WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Их восемь: предводитель прагмаЛистов — правильных людей; изобретатель многомиллионных проектов, у которого украли идею; некрасивая бизнес-леди, пострадавшая от сумасшедшего мужа; ...»

-- [ Страница 4 ] --

—А вы вообразите, что у человека в руках кружка, заполненная хорошими качествами:

уравновешенностью, трудолюбием, добротой, любознательностью и умеренностью. Если этих качеств много — кружка полна, и человек ежедневно делает большой глоток счастья. Но ведь людей с одними только хорошими качествами раз-два и обчелся: один — псих, другой — эгоист, третий — лентяй, а четвертый — все сразу. Этот четвертый больше всех несчастен — его кружка пуста. Что делают неразумные люди, чтобы глотнуть счастья? Мечутся от одного к другому, подставляя свою кружку, в надежде, что другие люди сжалятся и наполнят… —Тщеславие, на него намекаете? — не выдержал Вакула.

—Именно! Какой же вы молодец… дайте только мысль не потерять… так вот, мечутся от одного человека к другому с кружкой.

А те хорошо, если туда не плюнут — сами тщеславны. Но самодостаточный человек сам наполнит кружку, принуждая себя быть уравновешенным, трудолюбивым, добрым, любознательным и умеренным. Причем, по утверждению деда, каждый может стать самодостаточным, правда, тому, у кого хороших качеств маловато, потребуется больше преодолений.

—Выходит, человеку для счастья никто не нужен. Даже сам Господь Бог? Так получается? — не выдержал Микеланджело.

—Честно говоря, да, — голос Добровича обрел спокойствие и величавость. — Хотя вера и надежда — важные слагаемые счастья. Потому что счастье — это не только удовлетворенность настоящим, но и отсутствие тревог о будущем.

Удовлетворенность настоящим достигается с помощью самодостаточности — правильного или, точнее, гармоничного поведения. А вера и надежда позволяют смелее смотреть в будущее.

Давайте скажем так: благочестивое поведение не просто приносит удовлетворение, но и дает надежду, что это зачтется в будущем. Лично меня это устраивает — лишь бы кружка была полна!

—Меня тоже более или менее устраивает, — усмехнулся Микеланджело. — Только многие ли это понимают?

ПрагмаЛисты —Можно сказать, почти никто не понимает, оттого и мучаются. Думают, что достаточно одной веры.

—А почему никто не подскажет? Почему в школе этому не учат?

—Учат! Как раз благочестию в школе учат!

Вспомните, разве не заставляют быть трудолюбивым, разве не принуждают читать книги, разве не учат быть добрым? Просто ребенок и без гармоничного поведения счастлив. Иное дело, когда во взрослой жизни тебя обдувают ледяные ветры. Самое время собраться, но, оказывается, это непросто. Нет родителей, нет учителей… короче, всех, кто надоумит и подскажет… увы, далеко не все справляются. Выходит, человеку нужен пожизненный учитель, который подскажет, как себя вести, чтобы быть счастливым, и напомнит о реализации. Именно для этого и создан портал прагмаЛистов.

Братислав собрался было перевести дух, но вспомнил важное:

—Да, чтобы не забыть. Как вы думаете, почему среди прагмаЛистов нет наркоманов? Все просто: потому, что гармоничное поведение — это та же зависимость, только не разрушающая, а, напротив, укрепляющая дух, делающая его могучим и осязаемым. Фокус в том, что, отведав счастья, уже не можешь обходиться без реалиВладислав Гринь зации. Возьмите хоть сегодняшних пятерых с их историями: каждый с характером и кучей слабостей. Но, согласитесь, несмотря на все беды, никого не хочется пожалеть, только уважать!

Микеланджело снова взял слово.

—Известно, что вера основывается на сверхъестественном: чудесах, таинствах и тому подобном. Не кажется ли вам, что учение Добровичастаршего слишком уж… как бы точнее сказать… материалистично? Заметьте, ни слова о спасении души!

Добрович-младший пожал плечами.

—Начну с последнего. Слободан был убежден, что спасение — в способности впустить в себя силу и новизну. А то, что его учение — не религия, вы почти правы. Хотя таинство все же имеется, правда, оно такого деликатного свойства, что лучше не знать, дабы не разочаровываться и не терять надежды. Суть этого таинства как раз и сводится к бессмысленности жизни.

Представьте, что Добрович и его последователи стали бы трубить об этом на весь мир! Брр… подумать страшно! Знаете, сколько прагмаЛистов в курсе дела? Едва ли не каждый сотый! И вы, друзья, познав таинство, не спешите нести его людям, даже своим друзьям-прагмаЛистам.

Прежде чем открыть рот, подумайте, готов ли человек; может, ему лучше продолжать остаПрагмаЛисты ваться в счастливом неведении. И тем более не откровенничайте по этому поводу с гуманистами, не разрушайте их аморфное существование, а наоборот, помогайте чем можете; дайте шанс с помощью нашего учения окрепнуть духом.

Вот клич деда: давайте жить, чтобы радовать себя, чтобы быть уравновешенными без лекарств, которые делают тебя безразличным, а не счастливым! Давайте станем образованными, здоровыми и красивыми естественной красотой, а не с помощью регенераторов. Давайте станем добрыми и сильными, чтобы, едва взглянув, было понятно: каждый из нас не просто человек, а Человек! И пусть нет Высшего Смысла, Человек откроет его в борьбе за счастье, за возможность прожить весело и красиво!

Возвышенный тон Братислава, казалось, исключал вопросы, но только не для Микеланджело.

—Получается, люди тысячелетиями придумывали средства, облегчающие борьбу за существование. А за пару сотен лет процесс стал бурным и неуправляемым?

—Именно!

—В чем же наша ошибка, что мы проглядели?

—Мне кажется, все, что случилось, сложно назвать ошибкой. Виноват ли плутоний, что, достигая критической массы, порождает взрыв?



Так же и с человечеством: люди хотели как лучше, однако, накопив критическую массу достижений, выпустили джина: все, начиная от хлеба, заканчивая бессмертием, стало легкодоступным.

Хотя справедливости ради нужно признать, что мы все-таки виноваты, слепо поверив в непогрешимость прогресса, — Братислав задумался на несколько секунд. — Почему так вышло? Думаю, привыкнув за многие сотни лет к тому, что прогресс труднодостижим, мы наивно полагали, что все еще в начале пути, не думали, что накопили знания и умения, достаточные для нового качества. Математики теперь объясняют, что прогресс, оказывается, развивается не экспоненциальным, а гиперболическим образом. Но это отговорки, важно другое — избыток отодвинул естественный отбор, породив слабоволие и ожирение духа. В итоге восторжествовал закон, о котором знали, но не воспринимали всерьез: общество начинает деградировать, когда накапливается критическая масса иждивенчества.

—Распространяется ли этот закон на прагмаЛистов?

—Давайте уточним — прагмаЛизм учит преодолениям для достижения удовлетворенности жизнью и уменьшения беспокойства о будущем.

Соответственно, прагмаЛист тот, кто стремитПрагмаЛисты ся к идеальному поведению ради собственного счастья. Это значит, что в прагмаЛисте живет его собственный закон, исполняемый ежедневно, независимо от выходных и праздников: Закон  преодолений. Торжество этого закона, а именно непрерывная борьба с ленью, невежеством и эгоизмом, препятствует прорастанию зерен иждивенчества. Иными словами, прагмаЛист не станет иждивенцем, потому что не позволит себе взять того, что не заработал: ни хлеба, ни крова, ни здоровья!

Вопросы иссякли; из динамиков лилась лиричная неаполитанская музыка. “Так, пожалуй, уснем”, — подумал Братислав.

Словно в подтверждение его слов Вакула громко зевнул, но тут “Санта Лючия” сменилась “Тарантеллой” 53. “Браво, браво”, — захлопал в ладоши Микеланджело. Пассажиры глянули в его сторону и обнаружили профессора в прекрасном расположении духа. Словно в подтверждение этому, он сдернул с Элизы ее длинный шарф, обмотал вокруг шеи, схватился за свисающие концы и, расставив руки, запрыгал рядом с Добровичем. Тот ухмыльнулся, нажал кнопку подъема складного стола и велел Анне сделать музыку громче. Когда стол ушел вверх, Микеланджело подхватил Элизу и устремился в проход, они стали танцевать что-то немыслимое.

Однако немка быстро надоела профессору, и он переметнулся к другой даме, а затем и к Шевчику. Шевчик смутился и замахал руками, но его подбодрили громкими криками.

Рой выскочил в проход и суматошно затряс ногами; ужасная пародия на танец не устроила эстетичного сеньора Эспозито, и он принялся стаскивать с кресел оставшихся пассажиров, которые до этого лишь аплодировали и громко кричали. Не прошло и минуты, как весь проход оказался занят беснующимися людьми… В ходящий ходуном салон заглянул второй пилот; они с Анной понимающе переглянулись.

Пилот вернулся в кабину, а стюардесса быстро уселась на откидной стульчак. Самолет заложил вираж — танцоров бросило на сиденья. И все закончилось: из людей будто вышел воздух, они внезапно успокоились и расселись по местам.

Громкая музыка показалась неуместной, и стюардесса тут же убавила звук, а чуть погодя вовсе выключила проигрыватель. Пять минут все летели в торжественной тишине — минутное безумие сплотило их больше, чем собственные истории и откровения Братислава Добровича.

ПрагмаЛисты ЛОТы Братислав излучал неподдельную отраду.

—Как было классно… Микеланджело, вам нужно чаще наливать водки!

Взмокший Эспозито откинулся в кресле и медленно “закрывался”. Лихорадочно блестевшие глаза обретали мятную прохладу и отстраненность; он уже предвкушал, как станет героем рассказов.

Братислав решил, что довольно.

—Мы взяли неплохой темп. Выслушали пять историй, пообедали… — он усмехнулся, взглянув на итальянца, — … и даже поплясали. Если сохраним ритм, останется время поспать. Кстати, обе оставшиеся истории — женские.

По правую руку от него сидела девушка с чуть вытянутым лицом и миловидными славянскими чертами. Темно-русые волосы повязаны жатым шарфиком с мелкими фиолетовыми разводами, тонкий гранатовый браслет на запястье удивительно гармонировал со светло-карими глазами.

Братислав подмигнул — девушка зарумянилась.

—Правильно поняли. Прошу!

Девушка покраснела до корней волос.

—Спасибо! Меня зовут Надя Бартова. Выложу вам всю правду… — она стала запинатьВладислав Гринь ся, — … нет, я не говорю, что до меня говорили неправду, ни в коем случае… взять хотя бы Блеза. Просто я еще не научилась вранью… — сделав глубокий вдох и хрустнув пальцами, девушка немного успокоилась. — Мы сами из Чехии, но последние полтора века живем в Аргентине.

Как-то выходило, что почти все браки в семье были славянскими, и во мне лишь восьмая часть местной крови. Да и фамилия чешская, а имя… имя, пожалуй, универсальное.

Девушка зачем-то сдернула жатый шарфик, и волосы крутыми волнами обрушились на плечи, прикрыв слегка выпирающие ключицы.

—Я по натуре общительный человек, — вернулась к теме Надя, — даже больше, чем просто общительный — старший брат в детстве дразнил меня эксгибиционисткой.54 Думаю, он прав, потому что я всегда стремилась быть душой компании и демонстрировать таланты.

Никто в школе не танцевал лучше меня. Представьте, собираются у нас гости, пьют себе, гуляют, а я готовлюсь к концерту. Если не зовут, заявляюсь сама, без приглашения, в обнимку со стулом; взбираюсь на него и начинаю декламировать. Потом пою, а на закуску, конечно, танцы!





Надя простодушно улыбнулась и снова покраснела.

ПрагмаЛисты —А вот училась я неважно. Не то чтобы совсем была неспособной или ленивой — просто не хотела учиться; зато у меня замечательно получалось кого-то утешить. Как-то (мне тогда было одиннадцать), классная руководительница попросила остаться после уроков и помочь разобрать тетради. Мы сели в тихом классе, и она стала расспрашивать о родителях, как, мол, живут, не ссорятся ли и всякое такое. Я не кривя душой отвечаю, что ссоры, конечно, бывают. А она возьми и скажи, что на днях разошлась с мужем.

Я мигом представила отца с чемоданом на пороге и от ужаса вжала голову в плечи. Классная потрепала по плечу:

—Ну-ну, Надя, у вас так не будет.

—А почему у вас? — спросила я.

—Не знаю, трудно сказать, — ответила учительница. И добавила: — У нас детей не было, может, потому.

—Детей не было из-за работы? — наивно поинтересовалась я.

Классная улыбнулась, но в глазах пропечаталась удрученность.

—Из-за работы тоже… Ладно, тетради разобрали, ты посиди немного, а я быстро проверю контрольные.

Она порылась в тетрадях, выловила мою и положила в самый низ стопки.

—На вот, почитай, — учительница протянула какую-то толстую книжку, но, заметив мое разочарование, исправилась:

—Можешь взять планшет, я вчера закачала комедию.

“Совсем другое дело”, — я так увлеклась, что забыла, где нахожусь; вдруг вижу, классная уже все проверила и показывает мне жестом: “Вынь наушники”. Протягивает мою тетрадку и тычет пальцем в примеры:

—Исправь здесь, здесь… и еще вот тут. Потом поставила хорошую оценку, но не самую высокую, и рассмеялась.

—Хорошо дружить с преподавателем? — и, не дождавшись ответа, деловито собрала тетрадки. — Все, беги домой.

Через неделю ситуация повторилась, я опять “разжилась” хорошей отметкой. А в третий раз все разъяснилось:

—Ты, наверное, догадалась, что мне нужно побыть с кем-то хорошим… — она аккуратно, чтобы не задеть накрашенных ресниц, промокнула глаза. — Душа не заживает… можно и на крайность пойти… понимаешь, о чем я?

Я, откровенно говоря, не поняла, только во все глаза уставилась на учительницу.

—Ясно, еще поймешь… только знай, Надя, у тебя дар забирать боль.

ПрагмаЛисты Никто раньше не говорил ничего подобного.

Я открыла рот, но мне не дали ответить.

—Не веришь! Ладно, скажи, как вы в семье коротаете вечера?

“Ну и вопрос! Не деремся же!” —Вообще-то я почти всегда дома… —Ты хочешь сказать, что родители не пускают тебя гулять?

—Нет, самой не очень хочется.

—А почему?

Опять тупик. В самом деле, во дворе полно нормальных детей.

—Не знаю… Может, оттого, что дома все самое лучшее… ну там, книги, планшет, куклы… —Насколько я знаю, родители у тебя не слишком богаты; вот скажи, брат тоже все имеет?

“А ведь и нет!” — только сейчас мне пришло в голову, что брата не балуют.

—Похоже, все мне достается… Странно, я ведь всего на два года младше.

—Но брат не обижается?

—Нет вроде… Он меня любит… —А еще скажи, когда вечером собираетесь, где сидишь? Не спеши, подумай.

Я подняла глаза, пытаясь представить нашу гостиную: огромный диван буквой “П”, в центре я, по обе руки родители, брат в ногах.

—Вообще-то я всегда посередине сижу… Учительница выпрямилась на стуле, в голосе звучало торжество:

—Это потому, что ты излучаешь любовь — они на все готовы, лишь бы быть рядом!

Классная посмотрела в окно и продолжила:

—А главное, что ты не оборачиваешь это к своей выгоде. Другие бы на ноль помножили родственников, а ты… ты хорошая.

Классная обошла стол и, присев на корточки, взяла мои руки. Ее лицо было пунцовым, а ладони холодными и сухими.

—Я тебе больше скажу: тебе не обязательно хорошо учиться, просто будь собой.

—Как это?

—Не изменяй сердцу, сохрани в нем любовь, и будешь счастлива, — классная на секунду задумалась и грустно улыбнулась.

—Ты ведь еще и красивой будешь, не пройдет и пяти лет… Так и вышло — хотя оформлялась я позже сверстниц, мальчишки заглядывались на меня больше, чем на одноклассниц.

В выпускном классе меня вызвали к директору. Кроме него, в кабинете сидела женщина ПрагмаЛисты средних лет в строгой юбке чуть выше колен, с красивой прической и проницательными глазами.

—Знакомьтесь, Надя Бартова, — директор поднялся и указал на меня рукой. — А это… Женщина шагнула навстречу, протянув тонкую руку.

—Изабелла Веласко, — не отводя взгляда, взяла меня под локоть и усадила в кресло; сама устроилась напротив. В кабинете повисло молчание — сеньора Веласко не стесняясь рассматривала меня; потом улыбнулась кончиками губ.

—Вы не ошиблись, сеньор директор, это то, что нам нужно и… —Но вы даже не поговорили, — удивился директор. — Напоминаю, что с отметками у Нади не очень… Судя по всему, сеньора Веласко не привыкла, чтобы ее перебивали: она нахмурила брови:

—Да-да, сеньор директор, я, конечно же, помню… хотя что до отметок, надеюсь, Надя успевает. Или вообще (!) не успевает?

—Ну не так чтобы совсем не успевала, — замялся директор. — Хотя есть у меня подозрение, что Надя пользуется услугами одноклассников… — директор высказался конкретнее, — … откровенно говоря, мы считаем, что одноклассники дают ей списывать.

Никогда до этого взрослые не говорили обо мне неназидательным тоном.

—Как, Надя, помогают тебе одноклассники? — спросила сеньора. Я потупилась и пошла пятнами.

—Помогают! — утвердилась сеньора Веласко. — Но это хорошо — помогают тем, кого любят… В нашем деле это поважнее приличных отметок.

Директор кивнул и обратился ко мне:

—Бартова, сеньора Веласко будет с тобой говорить; по просьбе классного руководителя я дал тебе хорошие рекомендации. — Чувствовалось, что он страхуется. Я уставилась на сеньору Веласко, забыв о директоре. –… Будь искренней!

Я снова покраснела.

—Да-да, конечно, сеньор директор… спасибо.

—Где бы мы могли переговорить? — поинтересовалась сеньора.

—Да хоть в кабинете референта, — отозвался директор, — он в отпуске. Пойдемте, провожу.

Спустя пять минут мы пили чай из больших чашек; Изабелла прихлебывала и причмокивала, что никак не вязалось с ее благородным обликом. Мне даже показалось, что она искусственно сокращает дистанцию, поэтому спустя пару минут успокоилась и даже подумала, не ПрагмаЛисты заговорить ли первой, но сеньора Веласко отодвинула чашку.

—Что ты слышала о тератоцентрах?

Я уставилась на нее:

—Ничего, в первый раз слышу… честно… Сеньора улыбнулась:

—Не переживай. Это хорошо, что не слышала. Значит, в твоей семье нет уродов.

Мне неудержимо захотелось пошутить:

—Как нет, целых два: я… и мой старший брат. Только он еще и “непроходимый идиот”.

Впервые с момента знакомства сеньора Веласко рассмеялась. Выяснилось, что она делает это так же, как и прихлебывает чай: залихватски, обнажив сероватые зубы и ярко-красную глотку. “Словно влагалище в порнофильмах”, — мелькнуло у меня.

—Молодец, развеселила, — промокнула слезы Изабелла. Снова расхохоталась и только потом посерьезнела.

—Но уродов таки нет, верно?

—Нет и не было, — я тут же взяла ее тон.

—А так, чтобы кто-то из родственников болел, чтобы тебе приходилось ухаживать за ними, такое было?

—Честно говоря, нет; прабабушка, правда, болела перед смертью. Но она умирала в госпитале, может, месяц или чуть больше. А кроме нее все вроде здоровы… —Жалела прабабушку?

—Мне тогда не было десяти, и я ничего не поняла. Только помню, что мама с папой хлопотали, а бабушка плакала. И еще помню, как писала записку Санта Клаусу, чтобы он принес пузырек с капельками от смерти. Смешно?

—Смешно… может и смешно, — задумчиво произнесла сеньора Веласко. По наморщенному лбу было видно, что она пытается дать моей просьбе научное толкование. Я решила прийти на помощь.

—Это я не сама придумала, а брат попросил — ему, конечно, было жалко прабабушку, но еще больше хотелось велосипед.

Мы опять посмеялись.

—А у тебя желаний не было? — будто невзначай поинтересовалась Изабелла.

—Были, конечно, но брат совестл, а я, честно говоря, не очень-то и противилась.

—Обычно наоборот: маленьким больше достается, — недоуменно протянула сеньора Веласко.

Я вспомнила давний разговор с классной руководительницей.

—У меня и так всего вдоволь. А у брата вечно проблемы — сначала в трусы заглядывал, чтобы член быстрее рос, потом прыщи на лице пошли, теперь вот девушки не любят.

ПрагмаЛисты Изабелла облегченно выдохнула.

—Слава Богу, с тобой можно как со взрослой.

Понимаешь, Надя, мир устроен так, что за все нужно платить… не напрягайся, ты пока ничего не натворила. Просто мой принцип, предлагая выбор, открывать карты. — Она внимательно посмотрела на меня. — Продолжать?

Я кивнула.

—Люди побороли болезни, когда тебя еще не было. Считай, придумали те самые капельки от смерти и живут теперь больше ста лет. Однако давным-давно, еще в начале века, была допущена ошибка. Тогда пасовали перед многими болезнями, и спасти ребенка с пороком считалось делом чести. Причем, чем больше пороков обнаруживали, тем с большим рвением спасали. И добились своего — научились бороться с настоящими уродствами. Я не сложно выражаюсь?

—Нет, все понятно, — тихо ответила я.

—Ты скажешь, что плохого? Замечательно!

Но это как посмотреть: с точки зрения жизни — да, но хороша ли такая жизнь? Нам, нормальным, кажется, что нет, однако… — сеньора Веласко попыталась смягчить слова и не смогла. Она раздраженно тряхнула головой, — … уродцы довольны. Проблема, когда такой ребенок вырастает и сам хочет родить. Конечно, заВладислав Гринь частую из-за тяжести уродств это невозможно, однако иногда получалось. Короче говоря, не успели оглянуться, каждый шестой стал рождаться с тяжкими отклонениями. Тут Система спохватилась и немедля выдала законы, запрещающие людям с уродствами рожать детей.

Но это не помогло — еще через пятнадцать лет каждый пятый появлялся на свет с вывертами.

Вот тогда испугались по-настоящему и пошли на крайнюю меру: запретили рожать всем, у кого обнаруживался любой порок, независимо от тяжести. Конечно, завопили правозащитники, пошли протесты и так далее, однако сейчас рождается не более пяти процентов детей с пороками, а так, чтобы уродов — не чаще, чем один на сто.

Так что проблема, считай, решена. Однако что делать с уже рожденными, которых в Системе, по меньшей мере, тридцать миллионов?

Не оказывать помощь, чтобы они быстрее умерли — негуманно, но и давать возможность жить среди нормальных людей тоже как-то не очень… сама понимаешь! Представь, на улице попадается двухголовое чудище. Да-да, моя девочка, это не страшилка, есть много занимательного, например, люди с хоботоподобными носами.

А вот еще: микроцефалия, когда у двухметрового дядьки голова не больше, чем у новорожПрагмаЛисты денного… — и снова оценивающий взгляд. — Не пропало желание слушать?

В этот момент разговор еще можно было свернуть, отделавшись просьбой не болтать языком. Вместо ответа я сосредоточилась, а сеньора Веласко характерным жестом поправила прическу.

—Полвека назад создали специнтернаты или тератоцентры, от греческого — “тератус”, урод. Их обитателей стали официально называть “людьми, отличными от традиционных”, сокращенно ЛОТами. Повозились лет пять, пока всех изолировали, с тех пор проблемы вроде как и нет. Система расшибается в доску ради ЛОТов, хотя это влетает всем нам в хорошую денежку.

Чтобы ты понимала, десятая часть зарплаты твоих родителей идет на содержание тератоцентров.

Само собой, за ЛОТами нужен уход. И не простой, как в госпитале, а с учетом, так сказать, специфики. И тут Система столкнулась с огромными трудностями: никто ни за какие деньги не хотел работать с этим контингентом. Одно время мы вербовали людей на два года, чтобы человек не мог по своему желанию уйти с работы.

А когда несколько сотрудников покончили с собой, контракты быстренько отменили. С тех пор в тератоцентрах работают исключительно на волонтерских началах, причем от желания человека далеко не все зависит. Важно, чтобы мы, ответственные за подбор кадров, почувствовали, что человек подходит на эту роль. Потом, конечно, тестирование, но по опыту могу сказать, что первое впечатление почти всегда безошибочное.

Как и в твоем случае — вот так, навскидку, повторяю с чего начала: ты нам подходишь!

Сеньора Веласко отвернулась: рубикон позади — экивоков не нужно. Я могла согласиться или отказать, ее бы устроил любой ответ, однако, будучи профессионалом, Изабелла не обошла важную тему:

—То, что я предлагаю, не совсем волонтерство, работа в тератоцентре не требует высшего образования, но очень хорошо оплачивается — с первого дня ты станешь получать вдвое больше самого одаренного из одноклассников, когда тот спустя четверть века станет профессором. И это при условии трехмесячного отпуска!

“Как летние каникулы, — подумала я. — Неплохо!” И, тем не менее, не знала, что ответить.

Не то чтобы страшила перспектива, просто очень захотелось обнять маму, а перед сном все ей рассказать. Или, что еще лучше, оттянуть разговор до субботнего утра, когда закончим уборку и сядем посудачить, сколько грязи нанесли эти мужики: отец, брат и пес.

ПрагмаЛисты Не знаю, почувствовала сеньора мое настроение или так было заведено, но, помолчав, добавила безо всяких эмоций:

—Решение не принимается в одиночку, требуется согласие родителей. После этого дается месяц на принятие решения, только потом тесты и все прочее.

“Замечательно”, — мне не только позволялся родительский совет, но и давалось время подумать. Изабелла поднялась и с легким поклоном пожала мне руку.

—Поговори с родителями, но подружкам не болтай. Хорошо? — просьба прозвучала приказом. — До свидания, Надя, было приятно познакомиться.

Спустя год я переступила порог тератоцентра. Собственно говоря, это был целый город, выстроенный на окраине Буэнос-Айреса в специально выращенном лесу; несмотря на молодость, многие деревья успели перерасти трехэтажные блоки. Территория была обнесена четырехметровой живой изгородью, в центре которой пряталась прочная металлическая сетка. Наверху изгороди тщательно замаскировали колючую проволоку. Одним словом, снаружи тератоцентр скорее напоминал элитный загородный поселок.

В нем проживало четыре тысячи ЛОТов. Только проходя стажировку, и то не сразу, я поняла масштаб трагедии. А когда поняла, то задала один-единственный вопрос: почему допустили рождение таких младенцев? Ну, например, с четырьмя руками и четырьмя ногами. Неужели изобилие конечностей нельзя обнаружить в самом начале беременности?

“Веселые картинки” на несколько лет убили желание встречаться с парнями: везде мерещилось уродство. Целуясь, я стискивала губы из-за страха пустить к себе шершавый раздвоенный язык. Могу представить, каково было парням!

Во время обучения я часто общалась с Изабеллой Веласко и даже ходила в любимицах.

Нужно отдать должное Системе: подбор кадров в специнтернаты организован как надо. Разумеется, кандидат должен быть сострадательным, однако, не обладай мы устойчивой психикой, это качество быстро сошло бы на нет. Только много ли найдется сострадательных и одновременно нечувствительных людей? И вдобавок, чтобы нервная система не разбалтывалась, а напротив, затвердевала, приводя к эмоциональному отупению. — Надя вопросительно глянула на пассажиров и хмыкнула. — Угу… вот потому-то ПрагмаЛисты к будущей обслуге специнтернатов начинают приглядываться еще со школы.

Говоря о тонкостях работы, похвастаюсь, что умудрилась стать воспитателем, сестрой и санитаркой в одном лице — все из-за того, что у меня обнаружилось качество не возникать по мелочам, но, когда нужно — заставить себя услышать.

Сказать, что наша работа опасна, так нет, хотя случаи бывали. ЛОТы в основном тихие, поскольку, прояви они агрессию, тут же переведут в Зону. Эта Зона на отшибе, и, скажем прямо, с тюремными порядками; вернуться назад непросто, на моей памяти никому не удалось, потому что ЛОТы слабодушны. Универсальный подход к ним такой: потакание желаниям при условии безусловного подчинения. Как в свое время родители “избавились” от детей с помощью компьютерных планшетов, так и ЛОТов занимают, давая доступ к любым развлечениям, а также к еде — бери от жизни все, пока живешь. Из-за переедания они быстро толстеют и становятся малоподвижными; добавьте к этому, что многие ЛОТы страдают врожденным нарушением обмена жиров. Вот и выходит — к тридцати годам их сосуды склерозированы как у семидесятилетних.

Неудивительно, что, говоря между собой о работе, мы называли ее не иначе, как терагубством.

Братислав обратил внимание, что речь Нади приобрела какую-то отрывистость и даже едва заметный оттенок раздражения, видимо, воспоминания давались ей с большим трудом.

—Единственное, в чем ограничивают наших постояльцев, — продолжала Надя, — так это в сексе, приучая пользоваться разными устройствами, ну и расселяют по половому признаку.

Конечно, всякое бывает, порой мужика с мужиком застают, не без того. На первый раз строго предупреждают, а если повторяется — отправляют в Зону.

И еще важный момент: ЛОТов селят по главному уродству. Многоголовые живут со схожими, осьминогоподобные — с такими же, сиамские близнецы с сиамскими близнецами и так далее. Дело в том, что ЛОТы с одинаковыми уродствами имеют и близкие характеры, что значительно облегчает уход.

Вы спросите, пытаются ли ЛОТы сбежать? Конечно, изредка случается, может, раз в три-четыре года. С одной стороны, система безопасности на уровне, а потом, они ведь немощные. Обычно их задерживают при попытке взобраться на живую изгородь, но однажды ЛОТу удалось перебраться на звукоизолирующую бетонную стенку. С нее-то ЛОТ и упал… на автомагистраль… Удивительно, но при всей охране несчастного ПрагмаЛисты не сразу кинулись, просто служба наружного наблюдения обратила внимание на свору беснующихся собак на обочине магистрали. Несчастный ЛОТ весил не больше шестидесяти килограммов; а тут еще собаки постарались. Поэтому я удивилась, когда останки не уместились в два стандартных пластиковых контейнера.

Надя прижала руки к груди, извиняясь за откровения, от которых у пассажиров побледнели и вытянулись лица. Всё погрузилось в совершенное молчание, какое возникает, когда глубокой ночью отключаешь телевизор.

—О многоголовых рассказывать неинтересно, поскольку они недоступны контакту, — продолжила Надя. — Лежат и смотрят мутными глазами — впечатление, конечно, жуткое. Меня до сих пор передергивает, когда вспоминаю недобросовестный уход за подобным субъектом.

Доверили дело практикантке, а та замоталась и забыла дать вечернее питье. Для многоголовых это смерти подобно из-за большого потоотделения. Прошла ночь, а утром на его теле сработал датчик обезвоживания. Вбежали в палату и увидели картину: одну голову стошнило, а вторая извернулась и жадно припала к блевотине… “Бум!” — короткий звук повернул серые лица к Шевчику, который уткнулся головой в стол, словно гость, уснувший в десерте; рука не дотяВладислав Гринь нулась до стакана с водой. Все вскочили, и первым профессор, усилиями которого канадец пришел в чувство, обнаружив себя лежащим на столе с расстегнутым воротом; болотное лицо покрылось бисеринками пота. Все уже сидели по местам, только Микеланджело хлопотал у изголовья. Полежав несколько минут, Шевчик позволил усадить себя в кресло.

Вот вам ситуация: рассказ не окончен, но и продолжать не с руки… как быть? “Пусть сама выпутывается”, — решил Добрович, но девушка не спасовала.

—Друзья, извините, мне так неловко… это все из-за эмоциональной тупости… ну, простите, пожалуйста, Рой, ты особенно… Надя сострадательно и чуть кокетливо улыбнулась Шевчику, который состроил подобие улыбки.

—Есть два варианта, — предложила Надя. — Можно поставить точку, а можно продолжить, но без страшилок!

—Ты как, Рой? — спросил сеньор Эспозито.

Шевчик снова был в центре внимания, и это его укрепило. Рой заерзал в кресле, и, упершись в спинку, почувствовал уверенность; лицо мало-помалу порозовело, а на лбу обозначилась шишка.

—Я в порядке… ПрагмаЛисты Братислав, тем не менее, предложил пятиминутную паузу, после которой Надя вернулась к теме.

—Вы не представляете, какие ЛОТы жулики. Особенно осьминогоподобные — с ними в карты не садись. Однажды играли они втроем в преферанс. Я зашла и увидела картинку: сидят за столом три ЛОТа, один другого краше.

Самый молодой натурально восьминогий: две ноги и шесть рук, хотя это не один, а целых три субъекта. Главный, как и положено, с двумя руками и двумя ногами. Но на нем, выражаясь по науке, паразитировали два субъекта, у которых если что и развито, так только руки, длинные и прыткие, а остальное в самом зачатке — головы похожи на большие зимние яблоки, а глаза как почки на картофелинах… Надя покосилась на Роя, но тот держался молодцом.

—Итак, сидит этот ловкач с картами в руках, причем держит их на уровне глаз; лицо — сама наивность. “Который час?” — спрашивает. А как раз прошла раздача. Тот, кто раздавал, кладет прикуп на край и начинает рыскать глазами по стенам. Тогда молодой хлопает рукой другого ЛОТа по плечу и, стоило обоим отвлечься, ловко подменяет прикуп своими картами. Самое забавное, что очередная рука вынырнула из-под стола, словно там кто-то таился. Я едва не расхохоталась и бегом из комнаты… Но все же работать было невыносимо. По правилам, когда накапливается эмоциональная усталость, нужно обращаться к психологу, однако персонал предпочитает самостоятельно бороться с проблемами. — Надя повернулась к Шефу. — Думаю, Братислав, вас это порадует. — Добрович взметнул брови. — Теряя эмоциональность, я вместе с ней утратила былую участливость и поняла, что если ты добр, легко быть праведником, считай, как любить ребенка. Но если родился жестокосердым или в силу обстоятельств озлобился, то рано или поздно обречен на пристрастность и эгоизм. И тогда спокойному сну конец! А лишившись сна, все будешь знать о звездах, даже то, чего и знать не нужно… Короче, чтобы не утонуть в несчастливости, нужно вернуть дружелюбие. Так я попала на портал прагмаЛистов, а со временем выяснилось, что все воспитатели так или иначе прибегают к гармоничному поведению!

ПрагмаЛисты Добрович не успел порадоваться, как Надя погрустнела.

—Два года назад я безумно влюбилась в одного парня из тератоцентра. Только не подумайте, что он был уродом; как раз наоборот, красавцем, просто имел аномалию. Он и пациентом-то не был, скорее, вольноопределяющимся. Дело в том, что люди с аномалиями страдают больше настоящих ЛОТов. Один психолог как-то предположил, что ухаживай аномальные за ЛОТами, станут благодарить судьбу.

Мой парень по имени Вольдемар, когда накатывала депрессия, переселялся в тератоцентр, помогая в столовой.

Вам знакомо чувство камешка в ботинке? Будучи большим или маленьким, неважно, он не даст покоя. Так и в моей душе однажды заворочался камешек. Я и так и этак, только больнее.

А однажды проснулась со зловещим чувством, причем не ужаса, а именно чего-то неизбежно плохого. Тут-то и попался Вольдемар: иду в офис и вдруг вижу медленно бредущего высокого парня, абсолютно лысого. Я такой спины и такого затылка у нас не видела. Меня что-то толкнуло, даже в дверь врезалась; времени на раздумье не было.

—Не поможете открыть? — я сделала вид, что вожусь с замком.

Парень, словно мим, застыл в движении и медленно обернулся.

—Вы меня?

—Есть кто-то еще? — буркнула я, не поднимая головы.

Парень приблизился, и я бросила на него “раздраженный” взгляд.

Повторяю, он был красавцем. Сзади смотрелся долговязым, но тонкие черты лица вполне сошли бы за женские, если бы не крупный подбородок и мужской румянец.

—Вольдемар, — представился он, когда мы вошли в кабинет.

Нужно было продолжать разыгрывать начальницу.

—Я вас раньше не видела… Ах да, — Надя Бартова, старший воспитатель блока. — И протянула руку.

—Ну, а я “вольнонаемный”, — улыбнулся Вольдемар. — Иногда работаю в центре, примерно два месяца в году, но в этом блоке впервые.

—Тогда на правах старшего прошу вас приготовить кофе, — выбранная манера поведения устроила обоих.

ПрагмаЛисты Мы пили кофе и болтали, а меня подмывало разъяснить его аномалию. Задавая наводящие вопросы, я аккуратно высматривала червоточинку, но без толку. По ходу выяснилось, что Вольдемар хочет заняться спецобразованием ЛОТов.

“Отлично!” — в чем-в чем, а в этом я всем давала фору.

Парень ушел, а я дала волю чувствам. За окном стоял конец апреля, холодный южный ветер приканчивал жалкие остатки зимнего аргентинского тепла. Еще утром лето не сулило ничего хорошего, но сейчас разметанные облака и свинцовая туча на горизонте словно бросали вызов. Удивительно, но вызов не пугал, а будто манил безвестностью: мне еще предстояло выяснить, что с Вольдемаром. И еще мне хотелось целовать его в пухлые малиновые губы… Уже на следующий день я открыла Вольдемаров файл. Его аномалия была редкой, но не слишком значимой… для жизни. Однако в графе “Коррекция” почему-то стоял прочерк:

аномалия не устранена. Это удивило, но одновременно и успокоило: по крайней мере, наши отношения не причинят ему вреда.

Все это напоминало любовные игры школьника и учительницы. Вольдемар выказывал симпатию, но всеми действиями давал понять, что не имеет права на инициативу. Я же, насколько это было в моих силах, выдерживала рамки приличия. Вольдемар был из обеспеченной семьи, но никогда не говорил о близких, предпочитая общие темы. Как это бывает в подобных случаях, торжествовал принцип “тихих шагов”:

опасливое пожатие руки, чуть более долгое прощание по телефону, робкое касание ноги, на которое отвечаешь медленным, но все же отстранением… Два месяца мы крались к исходу, который вполне мог не случиться, не приди на помощь беда.

Одним утром повесился ЛОТ. Мы с Вольдемаром одновременно забежали в палату и увидели того самого карточного шулера. Он удавился сидя, привязав веревку к спинке кровати.

Конечности распластались по полу, и от этого ЛОТ еще больше походил на осьминога, протухшего в рыбачьей лодке — под ним образовалась зловонная лужа. Субъект повесился голым, и я впервые увидела паразитирующие головы.

Меня учили, что они только с зачатками глазниц. Возможно, при жизни так и было, однако теперь на меня глядели две пары наслезнённых ПрагмаЛисты полусфер с миндалевидными зрачками цвета малокровного пурпура.

Вольдемар привалился ко мне плечом. Вначале я подумала, что он хочет подбодрить, но на самом деле с ним случился обморок. Ничего не оставалось, как, схватив за талию, поволочь его в коридор. Потеряв сознание, Вольдемар оказался тяжелым, и я едва дотащилась до кресла; он лежал, отвалив голову, руки повисли плетьми.

Я наклонилась к губам, чтобы проверить дыхание: нос учуял запах имбиря. “Боже, я с детства люблю имбирь”, — потребовались усилия, чтобы удержаться… Спустя полминуты Вольдемар пришел в себя, и мы побрели в офис. Навстречу спешили бесполезные доктора, санитары катили приборы с прозрачными трубками. “Ох, Надя, придется расхлебывать кашу — это ведь на твоем дежурстве…” Я готовила Вольдемару сладкий чай, когда меня вызвали к руководству.

—Пей не спеша. А лучше посиди здесь до моего возвращения — на тебе лица нет.

Вольдемар благодарно кивнул и прикрыл глаза. “Не так уж плохо он выглядит!” Я и вторая дежурная воспитательница подверглись перекрестному опросу. Потом нас посадили в разных комнатах писать объяснения. После снова опросили… Три часа спустя, потерянная и разбитая, я ввалилась в офис, обнаружив там человека. “Что здесь делает Вольдемар?” — за суетой и нервотрепкой я успела о нем забыть.

И в это мгновение усталость окончательно разделалась со мной — чтобы не сорваться, требовалась отдушина, и она рядом — Вольдемар. “Ах, наплевать на все!” В его глазах была нежность, толкнувшая на безумство.

—Валим отсюда немедленно… осточертело!

Мы ехали в моей машине, и Вольдемар сидел манекеном, но когда я не остановилась у его дома, сжал мою руку длинными холодными пальцами.

В подземном гараже он посомневался, прежде чем выйти из машины.

—Ты уверена? — его ладонь, по-прежнему державшая мою, повлажнела.

—Конечно, тебе в таком виде нельзя… Примешь душ, покормлю — и поедешь домой.

Вольдемар, понурив голову, побрел за мной к лифту.

Дома я приготовила мартини с водкой.

—Выпей, а я пока освежусь — чуть не уснула за рулем!

Искупавшись, я брызнулась духами и слегка подрумянила щеки. “Хорошо, эпиляцию сделала!” Надела легкий приталенный сарафан и, ПрагмаЛисты жутко дрожа, вышла из ванной. С порога стала искать мартини, а увидела виноватые глаза Вольдемара.

—Я оба выпил, — промямлил парень. — Прости, пожалуйста.

—Ладно, считай, простила, будешь должен бутылку, — я изо всех сил разыгрывала непринужденность. — Все, беги в душ, а я приготовлю на стол.

Вольдемар не двигался с места. Я углубилась в холодильник, делая вид, что не замечаю его сомнений; холодильник обиженно запищал.

—Ты что?

—Надя, можно я просто поем и поеду? — тихо, но решительно попросил Вольдемар.

—Нельзя! Поднимайся и марш в ванную! — Вольдемар подскочил и заметался.

Я поняла, что нужно делать.

—Так, не дергайся! Слушай внимательно, слушай и молчи! Ты должен знать две вещи.

Первая: я хочу, чтобы мы были вместе. Вторая:

я все знаю и сделаю то, чего ты пытаешься избежать! С этими словами я подняла его руки и решительно стащила футболку. Затем расстегнула джинсы и приказала:

—Снимай сам!

Вольдемар подчинился как робот. Если человек устойчиво стоит на одной ноге, он способен снять джинсы за шесть секунд. Я стала подталкивать Вольдемара в ванную. Переступив порог, мой друг одним движением стянул трусы и шмыгнул в душевую кабинку. Я присоединилась к нему.

Сверху уже лилась вода, словно Вольдемар хотел отгородиться ею. Он стоял, отвернувшись к противоположной стене; чуть ссутуленные плечи выдавали отчаяние и безысходность. Я же, наоборот, испытывала жгучее возбуждение. “Дурак!” Я обняла его сзади и потянула под воду. Минуту мы стояли под горячими струями, согреваясь и успокаиваясь. Я повернула к себе его лицо:

с ровного носа стекали капли, глаза не зажмурены, а просто прикрыты. “Можно”, — сказала я себе и стала с упоением целовать его губы.

Вольдемар не противился, но и не отвечал, а я медленно, очень медленно повернула его к себе.

Совсем скоро мне в пах уперлось что-то горячее и твердое. Целуя его шею, грудь и живот, я опустилась на колени и открыла глаза… То, что я увидела, очень напоминало широко рекламируемый Дилдо — фаллоимитатор “Розовый Кролик”. “Оказывается, они не сами его придумали”. ЭТО начиналось могучим бледнорозовым десятисантиметровым стволом, разделенным на два тонких самостоятельных члена, которые вначале расходились, а затем немного ПрагмаЛисты сближались, как стенки бокала для шампанского. Каждый член заканчивался ярко-красной открытой головкой. Все это действительно походило на голову кролика с кисточками на кончиках ушей.

В исступлении я припала губами к верхней головке, крепко и властно удерживая правой рукой нижнюю ветвь. Вольдемар резко втянул живот, но мои движения стали такими ласковыми, что он расслабился. Это было больше чем расслабление, это было приближение катарсиса, который я чувствовала по тому, как его ягодицы опустились в мою заботливо подставленную ладонь. А само очищение наступило спустя минуту, когда одновременно с двумя тугими струями Вольдемар исторг радостный долгий крик вперемешку с детским всхлипыванием… Надя замолчала. Ненадолго, всего на несколько секунд.

—С тех пор я не видела Вольдемара. Он исчез из тератоцентра, а искать я не стала: продолжать роман было равносильно попытке отыскать осмысленное в бессмысленном. Думаю, Вольдемар что-то рассказал родителям, потому что спустя неделю я получила безымянный чек на большую сумму… — Надя глубоко вздохнула. — Вскоре я ушла с работы… Пассажиры переживали разные чувства.

Взять, к примеру, Шевчика: он наконец отошел от шока, однако теперь у него жутко разболелась голова. Поэтому Рой слушал вполуха.

Но остальные не были безучастны. Надю так хотелось приласкать, однако в Микеланджело вновь заговорил ортодокс; возможно, таким образом он противостоял зову плоти.

—И все же я против запретов! — заявил он. — Если женщина способна выносить ребенка — обязана рожать. Так угодно природе и Богу!

Будь Микеланджело кем угодно, только не доктором медицины, на него посыпались бы упреки. А так пассажиры пасовали перед авторитетом. Но милая Надя нашла силы возразить.

—Извините, профессор, но куда природе до нынешних лекарств. Мне рассказывали, что с их помощью можно вмуровать эмбрион в матку.

—Вот это как раз и беда, — с чувством ответил сеньор Эспозито. — Нельзя противостоять природе, навязывая то, что она с таким ожесточением отвергает!

—Но ведь многие дети после сохранения рождаются безо всяких дефектов, — подала голос Элиза Вегенер.

ПрагмаЛисты —Без очевидных, но отнюдь не без скрытых:

дефекты могут проявиться во втором и следующих поколениях.

—Что же вы предлагаете? — спросил Платон.

—Что предлагаю? — ухмыльнулся итальянец. — Предлагаю больше секса и меньше лекарств. — Все заулыбались. — Пока природа не даст “добро”.

—А если женщине не удается забеременеть? — не скрывая раздражения, спросила Надя. — И вот повезло, а тут проблема с вынашиванием. Что прикажете делать?

В Микеланджело дымилась затухающая горечь сибирской водки; он с сожалением покачал головой, но остался непоколебим.

—Значит, природа не предупреждает, а вопит! Извините, но лучше удовлетвориться чужой спермой или вообще остаться бездетной, чем искалечить жизни, произведя на свет неполноценное дитя!

Спор мог затянуться до Берлина, и сеньор Эспозито примирительно поднял руки, давая понять, что желает прекратить дискуссию:

—Я уверен, дорогая Надя, что у вас не возникнет проблем ни с беременностью, ни с родами. Не будь у меня семьи, с удовольствием вызвался бы это доказать!

Пассажиры захлопали в ладоши; молодая аргентинка расплылась в улыбке, а Элиза Вегенер еще больше выпрямилась в своем кресле.

…И на тихом океане свой  Как было сказано, после обморока Шевчик чувствовал дурноту; он дорого заплатил бы за возможность улечься. “Пошел бы этот, последний… однако кто же не выступал?” — Шевчик обвел глазами прагмаЛистов и, к своему удивлению, обнаружил женщину, которой раньше вроде как и не было. “До чего невнимательный!” — разозлился Шевчик. Женщина заметила его взгляд и улыбнулась; когда же канадец перестал досадовать и снова повернулся в ее сторону, то вдруг увидел Элизу Вегенер, или, по крайней мере, кого-то с грустными Элизиными глазами.

Нужно скосить влево, чтобы поквитаться с бредом, однако Шевчик “застрял”, проникшись мрачной убежденностью, что, сделав это, пожалеет; вдобавок дико разболелся затылок, буквально пригвоздив взгляд к столу.

—…Адела Нобель, — боль мгновенно исчезла, страх отпустил Шевчика. Он опасливо поднял глаза на голос — разумеется, от новеньПрагмаЛисты кой и не пахло Элизой Вегенер, которая сидела, где ей и полагалось… Адела Нобель оказалась стриженной под мальчика моложавой женщиной. У нее был высокий лоб, выразительные румяные скулы и щеки, небольшой прямой нос, усыпанный крупными темными веснушками.

А еще она была покрыта абсолютно ровным бронзовым загаром, будто побывала под инопланетным солнцем. Можно было подумать, что Адела страдает аддисоновой болезнью56, не излучай она абсолютное, прямо-таки раздражающее здоровье.

Женщина пружинисто вскочила на ноги, после чего расслабилась, словно услышав команду “вольно”. И наконец, улыбнулась: сдержанно, но искренне.

—…из Швеции, — лицо приняло серьезное выражение: устремленные в пустоту карие глаза вдруг сузились, став пустыми и страшными.

Удовлетворившись смятением пассажиров, Адела медленно наклонила голову вбок, проясняя облик — спустя секунду мужчины узрели сексуально безответственную девицу, которая ляжет с каждым, подтвердившим телесную и венерологическую чистоплотность.

—Сорок два года… — Братислав и остальные переглянулись и уже другими глазами уставились на Аделу; а та, воспользовавшись замеВладислав Гринь шательством, обратилась в наивную студентку с мечтательным взглядом и приоткрытым ртом.

Заметьте, студентку!

Мужчины недоумевали: где были их глаза?

Как эта женщина умудрилась остаться незамеченной?

Насладившись эффектом, Адела грациозно улеглась на сложенные руки, и, стоит ли удивляться — никто не воспринял подобное поведение неуместным; напротив, пожалели человека, испытав потребность выйти из салона на цыпочках… Но тут откуда-то из-под стола донесся обиженный сонный голос:

—Агент отряда “Ультима” 57, — к обиде добавились плачущие нотки, — в отставке-е.

Элиза Вегенер сложила комбинацию из трех пальцев и ущипнула себя за предплечье. А шведка медленно подняла голову и посмотрела полными слез синими (а не карими, как за минуту до этого!) глазами. Добровича снова передернуло, и чтобы взять себя в руки, он заговорил бодрым, чуть хриплым голосом.

—Вы, наверное, иллюзионистка?… “Ультима”… Я, кажется, слышал о цирковом коллективе с таким названием. Если не ошибаюсь, он как раз из Скандинавии… — Братислав хлопнул себя по лбу, — … из Дании.

ПрагмаЛисты Прежде чем ответить, Адела в шестой раз переменилась, к невероятному облегчению пассажиров приняв выхолощенный образ, позволяющий грабить банк, не надевая маски.

—Иллюзионистка? — будто ничего не произошло, — тихо и медленно произнесла Адела. — Возможно, вы правы, в чем-то мы иллюзионисты… — она поджала губы. — Хотя, признаюсь, добром наши фокусы не кончаются. — И замолчала.

—Адела, полно томить! — Братислав изо всех сил пытался сохранить браваду. Шведка улыбнулась.

—Я не томлю — об отряде “Ультима”, защищающем Систему от врагов, можно прочесть даже в Фулипедии, а я приготовила детали, о которых там ни слова.

В салоне повисла пауза.

—Система создала эффективную службу самообороны, — начала Адела. — Судите сами:

Западный мир населяет три миллиарда жителей, а обороняет его всего полмиллиона человек. Мы привычны к полиции, которая патрулирует города, однако вас никогда не удивляло, что в патруле трое, хотя при нынешнем оснащении вполне могло хватить и одного, ну, двух? Дело в том, что полиция призвана охранять порядок не только в странах Системы, но и, если потребуВладислав Гринь ется, на захваченной территории. Чтобы быстро сформировать оккупационный контингент, из патрульной тройки вычленяют второго офицера и отправляют в зону конфликта. Этот офицер обучает себе помощников из местных. Полиция насчитывает триста тысяч бойцов, не считая резервистов, значит, в течение трех дней можно сформировать стотысячную армию.

Полиция блюдет порядок, а не воюет. Она приходит на “расчищенное поле”, подготавливаемое, как и сто лет назад, морской пехотой.

Морские пехотинцы обучены зачищать захваченную территорию и нагонять страх до развертывания полиции. Потом сматывают удочки, но в случае партизанской войны морпехи остаются на неопределенный срок.

А теперь, как захватывается вражеская территория: любой город, любую страну покоряют несколько спецподразделений численностью сорок тысяч человек. Одно подразделение специализируется на атаке с моря, второе с воздуха, третье натренировано на бои в пустыне, четвертое в горах, пятое в тропиках. И все они умеют воевать в городских условиях. Бойцов спецподразделений вербуют из морской пехоты по достижении двадцатитрехлетнего возраста; служат в них до тридцати пяти, а начиная с двадцати восьми лет, каждый спецназовец мечтает попасть в “УльтиПрагмаЛисты му”, правда, мечты сбываются только у одного из ста тридцати бойцов.

Итак, отряд “Ультима”. Собственно, это не один, а три отряда: первый базируется в Баварии, второй в Новой Англии, а третий на юге Калифорнии. В каждом отряде сто пятьдесят человек. Как я уже сказала, в “Ультиму” набирают бойцов из спецподразделений, когда им исполняется двадцать девять лет. Причем есть только две попытки — после тридцати к нам уже не попадешь. В “Ультиме” служат до сорока лет; курс подготовки к первому боевому заданию — минимум двадцать восемь месяцев. Иначе нельзя:

“Ультима” — самое бескомпромиссное средство достижения цели.

Неугомонный Шевчик покашлял в кулак.

—А женщин у вас много? — спросил изобретатель.

—В общем, да, каждый третий боец — женщина.

—Так много! — удивился Платон.

—Из-за специфичности задач, — объяснила Адела. — Давайте о них и поговорим. — Она взглянула на часы, словно отмеряя время.

—Прикиньте, намечено захватить недружелюбную страну… Раньше как делали? Вначале разрушали стратегические объекты; потом с помощью танков и морской пехоты захватывали столицу. А в нынешней армии танков нет, да и инфраструктуру разрушать не хочется. Вместо тяжелого вооружения используют “Ультиму”, чтобы парализовать деятельность страны и армии до прибытия спецподразделений. То есть от нескольких часов до суток. Вы, разумеется, помните, как меняли правительства в ЮАР, Мексике и Венесуэле. Тогда, полвека назад, “Ультима” делала первые шаги — мир, тем не менее, содрогнулся. Правда, наш отряд всегда в тени — официальные лавры пожинаем не мы и даже не спецподразделения, а морская пехота.

Рассказчица вызвала стюардессу и попросила чаю.

—Касаемо обучения, — продолжила она, — мы обязаны быть всезнайками: учили всему, начиная от истории, заканчивая фрактальной теорией античастиц. Но главное, мы в совершенстве овладевали психологической комбинаторикой.

Не удивляйтесь, в университетах этому не учат.

Помните, я сказала, что “Ультима” должна парализовать жизнь целой страны? Не обязательно уничтожить лидеров, а именно парализовать, приостановить деятельность… — Адела развела руки в подразумевающем жесте. –… Иногда, конечно, и уничтожить… Так вот, чтобы парализовать страну, требуется отвлечь внимание, еще лучше — поразить ПрагмаЛисты воображение. А это, согласитесь, непросто с учетом того, что лидеры — искушенные люди и к тому же окружены профессиональным народом. Поэтому Братислав справедливо назвал нас иллюзионистами, только все мои нынешние перевоплощения — детский лепет в сравнении с тем, что я могла бы сотворить, находясь на пике формы. Но даже это не главное; никакие перевоплощения не заменят ключевого подхода — использовать желание людей видеть то, что хочется.

Братислав кивнул и опять что-то записал; на листе бумаги почти уже не осталось места.

—Идем дальше, — продолжила шведка. — Психологическая комбинаторика — это наука, которой всего четверть века. Она учит воздействовать на психику с помощью личностных и физических превращений. Человеческие возможности ограничены, потому мы комбинируем волевые усилия с эффектами вегетасомов — биостимуляторов, избирательно влияющих на обмен веществ и движения. Важно, что вегетасомы включаются и выключаются силой мысли.

Врачи имплантируют тебе тот или иной биостимулятор в зависимости от характера задания.

А после не извлекают, а “глушат” до лучших времен. К слову, я нафарширована вегетасомами как перец рисом: их во мне не менее дюжиВладислав Гринь ны. — Адела задумалась, сосредоточенно поджав губы. — Давайте-ка повторим фокус с глазами.

Взгляните на меня… не бойтесь… Видите, радужка коричневая. Теперь закрываю глаза… Адела прикрыла глаза и чуть-чуть съежилась, после чего, вдохнув полной грудью, разомкнула веки: один глаз остался коричневым, а второй окрасился зеленым, отчего шведка стала походить на героиню “Мутантов с Эпиметея” 58. — Ну, вижу, подобными трюками не удивить, — польстила пассажирам госпожа Нобель. —Хотите, сделаюсь невесомой? — пассажиры обалдело переглянулись. — Ненадолго, конечно, минут на пять. Летать, правда, не смогу, зато любой забор нипочем. Делается это за счет цикличной мышечной стимуляции и требует колоссальных энергетических затрат — за пять минут теряется больше килограмма. — Адела нажала кнопку подъема стола. — Глядите!

По телу шведки снизу вверх пошла волнообразная судорога, и она запрыгала по проходу, зависая в воздухе, словно астронавт на Луне. Не доходя шага до угла, Адела подпрыгнула и уперлась указательными пальцами рук в иллюминатор и разделяющую салоны перегородку, и…?! Каждый в детстве любил повисеть в дверном проёме, но чтобы держаться в воздухе за счет пальцев, упертых в перпендикулярные ПрагмаЛисты поверхности!!! Ни один гимнаст так бы не смог, а шведке хоть бы хны, только телесные волны участились… —Коронный номер! — Адела прикрыла глаза и опорожнила легкие, обратившись в Спасителя, уставшего вершить страшный суд. Спустя минуту госпожа Нобель быстро спрыгнула на пол, причем не по-человечьи, а как обезьяна, сильно согнув ноги в коленях и коснувшись руками пола. После чего уселась на место, достала из куртки энергетический батончик и деловито уплела, запив тремя стаканами воды.

—Чтобы исполнить трюк, — как ни в чем не бывало, продолжила Адела, — я “снизила” вес до двадцати килограммов, потратив половину дневных калорий. Если честно, я очень устала, просто не показываю вида. Если кто-то из “Ультимы” набирает вес, вместо диеты его заставляют висеть в углу по пять минут в день — инструкторы называют это “поставить в угол”. Чем такая пытка, лучше не поправляться.

В салон вошла стюардесса.

—Прошу прощения, господа, командир хотел бы посоветоваться с Шефом в отношении полдника, — и обратилась к Добровичу: — Не соблаговолите пройти в кабину?

Братислав, повернувшись к пассажирам, скорчил недовольную гримасу: “Какая, еще, еда!”, но вынужден был подняться с кресла.

—Извините, друзья, я быстро.

Добрович вернулся через несколько минут, на его щеках играл румянец.

—Я отказался от полдника, но легкий десерт мы обязательно съедим. Не знаю, как на вкус, но на вид десерт бесподобен, мне показали. — Добрович улыбнулся, но вид был неважнецкий, видимо, устал от полета.

—Прошу, Адела, продолжайте! — Братислав уселся на место и уставился в иллюминатор.

Адела проследила за его взглядом, не увидев ничего, кроме дымчатого неба. Шведка что-то переключила в своих часах; до Берлина почти три часа лету, а у Аделы заготовлены не одна, а целых две истории; она колебалась, какую выбрать. Но теперь, когда Добрович пообещал сладкое, госпожа Нобель предпочла драму.

ПрагмаЛисты —Ладно, — махнула рукой, словно соглашаясь станцевать “барыню”, — расскажу о самом сложном задании “Ультимы”. — Помните историю о трехстах спартанцах? Две с половиной тысячи лет назад кучка греков на протяжении нескольких дней сдерживала стотысячное персидское войско. Так вот, герои “Ультимы” втроем справились с трехмиллиардной державой!

Воцарилось молчание, вначале недоуменное, а спустя секунды какое-то скорбное.

—С Китаем, что ли? — тихо произнес Вакула.

—Да, — бесстрастно отозвалась Адела. — И я лично знакома с исполнителями главных ролей.

—Адела, вы уж это слишком… хватили… — засомневался Микеланджело. — Нам, конечно, не все сообщают, но, насколько я знаю, в Китае произошла междоусобица.

—А чтобы восстановить мир, Система нанесла точечные удары, а после отправила туда спецподразделения, так ведь? — с иронией спросила Адела.

—Возможно.

—Ну так знайте, что это была замаскированная агрессия. Официально, вы правы, Система вмешалась, чтобы остановить кровопролитие и хаос.

—А как вы осмеливаетесь выдавать секреты? — от недоумения сеньор Эспозито обрел глуповатый вид.

Адела снова махнула рукой и ответила как-то слишком развязно:

—Плевать на секреты! И потом, вы ведь не выдадите? — она бесцеремонно подмигнула Микеланджело и, перегнувшись через стол, нежно погладила седые вьющиеся волосы.

Наш убежденный католик не обиделся, а лишь покраснел и мигом приложился к руке шведки. Всеми овладел смех, немедленно прекратившийся, стоило Аделе посерьезнеть.

—Точно не выдадите, — шведка изрекла это бархатным загробным голосом, и пассажирам захотелось подписать соответствующую расписку. “Психологическая комбинаторика в действии”, — со страхом и восхищением подумала Надя. Адела продолжила.

—В две тысячи шестьдесят первом году Китай и Россия заключили судьбоносное соглашение “Восток-61”. Взяв такое название, намекнули на столетие космонавтики, когда русские опередили американцев. Договор больно ударил по Системе. Судите сами, у России появился трехмиллиардный рынок сбыта, а правители Китая, ПрагмаЛисты подобно гусенице шелкопряда, скармливали народу русские товары, заполоняя Систему качественным продуктом; а у нас самих избыток… Короче говоря, через пять лет назрели неприятности.

Адела вдруг что-то вспомнила и повернула лицо к Добровичу; Рой Шевчик залюбовался ее профилем на фоне белесой пустоты за стеклом иллюминатора.

—Да, забыла рассказать, как Система принимает судьбоносные решения. Вы, наверное, слышали о старинной индийской игре под названием “шахматы”. До появления персональных компьютеров в нее играли в каждом дворе, а когда примитивный софт прикончил главного шахматного гения, популярность игры сошла на нет. Однако компьютерные программы для шахмат обрели новую жизнь, став инструментом прогнозирования политэкономических событий. Причем, как часто бывает, дело сладилось на чердаке, где некий Саймон Ротт, скромный сотрудник аналитического отдела МИД Великобритании и по совместительству специалист по математическому отображению случайных событий, переделал шахматную программу под утилиту для прогноза будущего своих детей.

Оба сына в грош не ставили увещевания отца, предпочитая тратить время на компьютерное хакерство. Видя такую увлеченность технологиями, Ротт предположил, что электронный советчик станет для детей большим авторитетом, чем он сам.

Как-то во время совещания начальник отдела устроил выволочку за срыв важного задания — выдать долгосрочный прогноз китайской экономической экспансии. Руководитель сектора лишь разводил руками, сетуя на невероятное количество переменных. Саймон задумался и, придя домой, заперся на чердаке. Дело в том, что его программа если что и умела, так это справляться с множеством переменных. Ротт перенастроил программу и ввел несколько десятков параметров. А когда взглянул на распечатки, в сердцах выругался: компьютер выдал прогноз, что через год бурный экономический рост Китая сменится резким спадом, который отбросит страну на двадцать лет назад. Это была полная чушь… Чушь?

Через неделю в разгар очередного совещания Саймон решился.

—Извините, мы напрасно горячимся.

Начальник уставился на него.

—Через год, максимум два, Китай рухнет под тяжестью противоречий между экономическим ростом и коммунистической идеологиПрагмаЛисты ей, — невозмутимо продолжил Ротт, — прогноз точен, можете смело рапортовать наверх.

Начальник “понимающе” закивал.

—Всенепременно, мистер Ротт, и обязательно со ссылкой на вас. А в конце допишу, что это был рождественский анекдот. Надеюсь, начальство оценит шутку и не разгонит нас ко всем чертям.

Все рассмеялись и целых десять месяцев подшучивали над Саймоном. А спустя эти десять месяцев в Пекине взбунтовались предприниматели, возжелавшие свободы. Власти применили силу, но бунт перекинулся на крупные города.

Руководство компартии потеряло инициативу, а вскоре перестало контролировать ситуацию.

В результате за какие-то недели коммунистическая система рухнула, и в Китае начался разгул демократии, сменившийся, как положено, анархией. Производство снизилось наполовину.

Юань, до того побивавший американский доллар, подешевел в восемь раз.

Прозревшие аналитики бросились совершенствовать задумки Рота — так появилась программа, позволяющая прогнозировать на двадцать лет вперед. Теперь Система принимает решения, отталкиваясь от рекомендаций программного продукта четвертого поколения:

“Кассандры IV” 59.

—Спустя всего полтора десятилетия после того, как Китай поднялся с колен, “Кассандра” выдала неутешительный прогноз, в соответствии с которым стремительное развитие Поднебесной в начале девяностых приведет, ни больше ни меньше, к экономической деградации Системы. Нужно было что-то решать… Стали искать “скрипучие доски” и не находили: политическая система стабилизировалась, и хотя полной демократией не пахло, Китаю хватало бутафории — относительно свободной прессы. То, что в последние десятилетия на выборах неизменно побеждала социалистическая партия, вытащившая страну из-под развалин коммунистической идеологии, никого не смущало. Главное, китайцам удалось обуздать коррупцию, сделав ставку на традиционные ценности и на средства массовой информации, которые, как вы скоро убедитесь, сыграют в нашей истории важную роль.

В итоге ухватились за традиционное противостояние между Пекином и Шанхаем. Само по себе оно ничем серьезным Китаю не грозило;

примеров сколько угодно, возьмите хоть Мадрид и Барселону, соперничающие столетиями.

Так-то оно так, если не подогревать страсти.

А можно на тлеющие угли подложить щепочку, ПрагмаЛисты потом палочку, затем поленце… Пекин — город с заслуженной претензией на политическую элитарность. Пусть Шанхай намного богаче, пусть он реально центр Восточной Азии, пусть самый населенный город мира, пусть даже символ XXI века, пекинцы били по рукам любого, посягавшего на столичный аристократизм; тем более толстосумов с юга.

Однако в середине семидесятых появился амбициозный политик, бросивший вызов столице.

Им стал мэр Шанхая и одновременно лидер правоцентристской партии Си Фань Пэн Лан. Помимо типичной для шанхайца предприимчивости, Пэн Лан имел хорошее образование и слыл эстетом. Объединив вокруг себя молодых интеллектуалов, он начал кампанию по улучшению имиджа правоцентристов, заявляя, что они теперь не только сообщество консервативно настроенных дельцов, но и апологеты новой китайской культуры, а, следовательно, благородны не по происхождению, а по вкладу в будущее Поднебесной.

Все эти высокопарные и, прямо скажем, малообоснованные претензии на элитарность вызвали глухой ропот в рядах столичной аристократии, которая надеялась, что выскочки лопнут от собственной святости, но Пэн Лан не унимался. Он заплатил центральным теВладислав Гринь леканалам, чтобы те организовали дебаты по вопросам будущего национальной культуры.

И выяснилось, что правящая элита отвыкла дискутировать в прямом эфире: словоохотливый Пэн Лан неизменно брал верх над любым оппонентом-социалистом. Не прошло и трех месяцев, как рейтинг правоцентристов вырос на пятнадцать пунктов, а через год они едва не победили на общенациональных выборах — чтобы сохранить власть, социалистам пришлось объединяться с двумя карликовыми партиями. Теперь центральные власти ненавидели и боялись “Шанхайского дворника”, как они называли Пэн Лана. Тот в ответ навесил пекинцам ярлык “Лианги” (“остывшие” по-китайски), давая понять, что в столице обретаются политические трупы.

Изучив перипетии китайской политики, аналитики, возглавляемые “Кассандрой”, предложили искусственно усилить противостояние между Пекином и Шанхаем. Однако план чуть было не угодил в корзину, поскольку не находили способа превратить муху в слона — на ровном месте поколебать инстинкт самосохранения огромной нации.

ПрагмаЛисты Во время очередного мозгового штурма начальник объединенного штаба спецподразделений, задумчиво рисовавший бесхвостого дракона, тихо произнес:

—Есть у меня три китайца… Все замолчали — этот человек говорил только в тех редких случаях, когда категорически нельзя промолчать. Председатель собрания вежливо улыбнулся:

—Генерал, мы вас внимательно слушаем.

Спец поджал губы, что свидетельствовало об абсолютной сосредоточенности.

—В “Ультиме” дослуживают три командира групп, точнее, одна из них — командирша. Замечательный возраст для политика. Со всех точек зрения, в том числе по части влияния на окружающих, эти китайцы обладают сверхчеловеческими возможностями. Ответственно заявляю, дай несколько лет, не найдется человека, способного противостоять их воле; тем более, если все координировать. Насколько я понимаю, мы располагаем этими несколькими годами? — генерал вопросительно поглядел на окружающих.

Те пожали плечами: “Пожалуй, да”. Генерал стал развивать мысль: — Мне думается, подключив технический и финансовый ресурс, можно сделать моих агентов китайскими политиками высшего ранга. А потом, имея доступ к высшеВладислав Гринь му руководству, спровоцировать вооруженный конфликт, который покончит с Пекином и Шанхаем и… — генерал окончательно отбросил церемонии, — … разрушит их к чертовой матери!

—Они будут ссориться, а мы их бомбить? — засомневался Председатель.

Руководитель штаба отрицательно покачал головой.

—Зачем мы? Пусть бомбят сами, причем не ограничиваясь простым оружием… Вопрос крайне сложный, однако что-то подсказывало — при всей несуразности план генерала может сработать. Председатель предложил создать экспертную группу, которая изучит вопрос и доложит свои соображения.

Адела взяла паузу, словно хотела отдышаться.

Пассажиры обратили внимание, что ее румянец исчез, лицо стало серьезным, чуть ли не испуганным, вероятно, сказались перевоплощения и зависание в воздухе. Словно в подтверждение их мыслей шведка достала из сумочки пластиковый тюбик, бросила в рот три разноцветных драже и запила водой. Спустя минуту она была прежней, даже более собранной.

ПрагмаЛисты —То, что вначале показалось лишенным смысла, спустя месяц обрело четкие контуры, — продолжила Адела. Эксперты возбудились, как Давид при виде пращи60 — согласитесь, не каждый день выпадает возможность похоронить сверхдержаву.

Точно ко времени руководству Системы представили план из трех ключевых пунктов.

1. Создание в Китае медиахолдинга во главе с одним из членов “Ультимы” по прозвищу Хроникер. Медиахолдинг призван повысить популярность правоцентристов и Шанхая, сдерживая при этом рейтинг самого Пэн Лана. Это необходимо, чтобы у последнего не было шанса перебраться из Шанхая в Пекин. Социалисты и правоцентристы должны иметь равную поддержку населения.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
Похожие работы:

«Вестник МАПРЯЛ 78 Оглавление Хроника МАПРЯЛ - Уточненный план деятельности МАПРЯЛ.2 Информация ЮНЕСКО.. 5 Памятные даты - 120 лет со дня рождения С.Г. Бархударова.10 - 125 лет А.А. Ахматовой..11 В копилку страноведа - В. Борисенко. Крым в историческом аспекте (краткий обзор).13 В помощь преподавателю - В. Шляхов, У Вэй. Эмотивность дискурсивных идиом.17 Новости образования..26 Новости культуры.. 45 Вокруг книги.. 57 Россия сегодня. Цифры и факты. 63 Калейдоскоп.. 72 1 Хроника МАПРЯЛ План...»

«Слава защитникам Москвы: научно-историческая конференция, посвященная 70-летию со дня контрнаступления советских войск в битве под Москвой : доклады, выступления, воспоминания ветеранов, сотрудников и студентов университета, 2012, 83 страниц, 5967506411, 9785967506413, Изд-во РГАУ-МСХА, 2012. Предназначено для широкого круга читателей и имеет большое значение для патриотического воспитания подрастающего поколения Опубликовано: 23rd July Слава защитникам Москвы: научно-историческая конференция,...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА АЛТАЙСКОГО КРАЯ ФГОУ ВПО АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АЛТАЙСКОЕ СЕЛО: ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Материалы международной научно-практической конференции Публикуется при финансовой поддержке РГНФ в рамках международной научно-практической конференции Алтайское село: история, современное состояние, проблемы и перспективы...»

«ОТЧЕТ О III ГОРОДСКОЙ ДЕТСКО-ВЗРОСЛОЙ ЧИТАТЕЛЬСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА И Я-ЧИТАТЕЛЬ 2012 год был объявлен Годом российской истории, именно поэтому ряд детско-взрослых читательских конференций Современная литература и Ячитатель, проводимых кафедрой филологического образования Московского института открытого образования совместно с Региональной общественной организацией Независимая ассоциация словесников, посвящен произведениям исторической тематики. Для конференции, которая...»

«О работе диссертационного совета в 2006 г. 267 исторической наук и, стремление историков из регионов к реальной интеграции в еди­ ный цех при сохранении самостоятельности и своеобразовия различных подходов. Кроме того, конференция открыла вдохновляющие горизонты для новых исследова­ тельских идей и проектов. Организаторы Всероссийской научной конференции Ин­ теллектуальная культура исторической эпохи выдвинули на обсуждение в качестве одной из главных тему На перекрестке культур: практика...»

«memento bellum помни о войне liberal Arts university Centre of military and military History Studies Sverdlovsk Regional belinsky library municipal museum in memory of internationalist soldiers Shuravi IndIvIduAl–SoCIety– ARmy–WAR ХХIII military Science Conference on october, 23rd, 2008 Ekaterinburg 2009 Гуманитарный университет Центр военных и военно-исторических исследований Свердловская областная универсальная научная библиотека им. в.Г.Белинского муниципальный музей памяти...»

«21.03.08 Международная конференция Тоталитарные и авторитарные режимы в Европе 21 марта в МГИМО состоялась международная конференция Тоталитарные и авторитарные режимы в Европе. Участники – профессора из Болгарии, Германии, Италии, Польши, России и Франции, а также представители российского МИДа. Открыл конференцию ректор МГИМО, член-корреспондент РАН А.В. Торкунов. Он напомнил классическую максиму из Джорджа Оруэлла, согласно которой кто управляет прошлым, тот управляет будущим; кто управляет...»

«Государственный музей городской скульптуры Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи Санкт-Петербургское военно-историческое общество ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ XIX–XX ВЕКОВ Санкт-Петербург 2011 ББК 63.3 (2) 47 63.3 (2) 5 Научное издание Печатается по решению Оргкомитета конференции в соответствии с условиями созыва Четвертой Международной военно-исторической конференции Военная история России XIX–XX вв....»

«КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ В ОКРУЖЕНИИ ЕС: РОЛЬ РЕГИОНА В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ В ОКРУЖЕНИИ ЕС: РОЛЬ РЕГИОНА В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Издательство Калининградского государственного университета КАЛИНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КАЛИНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ В ОКРУЖЕНИИ ЕС: РОЛЬ РЕГИОНА В ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ Материалы международной конференции Европа и Россия: границы, которые объединяют 21 – 22 февраля 2003 года, Калининград Калининград Издательство...»

«C.Z.U.:398.332.1(=163.2) (478+477+497.2) (043.2) МИГЛЕВ ИВАН „СОФИНДЕН” В КОНТЕКСТЕ ВЕСЕННЕЙ КАЛЕНДАРНОЙ ОБРЯДНОСТИ БОЛГАР МОЛДОВЫ, УКРАИНЫ И СЕВЕРОВОСТОЧНОЙ БОЛГАРИИ (КОНЕЦ ХІХ – НАЧАЛО ХХІ вв.) Специальность 612.01 – Этнология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора истории КИШИНЕВ, 2014 1 Работа выполнена в Центре этнологии Института культурного наследия Академии наук Молдовы Научный руководитель :...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ МАТЕРИАЛЫ II МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ Москва, 19-21 марта 2013 г. МОСКВА 2013 1 УДК 902/903 ББК 63.4 Н76 Утверждено к печати Ученым советом ИА РАН Рецензенты: к.и.н. В.И. Балабина, к.и.н. А.Н. Ворошилов, к.и.н. В.А. Гаибов, к.и.н. Л.А. Голофаст, к.и.н. Н.Д. Двуреченская, д.и.н. М.В. Добровольская, д.и.н. А.А. Завойкин, к.и.н. И.Е. Зайцева, к.и.н. С.Д. Захаров, к.и.н. О.В....»

«Научно-издательский центр Социосфера Факультет бизнеса Высшей школы экономики в Праге Пензенская государственная технологическая академия АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Материалы международной научно-практической конференции 5–6 ноября 2013 года Прага 2013 Актуальные вопросы социальных исследований и социальной работы : материалы международной научно-практической конференции 5–6 ноября 2013 года. – Прага : Vdecko vydavatelsk centrum Sociosfra-CZ, 2013 – 128 с....»

«10-ая международная конференция БАЛТИЙСКИЙ ФОРУМ – 2005 БОЛЬШАЯ ЕВРОПА XXI ВЕКА: ОБЩИЕ ВЫЗОВЫ? ОБЩИЕ ПУТИ? Стенограмма конференции Открытие конференции. Янис Урбанович – президент Балтийского форума (Латвия) Сегодня мы открываем 10-ю конференцию, своего рода юбилейную. Но хоть конференция и 10-я, считаю, что рано праздновать. Вот когда проведём 100 и 50-ю конференцию, вот тогда и будем говорить о юбилее. Конференция у нас рабочая, рассматриваемые вопросы – очень интересные и взаимосвязанные....»

«Министерство культуры Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГИИ УДК № госрегистрации Инв. № УТВЕРЖДАЮ Директор Российского института культурологии доктор искусствоведения, профессор К. Э. Разлогов _г. ОТЧЕТ по государственному контракту от 04.06.2012 № 1102-01-41/06- о выполнении научно-исследовательской работы Транскультурные диалоги: глобальный мир в локальных историях или локальные истории в глобальном...»

«ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Правительство Оренбургской области Министерство культуры и внешних связей Оренбургской области Оренбургский государственный аграрный университет СОТРУДНИЧЕСТВО ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВА В СФЕРЕ СОХРАНЕНИЯ ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫХ СООРУЖЕНИЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Cборник статей и тезисов...»

«ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СОЮЗ РАБОТНИКОВ ТОРГОВЛИ, ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ И ПОТРЕБКООПЕРАЦИИ г. МОСКВЫ 100 лет на защите интересов работников отрасли МОСКВА — 2005 Вступление В 2005 году профсоюз работников торговли отмечает знаменательную дату — 100 летие профсоюзного движения торговых служащих. Вековая история профсоюза интересна и многогранна. Время и политиче ские изменения в стране корректировали действия и задачи профсоюза. Но всегда он находился на переднем крае борьбы за улучшение жизни...»

«ОТКРЫТИЕ ЮБИЛЕЙНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МПО 26 марта 2010 года. Актовый зал МГУ. Стенограмма пленарного заседания Юбилейной конференции, посвященной 125 летию Московского психологического общества. Ю.П. Зинченко: Уважаемые коллеги! Позвольте открыть торжественное заседание, по священное 125 летию основания Московского психологического обще ства. Мы рады приветствовать вас в стенах Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, где 24 января 1885 года прошло его первое заседание....»

«Сеть водохозяйственных организаций стран Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии Проблемы и прогресс в водном хозяйстве и мелиорации земель в странах ВЕКЦА Материалы конференции Сети водохозяйственных организаций Восточной Европы, Кавказа, Центральной Азии (СВО ВЕКЦА) 7 ноября 2012 года г. Киев, Украина Ташкент 2012 2 Проблемы и прогресс в водном хозяйстве и мелиорации земель в странах ВЕКЦА: Материалы конференции Сети водохозяйственных организаций Восточной Европы, Кавказа, Центральной...»

«Международная научно-практическая конференция ЭВОЛЮЦИЯ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ НАУК 23 ИЮНЯ 2014Г. Г. УФА, РФ ИНФОРМАЦИЯ О КОНФЕРЕНЦИИ ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИИ Цель конференции: поиск решений по актуальным проблемам современной наук и и 1. Общая педагогика, история педагогики и образования распространение научных теоретических и практических знаний среди ученых, преподавателей, 2. Теория и методика обучения и воспитания (по областям и уровням образования) студентов, аспирантов,...»

«Министерство здравоохранения и социального развития РФ Главное управление здравоохранения Администрации Иркутской области Иркутский государственный институт усовершенствования врачей Иркутский государственный медицинский университет СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ РЕВМАТОЛОГИИ Сборник статей межрегиональной научно-практической конференции Иркутск 2005 PDF created with pdfFactory trial version www.pdffactory.com УДК 616-002.77 ББК 54.191 С 56 Современные проблемы ревматологии: Сборник статей Юбилейной...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.