WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«РУССКО КИТАЙСКИЕ ЯЗЫКОВЫЕ СВЯЗИ И ПРОБЛЕМЫ МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ КОММУНИКАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Материалы Международной научно-практической конференции 18–19 ноября 2009 года Омск 2009 1 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Омский государственный педагогический университет

Министерство образования Омской области

Центральный университет национальностей (г. Пекин, КНР)

Фуцзяньский педагогический университет (КНР)

Межвузовская комиссия по международной деятельности

при Совете ректоров омских вузов

РУССКО КИТАЙСКИЕ ЯЗЫКОВЫЕ СВЯЗИ

И ПРОБЛЕМЫ МЕЖЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ

КОММУНИКАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Материалы Международной научно-практической конференции 18–19 ноября 2009 года Омск 2009 1 ББК 81.711+81.002.3 Печатается по решению редакционноиздательского совета Омского государственР ного педагогического университета Редакционная коллегия:

д-р филос. наук

Д. М. Федяев, канд. филол. наук С. Е. Мыльникова, канд пед. наук С. Н. Широбоков, д-р филол. наук Л. Б. Никитина (отв. редактор), Е. Ю. Виданов (отв. секретарь), Т. В. Иоффе Р895 Русско-китайские языковые связи и проблемы межцивилизационной коммуникации в современном мире: материалы Международной науч.-практ. конф. Омск, 18–19 ноября 2009 года / отв. ред. Л. Б. Никитина. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2009. – 360 с.

ISBN 978-5-8268-1399- В сборник включены материалы Международной научно-практической конференции «Русско-китайские языковые связи и проблемы межцивилизационной коммуникации в современном мире» (Омск, 18–19 ноября 2009 г.). В центре внимания авторов – современное состояние российско-китайского сотрудничества в гуманитарных сферах, широкий круг лингвистических и методических аспектов межкультурной коммуникации. Публикуемые материалы заинтересуют специалистов разных областей знаний, связанных с проблемами межцивилизационного взаимодействия.

ББК 81.711+81.002. © Омский государственный ISBN 978-5-8268-1399- педагогический университет, Ректорат Омского государственного педагогического университета выражает искреннюю благодарность Министерству образования Омской области за помощь в издании данного сборника _ Содержание Раздел I Российско-китайское международное сотрудничество и проблемы межкультурной коммуникации Лосев С. В., Боженкова С. В., Сяофэн Го. Некоторые стереотипы в международном образовании (на примере взаимодействия российских и китайских студентов)

Виданов Е. Ю., Киреева Н. В., Митина Е. А. Особенности обучения на краткосрочных курсах русского языка как иностранного (Из опыта работы Летней школы русского языка и страноведения России в 2005–2009 годы)

Владимирова Т. Е. Межкультурная коммуникация и перспективы развития экзистенциальной лингвистики

Гузарова Н. И., Петровская Т. С. К вопросу о повышении эффективности адаптации китайских студентов к академической и социально-культурной среде сибирского университета (на материалах Томского политехнического университета)................. Добровольская Н. В. К вопросу об актуальном изучении китайского языка

Елисеева Е. П., Муль И. Л. Практика тестирования по русскому языку как иностранному в ОмГПУ (из опыта работы)

Ефименко И. Н. Диалог культур в современном мире (социокультурная адаптация иностранцев, языковая интерференция, лингвострановедческий аспект)

Жаркова Т. И. Преодоление социокультурной интерференции в реализации бизнес-общения

Кравец Ю. Л. К вопросу о методах социальной адаптации иностранных студентов в условиях интеграции образовательных систем.. Латыпов Р. А. Сотрудничество между ВЗФЭИ и ЦУФЭ:

опыт, текущие задачи и перспективы на будущее

Миронова О. А. Этническая специфика коммуникации в условиях взаимодействия культур

На Чуаньлинь. К вопросу о вкладе Чэнь Чанхао в российскокитайский культурный обмен

Панов А. И. Некоторые аспекты взаимоинтеграции высшего образования России и Китая

Сапига Е. В. Эмпатия в межкультурной коммуникации

Федяева Н. Д., Штехман Е. А. Из опыта проведения тестирования по русскому языку как иностранному для приема в гражданство Российской Федерации

Чжан Цзиньдун. Культурная миссия преподавания китайского языка в учреждениях высшего образования

Шилкина Ю. В. Опыт международного сотрудничества между Россией и Китаем на примере ГОУ ВПО «Красноярский государственный торгово-экономический институт»

Широбоков С. Н., Спиркина Е. А., Козулина А. П.

Развитие международного сотрудничества в России и КНР................ Методика преподавания русского и китайского языков как иностранных: традиции и инновации Булыгина Л. Д. Реализация и развитие этнокультурного потенциала китайских учащихся в полинациональных группах......... Греку Р. А. Внеаудиторные мероприятия как способ формирования страноведческих знаний у китайских студентов на начальном этапе изучения РКИ в ОмГУПСе

Евстигнеева И. Ф., Темкина Н. Е. Роль «шутливых» историй в обучении русскому языку студентов-иностранцев на довузовском этапе

Киреева Н. В. Язык семантических примитивов в преподавании русского языка как иностранного

Кошкин А. П. Формирование грамматических навыков при обучении студентов китайскому языку в педагогическом вузе

Кузнецова Т. И. Методика обучения иностранных студентов «русскому математическому» языку в китайской аудитории (начальный этап)

Ляхова Н. В. Реализация группового метода обучения на занятиях по иностранному языку в вузе

Матвеева А. В. Особенности формирования коммуникативной компетенции в профессиональной сфере (на примере китайских студентов художественных специальностей)



Митина Е. А. Обучение китайских студентов-филологов аудированию лекций по специальности

Набивачева Е. А. Адаптация студентов-иностранцев ДВГГУ.

Из опыта работы

Нестерова Н. Г. Инновационные программы подготовки преподавателей РКИ: результаты и перспективы (из опыта работы Томского государственного университета)

Новикова Т. А. Формирование текстовой компетенции китайских студентов в техническом вузе

Носкова В. Б. Методические принципы обучения основам китайской иероглифики (из опыта преподавания российским студентам).......... Пепеляева Е. А. Начальный этап обучения русскому языку как иностранному: лингвострановедческий аспект

Cергеева О. В. Обучение китайских студентов национальнокультурной семантике ономастической лексики

Тиховская О. А. Актуализация лингвострановедческого компонента в коммуникативном курсе русского языка как иностранного (на примере тематического комплекса «Мэй Лань-фан и русская культура»)

Толмачева М. А., Кравец Ю. Л. Возможности компьютерных технологий при обучении китайскому языку

Фу Сяо. Социолингвистический подход в обучении китайскому речевому этикету

Щербакова Н. Н. О некоторых особенностях преподавания курса истории русского литературного языка студентам из КНР................ Баркибаева Р. Р., Ван Юн. Высечь «искру взаимоудивления»…..... Вагенляйтнер Н. В. Семантические доминанты образа политического деятеля по данным афористических высказываний.... Ван Минь. Глагол идти в русском и китайском языках (структурно-семантический аспект)

Виданов Е. Ю. Формирование класса переходных единиц в современном словообразовании

Волохова М. А. Лексико-семантические особенности профессионализмов в романе Лао Шэ «Рикша»

Гирняк Е. М. Рифма как фонетическое выразительное средство создания прагматического эффекта в рекламном тексте

Го Фэн., Сюе Хуэй. Китайские слова-заимствования в русском языке

Гуз Ю. В. Межъязыковое сопоставление эталонов цветообозначений по данным толковых словарей русского, английского, немецкого и китайского языков

Елфимова Т. В., Тан Сюецзин. Обращение как носитель национально-культурной семантики

Котова Е. О. Ценностный аспект образа матери в китайской культуре

Литвиненко Ю. Ю. Контрастивное изучение лексики (на материале лексико-семантического поля «Возраст»)

Манджиева С. А. Категория определенности-неопределенности в калмыцком и китайском языках

Решетнева У. Н. Петух/курица в китайских пословицах и поговорках

Салимьянова И. В. Отражение представлений о старости в наивной и научной картине мира

Хамаева Е. А. Терминология китайской антропонимики.................. Штехман Е. А. Экспрессивные формы обращения с позиции разговорной речи

Языковое сознание как национально-культурный феномен Глотова Е. А., Клапотовская К. Е. О некоторых национальнокультурных особенностях концепта счастье (на примере русского и китайского языков)

Дубкова О. В. Трансформация концептуальных представлений о Китае студентов-регионоведов в процессе изучения китайского языка

Иванова О. В. Лингвострановедческий аспект языковых ассоциаций

Космарская И. В. Этнические стереотипы как элемент культуры.... Леденева В. П. Труд как ценность в русском языковом сознании.... Муль И. Л. Языковая игра в частушке как способ трансляции ментальных предпочтений русского этноса

Мыльникова С. Е. Ассоциативное восприятие китаизмов носителями русского и китайского языков

Никитина Л. Б. Что русскому душа, то китайцу тело?

(Человек глазами представителей разных лингвокультур)................. Стародубцева Н. С. Понятие успеха и пути его достижения в китайском обществе

Федяева Н. Д. Фоновые знания нормы

Шкиль О. О. Целеустремленны ли русские?

Галкина Т. Г., Кузнецова Т. А., Чухачева А. С. Английский язык как фактор достижения профессионального успеха (на примере экономических специальностей)

Гун Юйкуань. К вопросу об изучении русской философии в Китае (тезисы)

Демишкевич Е. В. Использование метода построения денотативного графа на занятиях по английскому языку с китайскими студентами технических вузов

Дроботенко Ю. Б., Зеленкова В. В. Самоидентификация личности в процессе интеркультурального взаимодействия

Клевцова Е. В. Обучение студентов английскому языку по онлайн-газетам

Коздринь П. Р. Репрезентация духовного опыта в литературном тексте: особенности жанра паломничества

Лемешко Ю. Г. Вклад российских китаеведов в изучение китайской народной картины

Лесников С. В. Дефиниции и формулы для квантитативного анализа текста

Любых Е. Ю. Особенности перевода технических терминов современного китайского языка

Мизерова О. Г. Влияние когнитивного фактора на процесс формирования предпринимательской культуры у студенческой молодежи

Никитенко В. В. К вопросу о переводах и изучении произведений русской литературы в Китае

Николенко О. Ю. О некоторых принципах изучения классических древних языков при подготовке учителей-словесников

Полуйкова С. Ю. Некоторые аспекты формирования дискурсивной компетентности в сфере профессионального просвещения (на материале немецкого профессионально-просветительского текста)......... Пузиков В. Г. Социологическое образование в российском вузе:





проблемы и тенденции развития

Репнякова Н. Н. Китайская картина мира в сказках о животных...... Статкевич Е. А. Руководящие принципы этичной рекламы............ У Суцзюань. К вопросу о переводе некоторых синтаксических конструкций русского делового письма на китайский язык.............. Российско китайское международное межкультурной коммуникации Некоторые стереотипы в международном образовании (на примере взаимодействия российских В условиях современного глобализирующегося мира становится очевидным, что международное образование приобретает все большую актуальность. Преподавательская и студенческая мобильность в XXI в.

достигла действительно мировых масштабов, ведь «никогда со времен средневековья такая большая доля студентов не училась вне своих стран… Значительна и зарубежная миграция с целью научной работы» [2, с. 99–100].

По разным данным более половины исследователей глобализации в образовании рассматривают ее как положительную сторону международных отношений. По мнению Л. Л. Супруновой, интенсивно развивающиеся в современном мире процессы глобализации «позволяют полнее осознать общие для всех народов проблемы, выявить наиболее эффективные подходы к их решению, разработать стратегии модернизации российской школы с учетом складывающихся международных образовательных стандартов» [6, с. 7].

Но, принимая во внимание все положительные моменты глобальных процессов в области высшего образования, необходимо отметить, что «все больше авторов обращают внимание на отрицательные аспекты глобализации, чем на положительные» [6, с. 26]. Например, глобализация в образовании очень тесно связана с интеграцией иностранных граждан в чужое сообщество, поэтому с ее протеканием возникают проблемы общенационального плана. Не секрет, что у каждого народа, каждой нации есть свои собственные стереотипы об окружающем мире, о людях, о представителях другой культуры. Такие стереотипы оказывают серьезное влияние на пребывание иностранных специалистов, аспирантов, магистрантов и студентов в зарубежных учебных заведениях.

Термин «стереотип» (греч. stereos – твердый, typos – отпечаток) введен в научный оборот американским социологом У. Липпманом.

В своей работе «Общественное мнение» он попытался определить место и роль стереотипов в системе общественного мнения. Под стереотипом Липпман понимал «особую форму восприятия окружающего мира, оказывающую определенное влияние на данные наших чувств до того, как эти данные дойдут до нашего сознания» [9, с. 95]. По мнению Липпмана, «человек, пытаясь постичь окружающий его мир во всей его противоречивости, создает «картину в своей голове» относительно тех явлений, которые он непосредственно не наблюдал. Человек имеет ясное представление о большинстве вещей еще до того, как он с ними непосредственно столкнулся в жизни» [1, с. 95].

Как отмечает А. В. Павловская, «национальный стереотип как вид социального стереотипа – это схематичный образ другой этнической группы. В структуре стереотипа присутствуют 3 компонента: описательный, оценочный и предписывающий. Как правило, национальные стереотипы характеризуются согласованностью всех трех составляющих и эмоциональной окрашенностью, т. е. имеют либо положительную, либо отрицательную направленность» [3, с. 94–104].

По данным Министерства образования и науки Российской Федерации, в стране насчитывается около 488 образовательных учреждений высшего профессионального образования, в которых обучаются иностранные граждане [4]. В их число входит и Омский государственный педагогический университет, имеющий многолетний опыт в подготовке специалистов для зарубежных стран. С каждым годом обучение в педагогическом университете становится все более привлекательным для иностранных граждан. Расширяется и география стран, из которых приезжают студенты. Так, за 15 лет, в течении которых в университете активно развивается международное сотрудничество, обучение в ОмГПУ прошли граждане КНР, ФРГ, США, Монголии, Австралии, Египта, Нидерландов, Франции, Австрии, Южной Кореи, Бельгии, Вьетнама, Швейцарии, Швеции, Турции, Туниса, а также стран СНГ.

Среди всех направлений сотрудничества следует отметить тесное взаимодействие с Китайской Народной Республикой, которое с каждым годом становится все динамичнее и сопровождается увеличением китайских студентов, магистрантов и аспирантов в педагогическом университете. На данный момент в университете обучается более 40 студентов, слушателей, магистрантов и аспирантов из КНР.

Но нельзя сказать, что интеграция китайских студентов в российскую культуру и образовательное пространство вуза проходит быстро и легко. Ей препятствуют существующие в сознании российских студентов стереотипы о гражданах Китая. Многие из них в лучшем случае проявляются в непонимании во взаимоотношениях, а в худшем – к дискриминации и проявлению нетолерантного отношения, что по мнению Н. В. Янкиной, приводит к тому, что «иным культурам вовсе не остается места в системе образования. Принципы ценностного сознания показывают неприемлемость такого положения в современном мире» [8, с. 16].

В тоже время, по мере увеличения студентов из Китая в Омском государственном педагогическом университете, постепенно меняется отношение российских граждан, в частности, студентов, магистрантов, аспирантов и преподавателей к ним. Хотя некоторые люди по привычке судят о многих вещах, не желая ломать вековые стереотипы и не вникая в сущность человека.

Данная проблема пока недостаточно изучена, именно поэтому нами была предпринята попытка проанализировать ситуацию и выявить причины возникающих «искажений» во взаимоотношениях между российскими и китайскими студентами. Нами был проведен опрос российских студентов, целью которого являлся сбор объективной информации об их отношении к коллегам из Китая и познаниях в области китайского страноведения. С помощью опроса мы хотели выявить мнение российских студентов о гражданах КНР, обучающихся в ОмГПУ, предполагаемых причинах получения образования в России, а также определить, насколько они знакомы с культурой, традициями и современной социальной и экономической жизнью соседней страны.

Первый вопрос касался колличества граждан КНР в ОмГПУ. В качестве ответов были предложены следующие варианты: много, немного, не знаю. Анализ полученных данных показал, что, по мнению большинства студентов и магистрантов (68 %), в ОмГПУ обучается достаточно большое колличество китайских студентов, 20 % считает, что в университете их немного и 12 % респондентов затруднились с ответом.

Прежде всего, данный вопрос позволил определить, насколько соответствуют представления российских студентов реальному колличеству китайских студентов в вузе. Несмотря на то, что граждане КНР составляют лишь 0,4 % от общего колличества студентов ОмГПУ, более половины опрошенных считают, что студентов из Китая все-таки достаточно много.

Далее российским студентам предлагалось выбрать те варианты ответов, которые отражали бы их представление о целях пребывания студентов КНР в ОмГПУ. В ходе опроса было выявлено, что основной целью приезда студентов из Китая в Россию, по мнению опрошенных, является получение образования (59 %). Определенное число респондентов полагает, что китайские студенты едут в Россию для других целей: чтобы работать (21 %), остаться на постоянное место жительства и получить гражданство (20 %).

На вопрос, каково отношение российских студентов к их коллегам из Китая, лишь 10 % респондентов ответили, что относятся китайским студентам «с уважением», 35 % – «хорошо», 40 % – абсолютно «безразлично» и 15 % опрошенных заняли «негативную» позицию.

Нельзя не заметить то, что несмотря на географическое соседство России и Китая, подавляющее большинство респондентов, по результатам опроса, очень мало знакомы с культурой китайского народа:

языком и каллиграфией, литературой, духовными практиками, живописью, обычаями, традициями и историей страны в целом. Таким образом, они просто не могут сформировать объективное отношение к данному народу и его стране.

Поэтому мы решили выяснить, какие факторы, по мнению студентов, играют важную роль в формировании их негативной оценки.

С этой целью для тех, кто отметил негативное отношение к студентам из КНР, в опросник был включен вопрос об основных причинах такого отношения.

Неоспоримым фактом оказалось, что у многих респондентов (84 %) формируется негативное отношение к китайским студентам и растут недовольства по поводу последствий китайской миграции изза опасений серьезной конкуренции на рынке труда. Кроме того, были даны такие ответы, как связь китайских студентов с криминалом и опасение за территориальную целостность России.

Проведенное исследование позволило выявить, что среди студентов и магистрантов ОмГПУ в отношении граждан Китая в настоящее время сформированы некоторые компоненты национальных стереотипов. Например, оценочный: наличие большого колличества китайских студентов при их фактическом довольно незначительном присутствии, отрицательная оценка влияния на рынок труда России.

Таким образом, можно отметить, что формирование национальных стереотипов по отношению к студентам из Китая на фоне незнания истории, культуры и современных реалий соседнего китайского государства становится тревожной тенденцией, которая может привести к росту национальной напряженности, даже на уровне университета в связи с увеличивающимся притоком китайских студентов.

В статье «Будущее сравнительного и международного образования в глобализированном мире» Дэвид Н. Уилсон отмечает, что «Политики во многих странах понимают, что проблемы в области образования, вызванные усилившейся глобализацией, можно решить только с помощью проведения ряда программ по его развитию» [7, с. 40]. Следовательно, возникает потребность в поиске эффективных решений данной проблемы, связанных не столько с изменением образовательных программ и стандартов, сколько с проведением активной внеучебной деятельности, направленной на интеграцию российских и иностранных студентов и преподавателей. Ведь студенты должны не только получать образование в своих областях знаний, но и усваивать нормы и ценности различных культур, прежде всего тех, с которыми они тесно взаимодействуют.

В связи с этим в ОмГПУ активно расширяется практика международного сотрудничества в области внеучебной деятельности, регулярно проводятся встречи с представителями разных стран. На базе Управления международного сотрудничества при поддержке магистрантов программы «Сравнительное образование» действует Клуб межкультурной коммуникации и сравнительного образования «Альянс», который является естественной средой общения студентов и преподавателей разных стран, национальностей и этногрупп. Идея интеграции, кооперации и взаимодействия в рамках поликультурного и мультикультурного образовательного пространства послужила основой открытия клуба. Разного рода социально-культурные мероприятия и кросс-культурные события, такие как конференции, семинары, проекты, праздники являются одним из видов поликультурного образования, способствующего знакомству с интересными традициями, обычаями, нормами разных культур в непринужденной комфортной среде общения [9]. Все это помогает иностранным студентам быстрее и эффективнее интегрироваться в российскую образовательную среду. Ведь, как отмечают Ю. С. Давыдов и И. С. Давыдов, «в современном мире способность быстро адаптироваться к условиям международной конкуренции становится важнейшим фактором успешного и устойчивого развития, в том числе и в сфере образования» [1, с. 459].

В заключении считаем важным отметить, что разнообразные формы организации внеучебной работы как с иностранными, так и с российскими студентами на базе Клуба «Альянс» в дальнейшем будут способствовать развитию международного образования, расширению международного сотрудничества, формировнию толерантного отношения к иностранным студентами и их успешной адаптации в вузе.

1. Давыдов Ю. С., Давыдов И. С. Взгляд из России // Россия-Китай: образовательные реформы на рубеже XX–XXI вв. Сравнительный анализ / отв.

ред. Н. Е. Боревская, В. П. Борисенков, Чжу Сяомань; Российская академия образования, Центральная академия педагогических исследований КНР. – М., 2007. – 591 с.

2. Гарафутдинова Н. Я., Ковалев В. А. Государственное управление системой профессиональной подготовки специалистов на уровне субъекта федерации. – Омск, 2006. – 120 с.

3. Павловская А. В. Этнические стереотипы в свете межкультурной коммуникации // Вестник МГУ. Сер.19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 1998. – № 1. – C. 94–104.

4. Сайт Министерства образования и науки Российской Федерации:

российское образование для иностранных граждан. – URL: http://russia.edu.ru/ idbv.

5. Сайт Управления международного сотрудничества Омского государственного педагогического университета: Клуб межкультурной коммуникации и сравнительного образования «Альянс». – URL: http://dic.omgpu.ru/alliance 6. Супрунова Л. Л. Концепция исследований по сравнительной педагогике: региональный аспект. – Пятигорск, 2006. – 61 с.

7. Уилсон Д. Н. Будущее сравнительного и международного образования в глобализированном мире // Сравнительно образование: продолжающиеся традиции, новые вызовы и новые парадигмы / под ред. М. Брэя; пер. англ. – Томск, 2008. – 304 c.

8. Янкина Н. В. Формирование готовности студента университета к интеркультурной коммуникации: монография. – СПб., 2003. – 120 с.

9. Lippman W. Public Opinion. – New York, 1922.

Особенности обучения на краткосрочных курсах русского языка как иностранного (Из опыта работы Летней школы русского языка и страноведения России в 2005–2009 годы) В течение последних 5 лет в Омском государственном педагогическом университете работает Летняя школа русского языка и страноведения России, в которой проходят лингвистическую стажировку слушатели из Франции, Австрии, Германии, Словакии, Китая, Кореи и других стран. За 4 недели участники Летней школы совершенствуют навыки коммуникации и знакомятся с культурой, традициями и обычаями русского народа.

Особенностью данных курсов является то, что иностранные студенты приезжают с разным уровнем подготовки и преследуют различные цели. Одни являются студентами языковых факультетов, и изучение русского языка входит в область их профессиональных интересов. Другие занимаются вопросами международной политики и экономики. Рассматривая Россию в качестве стратегического партнера, они стремятся углубить свои знания о русском менталитете для укрепления межгосударственных связей. Третьи, по их словам, приезжают, чтобы понять «настоящую русскую душу», «читать Достоевского», судьба которого связана с Омском, «петь русские песни» – в общем, своими глазами увидеть «этих странных русских». Общим для всех, однако, является желание погрузиться в живую языковую среду.

Чтобы сделать обучение эффективным, необходимо прежде всего правильно сформировать группы в соответствии с уровнем владения русским языком. Для определения знаний обучающихся используется тест, включающий в себя субтесты по лексике, грамматике, говорению. Тестовые задания разбиты на несколько блоков, отражающих начальный, базовый и продвинутый уровни подготовки. Следует отметить, что не всегда получается создать однородные группы: в начальную, например, могут попасть и слушатели с «нулевыми» знаниями, и те, кто уже умеет «чуть-чуть говорить и читать по-русски», а в продвинутую – студенты-русисты старших курсов, с одной стороны, и те, кто хорошо владеет русской разговорной речью без специальной лингвистической подготовки – с другой.

Неоднородность групп связана также с возрастными, социальными, национальными особенностями студентов. Так, в одной группе могут оказаться как юноши и девушки 16–18 лет, так и представители более старших возрастных групп, включая 50–60-летних; студенты и преподаватели, мусульмане и христиане, сотрудники Совета Европы и домохозяйки.

Перечисленные особенности обусловливают отбор содержания и методов обучения. При составлении рабочей учебной программы курсов учитывалось то, что большинство приехавших изучали русский вне языковой среды. Поэтому особое внимание акцентируется на развитии навыков аудирования, говорения, на пополнении лексического запаса, на расширении синтаксического репертуара путем введения разговорных конструкций.

За время курсов осваивается ряд лексических тем: «Семья», «

Работа и увлечения», «Образование», «Люди и страны», «Традиции и праздники», «Искусство». При этом отбор лексики осуществляется с учетом ее актуальности и культурной значимости. Например, при изучении темы «Работа и увлечения» мы говорим не только об артистах, инженерах, врачах, учителях, журналистах (данные профессии широко представлены в учебных пособиях), но и обсуждаем деятельность депутатов, фотомоделей, папарацци, компьютерщиков, нянь и чиновников, расширяя тем самым представления иностранцев о российской действительности; вспоминаем о русских стереотипах «Работа не волк – в лес не убежит», «Без труда не выловишь и рыбку из пруда», «Под лежачий камень вода не течет». Таким образом, наша задача состоит в том, чтобы познакомить иностранцев не с выхолощенным языком учебников РКИ, а с живой русской речью. Сами студенты искренне радуются, знакомясь со словами и выражениями типа «дубак» (о холодной погоде), «общага», «маршрутка», «по чем?».

Следует отметить, что Летняя школа имеет страноведческую направленность, поэтому на занятиях мы говорим о природе, обычаях, приметах, предпочтениях, отношении к жизни, труду, семье, материальных ценностях – обо всем том, что входит в понятие «русский национальный характер». Знакомство с Россией, укладом жизни и характером русских продолжается и вне аудитории. Слушатели посещают музеи, храмы, культурные центры. Кроме того, они ездят в деревни, где им открываются реальные картины русской жизни. После этого в университете иностранцы охотно делятся своими впечатлениями, что позволяет преподавателю продолжать активную работу по развитию навыков устной коммуникации. «Погружение в языковую среду в Сибири было очень увлекательно для нас. Мы часто встречали омских студентов, которые рассказывали нам о своем городе и жизни в нем и показывали его достопримечательности» (Светлана Дреж, Франция).

Изучение языка немыслимо в отрыве от культурных ценностей народа, поэтому важно познакомить студентов с теми, кто внес весомый вклад в формирование образа России: на занятиях мы читаем тексты о А. С. Пушкине, Ф. М. Достоевском, М. В. Ломоносове, П. И. Чайковском, Д. С. Лихачеве, Н. С. Михалкове, В. В. Путине и др.

Основным видом речевой деятельности на занятиях в Летней школе является говорение. Студенты проявляют желание как можно больше говорить. Это не удивительно, ведь, как отмечают сами иностранцы, «в своем университете мы изучаем только грамматику и читаем и совершенно не общаемся на русском языке. А здесь живое общение!»

(Даниэль Вутти, студент IV курса университета г. Клагенфурта, Австрия). Задача преподавателя состоит в организации эффективного говорения. Во-первых, обучение речевым моделям происходит при помощи работы с диалогами (чтения, составления, разыгрывания). В некоторых случаях ситуации бывают подсказаны студентами: «А как заплатить за сотовый телефон?», «Как торговаться на рынке?», «Как вызвать такси?» и т. д. Во-вторых, на занятиях предлагаются проблемные вопросы и темы для дискуссии, что находит живой отклик у аудитории: «Брак по любви или по расчету?», «Проблемы современной молодежи», «Кому на Руси жить хорошо?», «Должна ли Россия идти своим путем или ориентироваться на Запад?». В-третьих, навыки говорения отрабатываются в процессе непосредственного устного общения с носителями языка в неофициальной обстановке (в магазине, в столовой, на улице, на экскурсии и т. д.) и во время официальных встреч (с ректором университета, с руководителями региональных ведомств).

Коммуникативные потребности обусловливают выбор изучаемого грамматического материала. Изучение именного и глагольного словоизменения, типов предложения не является самоцелью, оно необходимо постольку, поскольку грамматические средства используются для осуществления общения. Обучение идет от смысла к форме, от содержания высказывания к его грамматическому оформлению. Рассматриваются, в частности, способы обозначения принадлежности и пространственно-временных отношений в русском языке, средства выражения отношений причины, следствия, цели, одновременности и последовательности действий. Требуют внимания и темы, традиционно сложные для иностранных студентов, изучающих русский язык: «Образование и значение падежных форм», «Глаголы движения», «Виды глагола», «Неполные предложения». Содержательный компонент учебной программы может варьироваться в зависимости от особенностей группы и пожеланий самих студентов.

Курс грамматики носит корректировочный характер, он ориентирован на отработку навыков употребления тех или иных конструкций в определенной ситуации. В процессе работы значительное внимание уделяется стилистически маркированным языковым средствам:

на занятиях мы знакомим слушателей с разговорными аналогами уже известных им нейтральных или книжных конструкций. Наблюдения показывают, что овладение грамматикой разговорной речи вызывает трудности у тех, кто обучался русскому языку вне языковой среды.

Так, обучающимся в Летней школе легче было выразить свою мысль следующим образом: «в течение нескольких дней и ночей занимался подготовкой к экзамену», «несмотря на мои советы, ты все делаешь по-своему», чем использовать разговорные фразы «днями и ночами готовился к экзамену», «что тебе советовать».

Страноведческая направленность обучения в Летней школе диктует выбор форм и методов работы, среди которых следует выделить использование на занятиях различных дидактических игр, элементов народного театра (песен, танцев, инсценировок), защиты проектов, а также просмотр и обсуждение видеоматериалов. Так, живой интерес вызывают документальные и художественные фильмы о русской бане, национальной кухне, ключевых исторических событиях (например, «Сибирский цирюльник», «Адмирал», «Тарас Бульба») и реалиях советской и российской действительности (например, «Служебный роман», «Ирония судьбы, или С легким паром», «Брат», «Кавказский пленник»). Общая демократичная атмосфера, складывающаяся на подобных занятиях, располагает к дружескому общению между студентами и преподавателями, ведет к их совместному творчеству, что органично вписывается в коммуникативную доминанту всего обучения на летних курсах русского языка.

Решению основных задач обучения в Летней школе при ОмГПУ способствует грамотный подход к выбору учебников и пособий по РКИ. В своей практике мы используем хорошо зарекомендовавшие себя комплексы «Жили-были» Л. В. Миллер, «Поехали» С. В. Чернышова, «Окно в Россию» Л. Скороходова. Отличительной особенностью данных книг является реализация в них лингвострановедческого подхода к обучению, насыщенность актуальным фоновым материалом, оптимальное количество разнообразных заданий коммуникативной направленности.

Завершающим этапом обучения в Летней школе русского языка и страноведения России является проведение итогового тестирования, целью которого является определение уровня сформированности основных коммуникативных компетенций. Важным здесь становится соотнесение конечных результатов с теми, что были получены на этапе входящего контроля. Так, опыт показывает, что за 4 недели пребывания в Омской Летней школе иностранные студенты существенно развивают навыки устной речи, обогащают словарный запас и расширяют свои представления о России и русских.

Приятно осознавать, что затраченные усилия не проходят даром. Свидетельством этому являются многочисленные отзывы и благодарственные письма не только самих студентов, но и официальных лиц. На протяжении 5 лет в адрес университета приходят телеграммы со словами признательности из генерального консульства России в Страсбурге, в которых отмечается «высокий уровень прохождения стажировки как в аспекте обучения русскому языку, так и в комплексном знакомстве с культурой и общественной жизнью России, в результате чего многие студенты решают продолжить свое обучение в ОмГПУ»

(из послания Генерального консула В. Короткова).

Многие участники Летних школ выражают искреннее желание повторно приехать в Омск: «Июль 2007 г. надолго запомнится студентам. Нам всем очень понравились Омск и омичи. Интересно, что среди нас было несколько человек, которые участвовали в Летней школе в прошлом году. В этот раз тоже есть желающие вернуться в Омск в следующем году» (из письма С. Дреж).

Имеющийся пятилетний опыт организации обучения в Летних школах русского языка и страноведения России при Омском государственном педагогическом университете благоприятно сказывается и на общем учебном процессе кафедры русского языка как иностранного.

Используя данные наработки на более длительных курсах изучения русского языка, мы имеем прекрасную возможность сделать обучение РКИ интереснее, увлекательнее как для самих студентов, так и для преподавателей.

Межкультурная коммуникация и перспективы развития экзистенциальной лингвистики Анализируя с этико-философских позиций диалог культур как «форму свободного общения людей в силовом поле культуры», исследователи подчеркивают принципиальную важность взаимообоснования и взаимного принятия мира «своей» и мира «чужой» культуры в точке их начала и признания «иной» культуры как имеющей равную степень общности с родной [3, с. 660–661]. В этой связи особую значимость приобретает поиск ценностных оснований, которые легли в фундамент языка, речевого поведения и дискурса собеседника.

Этнокультурная специфика языковой и речеповеденческой картин мира и унаследованного дискурса предопределяет формирование национально самобытной экзистенциальной (от позднелат. existentia – имеющий отношение к существованию) картины мира, своего рода «экзистенциальной пространственности» (М. Хайдеггер), в которой разворачивается личностное бытие носителей языка. Примечательно, что экзистенциальное общение как объект исследования рассматривалось К. Ясперсом в работах, посвященных отношениям между Я и Ты.

Востребованность «лингвистики языкового существования»

(Б. С. Гаспаров) особенно возросла с развитием межкультурной коммуникации и потребностью овладения иностранным языком на уровне родного. Ведь для того, чтобы достичь взаимодействия, соотносимого с «глубинным общением» (Г. С. Батищев), недостаточно знать языковую систему и использовать усвоенные речевые образцы. Подлинное взаимопонимание предполагает проникновение в ценностно-смысловой код речевой культуры собеседника. Поэтому изучение межкультурной коммуникации сопряжено с выявлением и анализом ценностно-смысловых принципов, лежащих в основе языка, речи, дискурса и сформировавшейся в их пределах национальной языковой личности. Национально-культурная самобытность личностного самовыражения привела к введению методикой преподавания неродного языка понятия экзистенциальной (savoir-etre) компетенции, поскольку формы выражения дружелюбного и заинтересованного отношения, принятые в одной культуре, могут рассматриваться носителями другой культуры как проявление агрессии или оскорбление [7, с. 11].

Интерес к проблемам общения возник много веков тому назад.

И одним из первых письменных размышлений на эту тему являются «Беседы и суждения» (Лунь юй) Конфуция, последовательно развивавшего идею первостепенности взаимоотношений, поскольку они составляют собственное пространство человеческого бытия. На вопрос ученика, можно ли всю жизнь руководствоваться одним словом, Учитель ответил: Это слово – взаимность. Не делай другим того, чего не желаешь себе. Так, задолго до христианской традиции было сформулировано золотое правило нравственности. Утверждая взаимность как норму общения людей, различающихся по своим природным способностям и социальному положению, Конфуций создал своего рода китайский этический кодекс, предопределивший характер общения и взаимоотношений между представителями огромного этноса. Позже конфуцианская этика была дополнена такими ценностными ориентирами, как демонстрация «всеобщей любви» (цзян ай) и достижение «взаимной выгоды» (сян ли), сформулированными младшим современником Конфуция Мо Ди.

Сегодня китайское речевое поведение также ориентировано на традицию и любовь к историческому прецеденту и строится на основе идеи иерархической организации семьи, коллектива и общества в целом. Являясь частью семейного клана, человек осознает себя включенным в единую социальную цепь и приобретает соответствующий статус (социальное «лицо»), предписывающий руководствоваться определенными этическими правилами. В итоге этика «лица», как доминанта речевого поведения, практически нивелирует индивидуальное своеобразие, сводя общение к демонстрации масок, соответствующих этикету. В современном китайском дискурсе также отмечается приоритетность силы, трезвого расчета и практически полезного результата и сохраняется представление о диалоге как единстве спонтанности и непредсказуемости ситуации и морального усилия следовать традиции. При этом ведущей является установка на гармонизацию общения, что исключает проявление эгоизма и нетерпимости в отношении к собеседнику.

Косвенное, ненавязчивое выражение мыслей и чувств и особая деликатность китайской речевой культуры, не допускающей внесения в разговор какого-либо диссонанса, плохо согласуются с непосредственностью, свойственной русскому общению. Неприемлемыми для носителей традиционной этики «лица» являются нивелирование статусных ролей и субординативных отношений, отсутствие жесткой регламентации в общении и широкий диапазон избираемой тональности речевого поведения от сдержанно-холодной до эмоционально-открытой и сердечной.

Согласно проведенным социопсихологическим исследованиям, русская речевая культура базируется на представлении об общении, которое включает не только обмен информацией (разговор), но и характер общности (друзья) и уровень взаимопонимания (беседа по душам), сохраняя свою ориентацию на такие ценностные представления, как вера, совесть, справедливость, правда и общинность [1]. Направленность на достижение взаимности как искомой ценности выражается в «союзнической экспрессии», энергийной заряженности высказываний и в интенсивном накоплении общезначимых мыслей, представлений и переживаний, на фундаменте которых формируется интеллектуально, эмоционально и духовно общий мир коммуникантов. Функциональная значимость идеала взаимности, отличающего русское речевое поведение, позволяет рассматривать его в качестве онтологической основы русского дискурса, а принцип взаимности – в качестве его исторически сложившейся эмоционально-смысловой доминанты.

Данная особенность предопределила характер совместной производственной деятельности: россияне опираются на межличностные отношения как на залог ее успешности. В результате «в России оказался не выработан опыт социального взаимодействия, основанный на отвлеченной, в определенном смысле безличной обязанности каждого» [1, с. 23]. В целом, этикет как совокупность внешних правил в отношении к другим людям не очень понятен русскому национальному самосознанию и в значительной степени воспринимается как принудительный или ритуальный [5, с. 176]. Подобное отношение объясняется тем, что за этикетным поведением могут скрываться недоброжелательность и даже осуждение или враждебность, а унаследованные русские традиции предполагают естественное общение, в котором органично сочетаются эмоциональная открытость, искренность, истинность и значимость высказывания.

Национально-культурная специфика русского межличностного общения обусловлена такими особеностями языка, как нефиксированный порядок слов и наличие самобытных словообразовательных, синтаксических и ритмико-интонационных моделей, благодаря которым говорящий получает дополнительные возможности для самовыражения. Так, согласно имеющимся данным, эмоционально-оценочная лексика составляет в русском языке более 40 %, а в английском – не превышает 15 % [6, с. 45]. Поэтому характерная для носителей русского эмоциональная окраска высказываний, как правило, производит в китайской аудитории впечатление подчеркнутой субъективности и экспрессивности высказываний. В качестве примера, подтверждающего предрасположенность носителей русского языка к употреблению экспрессивно-оценочной лексики, могут послужить высказывания участников телепередачи Первого канала «Малахов+»: Леночка, Танечка, Юлечка, Анжелочка, масочка, причесочка, рецептик, кипяточек, отварчик, коньячок, салатик, омлетик, кашка, супик, бананчик, перчик, морковка, лучок, огурчик, помидорчик, орешек, петрушечка, крапивка, цветочек, ромашечка, фиалочка, ложечка, крышечка, терочка, щеточка, кончик, пальчик, звездочка, штучка, горсточка, половиночка, полчасика, банька, здоровьице, молоденький, немножко, немножечко и др. [12.05.09].

Примечательно, что наши соотечественники, проживающие в Поднебесной и хорошо знающие китайский язык, нередко используют привычные для русской речи словообразовательные модели. Например, говоря о девочке (кит. guniang [гунянг]), они добавляют уменьшительно-ласкательные суффиксы, образуя странно звучащие для китайцев слова гунечка, гуняша.

К числу отличительных особенностей русской речевой культуры относится категория безличности (бессубъектности, неагентивности), которая все более используется при обозначении действий, совершаемых человеком сознательно и под контролем собственной воли.

(ср.: Я хочу спать и Мне хочется спать). Чтобы проиллюстрировать востребованность категории безличности в повседневной речи и широкий диапазон ее семантико-синтаксических возможностей, приведем фрагменты из дилогии Л. Зорина «Варшавская мелодия» и «Варшавская мелодия – 97». Обратим внимание на своеобразную «грамматику мышления» и на неакцентированность личностного Я: Мне всегда везет; Чего мне бояться?; Подумать только, придешь когда-нибудь в оперу, а Кармен – это вы!; Мне бы так шпарить по-польски; Представьте, выяснилось, что это важно; Как знать, у меня есть свои заботы; Мне это приятно; Жаль, меня там не было; Наверняка нужно быть сдержанным, и не годится себя распускать; У меня действительно мало опыта. Да и откуда, скажи, ему взяться; Вскоре меня перевели в Краснодар… но друзей не заводилось долго; Мне так ни разу и не пришлось тебя пригласить; … меня почему-то не тянуло в гостиницу; Каждый раз не хватает свободного времени; … мне выпало место рядом с девушкой; Хватило минуты, чтоб стало ясно … с этого места меня не сдвинешь; Однажды встретишься с человеком в первый раз – и выложишь все, что себе не скажешь и др.

Стремление не называть себя в качестве деятеля восходит к языческому периоду. Среди основных причин, вызвавших исчезновение в предложении субъекта/деятеля, исследователи отмечают умалчивание имени тотема и незнание законов природы, вызвавших то или иное явление или состояние. С этой точки зрения, бессубъектная (неагентивная) форма предложения может быть отнесена к «конспирированной ранее сакральности». Относя безличность к «индивидуальным свойствам русского языка», Н. Д. Арутюнова писала, что в русском языковом сознании человек, занимая центральную позицию в жизни, чувствует свою подчиненность внешней или внутренней силе и стремится согласовать свои действия с течением самой жизни. Это и нашло отражение в безличных конструкциях. Но в русском языке принцип «по течению» был «оформлен особой синтаксической конструкцией, с трудом переводимой на другие языки» [2, с. 794, 807]. Примечательно, что изначальное стремление согласовать свои действия с общим течением жизни присуще также китайской языковой личности. Но в китайском языковом сознании человек всегда выступает носителем активного начала, что сделало невозможным возникновение аналогичных конструкций в языке.

Чтобы проиллюстрировать данное соображение, исключим безличность в известной фразе Л. Н. Толстого из романа «Война и мир»

О батарее Тушина было забыто, приближая ее смысл к восприятию коммуниканта-инофона: Кутузов забыл о батарее Тушина; Все забыли о батарее Тушина или В штабе забыли о батарее Тушина; О батарее Тушина забыли. Предложенные варианты, утратив изначальную безличность, лишились, с одной стороны, присущего толстовской фразе ощущения целостности бытия, в котором человек является лишь малой частью. А с другой – из нее исчез выраженый писателем трагизм самого бытия, в котором человек переживает свою оставленность, не сопоставимую с нелепой забывчивостью одного или многих лиц.

Присутствие в языке категории безличности позволяет утверждать, что русское экзистенциальное самосознание характеризуется неотделимостью личностного Я от мировосприятия в целом, а бытийные представления оказываются спаянными с духовным осмыслением назначения человека, не утратившего чувства причастности к несоизмеримо большему Целому. Возможно, этим объясняется и направленность русской языковой личности не столько на передачу информации или волеизъявления, сколько на установление и поддержание искомого уровня диалогических отношений, стремящихся в пределе к созданию общего мира с собеседником.

Таким образом, категория безличности, отражающая укоренившееся в сознании языческое восприятие внешних обстоятельств как некой силы и православное стремление преодолеть собственную гордыню, может быть отнесена к тем глубинным интуициям о бытии и о самом себе, которые составили одну из основополагающих скреп русской ментальности. Этим, по-видимому, объясняется отмечаемое исследователями прогрессирующее увеличение удельного веса бессубъектной формы предложения в обыденном речевом поведении носителей языка.

Не имея возможности в рамках статьи остановиться на других характерных особенностях русского языкового сознания и самосознания [см. 4], подведем итоги. Востребованность изучения экзистенциально-аксиологического, или ценностно-смыслового, кода речевого поведения делает актуальным выделение специальной исследовательской области синтезирующего типа – экзистенциальной лингвистики, предметом которой является концептуальный анализ языка, языкового сознания, языковой личности и разнообразной дискурсивной практики. Формируясь на стыке этнопсихолингвистики, лингвокультурологии и философской лингвистики (философии «обыденного языка»), данное языковедческое направление призвано также обобщить результаты исследований в области экзистенциальной и гуманистической психологии, изучающей проблемы общения, межличностных отношений и поиска смысла существования.

В заключение перечислим основные задачи, встающие перед экзистенциальной лингвистикой: 1) изучение языковой принадлежности как создающей объективные предпосылки для формирования у носителей языка национально самобытного «феномена мира» (Э. Гуссерль);

2) выявление экзистенциально-аксиологического кода речевого поведения, который проявляется в разнообразной дискурсивной практике (межличностный, институциональный, религиозный, армейский и др.

дискурсы); 3) исследование концептуальных основ личностного бытия, которые обнаруживают себя в самом лексико-грамматическом строе высказывания и в философски значимых концептах («мир», «дом», «семья», «вечность», «вера», «любовь», «страх», «совесть», «счастье»

и т. п.), присутствующих в обыденном речевом поведении.

1. Абульханова К. А. Российский менталитет: кросс-культурный и типологический подходы // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики. – М., 1997. – С. 7–37.

2. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. – М., 1998.

3. Библер В. С., Ахутин А. В. Диалог культур // Новая философская энциклопедия. – М., 2001. – С. 659–661.

4. Владимирова Т. Е. Призванные в общение: Русский дискурс в межкультурной коммуникации. – М., 2007.

5. Колесов В. В. Язык и ментальность. – СПб., 2004.

6. Кульчинский Г. Безъязыкая гласность // Век двадцатый и мир. – 1990. – № 9. – С. 44–47.

7. Общеевропейские компетенции владения иностранным языком: Изучение, обучение, оценка. – Страсбург; М., 2003.

К вопросу о повышении эффективности адаптации китайских студентов к академической и социально-культурной среде сибирского университета (на материалах Томского политехнического университета) Реформы в КНР послужили причиной для увеличения потребности в кадрах высшей квалификации, что, в свою очередь, вызвало потоки китайской учебной миграции. В ближайшие годы, по оценкам аналитиков, внутренняя система высшего образования в КНР сможет удовлетворить потребность в образовательных услугах лишь 4 % всех абитуриентов [7, с. 7, 9]. В начале 2000-х гг. китайские студенты обучались в 103 странах мира, количество их достигло 400 тыс. человек (это пятая часть всех иностранных студентов в мире, так как последних – 2 млн человек). Ежегодно около 500 млн долларов вывозится китайцами в зарубежные страны в качестве платы за образование [3, с. 147] Почему обучение за рубежом популярно в Китае? Зарубежное образование дает китайской молодежи шанс получить качественное высшее образование, ибо в Китае обучение в университете является довольно дорогим для значительной части абитуриентов, поступление в вуз сопряжено с жесткой процедурой сложных вступительных испытаний.

Не всегда удовлетворительное качество высшего образования в Китае сформировали у китайской молодежи и их родителей стереотипы о желательности обучения за границей. Часть китайских семей посылает детей за границу для получения даже школьного образования.

Возможности китайских вузов в плане предоставления современных магистерских и аспирантских программ иногда ограничены.

Что привлекает китайцев в российских и, в частности, в сибирских университетах? Во-первых, качественное, престижное для китайцев, зарубежное образование по относительно невысокой цене. Около 13 тыс.

молодых китайцев обучаются в университетах РФ. Учеба и проживание в России обходится китайскому студенту в среднем около 6 тыс.

долларов в год, что составляет третью часть от аналогичных расходов в США и пятую часть – в Британии.

Во-вторых, территориальная близость районов Сибири и Дальнего Востока к Китаю располагает к расширению контактов в сфере образования.

В-третьих, китайцев привлекает фундаментальная подготовка по специальностям технического профиля, возможность получить ученую степень по престижным техническим специальностям (электроника, физика прочности, новые материалы).

В-четвертых, для части молодых людей обучение в России рассматривается как дополнительная возможность наработать ресурс для «трамплина» в европейские страны и США. В последнее время, как показали исследования китайской учебной миграции в России, более 85 % китайских выпускников уезжает из России, в том числе 78 % из их числа возвращается в Китай и 22 % – в Европу и США [4].

В последние годы наметились положительные тенденции в изменении мотивации китайских студентов к обучению в России. Если ранее основным мотивом было решение и выбор родителями российского университета, непоступление в китайский университет, то сегодня среди мотивов преобладает престижность и полезность знания русского языка.

Учитывая тот факт, что в Китае растет спрос на кадры, обладающие высшей квалификацией, с одной стороны, а также заинтересованность российских университетов в расширении международного сотрудничества в сфере образования, с другой, и, наконец, высокий уровень конкуренции на Международном рынке образовательных услуг (МРОУ), весьма актуальной научной и практической задачей является изучение вопросов, связанных с повышением эффективности академической и социокультурной адаптации китайских учащихся к среде российского университета.

Наиболее освоенным для китайских студентов является образовательное поле российского Дальнего Востока. Вместе с тем, ряд перспективных с точки зрения научно-образовательного потенциала регионов Западной Сибири, в частности такой университетский центр, как Томск, остаются пока мало вовлеченными в научно-образовательное сотрудничество с Китаем.

В целом в Томске, где в шести государственных и двух частных вузах насчитывается более 100 тыс. студентов, всего обучается около 500 иностранных студентов (0,5 % от общей численности). За последние пять лет количество китайских студентов увеличилось. В Томском политехническом университете (ТПУ) число китайцев среди иностранных студентов за последние семь лет (2002–2009 гг.) увеличилась с 5 до 34 %. В 2009 г. примерно треть иностранных студентов ТПУ – китайцы.

На пути китайских студентов к российскому образованию лежат разного рода «барьеры»: значительные культурные и ментальные различия населения, ограниченные контакты с гражданами России, языковые различия, правовые, бюрократические сложности, недоброжелательность населения [4]. В Сибири эти негативные факторы также действуют.

Томск, в частности, в течение длительного времени был закрытым городом для иностранцев, поэтому образовательный потенциал города мало известен за рубежом. В Томске проживает сравнительно малочисленная китайская диаспора, причем в ее составе числятся люди, далекие от интеллектуального труда, с которыми студенты не стремятся установить тесные контакты. Малочисленность землячеств – неблагоприятный фактор для развития учебной миграции. Суровый климат, неудобство транспортной инфраструктуры, дороговизна проживания – это сдерживающие выбор студентов в пользу того или иного университета факторы.

К числу позитивных факторов обучения в томских университетах иностранцы относят высокий уровень профессорско-преподавательского состава, широкий выбор профессиональных образовательных программ, относительно невысокую цену за обучение, комфортность проживания в студенческих общежитиях, безопасность, наличие специализированного Института международного образования в Томском политехническом университете.

С середины 1990-х гг. в Томске развиваются международные образовательные программы. Базовым для Томска в этом плане является политехнический университет, в котором в 1998 г. был открыт Центр обучения иностранных студентов, преобразованный в 2000 г.

в Институт международного образования, где сегодня обучаются более 350 иностранных студентов из 34 стран дальнего зарубежья.

Вопросы академической и социокультурной адаптации иностранных студентов вообще и китайских студентов в частности являются актуальными в научно-методическом и практическом плане, что неоднократно отмечалось в материалах конференций [2; 5; 8]. Ни для кого не секрет, что значительную трудность для китайцев представляет русский язык. Проводившиеся всероссийские опросы китайских студентов показывают, что лишь 15 % от общего числа респондентов отвечали, что знают русский язык хорошо, около 26 % признались в слабом владении им [6, с. 152].

Языковая адаптация проходит долго и трудно как в силу больших различий в языковой системе русского и китайского языков, так и в силу ряда субъективных причин. Китайские студенты, как показали опросы, абсолютно не нацелены на интеграцию с российским социумом, на использование русского языка в долговременной перспективе. Зачастую они не хотят проживать вместе с русскими студентами. Сами сообщества иностранных студентов носят довольно закрытый характер.

«Дидактические барьеры» возникают в связи с трудностями, происходящими от незнания и непонимания особенностей национальных педагогических систем, что требует повышения этно-педагогической компетентности преподавателей.

Как правило, научно-методический поиск в российских центрах международного образования идет в русле ускоренного освоения иностранными студентами традиций российской высшей школы, что, по нашему мнению, не должно препятствовать использованию национальных педагогических традиций в учебном процессе. В Томском политехническом университете разработаны специальные методические пособия, в которых излагается материал, посвященный этно-педагогическим проблемам и освещающий особенности образовательных и педагогических систем стран и народов, представители которых обучаются в университете [1].

В связи с этим в Томском политехническом университете разработана и успешно действует двухуровневая организационная модель обучения иностранных студентов, которая позволяет успешно проводить их академическую и социально-культурную адаптацию, обеспечить сохранность контингента студентов. Особую роль играют учебные пособия, адаптированные к уровню владения русским языком иностранными студентами. В Институте международного образования при ТПУ накоплен опыт повышения этнокультурной компетентности педагогов и кураторов.

1. Вавилонская башня: мы говорим на разных языках. Пособие для куратора. – Томск, 2002. – 20 с.

2. Валеева Н. Т. Формирование коммуникативной компетенции как средства овладения культурой иноязычного социума // Международное сотрудничество в образовании: материалы III междунар. конф. Т. 1. – СПб., 2002. – С. 43– 49, 203–206, 253–256, 272–274.

3. Гельбрас В. Г. Россия в условиях глобальной китайской миграции. – М., 2004.

4. Калмыков П. Н. Китайская учащаяся молодежь в Москве: тез. докл.

III Всероссийского социологического конгресса. – URL: http://www.isras.ru 5. Коропченко А. А., Житникова М. Н. Анализ системы образования Китайской народной республики и китайских документов об образовании.

6. Национально-педагогические традиции стран Восточной и Южной Азии. – Томск, 2007. – 73 с.

7. Слепухин А. Высшая школа в условиях интернационализации // Высшее образование в России. – 2004. – № 6.

8. Соколова М. А. Китайские студенты в контексте диалога.

Для гармоничного развития самого себя, своей культуры, страны, да и всего мира в целом, необходимо активно контактировать с представителями других культур, а что может лучше всего сблизить нации, устранить противоречия, упорядочить взаимовыгодное развитие и, наконец, укрепить мир? Разумеется, общение: именно оно и является основой всех деловых и дипломатических контактов, которые и определяют дальнейшую эволюцию отношений всего мирового сообщества.

В настоящее время партнерские отношения между Россией и Китаем развиваются невероятными темпами, причем не только в сфере бизнеса, но и в области стратегического сотрудничества. И исторически, и географически Россия и Китай тесно связаны между собой. Временами дружеские, порой отстраненные, но всегда неразрывные отношения этих стран заставляют наши народы идти навстречу друг другу, преодолевая межкультурные различия и выстраивая новую, открытую политику межгосударственных отношений. Постоянно растущий интерес к взаимопознанию гарантирует прочную, надежную связь между странами, и ключевым звеном в этом процессе является язык общения.

Однако это далеко не единственная причина, побуждающая людей изучать китайский язык. Существует еще несколько причин роста его популярности. Во-первых, после перехода к плановой экономике КНР более 20 лет является мировым лидером по устойчивости темпов роста ВВП. Высокая численность населения (1,3 млрд человек) удешевляет стоимость рабочей силы, и данная особенность способствует привлечению в страну иностранных инвестиций. Вступление Китая в 2001 г. во Всемирную торговую организацию также позитивно сказалось на экономике государства. Предприниматели из более 170 государств мира вкладывают свои деньги в развитие производства в стране. Во-вторых, китайский язык служит одним из шести официальных языков ООН. Путунхуа – официальный письменный и разговорный стандарт языка в КНР, его используют 95 % населения страны, а это свыше 1200 млн человек (для сравнения: на английском языке говорят около 300 млн человек). В отличие от других языков, китайский обладает уникальной системой письменности, а грамматика китайского языка удивительно логична и проста. В-третьих, профессионально владея китайским языком можно обеспечить себе деятельность во многих сферах, таких как бизнес, информационные технологии, туризм, международные отношения, политика, наука и т. д.

Если вы собираетесь заняться изучением китайского языка, то можете быть уверенными, что у вас не возникнут трудности, связанные с тем, где его изучать, так как сегодня, действительно, возможностей для этого предоставляется довольно много. Например, вы можете заниматься индивидуально с преподавателем или репетитором китайского языка, окончить курсы по китайскому языку требуемого уровня сложности и длительности. Можно, в конце концов, поступить в вуз и изучать язык в нем. Также не играет роли, хотите ли вы изучить язык с самого начала, просто дополнить уже имеющиеся знания или освежить некоторые моменты в памяти. Китайский язык весьма интересен, и если заниматься основательно, то довольно скоро можно увидеть результат. Но при изучении языка важно принимать во внимание некоторые факторы. Курсы, которые только начинают свою работу или работают недавно, имеют мало опыта, и не факт, что предложенная ими программа обучения будет эффективной. Очень возможно, что оплата подобных курсов будет невысокой, но, если вам необходим действительно хороший результат, лучше отдайте предпочтение более качественному обучению. Разумеется, вы можете заняться и самостоятельным изучением китайского языка, но лишь в том случае, если вы имеете большое количество свободного времени, поскольку потом вам все равно нужно будет совершенствовать и даже, вероятно, корректировать произношение, подтягивать грамматику и т. д. Поэтому данный способ изучения языка подходит только самым дисциплинированным. Особенно самостоятельные занятия не рекомендуются, если вы учите язык «с нуля» или ваш уровень не очень высок.

Основной плюс занятий по изучению китайского языка с репетитором заключается в индивидуальном подходе: вместе с педагогом вы можете выбрать направления изучения: будь то разговорный курс, бизнес-лексика или грамматика. Также с помощью репетитора можно устранить пробелы в знании тех или иных особенностей языка. Плюс – получить неплохую разговорную практику (обычно во время занятий любое общение происходит только на изучаемом языке). Индивидуальный курс лучше подойдет и тем, кому изучение китайского языка дается с трудом. Однако у этого метода есть и ряд недостатков. Так, одним из них является его высокая стоимость, а также невозможность самостоятельно выбирать методику обучения. Зачастую преподаватели отдают предпочтение тому или иному учебнику, однако не факт, что этот учебник будет соответствовать вашим интересам и поставленной цели.

И, наконец, последнее: несмотря на то, что преподавателей, казалось бы, много, найти стоящего не так уж и просто.

Самым основательным способом изучения китайского языка является поступление в лингвистический вуз. Сегодня преподавание китайского языка ведут не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в Иркутске, Уссурийске, Владивостоке, Благовещенске, Чите и Казани, где в 1837 г. была открыта первая кафедра китайского языка в России. Конечно, длительность обучения составляет 5 лет, но плюсы этого способа заключаются в том, что помимо изучения языка человек получает разносторонние знания по истории, философии и культуре Китая и возможность преподавать язык. Диплом об окончании практически любого вуза позволяет выпускнику вести педагогическую деятельность как в школах, так и в высших учебных заведениях страны.

Есть и еще один способ, который скорее можно отнести к дополнительным: обучение за границей. Сделать визу в страну совсем несложно. Сертификат на обучение иностранцев есть более чем у 390 вузов Китая. Преимущества этого способа состоят в том, что обучающийся полностью окунается в языковую среду, он может смотреть телевизор, читать газеты и журналы, общаться с носителями языка.

Каждый из предложенных способов имеет свои положительные и отрицательные моменты. Однако наиболее оптимальным вариантом будет комбинация сразу нескольких способов. Например, начать изучение языка самостоятельно, а затем, получив базовые знания, углубленно изучать язык под руководством педагога. Но без желания и упорства добиться каких-либо результатов будет весьма проблематично.

Поэтому, прежде чем начать обучение, подойдите основательно к выбору соответствующего учебного заведения, осведомитесь о его надежности, как долго оно работает на рынке образования, и познакомьтесь с отзывами незаинтересованных в рекламе лиц.

Таким образом, знать китайский язык сегодня – это норма жизни всякого современного образованного человека, а изучение китайского языка – выгодное вложение средств и одновременно укрепление своих позиций на будущем рынке труда.

1. Высшее образование в России. – 2007. – № 12.

2. Гусевский Е. А. В путешествие по Китаю. – Благовещенск, 1998.

Практика тестирования по русскому языку Государственное тестирование по русскому языку как иностранному (РКИ) от 09.07.1998 введено приказом Министерства образования. Необходимость единой системы тестирования объясняется следующими факторами:

1) изменением функционирования русского языка в мире в 90-е гг.

XX в.: русский язык утратил свое бесконкурентное положение, свой статус обязательности в ряде стран (прежде всего в странах Восточной Европы) и обрел свою нишу в ряду других иностранных языков, что актуализировало задачу описать его таким же образом, как это было сделано для многих международных языков (разграничить уровни владения РКИ и соотнести их с уровнями, выделенными для других языков);

2) пересмотром методических стереотипов, возникновением новых тенденций в современной лингводидактике (потребностью в разработке гибких моделей обучения, стремлением методистов к формированию мотивационной основы обучения и др.).

Система разноуровневого сертификационного тестирования по РКИ представляет собой форму независимого стандартизованного контроля, позволяющего выявить у иностранных граждан тот или иной уровень сформированности коммуникативной компетенции.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Владимир Скалкин: Я не гулял в пампасах и не носил лампасы Владимир Скалкин — лингвист и сатирик В этом году исполняется 15 лет как ушел из жизни талантливый одесский лингвист и преподаватель Владимир Львович Скалкин. Многие одесситы старшего поколения, осо бенно те, кто покидал родной город в 70 80 е годы прошлого века, хорошо знают его учеб ные пособия по разговорному английскому, — полученные с их помощью языковые навыки облегчали вхождение в зарубежную жизнь. Впрочем, эти пособия популярны...»

«Магия ИННО: новые технологии в языковой подготовке специалистов-международников Материалы научно-практической конференции к 70-летию факультета международных отношений (Москва, 4–5 октября 2013 г.) Том 2 Секции 3–6 Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России Магия ИННО: новые технологии в языковой подготовке специалистов-международников Материалы научно-практической конференции к 70-летию факультета международных отношений (Москва, 4–5 октября 2013 г.)...»

«Российская академия наук Институт лингвистических исследований Санкт-Петербургский государственный университет Петербургское лингвистическое общество НаучНое НаСледИе ВладИмИРа ГРИГоРьеВИча адмоНИ И СоВРемеННая лИНГВИСтИка материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения В. Г. адмони 9–13 ноября 2009 года Санкт-Петербург Нестор-История 2009 удк 81`1 ББк 81 Научное наследие Владимира Григорьевича Адмони и современная...»

«Федеральное агентство по образованию Томский государственный педагогический университет Кафедра теории и истории языка Кафедра теории и методики обучения русскому языку и литературе Методика преподавания славянских языков с использованием технологии диалога культур Материалы III Международной научной конференции (16–18 октября 2008 г.) Томск 2009 2 ББК 81.41 – 94 + 74.268.13 Печатается по решению М 54 редакционно-издательского совета Томского государственного педагогического университет М 54...»

«E ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. GENERAL ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ECE/CES/2006/31 И СОЦИАЛЬНЫЙ СОВЕТ 31 March 2006 RUSSIAN Original: ENGLISH ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАТИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СТАТИСТИКОВ Пятьдесят четвертая пленарная сессия Париж, 13-15 июня 2006 года Пункт 8 предварительной повестки дня СЕМИНАР ПО ТЕМЕ ЛЮДСКИЕ РЕСУРСЫ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА ЗАСЕДАНИЕ III Роль международных организаций в подготовке статистических кадров для стран-членов...»

«Уральский государственный педагогический университет ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики СБОРНИК ТЕЗИСОВ ДОКЛАДОВ ежегодной международной научной конференции 4–5 февраля 2011 года г. Екатеринбург, Россия Екатеринбург 2011 УДК 811.1/.2 ББК Ш 140/159 А 43 Под редакцией: доктор педагогических наук, профессор Н. Н. Сергеева Научный редактор: кандидат педагогических наук, доцент Е. Е. Горшкова Актуальные проблемы германистики, романистики и...»

«Ульяновская государственная сельскохозяйственная академия ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК МЕЖКУЛЬТУРНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ КОММУНИКАЦИЯ Материалы межвузовской студенческой научно-практической конференции 8 апреля 2010 года Ульяновск - 2009 2 Иностранный язык. Межкультурная профессинально ориентированная коммуникация: материалы межвузовской студенческой научно-практической конференции (8 апреля 2010 г., Ульяновск). / редкол.: С.Ю. Баракина, С.К. Войнатовская [и др.] – Ульяновск: ГСХА, 2010, - 134...»

«Хроника международной научной конференции Диалог культур: итальянский текст в русской литературе и русский текст в итальянской литературе Данная конференция была организована и проведена 9–11 июня 2011 года в рамках программы 2011 год — год итальянской культуры и языка в России и год русской культуры и языка в Италии Институтом русского языка им. В.В. Виноградова РАН совместно с Департаментом Лингвистики Пизанского университета (Италия). Эти две научные организации связывает длительное...»

«Белорусский государственный университет Республиканский институт китаеведения имени Конфуция Кафедра языкознания и страноведения Востока БГУ Минский городской научно-педагогический центр Тайген ПУТИ ПОДНЕБЕСНОЙ Сборник научных трудов Выпуск III В двух частях Часть 2 Минск РИВШ 2013 УДК 811.58/082 ББК 81.2Кит.я43 П Сборник основан в 2006 году 90 Рекомендовано советом Республиканского института китаеведения имени Конфуция Белорусского государственного университета (протокол № 1 от 5 ноября 2012...»

«Юбилею Талмаса Магсумовича Гарипова Посвящается РСЙ ФЕДЕРАЦИЯ№ЫНЫ* М;АРИФ №М ФН МИНИСТРЛЫ;Ы БАШ?ОРТОСТАН РЕСПУБЛИКА№ЫНЫ* М;АРИФ МИНИСТРЛЫ;Ы БАШ?ОРТОСТАН РЕСПУБЛИКА№ЫНЫ* ФНДР АКАДЕМИЯ№Ы Д!ЛТ Ю;АРЫ ПРОФЕССИОНАЛЬ Ю;АРЫ БЕЛЕМ БИРЕ! ОЙОШМА№Ы “М.А?МУЛЛА ИСЕМЕНДГЕ БАШ?ОРТ Д!ЛТ ПЕДАГОГИЯ УНИВЕРСИТЕТЫ” Д)Й)М М РЕГИОНАЛЬ ТЕЛ ;ИЛЕМЕНЕ* АКТУАЛЬ ПРОБЛЕМАЛАРЫ Б2т2 Р2с2й ф2нни-42м2ли конференция3ы материалдары 28 октябрь 2008 йыл II )ф0 2008 2 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Костромской государственный университет им. Н. А. Некрасова Российско-германский центр культурно-образовательных связей и программ Научно-исследовательская лаборатория межкультурных исследований ДИАЛОГ КУЛЬТУР – КУЛЬТУРА ДИАЛОГА Материалы международной научно-практической конференции Кострома, 3–7 сентября 2007 года Кострома 2007 ББК 71.081.4я431+71.07я431 Д44 Печатается по решению редакционно-издательского совета КГУ им. Н. А. Некрасова Рецензенты А. М....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ МАТЕРИАЛЫ 2-й МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО САМОДИСТИКЕ (посвящается100-летию со дня рождения Натальи Митрофановны Терещенко) 16 – 18 октября 2008 г. Санкт-Петербург Нестор-История 2008 Материалы 2-й международной конференции по самодистике – посвящается100-летию со дня рождения Натальи Митрофановны Терещенко (16 – 18 октября 2008 г.): СПб.: Нестор-История, 2008. Редакционная коллегия: А.П.Володин, Е.В.Головко, М.Д.Люблинская...»

«Научно-издательский центр Априори СЛОВО. ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ТЕКСТ: АНАЛИЗ ЯЗЫКОВОЙ КУЛЬТУРЫ Материалы II Международной научно-практической конференции (15 ноября 2012 г.) Сборник научных статей Краснодар 2012 1 УДК 801.8 ББК 80 С 48 Редакционная коллегия: Бекузарова Н.В., канд. пед. наук, Сибирский федеральный университет Ершов Д.А., канд. пед. наук, Волгоградский государственный социальнопедагогический университет Магсумов Т.А., канд. ист. наук, Набережночелнинский институт социальнопедагогических...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Уральский государственный педагогический университет ИНСТИТУТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ Актуальные проблемы германистики, романистики и русистики СБОРНИК ТЕЗИСОВ ДОКЛАДОВ ежегодной международной научной конференции 3–4 февраля 2012 года г. Екатеринбург, Россия Екатеринбург 2012 УДК 811.1/.2 ББК Ш 140/159 А 43 Под редакцией: доктор педагогических наук, профессор Н. Н. Сергеева Научный редактор:...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОЛОГИИ, СРАВНИТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ ЯЗЫКОВ И ЛИТЕРАТУР ISSN 2306-9015 ИНДОЕВРОПЕЙСКОЕ ЯЗЫКОЗНАНИЕ И КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОЛОГИЯ – XVIII Материалы чтений, посвященных памяти профессора Иосифа Моисеевича Тронского INDO-EUROPEAN LINGUISTICS AND CLASSICAL PHILOLOGY– XVIII Proceedings of the 18th Conference in Memory of Professor Joseph M. Tronsky 23–25 июня 2014 г. – June 23–25, 2014 Санкт-Петербург Наука УДК...»

«Белорусский государственный университет Республиканский институт китаеведения имени Конфуция Кафедра языкознания и страноведения Востока БГУ Минский городской научно-педагогический центр Тайген ПУТИ ПОДНЕБЕСНОЙ Сборник научных трудов Выпуск III В двух частях Часть 1 Минск РИВШ 2013 УДК 811.58/082 ББК 81.2Кит.я43 П90 Сборник основан в 2006 году Рекомендовано советом Республиканского института китаеведения имени Конфуция Белорусского государственного университета (протокол № 1 от 5 ноября 2012...»

«Прогулки по европейскому городу: аллея, boulevard, promenade, alberato, passеggiata Е.Ю. Булыгина, Т.А. Трипольская НОВОСИБИРСК Настоящая статья продолжает серию публикаций1 в рамках проекта Русско-итальянский травелог, вдохновителем и руководителем которого была доктор филологических наук, профессор Новосибирского государственного педагогического университета Нина Елисеевна Меднис. Нами опубликованы работы, посвященные исследованию языковой интерпретации городского пространства в картине мира...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.