WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Их восемь: предводитель прагмаЛистов — правильных людей; изобретатель многомиллионных проектов, у которого украли идею; некрасивая бизнес-леди, пострадавшая от сумасшедшего мужа; ...»

-- [ Страница 3 ] --

В камеры проведен углекислый газ, якобы для того, чтобы заключенные могли готовить себе газированную воду. Однако есть устойчивое мнение, что в герметичной камере с помощью углекислого газа можно запросто умертвить человека. Главное — никаких следов насильственной смерти! — Блез поморщился. — Ладно, речь не об этом. Шляпник хоть и не проработал в жизни ни единого дня, а все же знал, что можно ремонтировать водопроводные трубы, не сливая воду, а замораживая ее внутри с помощью углекислого газа. Раскинув своими изощренными мозгами, он сделал из плотной бумаги двадцатисантиметровый рожок, налил в него воды и за несколько минут заморозил потоком углекислоты. Потом разорвал бумагу, и получился ледяной конус с острым концом. Удовлетворившись результатом, Шляпник стал ждать удобного момента.

Однажды его сокамерник пожаловался на простуду. Мерзавец вызвался приготовить лекарство, и когда таблетки зашипели в стакане, незаметно подбросил туда снотворные пилюВладислав Гринь ли. Спустя час сокамерник уснул. Тогда Шляпник повернул его на бок, приготовил ледяной штырь, вставил острый кончик в ухо и, не делая резких движений, чтобы не возбудить браслет, надавил весом тела на основание штыря.

Острие вошло в мозг, сосед дернулся и захрипел; пошли судороги. А Шляпник стоял с полотенцем и спокойно промокал воду, пока лед не растаял. Потом вытер несчастному лицо и позвал охранника, сказав, что был разбужен хрипами.

Сокамерник не приходя в сознание умер в госпитале. Вскрытие, конечно же, показало механическое повреждение мозга, но доказать вину Шляпника не удалось. Администрация каким-то образом докопалась до истины, потому что из камер убрали наконечники для приготовления льда. А Шляпник стал легендой, и его стали величать не иначе как Шляпник Фриз.

—Гм, ничего не скажешь, оригинальная идейка, — присвистнул Шевчик. Микеланджело, в свою очередь, сокрушенно покачал головой, вспомнив, как санкюлоты поначалу восхищались гильотиной. Остальные глядели на Блеза Пети со смесью любопытства и жалости, а тот предпочел развить интригу.

—Предлагаю пари. Я расскажу о взаимоотношениях со Шляпником Фризом, а потом вы откровенно скажете, мыслимо это или нет.

ПрагмаЛисты Слушатели стали отмахиваться как старый профессор от самогона. “Просто расскажи и все!” Блез кротко улыбнулся:

—Ладно, не нужно пари… С первых дней отсидки я попросился на работу в тюремный госпиталь в качестве санитара. Квалификация позволяла, и администрация не нашла причин отказать. Там я встретился с доктором Эммануэлем, которого называли Док Хок35 за ястребиный нос и широко посаженные глаза на маленькой голове, покрытой жидкими седыми волосами.

Он имел привычку смотреть на тебя не прямо, а боком, одним глазом, отчего еще больше смахивал на птицу. Не знаю почему, но только Док Хок невзлюбил меня. Зато со Шляпником Фризом у него явно сложились доверительные отношения. Однажды Шляпник, будучи здоровым как сибирский пельмень, пролежал в госпитале целых три недели, вернувшись оттуда бледным и похудевшим. Потом он еще несколько раз попадал в госпиталь на несколько дней. Примечательно, что Док Хок никого не подпускал к палате Шляпника, и мне — санитару — оставалось удивляться, кто там убирается, не сам же доктор. Но, как вы понимаете, я не переживал по поводу того, что не соприкасаюсь с гнусным типом.

Месяцев через семь после приговора надзиратель передал мне письмо в конверте с печатью министерства юстиции. Разрывая конверт, я испытал знакомое по школьным годам чувство, будто тянешь экзаменационный билет. И вот перед глазами короткий текст, строчки от волнения расплылись; я даже подумал дать прочесть надзирателю, но собрался.

“Уважаемый мосье Пети!

Ваша апелляция рассмотрена и удовлетворена.

Настоящим уведомляем, что вы будете освобождены 17 августа 2098 года.

В течение месяца вам будет выплачена денежная компенсация в соответствии с Законом Франции.

Вы сможете занять прежнюю должность в течение трех месяцев после освобождения.

Строчки запрыгали перед глазами. Свободен! Боже, какое счастье! Я забегал по камере, потрясая руками. А потом послышалась мелодия Оффенбаха, и… бабах! Жуткая боль во всем теле, искры из глаз… Очнулся на полу, полежал и ползком на койку. Спустя минуту душа снова запела: свободен! Свободен!!! Подошли два надзирателя; я, не вставая, ткнул им бумагу, они ПрагмаЛисты сообразили, что долбануло по неосторожности.

Посмеялись, поздравили и отвалили.

Потом я стал соображать, какое сегодня число… ага, пятнадцатое августа. Значит, послезавтра на свободу! Ура-ура!

Откровенно говоря, я очень боялся Шляпника Фриза и засыпал со спокойной душой только когда тот ночевал в тюремном госпитале. Правда, Шляпник демонстративно, выказывая презрение, не обращал на меня внимания и не угрожал расправой; но ведь и покойный сокамерник тоже не слыхал от него дурного слова! Нет, со Шляпником нужно было держать ухо востро, и я с волнением ждал завтрашнего утра, чтобы выяснить, переведут его из госпиталя в камеру или нет.

Обычно я рассудителен, но тогда разволновался, засуетился и совершил роковой просчет.

Нужно было держать рот на замке и пробыть в госпитале до самого отбоя, благо работы предостаточно. Даже обнаружив Шляпника в камере, можно было бы сразу улечься. И все — наутро свобода! Но, повторяю, от возбуждения я потерял благоразумие.

Придя в госпиталь, я первым долгом поинтересовался у Дока Хока, выписывается ли Шляпник. Тот бросил на меня подозрительный одноглазый взгляд, нахмурился и промолчал. Ближе к четырем Док Хок зашел в санитарскую коморку и попросил напоить его кофе.



—Извините, Док, вы станете пить кофе в этой конуре? — удивился я.

Доктор вымучил гримасу, отдаленно напоминающую улыбку.

—А почему нет? Знаешь, Пети, я всегда был с тобой слишком суров, хотя ты молодец! Я слышал твою историю — через два-три месяца будешь на воле.

Возясь с кофеваркой, я украдкой посмотрел в его сторону, но Док Хок невозмутимо рассматривал свои часы: вроде ничего не знает. Продолжать тему было опасно, чтобы не быть обвиненным в сокрытии освобождения: в тюрьме ведь ни в чем не уверен, тем паче, в освобождении.

Чтобы сменить пластинку, я спросил как можно благодушнее:

—Вам с чем кофе, а то ведь у меня только сахар… —Что, нет фруктозы? — удивился Док Хок. — Это называется гуманным отношением к заключенным. — И, как отрезал, добавил: — Завтра же напишу докладную в администрацию.

Я поспешил его успокоить; еще не хватало жаловаться по моему поводу в день освобождения.

—Что вы, Док, никаких проблем, нам заменитель ни к чему. Я здесь сахар на всю жизнь ПрагмаЛисты полюбил. — И поставил на стол две дымящиеся чашки.

—А я нет, — холодно с отсутствующим видом произнес Док. — Будь другом, сгоняй в мой кабинет за фруктозой.

Через пару минут мы уже пили кофе. Потом он ушел, а я почувствовал слабость, присел на стул и провалился… Придя в чувство, я обнаружил себя на хирургическом столе с поднятыми и разведенными ногами, в позе для удаления геморроя. Поэтому первой мыслью было: “Наконец-то избавлюсь от этой гадости! Как только решился.” Но потом почувствовал, что не могу пошевелить губами и высунуть язык. Напрягши одеревенелый мозг, я сообразил, что лежу привязанным, с заклеенным ртом и спущенными штанами. И тупой болью в промежности… “Наверное, только что закончили операцию. Но отчего заклеен рот; и почему я не в операционном белье?” Насколько можно понять, в операционной было пусто.

Взглянув на входную дверь, я увидел, как за круглым окошком мелькнул и тут же исчез ястребиный нос Дока Хока. Это был знак беды.

Замотав в панике головой, я осмотрел операционную — никого. Я приподнял голову, чтобы заглянуть между ног, и обомлел: на низком хирургическом стульчаке восседал Шляпник Фриз, что-то ввинчивая в мой зад. Его лоб был покрыт испариной, а руки дрожали то ли от напряженной работы, то ли от лихорадочного возбуждения. Снотворное еще продолжало действовать, поэтому боль пока не была кинжальной, но с каждой секундой набирала силы. В последней надежде я устремил взгляд на его правое запястье… и, о ужас, не обнаружил на нем браслета!

Сердце упало, а боль мгновенно стала невыносимой. Я забился и закричал, точнее, замычал заклеенным ртом. Тогда насильник приостановил работу и поднял глаза.

—Очнулся! — негодяй был недоволен, что прервал свой труд. — Ладно, чтоб ты знал, геморрой я полечил, — осклабился Шляпник. — А теперь профилактирую рак прямой кишки… Правда, пока неувязка — инструмент не пролазит. — Он сокрушенно покачал головой. — Плохие нынче порядки, раньше такому соплееду за один вечер раз… бали бы жопу, а мне теперь исправляй чужие ошибки… Но не беда, справлюсь, а нет — расширимся скальпелем… Наслаждайся!

И он стал с усилием проталкивать в меня какой-то огромный предмет. Боль, поднявшись снизу, мгновенно пронзила тело и стала до того ПрагмаЛисты исступленной, что исчезла способность не только кричать, но и дышать… Я повторно очнулся в санитарской коморке. С лица капала вода. Разлепив веки, первое, что я увидел — ненавидящая улыбка Шляпника Фриза. Он отошел, давая мне полностью прийти в себя. Снизу от промежности поднимались волны тупой боли. Но ее все же можно было терпеть. Я за секунду вспомнил все, поймал языком стекающие капли и лихорадочно облизал губы. Насильник повернулся и присел напротив, положив мне на колено правую руку.

С браслетом!!!

—Операция прошла успешно, так что выйдешь на волю здоровехоньким. Крепким оказался отродьем, хотя и жутко вонючим. — Он засмеялся как закашлялся. — Ну да нам, “хирургам”, на это не пенять… Шляпник повернулся, чтобы уйти и, взявшись за ручку двери, произнес ледяным голосом:

—Чтобы не вздумал остаться! — и вышел.

Его уход сам по себе был огромным облегчением. Я оглянулся по сторонам и увидел на столе обезболивающие таблетки и перевязочные пакеты. Пять штук, почему-то разложенные веером. Видимо, от “сердобольного” Дока Хока… Последнюю ночь в камере нельзя вспомнить без содроганий: полузабытье сменялось приступами разрывающей боли, от которой я корчился в немых криках. Воспаленный мозг рождал одну-единственную мысль: “Выбраться отсюда!” Ближе к утру случился момент, когда я не смог больше терпеть и, понимая, что звать на помощь нельзя, решил повеситься. Вскочил на ноги и… свалился в спасительный обморок… Выйдя за порог тюрьмы, я доковылял до стоянки такси, боком примостился на заднем сидении и, отъехав от тюрьмы несколько кварталов, просипел: ”… в больницу…”, после чего потерял сознание.

В больнице из толстой кишки извлекли литровую бутылку. Я провалялся четыре месяца, перенеся три пластические операции. И с каждым месяцем все больше уходил в себя. Я и в Марсель не хотел ехать, понимая, что уподоблюсь виноградной улитке, которую попытаются извлечь из раковины. И не ошибся: поначалу жалели, потом раздражались моей отрешенностью, а затем стали крутить пальцем у виска. Можно ли виПрагмаЛисты нить родных, что не поняли элементарного: я не хотел жить. Это даже нельзя назвать отчаянием, просто была уверенность, что никогда больше не испытать радости и не найти отрады, свернувшись в укромном мирке из незатейливых грез и самоиронии.





Однако прав был Доминик Вийяр, учивший меня, что жизнь не устает подбрасывать возможности. Однажды я прочел в цитатнике прагмаЛистов примерно такую фразу: “Когда станет невмоготу, знай, что еще можно покричать!

Но перед этим задумайся: может, ты у цели!” Глотнув воздуха, я увидел на полке пятидюймового Христа из мыльного камня, который был со мной в тюрьме и к которому я взывал об освобождении… “Но разве ты не свободен?.. Тебе МАЛО!..” Я начал с того, что стал петь гимн рассвету, затем радоваться сну, потом заставил себя улыбаться людям, а через пару дней сам получил улыбку. Спустя месяц я неожиданно уснул под мечту, что выиграл конкурс четверостиший:

“Добейся торжества не властью, не почетом, Не славой, не деньгами, не пышной красотой, А правом доброты, исполненной заботы, Улыбкой влажных глаз и пылкою душой!” Вот такая вышла история… Блез Пети положил руки перед собой. Снова возлюбив жизнь, он не искал сочувствия и даже не жаждал отмщения. Но алкал ответа: как Шляпник Фриз на время избавился от браслета?

И потому поглядывал на профессора Эспозито, а тот сидел, отвернувшись, и лишь когда парень разочаровался, неуверенно проговорил:

—Я об этом догадывался… ну, что это возможно… то есть теоретически можно утверждать, что возможно, но где же тогда предел человеческой низости?..

Покончив с сомнениями, Микеланджело Эспозито заговорил прямее.

—Понимаете, я предполагаю… точнее, нет, я просто уверен, что Док Хок делал Шляпнику ампутацию руки с так называемым полужестким сочленением. Помните, я говорил о пересадке мозга. Так вот, с рукой это даже проще, правда, надо понимать, что движений в полном объеме не сохранить. В лучшем случае, хватание и грубую силу, а чувствительности, ясное дело, никакой. Но Шляпнику она и не нужна, в качестве компенсации он получает возможность безнаказанно творить зло. — Итальянец задумался. — Но каков специалист… подлец, негодяй… но ведь и виртуоз. Проделать такое в тюремном госпитале! — сеньор Эспозито не удержался и восхищенно покачал головой.

ПрагмаЛисты Но потом в нем поднялась волна негодования. — Изощренный и жадный ветеринар! Тут и глупцу ясно, что без денег не обошлось — не делал же он это из любви к искусству! — Сеньор Эспозито спрятал лицо в ладони. Все молчали с минуту, а потом кто-то осторожно спросил, можно ли сделать так, что разъединение руки не будет заметным. Профессор Эспозито рассеянно ответил:

—Конечно, можно, ну разве что очень присматриваться. — И, не отнимая ладоней от лица, тихо добавил: — Сколько же они жизней покалечат!

Пассажиры очнулись и, отбросив церемонии, стали спорить. В итоге страсти оформились в категоричный, но расплывчатый призыв к Добровичу: “Нужно что-то предпринять!” —Может, у кого-то есть опыт по этой части? — спросил Братислав, но пассажиры только пожали плечами.

—С учетом момента к нам, прагмаЛистам, вряд ли прислушаются, — предположил Добрович-младший. — Однако возможна и другая реакция — потребуют доказательств. А раз так, нужно спросить господина Пети, готов ли он.

Однако Блез никак не отреагировал, будто не слушал. Он смотрел в иллюминатор, казаВладислав Гринь лось, полностью поглощенный мыслями. На самом же деле у него просто не было ответа.

—Возможно, господин Пети опасается, что у него возникнет конфликт с Системой? — подсказал Братислав. И сам же ответил: — Его опасения не лишены оснований. Мы действительно не сможем, в случае чего, защитить его от обвинений в клевете, разве что оказать моральную, ну и, конечно, материальную поддержку. Если уж воевать с Системой, то по-крупному, для того и летим в Берлин, хотя, как я сумел убедиться на собственном опыте, правильнее уживаться.

Сеньор Эспозито не сдержался.

—Мягко стелете, господин Добрович! — выкрикнул он. — Насколько я знаю, ваш дед был смелее.

Но Братислав не обиделся — пришло время кое-что прояснить.

—Первое: дед был весьма осторожным человеком. Это ему после смерти приписали множество подвигов. Второе — неужели вы думаете, что подходы прагмаЛистов, внедряй мы их агрессивно, будут востребованы обществом?

Даже не надейтесь — в своей массе люди эгоистичны, пассивны и невежественны, и, главное, не хотят перемен. Гуманисты оттого и правят миром, что на протяжении тысячелетий шаг за шагом совершенствовали систему, удовлетвоПрагмаЛисты ряющую примитивным запросам. Повторяю, наши идеи — удел продвинутого меньшинства, поскольку большинство удовлетворено тем, что имеет: гарантированный кусок хлеба и крышу над головой. Гармоничное поведение — для людей будущего, для тех, кто пожелал стать Человеком. Разве не так?

Ответом было звенящее молчание.

—То, как вы молчите, подтверждает мою правоту. А теперь ответьте, вправе ли мы навязывать свою философию? Давайте согласимся, что наша, назовем ее миссионерской, роль в том, чтобы любой человек мог при желании воспользоваться учением деда. Поверьте, в семье Добровичей не было ни революционеров, ни пацифистов36 — одни прагматики, точнее, прагмаЛисты.

Именно прагмаЛизм уберег от несчастий и привлек под наши знамена десятки миллионов!

Пассажиры по-прежнему молчали.

—Да, трудно ломать стереотипы, — с сожалением признал Братислав и продолжил, но уже с вызовом. — Тогда знайте, после главной пошлости — нашей с вами жизни, есть вторая древнейшая банальность: любые политические системы и правители стоят друг дружки; во все времена их задача — приумножение власти богатых. Беда в том, что люди не хотят этого знать.

Вместо того чтобы добиться самоуважения и презреть властолюбцев, они изощряются в создании, а после в низвержении сомнительных кумиров.

—Что ж, назовем вашу позицию ньюконформизмом37, — съязвил профессор.

—А вы бросьте носиться с бунтарством: людям живется легче, если их оставить в покое.

Займитесь лучше собой! Неужто Вольтер, убеждающий возделывать свой сад38, менее значим, чем Марат39!

Кстати, мои призывы вовсе не соглашательство, а, скорее, разумная отстраненность, чтобы легче дышать. Вспомните хоть Байрона40:

“Замечу, кстати, бегство от людей — не ненависть еще и не презренье, Нет, это бегство вглубь души своей, чтоб не засохли кости в небреженьи.

Среди толпы, где в бредовом круженьи заразы общей жертвы с юных лет, Свое мы поздно видим вырожденье.

Где сеем зло, чтоб злом ответил свет, И где идет война, но победивших нет!” По выражениям лиц Братислав понял, что убедил не всех, но пока довольно речей.

—Мы отклонились от темы: как быть с этими двумя подонками? Если угодно, вот мое мнение: нужно “слить информацию” — организоПрагмаЛисты вать несколько публикаций о том, что в такой-то тюрьме есть заключенные, способные отвинчивать себе руки, чтобы избавиться от браслетов.

Уверен, это станет лакомым кусочком для газетчиков — не пройдет недели, как у Блезовой тюрьмы станут крутиться журналисты, и уж тогда негодяям не поздоровится. Шляпника Фриза удавят углекислотой и без огласки кремируют, а Док Хок попадет в черный список. Пенитенциарная служба Франции вряд ли доведет дело до официального расследования, зато будет разработана защита от подобных извращений.

Но главное, мосье Пети будет отмщен.

Не считая удовлетворенной апелляции, Блезу никто и никогда не помогал по-крупному. Да, он снова лицом к жизни, снова в ладу с собой, но как же приятно стать объектом чужих забот. Парень не отрывался от иллюминатора, но с лица мало-помалу отваливалась приросшая за годы одиночества печаль, обнажая бледно-розовую кожицу воскресающей души.

На задворках Системы Пассажирам представился очередной рассказчик:

—Платон Вакула, тридцать четыре года, из Украины. По образованию социолог, а по профессии — турагент.

Он имел типично славянскую внешность: широкое, почти белое лицо, на котором малопримечательные нос и губы как бы служили фоном для светлых, с уходом в медовый оттенок, выразительных глаз.

—Последнее время в качестве хобби исследую влияние гармоничного поведения на людей, живущих за пределами Системы, в частности, в России. Для тех, кто не знает, моя страна получила название, будучи в свое время окраиной Российской империи. Три четверти века назад Украина сменила внешнеполитическую ориентацию, став на этот раз оконечностью Системы. Люди в России и Украине похожи, только в моей стране они более сдержанные. В начале прошлого века Украина страдала из-за дефицита энергоресурсов и в этом смысле сильно зависела от России. Даже примкнув к Западу, она еще долго ходила враскоряку; одно время казалось даже, что не выдержит и треснет по шву.

ПрагмаЛисты (Имеется в виду река Днепр). Но затем изобрели фотосил — несмачиваемую поверхность для дешевого гидролиза воды, и энергии стало вдоволь. После этого Украину как магнитом притянуло к Западу.

С другой стороны, решение энергетической проблемы больно ударило по России, которая сильно зависела от торговли своими углеводородами. Система же, получив доступ к дармовой энергии, совершила мощный экономический рывок, еще больше оторвавшись от России по качеству жизни, в результате там организовалась очередная волна эмиграции. Запад немедленно отреагировал ужесточением соответствующих законов и фактически отгородился от России.

Только Украина, пользуясь статусом буферной зоны и имея общие славянские корни, выхлопотала право тесно контактировать с северным соседом: россияне могли подолгу жить в Украине при условии строгого соблюдения правил Системы.

Но вернемся к гармоничному поведению.

Чем отличается жизнь людей в Системе и за ее пределами, скажем, в России? И там, и здесь люди мечтают о счастье. Благодаря высоким технологиям, обеспечившим избыток и долголетие, Система выветрила из сознания необходимость заботиться о завтрашнем дне. На первый взгляд это было благом, но, как уже говорил Шеф, на деле вышло иначе. Уверенность в будущем постепенно “размыла” замечательные качества:

решительность, жизнестойкость и любознательность. В итоге граждане Системы стали довольствоваться пресной монотонной жизнью.

Можете поверить, мы не больше удовлетворены жизнью, чем те же россияне, привыкшие радоваться мелочам и жить надеждой. Правда, они, в отличие от нас, очень тревожатся о будущем, а их в ответ побуждают ценить жизнь, причем оригинальным образом: показывая это самое будущее за приличные деньги. Делается это так.

Человека заводят в темную комнату, усаживают в кресло и надевают на голову шлем с экраном на внутренней стороне забрала. Показ начинается с похорон: видишь себя в гробу, узнаешь скорбящих родственников… Кстати, именно по тому, как выглядят близкие, можно примерно определить, сколько прожил. Затем все раскручивается в обратном направлении вплоть до момента надевания шлема. Отражаются только важные события, зато очень четко, с деталями и обязательным музыкальным сопровождением. Сеанс длится ровно минуту, но никто не пожаловался, что мало. Наоборот, срывают шлем и поскорее выбираются на свет.

ПрагмаЛисты —Молодцы, — отреагировал Шевчик, — вот бы мистеру Тёрнеру приделать такой шлем на недельку!

Словно не услыхав его реплики, Платон вернулся к теме:

—Так что, имея возможность сравнивать, я утверждаю, что граждане Системы более счастливы, чем живущие за ее пределами… как породистая собака счастливее дворняги, — он улыбнулся. — Думаю, вам будет интересно узнать, как часто россияне реализуются… пользуются гармоничным поведением? Так вот, удивляйтесь: чаще, чем в среднем по Системе. Точных данных нет, но в России не менее семи процентов прагмаЛистов. Другое дело, что россияне реализуются для избавления от тревог и укрепления здоровья, а в Системе — чтобы стать хозяином своей жизни… —И все же, где, по-вашему, лучше живется? — перебил его Братислав Добрович.

Платон пожал плечами.

—Вопрос несложный. Люди из Украины не очень-то стремятся в Россию. Едут, конечно, поглазеть, напитаться впечатлениями, чтобы с радостью вернуться в предсказуемую Систему… — Платон хмыкнул, — … любим заурядность, хоть и рядимся в эксцентриков… — и вернулся к сути, — … а дома, пованивая в штилевом болоте, скучаем по веселью и риску. Украинцы, испытывающие подобные чувства, часто наезжают в Россию за драйвом. Со временем, чтобы не расслабляться, многие реализуются: в Украине наибольшее в Системе число приверженцев гармоничного поведения: примерно каждый пятнадцатый!

—Вы все же не ответили на вопрос… — скромно напомнил Добрович.

—Ах да, извините! — спохватился Платон. — Мне думается, не важно, где живешь, важно, что из себя представляешь! ПрагмаЛисту всюду хорошо, оттого что он в ладу с собой!

—Я где-то об этом уже слышал, — иронично подтвердил Добрович, но чувствовалось, что по сердцу разлился сироп. — Только как вышло, что социолог занялся туристическим бизнесом?

Платон поморщился.

—Да кому она нужна, социология! Ты ею толком и не занимаешься, лишь собираешь отрывочную информацию. Все заточено, чтобы выводы делались на самом верху. Нафига такая работа — мне интересно изучать характеры людей, прежде всего, не из Системы. Да и Россию я люблю; имя-то у меня — ни дать ни взять русское. Не знаю, как там, в Америке, но если в православном мире осталось что-то первородное, живое, то в России. — Платон поспешил уточПрагмаЛисты нить. — Но это моя точка зрения, Система, разумеется, учит иному. Турагентства, вроде того, в котором я работал, как раз созданы, чтобы формировать дурное мнение о несистемных странах, прежде всего, о России. Делается это с помощью испытанных средств — инсценировок и провокаций. Все продумано и отработано. Цель одна — выходя из самолета, гражданин Системы должен почувствовать непреодолимое желание поцеловать родную землю, а после собрать друзей и рассказать, как там страшно жить.

—Но насколько я знаю, в России есть на что посмотреть, — подала голос Элиза Вегенер.

—Правильно, Система этого не отрицает!

Туристам в России с удовольствием показывают не только беды, но и красоты. Другое дело русские; их-то представляют в самом дурном свете.

—Засылая агентов Системы, чтобы те разыгрывали перед туристами неприглядные сцены? — предположил сеньор Эспозито.

Вакула улыбнулся:

—Разумеется, нет, русские бы на раз вычислили! Инсценировки проводятся самими же россиянами, нелегально работающими на Турагентства. Делается это талантливо и самозабвенно, причем с двумя целями: заработать и по возможности стать гражданами Системы!

—Неужели у нас медом намазано? — поинтересовался Шевчик.

—Молодежь прельщает уровень жизни, а тех, кто постарше — долголетие; в России в среднем живут лет на двадцать меньше, чем в Системе.

—А им невдомек, что благополучие и долголетие многим нашим поперек горла? — проворчал сеньор Эспозито.

—Думаю, нет; как говорится, алчущий не ведает… —Удается хоть кому-то получить гражданство Системы? — Добрович попытался сменить тему, а Платон состроил кислую мину.

—Насколько я знаю, практически никому.

—А что так?

—Да все просто. Русские обязаны проработать на Турагентство не меньше десяти лет. А на седьмой-восьмой год “артистов” сдают российским спецслужбам.

—Поня-я-тно… — протянул Добрович. — Так вы руководили Турагентством?

—Не совсем, я как раз отвечал за постановку “спектаклей”, и, разумеется, за контакты с местными российскими силовиками. Считайте, был на полулегальном положении.

Вакула рассмеялся.

ПрагмаЛисты —Нет-нет, я не шпион, у меня духу не хватило бы. Просто “спектакли” не могли остаться незамеченными для правоохранителей. В редких случаях, когда полиция теряла контроль, даже подключалась служба безопасности… —Если полиция не пресекала безобразий?

Вакула хмыкнул.

—Не воспринимайте все так серьезно. Дело в том, что “спектакли” — крайне доходное дельце.

Турфирмы облюбовали два десятка мест в России и ежегодно возят туда до тридцати миллионов человек. А теперь строго по секрету: за каждого турика мы выкладываем русской полиции по пять монет. А те рапортуют в столицу, что в зоне их ответственности нет никаких происшествий.

—Не помню, как это называется, — задумавшись, почесал голову сеньор Эспозито. Вакула поспешил на помощь.

—“Мздой” называется, “взяткой”, “хабарем”, “благодарностью”, но полицейские любили слово “цыпа”. Со мной однажды случился казус. Подсаживаюсь на заправке к начальнику городской полиции. Ну, все как обычно, в конце жму руку, а он мне на полном серьёзе: “Не понял, а где моя цыпочка?” Я не врубился, стал объяснять, что мы таких услуг не предоставляем. Тогда полицейский рассмеялся и подозвал водителя, стоявшего возле колонки навытяжку:

“Разъясни, мол, что к чему”. Даже в российской службе безопасности долго не могли понять, что значит “цыпа”, обвиняя полицейских в аморальности. Был случай, когда спецслужбы записали несколько переговоров с упоминанием “цыпочек”, а потом пытались “взять на понт” полицейского, мол, сообщат жене. Полицейский мне сам рассказывал. Он чуть не прыснул, но сдержался, состроил испуг и заблажил, что, дескать, хочет подумать, а после послал их подальше, русские это умеют. Спецслужбы, как водится, отреагировали, но семейного скандала не вышло. Так что верно говорят: правильная терминология — половина успеха.

—А какие у “спектаклей” сюжеты? — спросил Добрович.

—Самое рентабельное, десятки лет пользующееся успехом, — когда “бездомные” дети просят у туристов милостыню. Дети работают за сладости, а кто постарше — за гроши.

—А родители знают?

—Как правило, нет. Что бы у нас тут не рассказывали, русские не такие бедные, правда, как большая нация, обходятся без церемоний: мне однажды довелось видеть, как отец выпорол сынишку прямо перед туристами. Причем классически выпорол, положив на колено, как в старые времена. Клиенты до конца тура только об этом ПрагмаЛисты и говорили. Я даже сходил к начальству, предлагая организовать подобные “экзекуции” в Суздали и Муроме. Но идею отвергли из-за высокого риска разоблачения… Ладно, о детях все. Расскажу о самой эффектной постановке — драке подгулявших мужиков в злачном месте за бабу.

—Это что, кулачный бой, как в русских былинах? — удивилась Элиза. Ей вспомнилась палехская41 миниатюра на комодной шкатулке прабабки, где мужики, выйдя стенка на стенку, закатывали рукава серых посконных рубах.

—Не-е-ет, если бы, — завистливо протянул Платон, — только мечтать… такой бюджет никто бы не утвердил; да и русская полиция не одобрила — мы ведь ей платили за туриста, а не за “актера”. А представляете, сколько было бы хлопот? Поэтому ограничивались несколькими участниками, чтобы смахивало на бытовуху.

Вот стандартный сценарий. Заводят группу туристов в большую закусочную, усаживают на возвышении, кормят квашеной капустой, щами и обязательно накачивают водочкой. Ее в России столько… прозрачная и чистая, как слеза весталки42… и вкусная, закачаешься! Ставят перед тобой рюмочку на высокой ножке, в каждой максимум граммов тридцать. И постоянно наливают; норма у нас была сто пятьдесят граммов на человека. Для русского это слезы, но непривычному туристу хватало за глаза.

Представьте, сидят туристы в импровизированном амфитеатре и напиваются. Внизу тричетыре столика, за одним парень с девушкой, за другим — два здоровяка, и еще столик с парой мужиков. Как только видишь, что туристы созрели, даешь отмашку. Один из здоровых мужиков подходит к девице и цепляет за руку. Ее парень вскакивает, хватает наглеца за грудки. Они секунд десять матерятся, брызжа слюной, чтобы туристы успели схватиться за камеры. Потом здоровяк отвешивает парню тумак, и тот, падая, переворачивает стол. Тогда второй поднимает несчастного и двигает ему в челюсть. Бедняга перелетает к третьему столику, и только после этого двое “нейтральных” вступаются за него.

Начинается возня три на два, в процессе которой орущая девица непременно хватает бутылкой главного обидчика… Прибегает полиция и забирает всех, кроме девицы, которая плюхается на стул и, опустив голову на руки, пускается в соленые рыдания. Сердобольные туристы начинают успокаивать, а некоторые даже суют деньги… Платон сделал многозначительную паузу.

—Но куда интереснее реакция туристовмужчин. Это чтобы вы, женщины, не обольщались насчет сильной половины. Стоило начаться ПрагмаЛисты потасовке, наши мужики, за редким исключением, перепуганными глазами смотрели на гида и первыми торопились к выходу. Не припомню, чтобы кто-то вступился за барышню!

Пассажирки хмыкнули: “Открыл Америку!” —А что, женский вопрос не обыгрывался? — наконец получил возможность спросить Шевчик, которого давно подмывало. Платон ответил Рою грустным взглядом, но уклониться не мог, потому что история сводилась именно к “женскому вопросу”.

—Как без него; между прочим, это не самая сложная часть программы. А все потому, что дело никогда не доходило до кульминации — собственно секса.

—Ну, тогда неинтересно, можно было не спрашивать, — разочарованно протянул Шевчик.

—Да-да, секса не было, так ведь и задачи такой не стояло, — поспешил оправдаться Вакула. — Нужно было внедрить в сознание туристов миф о том, что в России можно запросто подхватить тяжелую инфекцию, в частности, вирус костномозговой деструкции, или ВКД. Даже у нас инфицированные ВКД нуждаются в пожизненном лечении, а в России от этого вируса умирают все, кого он, по несчастью, настиг. Им даже пугают сексуально озабоченных подростков. — Вакула мысленно поехидничал, увидев, что губы Шевчика со страху обвисли как люстра. — Вот типичный сюжет “спектакля”. Вечером в холле отеля прогуливаются русские красавицы, знакомятся с туристами, после чего все идут в бар, где и затрагивается щекотливая тема. Девушки объясняют, так, мол, и так, идем в номер, платите сто, двести, пятьсот монет, в зависимости от продолжительности сеанса, и мы ваши по полной программе. И вот уже девицы ведут парней, минуты блаженства все ближе… Но тут навстречу руководитель группы, к примеру, ваш покорный слуга. Делаю глаза блюдцами, отвожу туристов в сторонку и разъясняю ситуацию. Мол, неужели не предупредили, что по статистике половина русских проституток инфицирована ВКД, так что кому-то из двоих парней не свезет. Развожу руками и говорю, что, конечно, не имею права запретить контакт, просто предупредил… Туристы пугаются и, заручившись обещаниями уладить проблему с девчонками, запираются в номерах.

—А смелые попадаются? — улыбнулся Добрович.

—Я бы сказал, не смелые, а пьяные; такое случается. С ними обходятся просто — попав в номер, девица первым делом наливает клиенту еще сто граммов крепкого. Обычно этого хватает, чтобы тот свалился с ног. Ну, а если клиент ПрагмаЛисты оказывается оловянным солдатиком, девушка под любым предлогом “на секундочку” выпархивает из номера. Короче, турист либо паникует, либо напивается в стельку.

—Смешно, — вмешался Микеланджело, — только почему наш Платон загрустил, стоило Рою затронуть женский вопрос? Надеюсь, он не на антивирусной терапии? — и, примирительно подняв руки, добавил:

—Только без обид, вопрос, как вы понимаете, риторический!

Глаза Платона блеснули лунным светом.

“Кто тебя за язык тянул!” — обругался Микеланджело и открыл было рот для извинений, но украинец и не подумал обидеться.

—А кто отрицает, я и сейчас грущу. Дело в том, что одна из “проституток” стала мне женой; пока гражданской, но какая, собственно, разница. — Платон огляделся, стремясь получить подтверждение, что разницы действительно никакой.

—Дело было так. В Москве мне представили Тамару и Александру, выпускниц театрального училища. Тамара была высокой, с огромной черной косой, маленьким носиком и крупными карими глазами. Она обладала большой грудью и характерной чертой, задавая вопрос, склонять голову вбок: клиенты отпадали. Александра, предпочитавшая называться Сашей, напротив, невысокого роста и с внешностью, скорее, еврейской; при этом крайне самоуверенная. Она, кстати, замечательно танцевала под русские мелодии, подмигивая и зазывая пальцем. Короче, пара работала на контрасте. Тамара к тому времени встречалась с парнем, и дело шло к свадьбе, а Саша была в поиске. Хотя нет, не была она в поиске, просто складывалось впечатление, что ей плевать на парней; будто стоит ей захотеть, и они мигом слетятся. А уехать в Систему ей хотелось, по крайней мере, мне так казалось.

Я тогда приближался к четвертому десятку, и родители стали торопить насчет женитьбы, хотя меня устраивала возможность использовать служебное положение, коротая ночи с “проститутками”. Однако, познакомившись с Сашей, сразу почувствовал — моё; дело было не во внешности и даже не в характере, просто понял, что с этой девчонкой не заскучаешь — хоть сразу, хоть спустя двадцать лет.

Пожар сердца разгорался с каждым днем.

Однако, несмотря на то, что я был весьма важной птицей, Саша питала ко мне разве что дружелюбие. Бьюсь об заклад, это не было ПрагмаЛисты притворством, просто она задержалась в мире подростковых феерий, а ваш покорный слуга не справлялся с ролью капитана Грэя43. Турфирма всегда смотрела сквозь пальцы на отношения сотрудников с нерезидентами — в случае чего, их с легкостью можно было прекратить, поскольку резиденты, то есть мы с вами, крепко повязаны благами Системы. Я стал демонстрировать девушке дополнительные знаки внимания.

Однако в течение двух лет отношения не сдвинулись с точки замерзания; дальше оболванивания туристов и танцев на вечеринках дело не шло. Я даже за руку ее не взял, потому что не хотел нарваться на холодность.

А потом возникло полусерьезное увлечение одной француженкой, и на какое-то время я забыл об Александре. К тому же, нужно признаться: командуя рядовыми сотрудниками, я не выбираю выражений. Саша не стала исключением.

Она в ответ не то чтобы занервничала, а скорее удивилась, вообразив, наверное, что имеет право на особое отношение. Спустя пару месяцев поинтересовалась, отчего мы перестали встречаться во внерабочее время.

Приняв по ошибке недоумение за проявление чувств, я снова приударил за Сашей, хотя по-прежнему особо не навязывался. А она, представьте, словно Эзопова собака44, вернулась к безВладислав Гринь различию! Я бы еще понял, не будь у нее отбоя от парней; так ведь нет!

Обидевшись, я решил покончить с двусмысленностью: “Не сошелся же свет клином на этой девчонке!” Мы поговорили, и я получил отказную карту: Александра таки надеялась встретить человека, способного на Поступок; чудеса да и только! Ясное дело, я взбесился — пусть бы сказала, что не нравлюсь или любит другого.

Но чтобы в двадцать шесть лет мыслить на уровне выпускного класса… Все, долой любые нерабочие контакты. Какое-то время так и подмывало уволить Сашу из Турфирмы, что даже увольнением не назовешь:

звонок кадровикам — и все, назавтра ее нет!

По правде говоря, не сделал звонка, чтобы позлорадствовать, когда ей так или иначе дадут от ворот (Системы) поворот.

История повторилась — Саша снова лишилась настроения, всем видом давая понять, что ей претит мое подчеркнутое безразличие. А однажды зашла в кабинет, так прямо и заявив. Я не спасовал, высказавшись в том духе, что не нуждаюсь в подачках:

—Знаешь, у меня впечатление, что тебе нужен не я, а мое отношение к тебе.

Саша покраснела.

ПрагмаЛисты —Это не совсем так… — в ее голосе сквозила растерянность, вероятно, по причине моей сдержанности, которая тут же рухнула как весенняя плотина:

—Плевать на детали! Я взрослый человек и не тешусь иллюзиями по поводу принцессы или Золушки. Мне нужен друг, а чтобы совсем начистоту, спутник: как Луна нужна Земле — для стабильности и отливов.

Она опешила, обмозговывая мои слова.

—Спасибо за откровенность… я пойду… — и, повернувшись в дверях: — Жаль, раньше так не говорили… Я в ответ раздраженно пожал плечами и уставился в компьютер.

Прошло немного времени, и она подстроила встречу на вечеринке. Оказавшись в укромном уголке, мы схватили друг друга и стали долго и ненасытно целоваться. От Сашки пахло свежестью, словно от огуречной грядки ранним августовским утром… Когда касается двух взыскательных людей, не стоит удивляться, что отношения развиваются с невиданной быстротой — казалось, несешься в бурном стремительном потоке, а впереди пьянящая неизвестность падения — только синее небо и радуга в пузырящейся пене… Впервые придя ко мне, она надела грубый бордовый свитер и юбку в крупную клетку. Мы пили шампанское и болтали. Потом Саша вышла в туалет, а я пересел в ее кресло.

—Не поняла, а мне куда?

—Ко мне на руки.

—Как скажешь… Она легко умостилась на моих коленях, возникло чувство, что так было всегда… Мы целовались, пока моя рука не оказалась под ее свитером.

—Я сниму, жарко, — и одним движением сняла свитер. У нее была небольшая восхитительная грудь с розовыми сосками; под левой грудью темнела родинка. Я потянулся губами к этой чудесной родинке. Мы оба были пунцовыми от возбуждения, свежий аромат Сашкиных духов смешался с легким запахом чуть вспотевшей кожи.

—Пойдем на диван, — наконец прохрипел я.

—Только поставь потихоньку музыку, — не открывая глаз, попросила она.

Мы лежали в жаркой комнате, и я целовал ее горячее тело. Мне захотелось поцеловать ее там, и, к моему удивлению, она оказалась готова.

А полакомившись, отплатила мне той же монетой. Вот так откровенно и трогательно мы полюбили друг друга в тот первый раз… ПрагмаЛисты Вскоре Александра забеременела, к чему я оказался не готов: беда в том, что ребенок гражданина Системы и нерезидента даже не родившись создает проблему. Ни в качестве жены, ни даже в качестве матери резидента (им становится ребенок, рожденный в Украине), Саше в Систему не попасть. Со мной, кстати, никаких проблем: женись на здоровье и живи где хочешь, не теряя гражданства.

Вопреки моим ожиданиям Саша не очень-то стремилась в Систему.

—Мне и в России, среди живых, неплохо!

Я уставился на нее:

—Не понял, а для чего ты нанялась в Турфирму?

Саша нахмурила брови и поглядела на меня с сомнением:

—А что, разве таким образом кто-то попал в Украину?

Я смутился.

—Вообще-то нет… но я думал, ты не в курсе… Ну, надеешься… — я переживал, что она станет укорять меня за скрытность, но Сашка и не подумала.

—Может, кто-то и надеется, только не мы с Тамарой. Для нас работа в Турфирме — это, как говорят в России, “изумруд безумий” 45, смакование жизни… с причмокиванием! Потом, само собой, деньги. — И с иронией добавила: — Ну и то, что так ценится в вашей залёжанной Системе — жизненный опыт.

—Лично для меня ценное — ты, — уточнил ваш покорный слуга. — А общение с русской полицией? Разве не риск? Взять хотя бы вариант получения оплаты натурой.

Саша презрительно скривилась.

—Может, кто так и платит, только мы с Томой для начала познакомились в Москве с одним генералом, обаяли его, ну он и сделал пару звонков. Если хочешь знать, полицейские нас вообще не трогали. А мы им за это организовывали отдых в Москве… Так-то! Вам, крючкотворам, не понять!

Обидно, понимаешь, ну ладно. Дальше-то как?

—Саня, такое впечатление, что ты меньше моего переживаешь; или не отдаешь отчета, что дорога в Украину заказана?

Она прищурилась.

—У меня только один вопрос, — Сашкин скептический тон, скорее всего, был продиктован моим смущением. — Спрашиваю предельно официально: каковы твои намерения?

ПрагмаЛисты Из-за отсутствия таковых я еще больше смутился — жениться на ней, как говорится, с дорогой душой, но жить в России… Не знаю, похоже, я не был готов. Саша прочла мое настроение.

—Ясно, можешь ничего не говорить, а то мне нужно подняться и немедля уйти. Я бы так и поступила, не знай ваших порядков!

—Санька, милая, — взмолился я, — сейчас не до обид! Да, твоя правда, мне не хочется жить в России, но без тебя и вовсе не можется… Я ведь не думал вылюбить46, а в самом деле полюбил… Ну подумай сама, разбежимся, что хорошего?

Тебе либо аборт делать, либо рожать в одиночку. И то, и другое — не выход!

—Наивный, неужели ты вообразил, что я забеременела по неосторожности? Я так решила:

хочу от него ребенка, а дальше как выйдет. Понимай как хочешь, у нас это называется: бросить вызов судьбе!

Я разозлился.

—Почему-то меня это не удивляет. Только знаешь, как это понашему?

Саша нахмурилась, но промолчала.

—Ладно, скажу. Ты делаешь меня ответственным за свою безответственность.

Она пошла пятнами.

—Ах вот как! Тогда все, будь здоров!

Саша порывисто поднялась, но я схватил ее руку и насильно усадил.

—Все, довольно! Итак, ты бросила вызов. Давай думать, как его принять.

Санька подняла глаза, полные злых слез; я замолчал, давая ей успокоиться. Нужно было разрядить атмосферу, но, не найдя подходящих слов, я пошел на кухню. — Не вздумай уйти!

Вернувшись с бутылкой “Шардоне” и двумя бокалами, я обнаружил Сашу заметно повеселевшей. Она поднялась с дивана и поцеловала меня в губы.

—Платон, то, что я скажу, никакой не шантаж, но давай так: беременность — твоя проблема! Ты мужик, голова у тебя светлая — не хочешь меня терять — думай! Только знай, я женщина рисковая… Спустя неделю пришло решение.

—Какой у тебя срок? — спросил я, прихлебывая чай из чашки в красный горох.

Саша посмотрела с подозрением: вопрос мог означать, не поздно ли делать аборт. Однако, учитывая момент, удержалась от резкости.

ПрагмаЛисты —Думаю, месяца полтора. — И больше ни слова. “Молодец, проверку прошла”. Можно было переходить к сути.

—У нас есть закон, своего рода символ Гуманизма: любой человек, работающий на Систему, независимо от своего гражданства имеет право на защиту.

В результате напряженной работы мысли на лбу Александры обозначились две глубокие морщины.

—Ты хочешь сказать, если меня схватит наша полиция и обвинит в пособничестве Системе, я имею право обратиться за предоставлением украинского гражданства?

—Молодец, смышленая!

—Спасибо, — иронично отозвалась Саша. — Только я ведь работаю неофициально. Так любой может попросить политического убежища.

—Потому и не просят, что размышляют, как ты. Я тоже так думал, пока не почитал эмиграционное законодательство — там ни слова о том, что нерезидент должен работать на Систему официально. Ну, а что не запрещено… —Разрешено!

—Именно, моя ты умница! У Турфирмы нет официального контракта с тобой, это верно.

Тем не менее, имеются файлы о сотрудничестве.

Я не просто проверил, а на всякий случай перерегистрировал кое-какие бумаги.

Саша опять задумалась.

—Преследование наших властей можно организовать через моих знакомых, — глядя перед собой, тихо, словно продолжая рассуждать, произнесла Саша.

Какой же я молодец, что боролся за ее любовь!

—Знаешь, Платон, это возможно, — она, наконец, справилась с сомнениями. — Однако без денег не обойтись.

—Деньги есть, — заверил я. — Давай пораскинем мозгами: допустим, тебя арестуют и обвинят в нанесении вреда России. Я обращаюсь в эмиграционную службу Украины с твоим заявлением о предоставлении гражданства. Допустим, Система дает “добро”; твои знакомые отпускают тебя под подписку о невыезде, после чего останется нелегально пересечь границу.

Я слышал, россияне как-то исхитряются это делать — думаю, опять же за деньги… всё.

Глаза Александры блестели, а лицо было бледным и отрешенно-сосредоточенным. Казалось, ее вовсе не волновала перспектива пребывания в СИЗО, хотя Саша не могла не понимать, что временное задержание, пойди что-нибудь ПрагмаЛисты не так, закончится длительным сроком… Как же я любил ее в эту минуту!

—Послушай, солнце, я восхищен! Но риск есть: вдруг твои друзья окажутся непорядочными людьми? Сама понимаешь… Но Александра даже слушать не захотела.

—Здесь, в России, все сладится, не сомневайся! А вот как Система? — она поджала губы. — Короче, Платон, нужно быть готовым, что деньги возьмут и выпустят, а в Украину я так и не попаду.

—Да черт с ними, с деньгами, — я действительно так думал. — Если не судьба тебе попасть в Украину, так и быть — остаюсь жить в России!

Щеки Сашки зарумянились. Она сидела опершись руками о диван.

—Тогда пусть это будет моя лучшая роль!

Я встал на колени и взял ее обеими руками за низ бедер. Они были холодными и налитыми… —О чем ты думаешь?.. — спустя десять минут Саша погладила мне мочку уха.

Я выдохнул.

—Откуда в тебе столько силы?

—Потому, что я прагмаЛистка.

—Что, играешь сама с собой в крестики-нолики?

Саша от души рассмеялась.

—Чего-чего, а такого не слышала, надо будет поделиться с друзьями.

—В смысле, с другими прагмаЛистами?

—Да, вот будет смеху! Так о нас еще никто не говорил. — Она опять засмеялась. — Надо же, выдумал, “крестики-нолики”… Хотя ты прав, только вместо крестиков — единицы.

Я повернулся на бок и смотрел на нее подперев голову рукой.

—Только не надо мне рассказывать, что “единицы-нолики” добавили тебе самоотверженности — с этим нужно родиться.

—Не спорю, просто раньше вся моя смелость была присыпана страхом, эгоизмом и прочей гадостью, а “единицы-нолики” смели эту шелуху словно прошлогодние листья.

—Может, и мне начать?

—Может, и начни, — она поцеловала меня в нос. — Только ты у меня и так хороший!

Через несколько дней мы были готовы, и она поехала к своему генералу. Я маялся, не выпуская из рук телефона. В 16.00 звонок.

—Все в порядке. Деньги нужны через два дня, — Александра назвала сумму.

ПрагмаЛисты И завертелось… Лучше не вспоминать, что я пережил, пока Санька сидела в следственном изоляторе. Дело затянулось на месяц, пока в эмиграционной службе варилась бюрократическая каша, но в итоге Система не подвела: Турфирма получила письмо, в котором сообщалось, что вопрос предоставления гражданства решен положительно, и в течение месяца делу будет дан официальный ход. Это означало, что МИД Украины обратится в соответствующее министерство России с просьбой об освобождении Александры Шевцовой и предоставлении возможности выезда в Украину. Но последнее как раз было лишним — подобные обращения удовлетворялись в одном случае из ста. Я срочно начал вторую фазу операции: освобождение и нелегальное пересечение границы… Никогда я не был счастливее, чем в тот момент, когда Сашка вышла из СИЗО. Накануне утром, как по команде, отключились все телефоны Сашиных приятелей-полицейских, видно, сработало правило защиты от паникеров. Придя домой, она немедленно потребовала ванну, и, сидя с ней в этой ванне, я мыл и любил каждый миллиметр ее тела. И аккуратно сбривал волосок за волоском в ее паху.

Нельзя было терять ни дня, пока российские власти не встрепенулись. У меня уже было подВладислав Гринь готовлено “окно”, которое удалось организовать через российскую дипломатическую службу за огромные деньги. Моих средств, понятное дело, не хватило, и я занял, где только смог.

Спустя полтора месяца после начала операции Саша оказалась в Киеве и получила статус беженки. Отмечая грандиозный успех, мы, взявшись за руки, сидели в кафе на Андреевском спуске. Плакали, выпивали и не верили своему счастью — все было таким зыбким, таким неопределенным… и срослось!

И тут в самом конце пути, когда на горизонте уже виднелся спасительный берег, мы расслабились и допустили ошибку. Александре нужно было стать на учет в женскую консультацию.

Я, конечно, понимал, что это может закончиться разоблачением, поэтому подумывал зарегистрировать брак и вообще не становиться на учет по беременности. А перед самыми родами уехать из Киева, дождаться схваток, прибыть в любой роддом, дав пояснения, что, по расчетам, ребенок должен был родиться месяца через два.

Будь мы в законном браке, все прошло бы как по маслу. Правда, было одно “но”: при таком раскладе на последнем, самом тяжелом сроке беременности, моя жена оставалась без медицинской помощи. Поколебавшись, мы рискнули и пошли в женскую консультацию, где Саша сдаПрагмаЛисты ла анализы, в том числе и на генетику47 — раскрылась подчистую.

Все базы данных Системы автоматически пополняются из разных источников. Однажды чиновник эмиграционной службы получил сообщение, что политическая эмигрантка Шевцова на четвертом месяце беременности и что отец будущего ребенка — гражданин Украины Платон Вакула. Чиновник открыл файл и увидел заявление на имя министра по туризму Украины, подписанное ни кем иным, как Платоном Вакулой. Сопоставил даты и догадался — Александра Шевцова попала в российское СИЗО после того как забеременела от резидента Системы!

Хорошо еще, что нас не раскрутили по полной программе. Меня, конечно, вызвали в эмиграционную службу и потребовали объяснить, почему русские власти отпустили госпожу Шевцову, а также с какого перепуга не отреагировали на ее длительное отсутствие? Я в ответ сделал круглые глаза; дело закончилось тем, что за нарушение служебной этики меня уволили из Турагентства.

Родив девочку, она вскоре снова забеременела и три года назад подарила мне сына. Я же, оставшись с долгами и без работы, попытался трудоустроиться. Но не тут-то было: сведения о неблагонадежности успели перекочевать во все кадровые агентства. То есть дорога в госструктуры была мне с тех пор закрыта. Выбор нехитрый: жить на пособие или заняться собственным делом. Но вот беда, бизнесмен-то из меня никакой — ни знаний, ни опыта, ни “хысту”.

Я заметался, а Саша, заметив, ткнула носом в портал прагмаЛистов, конкретно — в “Самоактуализацию”. А там есть раздел “Новое дело”.

Подбираешь себе ежедневные задания и потихоньку гребешь к иным берегам. И все такое прочее, например, общение по интересам. Кстати, так я и набрел на тему, которая теперь худобедно, кормит. Речь идет об озеленении крыш под детские скверы. Правда, в Системе жесткая конкуренция, вот мы и подумываем вернуться в Россию, там это дело в зачатке, а рынок огромен, особенно в Подмосковье, или, как шутят в России, небоскребной тайге. Да и пожениться пора, а в Украине после того, что было, нам не позволят… Хотя теперь мне безразлично, в Системе я или нет, главное, чтобы с любимой Сашкой и прагмаЛистами.

В салоне повисло молчание, чем не преминул воспользоваться пытливый Микеланджело.

ПрагмаЛисты —Что ж, дорогой Платон, вы примерили два социальных уклада. Это в самом деле разные миры?

Вакула ненадолго задумался.

—Пожалуй, ответ такой. Мы живем долго и по закону, а они — сумбурно и по праву сильного. Мы плаваем в накипи повседневности, а они тревожатся ожиданиями… но их жизнь натуральней. Я убежден, что серьезные потрясения переломят нас, словно уставшую ветку, а они выживут, чтобы и дальше мучиться согласно некому заведенному порядку. Как ни крути, правда жизни на стороне беспокойных — природа не терпит благополучия!

Интервью с Добровичем —Итак, мы выслушали пять поучительных историй, — торжественно изрек Братислав. — Можно и перекусить. — Он возбужденно потер руки. — Не знаю, как вы, лично я голоден как волк!

Пассажиры заволновались, их смутило это его “перекусить”.

Анна стала хозяйничать; через минуту на столе уже было шампанское. Братислав лично налил каждому.

—За новый век! — и первым сделал большой глоток — ледяное шампанское свело зубы.

Стюардесса разнесла необычные с виду закуски. Взять хотя бы мышонка из варёной колбасы и маслин, выложенного на тончайший кружок голландского дырчатого сыра. Или голову волка из хлеба с отрубями, ветчины, пармезана, оливок и петрушки. К холодным закускам подали на выбор шампанское и белый купаж48 из Пино Гриджио, Шардоне и Мальвазии49. Затем Анна подала горячие закуски: жареный сыр в миндале и запеченные рулетики из семги. Теперь уже шампанское никто не пил, все распробовали вино и наслаждались восхитительной сладостью вкупе с насыщенным горьковатым ароматом. Да, пассажиры сильно проголодались — за столом царило молчание, изредка прерываемое восхвалениями в адрес стюардессы, когда та появлялась с очередным подносом.

—Кто еще желает горячих закусок? — спросила Анна.

—Я бы на вашем месте отказался от добавки, — посоветовал Добрович. — А то ведь может не хватить на основное блюдо. — Он состроил заговорщицкую физиономию. — Открою секрет, Анна побалует нас итальянской кухней и одним русским деликатесом.

—И водки нальете? — насторожился сеньор Эспозито. — Пусть не патриотично, у меня родная еда вот где. — Его ладонь изобразила интерПрагмаЛисты национальный символ пресыщенности. — Только, чур, не поить граппой!

—Конечно, дорогой Микеланджело! Кто вам подаст виноградную водку? Ее на борту, поди, не сыщешь. Анна, что можете предложить?

Стюардесса с достоинством выпрямилась.

—Граппа, конечно, имеется, — с наигранной обидой доложила Анна. — “Америго Веспуччи”.

Однако к русскому горячему блюду я осмелюсь предложить оригинальную водку из высокородной степной пшеницы под названием “Капля”.

Извольте взглянуть на продукт.

Анна, не показывая спины, шагнула за шторку и спустя несколько секунд вернулась с запотевшей бутылкой в виде созревающей капли, слегка деформированной порывом ветра. Сеньор Эспозито встрепенулся.

—Буду! — он вытянул руку, будто выскочкапервоклассник.

—Заказ принят, — улыбнулась стюардесса и стала разносить горячее.

Как и холодные закуски, оно было замечательно, начиная с дизайна. К примеру, каре ягненка не было разрезано, а смотрелось темно-коричневым гребешком с шестью параллельными костяными зубьями. Гарнир из лисичек и пармезана с редкими нитями пасты был уложен в виде маленьких горок. ФетучиВладислав Гринь ни50 с фрикадельками в сливочном соусе разместились в широкой плоской тарелке с узкой и глубокой центральной частью. Сицилийский тунец в остром томатном соусе подан одним большим дымящимся куском. А сеньору Эспозито принесли три шанежки — открытые круглые пирожки с мясом и луком. Каждый пирожок был размером с детскую ладонь.

К шанежкам подали сметану и пузатую рюмку с водкой, до того ледяной, что тянулась, когда ее наливали из бутылки.

Остальные пассажиры предпочли итальянскую кухню и красное полусухое вино. Добрович обожал Монтепульчано51 безо всяких примесей.

Он едва дождался, когда ему и другим гостям наполнят бокалы.

—Давайте попробуем этого вина, а затем сравним с той бутылочкой, которую выпили между делом, — предложил Братислав. — Он поприветствовал всех бокалом и сделал глоток — рот наполнился элегантным округлым фруктовым вкусом с легким оттенком ванили и кожи. Братислав блаженно откинулся в кресле.

Что касается вина, Шеф был эгоистичен и навязывал свои пристрастия; но только не в данном случае. Гости и без того стали наперебой хвалить вино, сойдясь во мнении, что оно по всем статьям лучше предыдущего.

ПрагмаЛисты Только Микеланджело жил отдельной жизнью. Он аккуратно приподнял пирожок вилкой и заглянул на него снизу, затем поднес тарелку к лицу, вдохнув аромат дрожжей и лука. После этого отрезал маленький кусочек и обильно полил сметаной; вроде бы для того, чтобы добавить вкуса, но на самом деле, чтобы быстрее остыл. Вдруг положил прибор и откинулся в кресле.

—Надо же, какой терпеливый, — съехидничал Шевчик, объедая ребрышко.

—А ты не торопись, тогда всюду успеешь, — тихо и чуть гнусаво ответил сеньор Эспозито, принявшись за шанежку. Отведав пирожок, Микеланджело сдержанно похвалил: “Довольно-таки вкусно” и поднял рюмку. Он понюхал водку и, к своему удивлению, не ощутил ни горечи, ни ароматов. Как и положено хорошей водке, она пахла… водкой. Тогда итальянец зажмурил глаза и проглотил эти холодные тридцать граммов. Водка оказалась мягкая, как говорят в России, “питная”. Черты лица Микеланджело смягчились. Он по-прежнему сидел с закрытыми глазами, но теперь не зажмурившись, а прикрыв веки от удовольствия; сомкнутые губы в подобии улыбки чуть подались вперед.

Пассажиры дружно зааплодировали, а Шевчик даже громко свистнул — дегустация русской водки, несомненно, стала кульминацией трапезы. После этого гости налегли на еду.

—Нельзя ли чуть подогреть тунца? — скромно поинтересовался у стюардессы Блез.

—Коли голодный — поешь и холодный, — огрызнулся Шевчик, не отрывая зубов от ягненка.

Все окончательно замолчали; Анна только успевала подливать вино.

Спустя двадцать минут с горячим было покончено. Удовлетворенные и разморенные пассажиры отодвинули тарелки.

—Как по поводу десерта? — поинтересовался Добрович. Все глянули на него с изумлением, а Шевчик не сдержался и отрыгнул.

—О чем вы говорите, Братислав! — ответил за всех румяный Микеланджело. — Нас и так разморило, а после десерта и подавно уснем.

Давайте попозже, еще долго лететь.

—Да я не возражаю… — разочарованно протянул Братислав. Судя по всему, он был сладкоежкой. — Только не представляю, что мы вот так… без сладкого, примемся за истории.

—Давайте предоставим Шефу возможность отвлечься от десерта, — подала голос Элиза. — Согласитесь, Братислав, несправедливо, что вы здесь единственный слушатель, вроде как ментор.

ПрагмаЛисты Слова Элизы прозвучали чуточку дерзко:

Добрович, как ни крути, был хозяином, и притом очень гостеприимным. Однако запахло интригой, и ей стали подыгрывать.

—И правда, Добрович, что это вы молчком да молчком… — подначил Шевчик.

Братислав не стал отнекиваться.

—Откровенно говоря, я не знаю, что вам рассказать, — задумчиво ответил он. — Впрочем, если интересует что-то конкретное… — Братиславу приглянулась собственная идея. –… Действительно, если хотите что-то спросить, я к вашим услугам.

Он обвел окружающих вопросительным взглядом. — Не стесняйтесь!

—Хорошо, господин Добрович, — Элиза на правах возмутительницы спокойствия задала первый вопрос: — Как ваш дед придумал гармоничное поведение?

Братислав ответил не задумываясь.

—На этот счет бытует две версии. Начну с наиболее распространенной.

Как-то дед с семьей и друзьями поехал отдохнуть на реку. Они стали лагерем у гигантской быстрины шириной с полкилометра. Рядом расположилась компания из двух молодых пар.

Еще до обеда они обнаружили на противопоВладислав Гринь ложной стороне своих друзей и подбежали к берегу, размахивая бейсболками:

—Ребята! Мы здесь! Перебирайтесь к нам!

У нас мясо и пиво!

Но те, отвечая на приветствия, не спешили действовать — преодолеть реку было невозможно. Это безумно раздражало молодую компанию; через два часа они возмущались:

—Придурки, что вы там копаетесь? Поспешите, а то мы уже почти все съели!

А ближе к вечеру, отчаявшись, орали обиженными голосами:

—Кретины, ну и сидите там одни, чтоб вам подохнуть с голоду!

Считается, что эти эскапады навели деда на мысль об иррациональности человека. Однако мой отец говорил, что все это не более чем миф, хотя, как на мой характер, лакомый миф уместнее пресной истины… Так вот, по мнению отца, идея ежедневно оценивать поведение, соотнося его с абсолютом, родилась в самолете, когда дед читал “Воскресение” Толстого. Там говорилось, что числитель одного самовлюбленного революционера (то, что он из себя представлял) гораздо меньше знаменателя — идеального человека, которым этот гордец себя мнил. Отец хорошо помнит, как дед надолго задумался, а потом до конца полета у него было замечательное настроПрагмаЛисты ение. Приземлившись, дед раз за разом повторял, что изобрел инструмент счастья.

—И что такое счастье? — тихо спросила Элиза.

—По большому счету, счастье — это удовлетворенность жизнью. Мы с утра об этом уже говорили, поэтому извиняюсь за дублет, хотя, может, оно и правильно… Так вот, дед пришел к выводу, что существует только одна вещь, определяющая чисто человеческое чувство удовлетворенности: преодоление. Преодоление лени, эгоизма, раздражительности, невежества, немощи, всего, что не дает покоя совести. И притом чем чаще, тем лучше — ежедневно, по многу раз в день, всю жизнь! Даже когда благодаря преодолениям станешь сильным и открытым миру.

Если вернуться к Толстому, именно преодоления увеличивают человеческий числитель.

—Много правды в ваших словах, Братислав, — согласился с Шефом Микеланджело. — Я бы даже сказал, что счастье можно построить лишь на уважении и требовательности к себе! — сеньор Эспозито выдержал чинную паузу. — Но у меня вопрос: почему Слободан Добрович пессимистично относился к будущему человечества?

Братислав кивнул:

—Чтобы понять, придется потерпеть. Выражаясь фигурально, природа приласкала нас, дав возможность встать с четверенек, и одновременно наказала, позволив думать. В результате человек, еще вчера завывавший от голода, сподобился на безделье и бессмертие. И, будьте уверены, природа поправит дело, поглотив ненатуральное и нездоровое, — Братислав глубоко вдохнул носом.

—А теперь по сути. Дед был убежден, что любой вид, в том числе “человек”, развивается, борясь за выживание. В свою очередь, эволюция нашего разумного вида ознаменовала прогресс. Замечательное слово, не правда ли?

ПРОГРЕСС — все в нашем мире делалось во имя прогресса, но беда в том, что, набрав обороты, он создал избыток. В ответ сформировалось общество потребления, которому скармливали этот избыток под видом следования моде.

К примеру, лет сто назад было принято менять автомобили каждые пять лет, в то время как их ресурса хватало на десятилетие. Иными словами, люди не научились контролировать сиюминутные желания ради своего будущего, а, не испытывая ни в чем нужды, стали безвольными и хлипкими. Вместо того чтобы возвысить человека, разум фактически погубил его, сделав бесхребетным. Между прочим, первым забил тревогу Ницше, только и он не уразумел масштаба трагедии.

ПрагмаЛисты —Вы имеете в виду Заратустру, ну… его учение о самодостаточности?

—Нет, я об уничтожении разумом великих начал, двигавших человеком до Сократа: любви к жизни, а также о стремлении быть красивым и сильным52. Добрович глотнул кофе.

—Все началось с избытка еды. Как только ее стало вдоволь, цивилизованный мир растолстел. Потом появились эффективные лекарства, предупреждающие болезни; в результате люди перестали заботиться о здоровье. Наконец, стало возможным сохранять жизнь вопреки любым врожденным аномалиям. Человечество опрометчиво воспользовалось этим, а в итоге расплодило уродов. Разум оказался сильнее коллективного инстинкта самосохранения! Когда Добрович поделился умозаключениями с другом — профессором физиологии, тот засомневался. Дед возьми и спроси:

“Что станешь делать, положи перед тобой гору конфет?” — Братислав заговорщицки подмигнул и пригласил пассажиров: — Друзья, ваши варианты!

—Мои дети не успокоились бы, пока все не прикончили, — рассмеялся Микеланджело.

—И я бы не успокоилась, — глядя прямо перед собой, призналась Элиза.

Братислав торжествующе поднял палец.

—Вот! А тот профессор продолжал сомневаться. Тогда Добрович-старший вспомнил давний эксперимент на двух шимпанзе; один был диким, а второй из зоопарка. Перед обоими шимпанзе положили по кучке разноцветных драже. Тот, что из зоопарка, попробовал конфет и продолжал ходить вокруг, пока не съел все до единой. А дикая особь отведала несколько драже и оставила кучку в покое, чтобы хватило на несколько дней. Самое удивительное, что дикая обезьяна умудрялась вообще не смотреть на сладости, усилием воли переключив внимание на другие предметы — осознанно жертвовала удовольствием ради будущего. С другой стороны, поведение прирученного шимпанзе не менее поучительно: избыток порождает безвольность!

Добрович-старший тогда задумался: как, развиваясь, избежать паралича воли и не выродиться? Он понял, что дело в мотивации, в желании получить удовольствие и избежать проблем — побуждение к действию мобилизует волю. А теперь присмотримся к обывателям Системы: любой может выжить, не прикладывая усилий. И что еще хуже — нет страха о будущем! Получается, ни единого побудительного мотива для воли!

Каков же итог? А вот какой — утратив способность бороться с жизненными трудностями, люди присягают Системе, готовые на все, ПрагмаЛисты лишь бы она защитила от превратностей судьбы. Пессимизм деда еще больше усугубился, когда он осознал бессмысленность человеческой жизни. Ему говорили: “А повторить себя в детях?” Он отвечал, что инстинкт размножения свойственен всему живому — не может же человек одухотворяться заурядным процессом… —Извините, Братислав, — вмешался Платон Вакула. — Лично я не согласен с тезисом о бессмысленности жизни. А как же высшее предназначение?

—Все это ерунда, — отмахнулся Братислав, — попытка придать смысл бытию, не больше… —Послушать вас, мы созданы, чтобы плодить себе подобных?

—Конечно!

—А могли бы обосновать?

—Пожалуйста! Скажите, Вакула, от чего вы получаете наибольшее наслаждение?

—Ясное дело, от оргазма, — подумав, ответил Платон.

—А ваша любимая?

—Думаю, тоже… —То есть, не от книг и добрых дел, так ведь?

—Разумеется! От книг другой кайф, не такой, конечно, крутой… —Видите, все равно по оргазму меряете. Вот когда от книг станем получать больше удовольсВладислав Гринь твия, чем от секса, тогда и поговорим о высшем предназначении. А пока, если к чему и стремимся, то к совокуплению. И заметьте, не от большой любви, а желая получить оргазм — природа так все предусмотрела, что стоит члену подняться, мозги перемыкает.

Пассажиры рассмеялись, но Вакула продолжал упорствовать.

—Возможно, и так. Только обидно — неужели мы не заслужили ничего больше, чем наши меньшие братья?

—Почему не заслужили? А сознание, которое с одной стороны делает нас любознательными, но с другой — обрекает на страдания?

Благодаря которому мы правим всем живым и одновременно несчастны.

—Что, все несчастны?

—Нет, не все. Редкие экземпляры видят себя счастливыми. Как сказал мудрец: “Наша жизнь есть то, что мы думаем о ней.” —По-вашему, счастье — удел мудрых.

А как же успешные, богатые, везучие?

—Счастье — удел мудрых… — восхищенно повторил за Платоном Добрович. — Прекрасно сказано, товарищ Платон! Между прочим, вы рассуждаете точно так же, как в свое время дед.

Кто-то однажды изрек, Аристотель, кажется, что мудрость — это упорядоченная жизнь. ОтПрагмаЛисты сюда силлогизм: счастье — это упорядоченная жизнь. Чтобы быть счастливым, человек должен научиться упорядоченному (гармоничному, как назвал его дед) поведению. Стать самодостаточным, не зависящим от чужого мнения.

—Самодостаточным… — протянул Вакула, — красивое слово… только какая связь с чужим мнением?



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
Похожие работы:

«Министерство образования и наук и Российской Федерации ФГБОУ ВПО Кубанский государственный технологический университет Социально-гуманитарный факультет Кафедра истории, политологии и социальных коммуникаций Великая Отечественная война: взгляд из XXI века Материалы Международной научной конференции (19–20 сентября 2013 г.) Краснодар 2013 1 УДК 94(470)1941/1945 ББК 63.3(2)622 В27 Великая Отечественная война: взгляд из XXI века : МаВ27 териалы Международной научной конференции (19–20 сентября 2013...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА АСОЦИАЦИЯ ВЫПУСКНИКОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА ТРУДЫ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ ЗА 2006-2007 ГГ. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ И ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ ТОМ ПОСВЯЩАЕТСЯ 70-ТИ ЛЕТИЮ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САМАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ XXX НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ 10-14 апреля 1999 года Издательство Самарский университет 1999 Ответственный за выпуск Л.А. Свистунова © Самарский госуниверситет, 1999 ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ 2 ПОЛИТИКА ПОЛИЦЕЙСКОГО СОЦИАЛИЗМА С.В.ЗУБАТОВА: ПРОБЛЕМА ОЦЕНКИ В.Заводчиков I курс, социологический факультет, специальность менеджмент Научный руководитель доц. В.И.Гольцов При обращении к истории столетней...»

«Военно-исторический проект Адъютант! http://adjudant.ru/captive/index.htm Первая публикация: // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы: Материалы VI Всероссийской научной конференции. Бородино. 1998. С. 11-23 В.А. Бессонов Потери Великой армии в период малой войны [11] Переход русской армии на калужское направление и пребывание в Тарутинском лагере коренным образом изменили ход Отечественной войны 1812 г. Общепризнанным считается тот факт, что фланговое воздействие...»

«НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Научная конференция, посвященная 700 летию со дня преставления великой княгини св. Ксении Тверской В Твери и в Кашине 6–7 февраля 2012 г. прошла научная конференция У истоков Российского государства: Тверь, Москва: К 700 летию со дня преставления великой княгини Ксении Тверской. Участие в конференции приняли более 40 ученых и исследователей из Москвы, Санкт Петербурга, Твери, Орла, Воронежа, Переславля Залесского, Кашина, Старицы и Выш него Волочка. 6 февраля работа конференции...»

«О работе диссертационного совета Д 212.286.08 365 Основным результатом проведенной конференции стало определение методики изу­ чения художественных, литературных форм как способов выстраивания символических границ региона и его адаптации к современной социально-экономической политике госу­ дарства, а также консолидация исследовательских сил и направлений, уточнение даль­ нейших стратегий совместной работы исследователей разных регионов по написанию академической Истории литературы Урала и...»

«Уважаемые коллеги! Научная конференция, для участия в которой мы все собрались, посвящена 80-летию Томского областного краеведческого музея. Открытие конференции проходит в конференцзале старейшего университета Сибири. Уже это свидетельствует о значимости музейной деятельности в развитии наук и, образования, исторической памяти. Особую значимость нашей конференции придает тот факт, что параллельно с ней проходит заседание Научного совета музеев Сибири. Это позволяет надеяться, что работа...»

«Толкование сновидений, 2008, Зигмунд Фрейд, 5971387553, 9785971387558, Изд-во АСТ, 2008 Опубликовано: 3rd September 2012 Толкование сновидений СКАЧАТЬ http://bit.ly/1eXIlSe Некрополь, В. Ходасевич, 2008,, 315 страниц. Содерж.: Некрополь ; Дом искусств. Апостол эгоизма Макс Штирнер и его философии анархии, М. А. Курчинский, 1920, Egoism, 252 страниц.. Кабинет сновидений доктора Фрейда, Volume 5, Виктор Мазин, 1999, Psychoanalysis, 201 страниц.. Пульс-информ, Issues 1-3,, 1992, Youth,.....»

«РОССИЙСКИЙ СТУДЕНТ – ГРАЖДАНИН, ЛИЧНОСТЬ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ Материалы Всероссийской научно-практической студенческой конференции 17 марта 2011 г. Нижний Новгород 2011 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА РОССИЙСКИЙ СТУДЕНТ – ГРАЖДАНИН, ЛИЧНОСТЬ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ Материалы Всероссийской научно-практической студенческой конференции 17 марта 2011 г....»

«conf@interactive-plus.ru www.interactive-plus.ru тел./факс: +7 (8352) 24-23-89 Положение о Международной заочной онлайн-конференции школьников Зимний школьный марафон 1. Общие положения. 1.1. Настоящее положение определяет цели и задачи Международной заочной онлайнконференции школьников Зимний школьный марафон (далее – Конференция), порядок ее организации и проведения. 1.2. Конференция проводится с целью создания условий, способствующих развитию интеллектуального и творческого потенциала...»

«УДК [821.161.1.02 + 7.03] (063) ББК 83.3 (2Рос = Рус)6я43 + 85я43 Л 64  Литературно­художественный авангард в социокультурном пространстве россий­ ской провинции: история и современность: сборник статей участников международ­ ной научной конференции (Саратов, 9­11 октября, 2008г.) / отв. ред. И.Ю. Иванюшина.  – Саратов: Издательский центр Наука, 2008. –  478 с. ISBN  В сборнике представлены статьи российских и зарубежных ученых, принявших участие ...»

«Российский Союз Евангельских христиан-баптистов Московская богословская семинария ЕХБ Центр изучения религий РГГУ Российская национальная комиссия Международной комиссии по сравнительной истории церквей (Comission internationale d’histoire ecclsiastique compare) Институт теологии и истории Боннской библейской семинарии (Bonn) Материалы международной научно-практической конференции 105 лет легализации русского баптизма 5–7 апреля 2011 года Москва 2011 ISBN 5-902917-03-4 Материалы международной...»

«ОТКРЫТИЕ ЮБИЛЕЙНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МПО 26 марта 2010 года. Актовый зал МГУ. Стенограмма пленарного заседания Юбилейной конференции, посвященной 125 летию Московского психологического общества. Ю.П. Зинченко: Уважаемые коллеги! Позвольте открыть торжественное заседание, по священное 125 летию основания Московского психологического обще ства. Мы рады приветствовать вас в стенах Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, где 24 января 1885 года прошло его первое заседание....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. М. ГОРЬКОГО ИНСТИТУТ ПО ПЕРЕДГОТОВКЕ И ПОВЫШЕНИЮ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК МЕЖВУЗОВСКИЙ ЦЕНТР ПРОБЛЕМ НЕПРЕРЫВНОГО ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ УРАЛЬСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ВЫСШЕГО ГУМАНИТАРНОГО И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ Ф И Л О С О Ф С К О Г О ОБЩЕСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ АКАДЕМИИ ГУМАНИТАРНЫХ НАУК КУЛЬТУРА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ Материалы...»

«Правительство Оренбургской области Научно исследовательский институт истории и этнографии Южного Урала Оренбургского государственного университета Оренбургская областная универсальная научная библиотека им. Н.К. Крупской Ассамблея народов Оренбургской области ФОРМИРОВАНИЕ И СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СРЕДНЕАЗИАТСКИХ ДИАСПОР В РОССИИ Материалы Международной научно практической конференции Оренбург 2013 1 Формирование и современное положение среднеазиатских диаспор в России УДК 323.1 (470) (=575) ББК...»

«Сибирский филиал Российского института культурологии Институт истории Сибирского отделения Российской академии наук Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Омский филиал Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук КУЛЬТУРА ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА: ВЛАСТЬ, БИЗНЕС И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В СОХРАНЕНИИ И ПРИУМНОЖЕНИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ РОССИИ Материалы Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 12–13 ноября 2013 года) Омск 2013 УДК...»

«Военно-исторический проект Адъютант! http://adjudant.ru/captive/index.htm Первая публикация: // Отечественная война 1812 года. Источники. Памятники. Проблемы: Материалы Х Всероссийской научной конференции. М. 2002. С. 18-38 В.А. Бессонов Численность военнопленных 1812 года в России [18] Одним из малоизученных и спорных вопросов, относящихся к пребыванию военнопленных в России, является определение общего числа пленных, взятых в ходе Отечественной войны 1812 года, которое оценивается в диапазоне...»

«МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра истории медицины ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ. IV Всероссийская конференция (с международным участием) Доклады и тезисы Москва – 2008 IV Всероссийская конференция по истории медицины _ _ _ УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 Кафедра истории медицины Московского государственного...»

«Администрация Губернатора Пермского края Министерство образования и наук и Пермского края Филиал ФГБОУ ВПО Удмуртский государственный университет в г. Кудымкаре Сектор истории и культуры коми-пермяцкого народа Пермского НЦ УрО РАН Этнокультурное наследие пермских финнов Материалы Всероссийской научно-практической конференции Этнокультурное наследие пермских финнов в истории России, посвященной 80-летию известного этнографа Л.С. Грибовой и 25-летию сектора истории и культуры коми-пермяцкого...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям Комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО Российский комитет Программы ЮНЕСКО Информация для всех Межрегиональный центр библиотечного сотрудничества Сохранение электронной информации в информационном обществе Сборник материалов Международной конференции (Москва, 3–5 октября 2011 г.) Москва 2012 УДК 004.9.(061.3) ББК 78.002.я431 С 68 Сборник подготовлен при поддержке Министерства культуры...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.