

—Удивительно, но мое беспамятство не было абсолютным, хотя с годами видений становилось меньше. — Отец хотел что-то добавить, но передумал. — Все, сын, смотри рисунки.

На первом было нескольких фигур. Отец изобразил себя стариком с затравленными глазами, сидящим на продавленной кровати. Рядом стояли два врача; один держал в руках коробку с пилюлями и стакан с водой, а второй с моим лицом и коварной улыбкой протягивал листок с надписью “Добровольное согласие”. За спинаВладислав Гринь ми врачей переминалась медсестра в слесарных очках и с электродрелью для сверления черепа.

В ответ на протестующий жест отец сильно сжал мне руку.

—Ничего не говори, это всего лишь впечатления. Смотри дальше!

На втором рисунке отец сидел в тощем кресле; у него были осовелые глаза и большой язык, с которого капала слюна. Еще один персонаж, медсестра с первого рисунка, был изображен в короткой униформе, со спущенными до туфель трусами. Ее зад был подсунут к носу отца, демонстрируя крайнее возбуждение плоти. Сестра похотливо улыбалась, глядя из-под широко расставленных прямых ног. Все на этой картинке было голубовато-серым и приглушенным, за исключением янтарных глаз отца и ярко-красного главного отверстия медсестры.

На третьем, пастельном, может, чуть более ярком рисунке, отец умилялся мальчиком, который катился с плоской горки на велосипеде с отвинченными страховочными колесиками.

Бледная вытянувшаяся физиономия воплощала восторженный испуг от съезжания во “взрослую” жизнь.

Мне, помнившему курс психиатрии, картинки были понятны: у отца постепенно высвобождалось подсознание. Однако последний, четПрагмаЛисты вертый рисунок, разрушал целостную картину.

Он не имел ничего общего с наркозоподобными видениями, отдаленно напоминая “Танец” Матисса25, только обнаженные фигуры зависали, словно танцевали в густом воздухе. Ладонь одного была вложена в ладонь другого, третий держал четвертого за запястье, а пятый и шестой касались кончиков пальцев друг друга. Все шестеро совершали независимые движения, но в целом картина была удивительно гармоничной. Отец, похожий на себя в молодости, прикрыв от восторга глаза, делал переворот назад с прямыми ногами; возможно, в детстве мечтал стать гимнастом. На картинке присутствовали три цвета — желтый, ярко-зеленый и синеголубой. И еще четвертый рисунок напомнил что-то замечательное, чему неосознанно завидуешь. Сколько ни пытался вспомнить, ничего не вышло, даже зло взяло! Размышления оборвал торжественный голос отца:

—Не знаю, сколько длились танцы, наверное, с десяток лет, однако ощущение было… ух! После того, как картинки детства испарились, какое-то время не было вообще ничего, а после стала подбираться компания. Все как один предстали красивыми, сильными, добрыми, жестокими, справедливыми и неумолимыми, как природа; одновременно сгусткаВладислав Гринь ми энергии и ядрами, раскалывающимися до бозонов.

Он замолчал, сокрушенно качая головой.

—Подобных чувств в обычной жизни нет.

Досадно. Иное, правда, есть — дети, майский цвет, морозное бездонное небо… много чего… Однако — жалкий миллион клеточек, определяющий, стоит ли жить, пребывает в безнадежной уверенности, что танцев больше не будет!

Отец снова замолчал, а потом рассмеялся скрипучим смехом.

—Микеланджело, все это между нами — не хватало, чтобы меня обвешали электродами!

Будь другом, убеди клинику, что отец счастлив;

это, между прочим, недалеко от истины. Во-первых, от собственной уникальности: не каждому даны целых три жизни. А главное, стану наслаждаться возвращенной возможностью творить.

Нет ничего прекраснее: живешь в затаенном мирке, укрывающем от свиного рыла и мерзости, и упиваешься осознанием, что для великих открытий не нужно ничего, кроме легкой головы и колотящегося сердца… Говоря об отце, профессор поглядывал на портрет Слободана Добровича. Его настроение пеПрагмаЛисты редалось пассажирам; в салоне установилось абсолютное молчание. Только шумели двигатели и стюардесса за шторкой тихо позвякивала посудой.

Затем донесся звук, который вывел профессора из оцепенения — рядом с кабиной промыли унитаз.

—Вот бы взглянуть на последний рисунок! — протянул женский голос. Сеньор Эспозито обрадовался, словно ждал просьбы.

—Обязательно покажу, он у меня в багаже.

Вот прилетим, тогда и покажу! И вообще, я закругляюсь.

Микеланджело подобрался.

—Полтора года назад клиника готовилась к уникальному эксперименту. Задумали, ни много ни мало, пересадить человеку мозг. Не удивляйтесь, что не слышали об этом эксперименте, просто ученых постигла неудача: пациент так и не проснулся.

Сеньор Эспозито глотнул воды.

—В народе бытует мнение, что мозг пересадить невозможно, но я со знанием дела утверждаю обратное. Другое дело — это перебор… неуемное научное тщеславие… Микеланджело передумал возмущаться и вернулся к сути.

—Наибольшая трудность в том, чтобы восстановить связи между новым головным и собственным спинным мозгом. Проблема в том, что в местах разреза образуется соединительная ткань, препятствующая проведению нервных импульсов, как если попытаетесь восстановить электрический кабель, проложив место соединения резиной.

Было предложено радикальное решение: не соединять головной и спинной мозг, а установить с обоих концов стимуляторы, формирующие нервные импульсы. Понятно, что подобных импульсов немыслимое множество, но для современных процессоров это семечки.

Провели опыты на животных — получилось вроде как неплохо, но ведь у животных ничего не спросишь. И тогда отважились заменить мозг человеку! Стали подбирать пациентов с множественными мозговыми опухолями, попросту говоря, потерявших соображение из-за диких головных болей. Понимая деликатность процедуры, подбирали среди родственников медперсонала. В общем, мне снова “подфартило”, потому что остановились на тесте.

Прихожу однажды домой, а жена с порога выпаливает новость, рассказывая о замене мозга как о банальной пересадке печени. Мне бы проявить понимание, но будто что-то нашло.

ПрагмаЛисты —А ты не подумала, что после операции отец перестанет быть собой? — и уточнил для пущей важности:

—Внешне сохранится отец, но эмоции, воспоминания, короче, личность, перейдет от донора. А вдруг им окажется женщина — он даже мочиться будет сидя!

Супруга пропустила бестактность мимо ушей; похоже, с ней уже обсудили детали.

—А как сейчас, лучше? Понятно, отец не будет прежним, зато врачи обещают специальную программу психической реабилитации,… чтобы он смог приспособиться к жизни в нашей семье.

И тут меня “переклинило”.

—Бред, полный бред! Ты пойми, они же не твоему отцу вернут жизнь, а донору… просто поменяют тело! Теперь учти, никто не станет дожидаться несчастного случая, а просто заплатят родственникам и возьмут мозг человека, написавшего заявление об эвтаназии. Что же получится:

человек захотел умереть — и вдруг оживет в новой семье. Да он проклянет все на свете и, Господи спаси, удавится! А что возразишь, если отец захочет переехать к “смитам” или “ковальским”?!

Жена пошла пятнами.

—Мне казалось, с тобой-то проблем не будет!

Думала, вместе убедим детей и брата. А ты… ты хоронишь надежду! Вспомни, как я носилась с твоим отцом! Или, может, не ты уговаривал коллег, чтобы они имплантировали ему генераторы?

—Но это разные вещи! — пришла моя очередь возмущаться. — Я ведь боролся за его собственное (!) сознание.

—Нет, ты боролся за жизнь отца, как я пытаюсь вернуть ее своему!

Жена внезапно перестала плакать, обретя правоту несправедливо обиженной.

“Приехали!” Я вышел прогуляться; пусть, думаю, остынет. Но, вернувшись через час, почувствовал, что переступил порог чужого дома.

Внешне все было по-прежнему, даже накормили обедом, но понимание исчезло.

И я отстранился от этого дела; не возражал и, тем более, не препятствовал, просто отстранился. Глупо, конечно, поступил, не учел печального исхода, а тесть взял и не проснулся. На похоронах жена обвинила меня в безучастии. И ведь не просто обвинила, а в тот же день осталась ночевать у овдовевшей матери.

Спустя какое-то время мы снова съехались, но прежняя близость не вернулась, несмотря на все старания. Теперь мое появление за воскресным обедом воспринимается как приход любовницы на свадьбу, — сеньор Эспозито ухмыльнулся. — Или на похороны главы почтенного семейства… Живем как соседи… ПрагмаЛисты —Сами понимаете, много чего тогда передумал. Поначалу жалел себя, а это, конечно, первостатейная глупость. Все перемешалось: обида, гордость и здравый смысл, а из кислого теста, как водится, слепилась тоска.

И вот однажды под руку попался тот самый четвертый рисунок отца, с полетами. Взглянул — и осенило: я гармоничным поведением не увлекался, но прагмаЛистов именно такими и представлял! Одним словом, зашел на портал, почитал немного и решился… — профессор что-то быстро прикинул в уме, — четыре года назад… Читатель! Попробуй определи границы здравого смысла. Может, и нет их, границ, как, впрочем, и здравого смысла. Одно ясно — с природой не пошутишь; она сперва гримасничает, потом страдает и, наконец, мстит. Неважно кому, хоть Человеку, хоть сумчатому волку!

Шляпник Фриз Следующий рассказчик представился Блезом Пети. Это был низкорослый, сутулый, светВладислав Гринь ловолосый, коротко стриженый паренек с блеклыми глазами, излучающими невыразимую печаль. Можно было не сомневаться, что для присутствия здесь он совершил чрезвычайное насилие над застенчивостью.

—Как видите, мои имя и фамилия, означающие по-французски “тихий” и “маленький”, отвечают внешности. В нашем портовом квартале, да что там в квартале, даже в нашей многодетной семье я был белой вороной; наверное, потому, что в Марселе уважают горлохватов.

Понятно, что мне не нравилось в родном городе и с детства тянуло к усердному размеренному труду. В старших классах мне посоветовали присмотреться к работе в хосписе в качестве обслуги, поскольку это не требовало специального образования. Идея понравилась, и в выпускном классе я разослал резюме в десяток заведений на Лазурном берегу. Получив приглашение в три из них, я, несмотря на скромное заявленное жалование, остановил выбор на Вильфранш-сюр-Мере27. Хоспис размещался в старинной вилле на двадцать восемь одноместных номеров. В мои обязанности входило ухаживать за четырьмя постояльцами:

двумя мужчинами и двумя женщинами. Всем было за девяносто, а самой вредной мадам так и вовсе сто девять лет.

ПрагмаЛисты Мы уже наслушались о регенераторах четвертого поколения и мозговых стимуляторах.

Так вот, ухаживать за стариками, которые их используют, вовсе не сложно, поскольку эти люди помешаны на самообслуживании. Но, что касается общения, снимаю шляпу перед Элизой, которая десять лет уживалась со своим молодцеватым стариканом. Приступив к работе, я быстро понял, что стану получать деньги не за регулярное кормление, а за докучное, липкое общение на протяжении пятнадцати часов — с семи утра до десяти вечера. При этом администрация гарантировала обслуге терпимость и вежливость со стороны пациентов — никакие унижения не допускались. Напротив, в соответствии с протоколом ухода, нас принуждали, не считаясь со временем, развенчивать старческие заблуждения и фантазии. И, тем не менее, мало кто из персонала удерживался в хосписе больше двух лет. Даже те, кому позарез требовались деньги, предпочитали работать вахтовым способом.

Не знаю, как вышло, но я сумел сработаться с постояльцами; наверное, оттого, что редко вдавался в подробности: послушал, прокомментировал — и забыл. Скажу по чести, что не был слишком уж добросовестным работником — стоило пациентам начать нести околесицу, я лишь пожимал плечами, демонстрируя несоВладислав Гринь гласие, но в то же время подчеркивая их право на собственное мнение. Я даже записывал некоторые истории своих подопечных, находя их по-своему занимательными, а недавно, от нечего делать, взглянул на заметки. Между прочим, их набралось на сто пятьдесят страниц, достаточно для книжонки… Подопечные ценили такое отношение. Боясь меня потерять и понимая, что начальству это понравится, они время от времени жаловались на мою “строгость и принципиальность”. Поэтому на деле выходило, что, будучи снисходительным, я имел двойную выгоду: начальство выписывало квартальные премии, а пациенты по праздникам совали маленькие конвертики.

И все же я был для них кем угодно, только не ровней; их улыбки крайне редко демонстрировали искренность. В то же время докторов, которые не пускали к себе в душу, почтенные старцы почитали за высшую касту и всячески пытались добиться их расположения.

Однако один постоялец с лысой вытянутой головой составлял исключение. Знакомясь, он первым долгом смерил меня взыскательным взглядом. А я сразу понял, что это никакая не горделивость, а напротив, попытка отыскать искреннего собеседника, и ответил любезной, чуть ироничной улыбкой.

ПрагмаЛисты Постояльца с лысой вытянутой головой звали Доминик Вийяр. Природа сжалилась над ним, а может, он не позволил старости обезобразить свое лицо. Набухшие веки сузили выцветшие глаза и придали больной вид, каким-то странным образом не портивший облика. Еще у него был удивительный рот с резко опущенными углами, но при этом совсем не запавший, как у большинства стариков, а с полным набором исключительно белых зубов. Этот рот становился похожим на молодой месяц, тяготеющий обоими концами к земле, когда Доминик предавался послеобеденному сну.

Я сразу уловил, что мосье Вийяр не регенерант, хотя ему было девяносто два года. Спустя короткое время я уже много знал о нем, в частности, о его вкладе в разработку мозговых стимуляторов. Возможно, мосье Эспозито, это покажется вам интересным.

Блез повернулся к профессору. Тот кивнул, что-то лихорадочно вспоминая. Рассказчик вернулся к повествованию:

—Судьбе было угодно, чтобы, перенеся два инсульта, он сам оказался с мозговыми стимуляторами. И, нужно сказать, это обстоятельство не сильно радовало мосье Вийяра.

Между тем, общение доставляло огромное удовольствие; как я уже говорил, мосье Вийяр никогда не подчеркивал социального различия. Будучи в свое время исследователем, он интересовался любыми тенденциями, хотя глядел в перспективу с крайним пессимизмом.

—Что нового в убогом мире? — обычно спрашивал он утром в понедельник.

Я старался не разочаровывать и в ироничных интонациях рассказывал, как меня в очередной раз обвели вокруг пальца. Доминик неизменно потирал руки и, не сходя с места, принимался учить жизни. Стоит ли удивляться, что за два месяца я привязался к мосье Вийяру и с удовольствием тратил на него личное время после отбоя.

Из-за этого остальные подопечные крайне завидовали Доминику, что, к слову, умиляло моего старичка: несмотря на возраст, мосье Вийяр был честолюбив.

Оглянуться не успел, как проработал в хосписе четыре года; за это время Доминик Вийяр ни капельки не постарел. Наоборот, послушать его, никогда раньше он не пребывал в подобном умиротворении. Увы… в один понедельник я нашел его осунувшимся и безысходно печальным.

Румянец испарился, глаза укрупнились, переПрагмаЛисты полнившись отчаянием — облик, еще накануне исполненный скрытого знания, превратился в перетрепанный анекдот.

—Господи, Доминик, что произошло? — вырвалось у меня.

Мосье Вийяр моргнул и отвернулся, смахивая слезу, после чего помотал головой и попросил зайти вечером. Мы встретились после девяти.

Доминик лежал; он даже не поднял головы, лишь жестом пригласил меня войти, но чуть погодя все же свесил с кровати белые босые ноги.

Это был плохой признак.

—Дорогой Блез, вот вам грузинская притча.

Знаете такой народ?

Я быстро кивнул: “Разумеется, знаю”.

—Так вот, в большой семье случилось несчастье: в один день умерли дед и внук. В раю их поселили в маленьком домике с подвалом, где была зарыта бочка с вином. Каждое воскресенье дед спускался в подвал и возвращался с кувшином вина; наливал полстакана внуку, а остальное выпивал сам. Однажды дед вернулся из подвала с пустым кувшином.

“Все, внук, закончилось вино”, — поникшим голосом объявил дед.

“Не печалься, дедушка, завтра снова появится”, — поспешил успокоить мальчик, но дед остался безутешен:

“Теперь не появится. Раз вина нет, нас с тобой на том свете забыли!” Мосье Вийяр замолчал и причмокнул губами, чего за ним не водилось — он дряхлел на глазах.

Нарушив этикет, я взял его руки в свои, и Доминик зашелся слезами, глядя прямо перед собой.

Он так и проплакал несколько минут, беззвучно и без содроганий, одними глазами, изливавшими целые реки. А затем слезы внезапно иссякли.

—Сыновья не общаются со мной двенадцать лет, но дочь звонила минимум трижды в неделю. Приезжала редко, но я был счастлив даже звонкам. Так вот, последние две недели ни единого… Я испугался, не заболела ли. Не выдержал, набрал… и услыхал раздражение… нет — она говорила даже не раздраженно, а скорее, обиженно, словно я не волен беспокоить. Мол, когда нужно, сама наберет! Указала место… — Доминик снова всхлипнул. — И знаете, что это за место? — я отрицательно замотал головой. — Будто я домашний пес, которого любили, но перестали замечать, стоило родиться ребенку. Пса не гонят и, не дай бог, не усыпляют, но выселяют во флигель, продолжая кормить и выгуливать.

А чтобы погладить и приласкать, ни-ни — и так сделали одолжение! Понимаете, Блез?

Я понимал. В частности, что молодость — главное и единственное богатство человека. И еще ПрагмаЛисты помнил слова матери: “Маленькие дети какают в штаны, а большие — в душу!..” Но, как бы то ни было, попытался успокоить Доминика.

—Велика печаль! Я с родителями только так и общаюсь.

Мой подопечный сокрушенно покачал головой.

—Не очень-то верится. И потом, я не жду утешений… Мосье Вийяр замолчал, в нем все еще жили сомнения. Но затем боднул головой и угрюмо глянул исподлобья.

—Нет, Блез, это вопрос решенный. Я ей не нужен!

И внезапно стал похож на себя прежнего, заговорив крайне спокойным голосом.

—Моя дочь — последнее, ради чего стоило жить. Теперь эта волокита не имеет смысла. — Он сделал короткую паузу и прищурил глаза. — Блез, посмотрите сюда. — Я повиновался.

Доминик заглянул в меня до самого мозжечка и выдохнул слова, которые меньше всего хотелось услышать:

—Блез, помогите мне уйти… не откладывая, прямо сейчас… Сама по себе постановка вопроса не удивила, попроси меня об этом ипохондричная28 мадам Жерико. Но мосье Вийяр! Заняв оборону, я заговорил бодрым тоном.

—А дотянуть до ста?

Доминик презрительно скривил губы.

—Предрассудки проклятого века! Неужто не поняли, что все мое жизнелюбие напускное? — он задумался, покачивая головой. — Чертова мимикрия29, и ведь столько лет водил всех за нос. — Доминик решительно рубанул ладонью воздух. — Я хочу треснуть по этой жизни со всего маху! — он сжал руку в кулак и поднес его близко к лицу, словно желая не только рассмотреть, но и понюхать, — … кулачком… — познание объективности неожиданно приободрило мосье Вийяра. — Так поможете мне?

Я стал мямлить:

—Давайте отнесу заявление директору… он выдаст анкету. Конечно, я помогу заполнить… но… —Послушайте, Пети, — раздраженно перебил Доминик, — да вы, оказывается, совершенно меня не знаете — где я и где эвтаназия? Какие анкеты, заявления? Все это чушь собачья!

—Но таковы правила, — взмолился я, — и вы прекрасно знаете, почему так… ПрагмаЛисты —Вот именно, что знаю, — безапелляционно перебил мосье Вийяр, — и не стану ничего заполнять. Кончится тем, что явится дочь и станет отговаривать. Может, даже искренне, но, заметьте, с раздражением, которое скрыть и не подумает.

Раньше Доминик радовался любому событию:

рассвету, обеду, возможности поспать. Он даже свои болячки переносил с вызовом. И вдруг стал остерегаться жизни, перейдя на шепот.

—Запомните, Блез, пригодится. Старики, как и прочие люди, делятся на умных и дураков. Никто не хочет быть обузой, но умные сделают так, что дети не дадут им этого почувствовать; напротив, будут носиться как с писаной торбой. Чтобы так стало, нельзя отдавать детям при жизни своих сбережений. Как бы те не умоляли, не отдавать — и баста! А еще нужно время от времени попугивать лишением наследства. И тогда вам станут желать спокойной ночи и подтыкать одеяло!

—Насколько я понял… —Именно! Когда я собрал детей и торжественно объявил, что отдаю сбережения, то был на седьмом небе от счастья: как же, не зря прожил жизнь! Родил и воспитал троих, а теперь позволяю насладиться жизнью, не дожидаясь пока умру! Торжество любви над эгоизмом, мать его… И что думаете? Раньше они надоедали своВладислав Гринь им вниманием, а стоило расстаться с деньгами, стали звонить реже и реже. А спустя полгода — вообще ни звука. Впрочем, я уже говорил… — Доминик хмыкнул. — Вот вам мое прощальное назидание: крепко держитесь за то, что создали, больше того, пользуйтесь им по полной программе. Запомните, мой друг, успех невозможен без умения извлекать максимум из того, что имеешь!

На это нечего было возразить; и за урок спасибо; я слушал и кивал. Мосье Вийяр оценил мое поведение.

—Спасибо, что обходитесь без комментариев. За это будет вам особая благодарность. — И он вынул толстый конверт. — Только теперь я ученый, — хитро прищурясь, добавил Доминик, — конверт в обмен на помощь!

Я подскочил, напустив оскорбленный вид.

—Ой-ой-ой, — запричитал Доминик. — Сядьте и успокойтесь!

Я готов был заплакать — как же не хотелось терять этого человека! Но нужно было держать марку в надежде, что он повременит с решением. Поэтому я продолжал стоять в гордой позе, отвернувшись. Некоторое время оба молчали;

он заговорил первым, но не повелительным, а усталым раздраженным голосом.

ПрагмаЛисты —Ну, сядьте, пожалуйста! Не разыгрывайте оскорбленную добродетель, просто помогите и все. Вы же добрый!

—Молодец, слушайте! Помните, я говорил, что был не на последних ролях, когда создавали мозговые стимуляторы. В моей башке их шесть штук. — Я кивнул. — Так вот, у любого организма, у каждой его клеточки есть одна особенность, именуемая инстинктом экономии сил.

—Лень, что ли, — улыбнулся я.

—Умница! Вам бы настоящее образование получить! Лень, проклятая, раньше нас родилась. В моем случае это значит, что клетки мозга, избавленные от необходимости генерировать энергию, тоже обленились. Стоит стимулятору отключиться, мозг за десять минут погибнет.

Я испытал облегчение — нас учили, что устройства жизнедеятельности надежны и защищены от несанкционированного доступа. Я даже улыбнулся.

—Дорогой Доминик! (Никогда до этого не позволял себе подобных вольностей.) Вынужден “огорчить” — ничего не выйдет.

Мосье Вийяр ответил “испуганным лицом”.

—Что так?

—А то, что нельзя, к примеру, вовремя не подзарядить стимулятор. Как только заряд снизится до двадцати процентов, на сервер придет сигнал тревоги; через десять минут вас подключат к электросети. Если нужно — принудительно.

—Ах, вот вы о чем, — устало отмахнулся мосье Вийяр. — Это известно даже ребенку, но позвольте спросить, а что будет, если мозговой стимулятор вдруг перестанет работать? Что, сервер тоже об этом узнает?

“Интересная мысль! — нас этому не учили”.

—Но как… — залепетал я, — … это невозможно, стимулятор не может выйти из строя — он исключительно надежен… Да и, потом, я тут же получу сообщение о нарушении деятельности вашего мозга… — и тут меня осенило. — Вы… Мосье Вийяр смотрел строго и одновременно умоляюще. И молчал, молчал… Оставалась еще малюсенькая надежда, что Доминик не знает, как сломать стимулятор. Он понял, что я понял.

—Это моя забота, а вам лучше не знать подробностей. Вы ведь можете оказаться в туалете, когда придет сообщение о нарушениях энцефалограммы30. А через несколько минут обнаружите сообщение и забьете тревогу. Но дело будет в шляпе!

И он впервые за весь вечер посмотрел настолько дружелюбно, словно просил передать вилку.

Я собрался с духом:

ПрагмаЛисты —При всем уважении, мосье Вийяр, вынужден отказать. И позвольте обойтись без высокопарных фраз о долге и прочем, просто не просите, и все!

Вийяр покачал головой и примирительно вскинул руки.

—Нет так нет, не обижаюсь… Только пообещайте, что через месяц снова обсудим тему.

Я мигом согласился, в таком деле любая отсрочка — спасение. Вийяр стал что-то искать глазами. — Который, интересно, час?

Я достал мобильник. — Начало одиннадцатого.

—Хорошо, любезный Блез, на сегодня достаточно. Не стану задерживать и прошу прощения за то, что доставил столько волнений. — Он медленно поднялся и чопорно протянул руку. — Окончательно смутившись, я вяло пожал ее. — Да, принесите, пожалуйста, на ночь льда.

Я вернулся через минуту и поставил перед ним маленький термос.

—До завтра, мой дорогой друг, и миль пардон.

Спать не хотелось, я пошел в столовую приготовить кофе. Потом уселся за столик и уставился в чашку — разговор не шел из головы. Поразмыслив несколько минут, я поклялся не повторять Вийяровых ошибок. “Не позвонят, стакан воды не подадут”… “Не позвонят, не позвонят…” Эта занозливая мысль не шла из головы. И вдруг понял — беспокоит молчание телефона! Дело не в звонках, просто не было контрольного оповещения о том, что с подопечными все в порядке. Сигнала тревоги, правда, тоже не было, но… Меня прошиб холодный пот: “Господи, неужели!..” Я выхватил телефон: так и есть — отключен;

ринулся к Доминику, на ходу включая аппарат.

На стук никто не отозвался. Я стучал громче, а сам уже совал ключ. Телефон, наконец, заработал, и я к своему ужасу обнаружил непринятый сигнал тревоги от “Пациента №3 Вийяра Доминика — критическое нарушение функции мозга”… На кровати лежал Доминик, которому, как и предполагалось, хватило десяти минут. На голове была плавательная шапочка со смешно торчащими шишками. От шапочки к розетке тянулся толстый электрический провод… Расследование установило, что Доминик Вийяр скончался из-за блокировки мозговых стимуляторов электромагнитным полем от восьми самодельных катушек с сердечниками, закрепленными внутри плавательной шапочки.

ПрагмаЛисты Руководство выслушало мои разъяснения и нашло их удовлетворительными, все шло к тому, что дело забудется. Однако отыскались бессердечные сыновья Доминика, которые оказались жуткими ханжами. Они принудили руководство хосписа создать комиссию по расследованию самоубийства мосье Вийяра. То ли испугавшись давления родственников, то ли оттого, что за меня некому было вступиться, комиссия заключила, что ваш покорный слуга проявил преступную халатность по отношению к мобильному телефону (который, как вы догадались, мосье Вийяр отключил, отправив меня за льдом). А раз так, дело передали в суд.

Руководство хосписа немедленно открестилось, и пришлось обратиться к родне, которая наняла адвоката, не сомневавшегося в успехе дела.

Тем ошеломительнее было решение суда, признавшего меня виновным в непредумышленном убийстве и положившего наказание в виде двух лет лишения свободы. Из зала суда меня вывели под удовлетворенные ухмылки ублюдочных сыновей.

Пассажиры зашумели. Мужчины, а их было большинство, стали живо обсуждать, как лихо Доминик Вийяр провернул дело. Женщины негодовали, что старику было глубоко плевать на неприятности, которые (он не мог не знать) грозили Блезу. Помянули, конечно, и лицемерных сыновей, но как-то вскользь. Короче, мораль очередной раз спасовала перед Поступком, и все оттого, что способных на Поступок куда меньше, чем моралистов.

Бедный Пети грустил. Разворошив муравейник страстей, он остался при пиковом интересе — о нем попросту забыли. А ведь история далеко не окончена, самоубийство Доминика было лишь завязкой. “Ах, если бы они знали, через что я прошел”, — жалел себя Блез, но решил не навязываться. Он дождался тишины и произнес церемонным тоном:

—Господин Добрович! Мой рассказ не завершен, однако я не настаиваю на его продолжении.

Если будет угодно, готов немедля закруглиться.

Повисла тишина. Пассажиры поняли, что, не выказав Блезу жалости, допустили бестактность. Но если разобраться, парень жив, здоров, молод и вообще должен понимать, что приглашен авансом. В итоге сработало правило: если в безобидной ситуации появились затруднения с выбором, побеждает совесть — Блеза попросили продолжить рассказ, но при этом не извинились.

ПрагмаЛисты Француз вернулся к теме:

—Оказавшись в окружной тюрьме, я сразу состряпал апелляцию. Первые недели было ощущение, будто вырвали сердце и топчутся по нему острыми каблуками, но потом мало-помалу успокоился, переключившись на ожидание ответа. Дело обещало растянуться на много месяцев, а у человека, сидящего в тюрьме, обязана быть какая-то большая цель.

Думаю, вам будет интересно узнать, что порядки в тюрьмах Системы построены на пяти правилах. Правило номер один — невозможность побега. Номер два — невозможность насилия.

Три — отсутствие одиночек и одновременно скученности; сидят по двое. Четыре — заключенный не работает по принуждению, только добровольно. И, наконец, главное правило: искоренение склонности к насилию. А теперь подробнее.

То, что сидят по двое, считаю, хорошо. Одному скучно, а большой компанией некомфортно.

Если хочешь пообщаться, вот тебе двухразовая прогулка — общайся сколько душе угодно. Отсутствие трудовой повинности, на мой взгляд, тоже благо. Три четверти заключенных сами просятся работать, поскольку это еще и приличные деньги: будучи в тюрьме, я зарабатывал не меньше половины прежней зарплаты… Но все это мелочи, детали. Главное — браслеты.

И Блез многозначительно поднял палец.

—Браслеты, или, как их называют, универсальные маркеры заключенных девяносто четвертого года (УМЗ-94), представляют собой титановый ободок толщиной в полсантиметра, который фиксируют на запястье. Думаю, излишне говорить, что УМЗ ни при каких обстоятельствах нельзя снять самостоятельно. — Сказав это, Блез задумался. — Даже надзиратель не может этого сделать. Надевание и снимание браслета проводится в специально отведенной комнате под пристальным оком прокурора. Вы спросите, для чего нужен браслет и в чем его универсальность?

—Разумеется, спросим, — подтвердил Братислав Добрович, а сам что-то быстро записал на лежащем перед ним листе бумаги.

—УМЗ-94 позволяет Системе реализовать три правила: препятствует побегу, насилию и служит искоренению инстинкта насилия. Вы наверняка знаете, насколько эффективно электрошоковое оружие… — Блез заметил непонимание на некоторых лицах, — … ну, когда в тебя выстреливают двумя высоковольтными электродами, и ты корчишься от боли, а потом потихоньку приходишь в себя. С браслетом то же самое, только ты сам подзаряжаешь его с помощью тонюсенького легко рвущегося кабеля, коПрагмаЛисты торый вытягивается из стены камеры максимум на полметра.

—А если не заряжать? — спросил кто-то из пассажиров.

—Насколько я знаю, никто не пробует.

Как только заряд падает до половины, браслет начинает вибрировать. Если заряд понизится до сорока процентов, вибрация повторится, а если до тридцати, без предупреждения включается разряд. Правда, не совсем без предупреждения — за пять секунд до разряда браслет начинает “играть”, причем тебе дают возможность выбрать мелодию.

—А что было у вас? — поинтересовался Шевчик.

—“Марсельеза” 31, но потом сменил ее канканом Оффенбаха… который из “Орфея в аду” 32.

Все рассмеялись, но постеснялись спросить, почему. А простодушный Шевчик спросил.

—Канкан символичен, — объяснил Блез. — Услышишь его и воображаешь, как начнешь дрыгать ногами. Поэтому все бросаешь и падаешь где придется, хоть на пол, чтобы после не расшибиться.

—Что ж, вполне гуманно, — задумчиво произнес Братислав. — Нужно поблагодарить Систему.

—Что мы и делали… каждый день… перед каждым приемом пищи.

—Обязательно, что ли? — поинтересовался Братислав.

—Ну, не то чтобы обязательно, однако все вставали и благодарили, так, на всякий случай. Один парень, правда, поспорил с надзирателем. А в это время как раз встали и начали благодарить. Он сидя продолжал пререкаться. И тут раздался “Тореодор” 33.

Парню бы сразу упасть, а он, бедолага, вскочил от неожиданности, а потом затрясся, закатил глаза и как бабахнется физиономией о стол… крови было! Короче, сломал нос, а мы так и не поняли, отчего браслет сработал, то ли от пререканий, то ли от того, что не поднялся. Но экспериментировать больше никто не стал.

Шевчик не унимался:

—А что за благодарность такая? Типа молитвы?

—Угадали! Что-то в ней есть от молитвы. Хотите послушать? — все закивали. Блез поднялся, закрыл глаза и сложил руки на груди:

“Благословенна благодать, ниспосланная Гуманизмом во имя нашего счастья, благополучия и исправления. Пусть сбудутся мечты выйти на свободу добрым и здоровым. Обещаю оставаться спокойным и усердным, чтобы радовать своих братьев”.

ПрагмаЛисты Все рассмеялись.

—Смахивает на клятву тайного ордена, — сказал Добрович. — Это официальный текст?

Блез улыбнулся.

—Нет, конечно, какой-то проворовавшийся кюре придумал. Но что-то в нем есть, раз прижился; лично мне нравился.

—А как браслет предотвращает побеги? — это уже подала голос Элиза Вегенер.

Блез выпятил нижнюю губу.

—Используется древний, как мир, принцип глобального позиционирования34. Можешь сколько угодно готовиться, даже выбраться — теоретически, конечно, но стоит только отойти от стены на пять метров — разряд. Очнешься снова в камере. Хотя, если честно, не выбраться тебе никак… —Почему еще? — возмутился профессор Эспозито. — Нет тюрем, из которых нельзя убежать.

Пети небрежно отмахнулся:

—Эти сказки из позапрошлого века. Ну вспомните, слышали о побеге за последние двадцать лет?

Все напрягли мозги, но никто не вспомнил.

—Все верно. Лет сто назад американцы придумали строить тюрьму в тюрьме, так, чтобы железобетонные камеры каждая по отдельности помещались в железобетонный же бункер. С тех пор побеги прекратились. Сейчас та же конструкция, только из современных материалов, кажется, из пластокомпозита. — Блез задумался, — а может, и нет. Короче, неважно из чего, главное — не выбраться!

Пети остановился. — Передайте, пожалуйста, воды; если можно, без газа. — Он налил в стакан. — Спасибо.

—Вообще-то, если ты не склонен к насилию, а таких примерно половина, тюрьма не так уж страшна. Еще небольшое количество вроде меня, попавших по глупости. А все остальные — злодеи, которых сдерживает только УМЗ. Мы все, особенно тихие, молимся на браслеты, а злодеи их ненавидят.

—А вам доставалось от браслета? — спросил кто-то из присутствующих.

—Мне ни разу. И вообще всем тихим практически никогда не достается. Если, конечно, не считать обязательного демонстрационного шока. Он в три раза слабее настоящего, но, поверьте, мало не кажется. Да, я забыл, было еще раз, случайно. Потом расскажу… —Что еще за новости — демонстрационный шок? — возмутился сеньор Эспозито.

Блез бросил на него снисходительный взгляд.

ПрагмаЛисты —Оттого возмущаетесь, что не бывали за решеткой и не испытывали страха за жизнь.

Придя в себя после демонстрационного шока, я поначалу злился, но стоило попасть в камеру и увидеть соседа, немедля одумался.

—Похоже, ваш сосед часто отведывал крапивы? — без улыбки произнес Добрович.

Блез кивнул:

—Страшный человек. Сказать, что злодей — похвалить!

—Что так?

—А то, что это был его третий срок. Первый — за бандитизм. Второй за разбой. И, наконец, нынешний, пожизненный — за двойное убийство; безо всяких досрочных освобождений и амнистий. Хотя, как по мне, он просто не имел права жить, его и животным нельзя назвать.

Вспомните собаку Павлова, которой прививали рефлексы, в том числе с помощью страха и боли. Так вот, электрошоковое подавление насилия основано на тех же принципах. Эффективность — девяносто девять процентов. Однако мой сосед как раз был тем самым исключением, на кого методика не действовала. Его звали Карл Вашкански, но все величали эту мразь Шляпником за то, что он перед сном клал на лицо маленькую щеголеватую шляпу. Браслет долбил его каждый день, иногда по три раза, когда Шляпник заносил над кем-то кулаки. Мне даже казалось, что ублюдок пристрастился к электрошоку, кайфовал, возможно, от боли… не знаю.

Но точно знаю: если бы ему не убрали пятисекундное музыкальное предупреждение, он бы меня точно прикончил. Как своего предыдущего соседа!

—И браслет не помог!

—Не помог. Там такая история вышла.

Сокамерники при желании совокупляются почти открыто. Но чтобы насильно — ни-ни.

Бывает, что заключенные во время прогулок знакомятся и договариваются, а затем обращаются к администрации тюрьмы, чтобы их поместили в одну камеру; чаще всего администрация идет навстречу. Я понимаю, это трудно осознать, но в тюрьме все навыворот, там это в порядке вещей, особенно для долгоиграющих… ну, тех, кто отсиживает длительные сроки.

Так вот, оказавшись со Шляпником в одной камере, несчастный имел неосторожность отказать в интиме. А тот в ответ — ни слова. Ни ругани, ни угрозы, только пожал плечами и отошел.

Соседу бы смекнуть, что для Шляпника подобный отказ — смертельное оскорбление, и посоветоваться с дружками. Те бы подсказали, что нужно немедленно уговорить администрацию ПрагмаЛисты перевести его в другую камеру. Видно, дружков у него не было, а может, понадеялся на браслет.

Только убил его Вашкански, и ведь как хитро убил! С помощью углекислого газа и воды… А вышло вот что.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
Похожие работы:

«Международный фонд социально экономических и политологических исследований (Горбачев Фонд) ГОРБАЧЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ ХХ съезд и доклад Н.С. Хрущева О культе личности в российской истории: к 50 летию ХХ съезда КПСС От Фултона до Мальты: как началась и закончилась холодная война Москва, 2006 УДК 94(47+57) Г 67 Горбачевские чтения. Вып. 4.: ХХ съезд и доклад Н.С. Хру щева о культе личности в российской истории: к 50 летию ХХ съезда КПСС. От Фултона до Мальты: как началась и закончи лась холодная война /...»

«Труды VI Международной конференции по соколообразным и совам Северной Евразии ЗИМНИЕ УЧЕТЫ СОКОЛООБРАЗНЫХ В КИРОВОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ А.А. Шевцов Куколевский НПК (Украина) shevcov_anatolii@mail.ru Winter surveys of raptors in Kirovohrad Region. – Shevtsov A.A. – During the last 14 winter seasons (December 1998 – February 2012) the observations were undertaken to obtain assessment of raptor populations inhabiting the entire Kirovohrad Region. Totally 125 one-day surveys were conducted with the...»

«Правительство Сибирский институт управления – Новосибирской области филиал ФГБОУ ВПО Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Уважаемые коллеги! Правительством Новосибирской области совместно с Сибирским институтом управления – филиалом ФГБОУ ВПО Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (Сибирский институт управления – филиал РАНХиГС) планируется...»

«36 C Генеральная конференция 36-я сессия, Париж 2011 г. 36 C/15 17 октября 2011 г. Оригинал: французский Пункт 5.1 предварительной повестки дня Предложения государств-членов о памятных датах, которые могли бы отмечаться с участием ЮНЕСКО в 2012-2013 гг. АННОТАЦИЯ Источник: Решения 186 EX/32 и 187 EX/38. История вопроса: Исполнительный совет решением 159 ЕХ/7.5 (май 2000 г.) утвердил критерии и процедуру рассмотрения предложений о памятных датах в государствах-членах, в мероприятиях по случаю...»

«Российская академия естественных наук Международная университет природы, общества и человека Дубна Международная Научная школа устойчивого развития при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований Вторая Международная конференция по фундаментальным проблемам устойчивого развития в системе природа – общество – человек, посвящённая итогам Мирового Саммита РИО+20 и 155-летию К.Э.Циолковского (Россия, Московская обл., Университет Дубна, 29-30 октября 2012 года) РЕШЕНИЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ...»

«ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Санкт-Петербург 2014 АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА КИНГИСЕППСКИЙ ФИЛИАЛ ДЕВЯТЫЕ ЯМБУРГСКИЕ ЧТЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ДОМИНАНТЫ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА:

«Министерство образования и наук и Самарской области Совет ректоров Самарской области ГОУ ВПО Поволжская государственная социально-гуманитарная академия ФГБУВПО Самарский государственный аэрокосмический университет имени академика С.П. Королва (национальный исследовательский университет) СБОРНИК ТРУДОВ региональной межвузовской научно-практической конференции Высшее профессиональное образование в Самарской области: история и современность (Самара, 6-8 октября 2011 года) Направление...»

«АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН ИНСТИТУТ ТАТАРСКОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИИ ИСТОРИЯ РОССИИ И ТАТАРСТАНА: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Сборник статей итоговой научно-практической конференции (г. Казань, 24–25 июня 2012 г.) Казань–2012 1 УДК 94 (47) ББК 63.3 (2) И 90 Рекомендовано к изданию Ученым советом Института Татарской энциклопедии АН РТ Редакционная коллегия: докт. ист. наук, проф. Р.М. Валеев; докт. ист. наук, проф. Р.В. Шайдуллин; канд. ист. наук, доц. М.З. Хабибуллин...»

«Министерство здравоохранения и социального развития РФ Главное управление здравоохранения Администрации Иркутской области Иркутский государственный институт усовершенствования врачей Иркутский государственный медицинский университет СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕВМАТОЛОГИИ Сборник статей межрегиональной научно-практической конференции Иркутск 2005 PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com УДК 616-002.77 ББК 54.191 С 56 Современные проблемы ревматологии: Сборник статей Юбилейной...»

«1 Т.Л. Лабутина Британская культура в России в XVIII веке: восприятие, заимствования и отторжение Как известно, история взаимоотношений Англии и России насчитывает более четырех столетий, однако, наиболее прочные основы для культурного диалога двух стран были заложены в Век Просвещения, а если точнее, в период правления Петра I и Екатерины II. Интерес исследователей к данному периоду истории российско-британских отношений не ослабевает и по сей день. Свидетельство тому – выход в свет трудов...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ МУНИЦИПАЛЬНОГО БЮДЖЕТНОГО ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ САХУЛИНСКАЯ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА 671 630 Республика Бурятия, Курумканский район, село Сахули улица Школьная, тел 8(30149) 92-7-24, e-mail: sahulischool@yandex.ru На районную научно-практическую конференцию школьников ВИД Секция Математика Тема: Геометрия в образах правильных многоугольников Автор: Шляхов Александр, ученица 8 класса Сахулинской СОШ Научный руководитель : Телятникова Софья Ниловна, учитель...»

«КЛЮЧЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ Материалы X-й международной научной конференции Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев МОСКВА, 18–21 ноября 2003 г. УДК [94+39](470+571)(=112,2)(063) ББК 63,3 (2)+63,5(2) K63 Ключевые проблемы истории российских немцев. Материалы X международной конференции Международной ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев. М.: ЗАО МСНК-пресс, 2004. - 544 с. Научный редактор: доктор исторических наук,...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Чувашский государственный университет имени И.Н. Ульянова Харьковский государственный педагогический университет имени Г.С. Сковороды Актюбинский региональный государственный университет имени К. Жубанова Центр научного сотрудничества Интерактив плюс Школа XXI века: тенденции и перспективы Сборник статей Международной научно–практической конференции Чебоксары 2014 УДК 37.0 ББК 74.00 Ш67...»

«ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Правительство Оренбургской области Министерство культуры и внешних связей Оренбургской области Оренбургский государственный аграрный университет СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Cборник статей и тезисов...»

«Емельян, Л.И. Роль личности в истории Д.М. Гвишиани / Л.И. Емельян // Роль личности в истории: реальность и проблемы изучения: науч. сб. (по материалам 1-й Международной научно-практической Интернет-конференции) / редкол. В. Н. Сидорцов (отв. ред.) [и др.]. – Минск : БГУ, 2011. – С. 77–81. Л.И. Емельян (Гродно, ГрГУ им. Я. Купалы) РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В ИСТОРИИ. Д.М. ГВИШИАНИ Оценка роли личности в истории относится к категории наиболее трудно и неоднозначно решаемых философских проблем, несмотря на...»

«МИНИСТЕРСТО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ.М.АКМУЛЛЫ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ, ВОЗРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ, ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ И ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ Материалы Всероссийской (с Международным участием) заочной научно-практической конференции, посвященной 70летнему юбилею доктора филологических наук, профессора Сулейманова Ахмета...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Чувашский государственный университет имени И.Н.Ульянова Центр научного сотрудничества Интерактив плюс Образовательная среда сегодня: стратегии развития Сборник статей Международной научно-практической конференции Чебоксары 2013 УДК 373.1.02(082) ББК 74.202.3я43 О-23 Рецензенты: Рябинина Элина Николаевна, канд. экон. наук, профессор, декан экономического факультета Мужжавлева Татьяна...»

«МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ. IV Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы Москва – 2008 IV Всероссийская конференция по истории медицины _ _ _ УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ В ОКРУЖЕНИИ ЕС: РОЛЬ РЕГИОНА В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ В ОКРУЖЕНИИ ЕС: РОЛЬ РЕГИОНА В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Издательство Калининградского государственного университета КАЛИНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ В ОКРУЖЕНИИ ЕС: РОЛЬ РЕГИОНА В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Материалы международной конференции Европа и Россия: границы, которые объединяют 21 – 22 февраля 2003 года, Калининград Калининград Издательство...»

«ЧУВАШСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК АКАДЕМИЯ НАУК ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ЧУВАШСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. И.Я. ЯКОВЛЕВА НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СОВРЕМЕННОЙ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ НАУКИ Материалы III Международной заочной научно-практической конференции 20 ноября 2010 г. Чебоксары 2010 УДК 37.0 ББК 74.00 А 43 Редакционная коллегия: Павлов Иван Владимирович, д-р пед. наук, профессор Волкова Марина...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.