WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ: ПРОБЛЕМЫ И ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ Материалы международной научно-практической конференции Красноярск, 28–29 сентября 2010 г. ...»

-- [ Страница 3 ] --

в) жесткие диски типа «Винчестр». Ранее практически не использовались из-за необходимости их применять только в составе компьютеров и из-за относительно небольшой ёмкости. В настоящее время ёмкость жестких дисков доведена до 2–3 Терабайт (2000–3000 Гбайт), при этом размеры соизмеримы с коробком спичек. На фоне постоянного снижения стоимости применение жёстких дисков с повышением ёмкости накопителей, а также применением жёстких дисков в мобильных устройствах (нетбуки, Е-ридеры, е-буки) достаточно перспективно и позволяет получить малогабаритное компактное недорогое устройство, позволяющее хранить и воспроизводить десятки тысяч аудиокниг в звуковом формате (например, в МР-3,4);

г) СD-диски. Недорогое надёжное устройство, позволяющее хранить информацию с высоким качеством. Недостаток – малая ёмкость (1–2 книги), плохая устойчивость к механическим повреждениям как дисков, так и CDплейеров;

д) DVD-диски. Достоинства и недостатки аналогичны CD, только выше ёмкость, правда в ущерб качеству записи.

И CD- и DVD-диски малопригодны для использования в качестве носителей информации для библиотек для слепых. В силу специфики использования инвалидами диски быстро изнашиваются и приходят в негодность. Правда, низкая стоимость дисков позволяет с небольшими затратами восстанавливать фонды библиотек. Целесообразно использование дисков только в качестве невыдаваемых, архивных фондов;

е) твёрдотельные или флеш-накопители на электронной флеш-памяти.

Достоинство – малые габариты при относительно большой ёмкости. Недостатки – подверженность программным вирусам, высокое соотношение цена/бит информации, необходимость в специальных дорогостоящих устройствах чтения информации;

ж) электронные книги, или Е-буки с функцией «Говорилки» и с функцией воспроизведения МР-3 файлов, и смартфоны с функциями, аналогичными функциям электронных книг. Дейзи-плейеры и устройства с функциями, аналогичными функциям Дейзи-плейеров.

Достоинство: перспективные и современные аудиотифлосредства, удобные для работы инвалидов по зрению, с хорошей навигацией и большой ёмкостью встроенной и сменной твёрдотельной флеш-памяти.

Недостаток – на сегодняшний день относительно высокая стоимость (сравнима со стоимостью тифлоплейера фирмы ЭлекЖест). Необходимость создания электронных библиотек в Спецбиблиотеках для слепых;

з) персональные компьютеры и Е-буки, имеющие выход в Интернет и объединенные в информационные сети.

Перспективное направление будущего развития информационных сетей с использованием спецбиблиотек как серверных станций-хранителей архивных материалов с ключевым доступом для инвалидов по зрению.

Методологические и психологические проблемы Под методологическими и психологическими проблемами мы понимаем проблемы, связанные с формой подачи информации и психологическими аспектами восприятия информации инвалидами по зрению.

Форма подачи и психология восприятия художественного произведения 1. Чтение аудиокниги диктором.

При чтении аудиокниги диктором возникает проблема, связанная с эмоциональной сущностью диктора, которая не обязательно совпадает с эмоциональной сущностью слушателя. Это создаёт дискомфорт в восприятии произведения слушателем вплоть до полного отторжения восприятия. С проблемой удаётся бороться специальной подготовкой дикторов, способных озвучивать произведения хорошо поставленным, но практически лишённым личностной эмоциональной составляющей голосом. Но это процесс сложный и требует создания школы дикторов в специальных учебных заведениях (вузах для актёров разговорного жанра). К сожалению, в настоящее время профессиональная подготовка таких дикторов практически отсутствует, а студии вынуждены мириться с подготовкой дикторов как актёров, что уменьшает потенциальную аудиторию слушателей.

2. Чтение аудиокниги программным роботом («Говорилкой»).

Широко применяемый в настоящее время способ чтения информации программой-роботом. Широкое распространение получил в связи с достижениями в области создания программных роботов как для чтения служебной компьютерной информации и текстов (напр. Джавс, NDVA…), так и специализированных программ роботовговорилок для чтения информации в текстовом формате (Сокрамент, Милена и т. п.).

Достоинства:

– отсутствие эмоциональной составляющей;

– возможность подстройки скорость воспроизведения под личностный предел восприятия каждого индивида;

– индивидуальная подстройка параметров электронного «диктора» для комфортного восприятия;

– большой объём хранимой текстовой информации в силу компактности предоставляемого формата.

Недостатки:

– разборчивость и произношение фонем русского языка требует совершенствования программного обеспечения роботов-говорилок, но с каждым днём достигнутые разработчиками успехи позволяют надеяться на создание в скором времени хороших роботов;

– применение «говорилок» требует достаточно дорогих устройств с встроенными современными процессорами, процессорами на уровне процессоров компьютера и встроенными операционными системами уровня «Андроид», «Симбиан» или «Линукс».

Правоустанавливающие проблемы Гражданский кодекс РФ (от 18.12.2006 № 230-ФЗ), часть 4, в части, касающейся Статьи 1274 «Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях».

«Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования:



… 6) воспроизведение без извлечения прибыли рельефно-точечным шрифтом или другими специальными способами для слепых правомерно опубликованных произведений, кроме произведений, специально созданных для воспроизведения такими способами».

При этом значение текста статьи «...специальными способами...» допускает однозначное толкование смысла слова «способ» как способ, доступный для восприятия слепыми. По заключению экспертов Академии медико-технических наук, способов передачи информации, доступных для восприятия информации слепыми, существует в настоящее время два:

– тактильный (разновидности механического, ультразвукового и электростимулирующего воздействия на поверхность кожи);

– звуковой – воздействие на органы слуха.

При этом согласно положениям статьи создание звукового информационного потока не ограничено конкретными техническими средствами и какими-либо форматами воспроизведения.

Кроме того, такой подход к толкованию статьи подтверждается другой статьёй Гражданского кодекса РФ, а именно статьей 1299. «Технические средства защиты авторских прав», пункт 3 «…кроме случаев, когда настоящим Кодексом разрешено использование произведения без согласия автора или иного правообладателя» и поддержан государственными программами по созданию безбарьерной среды обитания для инвалидов и программами Департамента образования по доступности информации в процессе обучения и воспитания детей-инвалидов.

В свете вышеизложенного не является нарушением авторского права изготовление фонограмм учебных, методических, художественных, духовных, общественно политических, просветительских и др. произведений на магнитных носителях (магнитная лента, магнитные диски), оптических носителях (СD, DVD) и твёрдотельных носителях информации (флеш-карты, Е-ридеры) в любых доступных для удобства чтения форматах, при условии, что эти фонограммы и технические средства для их озвучивания изготавливаются и передаются исключительно для инвалидов-слепых. При этом в качестве производителей выступают изготовители фонограмм, имеющие все права, согласно статье 1322 ГК РФ как изготовители фонограмм и обладающие всеми смежными правами согласно Главе 71 ГК РФ «Права, смежные с авторскими», ст. 1303– 1311.

Учебно-просветительские организации, занимающиеся вопросами образования и воспитания слепых детей-инвалидов, имеют право копировать в электронном виде необходимые произведения и учебно-методическую литературу в учебных и методических целях для передачи слепым детям.

Спецбиблиотеки для слепых имеют право копировать имеющиеся у них фонды в электронном виде для передачи слепым инвалидам, живущим в труднодоступных районах России, в случае, если они не могут посещать библиотеки самостоятельно или в сопровождении.

Необходимость рассмотрения данного вопроса вызвана меркантильными попытками недобросовестных издателей трактовать положения статьи 1274 ГК РФ как создание специальных средств (а не способов!!!) для обеспечения инвалидов по зрению. По сути, они создают барьер в свободном доступе инвалидов к информации, проблемы в своевременном и доступном снабжении инвалидов по зрению аудиокнигами. Необходимо совершенствовать и развивать информационные технологии, работать по созданию безбарьерной среды обитания для инвалидов, а также развивать методы обучения и воспитания детей-инвалидов.

МНОГОФОРМАТНЫЕ ИЗДАНИЯ ДЛЯ НЕЗРЯЧИХ

И СЛАБОВИДЯЩИХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ –

РАСШИРЯЮЩАЯСЯ ПРАКТИКА ТВОРЧЕСКОГО

СОТРУДНИЧЕСТВА

директор Новосибирской областной специальной библиотеки для незрячих и слабовидящих Сегодня ни у кого не вызывает сомнений, что человек с нарушениями зрительного восприятия, осваивающий окружающий мир, должен иметь разностороннюю информационную и методическую поддержку. Успехи регионального транскрибирования (перевода) информационных материалов в доступные для незрячих и слабовидящих форматы в последние годы существенно расширили возможности адресной социокультурной работы. Цифровые технологии предоставили практическую возможность удаленного выпуска и заимствования изданий, одновременно сочетающих в себе аудио-, рельефно-графический, рельефно-точечный и крупношрифтовой форматы. Главным достоинством такого подхода является возможность их изготовления с точным учетом информационных интересов адресных групп населения конкретного региона. Высокая потребительская оценка уже созданных многоформатных изданий поставила задачу методического обеспечения расширяющейся практики их использования.

В условиях деятельности специальной библиотеки или иного профильного учреждения каждое из многоформатных изданий может использоваться как самостоятельный документ и как содержательная основа адресной социокультурной услуги. В последнем случае особую ценность приобретают методические рекомендации, связывающие содержание отдельного издания с тематическим мероприятием на его основе. В числе уже освоенных НОСБ услуг для пользователей с нарушениями зрительного восприятия – посещение историко-культурного мемориала, изучение археологической экспозиции краеведческого музея, экскурсия по центральной части города, знакомство с архитектурой конфессиональных зданий, формирование понятий и представлений о современной жилой среде, знакомство незрячих и слабовидящих детей с атрибутами различных профессий.





Практический опыт работы определил состав методических рекомендаций. Они включают характеристику адресной группы пользователей, особенности их восприятия на основе сохранных анализаторов, требования к последовательности или сочетанию в использовании различных форматов, необходимый состав технических средств.

Специальные педагоги и психологи, принимавшие участие в этих мероприятиях, неоднократно отмечали исключительно богатую ситуативную среду, которая позволяет не только эффективно работать с информационными материалами, но и решать различные социализирующие задачи. Именно расширяющаяся практика и содержательное многообразие новых услуг предоставили дополнительные возможности для усиления процесса социализации читателей. На организационно-методическом уровне поддержка этого процесса каждый раз опирается на использование определенного набора рекомендаций, инструкций и диагностик.

В рамках адресной услуги многоформатные издания выступают как основная составляющая познавательных аудиотактильных комплексов. Состав таких комплексов во многих случаях расширен специальными трехмерными моделями и необходимым техническим оборудованием. По мере увеличения числа конкретных комплексов появляются возможности комбинирования их элементов для построения услуг нового тематического содержания.

Принцип вариативности элементов аудиотактильных комплексов по названной причине становится дополнительным условием, обеспечивающим расширение спектра услуг. Продолжительная практика построения аудиотактильных комплексов подтвердила: если на начальном этапе некоторые услуги носили инициативный или заявительный характер, то по мере увеличения их количества и учета реальных интересов пользователей они стали группироваться в историко-культурное, духовно-просветительское, образовательное направления.

В методику использования аудиотактильных комплексов как средств познания специально включаются механизмы развития интереса пользователей к окружающему миру. Для лиц с полной или частичной потерей зрения многоформатные издания в их тематическом диапазоне и преемственности становятся реальными средствами социализации.

Процесс получения новых знаний с использованием многоформатного издания, как правило, включает когнитивный, эмоциональный и поведенческий аспекты. Овладение новыми понятиями и представлениями в процессе усвоения аудиоинформации, рельефно-графических изображений и трёхмерных моделей приобщает незрячих или слабовидящих читателей к культуре современного общества. Впервые для многих детальное знакомство с ранее недоступными объектами окружающей среды усиливает их познавательную активность и формирует стремление к дальнейшему сотрудничеству с разработчиками многоформатных изданий. Специфическим развивающим эффектом здесь выступает формирование навыков осязательного обследования как базовой составляющей перцептивных способностей человека.

Распознавание рельефно-графических изображений, натурное обследование объектов и их масштабированных копий в значительной мере обогащают текстовый компонент комплексного издания. В этих условиях происходит усвоение новых знаний о реальных и условных барьерах окружающей среды. На основе сохранных анализаторов человек получает возможность реконструировать уже имеющиеся у него знания. Так, постижение границы передвижения для посетителя храма, воображение размера здания, скрытого его фасадом, понимание уникальной формы увеличенного музейного экспоната повышает способность пользователя к прогнозированию познавательной ситуации. Это формирует его стремление к новым знаниям, в том числе к максимально полному изучению аудиотактильного комплекса как способу их приобретения. Таким образом, новое поколение многоформатных изданий устанавливает дополнительные связи незрячего человека с картиной мира зрячих людей и тем самым включает его в систему общих ценностей. Познавательная активность пользователей возрастает и закрепляется в устойчивом интересе к расширению тематики многоформатных изданий. Это проявляется в высказываемых заявках об оказании информационной помощи в новых областях знаний: медицине, геофизике, истории, техники или иногда в конкретных темах, например, геральдике, ландшафтном дизайне и т. п.

Особую роль играет положительное эмоциональное подкрепление интереса к изучению многоформатных изданий как источника познания. Здесь основным становятся принцип дополнительности при использовании сохранных анализаторов пользователя. В зависимости от замысла, дикторский аудиотекст может специально дополняться различными звуковыми или шумовыми иллюстрациями, фрагментами музыкальных произведений. Их состав и последовательность выбираются таким образом, чтобы существовала вероятность встречи и узнавания за пределами занятия или экскурсии. В отдельных случаях иллюстрации могут стать опорными знаками для распознавания характерной жизненной ситуации. Виды иллюстраций многообразны: шум листвы в парке у монумента, плеск воды на набережной у исторического моста, звуки праздничных колоколов храма, шаги почётного караула и многое другое.

Аудиотекст расширяет словарный запас пользователя.

Когда новое слово слышится в контексте воспринимаемого на слух рассказа, оно становится частью его словаря.

Аудиобеседа одновременно может демонстрировать, как следует правильно интонировать и артикулировать, разбивать текст на эмоционально убедительные фразы. Подобные навыки чрезвычайно важны для коммуникативного опыта человека, имеющего проблемы зрительного восприятия.

В многоформатном издании аудиорассказ сочетается с информацией, представленной укрупнённым и рельефноточечным шрифтами, а также часто иллюстрируется рельефно-графическими изображениями. Последний формат технологически связан с компьютерной обработкой фотографий, рисунков или чертежей. С их помощью читателю предоставляется уникальная возможность для понимания замысла художника или архитектора, постижения внутренних пропорций помещений, соотнесения своего жизненного опыта с планами различных территорий. Использование высококачественных цветных иллюстраций в сочетании со специальной полиграфией создает для него возможность обсуждения деталей рельефно-графического образа со зрячими людьми. Обмениваясь мнениями, они могут находить общие ценностные критерии для обсуждаемых тем. Это повышает интерес к чтению и размышлению над прочитанным даже у тех, кто читает неохотно. Такое взаимодействие всегда остаётся в памяти пользователя неповторимым эмоционально окрашенным впечатлением.

Рельефно-графические изображения, схемы и карты как информационные элементы многоформатных изданий способствуют усилению потребности в ощущениях, «желании воспринимать».

Поведенческий аспект, являясь фактором социализации незрячего или слабовидящего человека, включает также двусторонние связи пользователей и разработчиков специальных изданий. В них учитывается и анализируется опыт освоения многоформатного информационного содержания, как в условиях самостоятельного освоения, так и в условиях группового знакомства с социокультурным объектом. Совместное обсуждение прочитанного, предваряющее обследование трёхмерной модели или собственно натурного объекта, позволяет не только использовать, но и находить новые доступные для восприятия связи между текстом и объектом. Информационно значимыми и проникающими глубоко в память становятся заранее сосчитанные шаги по ступеням лестницы; эхо, возникающее под сводами храма; особый характер обработки каменных плит монумента; реальная протяженность колоннады здания театра. Соотнесение окружающих объектов с их описаниями или масштабными маркерами развивает способность к интерпретации, основанной на впечатлениях, полученных с помощью сохранных анализаторов. Это стимулирует поведенческую активность человека к получению дополнительной информации.

Методическая подготовка специалиста библиотеки, родителя или социального работника позволяет им выделять опорные элементы для знакомства незрячего или слабовидящего человека с объектом обследования. На первый уровень информационной поддержки, персональной или в составе группы, он вступает в сопровождении помощника или экскурсовода-педагога. Холод металла, тепло дерева, прохлада стекла и т. п. не только вызывают у него характерные фактурные ощущения, но также несут познавательный и даже эстетический смыслы. Комментарий сопровождающего специалиста на этом этапе позволяет максимально полно связывать эти ощущения с содержательной интерпретацией в многоформатном издании.

Освоение окружающей среды для человека с ограничениями зрительного восприятия должно опираться на все имеющиеся у него сохранные анализаторы. Именно поэтому наряду с использованием тактильно-осязательного восприятия в методические рекомендации включаются ситуации, в которых информационное содержание подкрепляется мышечно-суставным (кинестетическим) освоением объекта. Измерение расстояния собственными шагами, прикосновение к глубоко или высоко размещенному элементу объекта с помощью вытянутой руки, реакция на растяжение или сжатие предмета и ряд иных приемов становятся конкретными методическими решениями.

Следует отметить, что в условиях работы с группой важную, но пока до конца не изученную роль играют неформальные лидеры. На этапе самостоятельного обследования объекта пользователи – лидеры, имеющие хорошие навыки ориентирования, начинают применять знания, полученные из многоформатных пособий, как основу для экспериментального освоения пространства. Обнаруживая логически связанный ряд предметов или характерных пространственных форм, не отраженных в содержательном описании, они не только подкрепляют познавательный интерес группы, но и намечают методическое развитие в новом изложении.

Хорошим иллюстрирующим примером услуги оказалась экскурсия по Красному проспекту Новосибирска. На завершающем этапе оценки, в ходе обсуждения участниками экскурсии полноты и точности предоставленных информационных материалов, было высказано обоснованное замечание о наличии недостающего важного объекта.

Действительно, осмотр центральной части города – площади имени Ленина – не предусматривал посещение одноименной с ней станции новосибирского метрополитена.

Это встречное предложение запустило большую, впоследствии высоко оцененную незрячими и слабовидящими горожанами работу. Идея связать в планах и схемах наземную и подземную части города завершилась отображением и описанием в специальных форматах десяти станций метро с прилегающими к их выходам территориями. Изложенный пример показывает, насколько результативнее становятся адресные информационные материалы, когда они разрабатываются, совершенствуются и используются на основе психолого-педагогических подходов.

Целевое проектирование аудиотактильных комплексов становится сегодня эффективным инструментом преобразования окружающего мира. Современные технологические решения, освоенные рядом учреждений и организаций как центрами транскрибирования, обеспечивают новые, ранее недостижимые, возможности отражения окружающего мира в специальных форматах. Накопленный практический опыт убеждает, что по-настоящему эффективным этот подход станет в условиях создания устойчивой сети профессионального сотрудничества. В рамках межрегиональной модели взаимодействия в нее, должны иметь возможность технологически просто включаться поставщики содержательной информации; профильные креативные менеджеры; корпус консультантов в области адаптивных технологий, коррекционной педагогики и специальной психологии; профессионалы в области аудиозаписи, дизайна, полиграфии, компьютерной рельефной графики и ряд других соисполнителей, необходимых для обеспечения высокого качества результата.

Важным условием такой инфраструктуры является профессиональное самоопределение специалистов различных сфер как участников развития доступной информационной среды. Базовыми качествами этих отношений должны стать их устойчивость и гибкость, позволяющие периодически актуализировать временные творческие коллективы для создания или модернизации адресных информационных продуктов. В этой связи как первоочередную задачу следует рассматривать разработку подходов для описания совместной деятельности в конкретных условиях.

Следующей, но превосходящей по значимости задачей станет организация просвещения и дополнительной подготовки широкого круга профессионалов из различных сфер деятельности. Это в конечном итоге обеспечит продвижение в широкое профессиональное и общественное сознание ценности участия в создании социально-ориентированных продуктов и услуг. Реальным полем для такого созидательного партнерства сегодня становятся многоформатные издания и другие составляющие аудиотактильных комплексов.

ПЕДАГОГИКА РЕАБИЛИТАЦИИ

ЛЮДЕЙ С ИНВАЛИДНОСТЬЮ:

АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

доктор педагогических наук, профессор, зав. кафедрой социальной педагогики и социальной работы Красноярского государственного педагогического Реабилитационная педагогика как особая наука, объектом которой является деятельность по обеспечению трансляции социально-культурного опыта и саморазвития, самоопределения человека, совмещает несколько функций. С одной стороны, она описывает, интерпретирует, объясняет реальность, явления, феномены, т. е. «добывает» знания о сущем, с другой – являясь практико-ориентированной наукой, занимается сопровождением, конструированием, созданием определенных проектов преобразования имеющейся реальности, т. е. дает знания о должном, нормативное знание.

Вместе с тем развитие педагогической науки как самостоятельной сферы научного знания отражает общие тенденции развития гуманитарного знания в мире. Они связаны с кардинальным изменением самой реальности, бытия разных людей в новых политических, социально-экономических, экологических, демографических условиях, в иных смысловых пространствах и др.

В современных исследованиях гуманитарного толка налицо усиление оптимизма, веры в конструктивные возможности человеческого разума, человеческой деятельности. При этом четко прослеживается тенденция к снятию противопоставления между обыденным сознанием, мифом, религией и научной аргументацией. Гуманитарные науки все чаще обращаются к субъективированным значениям, смыслам, заложенным и скрытым в изучаемой реальности. На место идеала ясного, четкого и максимально строгого знания, излагаемого в виде однозначных научных понятий, приходят многозначность трактовок, плюрализм объяснений, интерпретаций, открытость научного знания. Имеет место широкое использование понятий тех гуманитарных наук, которые традиционно базируются на интерпретационных (понимающих) подходах, таких как философия, культурология. Для «понимающего» гуманитарного исследования важно не только то, что происходит с людьми, но и то, что это для них значит, т. е. имеет личностный смысл. В этой связи особая роль принадлежит процедурам прояснения, описания контекста происходящего явления, выявления его многослойности и неоднозначности. Современное гуманитарное исследование не претендует на однозначное и полное предсказывание нюансов и содержания развития анализируемых явлений. Главным в прогностической функции гуманитарной науки является прогнозирование нескольких возможных сценариев развития событий в будущем.

Педагогическая наука, развиваясь в русле вышеописанных тенденций гуманитарного знания, пересматривает свои теоретико-методологические основы. Становится явным устаревание теоретических оснований педагогики, в методологическом поле которой значительная роль принадлежала в течение многих лет физиологии, психологии, материалистической философии и политике. Вместе с тем анализ отечественных и зарубежных гуманистических педагогических теорий и практик показывает, что такие метанауки, как философия жизни, философия человека, антропология, аксиология, синергетика, имеют особое значение для педагогической теории и практики в сопровождении человеческого бытия. Педагогика, в том числе педагогика реабилитации, является по сути «практическим приложением», содержательным, технологическим наполнением ценностно-смысловых рамок и ориентиров бытия человека с разными возможностями и ресурсами. Антропологическая линия, т. е. ориентация на целостного человека, суть человеческих качеств которого составляет его ценностно-смысловой мир, находит свое отражение не только в реабилитационной педагогике, но и в новых тенденциях социально-политической жизни, в частности, в изменении отношения государства и общества к людям с инвалидностью.

Каждое государство развивает свою концепцию социальной политики в области инвалидности. Она (концепция) строится на базовых идеологических постулатах, учитывает экономическую ситуацию страны, ее культурные ценности. В нашей стране в настоящее время происходит активное конструирование новой социальной политики, в том числе и по отношению к инвалидам. Это конструирование происходит в русле двух парадигм инвалидности: старой (традиционной) и новой (посттрадиционной). Под парадигмой мы понимаем совокупность определенных представлений, исходных позиций, которые артикулирует группа исследователей и которые находят свое отражение в соответствующих практиках. В состав традиционной парадигмы включают пять моделей работы с инвалидами: религиозную, медицинскую, экономическую, реабилитационную и модель функциональной ограниченности.

В посттрадиционных моделях инвалидности особый акцент делается на социальных контекстах жизни людей. В этой связи понятным становится их общее обозначение – социальные модели инвалидности. Выделяют две большие группы социальных моделей инвалидности. К первой группе, так называемой британской, относятся две:

материалистическая модель и модель независимой жизни. Вторая группа (американская) включает четыре модели: психосоциальную, социально-политическую, культурную и модель человеческого разнообразия.

Наибольшее распространение в отечественной социальной теории и практике из традиционной парадигмы инвалидности нашла медицинская и реабилитационная модели. При этом следует отметить значительное смещение акцентов, педагогизацию реабилитационной модели.

Из второй группы можно зафиксировать достаточно активное цитирование и обращение как к теоретическому основанию к модели независимой жизни. В последнее время налицо также интерес к культурной модели и модели человеческого многообразия. Обратимся к их краткой характеристике.

Модель независимой жизни базируется на идее нормализации жизни инвалидов путем преодоления изоляции, интеграции их в жизнь общества путем сокращения количества специализированных учреждений и расширения спектра и возможностей получения разных услуг, помощи, индивидуального сопровождения непосредственно по месту жительства. Идея нормализации, независимой жизни непосредственно увязывается с идеей самопомощи, объединения с людьми, имеющими сходные проблемы.

Здесь речь идет в первую очередь о возможности самостоятельного ведения нормальной повседневной жизни, реализации права любого человека на нормальные суточный, недельный, годовой ритмы, формы протекания жизненного цикла, на уважение и право самоопределения, на нормальные для данной культуры формы половой жизни, экономические способы существования, выполнение требований к окружающей среде и жилищным стандартам.

При ярко выраженной гуманистической направленности, когда речь идет об актуализации внутренних сил человека с инвалидностью за счет опоры на самопомощь, близких родственников, местное сообщество, за счет развития системы частного сектора в социальной сфере, предоставления собственного жилья, реальных возможностей получить образование, трудоустройства, данная модель в силу сложившихся социально-экономических условий не может быть реализована пока в полной мере. Хотя следует отметить, что со времени подписания РФ Конвенции о правах инвалидов (2008 г). в реальной социальной, культурной, образовательной практике наблюдаются явные положительные изменения.

Вторая группа моделей инвалидности обращается к идее активизации человека, изменения его индивидуального и социального поведения, собственного сознания, ощущения себя как неполноценного человека, формирования позитивной самоконцепции и самоценности. При этом речь идет не только о внутренних изменениях в личностной и эмоционально-волевой сфере, но и о развитии чувства солидарности, сплочения, получения опыта активного социально-политического участия в жизни общества, в конечном счете создания хорошо развитой субкультуры инвалидности. Во второй группе моделей инвалидности особое место занимает культурная модель.

В рамках этой модели инвалидность следует понимать как культурно-антропологический феномен, который характеризуется как и другие субкультуры определенными признаками, связанными с образом жизни, установками, особенностями нормативного и нравственного сознания, пространственно-временными характеристиками, пониманием особенностей своей групповой идентичности, стиля жизни и необходимости «культурной интервенции в доминантную на данный момент в обществе культуру».

В настоящее время во всем мире происходят серьезные изменения в социальном движении инвалидов. Если в ХХ в. речь шла в первую очередь о борьбе за свои права, то ХХI век для людей с ограничениями ставит задачу борьбы за коллективную идентичность, т. е. за более четкое определение и продвижение своих целей и задач, за активное изменение социальных установок, за создание и активное включение в деятельность общественных организаций, готовых и способных вести конструктивный диалог с властью. В качестве базовых могут выступать лозунги «Ничего без нас!» «Я инвалид, но я горд!».

В рамках наших рассуждений наряду с культурной моделью инвалидности следует отметить модель человеческого разнообразия, которая, как и предыдущая, отрицает оценочное отношение к телу, к внешним признакам человека. Инвалидность понимается как показатель человеческого разнообразия. Трактовка инвалидности как патологии есть не что иное, как идеологический конструкт.

Дальнейшее развитие этих рассуждений предполагает идею отличия людей только в характере (степени необходимости) пользования ими техническими средствами. Человек с инвалидностью, так же как и любой другой, испытывает разные проблемы, в частности с занятостью, со здоровьем, с интеграцией в общество, самореализацией.

Важнейшим направлением социальной политики становится развитие человеческого потенциала, повышение качества человеческого капитала как основы экономического роста и общественной динамики на длительную перспективу. Концепция развития человеческого капитала или потенциала была разработана в начале 1990-х годов группой экспертов Программы развития ООН (human development). Она возникла в противовес традиционному пониманию развития как роста объема материальных благ и услуг. В концепции главное не способность к производительному труду (т. е. экономическая ценность индивида), а развитие человека через расширение возможностей выбора благодаря росту продолжительности жизни, образования и дохода. Человеческое развитие рассматривается как цель и критерий общественного прогресса, а не средство для экономического роста.

Социальная политика развития человеческого потенциала должна напрямую увязываться с расширением возможностей населения. Здесь важно формирование готовности людей, находящихся в трудной жизненной ситуации, к современным продуктивным формам мобильности, и прежде всего образовательной (как новое самоопределение в будущем социальном и профессиональном статусе) и социокультурной (самоопределение в будущем образе жизни). По сути социальные программы открытого типа предполагают формирование у людей с разными проблемами базовых или сквозных компетенций, к которым относятся способности к коммуникации, идентификации (сознательному и позитивному отождествлению самого себя как человека) и самоорганизации своего быта, жизнедеятельности, жизненных перспектив. Коммуникативные компетенции предполагают умения общения внутри профессионального сообщества, общественных организаций, овладение способами конструктивной коммуникации специалистов и родителей, детей и взрослых и т. д. Способности к идентификации означают развитие положительной самоконцепции, безусловного принятия себя как такового. Компетенции по самоорганизации ориентируют человека, нуждающегося в поддержке, на самоопределение в своих ролях – жизненных, профессиональных и гражданских.

В рамках наших антропологических рассуждений применительно к реабилитационной практике следует обратится к понятию «инвалид». Инвалид, т. е. человек, которого отнесли к имеющему нарушения в развитии, является прежде всего человеком. Нарушение входит в структуру личности, в целостную взаимосвязь всего, что присуще человеку, представителю особого уникального мира, субкультуры жизни.

Жизненный мир особого человека представляет собой мир «иной культурной формы», который характеризуется атипичными средствами коммуникации, замкнутостью пространства, ограниченностью доступа к общекультурной информации. Такая «ненормальная» социализация способствует развитию глубинного экзистенциального конфликта у людей с нарушенными функциями, что находит свое выражение в неуверенности, недоверии к себе и окружающим, в страхе, самоунижении, агрессии, стремлении уходу из жизни и т. д. Именно в этом контексте следует понимать особую значимость потребности в поиске смысла жизни у людей с ограничениями в жизнедеятельности.

Базовой задачей людей без инвалидности по отношению к особым людям, у которых обострена потребность в смысле жизни, является видение, понимание и восстановление жизненных связей и, как следствие, укрепление всеобщей человеческой сущности: свободы, радости жизни, возможности самоопределения.

Человек, имеющий нарушения в психическом или физическом развитии, по очень точному выражению выдающегося немецкого ученого О. Шпека, «это нечто большее, чем просто больной человек». Нарушение как аспект личностной структуры в значительной мере влияет на все, что его окружает, главное, на совокупность социальных связей, частью которых человек является. Отсюда особую значимость в работе с такой категорией детей и взрослых приобретает непосредственное окружение. Инвалид, обособленный от общей, социальной системы, социальной среды, утрачивает себя как человек. Это происходит прежде всего в связи с бедностью, невозможностью реализации жизненных смыслов. Смысл – это принятый человеком принцип организации своей жизненной реальности. Смысл не является по своей природе субъективным феноменом или продуктом специального изобретения.

Смыслы находятся в мире реальностей человека (деятельности, искусстве, отношениях, переживаниях и т. д.).

Работа по поиску, прояснению, нахождению новых смыслов, их осуществлению и развитию способности нести ответственность за принятые практические решения должна составлять сердцевину педагогической деятельности и педагогического сопровождения людей с инвалидностью. В этом, по нашему мнению, состоит антропологический смысл любой деятельности – культурной, образовательной, коммуникативной, спортивно-оздоровительной, художественно-творческой.

Общественный и институциональный контекст развития особого человека следует рассматривать как обогащение его бытия путем создания условий для смыслосозидания. Семья и учреждение призваны обеспечить те формы человеческого бытия для инвалида, которые необходимы ему для ощущения полноты собственной жизни. В такой антропологической трактовке приобщение к культуре, образование не являются подготовкой к жизни. Образование, как и культура, – это форма жизни человека как существа целостного, уникального и неповторимого. Задачи воспитания культурного человека следует определять в контексте жизненного пространства человека с особенностями.

Традиционно под реабилитацией в соответствии с определением, принятым Всемирной организацией здравоохранения, понимается комплекс мер, направленных на восстановление вследствие нарушения здоровья разрушенных или утраченных индивидом функций, умений. В современном психолого-педагогическом понимании сущности реабилитации главный акцент делается не на восстановлении утраченных функций, умений, а на созидании новых внутренних характеристик человека с инвалидностью, семьи с ребенком с инвалидностью (новых ценностей, смыслов, значений), на актуализацию имеющихся у всех участников скрытых возможностей. По сути речь идет о смене ориентации с объективных на субъективные характеристики человека, еще им самим не выявленные и не обнаруженные.

В психолого-педагогическом понимании сущности реабилитации главное не столько практические умения, способы деятельности, сколько человеческие качества индивида, особенности его внутреннего многомерного мира.

В целом, в настоящее время имеет место кризис многих человеческих качеств, в частности утеря нравственных ориентиров, усиление криминогенных характеристик поведения, агрессивности, предельная рационализация, прагматизация и др. Все это осложняет содержание социальной реабилитации, которое должно строиться на переходе от логики полезности на логику самореализации и удовлетворенности жизнью человека – реабилитанта.

В современных психолого-педагогических исследованиях [3] реабилитация рассматривается как целостный, органологический, динамический процесс, направленный на наиболее полную реализацию потенциала человека с физической, психической и социальной «инаковостью» в контексте его жизненного бытия.

Реабилитация по своей сути носит комплексный характер. Для нас особый интерес представляет педагогическое измерение реабилитации. Под педагогической реабилитацией понимается помощь не только в осознании, понимании своей «инаковости», самобытности, возможностей, ценности, но и помощь в нахождении новых способов вовлечения в жизнедеятельность общества, в самореализации. Главным в педагогической реабилитации является обеспечение полноты реализации ребенка как человека, полноты бытия его и семьи, в которой он проживает. Важнейшим критерием психолого-педагогической реабилитации следует рассматривать полноту жизненной реализации человека с инвалидностью, что означает обеспечение его качества жизни. Оно связывается с наполненностью бытия, с личным созидательным участием, с духовным восприятием жизни.

В исследованиях, посвященных организации процесса реабилитации, главное внимание традиционно уделяется выстраиванию целостной организационной структуры или системной модели, в которой на разных уровнях (микро, мезо, экзо и макро) указываются субъекты социальной реабилитации: клиенты, учреждения, службы, организации. В качестве содержания системной модели указывается «сервисная социализация». Результативность подобных моделей оценивается чаще всего по количественному принципу: количество людей, получивших услуги, вовлеченность в различные виды деятельности.

Качественная характеристика результативности заключается в основном в выявлении удовлетворенности социальным обслуживанием. Однако для понимания сущности реабилитации как процесса необходимо обратиться не столько к структурным характеристикам, сколько к качественным параметрам, к которым относятся ориентация на конкретного человека (антропологичность) и динамичность протекания. Антропологичность означает особую значимость человеческой сущности по сравнению с феноменом пригодности. Аномальные, отчужденные от общества условия жизни не меняют всеобщей человеческой сущности ребенка с инвалидностью. Он остается человеком, но у него нарушаются определенные качества или признаки человека. Задача всех практик (образовательных, культурных, трудовых, профессиональных) состоит в том, чтобы укрепить атрибутивные качества человека. В частности речь идет о том, чтобы помочь человеку с инвалидностью снять смысловые или ценностные дефициты, организовать встречу с такими сегментами культуры, которые были бы адекватны его интересам, резонирующими с его положительными ценностно-смысловыми координатами, расширяли его жизненное пространство, наполняли его разными смыслами. В качестве главного содержания педагогической реабилитации выступает социально-культурное развитие человека с инвалидностью. При этом следует иметь в виду, что культура, образование, спорт, природа, общение, труд могут вести за собой реабилитацию только при условии рождения, появления у человека с инвалидностью и его семьи новых смыслов бытия.

В целом, антропологические интерпретации в педагогике реабилитации инвалидов означают перевод сущности работы с удовлетворения элементарных потребностей людей с особыми потребностями на уровень восстановления и созидания ими новых ценностей, смыслов в самых разных видах деятельности как в условиях семейного пространства, так и вне его. Психолого-педагогическая реабилитационная практика – это работа со смыслами и ценностями людей с инвалидностью. И в этом понимании культура как система субъектных смыслов и ценностных ориентаций и одновременно как духовный потенциал предопределяет содержание, вектор и границы пространства реабилитации.

Библиографический список 1. Конвенция о правах инвалидов: равные среди равных. М., 2008. С. 112.

2. Готовность Российской Федерации к ратификации Конвенции о правах инвалидов и практической реализации ее положений. М., 2010. С. 96.

3. Лаврентьева З.И. Антроподинамическая концепция реабилитации. Новосибирск, 2008. С. 354.

4. Романов П.В., Ярская-Смирнова Е.Р. Политика инвалидности. Проблемы доступной среды и возможности занятости // СОЦИС. 2005. № 2. С. 44–55.

5. Наберушкина Э.К. Социальная политика в отношении инвалидов // Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России. М.: ИНИОН РАН, 2002.

6. Speck O. Menschen mit geistiger Behinderung. Ein Lehrbuch zur Erziehung und Bidung. 10. Auflage. Munchen, 2004.

7. Фуряева Т.В. Педагогика интеграции за рубежом. Красноярск, 2005. С. 208.

СПЕЦИФИКА СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ

ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ СРЕДСТВАМИ

БИБЛИОТЕК ДЛЯ СЛЕПЫХ

зав. лабораторией содержания и методов обучения В последние годы в России большое внимание уделяется проблеме культурной жизни лиц с ограниченными возможностями здоровья, и в частности более широкому включению инвалидов в социокультурное пространство.

Для того чтобы выявить специфику социокультурной реабилитации лиц с глубоким нарушением зрения (инвалидов 1 или 2 группы по зрению), обратимся сначала к терминам, которые мы будем использовать для понимания рассматриваемой проблемы.

Реабилитация инвалидов в широком значении этого слова предполагает включение лиц с ограниченными возможностями здоровья в социальную среду, их приобщение к общественной жизни и труду с учетом их психофизических возможностей.

Под социокультурной реабилитацией будем понимать комплекс мероприятий и процесс, имеющие целью помочь инвалиду достичь и поддерживать оптимальную степень участия в социальном взаимодействии и коммуникации, необходимый уровень культурной компетентности, что обеспечивает ему средства для позитивных изменений в образе жизни и наиболее полную интеграцию в общество за счет расширения рамок его независимости. В свою очередь, интеграция инвалидов (от лат. integratio – восстановление) предполагает включение инвалидов в жизнь общества во всех его сферах.

Таким образом, целью социокультурной реабилитации инвалидов по зрению является интеграция этой категории граждан в социокультурное пространство, а реабилитация – необходимое условие и средство для достижения этой цели.

Обсуждая проблемы социокультурной реабилитации лиц с тяжелой патологией зрения, мы будем равнозначно использовать термины «инвалиды 1 и 2 группы по зрению» и «незрячие». Объясняется это тем, что подавляющее большинство членов Всероссийского общества слепых составляют инвалиды 1 и 2 группы по зрению, которых в этой общественной организации (а ей 85 лет!) принято объединять общим термином «незрячие». Терминами «слепые» и «слабовидящие» будем соответственно называть инвалидов по 1 и 2 группы, т. к. по остроте зрения они относятся к этим подкатегориям лиц с нарушением зрения (Денискина В. К вопросу о классификации детей с нарушением зрения // Школьный вестник. 2008. № 8.

С. 1–12).

Специфика социокультурной реабилитации лиц с глубоким нарушением зрения обусловливается прежде всего особенностями их восприятия различных объектов (явлений, произведений и т. д.) культуры. Нельзя не признать, что слепота и слабовидение в той или иной мере отрицательно влияют на восприятие человеком произведений культуры (балет, живопись, скульптура и т. п.), ограничивают его во многих видах досуговой деятельности и культурного времяпрепровождения (посещение музеев, зоопарков, спорткомплексов, дельфинариев и т. д.).

Нарушение зрения своеобразно сказывается на восприятии культурного наследия (ограничивает его в широком значении этого слова) и доступе к объектам социокультурного назначения, что связано с трудностями ориентировки незрячих в пространстве, самостоятельного передвижения в нем, что, в свою очередь, создает препятствия в посещении даже тех культурных мероприятий, которые доступны восприятию незрячих.

В то же время анализ культурной жизни незрячих, а также перечня мероприятий, проводимых Обществом слепых и библиотеками для слепых, показывает, что культурная жизнь инвалидов по зрению может быть (а местами уже становится) более разнообразной.

Отметим, что специфика социокультурной реабилитации обусловлена особенностями зрительного восприятия при глубоком нарушении остроты зрения, но и с нарушением других зрительных функций:

– поля зрения (одни инвалиды с остаточным зрением видят только центром глаза, другие – только его периферией, третьи – только верхней половиной поля зрения, четвертые – только нижней половиной и т. д.);

– цветового зрения (многие инвалиды вообще не различают цвета или их путают, что, естественно, снижает не только понимание содержания картины, деталей архитектурного сооружения и т. п., но и приводит к снижению эмоционального воздействия);

– характера зрения (если один глаз видит значительно лучше другого, человеку трудно оценивать взаимоположение предметов в пространстве, отличать объемные предметы от плоскостных, видеть рельеф поверхностей);

– световой чувствительности (одни инвалиды лучше видят при ярком освещении, другие – при низкой освещенности).

Таким образом, особенности зрительного восприятия при остаточном или слабом зрении приводят к различным специфическим трудностям социокультурной реабилитации. Для того чтобы незрячий мог использовать остаточное зрение для расширения своих возможностей в восприятии объектов культуры, ему необходимо давать больше времени на знакомство с ним (объектом культуры), предусматривать комфортное освещение, возможность приближения объекта к глазам, а также использования современных оптических средств, которые значительно улучшают зрительное восприятие. Кроме того, незрячим необходимы гораздо более обширные словесные пояснения экскурсовода (сопровождающего, руководителя кружка и т. п.). При этом по возможности объект должен быть доступен для осязательного обследования, ибо именно оно дает незрячему наиболее полную информацию.

Специфическим условием социокультурной реабилитации и интеграции инвалидов по зрению в социокультурную среду является доступность и безопасность этой среды.

Доступной для инвалида является та среда, которая дооборудована с учетом особых потребностей, вызванных инвалидностью, и позволяющая лицам с ограниченными возможностями здоровья вести независимый образ жизни.

Для лиц с нарушением зрения это обеспечивается, например, звуковыми информационными стендами, тактильными метками, использованием наиболее комфортных видов и размеров шрифтов (чтобы человек мог использовать дефектное зрение) и т. д. Определенное значение имеют размеры помещений, в которых организуются мероприятия, относящиеся к сфере социокультурной реабилитации. Так, в небольших помещениях незрячим легче встретиться (найти друг друга), начать общаться и взаимодействовать. Именно поэтому небольшие уютные помещения различного назначения (для проведения литературных гостиных, для настольных игр – шашки, шахматы; музыкальных занятий, небольших экспозиций скульптур, моделей архитектурных сооружений и т. п.) в библиотеках для слепых наиболее полно отвечают потребностям инвалидов по зрению.

Мини-музеи, мини-экспозиции различных предметов искусств и народного творчества, размещенные в библиотеках для слепых и доступные для обследования с помощью всех сохранных анализаторов, являются подготовительным этапом для широкой интеграции лиц с глубоким нарушением зрения в культурное пространство открытого общества. В этом отношении, на наш взгляд, одной из самых передовых в России является Красноярская краевая библиотека для слепых.

Интерьеры многих библиотек для слепых украшены различными экспозициями. И это тоже культурное пространство. Оно воспринималось бы инвалидами лучше, если бы был использован оптимальный шрифт (например, для плоскопечатных текстов шрифт Ariel), не перегружалось перцептивное поле, использовались контрастные цвета высокой насыщенности. Кроме того, библиотекам (например, в читальных залах) хорошо бы иметь на прокат лупы, бинокли, монокли, чтобы читатели при необходимости могли использовать их при рассматривании экспозиций.

Надо признать, что до многих объектов культурного достояния незрячим очень сложно, а то и невозможно самостоятельно добраться. Поэтому так важно при библиотеках для слепых создавать экспозиции и мини-музеи, экспонаты которых можно было бы не только осязательно обследовать, но и неоднократно возвращаться к этому обследованию при посещении библиотеки. Правда, специалисты библиотек должны для этого овладевать специфическими знаниями, чтобы уметь правильно объяснять (показывать) незрячим имеющиеся экспонаты.

Пастельные тона окраски стен без окрашенных в интенсивные тона направляющих затрудняют передвижение инвалидов по зрению по коридорам. Нередки случаи, когда для напольного покрытия используются материалы, дающие отблеск, что затрудняет самостоятельное передвижение инвалидов, имеющих остаточное зрение. Не только в массовых учреждениях культуры (например, в публичных библиотеках), но даже и в специализированных учреждениях не всегда оформление интерьеров выполнено с учетом безопасности инвалидов по зрению и комфортных условий для ориентировки. Например, кабинеты не подписываются не только рельефно-точечным шрифтом Брайля, но даже для плоскостных подписей используется шрифт с разной толщиной линий, что затрудняет его восприятие лицами с патологией зрения.

Многие массовые (то есть не специализированные) учреждения культуры морально готовы создавать для инвалидов безбарьерную среду, но на практике не знают, как можно реализовать свой благородный порыв. Спешка в решении этих важных вопросов недопустима, ибо может иметь негативные последствия. Например, многие переходы в Москве оборудованы такими тактильными метками, что, если инвалид будет передвигаться, ориентируясь только на тактильные ощущения, получаемые от специально расположенных направляющих, то в некоторых случаях ему придется переходить перекресток по диагонали, а это создаст опасность не только для него, но и для окружающих. Следовательно, безбарьерную среду нужно создавать продуманно, согласовывая соответствующие мероприятия с компетентными реабилитологами и инвалидами.

В настоящее время в России сеть библиотек слепых представляет ценнейшие ресурсные центры социокультурной реабилитации инвалидов по зрению, так как в них накоплены как источники информации по данной проблеме, так и свой опыт соответствующей деятельности библиотек.

Особенностью библиотек для слепых как центров социокультрной реабилитации должна стать (во многих случаях уже так и есть) их многопрофильность. Такой подход дает возможность расширить круг реабилитационных услуг, относящихся и к социокультурной реабилитации.

Библиотеки слепых справедливо обслуживают не только уже читающих инвалидов, но и ведут специфическую работу с детьми-инвалидами по зрению (будущими читателями) и их родителями, обслуживают специалистов, занимающихся проблемами образования и реабилитации детей и взрослых с нарушением зрения. В частности, приобщение незрячих детей к книге является сложной, скрупулезной и многоэтапной работой. Эта работа специалистов библиотек для слепых привела к появлению целого специфического направления их в деятельности: разработке методики и созданию тактильных книг для незрячих детей.

У многих инвалидов по зрению отмечаются вторичные отклонения в развитии (вялая мимика, отсутствие мимики или неадекватная мимика; трудности выполнения предметно-практических действий, коммуникации, ориентировки в пространстве и мобильности и т. д.). Все эти недостатки, если они своевременно не скорректированы косвенно, отрицательно сказываются на социокультурной реабилитации незрячих. Технологии преодоления вторичных отклонений в процессе коррекционно-реабилитационной работы описаны в литературных источниках по тифлопедагогике и тифлопсихологии. Но эти источники потребители (специалисты, работающие с незрячими, родители незрячих) часто не могут найти. В этих случаях именно библиотеки являются теми учреждениями, которые аккумулируют информацию по реабилитации лиц с нарушением зрения, внося наряду с образовательными учреждениями (центрами ранней помощи, детскими садами, школами, реабилитационными центрами) свой вклад в преодоление и предупреждение вторичных отклонений в их развитии, а, следовательно, и в социокультурную реабилитацию.

Заметим, что вызванные дефектом зрения вторичные отклонения (например, трудности самостоятельного передвижения) зачастую являются препятствием к социокультурной реабилитации незрячих. Формированием компенсаторных навыков занимаются реабилитационные центры, специальные детские сады и школы, но только библиотеки являются и могут быть подлинными накопителями и хранителями научно-методической литературы по решению различных проблем реабилитации.

Кроме того, в библиотеках слепых накоплено достаточно литературных источников о специфике ознакомления незрячих с объектами культурного наследия. Знакомя музейных работников с этой литературой, библиотеки также будут способствовать расширению доступности музеев инвалидам по зрению.

Практически в каждом регионе есть образовательные учреждения для детей с нарушением зрения, открываются реабилитационные центры для инвалидов, центры социально-психологической помощи. Специалисты названных учреждений очень нуждаются в специальной тифлологической литературе. Даже, когда педагоги знают о том, где эту информацию следует искать, отследить ее специалистам названных выше учреждений достаточно сложно. Особенно, если эту информацию надо искать в журналах.

Сбор научно-методических материалов для тифлопедагогов, свободный доступ к этим материалам – это особый вклад библиотек для слепых в социокультурную реабилитацию лиц (детей и взрослых) с нарушением зрения. Подобный опыт имеется и заслуживает обобщения, например, в библиотеке Великого Новгорода. Специалисты этого учреждения постоянно выставляют новые статьи, которые могут представлять интерес для специалистов образовательных учреждений для детей с нарушением зрения, а также центров социального обслуживания взрослых инвалидов. Таким образом, библиотеки содействуют повышению профессионализма специалистов, а специалисты социализируют незрячих и грамотно помогают им включиться в социокультурное пространство.

В социокультурной реабилитации инвалидов по зрению необходима тактичность в том плане, что интересными для незрячих могут быть те виды искусств, которые людям с нормальным зрением кажутся недоступными незрячим. Так, например, одни считают, что незрячим недоступно киноискусство, другие не понимают, почему инвалиды по зрению интересуются художественными галереями, экскурсиями по городу и т. д. Прокомментирую последний пример. Разве незрячие ходят не по тем же улицам, что и зрячие? Разве им не хочется знать о том, как выглядят окружающие их культурные ценности и достопримечательности? Как инвалид по зрению и как, надеюсь, специалист в области тифлологии, утверждаю, что хотят. Поэтому можно только приветствовать Петрозаводскую библиотеку для слепых, по инициативе сотрудников которой были записаны на диски экскурсии по городу, рассчитанные на незрячих. При этом были использованы не только аудиотексты, но и звуки конкретных улиц города. Такая акция и подобные ей акции помогают включать незрячих в то культурное пространство, которое ранее было им недоступно.

Большую помощь в социокультурной реабилитации играют современные тифлотехнические средства. Например, с помощью электронных луп и биноклей инвалиду становятся доступными картины, экспонаты, расположенные под стеклом, архитектурные объекты и т. д.

Не последнюю роль в социокультурной реабилитации играет и отношение окружающих к инвалидам по зрению. Это отношение пусть медленно, но претерпевает позитивные изменения. Во многих учреждениях культуры (музеях, театрах, храмах) им готовы оказывать помощь.

Например, в России незрячие без сопровождающих (а найти их часто является отдельной большой проблемой) не решаются посещать театры, хотя этот вид искусства им вполне доступен.

Информирование родителей о специалистах, которые могут оказать им помощь в воспитании, развитии и образовании их незрячих детей в нашей стране до сих пор остается крайне неудовлетворительным. Но, с другой стороны, и специалисты центров (детских садов, реабилитационных и научных центров) практически не имеют доступа к информации о детях, которые нуждаются в их помощи и которым они готовы оказывать психолого-педагогическую поддержку. В соединении незрячих детей и их родителей со специалистами опять же большую роль в последнее время играют библиотеки для слепых. Используя имеющиеся картотеки, многие из них не только предоставляют родителям литературные источники по проблемам реабилитации, но и проводят занятия и содействуют тому, чтобы дети получали квалифицированную помощь, беря на себя функции первичных консультантов, информируя родителей о том, где и какая помощь им может быть оказана.

Аналогичным образом библиотеки для слепых играют огромную роль в процессе реадаптации лиц, потерявших зрение вследствие болезни, боевых действий, производственных травм и т. п., то есть при оказании информационной помощи в приобретении инвалидами таких новых навыков взаимодействия и поведения в стандартных социокультурных ситуациях, которые позволяют им адаптироваться в условиях приобретенного дефекта.

Таким образом, мы можем констатировать, что название Красноярской и некоторых других библиотек (краевая специальная библиотека – центр социокультурной реабилитации инвалидов по зрению) точно отражают специфическую роль библиотек для слепых в современных реалиях.

Цель нашей конференции – выработка рекомендаций по совершенствованию практик комплексной социокультурной реабилитации инвалидов по зрению на основе отечественного и зарубежного опыта. В этом отношении особо хочется поблагодарить Новгородскую библиотеку для слепых за включение в социокультурную среду незрячих детей с интеллектуальной недостаточностью. С этими детьми начинать работу по их включению в социокультурное пространство через чтение книг не может быть эффективным, ибо за словами детей с такой патологией не стоят образы реальных предметов, явлений и действий. Плохая моторика сдерживает и без того трудно развивающуюся речь детей с нарушением зрения и интеллекта. По большей своей части такие дети сидят по домам, то есть находятся в изоляции, что еще больше сдерживает их развитие. А новгородцы организовали для таких детей кружок лепки, который ведет специалист, использующий свою оригинальную методику. На этих занятиях у детей развиваются моторика, речь, формируются навыки общения, собственная практическая деятельность и т. п. Такая постановка дела реабилитации способствует социализации даже такой сложной категории инвалидов по зрению.

На наш взгляд, возникающая порой критика многофункциональности библиотек для слепых («Библиотеки выполняют не свои функции!») несостоятельна, так как она (многофункциональность библиотек) на самом деле является эффективным средством и условием социокультурной реабилитации инвалидов по зрению, а все многообразие форм их деятельности обусловлено спецификой рассматриваемой социокультурной категории инвалидов.

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ:

СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

заместитель начальника отдела по вопросам инвалидов и лиц, пострадавших от радиации В Красноярском крае (далее – край) по состоянию на 01.01.2010 проживают 196,6 тыс. инвалидов, из которых 9,2 тыс. – дети, 68,7 тыс. – инвалиды трудоспособного возраста. По данным ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Красноярскому краю», в 2009 году признаны инвалидами 66,2 тыс. человек, из них взрослых – 59,2 тыс. человек, 7,0 тыс. – детей. В связи с подписанием Конвенции о правах инвалидов взят курс на модернизацию системы социальной реабилитации и интеграции инвалидов в общество.

Социальные реабилитационные услуги инвалидам в крае предоставляют центры социального обслуживания населения, учреждения медико-социальной реабилитации для детей и подростков с ограниченными возможностями, отделения реабилитации при учреждениях социального обслуживания населения.

Ежегодно в среднем более 2 тысяч инвалидов по слуху получают услуги сурдопереводчиков, 200 инвалидам создаются специальные условия для получения начального и среднего профессионального образования, более 150 инвалидов получают компенсацию на приобретение специальных учебных пособий и литературы. За счет средств краевого бюджета в рамках дополнительных инициативных мероприятий более 3 тысяч инвалидов в 2009 году получили современные технические средства реабилитации, на предприятиях, подведомственных общественным организациям инвалидов, создано и сохранено 36 рабочих мест, 470 инвалидов воспользовались услугами службы «Социальное такси».

Начиная с 2007 года практически 100 % инвалидов, от общего количества освидетельствованных, получили индивидуальные программы реабилитации.

В 2009 году 32 470 инвалидов реализовали индивидуальные программы реабилитации в учреждениях социальной защиты населения.

Одним из разделов социального аспекта индивидуальной программы реабилитации является социокультурная реабилитация инвалидов. Социокультурная реабилитация составляет важный элемент реабилитационной деятельности, так как удовлетворяет блокированную у инвалидов потребность в информации, в получении социально-культурных услуг, в доступных видах услуг, даже если они не приносят материального вознаграждения.

Относительная самостоятельность, эмоционально-творческая атмосфера, отсутствие жестко детерминированных связей ее с физическим или интеллектуальным статусом инвалида приводят к тому, что стимуляция развития этой стороны личности и деятельности человека с ограниченными возможностями позволяет интенсифицировать реабилитацию ограниченных возможностей.

Социокультурная реабилитация является важным социализирующим фактором, позволяя инвалидам общаться, восстанавливать самооценку. Инвалиды внесли и вносят весомый вклад в развитие культуры всего человечества. Среди слепых людей в прошлом и настоящем немало знаменитых: легендарный поэт Древней Греции Гомер, подаривший миру «Илиаду» и «Одиссею», болгарская ясновидящая Ванга, российский поэт Эдуард Асадов и другие.

Творческие коллективы общественных организаций инвалидов Красноярского края неоднократно являлись дипломантами различных Всероссийских смотров и конкурсов среди инвалидов. Далеко за пределами края известен любительский творческий коллектив «Радуга над Енисеем» под руководством заслуженного работника культуры Трусова С.М. Победителями различных творческих конкурсов и ярмарок являются молодые инвалиды: Толстобров Артем, Третьякова Наталья, Беляева Анастасия. В 2010 году при поддержке министерства социальной политики Красноярского края Толстобров Артем принял участие в церемонии вручения Международной премии «Филантроп» в Москве.

Известны в крае работы бондарного дела тотально слепого инвалида из Лесосибирска Токмина С. и художественные куклы Парсаевой Н. из Минусинска.

На необходимость социокультурной реабилитации в системе комплексной реабилитации инвалидов указывают сами инвалиды в рамках социологического исследования «Изучение микро и макросреды жизнедеятельности инвалидов» (далее – социологическое исследование), проведенного министерством социальной политики Красноярского края (далее – министерство) в 2010 году.

Анализ ответов на вопрос о жизненных стратегиях показал, что до 30 % респондентов хотели бы заниматься творчеством, стремление к активной деятельной, эмоционально насыщенной жизни указали от 8 % в Норильске до 56 % в Красноярске. В тоже время инвалиды отмечают, что свой досуг они проводят возле телевизора (69 %), книги читают 47 % опрошенных, музеи посещают – 14 %. Скудная в видовом отношении досуговая деятельность абсолютного большинства инвалидов отражает наличие у них социальнопсихологического дискомфорта, обусловленного не только неудовлетворительным уровнем и качеством жизни, но и слабой доступностью общечеловеческих и культурных ценностей. Люди с инвалидностью, в основной своей массе, дезадаптированы по отношению к досуговой инфраструктуре и образу жизни здоровых людей.

В таких условиях происходит деформация потребления в сторону доступного телевизора и книг. Создание досуговой инфраструктуры, ориентированной на повышение уровня социальной адаптации и реабилитации инвалидов: специализированные досуговые и спортивные центры, тренажерные и танцевальные залы, программы туристического отдыха должны включаться в комплекс реабилитационных социокультурных мероприятий.

Анализ ответов на вопрос о жизненных стратегиях показал особую озабоченность инвалидов проблемами здоровья (72–86 %). Далее, по степени актуальности, значится материальное положение (38–57 %), счастливая семейная жизнь (20–64 %), наличие хороших друзей (22– 38 %).



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Методическое объединение вузовских библиотек Алтайского края Вузовские библиотеки Алтайского края Сборник Выпуск 12 Барнаул 2013 ББК 78.34 (253.7)657.1 В 883 Редакционная коллегия: Л.В. Болячевец, Т.Н. Злобина, И.Н. Кипа, Т.А. Мозес, Н.Г. Шелайкина, Е.А. Эдель Гл. редактор: Н.Г. Шелайкина Отв. за выпуск: М. А. Куверина Компьютерный набор: Е. А. Эдель Вузовские библиотеки Алтайского края: сборник : Вып. 12 : / Метод. об-ние вуз. б-к Алт. края. – Барнаул : Типография АлтГТУ, 2013. – 74 с. В...»

«№4(25) октябрь—декабрь 2010 События Отчет о Всероссийском психологическом форуме Обучение. Воспитание. Развитие — 2010 Выступление Алины Афакоевны Левитской с дкладом на конференции Форума 5 октября 2010 года в Сочи состоялось гических наук, профессор, вице президент Федера торжественное закрытие Всероссийского ции психологов образования России. В своей откры психологического форума Обучение. Вос той лекции 30 лет практической психологии в Рос питание Развитие — 2010. Для того, чтобы сии:...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящий сборник статей отражает результаты научных исследований авторов – участников III Международной научно-практической конференции Инновационные процессы в физическом воспитании студентов, которая прошла 21–23 марта в г. Минске, в Белорусском государственном университете. Особенностью конференции явилось ее сочетание с трехдневным фестивалем школ здоровья и школ единоборств, сетью мастер-классов и учебных семинаров, многочисленными показательными выступлениями, в которых...»

«БУРЯТСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЭП Практическое пособие председателю первичной профсоюзной организации Основы организационной работы первичной организации Основы, необходимые для каждого председателя. С чего начать? После отчетно-выборного собрания (Конференции), впервые избранный председатель профкома естественно испытывает неуверенность и не знает, с чего начать профсоюзную работу. Можно говорить о том, что является главным, а что второстепенным. Но давайте начнем по порядку. На второй...»

«Центр культуры Урал • один из крупнейших екатеринбургских культурно-досуговых комплексов широкого профиля; • современный архитектурный облик; • стильный дизайн интерьеров. Площадь парковки 700 кв.м. 12144 кв.м. Общая площадь Центра Площадь открытого пространства 3000 кв.м. Рациональная планировка и вместимость залов, фойе, кулуаров, кафе, а так же оснащение Центра культуры самым современным световым и звуковым оборудованием, кино и видеопроекционной, концертной аппаратурой, устройствами для...»

«Воспитание и образование детей дошкольного возраста как императив устойчивого развития ГОУ ЦО №117 ЮЗАО г. Москвы Дети – это наш самый ценный ресурс. То, чем мы наделим малышей, обогатит каждого из нас. Ирина Бокова, Генеральный директор ЮНЕСКО Дошкольное образование – основа процветания нации. Элеонора Митрофанова, Исполнительный директор ЮНЕСКО Обоснование ЮНЕСКО всегда уделяло огромное внимание детям. Как основное подразделение ООН по вопросам наук и, культуры и образования ЮНЕСКО было...»

«Основные документы Издание 2012 г. ЮНЕСКО  Издание 2012 г. Основные документы Организация Объединенных Наций по вопросам образования, наук и и культуры Основные документы Издание 2012 года, включающее тексты документов и изменения, принятые Г неральной конференцией е на 36-й сессии (Париж, 25 октября – 10 ноября 2011 г.) ЮНЕСКО, Париж 2012 г. Издано в 2012 г. Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры 7, place de Fontenoy, 75352 Paris 07 SP Набрано и отпечатано в...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.