WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ В КУЛЬТУРЕ И ОБРАЗОВАНИИ Материалы IV Международной научно-практической конференции 11 декабря 2009 года Уфа 2009 УДК 821.512 ББК 83.3(2Рос=Баш) ...»

-- [ Страница 5 ] --

3. Микельсон Р.М. О самостоятельной работе учащихся в процессе обучения. – М., 1970. – 118 с.

4. Пидкасистый П.И. Организация учебно-познавательной деятельности студентов. – М., 2005. – 250 с.

К ВОПРОСУ О ЛОКАЛИЗАЦИИ ДРЕВНЕМАДЬЯРСКОЙ

ЭТНОГЕОГРАФИЧЕСКОЙ ОБЛАСТИ АТЕЛЬКУЗА

Происхождение мадьяр – дунайских венгров традиционно связывается с Урало-Поволжским регионом. Как писал еще Д.А. Хвольсон, «первоначальное место жительства Мадьяр находилось по обеим сторонам Уральского хребта, между Волгою, Камою, Тоболом и верхним течением Яика или Урала [1; 102]. Следы пребывания древних венгров в виде могильников, обнаружены по обе стороны Уральского хребта, в Татарстане, Челябинской области. На территории Башкортостана таких могильников известно около двадцати, состоящих из нескольких сотен погребений. Они были раскопаны профессором Н.А. Мажитовым большей частью по берегам р. Белой [2; 61]. К памятникам Magna Hungaria относят прежде всего кушнаренковско-караякуповские [3; 141], исчезнувшие во второй половине XI в., Большетиганский, ХII Измерский могильники [4; 35]. А.Х. Халиков полагал, что «легендарная Великая Венгрия в VII – начале IX вв. находилась в области между Уралом и Волгой, ограничиваясь на севере нижним течением р. Кама, на востоке – Уральскими горами, на юге – волгоуральскими степями, а на западе левобережьем р. Волга» [5; 45].

В исторической науке принято считать, что до появления угров на Дунае, на территории Восточной Европы ими были образованы три этногеографические области: Великая Венгрия (Magna Hungaria), Леведия (Лебедия) и Ателькуза (Этелькез). Если Великую Венгрию, как уже было сказано, обычно располагают в пределах Урало-Поволжья, то проблема локализации территорий Леведии и Ателькузы не имеет однозначного решения.

Согласно хронике Венгерского Анонима («Книга магистра П., нотария короля Белы о делах хунгаров»), в 884 г. «семь старейшин, которые называются Хатумагер, двинулись со скифской земли к западу, среди них был предводитель Алмуш, сын Угека из рода короля Магога… вместе с великим множеством союзных народов… перешли реку Этил…» [6; 39].

По свидетельству византийского императора Константина Багрянородного, «народ турок имел древнее поселение близ Хазарии, в местности, называвшейся Леведия» [7; 159]. Угры «жили вместе с хазарами» и находились с ними в союзнических отношениях, участвовали в войнах, угорский предводитель Леведий был женат на благородной хазарке. После вторжения на эти земли печенегов, угры были вынуждены поселиться «в местах, именуемых Ателкузу» [7: 159].

«Отец русской истории» Н.М. Карамзин размешал «страну Лебедию» на территории современной Украины: от города Лебедина, расположенном на одноименном озере до днепровских порогов и реки Ингулец [8;

101]. К.Я. Грот, поддерживая мнение Н.М. Карамзина, приводил в качестве доказательства местные гидрономические названия: реки Угра, Угрин, Лебедянь [9; 212]. Известный исследователь С.А. Плетнева считала, что «определить точно местоположение Леведии невозможно», по той причине, что она «археологически… неуловима, так как венгры не оставили там характерных для них памятников» [10; 63]. Однако по мнению Е.А. Халиковой, основанном на одиночном погребении под Воронежом, страна Леведия размещалась по левобережью Среднего Дона, где-то в окрестностях современного города Воронежа [6; 73]. Ателькузу же современная историография располагает в междуречье Днепра и Серета [10; 63, 11; 77, 12;

216]. Такая локализация основана на упоминании Константином Багрянородным рек Варух (Днепр), Куву (Буг), Трулл (Днестр), Врут (Прут), Серет и предположении, что на древневенгерском языке слово река звучало никак не иначе, как «атель» [13; 128.]. Вторая часть рассматриваемого географического названия отождествляется с термином из современного венгерского языка: «kz» – «промежуточное пространство» [14; 126]. Так образовалось «междуречье» в древневенгерской исторической географии.

Таким образом, при определении места расположения Ателькузы идет ее привязка к перечисленным рекам. Однако чуть ниже в источнике приводятся совершенно другие гидронимы, которые фонетически и морфологически куда ближе подходят к рассматриваемому топониму : «А место, в котором прежде находились турки, именуется по названию протекающей там реки Этель [Волга] и Кузу, где с недавнего времени расселяются пачинакиты» [7; 161]. Совершенно ясно, что к Ателькузе имеет отношение только один из предлагаемых в труде императора перечней рек.

Разумеется, последний.

Вопреки утверждению А.П. Новосельцева о том, что «слово «атиль»… финно-угорское и значит «река» [13; 128.]., этот термин имеет тюркское происхождение [15; 815]. В древности название «Атиль» было закреплено за рекой Волгой, а еще позднее приобретает новое лексическое значение – «река» и с течением времени распространяется на несколько гидрографических объектов Волжско-Камского бассейна. Но все же ареал употребления этого гидронима ограничен. Например, в современном татарском языке термин «идел'» имеет два значения – «река» и «Волга», в башкирском – «большая река» и «Белая». В топонимии Башкортостана зафиксировано семь гидронимов, в составе которых участвует слово «идел'».

Другим современным тюркским языкам слово «идел'» («итил(ь)/атил(ь)») неизвестно [16; 20].

Слово «кз» практически во всех тюркских языках имеет значение «глаз, око». Если исходить из концепции об этническом родстве башкир и угров, то нужно отметить наличие похожего гидрологического термина в башкирском языке: слово «кзз» во многих районах Башкортостана служит для обозначения верховья, истока реки. На территории современного Башкортостана в Кигинском районе (д. Алагузово) один из притоков реки Ик носит название Кзз, есть река Кузь-елга в Белорецком районе, а всего только известных гидронимов с участием слова «кз» в республике несколько десятков [16; 29].



Однако наиболее вероятной является финно-угорская этимология гидронима. Любопытно, что река с названием Куза есть и в Ярославской области, где она протекает по Любимскому и Грязовецкому районам. Здесь происхождение названия реки выводится из финно-угорских языков с лексическим значением «ель, еловый лес» [17; 2]. От первоначального гидронима Куза произошло и название реки Гусь – левобережного притока Оки, на которой стоят города Гусь-Железный и Гусь-Хрустальный [18; 112].

В бассейне же Днепра и Серета гидронимов с названием Куза нет.

В XIII в. в поисках загадочной Magna Hungaria была отправлена католическая миссия во главе с доминиканцем Юлианом. Именно «близ большой реки Этиль» Юлиан нашел своих соплеменников, говоривших на венгерском языке. По мнению венгерского ученого Йожера Перени, Термины Итиль и Атиль в современном татарском языке имеют хождение наравне с наиболее распространенной формой гидронима Идель.

это знаменательное событие произошло «недалеко от нынешнего города Тетюши» [19; 184].

В Волго-Окском междуречье располагал Ателькузу мордовский археолог П.Д. Степанов, основываясь на материалах раскопок на городище Ош-Панда и соседних памятников, относившихся к именьковской археологической культуре, а также средневековых письменных источников [20;

137]. А.П. Смирнов считал, что угры обитали на Нижней Волге. По мнению известного венгерского археолога Дьюла Ласло, до обретения родины на Дунае в 896 году «предки венгерского народа… жили на лесостепных просторах правого берега Средней Волги» [19; 184]. Зафиксировано наличие древнеугорского компонента на территории Волжской Булгарии [21:

77] и в Самарской области [22; 227, 21; 77].

Располагая Леведию и Ателькузу на западе, все археологические следы угров, обнаруженные в Поволжье, трактуются исследователями, как памятники потерянной венграми Magna Hungaria или же, как свидетельство массовой переправы древних мадьяр через Волгу. Однако из рассказа Константина Багрянородного следует, что на Волге же находилась и Ателькуза. В XIII в., когда венгры вдруг озаботились поисками исторической Родины, в своих предположениях и гипотезах они опирались лишь на старинные предания о наличии некоей территории, которая была условно названа ими Magna Hungaria. Однако исторической наукой условный термин был воспринят, как известие о землях древних мадьяр до их переселения в Леведию и Ателькузу. Между тем, под общим абстрактным термином Magna Hungaria можно понимать как одну, так и другую из упомянутых императором древнемадьярских областей.

Если Леведия, согласно источнику, граничила с Хазарией, то Ателькуза размещалась непосредственно на землях каганата. Это видно из рассказа о встрече хазарского хагана и Леведия. В Ателькузе хаган считает себя вправе вызывать «на ковер» угорского вождя и назначать правителя «турок», который бы «повиновался слову и велению нашему». Избранный народом благородный Арпад был произведен в «архонты» по хазарскому «закану» – соплеменники подняли его на щите. Таким образом, угры проявили лояльность к «закану» (закону!) и обычаям приютившего их государства.

Исходя из изложенного материала, представляется, что территория Леведии располагалась в Урало-Поволжском регионе и непосредственно граничила с Хазарским каганатом. После неудачного вторжения в Хазарию, печенежские орды заполонили Леведию, и в результате территориальных споров, породивших вооруженные конфликты, угры были вынуждены искать для себя новые земли. Хазары, сами еле отбившись от печенежского нашествия, не сумели помочь своим друзьям отстоять Леведию.

Однако ушли угры не так далеко, как принято считать в исторической науке. Они нашли себе новые земли в междуречье Волги и реки Куза, именуемые византийским императором Ателькузой. Хазарское правительство, в поисках выхода из затруднительного положения, приняло единственно правильное решение. Оставаясь верными союзническому долгу, хазары впустили угров на свою территорию, на условии полного повиновения и подчинения законам и порядкам, установленным в каганате.

ЛИТЕРАТУРА

1. Хвольсон Д.А. Известия о Хозарах, Буртасах, Болгарах, Мадьярах, Славянах и Руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста, неизвестного доселе арабского писателя начала X века, по рукописи Британского музея. СПб., 1869.

2. Мажитов Н.А. Курганы Южного Урала VIII-ХII вв. - М., 1981.

3. Халикова Е.А. Ранневенгерские памятники раннего Прикамья и Приуралья. - СА, 1976, № 3.

4. Казаков Е.П. Волжская Булгария и финно-угорский мир // FinnoUgrica. № 1. - Казань, 1997.

5. Халиков А.Х. Великое переселение народов и его роль в образовании варварских государств//От доклассовых обществ к раннеклассовым.

- М., 1987.

6. Иванов В.А. Путями степных кочевий. - Уфа, 1984.

7. Багрянородный К. Об управлении империей. - М., 1989.

8. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т.1. - М., 1989.





9. Грот К.Я. Моравия и мадьяры с половины IХ. до начала Х вв. СПб, 1881.

10. Плетнева С.А. Хазары. - М., 1986.

11. Халикова Е.А. К вопросу о контактах древних угров с болгаротюркскими племенами в Восточной Европе. - София, 1981.

12. Fodor I. In Searsh of a new Homeland. - Budapest, 1982.

13. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. - М., 1990.

14. Рона-Таш А. Хазары и мадьяры//Хазары./ Евреи и славяне. Т.16.

Иерусалим. - М.: Гешарим - Мосты культуры, 2005.

15. Бартольд В.В. Сочинения. Т. II. - М., 1963.

16. Камалов А.А. Башкирские географические термины и топонимия.

- Уфа, 1997.

17. Гурин В. Любимский край: следы исчезнувших племен // Наш край. 6 июля 2007. № 27 (9765).

18. Малкин В. Из истории слов. Почему реку назвали Гусем? // Наука и жизнь, 1989, №9.

19. Дубанов И.С. Озёра, реки, родники Чувашии. - Чебоксары, 2005.

20. Степанов П.Д. Памятники угорско-мадьярских (венгерских) племен в Среднем Поволжье // Археология и этнография Башкирии. Уфа, 1964. Т.II.

21. Казаков Е.П. Культура ранней Волжской Булгарии. - М., 1992.

22. Багаутдинов Р.С., Богачев А.В., Зубов С.Э. Праболгары на Средней Волге. У истоков истории татар Волго-Камья. - Самара, 1998.

ИДЕОГРАФИК ЛЕКТ ТЕЛМР ЫЛЫМДАРЫНЫ

БИРЕЛЕШЕ (йлне, йл ылымдары нигеенд) башлау, йл, белгертерг тырышып йте, хбр ите.

Идеографик лекте тел йрнеселр, яыу эше менн шллнеселр, тржемселр сн файаы бик т ур. Ул да була, уны айырым бер тшнсне бар енслектре менн бер урында йыя, туплай м тулыынса саылдыра алыуында. Быны бе телмр ылымдарына араан йлне, йл ылымдары нигеенд кртмксебе.

ЙЛНЕ (ворчать) бупылдау, буылдау, бурылдау, бурылдау, быуылдау, бурылдау, буырлау, крне, ауыа бута бешере*;

(сйн); ола итен тылыу*; лаылдау, лыбырлау, лыырау, лкелд, лаылдау, лпелд, лыылдау, мклд, мжлд, мклд, мгрл, мсклд (ксм.), мыырау, ммелд, найылдау (диал.), ныйылдау, сйнне, таылдау;

ризаылы белдереп йлне: мнслд, склд, ураныу, ыырлау, илаулау;

асыуланып, мыжып йлне: ыр г ете*; турылдау;

онотмай йлне: теш тшкнс уймау* ЙЛ (говорить, рассказывать) бйн ите (ылыу)**; хбр ите, йркте асыу*, тге (ксм.); тее (ксм.), хикйт ылыу*, сер асыу*, сер сисе*;

йлй башлау: уатыу; ауы асыу*, алыу*, тел сисе;

ихласланып йлй башлау: тел асылыу*; телде сисе*; тел сиселе*;

арттырып йл: абартыу, арттырыу, шаштырыу, шапыртыу, шыттырыу, кперте, кпертеп ебре, аша утырыу; берг биште ушыу*; бере биш ите*; борса атыу*; борса шыттырыу*;

тймлйе (энлй нмне, тймне) дйлй ите*; туандайы тубалдай ите*; себенде болан ите*; себендн фил яау*, фсе, фстере; ярма (борса) ярыу*, шаштырып йл;

Исследование выполняется при финансовой поддержке РГНФ в рамках научноисследовательского проекта №08-04-84-406 А/У бик матанып хбр йл: борса ссе (ибе, атыу, брттере*; ар. матаныу ишеткн-кргнде арттырып, трлндереп йл: ыра ткмстере*;

иркенлп йл: ауы ййе*;

алып йл: тел алытыу*;

йыш телг алыу: ауыан тшм; гел йл, ике е береенд; телдн тшрм; телдн тшм;

кп йл: ауыы ябылмау*; бытылдау, бытырлау, лабырлау, лабырлыы сыыу (киле)**, лаырлау, лаылдау, лаылдау, ларылдау, лыырлау, лыылдау, лпелд, сетерл (ксм.), сусылдау, сутылдау, сутырлау, стерл, таылдау, туыу, татылдау, телбитлне, телг алышыу*, телг алыныу*, телдрлне, теле телг тейм (йомау)*; теллне, тел менн яаа алышыу*, телснлне, тел оонайыу (оайыу)*, ттелд, андырлау, атыу (ксм.), алдырмау*, ю-бар йл, кп йл, бутаы бешере*;

шыма йл: сатылдау, стелд;

ота йл: шп йл, елле йл, телг ота булыу, алдына сыармау, теле телг тейм, тел бирм, тел тигнд телеп ала;

сартлап тороу;

ярып йл: ауыан (а) кбек ссе*; ауыан ут ссе;

йлнгн айын бер нмне йл: тылыу (ксм.), туыу, тызылау, ныыу, арылдау, сйн (ксм.), бер балы башын сйн*; ола итен ашау (сйн, тылыу)*, таылдау;

арты ысырып йл: аырып йл; тауыш ктре*, ларылдау;

бик ны оланып, киннеп йл: ауы ыуын оротоп [йл]*; ауы ыуы ороу*;

кемделер (ниелер) йл: ауыа алыу*; телг алыу*;

оон-оаа уып йл: сурытыу, ат олонлатып (йр, йл)*;

булмаан эште йл: атмаан уяна аан аыу*; кктн алып йл*;

кемделер йеплп, кеше араында яманлап йл: яманлау, насарлау, хурлау, йбт атыу*; сйн (ксм.), насар дан таратыу, яманат(ты) атыу*, исем сыарыу (сыыу)*;

ю-бар хбр йл: сафсата атыу**; лстит атыу*; тел сйн*; тел оонайыу*; тел атыу*; флсф атыу*; ауанан алып йл*; юты башын ауырттырыу*, кит атыу*;

уйламай йл: ауыы ни йлгнде олаы ишетмй*;

нимнелер булдырыу телге менн лк шуны йл: теш тш*. йлрг, йтерг мжбр ите: йлте, йттере, [ауыан] алыу*; ауыын астырыу*; телен сисе*;

ЙЛШЕ (разговаривать, говорить) гмлше, гплше, фекер алышыу, гп уыу, гп атыу (уыу, ороу)*, кгрлше, алмашыу (алышыу)*;

йлш башлау: тел асылыу*; тел асыу; тел сыыу (йш балаа арата); телг киле (ауырыу,урыуан у);

берйене уй-нитен белер сн ситлтеп йлше:

ауылыын тартып арау*; (кемдедер) ылын тартып (сиртеп) арау*; ылын тартылау*;

яымлы, йомша ына йлше: склд, скрл, склдше, скрлше;

онотолоп йлше: г (хбрг батыу)*; г (хбрг) биреле*;

икенсе бер телд -м йлш, йлй алыу: маташтырыу, уалау, упалау;

эре йлше: эре сирттере*; эре ярырыу*;

ны ысырып йлше: боа йыртыу (кире)*;

кмклшеп шау-шыу килеп, ысырышып йлше: баар ороу*;

урмай, еде ны тотоп йлше: ая терп йлше*;

бер ялы булып, бер к е йл: бер ауыан [тороу]*;

йлш алмау: телдн алыу; телдн яыу;

ю-бар йлше: тел сарлашыу;

Шулай итеп, айырым е мн енслеген беле, айырыу, уны урынлы улланыу сн идеографик (тшнс) лекте роле бик ур.

А.А. Тляумбетова, аспирант БГПУ им. Акмуллы(г. Уфа)

ОЙКОНИМЫ, ВОСХОДЯЩИЕ К ТЮРКСКИМ

И НЕТЮРКСКИМ НАЗВАНИЯМ ПЛЕМЁН

(НА МАТЕРИАЛЕ ОРЕНБУРЖЬЯ)

Функционирование небашкирских этнонимов в составе башкирских географических названий объясняется, во-первых, наличием в составе родоплеменных объединений башкир этнонимов других народов, во-вторых, возникновению этнонимов способствовало социально-экономическое и политическое развитие башкирского общества XVI-XVII вв., и особенно политика колонизации башкирского края, получившая в XVII-XIX вв. массовый характер.

В этот период начинается массовое, планомерное заселение русскими башкирских земель. Усиливается поток переселенцев из центральных губерний России и Поволжья.

Это движение особенно возросло после падения Казанского ханства.

С началом массовой колонизации слой припущенников получает дальнейшее развитие.

В XVIII-XIX вв. край представлял собой территорию, населенную представителями разных племен и народов.

Об этом говорят материалы всеобщей переписи населения Российской империи. В частности, в Оренбургской губернии по данным переписи 1897 года наиболее многочисленными стали великоруссы-1126040чел., малоруссы-41541чел., белоруссы-2247чел., башкиры-254561чел., татарычел.,мордва-38403чел., тептяри-16877чел., кыргызы-4971чел., мещеряки-4898чел., поляки-1696чел., калмыки 1203чел., цыгане-514чел., прочие-1860 (всего 1600102чел.).

Сложный этнический состав, искусственно вызванный царским правительством в XVI-XIX вв. переселением разноязычных народов в исторический Башкортостан оставил заметный след и в его ойконимии.

Ряд названий пополняют и наименования, возникшие от этнонимов, представители которых были непосредственными соседями башкир, с которыми вели тесные взаимоотношения и всесторонние контакты. В частности, названия образованы от следующих тюркских и нетюркских этнонимов: алма «калмак», мишр «мишар», татар, рус «русский», арт «сарт».

Рус «русский». Появление русского населения на территории башкир, тесные контакты с ними, послужили мотивом для образования географических названий, с основами рус «русский человек». Например, п.п.

Рус Ишмораты «Русское Ишмуратово», Рус ансораы «Русское Канчерово» в Кувандыкском районе Оренб. обл.

Татар. Функционируют следующие микроэтноойконимы с данным этнонимом: Татар урамы «улица татар» в дер. Новомусино Шарлыкского, дер.

Татар аралыы (Татарская Каргала) в Сакмарском районе (Оренб. обл.) Название восходит к этнониму татар и прежнего названия деревни, восходящего к гидрониму аралы. Другое название деревни Сеитовский посад, Сеитовская слобода были даны по имени инициатора переселения 176 семей казанских татар Сеита Хаялина. Село образовано в 1740 г. Татар арыташы (Татарский Саракташ) - с. Саракташского района Оренб. обл.

Название восходит к этнониму татар и топониму арыташ.

Типтр «типтяри». Этноним типтр - образован от башкирского слова тибе, тибеле, типтере вытеснять(ся), выталкивать(ся), быть отвергнутым.

Этноним типтр представлен в следующих географических названиях: Типтр урамы «улица типтярей», Типтр тауы «гора типтярей» в дер.

Новомусино Шарлыкского района Оренб. обл. Типтр – выселок (другое название Торнабай) в этом же районе.

Типтр йылаы букв. «речка типтярей» в Саракташском районе.

Типтр - неофицальное название с. Яы Бикол в Октябрьском районе Оренб.обл.

Сыуаш «чуваш». Сыуаш «чуваш» название чувашского народа.

Данный этноним оставил след в географическом названии: В Тангаурской вол., Оренб.у., губ. отмечена дер. Ямансаз со вторым названием Чувашский (СНМ за 1885 год).

Мушы «мокша». Данный этноним запечатлен в микроойконимах Мушы урманы «лес мокшы», Мушы тауы «гора мокши» в дер. Зеркло Шарлыкского района Оренбургской обл.

Мишр «мишар». Мишари были отдельной национальностью. В Оренбургской губернии по данным СНМ за 1866 г. было 10803 чел. мещеряков, а по переписи за 1897год-4898 чел. В 19-20 вв., особенно после революции, они были поглощены татарским народом. Этноним мишр оставил след в названиях Мишр урамы «улица мишарей» в дер. Новомусино Шарлыкского района Оренб. обл.

арт «сарт». В названии бывшей деревни арт ( Сарт) Кувандыкского района Оренбургской области представлен среднеазиатский этноним арт.

Данный этноним встречается в этнонимии башкир айлинцев, бурзян, минцев, табынцев, тамьянцев.

алма «калмак». Род алма сложился из калмыков, отколовшихся в 17 в. от основной массы народа. Этноним алма представлен в географическом названии: алма саыран - в дер. Ахмерово Новосергиевского района Оренб. обл.

аа «казах». Этноним аа оставил след в следующих ойконимах : аа ойоhо «колодец казаха» в дер. Райманово Саракташского, Казахча - поляна в дер. Биккулово Октябрьского, аа лгн тауы «гора, где умер казах» в дер. Ибрагимово Кувандыкского районов Оренбургской области.

Наличие ряда этноойконимов Оренбуржья свидетельствует о миграции племен, об их этнокультурных связях и проливает свет на раннюю общность этногенетических корней народов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Усманова М.Г. Имя отчей земли. – Уфа: Китап, 1994. – 272 с.

2. Полевые материалы Тляумбетовой А.А.

ОБРАЗ ДОРОГИ В РУССКОЙ

ЛИРИКЕ И ПОЭЗИИ М. АКМУЛЛЫ

Образ дороги довольно устойчивый в русской лирике. Он позволяет автору реализовать творческие задачи и выполняет социальные функции.

Лирический герой – путешественник – предстает во многих гранях. Его образ приобретает символическое значение. В нем угадывается образ времени, слышатся отголоски исторических событий, он несет в себе видимые черты поколения, наполняется проблемно и эстетически, тем самым реализуя идейно-эстетические функции. Образ дороги может трактоваться как архетипический, поскольку он выходит за пределы конкретного исторического и художественного времени. При ближайшем рассмотрении в нем можно увидеть многие существенные стороны жизни, обнаружить преемственность, динамику.

Истоки образа дороги нужно искать еще в фольклоре, где сказочные и былинные герои отправляются из отчего дома в мир, полный загадочных приключений и опасностей. Новыми гранями обрастает он в древнерусской литературе, в недрах которой возникает оригинальный жанр хождения. В произведениях русских паломников, путешественников, послов, дипломатов рождается модифицированный образ дороги с обширной топографией, развивающийся во времени и пространстве, воплощающий злободневные идеи и нравственные проблемы, выступающий посредником между старой и новой культурой, становясь образом действительности.

Пожалуй, наиболее рельефно образ дороги стал формироваться в русской литературе эпохи Просвещения («Хор ко превратному свету» А.П. Сумарокова, «Ты хочешь знать, кто я? что я? куда я еду?» А.Н. Радищева и др.).

В гиперболическом размахе предстает он в поэзии Г.Р. Державина, вбирая в себя весь грандиозный мир. Поэт рисует его такими стремительными и размашистыми чертами, что взор читателя невольно мгновенно летает от заоблачных высот до земных просторов, от снежных вершин до фигурок серн («На возвращение графа Зубова из Персии»). Дополнительными идейно-художественными функциями наделяется образ дороги в русской лирике XIX века.

Обладая существенным качеством «повторяемости» (А.Н. Веселовский), он как бы переходит из одного текста в другой. Но «повторяемость»

эта не буквальная. В лирике разных поэтов образ оригинален, продиктован представлениями автора о жизни и искусстве. Будучи динамичным, он распадается на множество составляющих и формирует в себе некую композицию, в которой можно выделить такие структурные и характерологические начала, как духовное, нравственное, хронотопическое (топографическое и временное), образно (эстетическое), психологическое (эмоциональное), идейное, национально обусловленное, содержательное, символическое, интерпретационное и т.п.

Функциональная нагруженность образа дороги неисчерпаема. Это качество тесно связано с мотивным началом, поскольку любой художественный образ конкретизирует определенные мотивы. В этом смысле можно говорить о его знаковости, лейтмотивности (А.Н. Веселовский). В лирике – на уровне чувств, переживаний, настроений, мыслей.

Эстетическое поле образа дороги в русской лирике обширное. Так, пушкинский лирический герой перемещается в пространстве, находится в пути, в состоянии поиска ответов на вопросы, смысла жизни («Зимняя дорога», «Деревня», «Брожу ли я вдоль улиц шумных…», «Вновь я посетил…», «Телега жизни», «Евгений Онегин» и др.). Наиболее выпуклые черты приобретает образ дороги в поэзии Н.А. Некрасова. Лирический цикл поэта о дороге открывается знаковым стихотворением «В дороге». В самих названиях лирических текстов часто встречается дорога в прямом или опосредованном значении «Железная дорога», «Надо поехать – статья подходящая…», «Еду ли ночью по улице темной…», «Скачу, как вихорь, из Рязани…», «Ямщик лихой, лихая тройка…», «Как вести о дороге трудной…», «Я путешествовал недурно: русский край…», «Что ты жадно глядишь на дорогу…», «Я ехал к Ростову…» и др.). Названия настраивают на всесторонне восприятие жизни. Лирический герой необычен: он более странник, чем путешественник, эдакий «калика перехожий». Во время скитаний он встречается со многими людьми, видит то, что обычный прохожий не заметил бы. Он активный, деятельный участник событий, способный дать им объективную оценку. Он переживает, страдает, горюет, радуется, обращается к читателю, делится с ним своими мыслями, приглашает его к разговору. Благодаря такому деятельному герою, смысл образа дороги расширяется контекстуально, обогащается эмоционально.

В данном контексте обнаруживается бесспорная близость поэзии Некрасова и башкирского поэта-просветителя М. Акмуллы. В стихотворении «Ода в честь Шигабутдина Марджани» образ дороги осмысливается поэтом как «путь священный». Однако к этому пониманию поэт идет долго. Он не может уйти от житейских проблем: «Я – как волк худой, что рыщет дни и ночи…». Его лирический герой пускается в дорогу в поисках хлеба насущного, поссорившись с отцом. Постепенно герой начинает ощущать себя не праздным бродягой, к нему исподволь приходит мысль об избранничестве, понимание того, что он некий миссия, а его дорога – это путь труда, познания мира и себя в нем, открытий истины, красоты, идеала. Если попытаться обозначить границы этого пути в поэзии Акмуллы, то начальной может стать бравирующее или, наоборот, горестное «Вот я шастаю…». Конечным же окажется зрелое, проверенное жизнью утверждение, почти что кредо: «Тот, кто истинный поэт – своей дорогой в жизни следует…». Герой идет неторной дорогой, набивая шишки, преодолевая препятствия, ошибаясь, но, обретая опыт, который дает автору своеобразный козырь: он решает не только эстетические, но и дидактические задачи, что не лишено основания: эпоха Просвещения – это время учительства (да и сейчас никто не отменял учительской роли литературы). Отсюда нравоучительное, назидательное звучание стихов Акмуллы. Вместе с тем, это не назидание ментора, а совет, завет, наказ, наставление человека, познавшего и радости и горести жизни, пришедшего к пониманию того, что «надо учиться», «надо честно блюсти человечность». Обращаясь к читателю, поэт взывает к его разуму и сердцу: «позаботься о грамоте», «не унизь из-за лохмотьев человека», «не зови ослом другого», « меру знай во всем»… Назидательность граничит с афористичностью.

В долгой и трудной дороге нужен верный спутник. У Акмуллы это «Тулпар, что проскакал по всей стране». Аллегорический образ динамичен, создает ощущение не просто движения, но и полета. В связи с этим нельзя не вспомнить о другом, близком к Тулпару образе «сокола в полете». Так в поэзии Акмуллы происходит удивительная контаминация сквозных образов в единый образ дороги. Причем, это не только земная дорога, но и небесный путь в космическом пространстве с созвездиями Рака и Стрельца, существующими в вечном противоборстве. Не случайно, первое интерпретируется поэтом как символ зла, порочности, подлости.

Образ дороги в творчестве М. Акмуллы, имея философскую основу, рождая многообразные ассоциации, создает почву и для предметно конкретных трактовок. Важно обратить внимание на топографию образа, раздвигающую хронотопические границы поэзии просветителя.

Поволжье, Оренбург, Казань, Петербург, Дагестан, Бухара, Багдад, Халеб, Египет, Стамбул, Хиндустан… Вот далеко не полный перечень географических названий, встречающихся в стихах поэта и расширяющих смысловое значение образа дороги.

Тяга к странничеству в хорошем смысле этого слова как пути к познанию не отрывает лирического героя от родной земли, отчего дома, любимой: «Когда в разлуке милая томится, куда б ни шел ты, к ней душа стремится», «Жизнь коротка, джигит, как вспышка света, Цени живущих рядом, помня это».

Дорога жизни М. Акмуллы – поэта и просветителя – это дорога к бессмертию, осознаваемому, в конечном счете, каждым великим творцом:

«Мы смертны, все простимся с жизнью в свой черед, Но каждый к берегу бессмертья ищет брод». Ощущение бессмертья вселяет надежду, окрыляет (не случаен в стихах поэта образ «славы в полете»), придает оптимизм и поддерживает веру:

В бренном мире все извилисты дороги – Все тернисты, но усердно люди мнут Так иди по ним, надежду не теряя Мертвецом себя не чувствуй, коль идешь Так и шел по жизни сэсэн, поэт, гражданин мира Акмулла, прославляя совесть и совестливость, честь и честность, ум, благодарность, порядочность, любовь, терпенье, страсть, веру, человечность, мудрость, просвещение – вечные истины, не утрачивающие своей ценности во все времена.

Образ дороги в поэзии М. Акмуллы, как и в лирике русских поэтов – это образ вселенской картины, вмещающей в себя многообразие окружающего мира.

ЖАНРЫ МАДХИЯ И МАРСИЯ

В БАШКИРСКОЙ ЛИРИКЕ XIX – НАЧАЛА ХХ ВЕКА

В условиях больших общественно-политических, социальноэкономических изменений, коснувших всех сфер человеческой деятельности, переосмысления общечеловеческих ценностей, становится актуальным пересмотр и оценка национальных духовных ценностей прошлого и настоящего вне всяких политических и идеологических рамок и догм.

Башкирская литература в досоветский период в генетическом и типологическом планах формировалась и развивалась в русле восточного художественно-эстетического мышления. Башкирская словесность и Восток – проблема многоаспектная и сложная.

Система жанров башкирской литературы дооктябрьского периода отличается большим разнообразием и пестротой. Вот самые характерные из жанров литературы тех периодов: хикмат, дастан, киcса, хикайат, назым, насихат, мадх, касыда, газель, маснави, китга, парса, нэсер, масаль, латифа, саяхатнаме, шежере, тауарих, хитап, мактуб, наме и многие другие.

По сравнению с прозой, в системе жанров поэзии наблюдается большая упорядоченность нормативных признаков, стройность и четкость в разграничении форм. Особенно в стихотворных жанрах, подчиненных формальному принципу, строго определены нормы поэтики. Характерны в этом отношении пришедшие из арабской и персидско-таджикской литератур и укоренившиеся в башкирской поэзии хикмат, касыда, газель, мадхия, марсия, насихат, маснави, рубаи.

Жанры мадхия (м2дхи2 - ода) и марсия (м2р9и2 - стихотворение в связи с чьей-либо смертью) требуют своеобразный пафос и возвышенный стиль изложения.

Жанр мадхия в башкирской поэзии в тематическом плане все еще остается верным первоначальной цели жанра касыды. Литературовед А.Вильданов отмечает, что касыда, как жанр тюркской, особенно арабской и персидской классической поэзии, очень схожа с жанром мадхия, но все же отличается тем, что основана она арабской метрике аруз и состоит из монорифмованных бейтов 1.

Истоков жанра мадхии мы находим в башкирском народном творчестве, в первую очередь, в кубаирах. Жанр кубаир – «это основная жанровая форма и народный тип стиха башкирских героических сказаний»2. Профессор А.Н.Киреев слово «кубаир» объясняет, как «хорошая, славная песня», т.е. прославленная 3. Действительно, основное идейно-тематическое содержание кубаиров связано с прославлением родины, родного Урал-тау, народа и его славных батыров. Например, первые же строки кубаира «Ай Уралым, Уралым» привлекают читателя бодрым тоном, высоким стилем, воспевающим красоту Уральских гор, родной башкирской земли:,,/./ 374 7./ 21 4,/« 4,/ 92,/ Как мы видим, композиционную основу кубаиров составляет семисложный стих со своей многообразной и четкой системой рифм, рефренов, строф. Как верно отмечает известный литературовед Г.Хусаинов, насыщенность стиха аллитерациями, ассонансами, внутренними рифмами, анафорой и эпифорой делает его эфронически и музыкально богатым. Национально-традиционные эпитеты и сравнения, трафаретные формы выразительности, поэтические повторы, периоды, развернутые параллелизмы составляют характерные черты поэтики и стилистики кубаира. Поэтому не случайно ряд идейно-художественных особенностей башкирской советской поэзии восходит к этому неповторимому жанру национального устнопоэтического творчества 4. Но в тематическом плане и по стилю изложения их можно отнести к жанру мадхии.

Вильданов А.Х. Некоторые особенности просветительской поэзии // Жанровая система башкирской литературы (под ред. Г.Б.Хусаинова). – Уфа: УНЦ РАН, 1980. – С.74.

Хусаинов Г. Литература и наука. Избранные труды. – Уфа: Гилем, 1998. – С.353.

Киреев А. Башкирский народный героический эпос. – Уфа, 1970. – С. 197.

Хусаинов Г. Литература и наука. Избранные труды. – Уфа: Гилем, 1998. – С.353. 613 с.

Далее традиции башкирского фольклора продолжаются в исторических песнях и баитах. Основные мотивы и поэтика этих жанров во многом остаются общими с мотивами, с поэтикой кубаиров и жанра мадхии. Например, отрывок из знаменитой башкирской народной песни «Урал»: Какая синева над Уралтау!/Пристанище здесь деды обрели,/Родную землю от врага храня,/Богатыри костьми здесь полегли./Урал, ой да Урал, родной Урал,/Березняки твои, ой, да густы./Я обращаю свою песнь к тебе,/В ответ мне услаждаешь душу ты.

Если в первых двух примерах используется семисложный размер, что является основным показателем жанра кубаир, то в народных песнях одического характера в основном используется поэтическая форма маснави и десятисложный размер, тем самым, показывая, что они также являются первоисточниками жанра мадхии.

Прекрасные образцы жанра мадхии занимают должное место в поэзии Х.Салихова, Ш.Заки, Г.Сокорой, М.Уметбаева, М.Акмуллы, М.Гафури, Ш.Бабича.

Произведения Гали Сокороя проникнуты религиозными убеждениями и мистическими взглядами, отражают традиционные суфийские идеалы. Большое место в его творчестве занимают мадхии и марсии, посвященные различным служителям исламского культа. В его произведениях, написанных в этих традиционных поэтических формах, все больше и больше дают о себе знать светские мотивы, наблюдается тяготение к просветительским идеям. Например, в марсии, посвященной организатору и учителю известного Стерлибашевского медресе Нигматулле Биктимерову, он высоко оценивает его деятельность по распространению знаний. В стихотворении в честь Шамсетдина заки говорится, что благодаря остроте «третьего глаза» - духовного зрения, слепому поэту удалось стать авторитетной личностью своего времени.

Также заслуживают особого внимания целый цикл од Г.Сокороя, посвященных городам и памятным местам. Например, в стихотворной книге «М2дхе ?азан» («Хвала Казани») воспевается древняя и современная Казань, как источник просвещения не только религиозного, но и светского, как город научной и эстетической мысли: 2 23 1/ 02,/2 2- 21,/22./2 2,/2 22./ 22 2,/22 2 … После довольно объективной характеристики Казани, как очага науки и культуры, поэт вдруг начинает преклонять голову перед богачами и их приближенных, зовет других последовать ему. Беднякам же он советуНуртдинов Р.А., Гарифуллин Д.Х. Гали Чокрый (Описание жизни, творчества и родословного древа поэта XIX века). – Яр Саллы, 2004. – С.76 (на тат.яз.).

ет: 2228,/ 8 …( Автор оценивает свою эпоху как «поклонение тысяч людей богачам»

и считает это правомерным. «Он учит: данную богачом копейку надо принимать как тысячу монет и каждый данный ломоть хлеба считать за тысячу ломтей» 1.

В языковом отношении «Хвала Казани» усложнен обилием арабских слов и состоит из 20-ти четверостиший, которые построены в основном восьмисложным размером, по схеме рифмовки аааб.

Примечательна в этом плане мадхия Г.Сокороя «Манара Истамбула», которая только в 2004 году напечаталась впервые 2: 12/8 3./,, 8, 3/7 Здесь автор воспевает мечеть в городе Истамбуле, которая является центром мусульманской культуры. Он образно описывает достопримечательность города, как одна из самых прекрасных мест на земле. Очень умело использованными языковыми средствами (повтор три – четыре строки четверостиший, лаконичная рифмовка - аааб, простой и легкодоступный язык, восьмисложный размер), образными сравнениями, поэт восхищает и вдохновляет читателя.

Просветительскими идеями проникнуто стихотворение «Ода Уфе».

В ней поэт осуждает неграмотность и отсталость, восхваляет науку, технический прогресс и просвещение.

Так же к этому циклу можно отнести путевые записки (саяхатнаме) Г.Сокороя под названием «Насим ассаба» («Утренний ветер»), которое является своеобразной одой великой России.

Мастерство и изобразительность проявляет М.Акмулла, работая в таких жанрах, как мадхия и марсия, используя поэтические формы маснави и рубаи. Он в своих мадхиях и марсиях использует в основном одиннадцатисложный размер (редко – восьми-, десяти- и двенадцатисложные размеры) и выразительные и точные для данного контекста слова и выражения, тщательно отобранные из арсенала башкирского, казахского, арабского и персидского языков. Стихотворения такого рода, как «Бикмухамету, сыну Карыя», «Прошение султану Габидулле», «Нуржану», «Карагызу Барлыбаю» являются синтезом нескольких жанровых форм. В них содержатся элементы поэтического послания, и мадхий, восхваляющих достоинства этих знатных особ, и жалобы-стенания о своей тяжелой судьбе. Они отлиХарисов А.И. – С. 295.

См.кн.: Нуртдинов Р.А., Гарифуллин Д.Х. Гали Чокрый (Описание жизни, творчества и родословного древа поэта XIX века). – Яр Саллы, 2004. – С.76 (на тат.яз.).

чаются глубиной содержания, образностью мысли, философской иносказательностью и афористичностью языка.

В 1903 году в Санкт-Петербурге издается первая книга М.Гафури «Менла Хибатулла бин шайх Зайнулла ан-Накшбанди хадратлары марсиясы». В этой книге под таким же названием печатается марсия, посвященная мулле Хибатулле. В конце книги издательством делается небольшая заметка, что автор является шакирдом медресе «Расулия» в г.Троицке, а произведение хотя и состоит из трех стихотворных и двух нэсэров (ритмизированная проза), нигде не печатался 1. Марсия написана на основе арабо-мусульманских поэтических традиций. Начинается стих со слов «бисмиллахи-р рахмани-р рахим…», т.е. посвящается во имя и во славу Аллаха.

Приведем отрывок из марсии:

212.

Из содержания стихотворения становится ясным, что Хибатулла был учителем в медресе. Автор очень подробно описывает деятельность муллы, дает и портретную характеристику: он был невысокого роста, светлым лицом, очень умным, справедливым и мягким человеком; шакирды уважали его, он дал хорошие знания. В конце, как бы обобщая, поэт говорит, что все мы смертники, рано или поздно нас настигнет этот день, да пусть простят нам наши грехи, и откроются райские ворота.

Как видим, марсия носит религиозный характер и насыщен арабскими, персидскими словами. Написана она по строфической форме маснави, основанной на шестнадцатисложном метре. Редиф «7 212», которое дословно переводится «расстались мы с покойным»

повторяется через каждую строчку, тем самым образуя межстрочную рифму: аб, вб, гб...

В 1904 г. В Оренбурге появляется и вторая книга М.Гафури – поэма «Сибирская железная дорога, или Положение нации», написанная в стиле оды. Поэт в стихах о Сибирской железной дороге поднимается до серьезМажит Гафури. Адам и иблис. – Уфа: Информреклама, 2006. – С.38.

М2хд1м – х0рм2тк2 лайы7 кеше. Дин башлы4ыны8 ир бала3ы.

фира7 - айырылышыу Рафи7 – ду9, ипт2ш М0н2112р - нурлы Т2ъ2сс2фл2 – 7ай4ырып Х2з2н – 7ай4ы-х2ср2т, к0й0н0с Пример из кн.: Мажит Гафури. Адам и иблис. – Уфа: Информреклама, 2006. – С.35.

ных обобщений, воспевая созидательную силу могучей Родины – великой России: Честь и слава России – могучей стране,/Чье дыханье слышу я в ночной тишине,/Где слова разыскать, чтоб о ней рассказать,/ Чтоб достойною песней воспеть ее мне?..

То, что воспитанный в религиозном медресе шакирд смог увидеть прогрессивные тенденции в жизни, сумел сказать похвальное слово своей многонациональной Родине – России, было новым явлением в национальной литературе того периода.

В начале ХХ столетия в связи с смертью известного татарского поэта Габдуллы Тукая (1913 г.) появляются марсии М.Гафури «После смерти поэта Г.Тукая», Ш.Бабича «После смерти Тукая».

Так же в стихотворении Ш.Бабича «Великая радость», написанная в честь автономной республики, риторические обращения, обожествление, многоточия – все они передают характерные черты мадха.

Нужно отметить, что жанр марсия взаимодействует с жанром башкирского фольклора баитом. Но оказывая влияние на баит, сама тоже подвергается его обратному воздействию. Тем самым традиционный жанр переживает известную трансформацию, обретает новые качества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Акмулла М. Стихи. – Уфа: Башк.кн.изд-во, 1981. – 224 с. (на башк. яз.).

2. Антология поэзии Башкортостана. Голоса веков. – Уфа: Китап, 2007. – 456 с.

3. Ахметьянов К. Теория литературы. – Уфа: Башк.кн.изд-во, 1985. – 344 с. (на башк. яз.) 4. Вильданов А.Х. Некоторые особенности просветительской поэзии // Жанровая система башкирской литературы (под ред. Г.Б.Хусаинова). – Уфа: УНЦ РАН, 1980. – С.73-78. (на башк.яз.) 5. Гафури М. Сочинения. В 4-х томах. Т.1. – Уфа: Башк.кн.изд-во, 1978. - 496 с. (на башк. яз.).

6. Дастан о Башкортостане. Стихи. – Уфа: Китап, 1997. – 296 с.

7. Мажит Гафури. Адам и иблис. – Уфа: Информреклама, 2006. – 144 с. (на башк.яз.) 8. Киреев А. Башкирский народный героический эпос. – Уфа:

Башк.кн.изд-во, 1970. – 250 с.

9. Кунафин Г.С. Поэтическая радуга Акмуллы. – Уфа, 2006. – 216 с.

10. Нуртдинов Р.А., Гарифуллин Д.Х. Гали Чокрый (Описание жизни, творчества и родословного древа поэта XIX века). – Яр Саллы, 2004. – С. (на тат.яз.).

11. Хусаинов Г. Литература и наука. Избранные труды. – Уфа: Гилем, 1998. – 613 с.

ТИПЫ КОНСИТУАЦИИ В РАЗГОВОРНОЙ РЕЧИ

Одна из особенностей разговорной речи – опора на внеязыковую ситуацию. Непосредственную обстановку речи, в которой протекает коммуникация, принято называть конситуацией. В разговорной речи конситуация играет огромную роль. Происходит сложное взаимодействие вербально выраженной информации и знаний, полученных из конситуации: «Синтаксическая система разговорной речи будет адекватно описана только тогда, когда удастся понять закономерности этого взаимодействия» [1; 191].

На роль обстановки, в которой протекает речевой акт, и речевого окружения лингвисты обратили внимание уже давно. Л.В. Щерба писал, что «все формы слов и все сочетания слов нормально создаются нами в процессе речи, в результате весьма сложной игры сложного речевого механизма человека в условиях конкретной обстановки» [3; 25].

А.М. Пешковский выделил несколько факторов, создающих неполноту предложения:

- заимствование слов из окружающей речи;

- замена слов реальными представлениями из обстановки речи или предыдущего опыта говорящих;

- выражение представления, соответствующего недостающему члену, целым соседним предложением или целой группой их.

Пользуясь языком современной лингвистики, можно сказать, что эти факторы тесно связаны с конситуацией и соотносятся с ее отдельными типами. Заимствование слов из окружающей речи и выражение представления, соответствующего недостающему члену, целым соседним предложением или целой группой их соответствует контексту, а замена слов реальными представлениями из обстановки речи или предыдущего опыта говорящих – визуально-чувственной ситуации и апперцепционной базе.

Е.Н. Ширяев выделяет следующие дифференциальные признаки конситуативных высказываний:

1) не весь смысл, передача которого является целью данного коммуникативного акта, вербализован в данном коммуникативном высказывании;

2) невербализованный, но необходимый для данной коммуникации смысл не может быть приписан ни одному из вербальных компонентов высказывания;

3) вербальные компоненты своими валентными свойствами задают позиции для невербализованного смысла – незамещенные позиции;

4) конкретное лексико-семантическое значение этих позиций определяется конситуацией [1; 191].

Е.Н. Ширяев выделил факторы трех типов, влияющие на структуру высказывания в разговорной речи:

• визуально-чувственная ситуация;

• частная апперцепционная база.

Эти факторы Е.Н. Ширяев [1; 208] называет также типами конситуации. Вслед за Е.Н. Ширяевым будем рассматривать контекст, визуально-чувственную ситуацию как типы конситуации и как факторы, влияющие на структуру высказывания.

Контекст является необходимым условием коммуникации. Выделяется контекст собственно лингвистический (вербальный) и экстралингвистический (ситуация коммуникации, условия общения, сами коммуниканты, их отношения и т.д.). Различают контекст эксплицитный (явно выраженный вербальный или невербальный) и имплицитный (т.е. не выраженный явно). При этом имплицитный контекст назван одним из видов пресуппозиции: «… либо это фоновые знания коммуникантов о предшествующей ситуации, либо знание предшествующих текстов» [2; 238].

Среди факторов, влияющих на отбор языковых средств, следует назвать и коммуникативную ситуацию – сочетание внешних и внутренних условий и обстоятельств, в которых протекает речевое общение, положение дел, сопровождающее коммуникацию. Наше языковое общение протекает под влиянием ситуации, всех обстоятельств, оказывающих влияние на содержание коммуникации. Именно на таком фоне «язык раскрывает свои выразительные возможности». Благодаря учету данных, диктуемых ситуацией, участники коммуникации могут, пользуясь мимикой, жестами, не называть отдельные звенья высказывания.

Термину «ситуация» иногда приписывается более широкое значение:

диалог функционирует в более узкой (коммуникативной) и более широкой (экстракоммуникативной) ситуациях. При описании типов конситуации речь идет о термине «визуально-чувственная ситуация», под которым понимается реальная обстановка в момент речи, т.е. то, что собеседники видят, слышат, ощущают.

О том, что восприятие и понимание чужой речи апперцепционно, писал еще в начале ХХ века Л.П. Якубинский. Апперцепция – это восприятие речи, коммуникативной ситуации и объектов действительности, основанное на прошлом опыте собеседников и их знаниях о мире.

Выделяют общую и частную апперцепционные базы. В отношении общей апперцепционной базы нет единого мнения по поводу того, следует ли ее считать элементом конситуации, так как конситуация «должна быть индивидуальна, известна только говорящим или небольшому коллективу» [1; 195].

Частная апперцепционная база является настолько важной для понимания высказывания, что, не зная ее, невозможно даже предположить, о чем идет речь. Рассмотрим пример:

Мама Айнура принес пакет… Ой! У него же сегодня!

Данные о ситуации общения: А – медсестра. Б – воспитатель в детском саду. Айнур – ребенок группы, где Б – воспитатель.

Смысл высказывания А: мама Айнура принесла пакет со сладостями для угощения ребят.

Смысл высказывания Б: у Айнура же сегодня день рождения!

Апперцепционная база А и Б: когда у ребенка день рождения, родители приносят в детский сад сладости, и в группе дети отмечают это событие.

Конситуация может быть как простой, так и сложной. Для простой конситуации достаточно опоры на один из типов ее (т.е. либо на контекст, либо на визуально-чувственную ситуацию, либо на апперцепционную базу). Сложную конситуациию образуют: 1) несколько разных типов конситуации; 2) разные виды одного типа конситуации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Земская Е.А., Китайгородская М.Р., Ширяев Е.Н. Русская разговорная речь: Общие вопросы. Словообразование. Синтаксис. – М: Наука, 1981. – 276 с.

2. Лингвистический энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.

3. Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. - Л.: Наука, 1974. – 428 с.

НАЗВАНИЯ ГОЛОВНОГО УБОРА В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ

В башкирском языке насчитывается огромное количество названий одежды. К ним относятся названия головного убора, нательной и верхней одежды, обуви, дополненные аксессуарами.

Предметом данной статьи является названия головного убора башкирского народа.

В частности, к ним относятся: яулы «платок», ушъяулы «кушъяулык», таыя «такыя», шл «шаль», брек «шапка-ушанка», алпа «колпак», кпс «кепка», тбтй «тюбетейка», татар «тастар», слл «чалма» и т.д.

Яулы «платок» – женский четырехугольный головной убор из тонкой ткани [5; 809]. Примеры: Блки ул р са оон клдк, башына, кен тшрп, ара яулы бйлп йргнг ген арт кренлер... [Т. арипова]. «Возможно, она казалась старой только потому, что постоянно ходила в длинном платье и черном платке, прикрывающим ее глаза»; Барсынбик апыл яулыын ыпыры… [Т.

арипова]. «Вдруг Барсынбика сорвала с головы платок…». В диалектах башкирского языка существуют следующие варианты данного названия головного убора: айбар (амар) [3; 14], йауы (араяш, мейс, салйоот) [3; 115], кеземир (эйек-амар, ыыл) [3; 136], кзйаулы (ту-соран, й) [3; 169], кзмерйаулы (эйек-амар) [3; 169], кизимир (эйек-амар, ыыл) [3; 142], олайаулы (урта урал) [3;

197], сыарйаулы (ариел) [3; 290], урамал [5; 477].

ушъяулы «кушъяулык» – спаренный платок, которым накрывались замужние молодые или средних лет женщины [4; 711].

Например: Малайар сыып киткс, Ним инй, андытан алып, оон сыбар клдген, йшел брхт камзулын кейе, яы ушъяулыын бйлне [М. Крим]. «Когда мальчики вышли из дома, Нагима, достав из сундука, надела длинное разноцветное платье, зеленый бархатный камзол, завязала новый кушъяулык». Диалектными вариантами данного названия головного убора являются: ала йауы (мейс) [3; 20], бауы йауы (мейс) [3; 40], уш (араяш, дим) [3; 206].

Таыя «такыя» - 1) мужской головной убор в виде тюбетейки; 2) старинный женский головной убор, расшитый кораллами и монетками [2;

579]. Примеры: Ул (Ныязол), башындаы бркен алып,… ара брхтле таыяын тткелп,… улыны тирмг килгнен ктт [. Длтшина]. «Он (Ниязгул), сняв с головы шапку, поправляя черную такыю, ждал, когда сын придет в юрту»; айа мине клдк-ыштан?

Инй, айа, тим, таыям да лл айа [. Длтшина]. «Где же мое белье? Тетя, я спрашиваю, где, и такыя моя куда-то подевалась».

Шл «шаль» – связанный или тканый, в основном из козьего пуха, большой платок [5; 686]. Примеры: Ул арала, ара тунын кейеп, а шлен бйлп Нюра ла килеп сыты [М. Крим]. «В это время, надев черную шубу, завязав белую шаль вышла и Нюра»; Бер аан у ул (сй) сйге тунын алып кей, а алын шлен бйлй [М. Крим].

«Через некоторое время она (мама) достает шубу, завязывает белую плотную шаль». У данного головного убора также имеются варианты в диалектах башкирского языка: вл [4; 220], л (минзл, ту-соран) а) мамы шл - пуховый платок, б) (тнья-кнбайыш) селтр шл – паутинка [3; 73], рсшл (араяш) [3; 78], ур йауы (мейс) [3; 86], казбикшл (ариел) [3; 134], кзшл (эйек-амар) [3; 169], некшл (амар) [3; 244], некшл (амар) [3; 246], оло йаулы (ыыл) [3; 251], селтршл (дим, мейс, урта, й) [3; 273]. Например:

Уны (Собхан) янында … ынйылы алпаын кейеп, тнн оон сулы а ебк вл ябынып, матур бис – Алмабик тора [З.

Биишева]. «Около него (Субхана) … стояла красивая женщина – Алмабика, на голове которой был колпак, украшенный жемчугами, а сверху накрытая длинной белой шелковой шалью с бахромой»; (Закир) Белктрен трл сепрк-сапра элеп, дебет шл, а л тотоп, йргн бислр…менн тулы толчокты бер-ике йлнеп сыты [З.

Биишева]. «(Закир) Несколько раз обошел толчок, полный женщинами, на руках у которых висело всякое тряпье, пуховые платки и белые шали».

Брек «шапка», оласын «шапка-ушанка» – теплый головной убор [4; 183]. Например: уйынынан ерн йнт брек килтереп сыары [М. Крим]. «Из-за пазухи он вытащил рыжую мохнатую шапку»; Анау малайы башына кейерермен тип, кеш тиреенн брек теккн булайным [Т. арипова]. «Сшил из собольего меха шапку, чтобы надеть на голову тому мальчику»; оласынын аылап кейе [М. Крим]. «Встряхнув, одел шапку-ушанку». В диалектах башкирского языка есть следующие варианты: илтер брек (гйн) [3;

96], кибер (урта) [3; 141], колакчан (гйн) [3; 147], кймгпс (ыыл) [3; 149], кпк (ыыл, амар) [3; 173], кпс (ыыл, эйекамар) [3; 173], ола (урта) [3; 197], ола кпсе (амар) [3; 197], тетбрек (урта) [3; 314], тетй (ыыл) [3; 314], томаа (ыры) [3;

321], тйбрк (салйоот) [3; 326], тупый (араяш, мейс, урта) [3;

338], трк брек (араяш) [3; 342], тгс брек (урта) [3; 347].

алпа «колпак» - 1) мужской головной убор, шляпа с полями или с опушкой; 2) женский головной убор в виде тюбетейки, украшенный монетками, кораллами, который носили под платком [4; 621]. Примеры:

птер алпаын йнтеп кейе [. Длтшина]. «Аптер поправил свой колпак»; Ул (Милекй) … ыыл атлас елнде ен аршы килгн Мфрг тотторо ла, алпа тнн шыуып тшп баран а ебк яулыты тткелп, яуап бире [. Длтшина]. «Она (Минлекай) … отдала красный атласный елян Магфуре, идущей к ней навстречу и, поправляя белый шелковый платок, который соскальзывал над колпаком, ответила на вопрос». Диалектными вариантами названия данного головного убора являются: манайса (урта) [3; 229], маайса (ариел) [3; 233], моайса (урта урал) [3; 233], мгалпа (урта) [3; 234], тиртй (араяш) [3; 318].

Кпс «кепка» – мужской теплый головной убор [4; 594]. Примеры:

Са-са болота теймне Теребайы кпсе [М. Крим]. «Кепка Теребая чуть ни достигла небес»; Ихсанбайы ыанын тшнд ахыры Хсйен, ялбыр тлк кпсе атынан бре кеек арап, лапа эсен шылды [Т. арипова]. «Хусаин, наверное, поняв, что Ихсанбай раздражен, упираясь в него хищным взглядом из под рыжей лисьей кепки, скрылся под навесом».

Тбтй «тюбетейка» – круглая неглубокая шапочка с вышитыми или ткаными узорами [5; 419]. Например: Слх арт айышланып бткн тбтйен бер алды, бер кейе [. Хакимов]. «Старик Салях то надевал, то снова снимал свою залоснившуюся тюбетейку»;

лл нис кн инде шул тбтй менн калоштар мине…кт [М.

Крим]. «Несколько дней уже эта тюбетейка и эти калоши меня…ждут». В диалектах башкирского языка встречаются его следующие варианты: клнсек [2; 649], клпш, калапуш (дим, ыыл) [3; 172], кпс (ыыл) [3; 173], таыйа (ыыл, урта) [3; 301], тетй (араяш, ыыл, мейс, урта) [3; 314], тибетей (тньякнбайыш) [3; 315]. Например: Бай улы, ссен арта ебреп, йондоло клпш кейгн [. Длтшина]. «Сын богача, зачесав волосы назад, надел каляпуш, украшенный звездами».

К головным уборам башкирского народа относятся не только те, что можно надеть на голову, а также специальные материи, которыми ее обматывали. Это татар «тастар» и слл «чалма».

Татар «тастар» – платок с вышитым концом, повязанный в виде чалмы, который носили пожилые женщины [5; 325]. Фзи шл тышынан брекме кейгн, татармы ураан [Т. арипова]. «Фаузия поверх шали шапку ли надела, тастар ли повязала»; (бей)…Татар бйлрг ксм л, йыйырсылы бите, нужа менн баылан кре уны таы ла артыра кртлр [. Длтшина].

«(Тетя)…Хотя она еще не перешла на завязывание тастар, морщинистое лицо, задавленные нуждой глаза старили ее еще больше». В диалектах башкирского языка существуют его варианты: кеймс [2; 265], урама (ыыл) [3; 355], урамал (ту-соран, эйек-амар) [3; 355].

Слл «чалма» - специальная материя, которым обматывали голову мужчины [5; 277]. Оа тмй,…башына лкн а слл урап,…мулла сыты [. Длтшина]. «Вскоре, …намотав на голову огромную белую чалму,… вышел мулла»; (арт) …А сллле мулла менн… ниер йлш-йлш, урам буйлап киллр [. Длтшина]. «(Старик)…Беседуя о чем-то с муллой в белой чалме, идет по улице». Диалектным вариантом данного головного убора является салма «чалма» [2; 526].

Таким образом, головной убор был неотъемлемой принадлежностью башкир – мужчин, женщин, и детей. Помимо практического назначения, головной убор служил и показателем возраста, пола, социального статуса человека [6; 294].

Так, пожилые башкирки носили тастар, молодые женщины – кушъяулык, девушки – такыя, кроме того, взрослые девушки и женщины носили яулык, а маленькие девочки могли ходить с непокрытой головой. У мужчин необходимым головным убором являлась тюбетейка, которую носили под основным головным убором. Без нее они не появлялись перед людьми. В холодное время года мужчины надевали шапку, а летом носили кепку, колпак.

Чалма не была повседневным головным убором, а носилась в основном пожилыми мужчинами при посещении мечети и служителями культа – муллами [1; 153].

ЛИТЕРАТУРА

1. Абдулатипов Р.Г. Мой башкирский народ / Серия «Народы моей России». Библиотека Ассамблеи народов России. Научно-популярное издание. - М.: Классикс Стиль, 2007. - 200с.

2. Башкирско-русский словарь: 32000 слов / Российская академия наук. Уфимский научный центр. Академия наук Республики Башкортостан; под ред. З.Г. Ураксина. – М.: Дигора, Рус.яз., 1996. - 884с.

3. Башорт телене диалекттары леге (Рсй Фндр академияы. ф фнни гене Тарих, тел м бит институты).- ф: «Китап», 2002 - 432б.

4. Башорт телене леге. Ике томда / Россия Фндр Академияы. Башортостан илми ге. Тар., тел м бит институты. - М.: Рус.яз., 1993. Т1. - 864б.

5. Башорт телене леге. Ике томда / Россия Фндр Академияы. Башортостан илми ге. Тар., тел м бит институты. - М.: Рус.яз., 1993. Т2. - 816б.

6. Масленникова Т.А. Художественная организация среды в башкирском народном искусстве / Т.А. Масленникова. - Уфа: ООО «ДизайнПолиграфСервис», 2005. - 548с.: ил.

НАЗВАНИЯ НАТЕЛЬНОЙ И ВЕРХНЕЙ ОДЕЖДЫ

В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ

Основным компонентом одежды также является нательная и верхняя одежда. В настоящем же исследовании даны названия нательной и верхней одежды. К ним относятся: клдк «рубаха, платье», алъяпыс «фартук», камзул «камзол», елн «елян, зилян», сапан «чапан», кп «стеганка, ватник», кзкей «казакин», толоп «тулуп», тун «шуба», скмн «чекмень», бишмт «бешмет», ырма «хырма».

Клдк «рубаха, платье» – 1) нательная тонкая верхняя одежда, сшитая по специальному образцу; 2) старинные платья (клдк) башкирских женщин [3; 569]. Ана, Мримде а клдге араына йбеште [М. Крим]. «А вот и белая рубаха Марагима прилипла к его спине»;

Хашим ул тштренд ен оон а клдк кейгн малай решенд кре [Т. арипова]. «Хашим видел себя в этих снах в образе мальчика в белой рубахе»; берклр алдырып, яы клдк тектереп кейгн кейег, мм уны оро тарамыштан торан тнен ис кен л килешмй шул [Т. арипова]. «Надеть то она, конечно, надела новое, сшитое с оборками платье, но к ее худощавому телу оно совершенно не шло». Существуют диалектные варианты названия данной одежды:

бркнсек (кнсыыш диалект) [2; 57], буйглмк (урта) [2; 59], гндк (салйоот) [2; 75], кимс (ыры) [2; 143], клмк (дим, ариел, тусоран, урта урал, амар, й) [2; 163], кндк (араяш, салйоот) [2;

163], то клдк (ыыл) [2; 321], тоон клмк (мейс) [2; 321], ыбайан (ыыл) [2; 383], ыптаай (ыыл, амар) [2; 385], шыпыртма (мейс) [2; 399].

Алъяпыс «фартук» - передник; женщины завязывали его, чтобы не испачкать верхнюю одежду [3; 57]. Ап-а алъяпыслы ыар, …килендр…яурындарына уратарын алып, бер талай шымып алды [М. Крим]. «В белоснежных фартуках девушки, невестки, положив на плечи свой серп, на некоторое время замолчали»; Кршее сыыу менн Мин, алъяпысын бйлп, алмалы амыр баыра кереште [Т. арипова]. «Как только вышла соседка Мадина, завязав передник, начала месить тесто для лапши». В диалектах башкирского языка встречаются следующие варианты: алжабыу (гйн) [2; 20], алъйабыу (араяш, урта урал) [2; 20], алйапма (урта) [2; 20], алйаулы (араяш) [2; 20], алсепрк (гйн, урта урал) [2; 21], запун (гйн, мейс, урта урал, й) [2; 90], йапыс (дим, тнья-кнбайыш) [2; 112].

Камзул «камзол» – верхняя одежда без рукавов; женский камзол – приталенный с 1 пуговицей, украшенный позументом, монетками;

мужской камзол – без пояса с несколькими пуговицами [3; 478]. Ятыр алдынан ул сскле яы клдген, ткле йшел камзулын кейе, башына ап-а яулы бйлне [М. Крим]. «Перед тем как лечь в постель, она надела новое платье с цветами, зеленый камзол, обшитый монетками, на голову завязала белоснежный платок»; мр арт, мейес эргендге анды тн ултырып, кзкейен сисеп, камзулынан ялпылдап сыып торан а клдгене ки едре эсенн барматарын аралаштырып, орауара яуап бир [. Длтшина].

«Старик Умар, сидя на сундуке около печи, сняв казакин, скрестив пальцы под широкими рукавами белой рубахи, вылезавшими из под камзола, отвечал на вопросы». Диалектными вариантами названия данной одежды в башкирском языке являются: камул (тнья-кнбайыш) [2; 134], камзыл (араяш) [2; 134], кзкей (урта) [2; 169], кнзул (тньякнбайыш) [2; 173], тшлек (урта) [2; 343].

Елн «елян, зилян» - длинная тонкая верхняя одежда в виде халата;

женский елян с поясом, обшитый позументом, монетками, вышивками, с застежками; мужской – широкий, без пояса и без застежек [3; 319].

Хтеренд, се андытан тамалы клдк, уалы елн, ыыл итектр сыарып алдына уйы [Т. арипова]. «В памяти, как мама достала из сундука платье с тесьмой, елян, обшитый позументом и красные сапожки»; бына гел ген оон ара клдк, ара елн, ара шл ябынып йргн арсыы (Дигеханды) иенд птелхтте [Т. арипова]. «А вот старуха его (Дингизхана), которая вечно ходила в длинном черном платье, черном еляне и в черной шали в памяти у Аптельахата». Зилн (урта) [2; 91] является дилектным вариантом названия данного вида одежды.

Сапан «чапан» - широкая верхняя одежда с подкладкой, с длинным рукавом из тонкой легкой ткани [3; 171]. Мулла соландан сапанын алып сыып, кей башланы [. Длтшина]. «Мулла вынес из чулана свой чапан и начал одеваться»; олалы бркен д, ыыл сапанын да сисмй, был кешелрг арап торан Истебай иплп кен Айбулат янына килде [. Длтшина]. «Не снимая свою шапку и чапан, глядя на этих людей, Истебай тихонько подошел к Айбулату». В башкирском языке существует диалектный вариант названия данной одежды: жбб (ту-соран) [2; 88].

Кп «стеганка, ватник» - простегнутая верхняя одежда без воротника [3; 544]. Ибашына кпн алан, аяына сене трн калушын кейгн Мин, ура ишеге тбн еткс, баабыра алды [Т.

арипова]. «Накинув на плечи стеганку, надев на ноги мамины глубокие калоши Мадина, приблизившись к дверям хлева, немного растерялась»;

Исха Айбулата к ыты ла, елеен ртеп, кпн лгн тймен кртте [. Длтшина]. «Исхак подмигнул Айбулату и, отвлекая младшую сестру, показал оторвавшуюся от стеганки пуговицу».

Существуют следующие диалектные варианты: кпй (й) [2; 153], кплй (салйоот) [2; 153], ырма бишмт (дим) [2; 298].

Кзкей «казакин» - верхняя одежда, с длинными рукавами, сшитая в талию [3; 589]. - ана, сисен, ни кптйеп, кзкей кейеп ултыраы е [. Длтшина]. «- Ну-ка, раздевайся, что сидишь, укутавшись в казакин»; Был асандыр лкн трк ораын кзкейе ике салыйы араынан киреп сыарып… йргн… птрхмн арт ине [. Длтшина]. «Это был старик Аптрахман, некогда ходивший выпячивая свой огромный круглый живот между полами казакина». В диалектах башкирского языка также есть его варианты: бутафан (гйн) [2; 61], жилн (тнья-кнбайыш) [2; 87], йелн (амар) [2; 87], казаки, казакый (урта) [2; 134], казакуй (мейс) [2; 134], крп (амар) [2; 165].

Толоп «тулуп» - зимняя, широкая верхняя одежда с шалевым воротником [4; 366]. Толопа уранып килеп ингн атын билге баланы улына алды [Т. арипова]. «Закутавшаяся в тулуп женщина, войдя, взяла на руки запелененного ребенка»; Ике толопа уранып ултыран арт ниндйер ур ошто хтерлт [. Хакимов]. «Старик, закутавшийся в старый тулуп, напоминает какую-то большую птицу».

Тун «шуба» - зимняя верхняя одежда из кожи, шкуры животных [4;

410]. Мин, тамаына тйр тыылып, тынын быуандай булас, туныны рге тймен ысындыры [Т. арипова]. «Когда Мадине показалось, что ком в горле застрял, и стало трудно дышать, она расстегнула верхнюю пуговицу шубы»; Аастар япра та оймаан, ул (Шгрй) ышы тунын, аяына быймаларын кейеп алды [Т.

арипова]. «С деревьев еще листва не опала, а он (Шангарей) надел зимнюю шубу и валенки». Вариантами в диалекте башкирского языка являются: анатун (урта урал) [2; 22], бстун (урта урал) [2; 72], баса тун (урта урал) [2; 72], грп (мейс) [2; 75], интун (араяш, дим, ыыл, мейс, урта, ыры) [2; 99], казакитун (ыры) [2; 134], крп (ыыл) [2; 165], ороа (араяш, мейс) [2; 200], ороа (салйоот) [2; 200], уйтыр (тнья-кнбайыш) [2; 202], оонуйтыр (араяш, салйоот) [2; 248], саса (мейс) [2; 267], тиретун (салйоот) [2; 318], тиртон, тиртун (ыыл, урта, амар) [2; 318].

Скмн «чекмень» - шерстяная длинная широкая верхняя одежда, по покрою схожая с тулупом [4; 276]. Мансур бабай бег кш бирерг килгнд, р асан а скмнен кейеп, матур билбауын быуып кил [М. Крим]. «Когда дед Мансур заходит к нам дать совет, он всегда надевает белый чекмень и завязывает красивый кушак»; ыр ямаулы скмне араына ыырылып менгн [М. Крим]. «Весь заплатанный чекмень, задрался ему на спину». Рассмотрим диалектные варианты: сикмн (араяш, дим, ариел) [2; 275], сыба (ариел, ыыл, й) [2; 287], спкн (урта) [2; 294].

Бишмт «бешмет» - зимняя длинная верхняя одежда на подкладке, с длинными рукавами [3; 150]. Ул (Мансур арт) бер ус емеште бишмт кеен алып алды [М. Крим]. «Он (дед Мансур) положил горсть орехов в карман бешмета»; Тотош ыу булан оон алама бишмтенн семберлп аып торан ыуы улы менн ыпырып оротора маташан Моратша:

- Бер элгере ле! – тип янап алды [З.Биишева]. «- Попадешься мне еще на пути! – грозился Муратша, пытаясь высушить, длинный изношенный и абсолютно мокрый бешмет, смахивая с него рукой стекающую воду». У данной одежды в диалекте башкирского языка существуют такие варианты: камзул, камзол (мейс) [2; 50], кпей, кп (ариел, эйек, й) [2; 153], кпм (дим, урта) [2; 164].

ырма «хырма» - стеганая фуфайка, телогрейка [1; 753]. се ел, ыа ырмаыны эсен теп, йнен урыштырандай итте [Т.

арипова]. «Все тело, как будто сморщилось от резкого ветра, пробирающегося под фуфайку»; Балаын имееп Маинура тотторас, Мин йн ырмаына релде [Т. арипова]. «Отдав ребенка после кормления Магинур, Мадина потянулась за фуфайкой».

Нательная и верхняя одежда делилась на распашную и нераспашную.

К распашной относились все типы халатов, вроде елян, камзолы и зимняя одежда, особенно тулупы, носившиеся на запах и подвязывавшиеся поясом. Нераспашные – это все остальные компоненты одежды: рубахи, платья, фартуки, женские шубы, казакин, бешмет и т.д. [5; 298].

Следует отметить, что количество и качество одежды в какой-то степени являлось и показателем зажиточности владельца данной одежды.

ЛИТЕРАТУРА

1. Башкирско-русский словарь: 32000 слов / Российская академия наук. Уфимский научный центр. Академия наук Республики Башкортостан; под ред. З.Г. Ураксина. – М.: Дигора, Рус.яз., 1996. - 884с.

2. Башорт телене диалекттары леге (Рсй Фндр академияы. ф фнни гене Тарих, тел м бит институты). - ф: «Китап», 2002.- 432б.

3. Башорт телене леге. Ике томда / Россия Фндр Академияы. Башортостан илми ге. Тар., тел м бит институты.- М.: Рус.яз., 1993. Т1. - 864б.

4. Башорт телене леге. Ике томда / Россия Фндр Академияы. Башортостан илми ге. Тар., тел м бит институты.- М.: Рус.яз., 1993. Т2. - 816б.

5. Масленникова Т.А. Художественная организация среды в башкирском народном искусстве / Т.А. Масленникова. - Уфа: ООО «ДизайнПолиграфСервис», 2005.- 548с.: ил.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
Похожие работы:

«Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации Северный государственный медицинский университет ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА, СПОРТ И ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ В XXI ВЕКЕ Материалы 3-й региональной научно-практической конференции, посвященной 50-летию Зимних Беломорских игр 27 апреля 2012 года Архангельск 2012 УДК 613.71 ББК 75 Ф 50 Ответственные за выпуск: И.Г. Парфенов, канд. биол. наук, доцент; И.Н. Гернет, канд. мед. наук, доцент Печатается по решению редакционно-издательского совета...»

«А.Б. Багдасарова, М.Е. Попов Гражданская и этнокультурная идентичность в образовательном пространстве современной России Поиски идентичности: выбор направления В условиях российской полиэтничности проблема идентичности – одна из наиболее активно обсуждаемых и исследуемых научным сообществом. Это подтверждается, во-первых, наличием публикаций, в которых особое внимание уделяется проблемам интеграции современного российского общества, природе и причинам этнических конфликтов, росту национального...»

«ИсторИя И культура поволжского села: традиции и современность Материалы региональной студенческой научной конференции. 29-30 октября 2009 года Ульяновск - 2009 УДК 913+130.2 И-90 История и культура поволжского села: традиции и современность: материалы региональной студенческой научной конференции (29-30 октября 2009 г., Ульяновск). / редкол.: Л.О. Буторина [и др.]. - Ульяновск:, ГСХА, 2009, - 324 с. - ISBN 978-5-902532-62-0 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного...»

«История и культура поволжского села: традиции и современность ИсторИя И культура поволжского села: традиции и современность Материалы региональной студенческой научной конференции. 29-30 октября 2009 года Ульяновск - 2009 313 Материалы региональной студенческой научной конференции УДК 913+130.2 И-90 История и культура поволжского села: традиции и современность: материалы региональной студенческой научной конференции (29-30 октября 2009 г., Ульяновск). / редкол.: Л.О. Буторина [и др.]. -...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА СПЕЦИАЛИСТЫ АПК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ 2012 УДК 378:001.891 ББК 4 Специалисты АПК нового поколения: Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. / Под ред. И.Л. Воротникова. – ФГБОУ ВПО Саратовский...»

«Суеверие.нет Паломничество приносит пользу только тем, кто живет по евангельским заповедям Интервью со священником Виктором Праздничным о сути паломничества и связанных с ним суевериях. – Отец Виктор, вы были участником общецерковной конференции Православное паломничество: Традиции и современность, проходившей в Москве в конце минувшего года. Ваше выступление, посвященное медицинским аспектам мотивации православного паломничества, имело большой резонанс. В чем, собственно заключается проблема?...»

«Методическое объединение вузовских библиотек Алтайского края Вузовские библиотеки Алтайского края Сборник Выпуск 12 Барнаул 2013 ББК 78.34 (253.7)657.1 В 883 Редакционная коллегия: Л.В. Болячевец, Т.Н. Злобина, И.Н. Кипа, Т.А. Мозес, Н.Г. Шелайкина, Е.А. Эдель Гл. редактор: Н.Г. Шелайкина Отв. за выпуск: М. А. Куверина Компьютерный набор: Е. А. Эдель Вузовские библиотеки Алтайского края: сборник : Вып. 12 : / Метод. об-ние вуз. б-к Алт. края. – Барнаул : Типография АлтГТУ, 2013. – 74 с. В...»

«БУРЯТСКАЯ РЕСПУБЛИКАНСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ВЭП Практическое пособие председателю первичной профсоюзной организации Основы организационной работы первичной организации Основы, необходимые для каждого председателя. С чего начать? После отчетно-выборного собрания (Конференции), впервые избранный председатель профкома естественно испытывает неуверенность и не знает, с чего начать профсоюзную работу. Можно говорить о том, что является главным, а что второстепенным. Но давайте начнем по порядку. На второй...»

«УТВЕРЖДЕН приказом Министерства образования и наук и Российской Федерации от _201_ г. № УСТАВ федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский государственный геологоразведочный университет имени Серго Орджоникидзе (новая редакция) Принят конференцией научно-педагогических работников, представителей других категорий работников и обучающихся Ректор _ Лисов В.И. М.П. Ф.И.О. г. Москва 2011 г. 1. Общие положения 1.1....»

«Воспитание и образование детей дошкольного возраста как императив устойчивого развития ГОУ ЦО №117 ЮЗАО г. Москвы Дети – это наш самый ценный ресурс. То, чем мы наделим малышей, обогатит каждого из нас. Ирина Бокова, Генеральный директор ЮНЕСКО Дошкольное образование – основа процветания нации. Элеонора Митрофанова, Исполнительный директор ЮНЕСКО Обоснование ЮНЕСКО всегда уделяло огромное внимание детям. Как основное подразделение ООН по вопросам наук и, культуры и образования ЮНЕСКО было...»

«№4(25) октябрь—декабрь 2010 События Отчет о Всероссийском психологическом форуме Обучение. Воспитание. Развитие — 2010 Выступление Алины Афакоевны Левитской с дкладом на конференции Форума 5 октября 2010 года в Сочи состоялось гических наук, профессор, вице президент Федера торжественное закрытие Всероссийского ции психологов образования России. В своей откры психологического форума Обучение. Вос той лекции 30 лет практической психологии в Рос питание Развитие — 2010. Для того, чтобы сии:...»

«Центр культуры Урал • один из крупнейших екатеринбургских культурно-досуговых комплексов широкого профиля; • современный архитектурный облик; • стильный дизайн интерьеров. Площадь парковки 700 кв.м. 12144 кв.м. Общая площадь Центра Площадь открытого пространства 3000 кв.м. Рациональная планировка и вместимость залов, фойе, кулуаров, кафе, а так же оснащение Центра культуры самым современным световым и звуковым оборудованием, кино и видеопроекционной, концертной аппаратурой, устройствами для...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА ДЛЯ СЛЕПЫХ КРАСНОЯРСКАЯ КРАЕВАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА – ЦЕНТР СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ: ПРОБЛЕМЫ И ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ Материалы международной научно-практической конференции Красноярск, 28–29 сентября 2010 г. КРАСНОЯРСК ББК 74. С Составитель: Доктор педагогических наук,...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ к Информационному письму №1 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Южный научный центр РАН Институт аридных зон ЮНЦ РАН Международная научная конференция ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ПРИМОРСКИХ РЕГИОНОВ (ПОРТЫ, БЕРЕГОЗАЩИТА, РЕКРЕАЦИЯ, МАРИКУЛЬТУРА) (посвященная 150-летию Н.М. Книповича) Школа молодых ученых Экология приморских регионов 5 – 8 июня 2012 г. г. Ростов-на-Дону РЕГИСТРАЦИОННЫЙ ВЗНОС Стоимость регистрационного взноса для участия в работе конференции составляет 2000 руб. и включает в себя...»

«Российский государственный гуманитарный университет Центр типологии и семиотики фольклора XII Международная молодежная научная школа Междисциплинарные подходы и инновационные методы в фольклористике Фольклористика и культурная антропология сегодня Тезисы и материалы Международной молодежной научной школы Москва 2012 ББК 82я43+71я43 УДК 821+572:130.2 Ф74 Оргкомитет Школы-конференции: Архипова А.С. Козьмин А.В. Литвин Е.А. Ляхова Ю.В. Неклюдов С.Ю. (руководитель Школы) Николаев Д.С. Петров Н.В....»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации ФГБОУ ВПО Сочинский государственный университет Филиал ФГБОУ ВПО Сочинский государственный университет в г.Нижний Новгород Нижегородской области Факультет Туризма и физической культуры СОВРЕМЕННЫЕ ПОДХОДЫ АДАПТИВНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В РАБОТЕ С ЛИЦАМИ, ИМЕЮЩИМИ ОТКЛОНЕНИЯ В СОСТОЯНИИ ЗДОРОВЬЯ Материалы III Межвузовской научно-практической конференции 16 февраля 2012 г., г. Нижний Новгород Нижний Новгород 2012 ББК 75.0 С 56 Современные...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.И.ГЕРЦЕНА ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ПРОЕКТЫ, КОНКУРСЫ, ГРАНТЫ, КОНФЕРЕНЦИИ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № Санкт-Петербург 2 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР БЮЛЛЕТЕНЯ: КРУГЛОВ А.Ю., директор Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена, д.соц.н. РЕДАКТОРЫ БЮЛЛЕТЕНЯ: АЛЬМЕТОВА Н.М., ведущий переводчик Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена ИСМАИЛОВА Р.Д., ведущий...»

«ПРЕДИСЛОВИЕ Настоящий сборник статей отражает результаты научных исследований авторов – участников III Международной научно-практической конференции Инновационные процессы в физическом воспитании студентов, которая прошла 21–23 марта в г. Минске, в Белорусском государственном университете. Особенностью конференции явилось ее сочетание с трехдневным фестивалем школ здоровья и школ единоборств, сетью мастер-классов и учебных семинаров, многочисленными показательными выступлениями, в которых...»

«Л. С. Х А Р Е Б О В А (Петрозаводск) © пдмятішклх книжной культуры злонежья (по.ідтернллл.и сводного КАТАЛОГД книг кирнллнческой печдтн Рестселики Кдрелня) и 2011 г. в Республике Карелия была в основном закончена работа по составлению регионального каталога старопечатных кнриллнческих изданий. В ней принимали участие специалисты Национальной библиотеки, научной библиотеки Петрозаводского университета и музея-заповедника Кижи В вталог войдут описания 405 книжных ігамятников федерального...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН ДОМ ДРУЖБЫ НАРОДОВ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. Акмуллы ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ В КУЛЬТУРЕ И ОБРАЗОВАНИИ Материалы V Международной научно-практической конференции 17 декабря 2010 года I Том Уфа 2010 УДК 821.512 ББК 83.3(2Рос=Баш) Г 94 Печатается по решению функционально-научного совета Башкирского государственного педагогического...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.