WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Пензенский государственный педагогический университет

имени В.Г. Белинского

Главный федеральный инспектор по Пензенской области

Кокшетауский государственный университет

имени Ш. Уалиханова (Казахстан)

Управление Федеральной Миграционной Службы

по Пензенской области

Материалы

Международной научно-практической конференции

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ

АДАПТАЦИЯ МИГРАНТОВ

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

24-25 февраля 2012 года Пенза — 2012 1 Печатается по решению редакционно-издательского совета Пензенского государственного педагогического университета имени В. Г. Белинского УДК ББК 88. Социально-психологическая адаптация мигрантов в современном мире: Материалы МеждунаС родной научно-практической конференции / Отв. ред.

В. В. Константинов – Пенза: ПГПУ им. В. Г. Белинского, 2012. – 252 с.

ISBN 978-5-94321-247- В сборнике представлены доклады и сообщения, ставшие предметом обсуждения на Международной научно-практической конференции «Социально-психологическая адаптация мигрантов в современном мире», прошедшей в г. Пензе 24-25 февраля года.

Издание рассчитано на специалистов в области психологии, педагогики и социальной политики.

УДК ББК 88. © ПГПУ им. В.Г. Белинского, ISBN 978-5-94321-247- © Авторы сборника,

СОДЕРЖАНИЕ

Абдулкадир Исак (Хельсинки, Финляндия) Адаптация иммигрантов в Финляндии: к вопросу о построении гуманистической модели социокультурной адаптации детей из семей иммигрантов в образовательных учреждениях

Аринушкина Н.С. (Саратов, Россия) Позитивная и негативная личностная идентичность как показатель социально-психологической адаптации

Бурковская Т.В. (Орёл, Россия) Социокультурная адаптация мигрантов: проблемы поиска оптимальных технологий психолого-педагогической помощи

Бухлина Л.Ю. (Пенза, Россия) Нарушения психической адаптации у русскоязычных вынужденных мигрантов

Давыдов Д.А., Коповая О.В. (Балашов, Россия) Информационное пространство ВУЗа как средство адаптации студентов-иностранцев

Дьяков В.В. (Пенза, Россия) Специфика процессов адаптации в условиях военной среды

Попова М. (Дания), Денисова-Шмидт Е. (Швейцария), Пеетерс-Подгаевская А. (Голландия), Жижко Е. (Мексика), Кудрявцева Е. (Германия).

Естественный билингвизм и социум: этнокультурные особенности естестественных билингвов и их взаимоотношение с окружающим монолингвальным миром

Базанов В.А. (Мюнхен, Германия) Влияние институтов дошкольного воспитания и школы на формирование поведения мигрантов (на примере переселенцев в Германию)

Васякина Е.Н. (Пенза, Россия) Семья как актуальный источник социальнопсихологической адаптации мигрантов в Германии

Мартынова М.С. (Пенза, Россия) Социально-психологические проблемы аккультурации мигрантов в поликультурном регионе

З.А. Жаде (Майкоп, Россия) Проблемы интеграции курдов в полиэтничное пространство Адыгеи...... Жуина Д.В. (Саранск, Россия) Особенности социальной адаптации мигрантов из Центральной Азии (узбеков, таджиков, казахов) в Республике Мордовия

Григорьева М.В. (Саратов, Россия) Особенности переживания субъективного благополучия у казахов-мигрантов

Дроздов С.В., Логвинов И.Н. (Курск, Россия) Особенности ценностных ориентаций студентов из ближнего зарубежья как фактор их адаптации к обучению в российском вузе........ Зелёв М.В. (Пенза, Россия) Нужны ли России трудовые иммигранты?

Кирдяшов В.Ф., Курков В.М. (Саранск, Россия) Национально-культурное самоопределение мигрантов как фактор их адаптации в многонациональной России

Кузьмина В.М. (Курск, Россия) Проблема адаптации мигрантов из села к учебному процессу в ВУЗе

Коповой А.С., Малюченко Г.Н. (Балашов, Россия) Отражение миграционных процессов в информационном пространстве России

Маликова Н. Р. (Москва, Россия) Методы исследования адаптации иммигрантов:

междисциплинарный анализ.

Медведева И.А. (Пенза, Россия) Различия в показателях толерантности городских и сельских подростков

Михайлова Л.В., Сарычев С.В. (Курск, Россия) О социально-психологических основах взаимосвязи самореализации личности подростка с совместной деятельностью и общением................ Мурзина С.А., Шарипова Г.Г. (Кокшетау, Казахстан) Социально-психологические проблемы адаптации оралман в Казахстане

Сарычев С.В., Гамова Е.И. (Курск, Россия) Социально-психологические аспекты ориентировочной основы совместной деятельности группового субъекта (в экстремальных условиях)

Стукаленко Н.М. (Кокшетау, Казахстан) Структурный анализ исследования проблем адаптации личности в новых социально-культурных условиях

Татарко А.Н. (Москва, Россия) Взаимосвязь социального капитала с экономическими представлениями русских и чеченцев

Каденков Д.М. (Пенза Россия) Миграция может быть благом

Константинов В.В., Вершинина М.В. (Пенза, Россия) Этническая идентичность личности мигрантов в условиях их длительного/кратковременного пребывания в принимающей среде и участия/неучастия в деятельности национальной общины

Коротов В.И. (Пенза, Россия) Межкультурная интеграция – основа адаптации мигрантов в иноязычной культурной среде

Кудряшова О.В. (Пенза, Россия) Исследование психологических особенностей детей трудовых мигрантов



Лупанова Н.А. (Пенза, Россия) Социальная компетентность мигрантов – основа успешности их профессионального самоопределения

Панова Т.В. (Пенза, Россия) Использование инновационных алгоритмов оптимизации адаптационного процесса студентов первокурсников в ВУЗе.................. Сохранов В.В. (Пенза, Россия) Смыслообразование как фактор эффективной адаптации мигрантов в социуме

Радина Н.К. (Нижний Новгород, Россия) Политические, социокультурные и психологические аспекты программ академической мобильности Болонского процесса.................. Ручкова Н.А.(Пенза, Россия) Психологическая помощь при адаптации мигрантов

Салмин М.А. (Пенза, Россия) Основные тенденции развития миграционной ситуации в Пензенском регионе

Dr. Rashmi Singla (Roskilde University, Denmark) Psychosocial Aspects of Young Migrants life - Diasporic Identity Processes among South Asian Young adults in Scandinavia

Сулейменова З.Е. (Кокшетау, Казахстан) Роль народной педагогики в адаптации детей-мигрантов в общеобразовательной школе

Тарасова Л.Е. (Саратов, Россия) Этническая идентичность детей-мигрантов как одно из условий адаптации их личности при вхождении в новую культуру

Шамионов Р.М. (Саратов, Россия) К вопросу о взаимосвязи адаптации и социальной активности мигрантов

Кудабаева Н.С., Тасбулатова Ж.С., Кошанова М.Т.

(Кокшетау, Казахстан) Социально – психологические аспекты адаптации и профессиональной социализации личности студентов в условиях реформирования системы образования

Жангазакова Ж.М., Нургазиева Н.М. (Астана, Казахстан) Педагогическая помощь студентам-оралманам

Романенко С.В. (Астана, Казахстан) Академическая мобильность студентов — значимое явление современного образования

Ковалева Н. А. (г. Саранск, Россия) Особенности социальной адаптации подростков-мигрантов:

психологические проблемы и субъективное реагирование

Сведения об авторах

АДАПТАЦИЯ ИММИГРАНТОВ В ФИНЛЯНДИИ:

К ВОПРОСУ О ПОСТРОЕНИИ ГУМАНИСТИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ

СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ АДАПТАЦИИ ДЕТЕЙ ИЗ СЕМЕЙ

ИММИГРАНТОВ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ

Процессы глобализации в современном мире приводят к учащению и интенсификации международных контактов, которые становятся все более распространенными и разнообразными. В этой связи проблема эффективности адаптации к новой культуре имеет особую актуальность для исследований лежащих в плоскости педагогики, психологии, социальной работы. Важными становятся вопросы о факторах среды, влияющих на успешность адаптации. Учитывая индивидуально-типологические особенности иммигранта, педагог или психолог заранее может прогнозировать стратегию его адаптации к новой культуре и возможные проблемы, с которыми мигрант столкнется в процессе этой адаптации. Следовательно чем раньше будут предприняты превентивные меры, способствующие нивелированию влияния неблагоприятных факторов на личность тем процесс адаптации пройдет успешнее.

Демографические перемены последних десятилетий привели к тому, что население многих стран Западной Европы оказалось достаточно пёстрым в культурном и этническом отношении (Багдасарян, 1998; с. 65). Не является исключением в этом смысле и Финляндия. Так, Финляндия предоставила приют тысячам иммигрантов из стран Африки и СНГ – носителям множества субкультур. «А приезжают к нам очень разные люди — из России, Индии, Китая, Сомали, Украины, Турции. Большой поток рабочей силы идёт из Евросоюза — к нам едут граждане Польши, Румынии, Эстонии (которые трудятся на стройках, ухаживают за престарелыми, занимаются логистикой и заняты в сфере услуг). Кстати, многие эстонцы каждую неделю курсируют между родиной и Финляндией: рабочие дни — у нас, выходные — дома» (Сильфвер, 2011) Политика интеграции в Финляндии, как и других странах Евросоюза предусматривает, с одной стороны, формирование европейской идентичности, а с другой – диалог и сотрудничество участников интеграционных процессов. Учитывая такой большой процент «вновь прибывших», не имеет смысла развивать специализированную службу оказания услуг именно для этой категории населения или отдавать все вопросы по миграции одному ведомству, как это делается в ряде других стран. Вопросами имигрантов занимаются на всех уровнях: государство — визами, разрешениями, работой и учёбой; муниципалитеты — услугами жителям, языковыми курсами, программами по интеграции. Общественные организации заполняют оставшиеся «пробелы» и защищают права мигрантов. Например, городские программы Хельсинки по жилью, трудоустройству, соцзащите разрабатывают таким образом, чтобы люди, получившие право на постоянное проживание в муниципалитете, могли как можно быстрее и безболезненнее влиться в финское общество. Однако, как обстоят дела в образовательных учреждениях?

В результате постоянно растущего потока иммигрантов в Финляндии также увеличивается количество учащихся-иммигрантов в финских школах. Переехавшие из России в Финляндию дети и молодёжь образуют самую большую группу учащихся-иммигрантов, количество которых постоянно растёт. Вопрос их идентичности и интеграции в финское общество исследован пока недостаточно. По мнению преподавателей, адаптация русских учащихся в среду финской школы происходит не всегда легко, например, из-за различий в образовательных и педагогических культурах и из-за слабого знания финского языка (Лайхиала-Канкайнен, 1999; с. 200). При этом очевидно, что языковая проблема адаптации является далеко не единственной (Suni, 1996).





Условия многоэтничности и поликультурности стимулируют педагогов финских школ обратится к решению проблем воспитания и образования детей из семей иммигрантов.

Образовательное учреждение играет огромную роль в жизни ребёнка и оставляет отпечаток на всю жизнь, формирует характер, выявляет и развивает способности, обеспечивает усвоение необходимых знаний и социального опыта. Согласно Закону об образовании Финляндии, каждый ребенок, не зависимо от страны происхождения, обязан получить среднее образование (1-9 классы школы).

Цель оказания социально-педагогической поддержки и помощи детям-иммигрантам в системе образования школьников в начале 90-х гг. понималась как комплекс мероприятий, направленных на охрану жизни, здоровья детей, а также как система социальной поддержки и помощи семьям мигрантов в процессе адаптации к новым жизненным условиям, обеспечивающая их ориентацию в новой социокультурной среде образование и решение материальных проблем.

Во второй половине 1990-х целью социально-педагогической поддержки мигрантов становится формирование полиэтнической культуры и забота о защите этнокультуры ребёнка-мигранта на основе соблюдения гуманистических традиций в образовании.

За последние десятилетия идеи гуманистической психологии, к становлению, развитию и применению которых в теории и практике педагогики причастны многие отечественные и зарубежные психологи и педагоги, значительно повлияли на подходы к образованию (Bochner, 1982; с. 160).

Гуманистическая модель социокультурной адаптации детей из семей иммигрантов в образовательных учреждениях Финляндии ориентирована на самореализацию и личностный рост учащихся иммигрантов как основные условия заботы об их успешной самореализации в процессе адаптации в новой среде на фоне оказания помощи в решении социально-экономических проблем членам их семей. Идеи гуманистической модели повсеместно проникают в практику работы преподавателей. Многие творческие, задумывающиеся о результатах своего труда педагоги применяют, например, идеи развивающего обучения, педагогики сотрудничества, личностно ориентированного подхода к образованию. Очевидна потребность в обобщении и осмыслении тенденций, формулирования теоретических основ гуманистической модели в приложении к полиэтническому образованию и воплощении их в методики, которые могут быть использованы в работе с детьми. Рассмотрим основные черты гуманистической модели.

Цель гуманистической модели социокультурной адаптации детей из семей иммигрантов в образовательных учреждениях Финляндии определяется как создание условий, способствующих:

- самореализации и личностному росту учащихся иммигрантов;

- становлению толерантного сознания (полиэтнической картины мира, основанной на принципах межгрупповой этики и толерантности);

- становлению такого отношения к принимающей среде, которое обеспечило бы мотивированное, основанное на осознанной необходимости стремление к овладению знаниями и навыками, необходимыми для личного участия в решении существующих и предупреждении новых социальных проблем межгруппового и межличностного взаимодействия в принимающем мигрантов социуме;

- проявлению заботы об окружающей социокультурной среде в целом;

- повышению качества жизни детей-иммигрантов.

Подход к проблеме взаимодействия принимающего общества и мигрантов: взаимовлияние, взаимоуравновешивание контактирующих между собой культур, антропоцентризм.

Этика взаимоотношений: Этика ответственности, включающая ответственность за ныне живущих людей внутри страны, их социальную поддержку, создание поликультурной среды для будущих поколений (уважение права быть иным и создание позитивно настроенной образовательной среды равнозначно воспринимающей представителей разных этносов из семей иммигрантов).

Отношения в образовательном пространстве между учеником и учителем учеником и школьным куратором: субъект-субъектные, предполагающие взаимную ответственность активность и уважение.

Условия, в которых осуществляется образовательный процесс детей иммигрантов. Образовательная среда – среда для построения собственного “Я” (способствует самоактуализации, личностному росту учащихся из семей иммигрантов).

Условия, способствующие достижению цели полиэтнического образования в финских школах. Мотивация учащихся; содействие проявлению социальной активности, направленной на неконфликтное взаимодействие иммигрантов с местными жителями и друг с другом, формирование образцов толерантного взаимодействия.

Роль учителя и / или школьного куратора. Создание образовательной среды, мотивация и совместное с учащимися достижение образовательных целей. Оказание различных видов социальнопсихологической и педагогической поддержки. Сопровождение личности при решении кризисных ситуаций.

Формы образовательной деятельности. Лекции, семинары, праздники (Например, «День Африканкой культуры», «День Финской культуры» и др.). Экскурсии, наблюдения, беседы. Деятельность, направленная на эмоциональное восприятие культуры разных народов (включая творческие, художественные виды деятельности).

Работа в малых группах, обучение через сотрудничество, “мозговой штурм”. Ролевые игры, направленные дискуссии, инсценировки. Решение проблемных (учебных) задач, социально-полезная деятельность, междисциплинарные творческие и учебно-исследовательские проекты, направленные на решение проблем межкультурного взаимодействия. (Ориентация на создание условий для сочетания рационального и образного мышления, познавательного и деятельностного поведения).

1. Права беженцев и вынужденных переселенцев в современном мире:

Сб./ Сост. А.В. Багдасарян – Ереван: Мхитар Гош, 1998. -104 с.

2. Работа с беженцами и перемещенными лицами (Под ред. Черкасской Л.И.) Пер. с англ. –М.: Институт проблем гуманизма и милосердия, 1992. -156 с.

3. Лайхиала-Канкайнен С. На грани двух культур: русскоязычные учащиеся-иммигранты в финской школе / С. Лайхиала-Канкайнен, И. П. Лысакова, С. А. Расчетина (ред.). Перспективы – культура, язык, образование. Научный центр прикладной лингвистики. Университет г. Ювяскюля, 1999. С. 196—224.

4. Фрейнкман — Хрусталева Н.С., Новикова А.И. Эмиграция и эмигранты: История и психология. –СПб: Гос. академия культуры, 1995. -230с.

5. Bochner S. The social psychology of cross-cultural relations // Cultures in Contact: Studies in Cross-Cultural Interaction / S. Bochner (Ed.). –Oxford, 1982.-Р.

151-172.

6. Ольга Сильфвер, Без приезжих финны не выживут. // Столичность, ноября 2011. http://www.100lichnost.ru/rubrica/30/ 7. Suni M. Maahanmuuttajaoppilaiden suomen kielen taito peruskoulun pttvaiheessa. Moniste 11. Helsinki: Opetushallitus, 1996.

8. Лебедева Н. Введение в этническую и кросс-культурную психологию.

– М.: «Ключ-С», 1999.

ПОЗИТИВНАЯ И НЕГАТИВНАЯ ЛИЧНОСТНАЯ

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ

Особую актуальность проблеме идентичности личности придает социальная ситуация, сложившаяся в современной России. Прежде всего, она характеризуется глобальными изменениями, усиливающими динамику формирования личности. Современные исследователи В.В. Новиков (1999), Г.М. Андреева (1999), Д.И. Фельдштейн (2006) подчеркивают необходимость изучения проблем самоопределения человека, понимания, осознания им своей Самости, идентичности, которые находятся в тесной взаимосвязи (проблемы идентичности и идентификации себя как представителя определенной группы, региона, этноса, страны, современного сообщества).

Идентичность личности представляет собой сложное интегральное социально-психологическое образование, формирующееся на основе социально-психологических установок, ценностей, социальных ожиданий, представлений и отношений, социальных ролей, включенности в реальные социальные группы, и актуализируется в процессе социальных взаимодействий. Структура идентичности личности рассматривается на континууме: на одном полюсе — полностью индивидуальноличностные характеристики, воплощенные в личностной идентичности, на другом — социально-категориальные, актуализирующие социальную составляющую идентичности (Аринушкина, 2006).

В процессе социализации, происходят существенные изменения в структуре идентичности. Под влиянием потери ориентиров в социальном пространстве возникает необходимость пересмотра сложившихся социальных категорий. Индивиду необходимо найти новую социальную реальность, затем, сопоставив ее с тем, что он думает о самом себе, определиться в собственной групповой принадлежности и сделать соответствующий выбор. Спутанность и размытость большинства социальных категорий, высокая динамика социальных процессов создают проблемы социального самоопределения, затруднения его адаптации.

В рамках проведенного исследования нами были изучены эмоционально-оценочные компоненты идентичности, изучены часто избираемые стратегии межличностного взаимодействия. В исследовании приняли участие испытуемые в возрасте от 16 до 23 лет в количестве 256 человек, 56 человек — старшеклассники, 75 человек — студенты 1 курса, 73 человек — студенты 3 курса, 52 человека — студенты 5 курса.

При изучении эмоционально-оценочных компонентов идентичности Эриксоном были выделены: позитивная и негативная личностная идентичность. «Позитивная идентичность означает твердое и относительно безболезненное для всей структуры личности усвоение социокультурных ценностей установок. Негативной идентичности свойственна затрудненность интериоризации культурных и ценностных установок социума» (Эриксон, 1996).

Одной из характеристик любого человека является стремление к положительному образу себя и тогда соответственно одной из основных закономерностей в динамике социальной идентичности будет стремление человека к достижению или сохранению позитивной социальной идентичности. В итоге позитивная социальная идентичность оказывается основанной на положительных, благоприятных, имеющих социальную значимость для субъекта сравнения отличиях своей группы от другой. Позитивное устойчивое самоотношение, как показано в работах ряда исследователей (С.Р.

Пантелеев, В.Ф. Сафин, А.А. Налчаджян, И.И. Чеснокова и д.р.), лежит в основании веры человека в свои возможности, самостоятельность, энергичности, связано с его готовностью к риску, обусловливает оптимизм в отношении ожидания успешности своих действий в ситуации неопределенности.

В то же время негативное самоотношение является источником различных трудностей в общении, поскольку человек с таким отношением к себе заранее уверен в том, что окружающие плохо к нему относятся. Проблема достоинства, ценности своего «Я» почти полностью поглощает его внимание, в связи с чем уровень активности человека излишне повышается, затрудняя тем самым выбор адекватного способа взаимодействия, его поведение становится ригидным.

Отрицательное, конфликтное отношение личности к себе обусловливает ее отклоняющееся поведение: совершение правонарушений, наркоманию, алкоголизм, агрессивное и суицидальное поведение, связано с неадаптивными, асоциальными формами поведения, является одной из причин девиации, положительно коррелирует с депрессией (И.И. Чеснокова, А.П. Карнилова, Раусте фон Врихт и д.р.).

В результате количественной обработки и качественной интерпретации полученных данных по шкале «За и против собственного Я» методики изучения самоотношения Столина, были выделены группы испытуемых: с позитивной характеристикой личностной идентичности, т.е. имеющие согласно результатам тестирования по методике «Самоотношения» высокий уровень глобального самоотношения (Шкала S) (71 человек); группа с негативной характеристикой личностной идентичности, для которых характерен низкий уровень глобального самоотношения (102 человек).

С целью изучения психологических характеристик и свойств групп в зависимости от эмоционально-оценочных характеристик личностной идентичности была использована методика диагностики межличностных отношений Т. Лири.

На основе полученных данных вычислялись среднегрупповые показатели значимости типов межличностных отношений для исследуемой группы в зависимости от эмоционально-оценочных характеристик личностной идентичности. Результаты сравнения стратегий межличностных отношений показали, что наблюдаются различия между группами по характеру межличностного взаимодействия (табл. 1).

Среднегрупповые показатели значимости типов межличностных отношений представителей исследуемых групп III. Прямолинейный-агрессивный 7,07 7, IV. Недоверчивый-скептический 5,8 6, VII. Сотрудничающий-конвенциальный VIII. Ответственно-великодушный 6,03 5, Индекс доброжелательности -0,73 -2, II. Независимый-доминирующий 8,4 6, III. Прямолинейный-агрессивный 5,3 5, IV. Недоверчивый-скептический 2,8 2, VII. Сотрудничающий-конвенциальный VIII. Ответственно-великодушный 7,7 6, *– звездочкой отмечены показатели, в оценке которых между группами обнаружены статистически достоверные различия по t– критерию Стьюдента (ts) при p < 0, **– звездочкой отмечены показатели, в оценке которых между группами обнаружены статистически достоверные различия по t– критерию Стьюдента (ts) при p< 0, Данные табл. 1 показывают, что наиболее значимыми типами межличностных отношений в группе испытуемых с позитивной личностной идентичностью являются такие типы межличностных отношений как властный-лидирующий тип (8,3), независимыйдоминирующий тип (6), ответственно-великодушный тип (6,03).

Наиболее предпочтительными типами для группы испытуемых с негативной личностной идентичностью стали прямолинейный-агрессивный тип (7,4), недоверчивый-скептический тип (6,5), покорно-застенчивый тип (6,19).

Как видно из результатов сравнительного анализа, типы межличностных отношений, избираемые в реальных ситуациях испытуемыми с позитивной личностной идентичностью отличаются от данных группы испытуемых с негативной личностной идентичностью. Однако, такие типы как независимый-доминирующий (6 и 6, соответственно), зависимый-послушный (5,1 и 5,1 соответственно), сотрудничающий-конвенциальный (6,8 и 6,3 соответственно) занимают одинаковое место в структуре отношений групп испытуемых.

Особенно интересным представляется сравнение реального и идеального образа испытуемых. В отличие от реального образа, идеальный образ группы с позитивной личностной идентичностью и группы с негативной личностной идентичностью статистически не различаются. На наш взгляд, вероятно схожесть идеального образа в группах зависит от общей, одинаковой социальной среды, в которой они взаимодействуют, и одинаково протекающих процессах социализации.

В идеальном образе значительно выражены следующие типы:

властный — лидирующий (9,09 и 8,6 соответственно), сотрудничающий — конвенциальный (6,6 и 6,02 соответственно), ответственно — великодушный (7,7 и 6,9 соответственно).

Различия в оценке значимости (по среднегрупповым показателям) испытуемыми типов межличностных отношений, группа с позитивной личностной идентичностью значительно чаще использует властный-лидирующий, независимый-доминирующий, ответственно-великодушный типы. На основании данных результатов можно говорить о том, что группе с позитивной личностной идентичностью присущи такие личностные черты как адаптивность, критичность по отношению к себе, способность к рефлексии собственных поступков, желание самосовершенствоваться.

В группе с негативной личностной идентичностью основными типами межличностных отношений стали прямолинейный-агрессивный, недоверчивый-скептический, покорно-застенчивый типы.

Поведенческими особенностями данной группы являются болезненное самолюбие, тенденция к нереализованной авторитарности, конфликт между стремлением личности к признанию группой и собственной спонтанной агрессивностью, тенденция к аффилиации.

Что касается расхождению между показателями реального и идеального образа Я, то данное расхождение наблюдается в группе испытуемых с негативной личностной идентичностью. Так, например, различия существуют в следующих типах: властный-лидирующий тип (реальный образ — 6,9; идеальный образ — 8,6), прямолинейный-агрессивный тип (7,4; 5,3), недоверчивый-скептический (6,5; 2,5), покорно-застенчивый (6,19; 2,9). Возможно, это является проявлением выраженного внутриличностного конфликта, или является свидетельством высокой невротизации личности. Расхождения в показателях реального и идеального образов в группе с позитивной прсональной идентичностью незначительны. Несовпадение идеального-Я и реального-Я расценивается многими авторами и исследователями как естественное следствие когнитивного развития, который нарастает от детства к отрочеству (И.С. Кон).

Корреляционный анализ между показателями стратегиями межличностных отношений и эмоционально — оценочными характеристиками идентичности (позитивной и негативной) позволил выявить:

1. доминирующие стратегии межличностных отношений в группах с позитивной и негативной личностной идентичностью;

2. соотнесение социально-психологических характеристик со стратегией межличностного взаимодействия и доминирующим видом личностной идентичности.

Обратимся к результатам корреляционного анализа, представленным в таблице 2.

Корреляционные связи между показателями самоотношения и стратегиями межличностных отношений в группах с позитивной и негативной личностной идентичностью Между властно-лидирующим типом межличностного отношения и Представлениями о природе человека Nc Между независимо-доминирующим типом межличностного отношения и Между прямолинейно-агрессивным типом межличностного отношения и Между покорно-застенчивым типом межличностного отношения и *Примечание: критические значения для группы с позитивной идентичностью — 0,288 — 0,01; 0,219-0,05; для группы с негативной идентичностью — 0,258 — 0,01; 0,196-0,05.

В результате корреляционного анализа, обнаружены существенные различия межфункциональных связей в сравниваемых выборках.

Так, нами выявлены различия, заключающиеся в числе и значимости математических связей: в группе с позитивной личностной идентичностью, властно-лидирующего тип межличностного отношения связан с самопринятием. Данная тенденция поведения, возможно, связана с оптимистичностью испытуемых, мобильностью, высокой социальной активностью, повышенным уровнем притязаний, ориентацией в основном на собственное мнение и минимальной зависимостью от внешних средовых, социальных факторов.

Выбор независимо-доминирующего типа в межличностных отношениях определяется принятием агрессивных тенденций, что свидетельствует в пользу способности индивида принимать свое раздражение, гнев и агрессивность как естественное проявление человеческой природы.

Прямолинейно-агрессивный тип межличностного отношения сочетается с такими личностными характеристиками как ригидность установок, эмоциональное непринятие себя в ситуации общения, и как следствие самообвинение. Наличествует склонность воспринимать природу человека в целом положительно, это является следствием их собственной позитивной самооценки, самоуважения и глобального самоотношения.

Как можно заметить, основными характеристиками позитивной личностной идентичности стало высокое самоуважение, которое выступает условием максимальной активности личности, продуктивности в деятельности, влияет на свободу выражения чувства, уровень самораскрытия в общении.

В группе с негативной личностной идентичностью, выявлены значимые связи властно-лидирующего типа и ожидания положительного отношения от других, самоуверенности, отношения других, ценностных ориентаций, сензитивности к себе, самоуважения, представлений о природе человека, синергии, контактность.

Очевидно, чувствительность, высокой степени рефлексивность собственных чувств, переживаний, самоуважение, интерес к себе и отрицание интереса к окружающим, дистанцированность от них, связано с тенденцией в поддержании стабильности представлений о себе.

Независимо-доминирующий тип определяется принятием агрессии, самоуверенностью, сензитивностью к себе, самоуважением, познавательными потребностями. В ситуации межличностного общения у испытуемых проявляется самодовольство, эгоцентричность, им свойственна обращенность на индивидуальные интересы, нежели на групповые, отсутствует конформность.

Связь прямолинейно-агрессивного типа отношений с принятием агрессии и отсутствием стремления к приобретению знании об окружающем мире объясняется, тем, что демонстрирование агрессии в ситуации межличностного отношения связанно с отсутствием интереса к партнеру по общению, высокой степенью эгоцентричности.

Доминантными личностными особенностями испытуемых с негативной личностной идентичностью, в ситуации межличностного взаимодействия, стали эгоцентричность, чувствительность только к собственным переживаниям, тенденция к самообвинению. Установка на самообвинение сопровождается внутренней напряженностью, открытостью к восприятию отрицательных эмоций, готовностью и повышенным вниманием к внутренним переживаниям, в первую очередь, отрицательного характера.

Из представленных данных можно сделать вывод о том, что:

1. Соотношение данных по шкалам «реального образа Я» и «идеального образа Я» по результатам методики «Диагностика межличностных отношений» Т. Лири статистически не различаются, как в группе испытуемых с позитивной личностной идентичностью, так и в группе с негативной личностной идентичностью.

2. Расхождения в показателях «реального и идеального образов Я» в группе с позитивной личностной идентичностью незначительны.

3. При сравнении изучаемых групп по параметрам оценки значимости типов межличностных отношений, обнаружены некоторые значимые различия:

Властный-лидирующий, независимый-доминирующий, ответственно-великодушный типы межличностных отношений используется преимущественно испытуемыми с позитивной личностной идентичностью, что объясняется тем, что люди с позитивной личностной идентичностью стремятся сохранить позитивное самоотношение, их поведение основывается на положительных, благоприятных, имеющих социальную значимость для человека сравнениях.

Прямолинейный-агрессивный, недоверчивый-скептический, покорно-застенчивый типы, превалируют у испытуемых с негативной личностной идентичностью. Выбор данных поведенческих стратегий объясняется тем, что на первый план выступают ценности своего «Я», затрудняется выбор адекватных способов взаимодействия, поведение становится ригидным, появляются трудности в общении с другими, повышается агрессивность и конфликтность.

По результатам исследования типов отношений, проявились расхождения между показателями реального и идеального образа Я в группе испытуемых с негативной идентичностью. Данные расхождения могут свидетельствовать о диффузности, неопределенности идентичности испытуемых.

4. При сравнении типов межличностных отношений и эмоционально-оценочных характеристик идентичности, обнаружены некоторые значимые различия между группами:

• испытуемым с позитивной личностной идентичностью свойственна активная социальная позиция. Формирование позитивного отношения к себе способствует множественный опыт социальных интеракций, основанный на адекватном функционировании когнитивных функций: идентификации, классификации, категоризации вещей, событий, людей. Приоритет внешней оценки влияет на признание других, является базовой смысловой структурой личности, влияет на отношение к себе. Повышение уверенности в себе, в своих поступках, большая раскованность, самостоятельность в поведении, более частое проявление внимания к другим людям служит доказательством совершенствования уровня развития социально-психологической идентичности.

• испытуемые с негативной личностной идентичностью отвергают себя или принимают частично, у них не возникает стремления совершенствоваться, изменяться, в большей степени они ориентированность на себя, чем на других. Дискретное восприятие своего жизненного пути, самоотвержение влияет на формирование самопринятия. В межличностных отношениях свойственен уход от психологической интимности, избегание тесных межличностных отношений.

1. Аринушкина Н.С. Об определении и типах идентичности // Мир Психологии: Научно-методический журнал Академии Педагогических и Социальных наук

. М., 2004. – № 2 (38). С. 48-53.

2. Аринушкина Н.С. Исследование идентичности: проективные методы.

Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2005. 88 с.

3. Аринушкина Н.С. Социальная активность и оценочные характеристики идентичности юношества// Социальная педагогика: диалог теории и практики. Материалы международной научно — практической конференции. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2006. С.185-187.

4. Аринушкина Н.С. Структура идентичности и социальные представления юношества. Саратов: Изд-во Сарат. пед. ин-та, 2007. 100 с.

5. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Пер. с англ.; общ. ред.

А.В. Толстых. — М.: Прогресс, 1996.

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ АДАПТАЦИЯ МИГРАНТОВ:

ПРОБЛЕМЫ ПОИСКА ОПТИМАЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ

Миграция населения ориентирует органы государственной власти на создание системы последующей социально-психологической и социокультурной адаптации людей, участвующих в этом процессе. В этой связи, учитывая наличие многотысячного контингента этнических русских, проживающих на территории стран СНГ, готовых в условиях негативного изменения экономико-политической ситуации в этих странах к переезду на историческую родину — Россию, эта проблема приобретает особую актуальность, привлекает к себе повышенное внимание широкой научной общественности. Кроме того, возникает практически важная проблема поиска эффективных технологий оптимизации социально-психологической и социокультурной адаптации соотечественников к новым условиям жизнедеятельности на принимающей их территории с учетом специфики региональных условий внутри страны.

Наш практический опыт работы с мигрантами показывает, что социокультурная адаптация мигрантов, представляет собой целостное системное образование, характеризующее процесс и состояние активного приспособления личности к новым условиям жизнедеятельности на принимающей территории. Системообразующим фактором организации процесса социокультурной адаптации мигрантов являются цели и задачи специальной социально-психологопедагогической деятельности, обеспечивающие достижение адекватного функционально-ролевого состояния личности мигранта в условиях деятельности и взаимодействия в новой ситуации её развития (Бурковская, 2007; с.33). В свою очередь адекватность функционально-ролевого состояния личности во многом зависит от внешних факторов, а именно от тех условий, которые создаются представителями релевантных групп региона при приеме мигрантов в новую среду.

В социально-психологическом плане сущность социокультурной адаптации составляет сложный комплекс устойчивых качеств и свойств личности, характеризующих мигрантов по критериям проявления персональной ролевой и функциональной идентификации в новых условиях среды, социально-коммуникативной компетентности и культурной интеграции личности в социальные нормы и ценности самотворческой жизни в новой среде. Именно эти критерии позволяют судить о степени интеграции мигранта в принимающем обществе. Ведущим организационно-педагогическим условием достижения социокультурной адаптации мигрантов выступает проектирование и реализация целостной социально-психолого-педагогической программы. В организационно-педагогическом плане такая программа обеспечивается, во-первых, диагностикой основных проблем мигрантов, во-вторых, конкретизацией на этой базе содержания социально-психолого-педагогической деятельности, адекватного задачам достижения социокультурной адаптированности личности мигранта, в-третьих, опережающей комплексной подготовкой специалистов к применению реабилитационных и социально ориентирующих технологий в их единстве, что формирует в итоге ценностно осмысленный личный опыт успешных социальных коммуникаций, персонально ответственное самоотношение мигрантов и их активную позицию в процессе заинтересованной самореализации в новой жизненной ситуации. Нами накоплен значительный практический опыт работы как с детьми-мигрантами, так и со взрослыми (их родителями) в рамках программы «Миграция населения», коррекционно-реабилитационных проектов «Познай себя — Поверь в себя» для подростков-мигрантов, «Добро пожаловать, соотечественники». Основу работы в рамках программы и проектов составляет скоординированная и взаимосвязанная работа служб помощи мигрантам: правовой, социальной и психолого-педагогической. Сотрудники служб в своей работе используют социально-ориентирующие технологии взаимодействия с мигрантами как детьми так и со взрослыми. Основной целью работы с мигрантами является их социокультурная адаптация на принимающей территории, а также проведение информационно-разъяснительной работы с жителями принимающей территории (в нашем опыте г. Орла).

Специалисты приемной юрист, психолог, социальный работник и добровольцы – студенты ведущих орловских вузов, проектируют и реализуют практико-ориентированные технологии оказания помощи мигрантам и обеспечивают условия необходимые для их успешной социокультурной адаптации на принимающей территории.Вместе с тем, становится очевидным, что дальнейшее совершенствование системы оказания эффективной помощи мигрантам, которая все более рассматривается не как передача информации о службах помощи, льготах и др., а как специфическая форма деятельности по пополнению и активизации у мигрантов определенного комплекса специальных знаний, требует изменения целевой направленности, структуры, содержания и организации адаптационного процесса. Соответствующая организация процесса социокультурной адаптации мигранта должна быть ориентированна на личностное и профессиональное развитие и самоопределение в принимающем обществе. Следовательно, помимо того, что мигрант проявляет активность в адаптационном процессе, ещё необходима гибкая система подготовки специалистов, взаимодействующих с мигрантами (сотрудники паспортно-визовых служб, социальные педагоги и работники, психологи и конфликтологии, педагоги образовательных учреждений и др.). В этой связи приоритетным направлением в обновлении системы оказания помощи мигрантам, на наш взгляд, является профессионально-ориентрованное обучение специалистов, взаимодействующих с мигрантами, которое предполагает формирование у обучаемых знаний о миграционных процессах и адаптации личности, готовности к взаимодействию с мигрантами, готовности к использованию в профессиональной деятельности технологий оптимизации адаптационного процесса.

Особую важность в этой связи приобретает разработка, апробация и внедрение в систему повышения квалификации и переподготовки специалистов спецкурсов и спецсеминаров, в процессе которых рассматриваются частные аспекты организации процесса социокультурной адаптации мигрантов в современном российском обществе. Так, например, М. Попова выдвигает социокультурную компетентность как ведущую цель вузовского образования. При этом в ее теоретической модели социокультурной компетенции представлены лингвистический, национально-культурный, социально-поведенческий, деятельностно-речевой и экстралингвистический компоненты. Автор видит проблему формирования социокультурной компетенции студентов в процессе изучения иностранных языков в вузе, которая может быть решена путем разработки теоретической модели и апробации соответствующей методики проектирования процесса формирования данного качества личности. (Попова, 2008; с.158). Однако, на сегодняшний день данная проблема стоит намного острее, поскольку речь идет о специалистах различных ведомств и в первую очередь преподавателей высшей школы, которые должны владеть особыми компетенциями, позволяющими им в равной степени удовлетворять образовательные потребности студентов из числа титульного населения и мигрантов из различных стран дальнего и ближнего зарубежья.

Как показала практика, основные сложности в образовательном процессе вуза вытекают из новизны проблематики понимания и принятия мигрантов, дополнительной педагогической нагрузки на преподавателя. Возникла практика организации индивидуальных занятий, а также разработки новых программ социальной интеграции, обучения русскому языку и приобщения к русской культуре.

В этой связи назрела необходимость повысить уровень профессиональной компетентности преподавателей высшей школы в вопросах социально-психологической и культурно-языковой адаптации мигрантов, а также продолжить практику проведения научных исследований, изучающих влияние этнической и миграционной ситуации на региональные образовательные учреждения.

1. Бурковская Т.В. Социокультурная адаптация подростков из семей мигрантов: теоретические и технологические аспекты. Орел, 2007. 200с.

2. Попова М., Социокультурная компетентность – цель вузовского образования. // Высшее образование в России. №1, 2008. – 157–159.

НАРУШЕНИЯ ПСИХИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ

У РУССКОЯЗЫЧНЫХ ВЫНУЖДЕННЫХ МИГРАНТОВ

Даже при благоприятных условиях адаптация — трудный, стрессогенный процесс. Адаптация — один из основных критериев разграничения нормы и патологии в психической деятельности человека. В ситуации вынужденной миграции граница между нормой и патологией становится менее определенной и размытой. То, что в обычных жизненных обстоятельствах следует трактовать как нарушение психического здоровья, в трагической и неординарной ситуации вынужденной миграции может представлять нормальную реакцию на ненормальные обстоятельства.

Невзгоды и лишения, послужившие причинам вынужденного переселения, сам факт потери прежнего места жительства, а также трудности выживания в новых условиях определяют формирование специфического за частую психотравматического опыта мигрантов. Как правило, местные жители с опаской и недоверием принимают приезжих, в том числе и русскоязычных мигрантов.

Отношения последних с местным населением складываются не лучшим образом: не оправдываются надежды на теплый прием на исторической родине. Русские вынужденные мигранты характеризуют представителей местного населения в Центральной России как равнодушных, холодных, ленивых, завистливых, лицемерных, грубых, продажных, невнимательных. Лишь совсем немногие отмечают у местных жителей положительные качества: отзывчивость, добродушие, порядочность. В свою очередь, в глазах местных жителей вынужденные переселенцы выглядят агрессивными, раздражительными, нервными, недоброжелательными, недоверчивыми, неуверенными, забитыми, приспособленцами, высокомерными, наглыми. Подобные представления отражают высокую степень взаимного неприятия и обостряют отношения между мигрантами и местными жителями, являясь важнейшим фактором, осложняющим психосоциальную адаптацию. Отсутствие полноценного общения и взаимодействия с местным населением приводит к возникновению характерного для большинства мигрантов чувства отчужденности, ненужности и бесполезности (Солдатова Г.У., 2002).

Социально-стрессовые условия, в которых вынуждены пребывать мигранты, приобретают затяжной характер, что не может не сказываться на состоянии их психического здоровья (Тарабрина Н.В., 2000, Казначеев В.П. с соавт., 2000; Глебов В.В., Аракелов Г.Г., 2007). При этом непатологические нарушения психической адаптации вынужденных переселенцев в социально-стрессовых условиях, определяющие повышенный риск развития клинически значимых психических расстройств, остаются вне поля зрения специалистов.

Также не получил научно обоснованных решений вопрос о связи нарушений психической адаптации с личностными особенностями вынужденных мигрантов.

Понимание нарушения психической адаптации в аспекте объединения психологических и физиологических представлений можно свести к ситуации хронической психической напряженности, связанной с риском дезадаптации, представляемой как ситуация невозможности, то есть ситуация, в которой субьект сталкивается с невозможностью реализации внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремлений, ценностей и прочее). С точки зрения психофизиологии эта ситуация описывается такими ключевыми понятиями, как эмоциональный стресс и фрустрация, а с точки зрения психологии — понятиями конфликта или психологического кризиса, общим радикалом которых является повышенная эмоциогенность, обусловленная необходимостью переосмысления человеком своего места в жизни, душевный спад, внутренняя растерянность, повышенная уязвимость. Соответственно можно утверждать, что нарушение психической адаптации подчиняется общим закономерностям личностного реагирования на кризисные ситуации, описанным В.В. Козловым:

* положительные сдвиги психологического или физиологического функционирования возникают только на первых фазах стрессовой ситуации (повышение общей активности системы за счет внутренних ресурсов, или стадия мобилизации и активности по Г.И. Косицкому);

* при высокой интенсивности или длительности травмирующей ситуации возможен срыв адаптационных механизмов личности;

* высока вероятность “застревания” в ситуации без внешней энергетической поддержки;

как правило, психическая дезадаптация сопровождается потерей жизненных сил (витальности), а также нарушением социального функционирования;

* личность фиксируется на негативном аспекте опыта, что сопровождается потерей перспективных целей жизни, может привести к реакциям депрессии, апатии, повышению личностной тревожности, другим деструктивным изменениям личности, сопровождаемым как психическими, так и психосоматическими нарушениями.

Как показывают клинические наблюдения, растройства психической адаптации наиболее часто протекают по аномическому варианту (апатия, безинициативность, отгороженность) либо диссоциальному варианту (деструктивная агрессивность, аффективная неустойчивость, снижение толерантности к психологическим факторам).

Возникновению психических расстройств у вынужденных мигрантов могут способствовать как внешние условия, нарушающие привычную жизнедеятельность человека, так и внутренняя (индивидно-личностная) предрасположенность. Жизненные обстоятельства могут стать толчком к возникновению расстройства, а пограничная личностная организация выполняет роль «патогенной почвы» для превращения временных расстройств в хронические нарушения (Соколова, 2001). Примером служит обострение акцентуаций (неклинических форм психопатий), когда выраженность определенных черт в структуре характера под влиянием особого рода психических травм или трудных ситуаций приобретает статус серьезной психологической проблемы.

Анализ психологических проблем и психических расстройств вынужденных мигрантов показывает, что они носят комплексный характер, затрагивая все основные сферы личности: эмоциональную, когнитивную, поведенческую, мотивационно-потребностную, коммуникативную. Нарушения в различных сферах психического здоровья мигрантов, накладываясь одно на другое, могут привести к глобальным проблемам личности. Важнейшая из них — кризис идентичности. Также следует выделить психосоматические симптомы и расстройства.

Нарушения в эмоциональной сфере вынужденных мигрантов очевидны и разнообразны — от безразличия, подавленности, потери интереса к жизни, заторможенности, переходящей в апатию и депрессию, до раздражительности, агрессивности, неконтролируемых вспышек гнева. Усиливается тревожность, повышается возбудимость, возникают резкие перепады настроения, фобические реакции. У подавляющего числа мигрантов встречаются серьезные расстройства сна: бессонница, трудности с засыпанием, ночные кошмары. Зарубежные клинические данные свидетельствуют, что наиболее частой причиной того, что вынужденные мигранты становятся пациентами психиатрических клиник, является депрессия (Furnham, Bocher, 1986). Депрессия, в свою очередь, приводит к тому, что эта категория людей оказывается в зоне повышенного суицидального риска.

В мотивационной сфере изменение иерархии потребностей и ценностных ориентацией приводит к снижению уровня притязаний и резкому падению самооценки, тяжело переживать невозможность удовлетворения потребностей как высших, так и низших уровней.

Аффективным и мотивационым проблемам вынужденных мигрантов сопутствуют нарушения в когнитивной сфере: отмечаются случаи расстройства всех основных познавательных процессов — нарушение памяти (амнезии — потери памяти; конфабуляции — наличие в памяти никогда не происходивших с человеком событий; сложности запоминания), рассеянность внимания, отвлекаемость, нарушения восприятия (например, времени), расстройства мышления (соскальзывание — непроизвольный уход от основной темы разговора; чрезмерная обстоятельность).

Серьезные проблемы обнаруживаются и в области межличностного общения: как в супружеских отношениях и отношениях с детьми, так и в сфере взаимодействия с представителями собственной и другой культуры.

Сами по себе события, как отмечал Р. Раге еще в середине 60х гг. ХХ века, могут быть необходимыми, но недостаточными для прогноза изменений здоровья. Так, в некоторых исследованиях был обнаружен удивительно низкий показатель психических заболеваний среди мигрантов. Как выяснилось, их психическое здоровье определяется еще и тем, в какой миграционной фазе находится человек. Так, было показано, что первые годы жизни в новой стране оказывают более сильное воздействие на психическое здоровье, чем последние годы перед переселением из своей страны (Westermeyer, Vang & Neider, 1983; Beiser, Turner & Ganesan, 1989). Поэтому, если проводить исследования психического здоровья мигрантов сразу же после их переезда, иногда можно не обнаружить существенных изменений, какими бы травмирующими ни были причины отъезда.

В то же время нарушения психического здоровья могут быть значительными через несколько лет после переезда.

Следует подчеркнуть, что далеко не всегда трудности, вызванные ситуацией вынужденной миграции, имеют только негативные последствия для психического здоровья. Они могут способствовать и положительным изменениям, например личностному росту, приобретению нового опыта, новых навыков.

Наблюдения за мигрантами позволяют отметить их разное отношение к возникшим трудностям, а так же то, что некоторые из них сравнительно легко справляются с кризисными ситуациями, тогда как для других — это в прямом смысле непосильное бремя.

Поэтому вопрос о роли самой личности мигранта, о значимости тех психологических качеств и особенностей, которые позволяют преодолеть травмирующие ситуации, сохранить целостность личности, избежать психических расстройств, требует тщательного изучения. В ряде исследований подчеркивается влияние индивидуальных личностных качеств мигрантов на успешность адаптации (Лебедева Н.М., 1993; Стефаненко Т.Г., 1998; Филлипова Е.И., 1997;

В.В.Гриценко, 2001). Так, например, утверждается, что женщины менее адаптивны, по сравнению с мужчинами, они острее переживают кризис личностной и социальной идентичности, а также показывают более высокий уровень тревожности личности (Бизюк А.П., Вассерман Л.И., Иовлев Б.В., 1996). Кроме того, исследователи считают возраст достаточно ярко выраженным фактором, влияющим на успех или неуспех процесса адаптации. Считается, что молодые люди адаптируются к условиям новой социальной среды быстрее, чем люди старшего возраста. По данным исследования, проведенного Гриценко В.В.., примерно три четверти вынужденных мигрантов испытывают те или иные проблемы, связанные с адаптацией к новым условиям жизни. И хотя среди них есть представители всех возрастов, но лица старшего возраста переживают все эти проблемы более остро: «лица старшего и предпенсионного возраста очень болезненно переживают потерю всего того, что составляло смысл их жизни: любимую работу, близких друзей, привычный образ жизни“ (В.В.Гриценко, 2001). Также доказана зависимость успешной адаптации от уровня образования мигранта: чем оно выше, тем больше вероятность успешного преодоления кризиса идентичности и интеграции в новую социокультурную среду.

Т.Г.Стефаненко выделила обобщенный образ человека, который лучше всего подходит для жизни в другой культуре. Это — „профессионально компетентный, имеющий высокую самооценку человек, общительный индивид экстравертного типа; человек, в системе ценностей которого большое место занимают ценности общечеловеческие, открытый для самых разных взглядов, интересующийся окружающими, а при урегулировании конфликтов выбирающий стратегию сотрудничества“ (Стефаненко Т.Г., 1998).

Для оценки распространенности и клинико-психологическим проявлениям нарушения психической адаптации среди русскоязычных вынужденных мигрантов трудоспособного возраста (на примере переселенцев на территорию Пензенской области), а также выявлению личностных характеристик как факторов риска в генезе нарушений психической адаптации у данной категории лиц было проведено эмпирическое исследование. Выборку составили 46 испытуемых (из них 27- женщины, 19 – мужчины. переселившихся на территорию Пензенской области с 2004 по 2010 года (г. Пенза - испытуемых, 18 – г. Кузнецк Пензенской области). Возраст испытуемых варьировал от 26 до 43 лет. Эмпирическое исследование проводилось с использованием клинико-психологического интервью, позволившего получить социально-биографическую информацию, анамнестические сведения медицинского характера и психологические сведения об актуальном самочувствии, настроении и работоспособности. Для оценки выраженности нарушений психической адаптации и констатации нарушений психической адаптации в системе социально-значимых отношений личности применялись опросник невротических и неврозоподобных расстройств (ОНР) (Вассерман Л.И, Щелкова О.Ю., 2004) и шкала «Уровень социальной фрустрированности» (Карвасарский Б.Д., Михайлова И.Н., 1998). Для измерения личностных характеристик испытуемых как возможных факторов нарушений психической адаптации — Личностный опросник Айзенка (EPI) (Eysenck H. J., Eysenck Sybil B.

G., 1964).

Было выявлено, что среди выборки испытуемых русскоязычных вынужденных переселенцев из стран бывшего СССР на территорию Пензенской области (2001-2011года) трудоспособного возраста преобладают лица с устойчивой психической адаптацией. Нарушения психической адаптации отмечаются у 18 % и представлены разнообразными, преимущественно малодифференцированными, проявлениями физического и эмоционального дискомфорта, эмоциональной напряженности, снижения настроения, пониженной работоспособности и нестабильности физического самочувствия.

Для русскоязычных мигрантов характерна умеренно выраженная социальная фрустрированность, при этом у четверти выборки выявляются выраженные нарушения личностно-средового взаимодействия и неудовлетворенность актуальным социальным положением. Зонами наибольшей напряженности являются материальное положение и сфера межличностных отношений. При этом существует тесная взаимосвязь между выраженностью неврозоподобной симптоматики и уровнем социальной фрустрированности

Похожие работы:

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 11 г. НОРМЫ ВЫСЕВА РЕДЬКИ МАСЛИЧНОЙ ПРИ РАЗНОЙ ГЛУБИНЕ ЗАДЕЛКИ СЕМЯН Чернышов А.В. 442731, Пензенская обл., р.п. Лунино, ул. Мичурина, 1б ГНУ Пензенский НИИ сельского хозяйства Россельхозакадемии penzniish@sura.ru Приведены результаты изучения влияния глубины заделки и норм высева семян на формирование урожайности редьки масличной сорта Тамбовчанка. Установлено, что при возделывании редьки масличной в условиях лесостепи...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.И.ГЕРЦЕНА ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ПРОЕКТЫ, КОНКУРСЫ, ГРАНТЫ, КОНФЕРЕНЦИИ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № Санкт-Петербург 2 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР БЮЛЛЕТЕНЯ: КРУГЛОВ А.Ю., директор Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена, д.соц.н. РЕДАКТОРЫ БЮЛЛЕТЕНЯ: АЛЬМЕТОВА Н.М., ведущий переводчик Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена ИСМАИЛОВА Р.Д., ведущий...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ БОТАНИЧЕСКИЙ САД ИМ. Э.ГАРЕЕВА ИНТРОДУКЦИЯ, СОХР АНЕНИЕ БИОР АЗНООБР АЗИЯИ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ Р АСТЕНИЙ Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения чл.-корр. НАН КР, профессора Э. Гареева и Международному Году Биоразнообразия (2010) (г. Бишкек, 7-9 сентября 2010 год) Настоящая публикация подготовлена при финансовой поддержке проекта Bioversity International / UNEP-GEF “In Situ/On Farm сохранение и...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ Московский государственный зоологический парк ЕЖЕГОДНЫЙ ОТЧЕТ ANNUAL REPORT 2008 Вставить эмблемы с официального бланка зоопарка ЕАРАЗА, ЕАЗА, ВАЗА, ЕЕП. МОСКВА 2009 1 Министерство культуры Российской Федерации Правительство Москвы Департамент культуры города Москвы Московский государственный зоологический парк ЕЖЕГОДНЫЙ ОТЧЕТ Информационно-справочный материал о работе Московского зоопарка в 2008...»

«4. МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА, СОВРЕМЕННЫЕ ФИЗКУЛЬТУРНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ Айзятуллова Г.Р. Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья им. П.Ф. Лесгафта, г. Санкт-Петербург БОЛОНСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ: ВЗГЛЯД НА ОЗДОРОВИТЕЛЬНУЮ ФИЗИЧЕСКУЮ КУЛЬТУРУ СТУДЕНТОВ ТЕХНИЧЕСКИХ ВУЗОВ Болонское соглашение – процесс сближения и гармонизации систем образования стран Европы с целью создания единого европейского пространства высшего...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА ДЛЯ СЛЕПЫХ КРАСНОЯРСКАЯ КРАЕВАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА – ЦЕНТР СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ: ПРОБЛЕМЫ И ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ Материалы международной научно-практической конференции Красноярск, 28–29 сентября 2010 г. КРАСНОЯРСК ББК 74. С Составитель: Доктор педагогических наук,...»

«Энергетическая система России в национальном и глобальном измерениях: экономика, политика, информационные технологии : межрегиональная юбилейная научно-практическая конференция, г. Волжский, 27-30 сентября 2005 года : сборник научных статей, 2006, 5947210339, 9785947210330, Филиал ГОУ ВПО МИ (ТУ), 2006 Опубликовано: 26th January 2009 Энергетическая система России в национальном и глобальном измерениях: экономика, политика, информационные технологии : межрегиональная юбилейная...»

«Руководителям МИНИСТЕРСТВО органов управления образования ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Руководителям САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ образовательных учреждений Руководителям ОТРАДНЕНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ начальных, средних и высших 446304 г. Отрадный, профессиональных ул. Физкультурников, 30 образовательных учреждений Телефон: (84661) 2-36-94, факс: 2-36- E-mail: otrad_adm@samara.edu.ru _09.09.2011 г. №_ На Об Открытой Международной научно-исследовательской конференции молодых исследователей (старшеклассников и студентов)...»

«УТВЕРЖДЕН приказом Министерства образования и наук и Российской Федерации от _201_ г. № УСТАВ федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский государственный геологоразведочный университет имени Серго Орджоникидзе (новая редакция) Принят конференцией научно-педагогических работников, представителей других категорий работников и обучающихся Ректор _ Лисов В.И. М.П. Ф.И.О. г. Москва 2011 г. 1. Общие положения 1.1....»

«П Р И Р О Д А С И М Б И Р С К О Г О П О В О Л Ж ЬЯ ВЫПУСК 11 1 2 ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ И АРХИВНОГО ДЕЛА УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ КРАЕВЕДЧЕСКИЙ МУЗЕЙ им. И.А. ГОНЧАРОВА УЛЬЯНОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. И.Н. УЛЬЯНОВА ПРИРОДА СИМБИРСКОГО ПОВОЛЖЬЯ ВЫПУСК 11 Ульяновск 2010 УДК 502 (082) ББК 20-28 (235.54)я П Печатается по решению Ученого Совета Ульяновского областного краеведческого музея им. И.А. Гончарова и Ученого Совета УлГПУ им. И.Н. Ульянова....»

«VII международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 13 г. ПОВЫШЕНИЕ УРОЖАЯ СЕМЯНОК СИНТЕТИЧЕСКИХ ПОПУЛЯЦИЙ ПОДСОЛНЕЧНИКА В РЕЗУЛЬТАТЕ ПЕРВОГО ЦИКЛА ПРОСТОГО РЕКУРРЕНТНОГО ОТБОРА Обыдало А.Д. 350038, Краснодар, ул. Филатова, 17 ГНУ ВНИИ масличных культур имени В.С. Пустовойта Россельхозакадемии 1exxkrd@mail.ru Для повышения урожая семянок синтетических популяций подсолнечника в результате первого цикла рекуррентного отбора с использованием фонового и корректирующего признаков...»

«IV Всероссийская научно-практическая конференция Научная инициатива иностранных студентов и аспирантов российских вузов ОБРАЗ СОСНЫ В КИТАЙСКОЙ И РУССКОЙ ПОЭЗИИ Джао Дайфэн Научный руководитель : Валиулина С.В. Байкальский государственный университет экономики и права, г. Иркутск Сосна – один из наиболее рапространённых пород деревьев не только в России, но и в мире. У нас она занимает примерно 1/6 всех лесов. Высота сосны колеблется от 20 до 40 метров. Растёт сосна в среднем 300 – 500 лет....»

«Центр культуры Урал • один из крупнейших екатеринбургских культурно-досуговых комплексов широкого профиля; • современный архитектурный облик; • стильный дизайн интерьеров. Площадь парковки 700 кв.м. 12144 кв.м. Общая площадь Центра Площадь открытого пространства 3000 кв.м. Рациональная планировка и вместимость залов, фойе, кулуаров, кафе, а так же оснащение Центра культуры самым современным световым и звуковым оборудованием, кино и видеопроекционной, концертной аппаратурой, устройствами для...»

«Комитет по образованию, наук е, культуре, спорту и делам молодежи Государственного Собрания – Курултая Республики Башкортостан Министерство образования Республики Башкортостан Министерство культуры Республики Башкортостан Министерство молодежной политики и спорта Республики Башкортостан Башкирский государственный университет Нефтекамский филиал Башкирского государственного университета МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО И СОГЛАСИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ОПЫТ, ПРОБЛЕМЫ, ПЕРСПЕКТИВЫ Часть I Уфа РИЦ БашГУ...»

«НП НОО ВПО ГУМАНИТАРНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ XVIII экологической научно-практической конференции МОСКВА, 2011г. НП НОО ВПО Гуманитарно-Экологический Институт МГУ имени М.В. Ломоносова Государственный университет по землеустройству Московская государственная художественно-промышленная академия им. Г.С. Строганова Московская государственная академия физической культуры Московский государственный педагогический университет ГОУ ВПО Московский государственный текстильный университет...»

«-Всероссийская научно-практическая конференция Физическая культура, спорт и здоровье – ВИРТУАЛЬ-20 МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ -ФГБОУ ВПО МАРИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА СПОРТ И ЗДОРОВЬЕ Всероссийской Всероссийской МАТЕРИАЛЫ МАТЕРИАЛЫ научнопрактической конференции научно практической конференции Виртуаль Йошкар-Ола -Всероссийская научно-практическая конференция Физическая культура,...»

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 2011 г. ВЛИЯНИЕ МИНЕРАЛЬНЫХ УДОБРЕНИЙ И МИКРОЭЛЕМЕНТОВ НА ПРОДУКТИВНОСТЬ РАПСА ОЗИМОГО В ЮЖНОЙ СТЕПИ УКРАИНЫ Коваленко А.А, Таран В.Г., Коваленко А.М., Попов М.К. 74843, Украина, г. Херсон, пгт. Надднепрянское Институт земледелия южного региона НААНУ izpr_ua@mail.ru Приведены данные продуктивности рапса озимого по черному пару и стерневому предшественнику при внесении разных доз и в разные сроки минеральных удобрений, а также...»

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 11 г. НАКЛОН КОРЗИНКИ ПОДСОЛНЕЧНИКА КАК СЕЛЕКЦИОННЫЙ ПРИЗНАК Илларионова И.В. 350038, Краснодар, ул. Филатова, 17 ГНУ ВНИИ масличных культур им. В.С. Пустовойта Россельхозакадемии vniimk-center@mail.ru Проведена сравнительная оценка сортов и гибридов подсолнечника по степени наклона и длине шеи корзинки. У гибридов подсолнечника выявлена сильная прямая зависимость между этими признаками. Изучен процесс формирования типа...»

«Российский государственный гуманитарный университет Центр типологии и семиотики фольклора XII Международная молодежная научная школа Междисциплинарные подходы и инновационные методы в фольклористике Фольклористика и культурная антропология сегодня Тезисы и материалы Международной молодежной научной школы Москва 2012 ББК 82я43+71я43 УДК 821+572:130.2 Ф74 Оргкомитет Школы-конференции: Архипова А.С. Козьмин А.В. Литвин Е.А. Ляхова Ю.В. Неклюдов С.Ю. (руководитель Школы) Николаев Д.С. Петров Н.В....»

«Комитет общего и профессионального образования Ленинградской области ГОУ ДПО Ленинградский областной институт развития образования Воспитание в современной образовательной среде Материалы региональной научно-практической конференции Санкт-Петербург 2011 УДК 37.018 (063) ББК 74.58 я431 Печатается по решению кафедры педагогики и психологии ЛОИРО в рамках реализации Долгосрочной целевой программы Приоритетные направления развития образования Ленинградской области на 2011–2015 гг. Ответственный...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.