WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ, ВОЗРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ, ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ И ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ Материалы Всероссийской (с Международным участием) ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ.М.АКМУЛЛЫ»

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ,

ВОЗРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ,

ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ

И ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ

Материалы Всероссийской (с Международным участием) заочной научно-практической конференции, посвященной 70-летнему юбилею ученого-этнографа, Заслуженного деятеля культуры Республики Башкортостан, Почетного работника высшего профессионального образования Российской Федерации Мурзабулатова Мухамета Валиахметовича 5 июня 2009 г.

Уфа УДК 354. ББК 41. М Печатается по решению функционально-научного совета Башкирского государственного педагогического университета им. М.Акмуллы в связи с 70-летним юбилеем ученого-этнографа, Заслуженного деятеля культуры Республики Башкортостан, Почетного работника высшего профессионального образования Российской Федерации Мурзабулатов М.В.

Актуальные проблемы изучения, возрождения и развития традиционной культуры тюркоязычных, восточнославянских и финно-угорских народов. – Уфа: Изд-во БГПУ им. М. Акмуллы, 2011. – 221 с.

В сборник материалов заочной конференции включены статьи и тезисы докладов ведущих ученых Республики Башкортостан, национальных регионов Российской Федерации и стран ближнего зарубежья. В них затрагиваются вопросы современного языкознания, литературоведения, фольклористики, этнографии.

Издание рассчитано для преподавателей, студентов и всех тех, кто интересуется проблемами истории и культуры народов России и ближнего зарубежья.

Редакционная коллегия:

Р.Р. Баязитова, к.и.н., доцент – ответственный редактор В.А. Шаяхметов, к.ф.н., доцент;

Г.Г. Галина, к.ф.н., доцент;

А.Х. Вильданов, к.ф.н., доцент;

Г.М. Набиуллина, к.ф.н., доцент;

Р.Р. Мулюков, ст. преподаватель;

Г.Н. Кильмакова, ассистент;

З.С. Аманбаева ассистент.

ISBN 978-5-87978-717- © Издательство БГПУ, Мурзабулатов Мухамет Валиахметович родился 7 июня 1939 г. в дер.

I Тукатово Кугарчинского района Башкирской АССР (в 1917 г. деревня была во 2-й Каракипчакской волости Оренбургского уезад Оренбургской губернии). В 1957 г. выпускник Мраковского башкирского педагогического училища был направлен в Уктеевскую семилетнюю школу Иглинского района. В 1959 г. – литературный сотрудник Кугарчинской районной газеты «Путь Октября». В 1959-1963 гг. – военнослужащий Советской армии (Центральных курсов по подготовке и усовершенствованию авиационных кадров из стран Ближнего Востока и Африки). В 1963- гг. студент исторического факультета Оренбургского государственного педагогического института им. В.П. Чкалова, после окончания которого работал заведующим отделом писем районной газеты, заместителем заведующего отделом пропаганды и агитации Кугарчинского районного комитета КПСС. В 1970 г. Башкирским обкомом КПСС направлен редактором Белокатайской районной газеты «Новая жизнь», где проработал до поступления в аспирантуру Башкирского филиала Академии наук

СССР. В г. в Ленинграде защитил кандидатскую диссертацию «Хозяйство зауральских башкир в XIX – начале ХХ вв. (земледелие и скотоводство)». В том же году был приглашен на работу в Башкирский государственный педагогический институт (ныне педагогический университет им. М.Акмуллы), где работает и поныне на факультете башкирской филологии.

В 1986 г. Институтом этнографии им. Н.Н. Миклухо-Маклая Академии наук СССР и Институтом истории, языка и литературы Башкирского филиала Академии наук СССР была организована Башкирская этнографическая экспедиция в ходе которой было анкетировано более 3 тыс. сельских и городских башкир, русских и татар. Одним из ее руководителей был доцент М.В. Мурзабулатов (с московской стороны проф.В.В. Пименов).

1966 г. Благодарственная грамота Оренбургского городского отделения общества «Знание» РСФСР 1969 г. Благодарственная грамота Башкирского отделения общества «Знание» РСФСР 1981 г. Почетная грамота Министерства просвещения Башкирской АССР 1983 г. Почетные грамоты Муберекского РК ЛКСМ Узбекистана;

войсковой части 10329 Ханабадского гарнизона 1985 г. Лауреат газеты «Совет Башкортостаны»

1991 г. Почетное звание «Засуженный работник культуры Башкирской ССР»

1999 г. Почетная грамота Министерства образования Республики Башкортостан 1999 г. Почетная грамота Кабинета Министров Республики Башкортостан 2000 г. Премия ректора БГПУ 2001 г., 2003 г. Благодарственные письма Государственного Собрания –Курултая Республики Башкортостан 2002 г. Благодарственное письмо губернатора Курганской области О.А. Богомолова 2009 г. Почетный работник высшего профессионального образования РФ

ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ У БАШКИР

Башкортостан – один из крупнейших по населению регионов Российской Федерации. В начале текущего столетия в нем насчитывалось млн. 119,8 тыс. постоянных жителей и он входил в первую семерку российских субъектов.

Население республики – полиэтничное. По этнической мозаичности она занимает второе место в России, уступая лидерство лишь “стране гор и народов” – Дагестану. В Башкортостане представлены тюркоязычные – башкиры, татары, чуваши, казахи, узбеки, азербайджанцы, восточные славяне – русские, украинцы, белорусы; финно-угры – марийцы, мордва, удмурты. Башкирский край стал второй родиной и для представителей кавказских (армян, грузин), прибалтийских (латышей, литовцев, эстонцев) и среднеазиатских (таджиков, туркмен) народов.



Современное население складывалось на протяжении веков. До XVII столетия единственным населением Исторического Башкортостана, раскинувшегося от рек Тулва и Сылва – на севере, до рек Илек и Яик – на юге, от Среднего Поволжья – на западе и до сибирской реки Тобол – на востоке, были башкиры, первые упоминания о которых встречаются в сочинениях “отца истории” Геродота (V в. до н.э.), западноевропейских и восточных путешественников.

Основу башкирского этноса составили древнетюркские племена, связанные своим происхождением с древнейшим населением Южной Сибири, Центральной и Средней Азии. До переселения на Южный Урал они, по-видимому, имели контакты с предками современных восточнотюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских народов. Древнебашкирские племена вступали в сложные этнокультурные контакты и взаимодействия с гуннами, булгарами, печенегами и огузами.

В Приуралье древние башкиры застали местное финно-угорское и сармато-аланское население, часть которого была вытеснена, а значительная масса осталась и влилась в состав тюркоязычных пришельцев. Среди финноугров, контактировавших с башкирами, были и предки венгров-мадъяр, которых в XIII – XIV вв. отождествляли с башкирами. На этой основе возникла гипотеза о башкиро-мадъярском родстве.

В X – XIII вв. в башкирскую среду влились булгарские и куманокипчакские роды и племена. Кипчаки, расселившиеся в XIII – XIV вв. в ВолгоУральском междуречье, не оказали существенного влияния на материальную и духовную культуру башкирских племен. Однако кипчакский период был решающим в формировании их языка и культуры: тогда в основных чертах сложилась этническая карта Башкортостана. В формировании башкирского этноса участвовали тюркоязычные, финно-угорские, ираноязычные племена; в XI – XIV вв. происходит кипчакизация башкир; в XI – XVII вв. в условиях контактов с тюркоязычными племенами Поволжья, Средней Азии, Казахстана и финно-уграми Поволжья, Прикамья и Западной Сибири сложились особенности языка и культуры башкир.

Башкиры испокон веков входили в число крупных тюркских народов России. Несмотря на большие потери при подавлении восстаний XVII XVIII вв. и массовый грабеж их вотчинных земель, они, вопреки пророчествам об их “вырождении, угасании и исчезновении”, продемонстрировали поразительную живучесть и способность к “упорному труду и просвещению”, о чем свидетельствуют следующие статистические данные: в 1702 г.

– 106,2 тыс., 1800 г. – 160,0 тыс., 1857 г. – 542,0 тыс. Первая Всеобщая перепись населения 1897 г. в Урало-Поволжских губерниях учла более 1 млн 300 тыс. башкир.

Сильное негативное влияние на рост численности башкир оказали глубокая хозяйственная разруха и голод начала 20-х годов прошлого столетия. Несмотря на это их численность в последующие годы неуклонно возрастала: в 1926 г. – 713,7 тыс., 1939 г. – 843,6 тыс., 1959 г. – 989,0 тыс., 1970 г. – 1239,7 тыс. и в 1989 г. 1449,1 тыс.

Первая постсоветская перепись населения 2002 г. определила общую численность башкир в России в 1673,8 тыс. человек, в Башкортостане – 1221, тыс. Башкиры во все времена были “неградолюбивым народом” (академик Петербургской АН И.И.Лепехин), что подтверждается и данными таблицы 1.

Доля горожан башкир, татар, русских от их общей численности (%) Большая часть башкир обитает в сельской местности: в 1970 г. – 80,3, 1979 г. – 71,8, 1989 г. – 57,7 и в 2002 г. – 57,6 %. Традиционное расселение и ведущий в недавнем прошлом тип хозяйства (полукочевое скотоводсто), естественно, отразились и на их ориентации в сфере трудовой деятельности. На рубеже минувшего и текущего столетий 72,2 % башкир края были заняты преимущественно физическим трудом (для сравнения 65,8 % русских и 69, % татар). Из занятых преимущественно физическим трудом 21,2 % приходилось на сельскохозяйственные занятия (русские 5,0%, татары 14,5 %). Преимущественно умственным трудом занимались немногим более 27 % башкир (34,2 % русских, 30,4 % татар). Общественным трудом были заняты в 1989 г.

863,8 тыс. башкир (в 1979 г. – 935,9 тыс.), из них: рабочие 462,9 тыс. ( тыс.), служащие 185,1 тыс. (136,5 тыс.) и колхозники 214,6 тыс. (371,8 тыс.).

Как видно, при общем сокращении численности башкир, занятых в общественном производстве за 1979 – 1989 гг. ( на 72,1 тыс. человек), происходили увеличение рабочих (на 35,9 тыс.) и служащих (на 48,6 тыс.) и уменьшение колхозников (на 15,7 тыс.). Аналогичные процессы были характерны для подавляющего большинства народов республики за исключением русских и украинцев, у которых доля рабочих за эти же годы сократилась естественно на 1,5 % и 0,8 %.

Заметные перемены произошли в республике во II половине XX в. в области образования. По данным переписи населения 1897 г. грамотность башкир Уфимской и Оренбургской губерний на родном языке составляла 17,5 %, на русском – 0,58 %. В 1970 г. более 99 % башкир в возрасте 9 – лет владели грамотой, 37,6 % из них имели высшее, среднее и неполное среднее образование; в 1979 г. из тысячи башкир в возрасте 10 лет и старше имели образование: высшее 32 чел., незаконченное высшее – 10, среднее специальное – 60, среднее общее – 172, неполное среднее – 278 и начальное 309 человек. Уровень образования трех крупных народов республики в начале текущего столетия показан в таблице 2.





Башкиры, русские, татары РБ по уровню образования в 2002 г.

и более в т.ч. имеют Профессиональное образование Общее образование Не имеют начального общего из них Существенным показателем современных этнических процессов принято считать расширение и углубление двуязычия и многоязычия.

Башкиры в большинстве своем двуязычны: 93,0 % из них свободно владеют русским языком, 41,2 % - другими языками: татарским (449,2 тыс.), английским (36,7 тыс.), узбекским (5,1 тыс.), марийским (3,1 тыс.), казахским (2,2 тыс.), французским (2,1 тыс.), чувашским (1,9 тыс.), турецким (1,6 тыс.) и удмуртским (1,3 тыс.). В РБ на языке своей нации говорят 74, % башкир (в 1989 г. – 78,5 %) (таблица 3).

Признание родного языка отдельными национальностями (%) Урбанизация, рост уровня образования, межэтнические взаимосвязи и взаимодействия, естественно, наложили отпечаток и на их брачносемейные отношения. Семья всегда высоко ценилась ими. Мусульманское законоположение предписывало жениться как можно раньше. По достижении юноши 15 – 16 лет его женили на девушке 13 – 14 лет.

Большинство браков заключалось по сватовству. Брак по сватовству встречается и в настоящее время, но теперь он носит лишь формальный характер. Преобладающим типом современной башкирской семьи является простая семья из родителей и несовершеннолетних детей. Встречаются и сложные семьи.

При первой постсоветской переписи населения 2002 г. учитывалась не семья, а “домохозяйство” (households). Поэтому мы не располагаем официальными данными о башкирской семье XXI в. В 1989 г. в Башкирской АССР (ныне Республика Башкортостан) было 154,6 тыс. башкирских семей, почти треть которых состояла из брачной пары без детей.

Семья у башкир исстари в основном единобрачная, хотя они в прошлом могли состоять в браке одновременно с четырьмя женщинами. В настоящее время полигамия встречается редко.

Башкирская семья традиционно дружна. Разводы в прошлом были редкостью: население их не одобряло. В последние годы их число неуклонно растет (таблица 4).

Традиционно брачность народов заметно различается. У одних этносов она относительно высокая, у других – сравнительно низкая. У русских и татар республики она довольно высокая: из каждой тысячи их мужчин в возрасте 15 лет и старше в браке состояли соответственно 716 и 710 человек. У башкир – 675 человек.

Коренное население края выделяется и относительно высокой долей никогда не состоявших в браке мужчин: почти каждый третий башкирский мужчина в возрасте 15 лет и старше не состоит в браке (21 % русских и около 24 % татарских).

Одним из негативных факторов, определявших долгое время развитие семейно-брачных отношений в республике, является сокращение рождаемости при росте смертности (таблица 5).

Естественное движение населения по Республике Башкортостан всего, че- на 1000 всего, че- на 1000 всего, че- на Падением рождаемости охвачены все этносы страны, хотя демографические показатели Башкортостана держатся на относительно благополучном уровне, чем как в Приволжском федеральном округе, так и в Российской Федерации. Коренное население края пока сохраняет сравнительно высокие репродуктивные показатели. В сельских районах с преобладающим башкирским населением рождаемость выше среднереспубликанского уровня. На 1000 жителей Хайбуллинского, Кугарчинского, Зианчуринского, Баймакского, Абзелиловского, Бурзянского и других южных и юго-восточных районов приходится 13,9 – 18,8 рождения. В то же время в ряде западных и северо-западных районах республики уровень рождаемости заметно низкий: в Белебеевском, Туймазинском, Бураевском, Кушнаренковском, Янаульском районах коэффициент рождаемости составляет 8,3 – 9,8.

Одновременно со снижением рождаемости растет смертность. В начальный период социально-экономических преобразований в республике наблюдалась относительно низкая смертность (коэффициент в 1987 г. 9, против 13,6 в 2006 г.), что, по мнению демографов, было связано с пробудившимися в людях надеждами на лучшую жизнь. Однако вскоре она стала расти и уже к 1994 г. достигла 13,3. Показатели смертности у народов края различаются. Среди умерших в 2002 г. башкир 19,0, русских 37,2 и татар 24,3 %.

Большинство семей в республике однонациональное. В то же время каждая четвертая семья края этнически смешанная. В городской местности неоднородных семей значительно больше, чем в сельской. За 1939 – 1989 гг.

(с интервалом в 10 лет) в 20 сельских районах обследования зарегистрировано 44,8 тыс. браков, в том числе 35,3 тыс. однонациональных (78,8 %) и 9, тыс. национально-смешанных (12,2 %) (таблица 6).

Однонациональные и национально-смешанные браки в 20 сельских районах Республики Башкортостан (1939 – 1989 гг.) Зарегистрировано На основе массового документального материала за 1939 – 1989 гг.

(115,5 тыс. браков) можно заключить: смешение этносов в браках происходит не хаотично, оно подчинено каким-то пока не изученным природным (естественным) законам. Представляется, что между этносами идет адекватный обмен их представителями. За 1939 – 1989 гг. башкирское население 20 районов и 8 городов республики 6,3 тыс. своих невест “обменяло” на 5,9 тыс. “чужих” (в основном русских и татарских). На каком-то этапе исторического развития обмен представителями усиливается, затем происходит спад, на смену которому приходит очередной виток спирали – подъем, т.е. идет саморегуляция этносов.

В прошлом традиционными хозяйственными занятиями башкир были полукочевое скотоводство, бортничество, охота, а также различные промыслы. Им было знакомо и кочевое земледелие. В условиях полукочевой жизни башкиры имели несколько поселений: зимнее, летнее, весеннее, осеннее. На месте зимников в процессе перехода к оседлости возникли постоянные поселения – аулы. Основным типом жилища долгое время оставалась войлочная юрта – тирмэ. Ныне всюду преобладают бревенчатые срубные дома, деревни и села башкир не отличаются от поселений соседних народов. Во многих из них имеются мечети.

Одежда башкир, как и вся их материальная культура, в прошлом представляла сочетание традиций степных кочевников и местных оседлых племен. Основу женской одежды составляли длинное отрезное платье с оборками, передник, камзол, украшенный позументом и серебряными монетами. Мужская одежда – рубахи и штаны с широким шагом, легкие халаты, камзолы, тулупы.

Современная одежда башкир преимущественно общеевропейского типа.

Её покупают в готовом виде и в ней трудно различить этнические особенности. Традиционные черты сохраняют лишь костюмы, используемые в художественной самодеятельности, театре, на сабантуях и в праздниках.

В пище башкир в прошлом преобладали мясные и молочные продукты.

Издавна у них сложилась и довольно разнообразная земледельческая кухня. И в наши дни продолжают бытовать традиционные блюда и навыки их приготовления. Башкиры, как и другие народы края в условиях межэтнического общения создали региональные особенности культуры питания.

Важное место в жизни башкир имели праздники, связанные с их хозяйственной деятельностью. Одним из таких праздников, проводившихся в период возрождения природы, был “Каргатуй”. Традиционно его устраивали весной после прилета грачей, олицетворяющих, по народным преданиям, пробуждение природы и вместе с ней в какое-то время, оживление умерших предков. “Каргатуй” бытует и в настоящее время, и участвуют в нем и мужчины.

Древнейшим праздником башкир, как и тюркских народов, также отмечающимся в честь пробуждения природы, был и сабантуй. В прошлом его отмечали в весеннее равноденствие – марте. Позже он был отодвинут Наурузом на более поздние сроки. Происхождение сабантуя связано с известным многим древнетюркским племенам (народам) космическим браком, браком человека с природой. Игры и состязания его носили сакрально-эротический характер.

В последнее время сабантуй претерпел существенную трансформацию и модернизацию. Естественно, утрачено и значение его обрядовых действий. Он проводится после весеннего сева и на нем подводятся итоги полевых работ, награждаются передовики производства. Устраиваются нетрадиционные состязания: разбивание горшков, бой мешками и др. Сабантуи ныне проводятся во всех деревнях, районах и городах, а также в ряде областей с компактным башкирским и татарским населением. В Башкортостане он получил статус общереспубликанского значения.

Древним праздником тюркских народов, в том числе башкир и татар был джиин (йыйын). Его праздновали всегда летом с участием населения нескольких деревень, а в прошлом – племени.

В настоящее время джиины не празднуются. В связи с перенесением празднования сабантуя на лето, на то время, когда проводились джиины они постепенно исчезли.

Празднично-обрядовая культура башкир включала также “Показ гостя” (“:6 9319”), “Игры в свободном доме” (“6”), “Гусиная помощь” (“:8 13”), “Изготовление сукна” (“ 4”) и др.

Большую роль в общественном быту башкир играли помочи (1), среди которых особо выделяются помочи в связи с возведением дома. Устраивали помочи на сенокосе, жатве, молотьбе. И поныне в башкирских деревнях бытуют “Показ гостя”, “Гусиная помощь”. У башкир участие односельчан в приеме гостя считается обязательным. Когда приезжает гость, хозяин приглашает к себе родственников, близких, соседей, которые затем устраивают ответные приглашения.

“Гусиная помощь” устраивается непосредственно при забое птиц или чуть позже. “Игры в свободном доме” ещё встречаются, “Изготовление сукна” забыто.

Неотъемлемой частью культурных традиций башкир в прошлом были мусульманские праздники Курбан-байрам (праздник жертвоприношения), Ураза-байрам (праздник разговения), Раджаб-байрам (праздник в честь великого вознесения Мухаммада). До 20-х годов прошлого столетия их отмечали регулярно. В последующие годы они были признаны устаревшими и их проведение не одобрялось. Вместо них внедрялись в быт народа советские праздники. События последних лет вновь внесли изменения в празднично-обрядовую сферу.

Появились новые красные даты: 12 июня – День принятия Декларации о государственном суверенитете Российской Федерации, 11 октября – День принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Башкортостан, 4 ноября – День народного единения, 7 января – Рождество Христово. С начала 90-х годов в республике отмечаются Ураза-байрам, Курбан-байрам, Раджаб-байрам.

Мусульмане республики отмечают также Мухаррам (день нового мусульманского года), Хиджру (27-й день месяца Сафар), Маулид (в честь рождения пророка Мухаммада), Джуму (пятницу) и другие.

В духовной культуре башкир профессиональные формы в дореволюционное время не получили развития. Были распространены эпос, сказки, песни, танцы, игры и др. Письменная литература зародилась на основе традиций Востока и устно-поэтического творчества народа. Выдающуюся роль в становлении башкирской профессиональной литературы сыграли поэт-просветитель XIX в. Мифтахетдин Акмулла, писатель-просветитель XIX в. Мухаметсалим Уметбаев. XX в. дал целую плеяду писателей и поэтов башкир: М. Гафури, А.

Тагиров, Д. Юлтый, Ш. Бабич, С. Кудаш. Наряду с именами И. Насыри, Г. Гумера, Б. Ишемгула, Т. Янаби, С. Агиша, А. Карная, Г. Хайри, Г. Саляма, С.

Мифтахова, Р. Нигмати, Б. Бикбая, Х. Давлетшиной, З. Биишевой, К. Даяна и др. стоят имена писателей и поэтов Р. Бикбаева, А. Аминева, Р. Янбекова, Р.

Шакура, Т. Ганеевой, Т. Карамышевой и др.

Широко известны в республике и за её пределами стихи и поэмы М. Карима, Н. Наджми, Х. Гиляжева, М. Гали, Р. Гарипова, Р. Сафина, Р. Бикбаева.

В области драматургии велики заслуги А. Мирзагитова, М. Карима, И. Абдуллина, Р. Сафина, Н. Гаитбаева.

Произведения башкирских писателей переведены на более чем языков народов России, СНГ и дальнего зарубежья.

До XX в. в Башкортостане были лишь самодеятельные театральные коллективы. Первый профессиональный театр открылся в 1919 г. как первый Башкирский государственный театр. Ныне в республике работают государственных театров, в том числе Башкирский государственный театр оперы и балета и четыре башкирских театра. Театры Башкортостана дали несколько поколений талантливых актеров. Подлинными мастерами сцены стали народные артисты СССР А. Мубаряков и З. Бикбулатова, народные артисты РСФСР Г. Мингажев и А. Зубаиров, народный артист БАССР Г.

Сулейманов, актеры среднего поколения Г. Мубарякова, И. Юмагулов, Ш.

Рахматуллин, режиссеры Ш. Муртазина и Л. Валеев.

Известны за пределами республики Н. Ирсаева, Ф. Гафаров, А. Абушахманов, Т. Бабичева, Р. Хисамова, И. Гизетдинова.

Наиболее популярны артисты башкирской оперы: Г. Хабибуллин, Б.

Валеева, М. Хисматуллин, М. Салигаскарова, Х. Мазитов, С. Галимова, Н.

Аллаярова, актеры балета З. Насретдинова, Х. Сафиуллин, Ф. Нафикова, Э.

Куватова, М. Тагирова и др.

Широкая концертная деятельность Башкирской государственной филармонии связана с именами Ф. Кудашевой, З. Махмутова, Р. Янбекова, И.

Смакова.

Звездами башкирской оперы стали Р. Гареев, братья А. и И. Абдразаковы, Ф. Кильдиярова, Р. Азнакаева, С. Аргинбаева и др.

Визитной карточкой не только башкирской национальной культуры, но и всего Российского искусства стал Башкирский государственный академический ансамбль народного танца им. Ф. Гаскарова, который продолжает удивлять мир как в Европе, так и в Азии.

Заметных успехов достигли башкирские композиторы в жанрах песни и романса (З. Исмагилов, Х. Ахметов, М. Валеев, Ш. Кульбарисов), в области симфонической и камерной музыки (Р. Муртазин, Н. Сабитов, Р.

Газизов). Башкирская профессиональная музыка зародилась в результате сбора и творческой обработки народных песен (Г. Альмухаметов, Х. Ибрагимов, С. Габяши, А. Ключарев и др.) Профессиональное изобразительное искусство башкир связана с именами первого профессионального художника из башкир К. Давлеткильдеева, Р. Ишбулатова, М. Арсланова, Г. Имашевой, А. Лутфуллина, Р.

Нурмухаметова.

При государственной поддержке в Республике Башкортостан на шести языках издаются газеты и журналы. На башкирском языке издаются 8 журналов с годовым тиражом около 1,2 тыс. экземпляров, 41 газета с годовым тиражом 24,2 тыс. экземпляров.

В 2005 г. Башкирским издательством “Китап” издано 184 книги и брошюры, в том числе на башкирском языке 102, на башкирском, русском – 10.

Современный Башкортостан стал родным домом для представителей 130 народов. Многонациональность, межэтническая гармония, единство разноязычных и разнокорневых культур – его истинное богатство. В республике осуществляется государственная политика, направленная на всемерную поддержку национальных культур. Показателем её эффективности является большое число национально-культурных общественных организаций. С г. в республике функционирует общественная организация “Ассамблея народов Башкортостана”, которая должна стать связующим звеном между органами государственной власти и национальными объединениями. На волне начавшегося во второй половине 80-х годов XX в. движения народов страны за национальное возрождение в Уфе был образован Клуб башкирского языка и культуры “6 1” (“Белая юрта”). Позже на его основе возник Башкирский народный центр “Урал”, программа и устав которого были утверждены на I его учредительном съезде в 1989 г.

В 1990 г. в республике созданы общественные организации – “Общество башкирских женщин”, “Союз башкирской молодежи”, провозгласившие своей целью возрождение и развитие башкирского народа, его культуры и языка.

В начале 90-х годов стали созываться съезды-собрания отдельных башкирских родов и племен. Прошли курултаи племен табын, юрматы, усерган. Третий съезд племени Табын – Табын иле, в котором участвовали табынские башкиры из девяти районов Башкортостана, из Курганской, Самарской, Саратовской, Оренбургской и Челябинской областей, проходил в г. (первый съезд – в 1993 г.). В 1995 г. образован Международный союз общественных объединений “Всемирный Курултай (Конгресс) башкир. В г. прошел Второй Всемирный курултай башкир, отметивший, что “главный наказ первого учредительного Курултая – реализация государственной программы “Возрождение и развитие башкирского народа” успешно выполняется”. В резолюции Всемирного курултая башкир отмечалось: “Башкирский этнос сегодня располагает достаточно устойчивым демографическим потенциалом и будущее Башкортостана зависит не только от экономического роста, уровня культурно-духовного и научного развития но и от состояния и динамики народонаселения. А эти процессы требуют научного государственного регулирования”. В республике действуют семь историко-культурных центров. Башкирский – находится в первой столице Автономной Башкирской Республики – Малой Башкирии в селе Темясово.

Современная духовная культура башкир, с одной стороны, выполняя важную функцию рекультурации фольклорного слоя культуры, не отрицает и не вытесняет его, а перерабатывает и воспроизводит его в новой профессиональной форме. С другой стороны, в условиях межэтнических и межсоциальных контактов профессиональная культура башкир питается не только из собственных источников, но и из духовного богатства других народов и со своей стороны оказывает на них определенное влияние, обогащает их.

Башкирский народ обладает огромным этнокультурным потенциалом. Ему не раз приходилось подвергаться тяжелейшим испытаниям, находиться на грани уничтожения. Будучи малой частицей человечества, он вносит значительный вклад в мировую цивилизацию.

НАСЕЛЕНИЕ БАШКОРТОСТАНА (2-Я ПОЛ.XVI– НАЧ. XXI ВВ.) Башкортостан — один из крупных по населению регионов Российской Федерации. Занимая 1,2% ее площади, он сосредоточивает 2,7% ее населения. По Всероссийской переписи населения 2002 г. в нем насчитывалось 4 млн 102,9 тыс. постоянных жителей. По численности населения он занимает первое место в Приволжском федеральном округе и седьмое место в Российской Федерации. В Волго-Уральском регионе нет республик и областей (за исключением Свердловской), которые опережали бы Башкортостан по населению.

Население Башкортостана многонациональное. По этнической мозаичности он занимает второе место в России, уступая лидерство лишь “стране гор и народов” — Дагестану. В Башкортостане представлены тюркоязычные – башкиры, татары, чуваши, казахи, узбеки, азербайджанцы;

восточные славяне – русские, украинцы, белорусы; финно-угры — марийцы, мордва, удмурты. Башкирский край стал второй родиной и для представителей кавказских (армян, грузин), прибалтийских (латышей, литовцев, эстонцев) и среднеазиатских (таджиков, туркмен) народов.

Современное население края складывалось на протяжении веков. До XVII столетия единственным населением исторического Башкортостана, раскинувшегося от рек Тулва и Сылва — на севере, до рек Илек и Яик — на юге, от Среднего Поволжья — на западе и до сибирской реки Тобол — на востоке, были башкиры, первые упоминания о которых встречаются в сочинениях древнегреческого историка, “отца истории” Геродота (V в. до н.э.), западноевропейских и восточных путешественников. В XVI в. они на основе соглашения с царем мощного централизованного государства, державшим “высокомерную речь” с самим султаном Османской (Оттоманской) империи, приняли российское подданство, и на их земли хлынул мощный поток переселенцев: мишарей, татар, чувашей, марийцев, удмуртов, мордвы, напуганных насильственной христианизацией; русских, мечтавших на привольных башкирских землях скрыться от феодально-крепостнического гнета. Переселенцы селились на вотчинных башкирских землях в качестве припущенников, и вначале башкиры не видели реальной угрозы с их стороны на свои вотчинные права, подтвержденные жалованными грамотами ханов Золотой Орды (в XIII в.) и Ивана Грозного (в XVI в.).

В последующие века поток переселенцев возрос. В XVII в. в Башкирском Зауралье появились первые поселения служилых мишарей. Большинство мишарей переселилось на башкирские земли в XVIII в. Тогда же на северо-западе, юго-востоке и северо-востоке Башкортостана обосновались (на условиях аренды) казанские, касимовские и темниковские (тумены) татары.

В нижнем течении реки Белой и на северной излучине реки Уфа возникли крупные очаги марийского населения. Среди башкир, обитавших по рекам Барда, Тулва (Тол), Быстрый Танып и Ик, расселялись удмурты. В Бельско-Икском междуречье появились чувашские поселения. С самарскосызранского Поволжья переселялась мордва.

Во 2-й половине XVI в. в башкирском крае появились первые русские переселенцы (стрельцы, казаки, дворяне), которые вначале заселяли западные башкирские земли, затем с середины XVII в. направились в Зауралье. В последующие столетия переселение русских усилилось. Особенно быстрый их рост наблюдался на рубеже XIX–XX вв., а в начале прошлого столетия они — самый многочисленный народ Южного Приуралья.

Численность коренного населения Южного Урала колебалась под влиянием различных исторических событий. XVII–XVIII столетия, отмеченные чередой башкирских восстаний, естественно, не дали роста населения. Напротив, оно уменьшалось. Как сообщал казанский губернатор П.М. Апраксин, до февраля 1709 г. “в Казанском и Уфимском уездах пожжено и разорено сел и деревень [башкирских] 303, людей убито и отведено в плен 12 705 человек”. При подавлении башкирского восстания 1735–1741 гг., по подсчетам историка П.И. Рычкова, было убито и сослано в глубь России 28,5 тыс. башкир мужского пола. Только за 1719– 1762 гг. численность башкир Южного Приуралья сократилась на 65 тыс.

человек, а татар и русских, напротив, возросла, соответственно, – на 33, тыс. и 118 тыс. человек. Численность коренного населения сократилась и в Уфимской провинции, однако по второй ревизии (1743) она составляла около половины ее жителей. Татар в годы первой ревизии (1719–1721) в провинции почти не было, в годы второй их оказалось уже 3,1%. Значительно меньше было татар, чем башкир, и в Исетской провинции: по второй ревизии, их насчитывалось, соответственно, – 2,4% и 33,6%.

Немного было в Уфимской провинции и русских (по первой ревизии 8,5%, по второй — 9,4%), хотя в Южном Приуралье они составляли одну треть населения.

В конце XVIII в. вновь было переписано население страны. Очередная ревизия засвидетельствовала, что преобладающее население в крае — башкиры. В Бирском уезде, например, (по современному административно-территориальному устройству Республики Башкортостан это — Кушнаренковский, Дюртюлинский, Бураевский, Балтачевский, Илишевский, Татышлинский, Янаульский, Аскинский, Караидельский, Мишкинский, Калтасинский районы) они составляли 87% его жителей, тептяри — 8,8%, татары — немногим более 4%. Татары и тептяри, вместе взятые, в два раза уступали коренному населению в Белебеевском уезде (в современных Ермекеевском, Буздякском, Туймазинском, Чекмагушевском, Шаранском, Бакалинском и, частично, Илишевском районах). Ценное сообщение об этом уезде оставил потомкам создатель “Толкового словаря живого великорусского языка”, организатор Российского географического общества, врач, инженер, писатель В.И. Даль. “В 12-м башкирском кантоне, — пишет он, — есть место в 1800 квадратных верст, где нет ни одного русского, ни татарина, ни мещеряка, ни чувашина, ни мордвина, ни вотяка, ни тептяря, ни черемисина, нет вовсе этих, так называемых, припущенников и переселенцев, которые обще с нашими заводчиками, переполосовали и испятнали уже почти всю Башкирь, тягаются лет по тридцати и более с родовыми жителями, владеющими землями на вотчинном праве, и частью уже оттягали сотни тысяч десятин богатейших в мире земель, расквитавшись с вотчинниками-башкирами или десятилетнею давностью владения, или полюбовною сделкою, тремя головами сахару, фунтом чаю и словесными обещаниями не припускать никого более на их земли; земля эта, о которой я говорю, лежит в Белебеевском уезде и принадлежит четырем родам или волостям, известным под общим названием демских башкир,…” Добавим к этому: кантонная квартира 12-го башкирского кантона находилась в деревне Шланлыкуль современного Буздякского района.

В конце XVIII в. башкиры преобладали и в Мензелинском уезде, где они составляли 72% его населения, тептяри и татары — 28%.

Заметное увеличение коренного народа края наблюдалось в XIX в.

По данным IX ревизии (1850) его насчитывалось более 508 тыс. человек, ко времени X ревизии (1858) — 545 тыс. Только в Уфимской губернии в 1858 г. было 330,9 тыс. башкир (для сравнения: русских — 265,5 тыс., тептярей — 221,8 тыс., мишарей — 105,9 тыс. и татар — 86,5 тыс.).

За всю историю Российской империи была проведена лишь одна всеобщая перепись населения — в 1897 г. Несмотря на отдельные погрешности материалы этой переписи являются единственно полным источником сведений о численности, составе и размещении населения Российской империи на конец XIX в.

По данным первой всеобщей переписи населения, в УралоПоволжских губерниях насчитывалось более 1 млн 311 тыс. башкир. В Российской империи, возможно, было больше. В Уфимской губернии зафиксировано 899,9 тыс. башкир, в т.ч. в Бирском уезде 261,9 тыс., Белебеевском — 232,7 тыс., Мензелинском — 122,7 тыс., Стерлитамакском — 114,5 тыс., Уфимском — 111,3 тыс. и Златоустовском — 51,2 тыс. Более половины населения Бирского и Белебеевского уездов были башкиры.

Треть населения была башкирской в Мензелинском, Стерлитамакском, Уфимском и Златоустовском уездах. Для сравнения: татар в Уфимской губернии было тогда 184,8 тыс. человек (вместе с крещеными татарами) – в пять раз меньше, чем башкир. В Бирском уезде было 2,3 тыс. татар, Белебеевском — 48,8 тыс., Мензелинском — 107,1 тыс., Стерлитамакском — 20,2 тыс., Златоустовском — 1,5 тыс., т.е. меньше, чем башкир, соответственно, в 115 раз, 5 раз, на 15,6 тыс. и в 6 раз.

При переписи 1897 г. мишари учитывались отдельно, в Уфимской губернии их было 20,9 тыс. человек, 59% из них проживало в одном Стерлитамакском уезде.

В Оренбургской губернии преобладали русские (более 70%), башкир насчитывалось 254,6 тыс., что составляло 16% ее населения. По численности коренного населения края относительно крупными были Верхнеуральский (43,8 тыс.), Челябинский (50,5 тыс.), Оренбургский (54,9 тыс.) и Орский (87,8 тыс.) уезды. В самом маленьком по территории Троицком уезде губернии было лишь 14,2 тыс. башкир. На долю татар и мишарей приходилось, соответственно, 5,8% и 1% населения губернии.

Оренбургская губерния в прежнем административно-территориальном устройстве (Оренбургский, Орский, Верхнеуральский, Троицкий, Челябинский уезды и Оренбургское казачье войско) функционировала до образования в 1919 г. Башреспублики (Малой Башкирии), к которой отошел ряд волостей Оренбургского, Орского, Верхнеуральского, Троицкого и Челябинского уездов с преимущественно башкирским населением.

После провозглашения автономной Башреспублики центральная власть произвела изменения административно-территориального деления Уфимской губернии. Мензелинский уезд, где насчитывалось в 1920 г. 156,8 тыс. башкир, был передан Татарской АССР. Заводские волости Уфимского, Златоустовского и Троицкого уездов в 1922 г. были присоединены к Челябинской губернии. К ней же отошел и Яланский кантон с 20,7 тыс. башкирским населением (ныне Сафакулевский и Альменевский районы Курганской области, до 1919 г. – Сарт-Калмакская и Катайская волости).

Изменения административно-территориальных границ коснулись тогда не только Уфимской губернии. В 1924 г. Ток-Чуранский кантон и Имангуловская волость с 15-тысячным башкирским населением были присоединены к Киргизской АССР (Казахстану). За пределами автономной республики оказались башкиры Вятской губернии численностью 13,9 тыс. человек.

Первая послереволюционная перепись населения была проведена в 1920 г. Из-за продолжающихся боевых действий ею не был охвачен ряд регионов страны, в том числе Бурзян-Тангауровский, Тамьян-Катайский и частично Усерганский кантоны Башреспублики.

В Уфимской губернии было зарегистрировано 631,9 тыс. башкир, 219, тыс. татар, 142,1 тыс. тептярей и 141,4 тыс. мишарей. По численности коренного населения в губернии выделялись Белебеевский (234,1 тыс.), Бирский (229,1 тыс.), Стерлитамакский (88,2 тыс.) и Уфимский (71,1 тыс.) уезды.

Около половины татар губернии проживало тогда в одном Стерлитамакском уезде (101,1 тыс.). Компактными группами они расселялись также в Белебеевском (68,2 тыс.) и Уфимском (33,8 тыс.) уездах. Более 80% мишарей было в Уфимском (56,0%) и Бирском (58,1%) уездах. Меньше всего их было в Стерлитамакском уезде (2,3 тыс.). Из 142,1 тыс. тептярей 117,4 тыс. (83%) проживало в двух уездах: Бирском (50,8 тыс.) и Белебеевском (66,6 тыс.).

Таким образом, в Уфимской губернии в начале 20-х годов прошлого столетия практически каждый третий ее житель был башкир. Другие тюркоязычные народы края (татары, тептяри и мишари вместе взятые) уступали башкирам почти в полтора раза.

В 1926 г., три с половиной года спустя после образования Большой Башкирии, была проведена первая Всесоюзная перепись населения, которая впервые охватила всю территорию страны. Она показала резкий спад численности башкирского населения – по сравнению с 1920 г. на 300 тыс. человек.

по данным Всесоюзной переписи населения 1926 г.

При переписи населения 1926 г. в соответствии с инструкциями Башкирского ЦСУ, утвержденными ЦСУ СССР (“…нужно твердо ограничить башкир от татар, мещеряков от тептярей”), мишари и тептяри были учтены отдельно от татар. В таблице они даны в составе татар. Если их исключить, то численность собственно татар составит 461,9 тыс. человек – на 164 тыс. меньше, чем коренное население республики.

Мишарей в республике насчитывалось около 136 тыс. человек, по их численности выделялись Бирский (41,1 тыс.), Уфимский (40,2 тыс.), АргаВ число татар включены мишари и тептяри.

яшский (26,4 тыс.), Месягутовский (9,2 тыс.), Белебеевский (8,8 тыс.) и Стерлитамакский (5,9 тыс.) кантоны. От 1,7 тыс. до 2 тыс. было их в Зилаирском и Тамьян-Катайском кантонах. В Бирском и Уфимском кантонах отдельно взятых мишарей в 1,5 раза было больше, чем в Белебеевском, Зилаирском, Месягутовском, Стерлитамакском и Тамьян-Катайском кантонах, вместе взятых. Только в двух волостях Уфимского кантона — Абраевской и Чишминской — мишарей было почти столько же, сколько в названных пяти кантонах. В Бирском кантоне наибольшая часть мишарей проживала в Байкибашевской (11,5 тыс.), Кизганбашевской (9,3 тыс.), СтароБалтачевской (5,2 тыс.) и Асяновской (5 тыс.) волостях.

Тептярей было учтено 23,3 тыс., в т.ч. более 8,5 тыс. в Бирском, 5, тыс. — Тамьян-Катайском, 1,8 тыс. — Белебевском и 497 человек — в Стерлитамакском кантонах. В небольшом количестве они были представлены и в городской местности. В Бирском кантоне тептяри жили бок о бок с мишарями, а белебеевские тептяри, видимо, с мишарями особо не роднились. В волостях со значительным мишарским населением, например, в Слаковской – 2,5 тыс., Зильдяровской — 2,1 тыс., Киргиз-Миякинской — 1,5 тыс., насчитывалось всего 25 тептярей. Почти все тептяри ТамьянКатайского кантона жили в одной Учалинской волости (5,7 тыс.).

Перепись населения 1926 г. в истории мишарей и тептярей была последней, когда они учитывались отдельно. При последующих переписях они (за исключением учалинских тептярей) фиксировались как татары.

Следующая Всесоюзная перепись населения страны была проведена в начале 1937 г. Значительно отличавшаяся организационно и по программе от предыдущей, она определила численность башкир в СССР в 757, тыс., в Российской Федерации — 752,9 тыс. человек. Ее итоги были объявлены дефектными, и в 1939 г. была организована новая перепись, краткие итоги которой были опубликованы в 1939–1940 гг.

По данным довоенной повторной переписи, в СССР насчитывалось 843,6 тыс. башкир, в том числе в РСФСР — 824,7 тыс., Башкирской АССР — 671,2 тыс. Численность татар в БАССР составила 777,2 тыс. человек;

таким образом, между переписями 1926–1939 гг. численность коренного населения республики возросла лишь на 45,3 тыс., а татар — на более чем 315 тыс. Численный рост татар в БАССР объяснялся, с одной стороны, тем, что в 1939 г. мишари и тептяри были учтены в составе татар, с другой – дальнейшей ассимиляцией башкир. В 1920 г. Мензелинский уезд Уфимской губернии, в котором насчитывалось 156,8 тыс. башкир, был передан вновь образованной (по декрету ВЦИК и Совнаркома РСФСР) Татарской АССР. Через пять с небольшим лет (при переписи 1926 г.) выяснилось, что башкир в уезде всего лишь 1 752 человека, т.е. всего за несколько лет тыс. башкир, напрочь забыв свои древнейшие корни, стали татарами. Такое не может произойти даже за столетие, о чем свидетельствует история пермских (гайнинских) башкир.

В материалах переписи населения 1939 г. данные по башкирам, по мнению член-корреспондента РАН Р.Г. Кузеева занижены, а по татарам Башкирской АССР — завышены.

В опубликованных основных итогах переписи 1939 г. в Куйбышевской (ныне Самарской) и Саратовской областях башкиры вовсе не значатся, хотя известно, что в Самарской губернии еще в конце XIX в. насчитывалось 9,5 тыс. башкир и они в 1924 г. хотели переселиться на территорию Автономной Башкирской Советской Социалистической Республики.

В Молотовской (ныне Пермской) области переписью учтено всего 28,9 тыс. башкир, что явно не соответствовало действительности : перепись 1920 г. в Пермском Прикамье, включавшем Пермский, Кунгурский, Осинский и Усольский (Соликамский) уезды, зафиксировала 48,4 тыс.

башкир. Полуторакратное уменьшение автохтонного населения за неполных два десятилетия (с августа 1920 г. по январь 1939 г.) представляется неправдоподобным. Переписью 1939 г. не были учтены башкиры в Татарской АССР (в 1897 г. в Мензелинском уезде – 199 тыс., в 1920 г. – 156, тыс. башкир), Вятской губернии (в 1897 г. – 13,9 тыс. башкир). В результате башкир на их этнической родине оказалось меньше, чем татар.

В 1959 г. была проведена перепись населения страны. Ее итоги вызвали неподдельный интерес, т.к. она проводилась через почти полтора десятка лет после самой кровопролитной войны в истории человечества и с 20-летним интервалом со времени предыдущей. В республике было зафиксировано 3 336,2 тыс. постоянного населения: довоенный уровень численности населения еще не был достигнут (3 337 тыс.).

В структуре населения республики, отметившей в том году свое сорокалетие, были представлены русские (1 418,1 тыс.), татары (768,6 тыс.), башкиры (737,7 тыс.), чуваши (09,9 тыс.), марийцы (93,9 тыс.), украинцы (83,6 тыс.), а также мордва, удмурты, белорусы, немцы, евреи, казахи, латыши, армяне и др. В межпереписное время (1939–1959) численность двух народов возросла: русских – на 136,7 тыс. и башкир на 66,5 тыс. человек, а татар — сократилась на 8,6 тыс. человек. Эти данные подтверждают мнение ряда исследователей о том, что статистические сведения о численности татар в БАССР в 1939 г. были заметно завышены.

Следующая перепись была проведена в 1970 г., и она зафиксировала в СССР 1 240 тыс. башкир, в республике — 892,2 тыс. За ее пределами они проживали в Челябинской, Пермской, Оренбургской, Свердловской, Куйбышевской, Саратовской, Курганской и других областях, некогда входивших в их этническую родину, а также в Казахстане (21,4 тыс.), Узбекистане (20, тыс.), Таджикистане (4,8 тыс.), на Украине (3,7 тыс.), в Киргизии (3,2 тыс.), Туркменистане (2,6 тыс ), в Татарской, Удмуртской, Коми АССР.

В межпереписное время численность башкир возросла в Советском Союзе на 251 тыс. человек (на 25,4%), в республике — на 154 тыс. (на 20,1%) и за ее пределами — на 97 тыс. (на 38,6%). Заметно больше стало русских (на 128,2 тыс.), татар (на 175,9 тыс.), чувашей (на 16,6 тыс.), марийцев (на 15, тыс.), удмуртов (на 2,5 тыс.). В то же время численность украинцев, белорусов, евреев и немцев в республике несколько сократилась.

В 60-е годы прошлого века население республики увеличивалось в среднем на 1,3% в год. В последующее десятилетие темпы его прироста заметно снизились, что в значительной степени было обусловлено все усиливающимся выездом населения республики за ее пределы. Среднегодовая миграция (число выбывших превышало число прибывших) составляла в 1960-х годах 19 тыс. Из-за интенсивной миграции республика за 1959– 1970 гг. потеряла 230,6 тыс. человек. В результате Всесоюзной переписью населения 1979 г. в республике учтено 3 848,6 тыс. человек, что лишь на 30,5 тыс. больше, чем в 1970 г.

В межпереписные годы (1970–1979) этническая структура населения республики особых перемен не претерпела. В 1979 г. башкиры составляли 24,3% жителей республики, русские — 40,3%, татары — 24,5%, чуваши — 3,2%, марийцы — 2,8%, украинцы — 2,0%, мордва — 0,9%.

Численность всех народов, за исключением башкир и русских, сократилась, причем довольно заметно: мордвы, чувашей, удмуртов и татар – на 4,1 тыс. (с 944,5 тыс. в 1970 г. до 940,4 тыс. в 1979 г.). Прирост коренного населения составил 43,6 тыс. (4,9%), русских — 1,6 тыс. (0,1%). Число горожан всех народов, кроме евреев и немцев, увеличилось, особенно ощутимо у башкир (на 50%), татар (на 26,1%) и русских (на 10,7%). В сельской местности, напротив, башкирское население убыло на 6,2%, татарское — 20,7% и русское — 26,1%.

Последняя Всесоюзная перепись населения была проведена в 1989 г., в условиях радикальной трансформации общества и государства. В Башкирской АССР она учла 3 млн 943 тыс. человек, в том числе 863,8 тыс.

башкир, 1 млн 548 тыс. русских, 1 млн 121 тыс. татар.

В межпереписной период (1979–1989) численность практически всех народов сократилась, за исключением татар и русских. Русское население увеличилось на 398 человек, татар – на 180,2 тыс. Больше всех (на 72,1 тыс.) сократилась численность коренного народа; уменьшилась в 46 из 54 сельских районов, особенно в Балтачевском (на 18,1 тыс.), Бураевском (16,9 тыс.), Туймазинском (14,4 тыс.), Илишевском (10,6 тыс.), Кушнаренковском (10,5 тыс.), Благоварском (9,8 тыс.), Дюртюлинском (9,4 тыс.), Янаульском (7,5 тыс.), Чекмагушевском (7,4 тыс.), Ермекеевском (7,0 тыс.), Шаранском (6,2 тыс.) районах западного и северо-западного регионов республики.

В тех же районах заметно увеличилось татарское население: в Балтачевском — на 12,8 тыс., Бураевском — 8,7 тыс., Благоварском — 8,5 тыс., Кушнаренковском — 8,2 тыс., Туймазинском — 7,5 тыс., Дюртюлинском — 6,2 тыс., Илишевском — 5,5 тыс., Ермекеевском и Уфимском — по 4, тыс., Шаранском — 4,0 тыс., Татышлинском — 3,4 тыс., Чекмагушевском — на 2,3 тыс. человек.

В 33 районах республики отмечалось некоторое сокращение татарского населения. Значительное его уменьшение произошло в Аургазинском (на 3,2 тыс.), Караидельском (3,0 тыс.), Стерлибашевском (2,7 тыс.), Гафурийском (1,8 тыс.), Кармаскалинском (1,5 тыс.), Нуримановском (1, тыс.), Давлекановском (1,2 тыс.) и Бижбулякском (1,0 тыс.) районах.

Итоги предпоследней и последней союзных переписей населения широко опубликованы и с различных позиций интерпретированы. Тем не менее представляет интерес изменение соотношения численности коренного и татарского населения по одному — Западному региону Башкортостана.

Выбор этого региона не случаен. Во-первых, потому, что он самый крупный в республике. Он включает 14 сельских, причем экономически стабильно крепких районов (Альшеевский, Бакалинский, Белебеевский, Туймазинский, Бижбулякский, Благоварский, Буздякский, Давлекановский, Дюртюлинский, Ермекеевский, Илишевский, Миякинский, Чекмагушевский, Шаранский), пять городов (Белебей, Давлеканово, Дюртюли, Октябрьский, Туймазы) и 11 поселков городского типа. В нем насчитывается 721 тыс. населения, что в два раза больше, чем жителей в Калмыкии или в Республике Тыва.

Во-вторых, регион расположен на Бугульминско-Белебеевской возвышенности, которая, по исследованиям академика АН РБ Р.Г. Кузеева, была “основным и наиболее древним районом этнических процессов, приведших к сложению башкирской народности”. Здесь нелишне вспомнить и высказывание В.И. Даля о Белебеевском уезде, где “нет вовсе этих, так называемых, припущенников и переселенцев, которые обще с нашими заводчиками, переполосовали и испятнали уже почти всю Башкирь”.

В-третьих, именно в этом регионе время от времени резко меняется соотношение башкирского и татарского населения. Перепись населения 1979 г. в Западном регионе учла 209,1 тыс. башкир и 276,8 тыс. татар. При следующей (1989) переписи оказалось: башкир — 143,6 тыс., татар — 347,3 тыс. Численность коренного населения сократилась на 65,6 тыс., татар — возросла на 70,5 тыс. Естественно возникает вопрос: возможен ли в столь короткое мирное время такой массовый перелив людей из одной национальности в другую? Чтобы ответить на него или понять его, целесообразно обратиться к некоторым факторам, обусловливающим воспроизводство населения. Прежде всего, это — доля молодых людей в населении. В 1979 г. в общей численности башкир она составляла 32,7% и татар — 27,1%. В 1989 г., соответственно, – 29,3% и 26,1%. Разница, как видно, заметная. Между тем известно, что доля молодежи в структуре населения прямо пропорциональна его способности к самовоспроизводству.

С этим же непосредственно связана и рождаемость. В 1979 г. коэффициент рождаемости (число рождений на тысячу жителей) составлял у башкир 17,9, у татар — 18,3. В год последней союзной переписи на тысячу башкир приходилось 23,5 рождения, татар — 18,7. При заметном росте рождаемости у башкир, у татарского населения она как бы “застыла” на уровне 18,3–18,7.

Основным фактором увеличения народонаселения, безусловно, является его естественный прирост (разница между родившимися и умершими). В 1989 г. в расчете на тысячу жителей прирост составлял у башкир 15,2, у татар — 10,1. В последующие годы прирост сокращался. Его не избежал ни один народ республики. Однако у башкир он по-прежнему оказался выше, чем у татар: в 1993 г., соответственно, – 4,1 и 0,5.

Можно привести и другие демографические характеристики (нарушение возрастной структуры населения, сокращение брачности, рост разводов и др.). Однако и этих достаточно, чтобы понять, что сокращение башкир Западного региона в межпереписное время на 65,6 тыс. человек произошло отнюдь не из-за их естественной убыли и что рост татарского населения региона за эти же годы (1979–1989) на 70,5 тыс. человек не был результатом его естественного прироста. Следовательно, были другие факторы, но уже неподвластные демографической науке.

Порою приходится слышать необоснованные утверждения о том, что при переписи населения 1979 г. по указанию руководства БАССР, чтобы не допустить исчезновения с лица земли республикообразующей нации, значительная часть татар вопреки их воле была учтена как башкиры. В 1987 г., в канун очередной переписи населения, с высокой трибуны пленума ЦК КПСС прозвучало провокационное заявление секретаря ЦК КПСС Е.К. Лигачева о том, что в Башкортостане проводится насильственная башкиризация татар. Несомненно, что это заявление было озвучено с подачи случайных, безответственных людей, пробравшихся в партийную элиту республики. Но, к сожалению, оно не получило должной оценки со стороны ЦК КПСС.

Между тем ничто не предвещало о неминуемом вымирании республикообразующего народа или о его катастрофическом уменьшении, о чем свидетельствуют данные таблицы 2.

Численность башкир, русских и татар в БАССР по данным переписей населения 1959, 1970, 1979 гг.

Как видно, официальная статистика не давала повода для беспокойства о судьбе коренного народа, в том числе проживающего и в Западном регионе. В Туймазинском районе было учтено в 1970 г. 24,2 тыс. башкир, в 1979 г.

– 24,0 тыс., соответственно, в Илишевском – 34,2 тыс. и 33,6 тыс.; Благоварском – 13,8 тыс. и 11,7 тыс.; Чекмагушевском – 13,9 тыс. и 13,5 тыс.

Не было критической ситуации в плане уменьшения башкирского населения и в других районах региона. Всесоюзная перепись населения 1970 г. в районах региона учла 178,0 тыс. башкир, что на 16,1 тыс. больше, чем в 1939 г,. и на 823 человека больше, чем в 1979 г. Татарское население, напротив, уменьшалось. В 1970 г. в западных районах насчитывалось 226, тыс. татар, что на 54,1 тыс. меньше, чем в 1939 г. Такая ситуация отдельным представителям власть придержащих на местах, видимо, показалась анормальной, и была начата широкая кампания по пересмотру этнической принадлежности части населения региона, особый размах которой совпал с 80-ми годами прошлого века. Суть ее заключалась в том, что башкир региона стали записывать татарами. В 1950–1970-х годах в Илишевском районе преобладающим населением практически всех населенных пунктов было башкирское. Ко времени последней Всесоюзной переписи картина изменилась. Число башкирских деревень сократилось с 63 до 29, появились три татарские деревни (Новонадырово, Старонадырово и Яны Турмуш), население 32 деревень стало смешанным — башкирско-татарским.

В другом западном районе — Благоварском перемены были более радикальными. В конце 1950-х годов — в 43, в 1960–1970-х годах в 30 деревнях преобладали башкиры. А перепись 1989 г. учла в районе 24 татарские, 7 башкирско-татарских деревень и ни одной башкирской.

Не менее масштабная “переэтнизация” населения была осуществлена в Дюртюлинском районе. Население семи деревень (Имай-Утарово, Тамак, Венеция, Аканеево, Бишнарат, Гублюкучук и Юкалекуль) в 1989 г. стало татарским, 18 поселений — смешанным — башкирско-татарским, хотя все они были башкирскими. Население лишь четырех башкирских деревень (Зиятембеково, Сикаликуль, Ильдус и Новоуртаево) не поддалось пропагандистской кампании определенных кругов и не сменило свою этническую принадлежность.

“Переэтнизация” населения отдельных районов региона, под которой мы имеем ввиду попытку представить башкир татарами, имела место не только в 1980-е годы, что наглядно видно на примере населения отдельных деревень Чекмагушевского района.

При переписи населения 1959 г. деревни Новый Калмаш, Кашкар, Тайняш, Нур, Урняк, Яш-Куч и Старый Пучкак были башкирскими, десять лет спустя, в 1970 г., они стали татарскими. Деревни Новые Каръявды, Чиялекул, Старые Чупты, Чуртанбаш, Каратал и Новый Пучкак в 1970 г., напротив, стали башкирскими, а в материалах переписи 1959 г. они значатся как татарские, что наводит на мысль, что при первой послевоенной переписи они без учета мнения населения были записаны татарскими. Если исходить из опубликованных итогов переписи населения, проведенной накануне разрушения СССР, в Чекмагушевском районе ныне нет ни одного населенного пункта с преобладающим башкирским населением. Башкиры никуда не выехали, как жили, так и живут, но значительная часть из них записана татарами. В результате население деревень Новые Карьявды, Тайняш, Чуртанбаш, Нур, Урняк, Яшь-Куч, Новый Пучкак стало не башкирским, а смешанным — башкирско-татарским.

В соседнем Шаранском районе в конце 1950-х годов было десять деревень с преобладающим башкирским населением. К переписи 1970 г. их осталось пять: две деревни обезлюдели, две стали татарскими — это Дюрменево и Чалмалы, основанные вотчинными башкирами Кыр-Иланской волости Белебеевского уезда. В 1989 г. башкирским было лишь одно село — Шаранбаш-Князь, население деревень Алмаш, Таш-Чишма и Ямадыбаш стало смешанным — башкирско-татарским, а деревни Нижнезаитово и Кугарчибуляк, основанные башкирами-вотчинниками Киргизской волости Белебеевского уезда, превратились в татарские.

Аналогичных примеров можно привести по всему региону. Однако, на наш взгляд, и этих достаточно, чтобы уяснить главную причину “перелива” людей из одного этноса в другой. Сокращение башкир региона между переписями 1979–1989 гг. на 65,6 тыс. человек и прирост татар на 70,5 тыс. произошли не в результате их естественного или механического движения, а вследствие целенаправленной политики определенных местных кругов.

В 2002 г. состоялась первая постсоветская перепись населения. Она выявила, что башкир в Российской Федерации 1 673,8 тыс. человек, что на 225 тыс. больше, чем в Советском Союзе в 1989 г. Среди народов России они занимают четвертое место после русских (116 млн), татар (5,5 млн), украинцев (2,9 млн) и опережает из семи народов страны с численностью более одного миллиона человек чувашей, чеченцев и армян.

Последней Всесоюзной переписью населения 1989 г. в РСФСР было учтено 1 345,3 тыс. башкир. Следовательно, за межпереписные тринадцать лет их численность возросла на 328,5 тыс. человек. Среди шести современных народов Урало-Поволжья, имевших в советское время автономию, башкиры — единственные со столь заметным приростом. Показатели других народов региона более чем скромные или вовсе отрицательные. Численность российских татар, например, за 1989–2002 гг. возросла всего на 36 тыс. человек. Столь незначительный прирост тюркско-мусульманского народа с относительно высокой рождаемостью и сравнительно низкой смертностью, видимо, обусловлен и тем, что крымские, сибирские и крещенные татары (кряшены) численностью, соответственно, 4 тыс., 10 тыс. и 25 тыс., в прошлом учитываемые как часть татар, при переписи 2002 г. были зафиксированы как самостоятельные этносы.

За пределами республики насчитывается более 452 тыс. башкир, или 27,0% их общей численности. Тринадцатью годами раньше за пределами Башкирской АССР их было около 600 тыс. человек (40% их общей численности).

Наиболее компактно они проживают в регионах, в прошлом (с IX в. н.э.) составлявших их этническую родину — исторический Башкортостан: в Челябинской области – 166,4 тыс. (чуть меньше, чем все население Республики Алтай), Оренбургской — 52,7 тыс., Пермской — 40,7 тыс., Свердловской — 37, тыс., Курганской — 15,3 тыс., Самарской — 7,9 тыс., Саратовской области — 4,0 тыс., в Республике Татарстан — 15,0 тыс., Удмуртской Республике — 4, тыс. Башкиры живут также на севере европейской части страны: в ЯмалоНенецком автономном округе (7,9 тыс.), Республике Коми (3,1 тыс.), Ленинградской и Мурманской областях (по 1,1 тыс.); в регионах Южного федерального округа: в Краснодарском крае (2,1 тыс.), Волгоградской и Ростовской областях (по 1,1 тыс.); в Сибири: в Красноярском крае (3,9 тыс.), Республике Саха (Якутия) — 2,3 тыс., Новосибирской, Омской, Читинской, Томской и Иркутской областях (от 1,1 тыс. до 2,4 тыс.); на Дальнем Востоке: в Хабаровском крае (1,4 тыс.), Амурской области (1,2 тыс.) и в Приморском крае (2,1 тыс.).

Башкирская диаспора представлена и в странах ближнего зарубежья.

До распада СССР в Казахской ССР насчитывалось 41,8 тыс. башкир, Узбекистане — 34,8 тыс., на Украине — 7,4 тыс., в Таджикистане — 6,8 тыс., Туркменистане — 4,7 тыс., Кыргызстане — 4,1 тыс. Ныне об их численности в этих странах официальных данных нет.

В Башкортостане по переписи 2002 г. насчитывается более 1 221 тыс.

башкир. С 1989 г. их численность возросла на 357,5 тыс. человек, или почти в 1,5 раза. В сельской местности наибольшее увеличение произошло в районах Западного, Северо-Западного и Центрального регионов республики. В Западном регионе коренное население увеличилось на 78,1 тыс. человек, в том числе в Благоварском районе – на 10,6 тыс., Дюртюлинском и Туймазинском – на 8,7–8,9 тыс., в Ермекеевском, Миякинском и Илишевском – по 6,5 тыс. Почти на 44 тыс. возросла численность башкир в Центральном регионе, где выделяются пригородные Кармаскалинский, Кушнаренковский и Иглинский районы, в которых коренной этнос увеличился, соответственно, на 12,8 тыс., 11,1 тыс. и 7,4 тыс. человек.

Несколько уступал Центральному региону Северо-Западный регион республики. В межпереписные годы в его 8 районах башкирское население увеличилось на 4,0 тыс. человек, половина из них приходилась на два смежных района: Балтачевский и Бураевский, в которых башкир больше стало, соответственно, на 11,8 тыс. и 11,3 тыс. человек. В других районах региона, за исключением Краснокамского и Татышлинского, давших рост в 3,9 тыс. и 4,8 тыс. человек, рост численности коренного народа края был незначительным: от 1,7 тыс. (Янаульский) до 2,3 тыс. (Калтасинский).

Одним из высокоразвитых экономических регионов республики является Южный, который включает 10 сельских районов. В нем в межпереписное время численность башкир возросла на 24,4 тыс. человек и больше всего – в Кугарчинском (на 4,2 тыс.), Гафурийском, Стерлитамакском и Зианчуринском (по 3,5–3,6 тыс.), Аургазинском и Куюргазинском (по 2,5–2,6 тыс.) и лишь на несколько сот человек – в Ишимбайском и Федоровском районах.

В Уральском регионе, где башкирское население между переписями увеличилось на 23,2 тыс. человек, выделялись Абзелиловский, Учалинский и Хайбуллинский районы, в которых рост численности башкир составил, соответственно, 5,1 тыс., 5,7 тыс. и 5,9 тыс. человек, а также Белорецкий район – единственный в республике сельский район, где башкирское население уменьшилось (на 649 человек).

В пяти районах Северо-Восточного региона республики за 1989– 2002 гг. башкир стало больше на 9,8 тыс. человек, в том числе в Белокатайском — на 927, Дуванском — на 1000, Кигинском — на 1,4 тыс., Мечетлинском — на 2,9 тыс. и Салаватском — на 3,5 тыс. человек.

Не только в Урало-Поволжье, но и во всей России нет ни одного края, ни одной области, ни одной республики, за исключением Татарстана, где было бы столько татар, сколько их в Башкортостане: 990,7 тыс. человек. По их численности он, уступая лишь их этнической родине, намного опережает все бывшие союзные республики СССР (кроме РСФСР) и все нынешние субъекты Российской Федерации. В четырех смежных с ним регионах страны: в Свердловской, Оренбургской, Челябинской областях и Удмуртской Республике татар в 1,5 раза меньше, чем в Башкортостане. Последней Всесоюзной переписью населения в 13 союзных республиках (Украине, Казахстане, Грузии, Азербайджане, Литве, Латвии, Молдавии, Киргизии, Таджикистане, Армении, Туркмении и Эстонии), вместе взятых, зафиксировано 720,4 тыс. татар, что на 400 тыс. было меньше, чем в Башкирской АССР, каждый четвертый житель которой был татарской национальности.

За межпереписный период численность татар республики сократилась на 130 тыс. человек. Значительное их уменьшение произошло в Благоварском, Туймазинском (8,6–8,9 тыс.), Илишевском, Ермекеевском, Дюртюлинском (6,0–6,6 тыс.) районах Западного региона. В СевероЗападном регионе татары больше всего уменьшились в Балтачевском и Бураевском районах (11,1–12,4 тыс.). В Центральном регионе республики выделяются три района: Кушнаренковский, где число татар сократилось в 1,5 раза больше, чем в пяти районах (Архангельском, Бирском, Благовещенском, Мишкинском и Нуримановском), вместе взятых, Чишминский и Уфимский, где татарское население не уменьшилось, а увеличилось, соответственно, на 271 и 2,9 тыс. человек.

В Южном регионе, включающем 10 районов, численность татар в межпереписные годы сократилась на 1,5 тыс. человек,т.е. на столько, на сколько их стало меньше в одном Кушнаренковском районе. Больше всего татар уменьшилось в районах, тяготеющих к центру республики: в Аургазинском – на 1,9 тыс., Гафурийском – на 2,0 тыс. человек. Несколько ниже показатели Ишимбайского (1,3 тыс.) и Кугарчинского (1,6 тыс.) районов.

В Северо-Восточном регионе республики татар уменьшилось: в Кигинском (на 535 человек), Мечетлинском (931) и Салаватском (1,3 тыс.);

увеличилось в Дуванском (на 9 человек) и Белокатайском (56) районах.

В Уральском регионе численность татар сократилась на 4,1 тыс. человек, и половина из них — в Учалинском районе.

Такова динамика численности сельского татарского населения между переписями 1989 и 2002 гг.

Уровень урбанизированности татар в республике заметно выше, чем у коренного населения, но значительно ниже, чем у украинцев и русских.

Однако он имеет тенденцию к росту. Если в 1989 г. доля горожан у них составляла немногим более 57%, то в начале текущего столетия 67% татар стали жителями городов и поселков. В межпереписное время численность татар-горожан возросла в 12 городах, особенно заметно – в г. Дюртюли (на 4,2 тыс. ), Нефтекамск (3,5 тыс.), Уфа (3,2 тыс.), Салават (2,0 тыс.), Октябрьский (1,7 тыс.), Бирск (1,4 тыс.); в то же время в 8 городах республики она уменьшилась на 8 105 человек, в том числе в Белебее (на 2,2 тыс.), Туймазах (1,4 тыс.), Учалах (2,1 тыс.), Благовещенске (789 человек), Агидели (738), Янауле (369), Баймаке (267) и Стерлитамаке (168).

Башкортостан – многонациональный край. И в нем издавна утвердилось межнациональное согласие, создан уникальный межнациональный микроклимат, который заключается во взаимном уважении и культурнодуховном обмене разных народов.

1. Населенные пункты Башкортостана. Ч. 1. Уфимская губерния.

1877. Уфа, 2002.

2. Список населенных мест. Ч. II. Оренбургская губерния. 1866.

Уфа, 2006.

3. Первая всеобщая перепись населения Российской империи, год. XIV (Уфимская губерния). СПб., 1904.

4. Список населенных пунктов БАССР на 1920 г. Уфа, 1926.

5. Всесоюзная перепись населения 1939 г. Основные итоги. М., 1994.

6. Национальный состав населения Башкирской АССР. Уфа, 1981.

7. Национальный состав населения Башкирской АССР (по результатам Всесоюзной переписи населения 1989 г.). Уфа, 1990.

8. Демографические процессы в Республике Башкортостан. Уфа, 2005.

9. Основные итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. М., 2003.

10. Краткие итоги Всероссийской переписи населения 2002 г. Уфа, 2004.

11. Национальный состав населения Республики Башкортостан (по данным Всероссийской переписи населения 2002 г.). Уфа, 2007.

12. Кузеев Р.Г. Историческая этнография башкирского народа. Уфа, 1978.

13. Давлетшина З.М. Татарское население Башкортостана. Уфа, 1981.

14. Даль В.И. Повести и рассказы. Уфа, 1981.

ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ РОЛЬ И ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ

ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА В ВУЗЕ

Результатом подготовки специалиста является не только определенный набор знаний и компетенций, но и формирование определенных духовных качеств, то есть достижение им некой стадии цивилизованности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Бюро информации общественности memobpi Образование в интересах устойчивого развития В течение почти 60 лет ЮНЕСКО поддерживает и совершенствует образование в мире. Она играет ведущую роль в рамках Десятилетия ООН по образованию в интересах устойчивого развития (2005гг.). Ю НЕСКО занялась Этот подход получил дальнейшее проблематикой устойчивого развитие в резолюции 17, принятой на 32 развития сначала в областях сессии Генеральной конференции деятельности ее сектора ЮНЕСКО в 2003, еще раз...»

«Информационное письмо № 1 Уважаемые коллеги! Приглашаем Вас принять участие в работе ХV международной научной конференции Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей, посвящённой 80-летию со дня основании Кроноцкого государственного природного биосферного заповедника. Проведение конференции планируется 18-19 ноября 2014 г. в г. Петропавловске-Камчатском. Кроноцкий государственный природный биосферный заповедник, являющийся старейшим природным резерватом Дальнего Востока России,...»

«(Неофициальный перевод) Европейская социальная хартия (пересмотренная) Страсбург, 3 мая 1996 года Преамбула Подписавшие настоящую Хартию правительства, являющиеся членами Совета Европы, учитывая, что целью Совета Европы является достижение еще более тесного единства между его членами в целях защиты и осуществления идеалов и принципов, которые являются их общим наследием, и содействия их экономическому и социальному прогрессу, в частности путем обеспечения и более широкой реализации прав...»

«Методическое объединение вузовских библиотек Алтайского края Вузовские библиотеки Алтайского края Сборник Выпуск 12 Барнаул 2013 ББК 78.34 (253.7)657.1 В 883 Редакционная коллегия: Л.В. Болячевец, Т.Н. Злобина, И.Н. Кипа, Т.А. Мозес, Н.Г. Шелайкина, Е.А. Эдель Гл. редактор: Н.Г. Шелайкина Отв. за выпуск: М. А. Куверина Компьютерный набор: Е. А. Эдель Вузовские библиотеки Алтайского края: сборник : Вып. 12 : / Метод. об-ние вуз. б-к Алт. края. – Барнаул : Типография АлтГТУ, 2013. – 74 с. В...»

«А.Б. Багдасарова, М.Е. Попов Гражданская и этнокультурная идентичность в образовательном пространстве современной России Поиски идентичности: выбор направления В условиях российской полиэтничности проблема идентичности – одна из наиболее активно обсуждаемых и исследуемых научным сообществом. Это подтверждается, во-первых, наличием публикаций, в которых особое внимание уделяется проблемам интеграции современного российского общества, природе и причинам этнических конфликтов, росту национального...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ БОТАНИЧЕСКИЙ САД ИМ. Э.ГАРЕЕВА ИНТРОДУКЦИЯ, СОХР АНЕНИЕ БИОР АЗНООБР АЗИЯИ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ Р АСТЕНИЙ Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 100-летию со дня рождения чл.-корр. НАН КР, профессора Э. Гареева и Международному Году Биоразнообразия (2010) (г. Бишкек, 7-9 сентября 2010 год) Настоящая публикация подготовлена при финансовой поддержке проекта Bioversity International / UNEP-GEF “In Situ/On Farm сохранение и...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА, МОЛОДЁЖИ И ТУРИЗМА (ГЦОЛИФК) Международный научно-практический конгресс НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ 27–29 мая 2014 года Том 2 МАТЕРИАЛЫ X Международной научно-практической конференции психологов физической культуры и...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.И.ГЕРЦЕНА ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ПРОЕКТЫ, КОНКУРСЫ, ГРАНТЫ, КОНФЕРЕНЦИИ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № Санкт-Петербург 2 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР БЮЛЛЕТЕНЯ: КРУГЛОВ А.Ю., директор Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена, д.соц.н. РЕДАКТОРЫ БЮЛЛЕТЕНЯ: АЛЬМЕТОВА Н.М., ведущий переводчик Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена ИСМАИЛОВА Р.Д., ведущий...»

«ИсторИя И культура поволжского села: традиции и современность Материалы региональной студенческой научной конференции. 29-30 октября 2009 года Ульяновск - 2009 УДК 913+130.2 И-90 История и культура поволжского села: традиции и современность: материалы региональной студенческой научной конференции (29-30 октября 2009 г., Ульяновск). / редкол.: Л.О. Буторина [и др.]. - Ульяновск:, ГСХА, 2009, - 324 с. - ISBN 978-5-902532-62-0 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского гуманитарного...»

«МАТЕРИАЛЫ II СТУДЕНЧЕСКОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЗАОЧНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО СТУДЕНТОВ XXI СТОЛЕТИЯ Часть I Новосибирск, 2012 г. УДК 08 ББК 94.3 Н 34 Н 34 Научное сообщество студентов XXI столетия: материалы студенческой международной заочной научно-практической конференции. Часть (16 апреля 2012 г.) — Новосибирск: I. Изд. Сибирская ассоциация консультантов, 2012. — 224 с. ISBN 978-5-4379-0075-8 Сборник трудов студенческой международной заочной научнопрактической...»

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 11 г. К ИЗУЧЕНИЮ ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ВРЕДИТЕЛЕЙ МАСЛИЧНЫХ КАПУСТНЫХ КУЛЬТУР Лычковская И.Ю. 398037 г. Липецк, Боевой проезд, 26 ГНУ Всероссийский научно-исследовательский институт рапса Россельхозакадемии heteroptera@yandex.ru На основе проведенных исследований энтомофауны посевов масличных капустных культур, предварительно выделено 10 видов насекомых-фитофагов из 2 отрядов, которые потенциально могут быть вредителями. Энтомофауна...»

«Mustafayeva G.A. About two kinds aleurodidae harming to planting in a Botanical Garden Azerbaijan National Academy of Sciences. Donetsk Botanical Garden National Academies of Sciences of Ukraine International Scientific conference Introduction and protection of plants in botanical gardens, September 5-7, 2006, p. 354-357. Мустафаева Г.А. О двух видах алейродид, вредящих насаждениям в ботаническом саду НАН Азербайджана. Международная научная конференция “Интродукция и защита растений в...»

«КОНВЕНЦИЯ ПО СОХРАНЕНИЮ МИГРИРУЮЩИХ ВИДОВ ДИКИХ ЖИВОТНЫХ Бонн, 23 июня 1979 г. ПРЕАМБУЛА: Договаривающиеся Стороны, ПРИЗНАВАЯ, что дикие животные во всем их многообразии, являются незаменимой частью природной системы Земли и должны сохраняться для блага человечества; СОЗНАВАЯ, что каждое поколение людей является хранителем природных ресурсов для будущих поколений и Обязано обеспечить сохранность этого наследия или - там, где оно используется - его разумное использование; СОЗНАВАЯ, все...»

«+ methodische Beilage Objektiv 4/2009 4/2009 + методическое приложение Объектив МЕЖДУНАРОДНЫЙ СОЮЗ НЕМЕЦКОЙ КУЛЬТУРЫ ПРИГЛАШАЕТ В ЛАГЕРЬ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ НА ТВОРЧЕСКУЮ, СЕМЕЙНУЮ И СПОРТИВНУЮ СМЕНЫ! Участниками могут стать победители конкурса сочинений: • дети в возрасте от 10 до 14 лет • творческие и спортивные коллективы • семьи российских немцев Темы конкурсных работ (на выбор): • Die deutsche Sprache fngt mit mir an / Немецкий язык начинается с меня. Расскажите о том, как вы изучаете...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ПЕНЗЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ООО НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ИННАУЧАГРОЦЕНТР МЕЖОТРАСЛЕВОЙ НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПЕНЗЕНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ АКАДЕМИИ НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАЗВИТИЯ АПК РОССИИ IV Всероссийская научно-практическая конференция Посвященная 60-летию кафедры Селекция и семеноводство Сборник статей Февраль 2014 г. Пенза УДК 338.436,33(470) Б Б К 65.9(2)32-4(2РОС) Н Под общей...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН ДОМ ДРУЖБЫ НАРОДОВ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. Акмуллы ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ В КУЛЬТУРЕ И ОБРАЗОВАНИИ Материалы V Международной научно-практической конференции 17 декабря 2010 года I Том Уфа 2010 УДК 821.512 ББК 83.3(2Рос=Баш) Г 94 Печатается по решению функционально-научного совета Башкирского государственного педагогического...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУР Ы РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО Ростовская государственная консерватория (академия) им. С. В. РАХМАНИНОВА 344002, г. РОСТОВ-НА-ДОНУ, пр. БУДЕННОВСКИЙ, 23 тел. 262-36-14, 262-46-45, факс (863) 262-35-84 e-mail: rostcons@aaanet.ru http://www.rostcons.ru № на от XIX ВСЕРОССИЙСКИЙ (ОТКРЫТЫЙ) КОНКУРС МОЛОДЫХ ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ИМЕНИ АНАТОЛИЯ КУСЯКОВА ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ БАЯН, АККОРДЕОН, НАЦИОНАЛЬНАЯ ГАРМОНИКА XIX ВСЕРОССИЙСКИЙ (открытый) КОНКУРС ИСПОЛНИТЕЛЕЙ ИМЕНИ АНАТОЛИЯ КУСЯКОВА...»

«РНБ-ИНФОРМАЦИЯ № 7- 8. ИЮЛЬ-АВГУСТ 2008 г. ХРОНИКА ФЕДЕРАЛЬНЫЕ, РЕГИОНАЛЬНЫЕ И ГОРОДСКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ 3 июля в Москве в Министерстве культуры РФ состоялось информационное совещание по вопросам перехода на новую систему оплаты труда. Перед руководителями учреждений культуры выступил Министр культуры А.А.Авдеев. На вопросы аудитории отвечала зам директора экономического департамента МК Н.Ф.Блохина. РНБ на совещании представляли: ген. директор В.Н.Зайцев и заведующая Отделом стратегического...»

«К у з и н а М а р и н а 115407, Россия, Москва, а/я 12; +10-(095)-118-6370; Web site: http://www.pads.ru; E-mail:info@pads.ru Д е с я т о в а Т а т ь я н а E-mail:chaga10@mail.ru Primitive and Aboriginal Dog Society Дорогие члены Общества по сохранению примитивных аборигенных собак и читатели нашего Вестника! В этом выпуске мы публикуем следующие четыре статьи предназначенные для Трудов первой международной конференции Аборигенные породы собак как элементы биоразнообразия и культурного наследия...»

«Издание осуществляется при финансовой поддержке РГНФ, № гранта – 12-06-00000 The publication is supported by the RFH, Number of the grant – 12-06-00000 RUSSIAN ACADEMY OF EDUCATION DEPARTMENT FOR EDUCATION AND CULTURE SCIENTIFIC COUNCIL ON READING FSI OF THE SCIENTIFIC CENTRE NAUKA, RAS K.D. USHINSKY SCIENTIFIC PEDAGOGICAL LIBRARY OF RAO RUSSIAN STATE CHILDREN’S LIBRARY RUSSIAN READING ASSOCIATION RUSSIAN LIBRARY ASSOCIATION REPORTS OF THE SCIENTIFIC COUNCIL ON...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.