WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ, ВОЗРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ, ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ И ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ Материалы Всероссийской (с Международным участием) ...»

-- [ Страница 8 ] --

Очевидно, в представленных работах обнажается натура главных героев – жестокосердная, прагматичная, злонравная. Но в герое повести Самсонова, она ещё более свирепая, злобная и желчная, возможно, вызванная обстоятельствами ранее пережитого опыта героя – завистью успехам товарища, беспокойства, мести, страха или каких-то неудач: «Нет, не вспоминает он за собою тогда больно уж тоскливых дум. Но вот лютое волчье торжество, победный пир хищников на трупах слабых и робких – словно впечатались в его память. Есть сила – режь, нет силы – ляжь; это он тогда понял и принял…» [1: 231]. Этой философией он решил руководствоваться всю свою дальнейшую жизнь. Литературный критик Р.И.

Яшина, рассуждая над темой и идеей повести «Доля» Самсонова, приходит к выводу, что он следует философской теме Л.Н. Толстого и Ф.М. Достоевского: «Автор, будто продолжает поднятую великими русскими писателями-философами тему: на свет человек рождается, чтобы совершать добрые поступки, а за плохие дела, даже если впереди уже только смерть, он всё равно понесёт ответственность».

Красной нитью в рассматриваемых произведениях проходит выражение необъяснимо чудовищных, даже сколь-то звериных чувств героев, их безучастности, холодности, превосходства над другими людьми, отдалённости от духовной насыщенности жизнью. Для героя Стейнбека своего рода развлечением стала казнь преступника. Он погружался в атмосферу казни со странным удовольствием: «Медленное шествие осуждённого к месту казни рождало в его душе какое-то трепетное чувство, доставляющее острое наслаждение. При этом главным была не сама казнь – его захватывала волнующая атмосфера всей процедуры в целом» [2: 342].

Самсонов мастерски рисует эпизод с волками, как бы выявляя схожесть натуры героя с волчьей, ещё раз раскрывая его алчность и упоение всевластием. Многие критики отмечают, что Самсонов умеет пользоваться яркими деталями, которые помогают изобразить любую картину, словно живую, и читатель её представляет как в реальности: «Сильная сторона – умение наглядно нарисовать картину. Всё, что изображает, получается, словно живое, читатель как бы чувствует вкус и запах. Сильно получается, когда своих героев и описываемые случаи пропускает через своё сердце».

[4: 20]: «Клац! Клац! – рвут они (волки) на податливой овечьей шее воротную вену, опьянено хватая на лету бьющую из неё кровавую струю. И, за новой жертвой – клац!. Они владыки сейчас, они всесильны и ненаказуемы в слепом ужасе губимых ими – волки хорошо понимают, чувствуют это – упиваются безнаказанностью…Куда ни ступи – кровавые клыки убийц, колесо погони вращается ещё скорей, и всё упоеннее рвут осатанелые серые твари трепещущее живое мясо» [1: 228].

Возвращаясь к работе Стейнбека, нельзя не отметить в его герое те же характеристики, что и у героя Самсонова: власть над другими людьми, душевный разлад, безучастность, безжалостность, прилив сил от содеянного и созерцаемого – словно все отрицательные качества человеческой натуры переплелись в одном человеке: «После исполнения смертного приговора все собирались в кабинете начальника тюрьмы… Они резвились и ликовали, как дети… С уничтожающей иронией относились они к случайному посетителю – обычно это был какой-нибудь молодой репортёр, который терял сознание... Реймонду нравилось буквально всё. Он чувствовал себя живым, все его ощущения становились острее» [2: 343].

Реальная человеческая жизнь и сверхприродное, нематериалистическое существование человека в вечности находятся в своеобразной оппозиции.

Ярко выражена антитеза явлений «земное - вечное», живого и мёртвого, дня и ночи, земли и неба. Противопоставляются внутренние миры героев и внешние описания их домов, дворовых построек, улиц, фермы и т.д. Такая оппозиция является одним из главных структурных принципов художественного мышления двух авторов. Состояние природы и внутренние ощущения героев даны в антитезе, мир природы и внутренний мир персонажей кажутся полярно противоположными. Природа показана в безмятежном спокойствии, а герои словно противопоставляются великолепию вселенской жизни, они не вписываются в это идиллическое, неомрачённое бытом окружение, и чаще всего отвергаются им. Стейнбек обращается к такому стилистическому приёму как оксюморон, сопоставляя контрастные по значению слова, чтобы ещё полнее раскрыть противоречивость натуры Реймонда: «Берт разочаровался и в то же время почувствовал отвращение. Здоровье и добросердечие Реймонда уже сами по себе казались неуместными и почему-то непристойными. В его благодушии и любви к детям было нечто неподобающее» [2: 343].

Такое же «непристойное» и «неуместное» наблюдается в «Доле» Самсонова:

в разговоре Аверьяна с призраком Васьлея в который раз отмечается неподобающий волчий нрав героя:

« - Я лично тебя тогда раскусил… про волков-то не забыл ещё?

- Что овец порезали?

- Ну, и что они тебе про меня сказали, те волки?

- А то и сказали, что сам ты – волк! Ихней стаи, ихней злобы житель.

Глаз ведь ты тогда не отводил: ах, сколь сильны, сколь отважны. Они глотками хлебали кровушку, ты им – глазами помогал!» [1: 244].

В свою очередь, в финале рассказа Стейнбека, в беседе Реймонда и нового жителя Райских Пастбищ, Мэнро, пожелавшего посетить казнь, снова определяются остывшая и бездушная натура Реймонда. Он, как всегда, суховатый и твердокожий, сравнивает преступников с птицами, которым он так привычно и бесчувственно отрубал головы:



« - Как они там... дергаются, рвутся... ну, когда уже висят?..

- Да вроде бы. Вы понимаете, их ведь связывают по рукам и ногам, а на голову надевают колпак из темной материи. Так что много-то не увидишь. Не дергаются, а я бы сказал, дрожь какая-то по телу проходит.

- В газетах пишут, проходит от пятнадцати до тридцати минут, прежде чем повешенный умрет. Это так?

- Да-а, примерно так. Вообще-то умирают они в ту самую секунду, когда затягивается петля. Вот как с курицей: отрубят ей голову, а она мечется, крыльями хлопает, но ведь на самом-то деле она мертва» [2: 347].

Итак, рассмотренные работы авторов различных национальных культур ХХ века – удмуртской и американской, даны в сходном философском аспекте – через изображение природы, через отношение героев к живой природе и людям, их видение и постижение реального мира. Представленную философию жизни героев можно определить как отказ от сближения с законами природы и всемирного существования. Однородное хладнодушие и отчуждение от устоявшихся норм природного бытия во многом однотипно в представлении главных героев произведений. Единообразие и общность философии самоощущения и осмысления героями своих действий и смыла жизни в целом, параллельны и тождественны в рамках изученных работ.

Таким образом, определяются следующие выводы в сопоставлении повести «Доля» Самсонова и рассказе «Райские пастбища» Стейнбека:

1. Философия человеческого существования равно экспрессивно показана через отношение главных героев к природе и, опосредованно, к людям - через «жестокость и смакование чужих страданий» [2: 342];

2. Представленные для сопоставительного анализа работы обобщают принципы человеческого бытия и выявляют, что люди, отстраняющиеся от этих принципов, или жестоко относящиеся к другим людям и природе – в равной степени несчастны, они не находят душевного равновесия;

3. В работах авторов выражается схожий менталитет их народа, показанный в однообразном миропонимании героев двух разных культур.

Убедительно выраженный прагматизм, ядовитое бездушие, «звериный»

нрав, потеря человеческого сострадания – ощущаются одинаково остро в работах Самсонова и Стейнбека.

1. Самсонов Никвлад. Доля, или Мой дом выше твоего: Повести, рассказы / перевод с удм. - Ижевск: Удмуртия, 1995. – 480 с.

2. Джон Стейнбек. Собрание сочинений в 6 томах. Том1. М., Изд-во «Правда», 1989.

3. Т.И. Зайцева. Боль писателя (о книге Никвлада Самсонова «Мой дом выше твоего») // Движение эпохи – движение литературы. Удмуртская литература ХХ века. Учебное пособие. Ижевск, Изд. дом «Удмуртский университет», 2002. с. 197 - 201с.

4. Зайцева Т.И.. Проза Никвлада Самсонова: мифопоэтическая образность // Современная удмуртская проза (1980-2000-е годы). Ижевск, 2006.- с. 25-55.

МЕДИТАТИВНАЯ ЛИРИКА КАК ОСОБЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ

СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ МОРДОВИИ

Одним из важнейших факторов, влияющих на состояние любой литературы, является перераспределение мысли и чувства, соотношение в ней эмоционального и рационального начал. В современной общероссийской литературе уже давно наблюдается сдвиг в пользу тех жанровых форм, которые, по мнению литературоведа Г. Н. Поспелова, составляют «исторически образовавшиеся на протяжении многих столетий стилевые пласты медитативной и медитативно-изобразительной лирики» [1;64].

Не стала исключением и поэзия Мордовии, отличительными чертами которой стали такие характерные особенности, как аналитичность, приоритет мысли над описательностью, нестандартность образной системы, исходящей порой из необычных художественных картин, обращение к нестандартным ракурсам в изображении жизненных реалий. Современные мордовские поэты заметно раздвинули границы философской лирики, что, собственно, характерно и для всего общероссийского литературного процесса. Все перечисленные нами элементы, ярко характеризующие новаторский подход в реализации творческих замыслов в рамках поэзии региона, наиболее полно отразились в творчестве таких поэтов, как Константин Смородин, Камиль Тангалычев, Сергей Казнов, Алексей Громыхин, Владимир Курмышкин и целого ряда других авторов.

Поэты-современники (во всяком случае большинство из них) стремятся выразить свою сокровенную идею, прежде всего, правдой художественного образа, избегая при этом подчеркнутой публицистичности. Связано это с желанием избежать риторичности, выразиться наиболее точно и вместе с тем эмоционально, особенно при обращении к так называемым вечным темам. Сегодня, когда за плечами искусства поэтического слова опыт столетий, задачи художников заметно усложнились. Чтобы сказать что-то свое, касаясь вечных тем, нужно, с одной стороны, твердо освоить поэтические традиции, давно сложившиеся в разработке этих тем, а с другой - преодолеть эти самые традиции. Подобного же рода «энергией преодоления», по нашему мнению, на определенном этапе творческого пути должен обладать любой настоящий поэт.

Известно, что многие значительные открытия происходят на стыке самых различных областей исследования. Поэтому поэты Мордовии пытаются раздвинуть идейно-тематические и жанровые рамки своих стихов, синтезируя в них трагическое и сатирическое, философское и ироничное, будничное и общественно значимое. Нередко, к примеру, даже в любовной лирике поэты стараются использовать взаимоисключающие контрасты, чем-то напоминающие диалектическое единство противоположностей.





Следуя этому правилу, поэт Алексей Громыхин пишет:

Я позволял обманывать себя...

Я знал, как ты коварна и ничтожна!

Я знал, что наше счастье невозможно!

Я знал, что не судьба ты, не судьба!

И все ж, тебя так царственно слепя, Я упивался вновь твоею ложью...

Живи... Тебя уже не потревожу!

Я ненавижу, милая, тебя!!! [2;80].

Воскрешение, воссоздание прошлого, настоящего и будущего - вот что важно и характерно для настоящего художника слова. Одним из таких авторов, наиболее ярко проявивших себя в философской лирике Мордовии, является Константин Смородин, который предстает перед нами поэтом ярко выраженного медитативного направления. Поэт в полной мере отражает тенденцию своего времени – отказ от поверхностного, иллюстративного подхода к оценке явлений действительности, стремление овладеть такими принципами письма, когда художественное творчество служило бы отражением объективной картины мира через его субъективное восприятие. В сущности, к подобной цели стремилась вся русская поэзия на протяжении не одного столетия. И новаторство Константина Смородина в этом плане представляется нам достойным продолжением ее богатейших традиций. Художественное новаторство поэта заключается еще и в том, что он большое значение уделяет общечеловеческим проблемам, идет дальше многих своих предшественников в раскрытии темы жизни и смерти, взаимоотношений человека и природы, специфики художественного творчества и т.д. Поэт мастерки очерчивает те гуманистические принципы и задачи искусства, которые всегда волновали и будут волновать читателя:

Говорят, бессмертны наши души, Но не выйти из воды сухим, Если заповедь нарушил, То воздастся за твои грехи.

Говорят и ад не так уж страшен, Но его страшней во много раз, Если злого перевесит чаша И душа откажется от нас [3;74].

Стихи Константина Смородина могут нравиться или не нравиться, но они не оставляют нас равнодушными. Поэт индивидуален, оригинален, самобытен, что проявляется в стиле, в форме его стиха, темах, четко выраженных авторских настроениях:

Опустеет наш сад Все веселые летние гости, И останутся двое за этим столом Наблюдать, как срывает Винограда студеные грозди... [318].

Многое в стихах Константина Смородина воспринимается с чувством ностальгии, грусти и сожаления. И, как результат, замкнутость, ограничение художественного пространства воспринимаемого автором мира (как правило, это времена года, смена дня и ночи и т. д.), то есть налицо некое однообразие тем, мотивов, красок. Иногда, например, достаточно трудно определить время и место, в котором находится его лирический герой, примет реального мира почти не существует. Стихотворения Константина Смородина нередко представляют собой лирические картины, в большей или в меньшей степени отвечающие требованиям т. н. «камерного» искусства, направленного на постижение лирическим героем себя, своего собственного мира только через призму своих же неразгаданных, порой неопределенных ощущений. Автор изображает уютный, пусть несколько изолированный мир молодого человека, который в отличие от активных, деятельных героев поэзии советской эпохи чаще наблюдает или созерцает внешние события, чем участвует в них.

Говоря о формальной стороне лирики Константина Смородина, нельзя не сказать, что в ней иногда встречаются незначительные языковые небрежности, порой однообразен синтаксис - увлечение назывными предложениями. Стремление к внешней красивости порой соседствует с недостаточной содержательной глубиной. Наблюдаются диалектически слишком, как нам кажется, личные, лишенные общечеловеческой гравитации строки в ряде стихотворений, включенных в его поэтический сборник «Стихотворения». Но все это, так сказать, «издержки производства», досадные исключения. В целом же у нас не вызывает сомнения тот факт, что чувство меры, строгость отбора изобразительно-выразительных средств остаются основными критериями стихотворного искусства данного автора.

Как видим, творчество Константина Смородина достигло значительного уровня - поэт внес заметный вклад в современную поэзию Мордовии, своим творчеством способствуя созданию новых оригинальных образных систем, в которых важное место занимают особенности его миросозерцания и чувственного восприятия окружающей его действительности.

Таким образом, говоря о развитии современной поэзии Мордовии, отметим сложность и противоречивость этого процесса, плюрализм мнений в среде критиков и литературоведов, разнообразие эстетических поисков среди ее наиболее ярких представителей. И какое бы отношение к ним ни было, следует признать, что палитра современной поэзии расширилась;

идейно-художественные столкновения явили собой реальную картину, позволили художникам слова яснее определить свои позиции, эстетические пристрастия, гражданственные устремления. В ней можно отметить, вопервых, усиление личностного, обостренно субъективного начала, вовторых, возрастающий авторский интерес к личности, к общечеловеческим ценностям, способным объединить и взволновать всех людей, хотя при этом их художественное восприятие может быть подчеркнуто индивидуализировано. Отражая свое мироощущение, свой способ мышления, эта поэзия соотносит свое мировоззрение с художественным осмыслением бытия литераторов более старших поколений, находит общие творческие подходы, создает единство целей художников слова различных эпох.

Хочется подчеркнуть и то, что при всей необычности, порой даже экстравагантности в поисках новых поэтических форм, мордовская поэзия последних лет не теряет своей активной гуманистической направленности, верности идеалам всей многонациональной российской поэзии. Это со всей полнотой показано на страницах целого ряда поэтических сборников, вышедших в Мордовском книжном издательстве за последнее десятилетие.

Это явление дало возможность четче почувствовать основные тенденции литературы региона. Рост общей культуры и профессионального мастерства поэтов, общественной значимости поднимаемых ими проблем - вот одна из таких тенденций. И выразилась она, прежде всего, в отходе от высокопарной риторики, лирика все более тяготеет к размышляющим интонациям, больше места в ней занимает внутренний мир современника, духовный опыт народа в целом, не перечисления общеизвестных истин, а тяга к действенному познанию человеческой сути.

Трудно делать обобщающие прогнозы, но, основываясь на изучении поэтического процесса Мордовии можно предположить, что дальнейшее развитие поэзии региона будет проходить под знаком преобладания и углубления в ней личностной медитативной лирики – лирики, эмоционально осмысляющей духовные искания человека XXI века и вечные вопросы бытия, которые встают с новой силой на трагической границе двух тысячелетий.

1. Поспелов Г.Н. Вопросы методологии и поэтики / Г.Н. Поспелов. М.: Изд-во МГУ, 1998. - 336 с.

2. Громыхин А.А. В соборе чувств / А.А. Громыхин. – Саранск :

Мордов. кн. изд-во, 2003. - 112 с.

3. Смородин К.В. Стихотворения / К.В. Смородин. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2001. - 120 с.

МУЖСКИЕ И ЖЕНСКИЕ БОЖЕСТВА В РЕЛИГИОЗНЫХ

ВЕРОВАНИЯХ ЯКУТОВ, КАК ЭЛЕМЕНТ БИНАРНОЙ ОППОЗИЦИИ

Во многих религиозных представлениях существуют «женские» и «мужские» образы духов и богов. Половое различие божеств может быть выражением, так называемой бинарной оппозиции.

Бинарная оппозиция— универсальное средство познания мира, которое особенно активно использовалось и, главное, было осознано как таковое в ХХ в. [1; 16].

В истории бинарных оппозиций элемент мужской/женской является одним из ведущих. Например, Репина Л.П. дает такое определение: «Бинарная оппозиция - фиксированная форма концепций, категорично и определенно утверждающих значения мужского и женского, маскулинного и феминного. Они иногда выступают как конкурирующие, альтернативные, но позиция, которая оказывается доминирующей, объявляется единственно возможной» [2; 75].

Так, в рамках китайской системы «инь-янь» существовало более узкое и содержательно определенное различие между собственно маскулинностью – «сюн» и феминнолостью – «цы» [3; 99-107].

В данной работе попытаемся проанализировать оппозиции мужской/женской с точки зрения религиозных представлений на примере традиционных верований якутов.

Данная оппозиция, прежде всего, берет свои корни с повседневной жизни. В традиции якутов сфера мужского обращена вовне (охота, война), сфера женского вовнутрь (дом) [4; 47]. Это проявляется в разделении домашнего труда на мужской и женский. Мужчины преимущественно связаны с выполнением работы вне (за пределами) дома (дьиэ ис тас улэтэ). Так, в их обязанности входят уход за скотом, очистка снега, заготовка дров и.т.п. Также мужчина издавна занимался промыслом, он был единственным добытчиком и кормильцем семьи.

Обязанности женщины сосредоточены в основном внутри дома (дьиэ ис улэтэ). Это приготовление пищи, поддержание порядка и чистоты, шитье и т.п.

Именно, это доминирование роли мужчины, отца имело существенный отпечаток и в религиозных представлениях, выделением мужских и женских божеств, с определенными функциями.

Вообще в большинстве религий в качестве образца выступает патриархальная семейная система с выраженным приоритетом мужской роли. К примеру, в христианстве представлен мужской образ Бога в трех лицах (бог Отец, бог Сын, и бог Дух Святой). Отсюда в обществе искоренилось, мнение, что Бог – мужского рода.

В верхних ярусах неба и в срединном мире живут множество божеств, каждая из них имеет свои определенные функции.

Главным среди богов был Юрюнг Айыы Тойон (белый создатель господин). Он считается создателем Вселенной и в том числе человека.

Юрюнг Айыы Тойон - глава небес и богов. Он находится на девятом небе, которое представляется как прекраснейшая “страна”, где нет зимы, растёт белая трава, подобная крыльям белого лебедя. Он воплощается в образах белого жеребца или орла [5; 70].

Дьёсёгёй Тойон - бог, покровитель конного и рогатого скота, находится на юго-восточной части видимого неба (там, где выходит зимнее солнце). Он посылает людям конный скот, но может отобрать и обратно, если прогневается. Он старший из братьев богов. Другие его называния Кюрюё Дьёсёгёй Тойон, Дёсёгёй Айыы или Уордаах Дёсёгёй, дарующий отважных мужчин, ретивых коней и тягловых быков [6;19].

Эти божества, хоть и представляются в мужском роде, но в якустком пантеоне они выражаются в основном как солярные символы. Поэтому, из них, по нашему усмотрению исключительно мужским божеством является Баай Байанай.

Баай Байанай - хозяин леса, покровитель охотников; представлялся как веселый шумливый старик, обросший седыми волосами, похожий на якута Серошевский называет его «богом охотников» и дает такое писание «тунгусообразный, но бородатый, обросший седыми или рыжими волосами» [7; 648]. Охотничья удача зависела от благосклонности духа по верованиям якутов. Как правило, с просьбами об удаче на промысле к нему обращались исключительно мужчины.

В этом культе проявляется оппозиция, запреты, связанные с нечистотой женщины. Женщина считалась «нечистой», способной осквернить орудия охоты, тотемных духов и оскорбить Байаная. «Женщине запрещалось, - отмечает И.С.Гурвич, - перешагивать через орудия лова, класть свои вещи на одежду охотника» [8; 86]. Ряд запретов существовал для беременных и рожениц, когда женщина считалась особенно «нечистой».

Из женских божеств, населяющие верхние ярусы верхнего мира, главное место отведено Айыысыт и Иэйэхсит - богини, в виде богато одетых пожилых женщин или кобылиц.

Айыысыт - богиня, символизирующая плодородие, заботящаяся о размножении людей. Она воплощается в образе богато одетой пожилой женщины. Она появляется при родах, помогает благополучно разрешиться от бремени, благословляет родившееся дитя и покидает дом роженицы на третий день после родов.

Родильную обрядность якутов составляют пять обрядовых комплексов, всесторонне характеризующих процесс появления нового человека.

Первая группа обрядов — это обряды "стимулирующие" деторождение.

"Основным среди них является обряд напрашивания ребенка "Айыыпыт тардар", совершаемый "айыы ойууна" (небесным шаманом). Вторую группу обрядов составляют обряды, выполняемые непосредственно во время родов. Среди послеродовых обрядов главную роль играет обряд "Айыыhыт атаары" (проводы богини Айыыhыт), который выполняется после захоронения последа. Отдельную группу обрядов образуют обряды, характеризующие первое унаследованное ребенка в колыбель и имя наречение. Последняя группа родильных обрядов связана с сохранением жизни ребенка.

Наиболее распространенным обрядом, в семьях, где дети умирали постоянно, был обряд "о5о уоруу-та" (кража ребенка).

Представление о том, что Айыысыт враждебно относится к мужчинам позволяет предположить, что в прошлом она была только женским божеством. С этим, видимо, связано то, что обряд проводов Нэлбэй Айыысыт совершали одни женщины, и то, что при обращении к светлым духам Айыысыт шаманы одевались в женскую одежду [9; 88] Другие названия Айыысыт: Ахтар Айыысыт, Налыгыр Айыысыт, Нэлбэй Айыысыт.

Божества Айыысыт представлялись как женщины в отличие от других якутских божеств, которые обычно были мужчинами или парными.

Существовало почитание Духа-хозяйки земли, Аан Алахчын Хотун или Аан Дархан Хотун. Она воплощается в виде седой пожилой женщины, живущей в берёзе (мировом дереве), но в олонхо имеет облик женщины с важной осанкой и повелительными манерами, с добрым обращением [10; 33].

На основе приведенных данных можно заключить, что в традиционных верованиях якутов существовали специфические мужские и женские божества, которые в какой-то мере могли враждебно относятся к противоположному полу или их прерогатива разделялась. Можно предположить, что из этих божеств, иччи Баай Байанай являлся исключительно мужским.

1. Репина Л.П. Женщины и мужчины в истории. - М., 2002. С.

2. Иванов В.В. Чет и нечет: Асимметрия мозга и знаковых систем. М., 1978.

3. Торчинов Е.А. Даосское учение о «женском» // Народы Азии и Африки. 1982. №6.

4. Егорова А.И. Элементы полового символизма в традиционной культуре якутов // Этнографическое обозрение, - №4.

5. Гоголев А.И. Историческая этнография якутов. - Якутск, 1980.

6. Кулаковский А.Е. Научные труды - Якутск, 1979.

7. Серошевский В.Л. Якуты. Опыт этнографического исследования.

– 2-е изд. М., 1993.

8. Гурвич И.С. Охотничьи обряды и обычаи якутов Оленекского района // Сб. материалов по этнографии якутов. Якутск, 1948.

9. Алексеев Н.А. Традиционные религиозные верования якутов в XIX-нач.XX вв. Новосибирск,1975.

10. Гоголев А.И. Якуты (проблема этногенеза и формирования культуры). Якутск, 1993.

Институт Литературы имени Низами Национальной Академии Наук Азербайджана; стажер-докторант Института Мировой Литературы

ВЛИЯНИЕ ТЮРКСКОЙ МИФОЛОГИИ

НА АЗЕРБАЙДЖАНСКУЮ РОМАНИСТИКУ

Древнетюркская мифология является одним из источников азербайджанской литературы. Степень влияния древнетюркской мифологии на литературу азербайджанского народа менялась в зависимости от исторической обстановки. Если до исламизации тюркского этноса мифологические и религиозные воззрения древних тюрков оказывали определяющее влияние на литературный процесс, то в исламский период это влияние было сведено к минимуму. В литературе тюрко-язычных народов художественные произведения долгое время создавались на арабском. При этом обращение к мотивам и сюжетам древнетюркских мифов не допускалось ввиду того, что они считались пережитками времен Джахилии (Невежества)1.

Привнесение элементов капитализма на территории проживания тюркских народов закономерно спровоцировало формирование национального мировоззрения. Не случайно, что первоначально в царской России тюрко-язычные народы именовались как единая этническая группа, проживающая в различных регионах: крымские татары, поволжские татары, кавказские татары и т.д. К концу ХIХ века тюрко-язычное население начинает идентифицировать себя как самостоятельные национальности. В результате к первой четверти ХХ века в османской Турции и на национальных окраинах России складываются тюрко-язычные нации: турки, татары, башкиры, азербайджанцы и т.д.

Литературный процесс у тюрко-язычных наций носит «индивидуальный» характер, вместе с тем можно наблюдать и некоторые общие черты. Во-первых, это секуляризация литературы. В некоторых произведениях прямо, в других косвенно ставится вопрос о тюркской самоидентификации. Если ранее в художественных произведениях мы встречались с восприятием тюрко-язычных как частью исламского мира, то в литературе ХIХ века уже сильны мотивы тюркской самоидентификации. В качестве примера, хотела бы привести отрывок из романа азербайджанского писателя Юсифа Везира «Студенты» («Грех»), написанного в начале ХХ века.

В ходе дискуссии о национальном возрождении и путях развития национального самосознания Джалал высказывает другу Гасану следующую Джахилия – в исламской теологии период доисламского существования.

мысль: «Брат, из нас вряд ли что-то получиться! Мы до сих пор не осознали кто мы. Говоря «мусульмане», мы растворяемся в трехсотмиллионной толпе… Да, ты только-только стал называть себя тюрком (не следует путать с определением «турок» - С.Ш.). Наш народ осознает, что они тюрки?

Мы не знаем кто мы, поэтому и другие не будут знать кто мы» [1,70]. Вовторых, создание произведений в европейских жанровых формах. Втретьих, обращением к тюркскому наследию как содержательной компоненте новой национальной литературы. В азербайджанской литературе это влияние наиболее ярко проявилось в обращении к древним и средневековым дастанам-эпосам. Наиболее сильное влияние оказал древнетюркский дастан «Книга моего деда Коркуда» [2,11-12]. Проблематика, сцены, герои из этого дастана не раз воспроизводились в современных азербайджанских прозаических произведениях [3]. Например, романы Мовлуда Сулейманлы «Кочевье» Сулейманлы, «Белый овен, черный овен» Анара, «Неоконченная рукопись» Камала Абдуллы, сборник рассказов М. Рзагулузаде «Сила Эля»1. Столь значительное влияние «Книги моего деда Коркуда» на азербайджанскую прозу, в том числе и романистику обусловлено не только содержательным богатством этого дастана, но и жанровыми особенностями, в том числе и с схожестью с европейскими прозаическими жанрами. Турецкий литературовед Агах Сирри Левенд отмечает: «эпос «Книга моего деда Коркуда» - это художественное произведение, являющееся нечто средним между дастаном и повестью…» [4,59]. В азербайджанском литературоведении за дастанами закрепилось понятие «народного романа»:

«Именуемые «народные романы» и «фольклорные романы» дастаны содержат в себе особенности, присущие как в целом прозе, так и в частности жанру романа: живой и образный язык, монументальные характеры, многоплановость, сильный сюжет, вымысел, преувеличения, широкое и глубокое отображение жизни» [3,28].

Ограничивать влияние тюркских эпосов на современную азербайджанскую прозу и романистику только лишь «Книгой моего деда Коркуда» было бы неоправданным. Влияние оказали и такие дастаны-эпосы как «Огузнаме», «Шах Исмаил», «Короглу», «Гачаг Наби», «Гачаг Керем» и другие. В ряде случаев сюжет, тема и образы дастанов играли не последнюю роль при обращении писателей к прозаическим жанрам, в том чисел и к жанру романа. «Ашуг Гариб» Михаил Юрьевич Лермонтова (пример из русской литературы) «Бахадур и Сона» Нариман Нариманова созданы на базе таких дастанов как «Ашуг Гариб» и «Асли и Керем». Дастаны «Шах Исмаил», «Короглу», «Гачаг Наби», «Гачаг Керем», «Саттархан» послужили в качестве основы для многих романов. Влияние дастанов можно зафиксировать в большинстве романов конца ХIХ – начала ХХ века.

Эль – многогранное понятие, использовавшееся как в отношении тюркского племенного союза (trk qara qama bodun), так и в отношении ареала распространения тюркских племен, в то есть как синоним понятия «родина» - «Вечный Эль» (Мэнге Эль).

В контексте влияния тюркского культурного наследия социалистическую эпоху в азербайджанской литературе можно условно разделить на два периода:

- период ярого отрицания тюркского наследия;

- «хрущевская оттепель» и последовавшее за ней переосмысление значения древнетюркских и фольклорных литературных традиций.

Если в первый период доминирует негативная оценка тюркского культурного наследия, то в ходе «хрущевской оттепели» азербайджанским литературоведам «разрешили» исследовать художественные произведения на предмет определения в них тюркских «мотивов». Поэтому на этот период приходится интерес азербайджанских литературоведов и авторов к народному творчеству, дореволюционной литературе и литературе периода Азербайджанской Демократической Республики. На этот период же приходится научное обоснование преемственности азербайджанской литературы.

90-ые годы прошлого столетия – это период краха социалистического мировоззрения, а вместе с тем краха соцреализма как направления в культуре. Вторая половина ХХ – начало ХХI века характеризуется также усилением фольклорных мотивов. Эта тенденция относится не только к азербайджанской литературе, а характеризует всемирный литературный процесс в целом.

Спецификой же этой тенденции является феномен «постфольклора». Термином «постфольклор» характеризуется чаще всего лишь часть городской культуры, имеющей фольклорную природу [5,3] «Постфольклор» в литературе приводит к процессам неомифологизации. Именно неомифология становится мощным фактором литературного процесса ХХ и ХХI веков. Наиболее значимые проявления мировой литературной неомифологии: «Властелин колец»

Дж.Р.Р.Толкина, «Улисс» Дж.Джойса, «Иосиф и его братья» Т.Анна, «Сто лет одиночества» Г.Гарсиа Маркеса.

В неомифилогических произведениях авторы «смешивают» мир архаики (эпохи мифа) и мир современности (эпохи индустриального и пост индустриального развития), что создает особый тип хронотопа. В рассматриваемых литературных произведениях неомифология выступает в качестве способа упорядочивания сложного и противоречивого мира, перед лицом которого оказывается современный человек. При этом объектом мифологизирования выступает как социальная составная фабулы, так внутренний мир героев, в частности, изображенный в процессе самопознания и самоопределения на фоне этических и гуманистических проблем духовной культуры прошлого. Архетипические сюжетные мотивы и типы героев подвергаются трансформации, мифологическая аллюзивность переплетается с литературной реминисценцией.

В качестве примера из современной азербайджанской литературы можно привести роман Сабира Рустамханлы «Небесный Тенгри» («Gy Tanr»).

Сюжет этого романа уносит нас в период правлению тюркских каганов, в период расцвета тенгрианства как религии единобожия. Вместе с тем, это произведение не является классическим историческим романом. С. Рустамханлы, используя древнетюркскую мифологию и письменные источники (в том числе и Орхон-Енисейские стелы), ищет ответы на стоящие перед современным тюркским миром вопросы в мифическом прошлом. «Небесный Тенгри» - это произведение о современных проблемах тюрко-язычных наций, но отраженных в неомифологическом художественном пространстве.

Подытоживая, хотелось бы отметить, что тюркская мифология является одним из наиболее значимых источников, к которому обращается азербайджанская романистика. Степень и формы влияния тюркской (древней и средневековой) культурной традиции на азербайджанскую романистику различна в зависимости от исторической и политической обстановки. Особенностью же этого влияния на современном этапе является «преломление» через призму неомифологии.

1. Чямянзяминли Й.В. Ясярляри. ЫЫЫ ъилддя. ЫЫ ъилд.

Бакы. Елм, 1976.

2. Тящмасиб М.Щ. Дядя Горгуд бойлары щаггында // Азярбайъан шифащи халг ядябиййатына даир тядгигатлар. Бакы. 1961.

3. Хялилов Г. Азярбайъан романынын инкишаф тарихиндян, Бакы. Елм. 1973.

4. Лявянд Сирри Аэащ. Тцрк ядябиййаты. Истамбул. 1951.

5. Ядрышкова Л.Г. Фольклор и постфольклор в культурны практиках повседневности.

Автореферат дисс. кандидата культурологи. Екатеренбург, 2008.

ИЗУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА НАРОДОВ ХАНТЫ И МАНСИ

НА УРОКАХ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ

В середине 20 века в Западной Сибири были открыты богатейшие залежи нефти и газа. Со всей страны сюда приезжали люди для освоения этих земель. Но еще с давних времен здесь жили ханты и манси, относящиеся к группе финно-угорских народов.

Актуальность этнического воспитания на современном этапе вызвана необходимостью развития национальных культур, формированием национального самосознания, освоением детьми родной и мировой культуры. Но для успешного взаимодействия людей разных национальностей важно знать культуру, традиции и обычаи друг друга. Поэтому возникает необходимость введения в курс программы начальной школы сведений о культуре народов Севера. Совершенно недостаточно проведения единичных мероприятий или мимолетного упоминания о жизни коренных народов Югры, которые издавна жили на этой древней земле.

Для учителей было написано пособие «Творчество народов Севера на уроках в начальной школе», получившее диплом 1 степени на Всероссийском конкурсе учителей «Педагогические инновации». Цель пособия – обеспечение условий для целостного восприятия детьми жизни народов Севера через изучение их творчества, активизации познавательной деятельности младших школьников на уроках в начальной школе, воспитание толерантности.

Материал для уроков русского языка систематизирован по темам в соответствии с программой начальной школы. Использованы отрывки из произведений национальных поэтов и писателей, загадки, пословицы и поговорки.

Возможно включение в урок данных текстов с различными заданиями:

- списывание, - выборочное списывание, - письмо под диктовку, - письмо по памяти и т.д.

Материал подобран таким образом, что отражает отношение авторов к нравственным ценностям. Поэтому его использование реализует воспитательную задачу урока.

Так, например, при изучении темы «Правописание безударных гласных в корне слова» предлагаются отрывки из стихов национальных поэтов:

С мамы начинается Земля.

В люльке просыпается Земля.

Под солнцем качается Земля.

В сказке продолжается Земля.

(Юван Шесталов. «Мама».) Ты красивее берёзы.

Говорят, ты некрасива – Ты красивее луны.

Голос твой, как скрип сосны… Ты милей пушистой белки.

Ты красива тем, что Твои сказки входят в сны.

(Юрий Вэлла. «Бабушке Менги».) Раздел «Литературное чтение» содержит сказки, загадки, биографические данные о национальных поэтах и писателях. Включен материал о загадках ханты и манси, об отношении этих народов к ним, структуре загадок.

Сказки и загадки народов Севера представлены в сравнении с русскими народными и авторскими. Отсюда можно проследить общность в отношении к общечеловеческим ценностям: добру и злу, трудолюбию и лени, честности и лживости.

«Как собака себе товарища искала». «Как собака друга искала».

«Семь братьев-разбойников». А.С.Пушкин «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях».

На крыше дома целый каравай хлеба Висит хлеба краюшка.

- Это полная луна.

Четыре женщины одним платком Под одной фатицей.

накрылись.

- Что это? Отгадайте!

- Это ножки стола Белая ткань разворачивается, Черная корова повалит, Черная ткань сворачивается. Белая поднимет. (День и ночь).

Быстрее сотни ног, быстрее сотни Что на свете всех быстрее?

После их анализа ученики приходят к выводу: при явном различии в культуре, быте, обычаях двух народов прослеживается сходство в отношении к нравственным ценностям.

В разделе «Окружающий мир» представлены хантыйские и мансийские легенды о растениях и животных ХМАО, миф о происхождении Земли. В них четко прослеживается отношение коренных народов к растениям и животным как к живым существам, наделенным чувствами и разумом. Себя они представляют неотъемлемой частью природы.

Легенды: «Медведь», «Почему у горностая кончик хвоста черный», «Созвездие лося», «Береза», «Лиственница».

Сказки: «Медведь», «Почему у зайца большие уши», «Рябчик», «Как окунь стал полосатым», «Как щука себе голову сделала».

Стихотворение Ю.Вэллы можно считать эпиграфом как к данному разделу, так и ко всем другим.

И осталась серая глина, от жары растрескавшаяся.

Поленился трубопрокладчик проверить трубу, Заполнил нефтедобытчик нефтью трубу до отказа, Весь этот и другой материал в системе используется на уроках в начальной школе.

Целостная картина представлений о творчестве народов ханты и манси помогает вызвать уважение и восторг перед уровнем развития культуры этих народов. В конечном итоге это формирует толерантное отношение к другим народам, что очень актуально в современном мире.

1. Сборник «Мифы, предания, сказки хантов и манси». - М., «Наука», 1990.

2. «Загадки мансийские (вогульские)». - Ханты-Мансийск, 2002.

3. «Мансийские сказки для детей». Составитель Е.И.Ромбандеева. С-П, «Просвещение», 1992.

4. Сборник «Песни реки Аган». - Мегион-Варьеган, 2003.

5. «Мансийские загадки». Составитель Е.И.Ромбандеева. - М., «Икар», 1996.

6. «Хантыйские народные загадки». Составители В.Н.Соловар, С.Д.Морокко. - Ханты-Мансийск, «НИК», 1997.

7. В.И.Сподина. «Методическое пособие по этнографии коренных народов Западной Сибири». - Мегион, 1995.

8. З.П.Соколова. «Легенды Вут-Ими». - Сургут, АИИК «Северный дом», 1993.

9. В.И. Зимин. «Русские загадки, пословицы, поговорки». – М., «Школа-Пресс»,1994.

10. МР3. Фольклор хантов и ненцев Нижневартовского района. Комитет по культуре и кино Нижневартовского района. –

class='zagtext'> АФУРИАР ХТЕРЕНД АЛАНАН

ХАЛЫ ИЖАДЫ ЛГЛРЕ

(“Табын” район гзитенд баылан материалдар буйынса) Тамырары менн Алтай ятарына барып тоташан и ур, бай тарихлы табын билене тоомдары йшгн афури ере халы ижады лглрен ифрат бай тбктре берее. р тауы, йылаы, урманы, умаы тарих йлгн был ер уйын-клкг, йыр-бейег ота, дртле, маир ле, айы аыллы, эшсн халы кн ит. афуриары хтеренд кп ятара инде юалып баран халы ижады лглре, млн, бороно йырар, бейетыпырытар, афористик ижад лглре, урын-ер атамалары, ошо яты батырары хаында байта млмттр алана. Был млл ошо ерлект м районды “Табын” гзитенд баылып сыан материалдара кте яала.

Борон-борондан Табын биле бт башорт илен билдле батырары, бил бирм кршселре менн дан тотан. Шундай батырары берее - сама менн 1820-1890 йылдара йшгн Абдрахман, йни брй батыр. Ул - Кесе Табын ырыуынан, элекке лдшле(херге олан) ауылында тыуып кн ярлы кртин. Буйыны менн башаларан лл ни айырылып тормаан, 180-195 см.

самаындаы мыты кле омол кеше була. Кесе табын ырыуы кешелре уны ылан яшылытары, изгелектре сн яратан.

Абдрахман ауыл халы менн брн ташыан ваытта, йыуан аастары бер е ктреп алыр, ткее ат йг т алмаан ер йкт е тартып сыарыр булан. инде абантуйара бил бирм батыр булып, даны Клсер Табын, Йомран Табын, умры Табын тарафтарына ки тарала башлаас, халы уны башаларан айырылып торон сн “брй батыр” тип йрткн [1].

Табын билене Кесе табын ырыуы ене батырары менн ген тгел, сабыш аттары менн д тир-ята дан аанан.

Бт табын билене данын урлаусы шундай тайары берее бик енслекле була: ыртынан бауыр атына тиклем буй-буй булып а, ыыл тт ала тшкн, р буйа – а т тнд ыыл, ыыл тнд а тл барма башы урлыында ына тртктр сабыран була. Тн кр хужа кеше - Злрнй уны Аласабыр, тип исемлй. абан туйарында уны уыусы бер ат та булмай, образы легендалара телг алына башлай. аатар уны нисек т ула тшррг уйлаан м юлын тапан. Халы араында йргн легендалара араанда, хужаы уны аатара бер йр ата алмашан. мм шунан у ул мала уып кит алмаан, бт малы ырылып бткн. Ил арттары Злрнйе был ылыына риза булмаан: “Аласабыр атты ото ине, ул легендаы бт, артабаны ямышы билде ала [1] маирлыы, кйрене ктрг терлек моо менн дан тота. р тбкте ен ген хас моо, йырары, кйре бар. Был бее рухи байлыыбы. афури районыны абай ауылында аланып алан “Ямантау” йыры шулар ртенд. Ямантау элек-электн файалы аылмалара бай булан. Салауат батыр еткселек иткн уыш ваытында батша скре е башлаас, а анда алан башорт яугирре Ямантауа килеп ыйынан, шул тау башында леп аландар. Ауыл байары тауы Мск урытарына атас, ярлы ауыл кешелре сенеп ошондай йыр сыарандар:

“Яман ына тауы кн битенд, Болан менн мышы тйккйе.

Яман ына тауы атып бирек, рм булды лилр йккйе.

Яман ына тауы атам тигс, Йыйылып килде бар ауыл.

Яман ына тауа барып булмай, Итккйе тулы арауыл” [3].

Ошо у ауылда табылан “Злхбир” кйн, ыаныса аршы, тарихы ю. Йкмткеен араанда, уйына ына сыан мленд мере лп алан Злхбирг арнап сыарылан был йыр:

“Ирмлкй тауан шыуан сата, Арты итккйен ар тейгн.

сенн Злхбир ораан у, Уйнай бирсе, балам, бар тигн.

Ирмлкй тауы и башында, Бигерк т бейек ар икн.

Шул ре бейек тау башына Ни ген ыым бары икн.

Бртк-бртк арар яуа, Ирмлкй тауы башына.

Ирмл тауы етте инде Бер ген бртк ыым башына”.() Борон р йыры башарыр алдынан, йырсы уны сыарылыу тарихын йлр булан. “ылысбай йыры”ны да тарихы бар.

Ауыл уряднигы тарафынан, Себерг ргнг ебрелеп, унан асып тыуан илен айтып еткс, вафат булан ылысбай е йыр сыаран була. Тыуан ятарын аынып ижад иткн ул был йырын:

“Алытаран ына, ай, крен Сусаташты яы айыны.

Йш меркйре тмй, тир, ояш нис сыып та байыны.

Брхт кен тетй, уалы елн, мр билау быуа килеш.

улдарыда малдар була егет, Трлр менн иркен йлш” [4].

Бына шундай тариха бай, моло йырар аланып алан афури ятарында.

енслекле тыпырытар, ахрита(трк) уйындары алана.

Тыпырытар – ул характерлы бейе, башорт халыны гзл бейе снте лг. Был бейе ошо тбкт йшгн халы образыны йшйеше л, кнкреше л, рухы ла саыла.

Тыпырытара кмк кеше атнаша. Ахрита булас, егеттр м ыар аралашып, ур трк яап баып, уа ла, ула ла йлнлр.

Уртала ике ота тамасы тора, бейее улар алып бара. уш аялап сапан ат тоятары тауышын хтерлткн тыпырау тауышына кмк йыр ушылып енслекле бер моа ерел. Тыпырыта йршл, кс аыу, ябай тыпырлауа тп трл бейе элементтарын, хркттрен д ушыра ммкин. Музыкаль размеры 2\4. Бейеселр хркте р ваыт 6-сы позициянан башлана м 16 такттан тора [5].

“Бее йшгн тбгебе тау башорттары йшйешен инлер, тигн фекермен”, - тип яа Сйетбаба ауылында йшсе уытыусы-пенсионер Байбулдин Хннан Зкир улы. – Снки бе тау башорттарына хас, ки таралан кмк уйын, ула-ул тотоношоп, йырлап-тамалап бейе йолалары бар. Бе уны йыртама тип атайбы”[5].

Таматар, белеебес, халы уйындарына, бейерен ны бйлнгн. Еелс, дртле кйг башарылыу уайлылыы менн улар борон-борондан халы келен яын ижад тр анала.

р ерлекте ен ген хас кйг алып йырланан таматары, улары ерле енслек менн башарыусы ота тамасылары бар.

Бына шундай тамасылары берее – Байбулдин Лотфулла бабай Сйетбаба ауылында йшгн. Уны таматарын бег килтереп еткересе Байбулдин Хннн Зкир улы. Ул Лотфулла бабайан 1967 йылда с тама “Битер-битер-битерле”, “Трешлерешле”, “Этлек, арна, балтыран” яып алып алан. Ошо йыртаматарын миал сн бер нис куплет:

Битер-битер-битерле: Трешле-решле (Битерле – йыла исеме, Трешле - урын-ер атамаы). Таматар бик енслекле: 10-12 куплеттан тора м ушымтаы бар.

Фольклор – инглиз е, халы аылы, халы белеме тигнде алата. Халы борон-борондан донъяны жйеп бер клектн араан, енс ынап, уны танып-белерг тырышан. Халы белеменд, уны рухи й, трн аылы, художество таланты саыла.

афури ятарында ла трн фекерле йтемдр, млдр, йоматар, халы ынамыштары яып алынан. Млн, йтемдрн бер нис миал: “Ир була изгелекле бул, илг гзллекле бул”; “Иленд йрсене илке-алы кенн юалта илене халы”; “Атлы башорт ил крке”, “Башорт аты - менн, ил – батыры менн”, “Эйрле ат ал бирмй, егрле башорт ял белмй”, “Хрм ашаан – хйере алан”; я килег аылышлы халы юрауары: “Тал ксг крен, я етте тигн ”; “орттар ирт оса – ыыл яа”; “Тамсы боо оон була – я оа кил”; “Склр ояынан тура оса - я дрр кил”;

“айынды уты кп аа – ямырлы ййг” [7].б.

Материалдаран афури яында хатта исемле, серле таштар а барлыы билдле булды. Млн, Ерек ауылында эргендге аланда с таш бар: шымаы – Ата таш, сыбары – Ин таш, ырсынлыы - Бала таш тип йртл [8]. ыаныса аршы, таштары ни улай аталыуын бер кем д аны ына йт алмай.

Борон-борондан изге урын - табыныу урыны булып аналан был урын.

Ул урынды “Йй ташы” тип т йрт икн урындаы халы[7]. ороло йылында йки, киреенс, яуымдар лк йонсотан млдр оло быуын кешелре ошо алана килеп, таштары йыуып, улары майлап, рън уыр буландар. Ололары телге р ваыт абул булан.

афури тбгенд р аралан млмттр менн бер рттн байта ына легенда-рийттр аланан, улар тураында алдаы мллр йтелер.

ыымта решенд шуны йтерг була: афури еренд йшсе башорттар ене рухи тамырарын, боронолар аманатын онотмай, енслекле кренештр алап кил м килск быуына еткере ур эш башара.

1. брй батыр - 1993 йыл, 40-41- се андар. Аман Юлъяшин(Красноусол асабаында йшй, уытыусы-пенсионер) Слймн Рхимовтан яып алан.

2. Аласабыр - 1993 йыл, 54-55-56 - сы андар. Аман Юлъяшин (ара: № 1) легенданы афури районыны Сйетбаба ауылында йшсе Хйрулла Влиевтан яып алан.

Хафизова(абай ауылы) Глсм Мансурованан яып алан.

Юлъяшин (ара: № 1) легенданы афури районыны олан ауылында йшсе Тзкир бзрованан яып алан.

5. Табын тыпырыы - 1999 йыл, 13 - сe ан. Ханнан Байбулдин(Сйетбаба ауылы, уытыусы-пенсионер).

6. Лотфулла аайы с тамаы - 1995 йыл, 96- сы ан.

Ханнан Байбулдин (ара: 5) 1967 йылда Сйетбаба ауылында йшсе Лотфулла Байбулдиндан яып алан.

7. Йй ташы - 2006 йыл, 42 - сe ан. Мансаф Сйфуллин (Ерек ауылы).

8. Ата таш, Ин таш м Бала таш – 1993 йыл, 47 - се ан.

Дин Борханова (Ерек ауылы).

ЛАГЕРЬ КАК АВТОРСКАЯ МОДЕЛЬ МИРА

«ЛАГЕРНОЙ» ПРОЗЫ ПИСАТЕЛЯ СИБИРИ Б.Н. ЛЕСНЯКА

В наши дни становится очевидным, что «лагерная проза» прочно вошла в литературу, как проза деревенская или военная. Свидетельства очевидцев, чудом выживших, спасшихся, восставших из мертвых, продолжают поражать читателя своей обнаженной правдой. Лагерь как модель человеческой жизни стала в целом темой их творчества, извечные коллизии доведены и обострены до предела, наиболее выразительно проявляется природа самого человека именно в чрезвычайных обстоятельствах, какими и были для писателей-«лагерников» страшные годы ГУЛАГа. Среди них и забайкальский писатель Б.Н. Лесняк. 35 лет жизни отдал Б. Лесняк Колыме, из них 18 лет – лагерю и ссылке. В 1937 году он был арестован за участие в контрреволюционной студенческой организации. «Контрреволюция» заключалась в том, что в квартире известного фотохудожника М.С.

Наппельбаума в Москве собиралась поэтическая молодежь. Бывал там и Борис Лесняк, тогда студент Московского медицинского института: « Я бывал в этой компании, где читались свои и чужие стихи. Все эти ребята и девушки, или почти все, были арестованы, обвинены в участии в контрреволюционной студенческой организации. В моем обвинении значилось также чтение стихов Анны Ахматовой и Николая Гумилева»[1;209]. Трагический лагерный опыт вылился у Лесняка в автобиографическую прозу «Я к вам пришел!» (1998). Основой модели мира Лесняка становятся человек и окружающая среда в их взаимодействии с указанием пространственно-временных характеристик – важных параметров вселенной. Устройство лагеря предполагает замкнутость пространства. Перед нами не лагерь сам по себе, а лишь текст о нем. И здесь только от автора зависит, как именно будет организовано художественное пространство, какова будет его философия. Б.Лесняка интересует модель человеческого поведения, ее осмысление. Ключевыми семами текста становятся «страх, холод, голод, непосильный, подневольный труд, смерть, жизнь».

Особое место занимает рассказ «Испытание страхом», которое замыкает главу «Корни и ветви», становится главенствующим в структуре модели мира автора. Лесняк, анализируя природу страха, приходит к пониманию того, что страх – абстрактное эфемерное понятие, которое охватило всех, в частности, мать и отца, имеет определенный источник, приводящий к противоречию: государство в лице его лидеров, в которых люди верят безоговорочно, оказывается, и держат людей в страхе. Ближайшая периферия формируется образными номинациями страха. Автор использует набор устойчивых образов страха, таких как страх – «растерянная улыбка, униженность и тревога», «мелкая дрожь, озноб», «нервное напряжение», всего – 17. А в целом автор различает два понятия страха – это страх чего-то конкретного, например, темноты, боли, смерти и страх неясный, неотчетливый, не направленный на конкретный объект. Синонимический повтор подчеркивает усиливающееся внутреннее напряжение: холодок под ложечкой, защемило, засосало – испариной весь покрылся – холодок под ложечкой, комок в горле – постоянная тревога, непокой – сон стал тревожным – взгляд казался подозрительным.

Страх теперь уже от незнания и неизвестности оказывается способен проникнуть во все поры человека и даже в сон - физиологическое состояние покоя и отдыха. Итак, страх овладевает полностью сознательным и бессознательным существованием. В центре внимания оказывается не внешнее поведение героев, а мир ощущений, описанный честно и откровенно. Автор- повествователь детально описывает состояние страха, охватившего его в момент ареста. Новые формы обретает страх в лагере: тревога и страх человека, заполняющие его внутренний мир, теперь связаны с внешним давлением среды лагеря: «В лагере перед нами вырастали новые страхи. Страх постоянного каждодневного унижения, страх перед непосильным трудом на лютом морозе. Страх голода – этого не покидающего тебя ощущения, поглощающего все твои мысли, затмевающего все твои чувства. Но страх все же держал нас в крепких клещах, не давая ни на минуту расслабиться. С этим страхом, растворенным в крови, мы уходили за зону, кому повезло до конца срока дожить и выйти на волю» [1; 172]. Повествователь показывает, что страх прочно проникает в человеческую сущность все дальше и дальше, овладевая мозгом, растворяясь в крови, диктуя, свои правила бытия.

Уже после отбытия срока повествователь собирается в отпуск на материк, и им вновь овладевает чувство страха: «Дремавший во мне страх проснулся и заработал. Мой личный, персональный страх вылез наружу и меня оседлал» [Там же; 173]. Показывая власть страха над человеком, Лесняк доводит ситуацию до абсурда, используя прием замещения:

внутренний страх перерастает в нечто, что может оседлать человека. Рассказ заканчивается авторским рассуждением-откровением: «Страх заражает так же, как насморк. Это наблюдение Гете.

В рассказе наблюдается динамическое развитие этого образа, в результате чего создается развернутый образ страха – от липкого чувства до нечто, способного сделать человека рабом. Ключевой концепт «страх»

представляет собой ядро индивидуально-авторской художественной картины мира, а концептуальное пространство текста формируется на основе слияния, сближения, стяжения общих признаков концептов одной семантической области – отрицательные экзистенции, что и обуславливает определенную цельность текста. Таким образом, в формировании концептуального значения модели мира участвуют ключевые понятия: «холод, голод», составляющие лагерный быт.

Основной темой в прозе Лесняка становится Колыма, которая считалась «полюсом лютости», это же отмечает Солженицын в прологе «Архипелага ГУЛАГ»: «…Колыма была – самый крупный и самый знаменитый остров, полюс лютости этой удивительной страны ГУЛАГ…». У Лесняка читаем: «На восток, на восток идут эшелоны. Принимай, Колыма! Колыма – край непуганых птиц, край несметных богатств, насмерть зажатых в ледяном кулаке, край пеллагры, цинги и неглубоких могил» [1; 57]. Колыма в изображении писателя оказывается ловушкой, созданной природой Севера и человеком. Концепт «холод» как «царство стужи и снега» создается автором в следующем визуальном физическом и психологическом описании, в котором доминирует синхронно существующие контрастные признаки этого объекта действительности: «Аборигены Крайнего Севера, обладая собственной метеорологией, идущей из каменного века; и то не строят свои отношения с Природой на «ты». Аргонавты же, прибывшие к золотому руну под конвоем, от которых даже температура наружного воздуха, да и помещений, держалась в тайне, - искали и находили свои ориентиры в этом царстве стужи и снега. Так, например, при температуре ниже сорока градусов по Цельсию во время дыхания, а вернее, при выдохе появляется нежный, но явственный звенящий шелест. Это выдыхаемый пар превращается в льдинки, а льдинки звенят, ударяя друг друга. При температуре, близкой к минус пятидесяти и ниже, образуется плотный туман, в котором иногда и на расстоянии вытянутой руки предметы трудно различимы. В сильные морозы на лету замерзает плевок. Нам, встречавшим на Колыме не первую зиму, все это было известно, даваясь горькой наукой» [Там же;

57]. «Нежный звенящий шелест, льдинки звенят, ударяя друг друга», воспроизводимых человеческим телом, изначально ему не свойственных – все это обобщенная передача наиболее характерных природных элементов, подчеркивает проникновение холода и в человеческое тело, и в душу.

Лагерь как пространство смерти активно, действенно, пробуждает в людях их скрытые инстинкты и желания, превращая людей в пассивную вещь, жизнь которой ничего не значит. В лагере все центры, которые составляют пространство лагеря – носители смерти. Доминанту текста Лесняка составляют ключевые: «За 12 лет в лагере, за 35 на Колыме видел я отмороженные пальцы, руки, ноги, вырванные морозом ноздри, обмороженные носы и щеки. Целиком замерзали люди и везли их с участка прямо в морг» [1; 47]; «Зимой в лагерной амбулатории за дневной прием набирался таз скусанных щипцами Листона пальцев с отмороженных рук и ног»[Там же; 73]; «…А перезимовавшие первую зиму с застывшими круглыми глазами вспоминали безмолвные ледяные туманы, тихий зловещий шелест дыхания, обмороженные руки и ноги и забитый, как дровами сарай, морг [Там же; 70]; Умирали от дистрофии, авитаминоза, пневмонии, дизентерии [Там же; 77]. В то же время Лесняк отмечает, что «даже часто видя смерть, привыкнуть к этому трудно» [Там же; 155]. Здесь особенно активно работает философская аксиома, что человек – как и целое общество, и все человечество – прозревает собственную сущность, оказавшись на грани небытия, когда жестокой и бескомпромиссной становится ситуация «человек перед лицом смерти». При этом в человеке слишком силен инстинкт жизни, его не всегда можно заглушить философскими и религиозными убеждениями. В рассказах Лесняка несколько вариантов поведения человека в этой кризисной ситуации: 1) маска интеллигентного человека, которая спасла героя в рассказе «С головой Гитлера в чемодане»; 2) смерть Смоллера от еды в развлечении, организованном самими зэками, в рассказе «Лошадка ротного»; 3) выбор смерти самими героинями в рассказе «Время врачует раны»; 4) «саморубство» (руки, ноги, пальцев ног, рук, даже детородного члена) как возможность продления жизни в рассказах «Северное сияние», «Ставка», «Лишние люди»; 5) растление властью, данной одним человеком над другим в рассказе «Серые будни». Лесняк, изображая пространство лагеря, выражает одновременно свою концептуально-фактическую информацию о смерти – как то, к чему невозможно привыкнуть. Доминирующие отрицательные экзистенции в бытии человека длительное время (страх, голод, холод, подневольный труд, смерть) оказываются, с одной стороны, несовместимы с самим фактом существования, а с другой стороны, мобилизуют защитные силы человека, тем самым, становясь мерой положительного в бытии человека.

1. Лесняк Б.Н. Я к вам пришел! [Текст] / Б.Н. Лесняк. – Магадан: АОА «МАОБТИ», 1998. - 296 с.

СОДЕРЖАНИЕ

М.В. Мурзабулатов ЭТНИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ У БАШКИР

М.В. Мурзабулатов НАСЕЛЕНИЕ БАШКОРТОСТАНА (2-Я ПОЛ.XVI– НАЧ. XXI ВВ.)........ И.Н. Абатуров

ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ РОЛЬ И ПРОБЛЕМЫ ПРЕПОДАВАНИЯ

ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА В ВУЗЕ

Л.А.Абукаева

СРАВНЕНИЯ В СБОРНИКЕ В.КОЛУМБА

«ПОРЫЛЫК» («ДОБРОТА»)

Р.М. Алламоратова

XX БЫУАТ БАШЫ БАШОРТ ДРАМАТУРГИЯЫНЫ БАШОРТ

БИ ТЕЛЕ ЕШЕН ЙООНТОО

Л.А. Андреева

ВЫРАЖЕНИЕ ДВОЙНОГО ОТРИЦАНИЯ В МАРИЙСКОМ ЯЗЫКЕ.....

А.Д. Атабиева

НРАВСТВЕННО-ЭТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЭТНОПЕДАГОГИКИ В

БАЛКАРСКОМ ДЕТСКОМ ФОЛЬКЛОРЕ

Р.Р. Баязитова

ТРАДИЦИОННЫЙ ЭТИКЕТ БАШКИР В СИСТЕМЕ

СТЕРЕОТИПИЗИРОВАННЫХ ФОРМ ПОВЕДЕНИЯ

Байгулина Э.А.

ОСОБЕННОСТИ ПРИНЦИПОВ МЕТОДИКИ ПРЕПОДАВАНИЯ

АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

О.И. Бирюкова

ЖАНРОВО-ВИДОВАЯ СПЕЦИФИКА ФИННО-УГОРСКОГО

РАССКАЗА НАЧАЛА ХХ ВЕКА

Л.Н. Буланова ДИАЛОГ ЯЗЫКОВ И КУЛЬТУР

З.Р. Валиуллина

ТРАДИЦИОННЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ОПЫТ БАШКИР КАК ОСНОВА

СОВРЕМЕННОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Ф.В.Газаева

К ПРОБЛЕМЕ РАЗГРАНИЧЕНИЯ СИНОНИМИИ И ВАРИАНТНОСТИ

ВО ФРАЗЕОЛОГИИ ТЮРКСКИХ ЯЗЫКОВ

Н.А.Герляк

ДАРОВАНО МНЕ СЛОВО… (ВЛАДИМИР МАЗИН О НАЗНАЧЕНИИ

ПОЭТА И ПОЭЗИИ)

Ж.М.Гузеев

О СООТНОШЕНИИ ТРАНСПОЗИЦИИ И КОНВЕРСИИ (НА

МАТЕРИАЛЕ КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОГО ЯЗЫКА)

И.Ю.Данилова

ТРАДИЦИИ ЭТНОПЕДАГОГИКИ В НАЦИОНАЛЬНОМ ТАТАРСКОМ

ОБРАЗОВАНИИ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

С.Д.Егинова

СЕМАНТИЧЕСКОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ РУССКОГО И

ЯКУТСКОГО ЯЗЫКОВ, ОБОЗНАЧАЮЩИХ ЭМОЦИЮ ИНТЕРЕСА....

С.И.Ефремова

ХРОНОТОП ДОРОГИ В РОМАНЕ Н.Е.МОРДИНОВА «ВЕСЕННЯЯ

ПОРА»

Зиатдинова Г. И.

РЕАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПТА «СУГЫШ» В ТАТАРСКОЙ ЯЗЫКОВОЙ

КАРТИНЕ МИРА

Л.Ш.Ќамалетдинов, Г.Ибраџимов исем. ТЂЏСИныћ ТАТАР ЂКИЯТЛЂРЕ ДЉНЬЯ ЂКИЯТЛЂРЕ КАТАЛОГЫНДА............... Жиндеева Е.А.

ЭВОЛЮЦИЯ МОРДОВСКОЙ ПРОЗЫ В СОПРЯЖЕНИИ

С РУССКОЙ КУЛЬТУРОЙ

А. В. Зюзин

ФОЛЬКЛОР В ИНТЕРНЕТЕ: ВАРИАНТЫ И ПЕРЕДЕЛКИ ПЕСНИ

«ХАС-БУЛАТ УДАЛОЙ» И «ОЙ ТЫ, ГАЛЯ»

М. С. Инкижекова

ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА ХАКАСОВ. СЕМИОТИЧЕСКИЙ

ПОДХОД КАК РЕКОНСТРУКЦИЯ

А.С.Исакова

ФОРМИРОВАНИЕ ЯЗЫКОВОЙ ЛИЧНОСТИ БУДУЩЕГО

СПЕЦИАЛИСТА

Исакова С.С.

CХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ В ЛЕКСИЧЕСКИХ СВОЙСТВАХ

ТЕРМИНОВ И НЕТЕРМИНОВ

Е.В. Косинцева ФОЛЬКЛОРНЫЕ ЖАНРЫ В ПОВЕСТЯХ Е.Д. АЙПИНА

Л.А. Кулбакова, Масалимов Р.Н.

ИДЕИ ПРОСВЕТИТЕЛЯ РИЗЫ ФАХРЕТДИНОВА КАК ОСНОВА

ОРГАНИЗАЦИИ И ВОСПИТАНИЯ МОЛОДЁЖИ

О.И.Кушнир

РУССКИЕ НАРОДНЫЕ ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ, КАК

СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ ЯЗЫКОВОЙ КУЛЬТУРЫ УЧАЩИХСЯ

НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ

А.Т.Липатов

СЛАВЯНСКИЙ *UBOGЪ И ФИННО-УГОРСКИЙ *VADA: К

ИСТОКАМ ЭТИМОЛОГИИ И СЕМАНТИКИ ДРЕВНИХ ЯЗЫЧЕСКИХ

ТЕРМИНОВ

А.Т.Липатов

ДРЕВНЕМАРИЙСКИЙ ТЕОНИМ *VADA И ЕГО

ЭТИМОЛОГИЧЕСКАЯ СООТНЕСЕННОСТЬ С ТЮРКСКИМИ

ТЕОНИМАМИ *VUTA И * BUTY

Р.Т.Муратова

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СЕМАНТИКА НАЗВАНИЙ С

ЧИСЛОВЫМ ПОКАЗАТЕЛЕМ

Л.Х.Мљхђммђтќанова “ТАЏИР-ЗЉЏРЂ” СЮЖЕТЛЫ КИТАБИ ДАСТАННАРНЫЋ ФОЛЬКЛОР НИГЕЗЕ

Г. А. Нелаева, А.А. Сизова К ИЗУЧЕНИЮ НАСЛЕДИЯ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ

С.Е. Ноева,

КОНЦЕПТ ЗЕМЛИ В РОМАНАХ

В.С. СОЛОВЬЕВА-БОЛОТ БООТУРА

А.И. Османова НАРОДНЫЙ ОПЫТ ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ В КАРАЧАЕВОБАЛКАРСКОМ ФОЛЬКЛОРЕ

Р.К. Разяпова

ОБРАЗ ГЕРОИНИ-ПАТРИОТКИ В БАШКИРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И

ФОЛЬКЛОРЕ

В.И. СПОДИНА

АКСИОСФЕРА МУЖСКОГО И ЖЕНСКОГО В ТРАДИЦИОННОЙ

КУЛЬТУРЕ ОБСКИХ УГРОВ И САМОДИЙЦЕВ

О.В. Степанова

СЕМЬЯ И ПРИРОДА В ПОВЕСТИ НИКВЛАДА САМСОНОВА

«У ВОРОТ ТВОИХ ЧЕТЫРЕ БЕРЁЗЫ»

О.В. Степанова

ПРИРОДА В РАСКРЫТИИ ОБРАЗА ГЕРОЕВ ПОВЕСТИ «ДОЛЯ» Н.

САМСОНОВА И РАССКАЗА «РАЙСКИЕ ПАСТБИЩА» Д. СТЕЙНБЕКА

(СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТ)

С.Н. Степин

МЕДИТАТИВНАЯ ЛИРИКА КАК ОСОБЫЙ ЭТАП РАЗВИТИЯ

СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ МОРДОВИИ

В.Ф. Федорова

МУЖСКИЕ И ЖЕНСКИЕ БОЖЕСТВА В РЕЛИГИОЗНЫХ ВЕРОВАНИЯХ

ЯКУТОВ, КАК ЭЛЕМЕНТ БИНАРНОЙ ОППОЗИЦИИ

Ш. С. Шарипова

ВЛИЯНИЕ ТЮРКСКОЙ МИФОЛОГИИ НА АЗЕРБАЙДЖАНСКУЮ

РОМАНИСТИКУ

В.В.Шуруто

ИЗУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА НАРОДОВ ХАНТЫ И МАНСИ НА УРОКАХ

В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ

Г.В. Юлдыбаева

АФУРИАР ХТЕРЕНД АЛАНАН ХАЛЫ ИЖАДЫ

ЛГЛРЕ

Б.Н. Юмдылыкова

ЛАГЕРЬ КАК АВТОРСКАЯ МОДЕЛЬ МИРА «ЛАГЕРНОЙ» ПРОЗЫ

ПИСАТЕЛЯ СИБИРИ Б.Н. ЛЕСНЯКА

Мурзабулатов Мухамет Валиахметович

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ,

ВОЗРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ,

ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИХ

И ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ

Компьютерная верстка К.Б. Владимиров Лиц. на издат. деят. Б848421 от 03.11.2000 г. Подписано в печать 10.10.2011.

Формат 60Х84/16. Компьютерный набор. Гарнитура Times New Roman.

Отпечатано на ризографе. Усл. печ. л. – 14,0. Уч.-изд. л. – 13,75.

ИПК БГПУ 450000, г.Уфа, ул. Октябрьской революции, 3а

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
Похожие работы:

«(Неофициальный перевод) Европейская социальная хартия (пересмотренная) Страсбург, 3 мая 1996 года Преамбула Подписавшие настоящую Хартию правительства, являющиеся членами Совета Европы, учитывая, что целью Совета Европы является достижение еще более тесного единства между его членами в целях защиты и осуществления идеалов и принципов, которые являются их общим наследием, и содействия их экономическому и социальному прогрессу, в частности путем обеспечения и более широкой реализации прав...»

«ГБОУ ВПО “Северо-Осетинская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения Российской Федерации” ПРОБЛЕМЫ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ Сборник материалов III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Владикавказ 23-24 мая 2013 г. В л а д и ка в ка з 2 0 1 3 ПРОБЛЕМЫ ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ: Сборник материалов III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. ГБОУ ВПО СОГМА Минздрав РФ. – Владикавказ, 2013....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН ДОМ ДРУЖБЫ НАРОДОВ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. Акмуллы ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ ПРОСВЕТИТЕЛЕЙ В КУЛЬТУРЕ И ОБРАЗОВАНИИ Материалы V Международной научно-практической конференции 17 декабря 2010 года I Том Уфа 2010 УДК 821.512 ББК 83.3(2Рос=Баш) Г 94 Печатается по решению функционально-научного совета Башкирского государственного педагогического...»

«Кухарева Е.В. Выражение категории вежливости в арабском речевом этикете / Е.В. Кухарева // Профессионально ориентированное обучение иностранному языку и переводу в вузе: Материалы международной конференции. Москва, 10-12 апреля 2012. – М: РУДН, 2012. – С. 174-179. Е.В. Кухарева Выражение категории вежливости в арабском речевом этикете Статья посвящена знакомству студентов в процессе обучения арабскому языку с речевым этикетом арабов как элемента формирования у обучающихся знаний и навыков...»

«К у з и н а М а р и н а 115407, Россия, Москва, а/я 12; +10-(095)-118-6370; Web site: http://www.pads.ru; E-mail:info@pads.ru Д е с я т о в а Т а т ь я н а E-mail:chaga10@mail.ru Primitive and Aboriginal Dog Society Дорогие члены Общества по сохранению примитивных аборигенных собак и читатели нашего Вестника! В этом выпуске мы публикуем следующие четыре статьи предназначенные для Трудов первой международной конференции Аборигенные породы собак как элементы биоразнообразия и культурного наследия...»

«Государственный комитет Российской Федерации по высшему образованию Уральский государственный университет им.А.М.Горького Институт по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Межвузовский центр проблем непрерывного гуманитарного образования Уральская ассоциация высшего гуманитарного и социально-политического образования ДУХОВНОСТЬ И КУЛЬТУРА Материалы Всероссийской конференции 14-16 июня 1994 г. Екатеринбург 1995 ББК 4 1 1 4 ( 2 ) Печатается по...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ПЕНЗЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ООО НАУЧНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ ИННАУЧАГРОЦЕНТР МЕЖОТРАСЛЕВОЙ НАУЧНО-ИНФОРМАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ПЕНЗЕНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ АКАДЕМИИ НАУЧНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ РАЗВИТИЯ АПК РОССИИ IV Всероссийская научно-практическая конференция Посвященная 60-летию кафедры Селекция и семеноводство Сборник статей Февраль 2014 г. Пенза УДК 338.436,33(470) Б Б К 65.9(2)32-4(2РОС) Н Под общей...»

«Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации Уральский государственный университет им. А. М. Горького Уральское лингвистическое общество Проблемная группа Русский глагол X Кузнецовские чтения, посвященные 25-летию кафедры современного русского языка УрГУ РУССКИЙ Я З Ы К И РУСИСТИКА В СОВРЕМЕННОМ КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ Тезисы докладов и сообщений международной научной конференции 1 3 — 16 октября 1999 г. Екатеринбург, Россия Екатеринбург Издательство Уральского...»

«VII международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 2013 г. ВЛИЯНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕПАРАТОВ, СТИМУЛИРУЮЩИХ АЗОТФИКСИРУЮЩУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РАСТЕНИЙ, РЕГУЛЯТОРОВ РОСТА И НЕКОРНЕВЫХ ПОДКОРМОК НА УРОЖАЙНОСТЬ СОИ Агафонов О.М., Шабалдас О.Г. 352925, г. Армавир, п. Центральная усадьба опытной станции ВНИИМК ГНУ Армавирская опытная станция ВНИИМК Россельхозакадемии stancya-vniimk@yandex.ru В исследованиях, проведенных в течение 2010-2012 годов по изучению влияния применения препаратов,...»

«123 КОНФЕРЕНЦИИ XXI М.Ю. ПАВЛОВ, кандидат экономических наук, доцент, замруководителя Центра Экономики знаний Экономического факультета, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, e-mail: pavlov@econ.msu.ru 19 апреля 2010 г. в Москве в рамках Международного форума По ту сторону кризиса: модернизационный потенциал образования, науки и культуры прошла Международная конференция на тему: Политическая экономия: реактуализация классики и новая теория социальноэкономического...»

«Л. С. Х А Р Е Б О В А (Петрозаводск) © пдмятішклх книжной культуры злонежья (по.ідтернллл.и сводного КАТАЛОГД книг кирнллнческой печдтн Рестселики Кдрелня) и 2011 г. в Республике Карелия была в основном закончена работа по составлению регионального каталога старопечатных кнриллнческих изданий. В ней принимали участие специалисты Национальной библиотеки, научной библиотеки Петрозаводского университета и музея-заповедника Кижи В вталог войдут описания 405 книжных ігамятников федерального...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ БИБЛИОТЕКА ДЛЯ СЛЕПЫХ КРАСНОЯРСКАЯ КРАЕВАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА – ЦЕНТР СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РЕАБИЛИТАЦИЯ ИНВАЛИДОВ ПО ЗРЕНИЮ: ПРОБЛЕМЫ И ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ Материалы международной научно-практической конференции Красноярск, 28–29 сентября 2010 г. КРАСНОЯРСК ББК 74. С Составитель: Доктор педагогических наук,...»

«УТВЕРЖДАЮ: Приказ МАУ ЦРО г. Братска от 26 сентября 2013 года № 131 Директор МАУ ЦРО И.Н. Кускова ПОЛОЖЕНИЕ о городской научно-практической конференции учащихся 4-11 классов Старт в наук у Настоящее положение определяет статус, цели и задачи, порядок проведения ежегодной городской научно-практической конференции учащихся. Цель конференции: Популяризация интеллектуально-творческой деятельности среди школьников. Выделение и поддержка способных и одарённых в области интеллектуального творчества...»

«Энергетическая система России в национальном и глобальном измерениях: экономика, политика, информационные технологии : межрегиональная юбилейная научно-практическая конференция, г. Волжский, 27-30 сентября 2005 года : сборник научных статей, 2006, 5947210339, 9785947210330, Филиал ГОУ ВПО МИ (ТУ), 2006 Опубликовано: 26th January 2009 Энергетическая система России в национальном и глобальном измерениях: экономика, политика, информационные технологии : межрегиональная юбилейная...»

«Методическое объединение вузовских библиотек Алтайского края Вузовские библиотеки Алтайского края Сборник Выпуск 12 Барнаул 2013 ББК 78.34 (253.7)657.1 В 883 Редакционная коллегия: Л.В. Болячевец, Т.Н. Злобина, И.Н. Кипа, Т.А. Мозес, Н.Г. Шелайкина, Е.А. Эдель Гл. редактор: Н.Г. Шелайкина Отв. за выпуск: М. А. Куверина Компьютерный набор: Е. А. Эдель Вузовские библиотеки Алтайского края: сборник : Вып. 12 : / Метод. об-ние вуз. б-к Алт. края. – Барнаул : Типография АлтГТУ, 2013. – 74 с. В...»

«VII международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 13 г. ВРЕДНАЯ ЭНТОМОФАУНА САФЛОРНОГО АГРОЦЕНОЗА В УЗБЕКИСТАНЕ Аманов Ш.Б. 111215, Ташкентская область, Кибрайский район, ул. Бабур, 4 Узбекский НИИ защиты растений shuha2082@yandex.ru По результатам наших исследований, проведенных 2009-2011 гг. было установлено, что в Узбекистане сафлор повреждают 44 видов насекомых относящихся к 15 семействам. К основным вредителям можно отнести малого сафлорного долгоносика, сафлорную...»

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 11 г. НАКЛОН КОРЗИНКИ ПОДСОЛНЕЧНИКА КАК СЕЛЕКЦИОННЫЙ ПРИЗНАК Илларионова И.В. 350038, Краснодар, ул. Филатова, 17 ГНУ ВНИИ масличных культур им. В.С. Пустовойта Россельхозакадемии vniimk-center@mail.ru Проведена сравнительная оценка сортов и гибридов подсолнечника по степени наклона и длине шеи корзинки. У гибридов подсолнечника выявлена сильная прямая зависимость между этими признаками. Изучен процесс формирования типа...»

«ОТЧЕТНО-ПЕРЕВЫБОРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ МОЛОДЕЖНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Нормативно-исследовательская 2013 станция ОАО Татнефть ОТЧЕТ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОЛОДЁЖНОГО КОМИТЕТА Евгений КОЛЬГИН Нормативно-исследовательская 2013 станция ОАО Татнефть 3 МОЛОДЕЖНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЗДАНИЕ Благоприятных условий для полноценного развития творческого и личностного потенциала молодых работников предприятия ВОЗМОЖНОСТЬ УЧАСТИЯ Научно- практические Культурно-массовые Общественные дела конференции и мероприятия предприятия семинары...»

«VI международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 2011 г. ВЛИЯНИЕ МИНЕРАЛЬНЫХ УДОБРЕНИЙ И МИКРОЭЛЕМЕНТОВ НА ПРОДУКТИВНОСТЬ РАПСА ОЗИМОГО В ЮЖНОЙ СТЕПИ УКРАИНЫ Коваленко А.А, Таран В.Г., Коваленко А.М., Попов М.К. 74843, Украина, г. Херсон, пгт. Надднепрянское Институт земледелия южного региона НААНУ izpr_ua@mail.ru Приведены данные продуктивности рапса озимого по черному пару и стерневому предшественнику при внесении разных доз и в разные сроки минеральных удобрений, а также...»

«История и культура поволжского села: традиции и современность ИсторИя И культура поволжского села: традиции и современность Материалы региональной студенческой научной конференции. 29-30 октября 2009 года Ульяновск - 2009 313 Материалы региональной студенческой научной конференции УДК 913+130.2 И-90 История и культура поволжского села: традиции и современность: материалы региональной студенческой научной конференции (29-30 октября 2009 г., Ульяновск). / редкол.: Л.О. Буторина [и др.]. -...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.