WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«ПОЖАРСКИЙ ЮБИЛЕЙНЫЙ альманах Выпуск № 4 430-летию со дня рождения Д.М.Пожарского Иваново – Южа 2008 УДК 947.031.5 ББК 63.3(2Р-4) П 463 П 463 Пожарский юбилейный альманах: Вып. 4 // К ...»

-- [ Страница 2 ] --

В общем ряду находок особняком стоят 2 небольших фрагмента круговой керамики. Характер керамический изделий позволяет отнести их к кругу древностей летописной муромы и датируется достаточно широко – от середины I тыс. н.э. до XII века. Кольчужное колечко отодвигает датировку вплоть до XVII века.5 Обломок пряслица и кольчужное Проведённые исследования не позволяют точно определить функциональную принадлежность памятника. Он мог быть существовавшим недолгое время раннесредневековым муромским поселением или племенным городищем-убежищем. Не исключено, что позднее на этом месте, в пределах Мугреевской вотчины, была возведена укреплённая усадьба князей Пожарских. Последнее предположение допустимо, учитывая то, что место точного расположения вотчинной усадьбы Пожарских до сих пор не выявлено. Предположение о нахождении здесь усадьбы князей Пожарских нашло отражение и в памяти местных жителей. В 1997 году группе воспитанников туристско-краеведческого объединения «Школа путешественника» Ивановского областного Центра детского туризма под руководством И.В. Купцова местные жители рассказали о том, что на территории памятника росла сосна, будто бы посаженная самим князем Пожарским и что здесь же он собирал свои отряды и устраивал им полевые учения. К сожалению, памятник привлекает внимание не только «правильных»

исследователей, но и «браконьеров от археологии» – кладоискателей. Следы грабительских раскопок отмечали все археологи, побывавшие на городище.

И если раньше самовольные раскопки велись местными жителями просто «из интереса», а по их рассказам, когда-то здесь нашли старинную «саблю» и большие медные монеты, то теперь кладоискательство превращается в доходный бизнес. Технический прогресс упрощает грабителям поиск. Вооружившись металлоискателями, они без особых хлопот выкапывают металлические, наиболее ценные при изучении памятника, предметы. И беда не в том, что находки просто оседают в чьих-то коллекциях, а в том, что из археологического комплекса, изучение которого позволило бы точнее определить место памятника в истории нашего региона, выпадают наиболее яркие, определяющие его значение артефакты.

В заключение, можно отметить, что несмотря на проведенные исследования, памятник ждёт дальнейшего изучения, более тщательной охраны и, по возможности, охранных раскопок, для предупреждения его полного уничтожения.

Городище в селе Лукине // Владимирские губернские ведомости. 1853.№ 7.

Тихонравов К.Н. Городища во Владимирской губернии // Владимирские губернские ведомости.

Ерофеева Е.Н. Археологические памятники Ивановской области. Ярославль. 1965.

Махов Ф., Лощилов Ю. Экспедиция «Меридиан» // «Рабочий край», Иваново. 1973.

22 августа.

Климашов И.Ю., Торопов А.Г. Городище Лукино // Археологические памятники ВолгоКлязьминского междуречья. Вып. 6. Иваново. 1992.

Климашов И.Ю. К вопросу о месте вотчины и дате рождения князя Д.М.Пожарского // Плёсский сборник. Вып.1. Плёс.1993.

Ковалёв А. Легенды Лукина городища // Моё наследие: Святозерье. Иваново. 2000.

К проблеме исследования предполагаемого анные топонимики нередко приходят на помощь в проведении археологических изысканий. Так, например, даже в популярной и учебной литературе по археологии упоминается, что наличие в названии населенного пункта лексемы «городище», «городок» и т. п. в большинстве случаев указывает на существование некогда в данной местности укреплённого населённого пункта, поскольку «город», как известно, – «огороженное», то есть укреплённое поселение1.

Между тем, менее известным признаком бытования укрепления может считаться присутствие в составе ойконима особых формантов, свойственных названиям поселений городского типа, поскольку в древнерусском языке существовали особые синтаксические формы для их обозначения. Особенностью одной из таких форм было наличие в названии конечного форманта «-ль», имеющего, по всей видимости, притяжательное значение2. Например, «Ярославль» – «город Ярослава», «Мстиславль» – «город Мстислава» (этот город в окрестностях Юрьева-Польского известен по летописям)3 и т. п. Вместе с тем, исторически могло сложиться так, что населённый пункт, со временем утративший своё оборонительное значение, не утрачивает названия, поскольку ойконимы исторически более стабильны, чем их носители. При этом в населённом пункте могут сохраняться остатки оборонительных сооружений, которые, по тем или иным причинам, оказываются выпавшими из сферы внимания археологов.

Эти и некоторые другие соображения уже легли в основу успешной поисковой работы на территории Ивановской области, результатом которой стало обнаружение, по мнению исследователей, незафиксированного ранее городища Мирславль Гаврилов-Посадского района4. По аналогии, название села Хотимль Южского района может быть соотнесено с бытовавшим здесь ранее поселением городского типа. В этом случае этимология топонима восходит к имени собственному Хотим. Такое имя как в вариантах Хот, Хотько, Хотяй5, так и в варианте Хотим6 зафиксировано в справочной литературе как личное «нецерковное» имя, распространённое в старину. Семантика его, по мнению исследователей, может означать «выражение ожидания и неожиданности появления нового члена, чувства родителей»7, а по грамматической форме оно является кратким причастием в страдательном залоге (ср.: «любимый» – Любим, «нежданный» – Неждан. По аналогии: «хотимый» – Хотим).

Однако предположение о существовании в современном селе Хотимль или в его окрестностях раннего укреплённого поселения, основанное исключительно на данных топонимики, не может являться достаточно аргументированным. Свойством городища как памятника археологии является наличие соответствующего культурного слоя и остатков валов, рвов и прочих оборонительных сооружений, дошедших до нашего времени.



С целью проверки этих предположений автором в июле 2001 и в сентябре 2006 г. были предприняты выезды в окрестности с. Хотимль на поиски предполагаемого поселения. И если поиск культурного слоя и сбор подъёмного материала выходили за рамки данной инициативы (поскольку для этого требуется специальное разрешение), то визуальный осмотр местности дал некоторые результаты.

Логика поиска обусловлена характерной топографией древних укреплений и предполагает обследование мысовидных выступов коренных берегов водоёмов. Село Хотимль расположено на левом возвышенном берегу р. Тезы, левого притока р. Клязьмы. На западной окраине современного села коренной берег выступает в пойму высоким мысом, ограниченным с юга руслом реки, а с востока и северо-востока – руслом ручья, впадающего в Тезу. Площадку мыса занимает комплекс храмовых построек. С северо-западной (напольной) стороны береговые склоны реки и ручья соединены линейным углублением, напоминающим глубокую канаву с крутыми берегами, средней шириной около 4 и глубиной до 1,5 м. Эта частично заросшая кустарником «канава» отделяет комплекс построек Хотимльского прихода от территории современного кладбища.

Проведенные наблюдения позволили с большой долей вероятности предположить, что данное углубление есть не что иное, как остатки древнего рва, обозначающего территорию крепости. Размеры возвышенной площадки, ограниченной береговыми склонами и рвом, примерно 100x70 м. Площадка в плане имеет подтреугольную форму, её высота над уровнем реки до 15 м.

Крепостные валы не прослеживаются, они могли быть срыты в последующие столетия во время строительных работ.

Последнее предположение подтверждает гипотезу о раннем бытовании Хотимля как поселения городского типа. При этом древняя крепость оказывается расположена на окраине современного села, на мысу, который ныне занимает храмовый ансамбль.

С неизбежностью возникает вопрос о датировке предполагаемого городища. Ответ на него могли бы дать полномасштабные археологические исследования на месте памятника. Однако некоторые предположения представляется возможным сделать уже сейчас. Очевидно, что по своей этнической принадлежности топоним «Хотимль» относится к славянскому языковому пласту.

Стало быть, датировка предполагаемого памятника обусловлена хронологией заселения славянами бассейна реки Тезы и может быть ограничена периодом не ранее X века. Учитывая динамику освоения данной территории, можно предположить, что укреплённый пункт на р. Тезе мог возникнуть на сравнительно позднем этапе этого процесса. А именно, когда возникла необходимость и появилась возможность установить централизованный контроль со стороны княжеских властей за освоением промысловых районов Волго-Клязьминского междуречья. Такая ситуация могла сложиться не ранее середины XII в. Интересно, что именно этим периодом датируется расцвет древнерусского поселения, найденного археологами в 1 км к западу от Хотимля8.

Известно, что в те времена реки являлись основными транспортными артериями. Создание на них укреплённых пунктов и размещение воинских гарнизонов было продиктовано необходимостью обеспечения безопасности торговли и контроля над перемещением грузопотоков. По всей видимости, такие военно-торговые базы могли располагаться на расстоянии дневного перехода, который, с учётом технических характеристик судов того времени, а также скорости течения, мог составлять 18-20 км. Заметим, что выше по течению р. Тезы ближайшим укреплённым пунктом, вблизи которого найдены предметы древнерусского происхождения, является городище Клочково и приуроченное к нему селище Клочково-2 9. Находится этот археологический комплекс как раз в 18 км от Хотимля. Ниже по течению на примерно таком же расстоянии расположен современный посёлок Холуй, который возможно, имеет более древнюю историю, чем это известно по письменным источникам.

Впрочем, предполагаемый памятник также может иметь более раннее происхождение. В 600 м к западу от площадки условного городища расположен знаменитый Хотимльский грунтовый могильник, в котором археологами вскрыты погребения представителей дославянского населения края.

Специалисты датируют этот памятник периодом VII-IX веков10 и относят к числу мерянских древностей, хотя и с рядом оговорок: в обряде погребения некоторые усматривают черты, свойственные летописной муроме11.

А вот поселения, приуроченного к данному некрополю, до сих пор не обнаружено. Не было ли оно расположено на упомянутом мысу? Так или иначе, вопрос о древнейшем поселении, а следовательно, и о датировке памятника, несмотря на его славяноязычное имя, остаётся открытым, как и многие другие вопросы, с неизбежностью встающие в случае принятия изложенных соображений.

Пока бесспорным может считаться лишь ряд установленных фактов, а именно, наличие линейного углубления, по своей конфигурации, напоминающего крепостной ров, в сочетании с характерной топографией и специфическим архаичным географическим названием. Это позволяет с большой долей вероятности атрибутировать условный памятник как средневековое городище. Историческая судьба этого поселения также неизвестна. Можно лишь предположить, что город прекратил своё существование одновременно с соседним поселением, приблизительно в середине XIII века12. Возможно, это связано с монголо-татарским нашествием и крушением средневекового Владимиро-Суздальского княжества.





Окончательное подтверждение выдвинутых предположений, равно как и ответы на многие возникающие вопросы, могут быть даны только посредством полномасштабных археологических изысканий, изучения письменных источников (прежде всего, актов Генерального межевания), сбора устных сведений. Без проведения этих работ утверждение факта наличия городища в селе Хотимль (как, впрочем, и в селе Мирславль), несмотря на присутствие явных атрибутов этого типа археологических памятников, видится всё же небесспорным. В случае же подтверждения изложенных предположений актуализируется проблема соотнесения данного памятника с рядом уже известных укреплений по берегам р. Тезы (в том числе, возможно, с городом Шуей). Это открывало бы перспективы более масштабного изучения проблем истории освоения данного района.

Авдусин Д.А. Полевая археология СССР. М., 1980. С. 91-94.

Нерознак В.П. Названия древнерусских городов. М., 1983. С. 10.

Археологическая карта России. Владимирская область. М., 1995. С.287-289.

Макаров А. Городище Мирславль - новый памятник археологии на берегах реки Нерль Клязьминская. // Сборник краеведческих работ учащихся Ивановской области. Вып. 5.

Иваново, 2007. С. 70-74.

Федосюк Ю.А. Русские фамилии. Популярный этимологический словарь. М., 2006. С. Воробьёв В.М. Топонимический словарь Тверской области. М., 2005. с. Чичагов В.К. Из истории русских имён, отчеств и фамилий. (Вопросы русской исторической ономастики XV-XVII вв.). М., 1959. С. 30.

Археологическая карта России. Ивановская область. М., 1994. С. 190.

Там же. С. 175-176.

Леонтьев А.Е. Археология мери. К предыстории Северо-Восточной Руси. М., 1996. С. 216.

Археология СССР. Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М., 1987. С. 74-75.

Археологическая карта России. Ивановская область. М., 1994. С. 190.

История солеваренного промысла в Холуе озникновение и развитие солеваренного промысла в Холуе – интереснейшая страница в истории всего региона и страны в целом.

Соляной промысел традиционно и по праву считается одним из важнейших средневековых производств. Солеварение играло важную роль в средневековом обществе и стало причиной экономического расцвета целых регионов. Поваренная соль (натрия хлорид) участвует во многих жизненноважных процессах в организме, а её дефицит может вызвать тяжёлые последствия. Считается, что при увеличении доли рыбы и растительной пищи и, соответственно, уменьшении доли мяса животных появляется потребность искусственного добавления в пищу соли, что произошло, по всей вероятности ещё в эпоху мезолита. Способ добычи соли в мезолите и неолите примерно одинаков для всей Европы. Морская или минеральная, полученная из открытых источников вода поливалась на раскалённые камни, на которых оставалась соль, а с изобретением и всеобщим внедрением керамики соль стали выпаривать в специальных глиняных сосудах на огне. Примерно к XII столетию на Руси, в связи с процессами внутренней колонизации лесной зоны, складывания торгово-экономических связей, повышения мобильности населения, возникает необходимость транспортировки значительных объёмов продуктов на большие расстояния и как следствие необходимость их надёжной консервации при любых условиях. Именно в это время резко возрастает важность добычи соли, когда последняя начинает использоваться не только как добавка к пище, но в качестве основного и наиболее надёжного консерванта. Соление оказалось гораздо более удобным, чем традиционно применявшиеся для этих целей сушение, вяление и замораживание.

В силу климатических и гидрографических причин на территории лесной зоны господствовала выварка соли из минеральной воды. Наиболее крупными центрами солеварения являлись Солигалич, Ненокса, Нерехта, Сольвычегодск, Старая Русса. Важную роль в развитии солеваренного промысла играли монастыри. Так, Троице-Сергиев монастырь в XVI-XVII веках владел большим количеством солеварен (Тотьма, Нерехта, Соль Галицкая, Балахна и многими другими.) Как известно, первое письменное упоминание о Холуе в середине XVI века связано именно с солеварением. В жалованной грамоте Ивана IV ТроицкоСергиеву монастырю об освобождении от пошлин Стародубских соляных варниц говорится, «что у них новые соли на Холую, в Ряполовском Стародубе варницы, трубы и дворы». «Новые соли» также фигурируют в Межевой выписи поместных и вотчинных земель Суздальского уезда Стародуб-Ряполовского стана письма и меры 1628-1630 годов, сохранившей в своей основе текст подлинной разъезжей грамоты 1566-1567 года.3 В документе чередуются такие названия как, Холужская соль, Новые Соли, земля и лес царя и великого князя Холужская.

В том числе употребляется «Холужское усолье».

Известно, что в 1613-1614 годах в Холуе находились «...варницы Орёл, Усолка, да два места варнишных: место варнишное Купаво, а другое Хорошево в споре Троице-Сергиева монастыря, да четыре трубы с усолом».

Как происходило производство соли в Холуе в XVI-XVII веках – точно не известно. Письменные источники этого времени лишь фиксируют сведения о солеварении по различного рода хозяйственным и торговым записям. Ремесло и технология производства передавались изустно, «с рук», и поэтому детально не описываются. Однако можно предположить, что производство соли в Холуе в XVI-XVII веках выглядело примерно так, как описано в рукописи конца XVI века, найденной на солеваренном заводе города Тотьмы.

1. Первая стадия – бурение – производилась при помощи сохи-вышки, достигающей 12-18 метров в высоту, снабжённой блоками и системой противовесов. Проходка велась сначала колодцем, в который опускался сруб, а затем бурением.

2. После бурения в скважину вставляли прокопчённые трубы, засыпали зазоры землёй и направляли фонтанирующий рассол в црен – большую железную сковороду, или в запасной резервуар.

3. В црене посредством кипячения выпаривали воду, и оставалась одна соль.

С развитием солеварения развивалась и русская деревянная промышленная архитектура. Попытка восстановить специфические деревянные сооружения была предпринята специалистами Пермского архитектурно-этнографического музея под открытым небом.

Сначала изготавливалась труба-матица, которая загонялась в землю на глубину нескольких Рассолоподъёмная труба десятков сажен. Её изготовляли из соснового бревна диаметром «с край на край аршин без двух вершков» – 62 сантиметра! По ней бадьями поднимали рассол. Затем проводили сквозь неё обсадные трубы, через которые качал уже насос, приводимый в движение лошадью. А над скважиной вырастала сруб-башня... Некоторые исследователи не без основания полагают, что прототипом рассолоподъёмной башни послужила сторожевая башня.

Рассолоподъёмные трубы подъёмных размеров были обнаружены в урочище Солонина Буйского района Костромской области. Труба №1 имеет внешний диаметр 67 см, внутренний 47 см. Труба №2 имеет внешний диаметр 70 см, а внутренний – 52 см. Рассолоподъёмные трубы в двух вы- Рассолоподъёмная башня шеописанных случаях имеют схожие черты и размеры, несмотря на значительное географическое расстояние друг от друга и от Холуя. Это даёт возможность предположить, что в данном случае мы имеем дело с одной и той же технологией. Вполне возможно, что подобного рода сооружения существовали и в Холуе.

Из рассолоподъёмной башни по желобам, лежащим на столбах, рассол поступал в ларь, где мог храниться долгое время. В процессе хранения некоторый объём воды испарялся естественным образом, а ряд посторонних частиц в рассоле выпадал в осадок.

Из ларя рассол поступал в варницу. По свидетельству очевидцев, процесс солеварения ещё в конце IX века выглядел примерно таким образом: «Повар затапливал печь и, когда цырен – огромный металлический противень, подвешенный над печью, – нагревался, посылал ярыжек-цыренщиков подметать противень березовыми вениками. А потом промазывать места сшивок (цырен сшивался из железных полотнищ) тестом из ржаной муки, тщательно пережёванным самими ярыжками. Считалось, что слюна не пропускает воду. Цыренщики прыгали на горячем противне, а повар колдовал с печью.

варничных дров, холста, рогож и других материалов и оборудования, помимо солеварения, могли быть основными занятиями местных жителей.

Возможно, Холуй как населённый пункт образовался благодаря именно солеварению. Для того, чтобы поселиться в низком, ежегодно затопляемом весенним паводком месте, нужна веская причина. Выгода от занятия солеварением такой причиной может быть вполне.

В развитии солеварения решающий фактор играл струговый ход «от Шуи вниз до реки Клязьмы и до Оки, и до Волги, и во все понизовые города, и до Астрахани». Шуйский таможенный голова писал в 1687 году, что «...из Шуи по реке Тезе струговой ход исстари». Струг – это речное судно гребное и парусное, поднимающее до 10 тыс. пудов. По рекам возили соль, рыбу, хлеб и другие товары. Жители Холуя продавали соль в Шую. В челобитной крестьянина Васьки Капралова говорится: «В прошлом 153 (1645) году привезли мы в Шую 130 рогож соли, а денег наших с той соли 305 рублей с наличную». Путём несложных подсчётов удалось установить, что эта сумма равна 11 годовым жалованиям немецким наёмникам в полках иноземного строя (имевших кстати сказать самую высокую оплату в Европе) или 60 годовым жалованиям русским солдатам полков иноземного строя. В начале XVII века Дмитрий Михайлович Пожарский получает во владение «Холуйский посадец», – само название позволяет нам говорить о том, что Холуй к этому времени является промысловым центром, и занятия сельским хозяйством не являются определяющими. Тогда в Холуе находились «деревянная церковь, два двора вотчинниковых, да 23 двора крестьянских, да нетяглых бобылей 24 двора».

К 1678 году численность населения Холуя возрастает почти в два раза, т.к. по описанию вотчины при князе Юрии Пожарском в ней было уже 91 двор крестьянских и 28 бобыльных, кроме того, в 1679 году во владении ТроицеСергиева монастыря насчитывалось 57 дворов. Холуй, в котором в 1678-79 гг.

имелось в общей сложности 176 дворов, был довольно крупным населённым пунктом. Для сравнения в 1678 году в Гороховце было 231 двор, в Шуе – дворов, во Владимире – 400 дворов, а в Суздале – 515 дворов. Проследить чёткую взаимосвязь между ростом населения и солеварением не представляется возможным. Тем не менее, солеварение, как трудоёмкий вид деятельности, способный приносить доход, оказывало положительное воздействие на увеличение численности и рост благосостояния населения.

Причины угасания промысла к концу XVII века также неизвестны.

В документах этого времени говорится уже о «старинных» соляных варницах.

Возможно, большую роль сыграло введение государственной соляной монополии в конце XVII века, возможно, жила «иссякла» по естественным причинам.

Хотя и в наше время есть устные свидетельства того, что соляная жила в Холуе существует, и что соль добывали здесь даже во время Великой Отечественной войны.

Ворожейкина М.Е. Археологическое изучение памятников солеваренного промысла на территории современной Костромской области // Вестник Костромской археологической экспедиции. Выпуск 2. Кострома. 2006. С. Тихонравов А. Владимирский сборник материалов для статистики истории и этнографии во Владимирской губернии. 1857. С Якушкин Г.Р., Якушкина М.М. Страницы истории холужского усолья // Пожарский юбилейный альманах: Вып. 3. К 460-летию первого письменного упоминания села Холуй. / Ред.-сост.

А.Е.Лихачёв. – Иваново: Талка, 2007. С. Чешкова Л. Храм голубых лесов // Вокруг света, №3 (2474), март, 1980 // www.vokrugsveta.ru\vs\article\ Нефёдов С.А. Первые шаги российской модернизации: реформы середины 17 века \\ Вопросы Истории 2004 г. №4. С. Тихонравов А. Владимирский сборник… С. Архитектурный облик Тезинского водного пути тановление г. Иваново-Вознесенска как областного центра связывают с историей Шуи. В 1778 году (на момент образования Шуйского уезда, куда входило село Иваново) в Шуе с уездом проживало жителей (мужского пола) «10135 душ»1. Через 100 лет население здесь возросло в 12 раз. Ныне в границах бывшего Шуйского уезда проживает более 600 тыс. человек (рост в 30 раз). В Шуе в 1800 году было 1511 жителей, а в 1850 – 41721 человек2.

Предпосылки градообразования и сам процесс урбанизации, приведший к возникновению Ивановской области, плохо изучены. Урбанизация связана с развитием промышленности и других факторов, влияет на социальный прогресс, развитие личности и общества. Главное социальное содержание урбанизации заключается в особых «городских отношениях», охватывающих социально-профессиональную и демографическую структуру населения, его образ жизни, культуру, размещение производства, расселение.

Шуя возникла как стан у переправы через реку Тезу. Здесь сошлись одни из первых сухопутных дорог Северо-Восточной Руси: Ростов-Муром (Холуй) и Суздаль-Кострома (Галич). На карте Шуи 1771 года они обозначены как Большие столбовые дороги России. Важнейшую роль в развитии поселения как экономического и военного центра сыграли река Теза, по которой шёл водный путь в Волгу, и вторившая по левому берегу сухопутная дорога (Шуя – Холуй и далее на Муром). Интересно, что со времён Ростовского княжества меридиональные сухопутные транспортные пути в данном регионе, кроме Тезинского, проходили только в двух местах: правым берегом Волги (Кинешма – Н.Новгород) и правым берегом реки Нерль (Ростов – Мирславль – Суздаль – Владимир). В связи с этим – отмечая географическую особенность места – и появился топоним Теза (от славянского стезя, т.е. тропа, путь, дорога).

Ныне река Теза (и вторящая ей по левому берегу дорога) на отрезке от Шуи до Холуя является грандиозным инженерным и архитектурным сооружением, которое мы называем «КОМПЛЕКС ТЕЗИНСКОГО ВОДНОГО ПУТИ».

На древность его создания указывают: 1) название реки Теза от слова «стезя» – тропа, путь, дорога; 2) документы ХVII века, которые говорят, что «из Шуи по реке Тезе струговой ход исстари». Насколько важным было его значение, свидетельствуют военные функции Шуи. Наш «замосковный край»

до середины XVI века был «казанской украиной». В Шуе, как и во Владимире, Муроме и Суздале, размещались крупные гарнизоны, возглавлявшиеся самыми известными военачальниками своего времени, здесь собирались войска и судовые рати для казанских походов. Вековое противостояние Московского и Казанского царств отразилось в списках полковых воевод. Полковые воеводы в конце ХV-ХVII веках возглавляли каждый из пяти основных полков русского войска (большой полк, полк правой руки, полк левой руки, передовой и сторожевой), стоявших в пограничных городах. Сохранились документы подтверждающие, что в 1540-42, 1544, 1548 годы Шуей управляли воеводы то большого полка, то полка левой руки, то передового полка3. В 1549 году в Шуе набирался яртольный4 полк, который в 1552 году участвовал в штурме Казани.

Холуй издревле упоминался как слобода, что говорит об отсутствии здесь земледельческого промысла. Возникновение на этом месте поселения, несомненно, связано с историей Тезинского пути. На экономическое и стратегическое местоположение Холуя в прошлом указывают документы, например, в середине XIX века на Холуйские ярмарки приходилось около 60% общей стоимости проданных товаров на ВСЕХ ярмарках Владимирской губернии! К 1837 году закончились большие работы по реконструкции транспортной системы на Тезе. Сооружение пяти деревянных шлюзов обеспечило стабильное судоходство и функционирование реки в единой водно-транспортной системе.

К концу XX века шлюзы сильно обветшали, но теперь восстанавливаются.

История формирования художественного облика комплекса тезинского водного пути плохо изучена. Понятно, что наиболее активные в архитектурнопланировочном отношении средства сосредоточены в узловых участках этого пути (Холуе, Хотимле, Ряполове, Сергееве, Шуе и других). На некоторые из них дадим краткую характеристику.

Интереснейшее по замыслу архитектурно-планировочном решение было реализовано в Холуе – при входных шлюзах со стороны Клязьмы. Два храма с колокольнями: Троицкий (1750 г.) и во имя Тихвинской иконы Божией Матери (1739 г.), фланкировав реку, создали образ торжественных триумфальных ворот в комплексе «канала» Тезинского водного пути. Эта художественный композиция была символически поддержана названиями: зимнего храма при Троицкой церкви во имя Введения во храм Богородицы (образ введения в землю Шуйскую) и придела Тихвинской церкви – Сретения (т.е. встречи) Господня. Разрушение в 1930 году Тихвинской церкви значительно изменило внешний облик поселения и содержание уникальной древней архитектурной композиции.

Композиционной доминантой Хотимльского узлового участка является храмовый комплекс: церквей Николая Чудотворца (1791 г.) и Успения (1829 г.), Свято-Воскресенско-Фёдоровский монастырь, с. Сергеево. Вид с реки Тезы расположившихся на левом берегу на месте упразднённого в XVII веке монастыря. Храмы эффектно поставлены на возвышенности над рекой, разлившейся перед плотиной старинного шлюза 1837 г., и образуют исключительно живописный ансамбль, который особенно красиво смотрится с воды.

Интересна композиция следующего узлового участка тезинского пути – Ряполово. Село расположено на реке Унгер в километре от её впадения в Тезу.

Два храма с колокольнями – Благовещения (1813 г.) и Николая Чудотворца (1803 г.) – фланкировали реку Унгер, создав выразительную композицию торжественных ворот на пути от Тезы в Ряполовский край.

В Сергееве ансамбль Воскресенско-Фёдоровского монастыря (XVIII – нач. XX вв) сооружён на левом высоком берегу. Он решён в строгих монументальных формах, его фасады, обращённые к воде и дорожной магистрали, замыкают перспективу со шлюзов на Тезе и ярко читаются с дальних расстояний.

Интересна история формирования облика Шуи как части тезинского комплекса. Коротко опишем его некоторые этапы. Став уездным городом, Шуя получила новый регулярный план, утверждённый Екатериной II 9 сентября 1788 года.

Он лёг в основу городской планировки и без существенных изменений дошёл до наших дней. В соответствии с этим планом, центром Шуи стала огромная квадратная торговая площадь (11 га), что в 1,5 раза больше Дворцовой площади Петербурга. Задуманная очень торжественной, площадь была раскрыта на реку Тезу, навстречу к обширной пристани (раскинувшейся от водяных мельниц до впадения речки Сехи). Оформленная торговыми рядами, в виде каре, торговая площадь была отмечена двумя прибрежными храмовыми комплексами и спусками к воде по примеру торжественных ворот (царских врат) в город.

В 1797 году план Шуи 1788 года, по причине оказавшихся в натуре неудобств, был поправлен и подписан к исполнению владимирским губернатором.

Изменения в застройке города затронули в основном центральную торговую площадь, так как пристань переместилась в район новой переправы – моста через Тезу на продолжение Миллионной улицы (ныне Советской). Здесь на правом берегу реки разместился новый грузовой порт, при котором сложилась припортовая Ильинская площадь. Проект её архитектурного облика был утвержден в 1834 году императором Николаем I.

Центральная торговая площадь в 1797 году была уменьшена в два раза за счёт застройки её северной части и формирования здесь пространств трёх площадей (Торговой, Соборной и Крестовоздвиженской), плавно переходящих одна в другую. Магистраль – Ковровская улица (направление дороги на Холуй (Вязники, Муром) – выявила значимость в структуре города пространства Соборной площади. Её архитектурный облик начал формироваться с Воскресенского собора, заново построенного в 1792-98 гг. В 1811-32 гг. соборный комплекс дополнила одна из самых значительных вертикалей своего времени – колокольня высотой в 50 саженей (106 м).

Интересно что смысл слова «стезя» словари переводит не только как 1) путь, дорога, но 2) путь развития; жизненный путь. Путь образования и развития Ивановской области, жизненный путь России запечатлён в архитектурном облике уникального памятника истории и культуры, который мы называем

КОМПЛЕКС ТЕЗИНСКОГО ВОДНОГО ПУТИ.

Необходимо тщательно изучить и описать комплекс, осмыслить и сформулировать мероприятия по его сохранению и использованию в интересах дальнейшего развития общества.

Борисов В.А. Собрание трудов (материалов). Т. 2 / Иваново. 2004. С. 476.

Город Шуя и Шуйский округ. Географическое, историческое и экономическое описание. Сост.

В.Рыжов. Шуя. 1930. С.10.

Владимирская энциклопедия: Библиографический словарь / Владимир. 2002. С. 521.

Яртаулъ (татарск.) – авангард, передовой полк. Борисов В.А., Т.1. С.33.

Торопов А.Г. История ярмарочной торговли в Холуе / Пожарский юбилейный альманах.

Выпуск 3. Иваново – Южа. 2007. С.55.

ело Волокобино (в Хотимльской сельской администрации Южского района) – весьма интересно и во многом уникально. Его насыщенная история имеет глубокие корни. На месте села изначально жило финно-угорское племя мурома (археологи нашли у Волокобина два поселения эпохи камня – VIII тыс. до н.э.). Славянские племена вятичей и кривичей стали заселять эти земли в XI веке н.э. К этому времени относятся два селища с древнерусским археологическим материалом, раскопанные учёными возле Волокобина. Местные жители подчинялись сначала киевским, а затем суздальским и владимирским князьям.

Князь Всеволод Большое Гнездо (1154выделил из Владимиро-Суздальского княжества город Стародуб с округой (в том числе с волокобинской землёй) и завещал сыну Владимиру. В 1228 году брат Владимира, Юрий Всеволодович, став великим князем владимирским, забрал Стародуб и окрестности себе. После его гибели в 1238 году в битве с монголо-татарами суздальско-стародубская (также и волокобинская) вотчина поступила под надзор его брата Ярослава, отца Александра Невского. В том же году Ярослав (с санкции Батыя) выделил своему младшему брату Ивану-Каше (1197 – ок. 1247) Стародубское княжество, отчего того прозвали князем Стародубским.2 Свято-Преображенский храм в с. Волокобино.

В состав Стародубского удельного княжества снова вошла территория, где теперь находится Волокобино. Вотчину унаследовал сын Ивана – Михаил Стародубский († 1281), который завещал княжество сыну Ивану-Каллистрату († 1315). Сын последнего – князь Фёдор Иванович Стародубский – пытался сохранить независимость своего княжества путём лавирования между сильными соседями. В 1330 году, в результате интриг других князей, он был убит в Орде ханом Узбеком. Позже его канонизировали в чине благоверного князя среди прочих русских святых. Землю предков получил сперва старший сын святого князя – Дмитрий († 1355). Затем «сел на княжение» его брат Иван Фёдорович, но в 1363 году он был смещён за непокорность Москве.

Его заменил брат Андрей Фёдорович Стародубский (погиб в Куликовской битве 1380 года, командуя правым крылом войск), который, отправляясь на бой, разделил владения между своими сыновьями. Двоим из них – князьям Давыду Палецкому и Ивану-Наговице Ряполовскому – и стали принадлежать волокобинские места, оказавшись на стыке Палехского и Ряполовского уделов. В 1560-х гг. царь Иоанн Грозный отнял у их потомков вотчины и раздал своим опричникам. В течение следующих 20 лет владельцы этой территории менялись (по царской прихоти) несколько раз. Ко времени смерти жестокого самодержца волокобинские окрестности принадлежали дворянам Кайсаровым и князьям Ростовским. Само же Волокобино впервые упомянуто в 1605 году. Тогда оно было ещё деревней прихода соседнего Всехсвятского погоста и принадлежало Семёну Яковлевичу Молвянинову, шуйскому губному старосте (судье).5 С 1614 года он служил воеводой в Шацке, а в 1616-17 годах – в Невеле. К 1625 году он обосновался в Москве, служил в стрелецком приказе. В 1644/45 году он постригся в монахи в Спасо-Евфимьеве монастыре града Суздаля. Волокобино принаждежало Молвянинову как поместье, то есть было владением не наследственным, а данным царём на время. В чём-то обвинив Молвянинова, в 1614 году государю били челом соседи-помещики Дмитрий, Василий и Борис Нефёдовичи Горностаевы. Cамодержец отнял у Молвянинова поместье и отдал им.7 Вскоре дочь Дмитрия Нефёдовича Горностаева Матрону выдали замуж за Василия Яковлевича Воронова, которому и отошло Волокобино в приданое. Поскольку Воронов сначала (в 1626 году) служил в Шуе губным старостой, он поставил в Волокобине усадьбу. В 1628–29 годах, числясь дворянином московским, он был воеводой в Царево-Кокшайске (Новый Оскол). В 1631 году его отправили из Москвы в Смоленск на войну, а в конце того же года он уже упомянут в Дорогобуже.9 В 1635 году он жаловался на побеги и воровство своих волокобинских крестьян. В 1642 году Волокобино – вотчина его сына Осипа Васильевича Воронова.

В 1650 году он женился на дочери помещика села Юрчакова (ныне часть Шуи) Евфимии Алексеевне Кашинцевой.11 Осип Воронов в 1672–1677 годах – дворянин московский. Его сын Пётр служил с 1677 года стряпчим, а в 1686–1692 – стольником.12 В 1682 году он прибыл к Петру I в Троице-Сергиев монастырь для защиты царя от стрельцов. В 1690 году Пётр Осипович Воронов воздвиг в Волокобине каменный храм Смоленской иконы Божией Матери, а к 1696 году выстроил второй (главный) этаж – Преображения Господня. Над папертями была установлена низкая шатровая колокольня. Строительство благословил святитель Иларион, митрополит Суздальский и Юрьевский, о чём свидетельствовала храмозданная грамота с собственноручною его подписью, которая хранилась в Свято-Преображенский храм в конце XX века в здании, одна над другой, расположены две церкви. По каноническим требованиям алтари церквей, которые расположены одна над другой, должны быть смещены относительно друг друга. Развитую же схему с традиционным набором помещений (алтарь, храм, трапезная) получила только нижняя церковь.

Верхняя церковь в силу указанных требований сокращена на одно членение за счёт трапезной. Летний храм поставлен над трапезной нижнего зимнего (тёплого) храма, в Изразец “Птица-ворон”, XVII в.

котором находилась изразцовая печь. Снаружи их общий объём воспринимается не двухэтажным, а двусветлым четвериком, поскольку поэтажное членение фасадов отсутствует. Храм выглядит нарядным, с характерным для своего времени убранством, декорирован фигурным кирпичом. Окна пышно обрамлены гладкими или наборными полуколонками с лопастными килевидными фронтонами и архивольтами из двух валиков. Тимпаны кокошников и карниз четверика храма венчают интересные зелёные изразцы с изображением птиц (вероятно, воронов – по фамилии строителей храма) и шишек с побегами и цветами по сторонам. Такие же изразцы присутствуют и на огибающих по углам колокольню лопатках. Входы на паперть и в верхнюю церковь оформлены перспективными порталами, архивольты которых составлены из «дынек» и «бусин», покрашены в красный, жёлтый и зелёный цвета. В окнах сохранились кубчатые решётки с «репьями», в одном из окон паперти – железный ставень. Интерьеры храма более выразительны в верхней церкви, где окна помещены в глубокие ниши, начинающиеся от пола. Местно почитаемыми были мозаичная икона «Преображение Господне» и икона Божией Матери «Смоленская» в жемчужной ризе, в серебряном окладе, с позлащённым венцом.

П.О.Воронов не забыл и о внутреннем убранстве храма. Так, он подарил причту раритетный служебник 1593 года издания, напечатанный в Москве в царствование Феодора Иоанновича.15 Помогал украшению волокобинской святыни и его сын – Андрей Петрович Воронов, служивший при Петре I в Сенате в невысоком чине. За праведные деяния погребли его под родной церковью. Часть надгробной плиты, стоявшей в нише стены храма, чудом уцелела до наших дней.

На месте захоронения восстановлена гробница.

Семейную традицию заботы о храме продолжил сын А.П. Воронова – гвардейский прапорщик Василий Андреевич. В 1750 г. он перестроил и увеличил колокольню, соорудив верхние ярусы, декор которых близок к стилю барокко. Он же обнёс церковь кирпичной оградой с круглыми угловыми башенками и воротами-портиками16 и в середине XVIII века подарил храму Волокобина богослужебные книги: Пролог в четырёх книгах и три Евангелия в серебряных окладах. Одно из Евангелий, напечатанное в 1744 году, имеет надпись: «1749 году марта дня построил сие святое Евангелие прапорщик Василий Андреев сын Воронов и приложил в вотчину свою в Шуйской уезд в село Богородское Волокобино тож к церквам боголепному Гоподню Преображению и к Богоматери Смоленской честнаго и славного Ея Одигитрии по обещанию своему и в поминовение родителей своих в память будущим родом».17 Также им были пожертвованы три серебряных креста. Один из них – с частицами св. мощей 16 угодников Божиих. На кресте сделана надпись: «1750 году генваря 3 дня построен сей крест московской губернии в Шуйской уезд в село Богородское к церкви боголепного Преображения Господня прапорщиком Василием Андреевым сыном Вороновым в поминовенье матери своей крёстной вдовы Мавры Семёновой дочери Антонова и прочих своих родителей». Жертвователями выступали и родичи Вороновых: Семён Борисович Фёдоров (отец Мавры Антоновой), например, подарил серебряную чару (ковшик для кипятка). На ручке её была изображена птица с короною, летающая по деревьям, а надпись гласила: «Чарова сия Семена Борисовича Федорова».19 Кроме того, в храм были пожертвованы: две иконы, вышитые по бархату; серебряное кадило, имеющее форму яблока; Четьи-минеи за весь год с надписью: «1770 года июня 4 числа Анна Александрова Чевняна приложила по своему обещанию к церкви в село Волокобино Преображения Господня и Богоматери Смоленской Граф А.Н.Зубов. Благодаря своему сыну Платону (фавориту ЕкаПортрет неизвестного художника I департамента Сената, тайным советником, сенатором, кавалером ордена Св. Александра Невского.22 Пользовался положением в личных, корыстных интересах, за что его обличал поэт и государственный деятель Г.Р. Державин. Уже после смерти мужа, в 1797 году, будучи статс-дамой «Двора их императорских величеств», Елизавета Зубова получила орден святой Екатерины II степени. В 1810 году в её личной собственности находились 1471 душа, дом в Петербурге плюс четверть дома в Москве и 69 тысяч 500 рублей в Московском опекунском совете.24 Дети четы Зубовых: Николай, Дмитрий, Ольга, Анна, Платон и Валериан.

С 1814 по 1816 год князь Платон и граф Дмитрий Александровичи Зубовы являлись опекунами наследства своей матери и номинальными владельцами с. Волокобино и д. Ильино. Затем, по завещанию Е.В. Зубовой (урождённой Вороновой), село отошло дочери Д.А. Зубова – баронессе Елизавете Дмитриевне Розен (1790-1862)25. До замужества в 1812 году она была фрейлиной императрицы Марии Феодоровны, вдовы императора Павла I. В 1825 году она получила орден святой Екатерины малого креста и звание статс-дамы.26 Елизавета Дмитриевна всегда помнила о Волокобине, пожертвовала в Преображенский храм бархатную плащаницу, покрывавшую гробницу предков в нише стены. Кроме того, она давала деньги на учёбу сыну местного священника Николая Лаврентьевича – Александру. В благодарность он взял её фамилию, став А.Н. Розеном, – и тоже служил иереем в Волокобине.

С 1812 года она стала женой барона Григория Владимировича Розена (1782-1841). В чине полковника Розен сражался при Аустерлице, был награждён за храбрость золотой шпагой и орденами Георгия IV степени и Владимира III степени. За участие в Финляндской кампании Е.Д. Розен (урожд. Зубова) 1808-1809 годов произведён в генерал-майоры.

В 1810 году стал бригадным командиром Преображенского и Семёновского полков в Петербурге. Затем отличился во всех битвах Отечественной войны, к концу которой командовал арьергардными частями 1-й Западной армии.

За ратные подвиги получил ордена Георгия III степени, Владимира II степени и Анны I степени. В 1813 году назначен начальником 1 гвардейской дивизии в чине генерал-лейтенанта. C 1818 года – генерал-адъютант. В 1820 г., после бунта лейб-гвардии Семёновского полка, находившегося в ведении Розена, его отстранили от командования 1 гвардейской дивизией и определили в начальники 15 пехотной дивизии. После восстания декабристов в 1825 г. Розена перевели командовать 1-м, а затем 5-м пехотными армейскими корпусами. С 1827 года он – генерал от инфантерии, начальник отдельного Литовского корпуса, кавалер ордена Александра Невского. В 1830 – 1831 годах воевал в Польскую кампанию, командуя 6 пехотным корпусом, за что заслужил ордена Георгия II степени и Владимира I степени. В 1831-1837 годах командовал Кавказским отдельным корпусом, был главным управляющим гражданской частью и пограничными делами Грузии, Армянской области, Астраханской губернии и Северного Кавказа. Воевал с горцами в Чечне:

разбил Кази-муллу, заключил перемирие с Шамилем. Розен покровительствовал сосланным на Кавказ декабристам (в том числе поэту князю А.И. Одоевскому и писателю А.А. БестужевуМарлинскому). Также заботился о М.Ю. Лермонтове, который был переведён ненадолго на Кавказ в Нижегородский драгунский полк. С 1835 г. подчинённым Розена являлся Лев Сергеевич Пушкин (брат поэта), который отлиБарон Г.В.Розен чался ленью и безалаберностью. Розен ему послаблений не делал, отчего тот жаловался родителям и брату Александру. А.С. Пушкин, однако, одобрял строгость Розена.30 Кроме лодырей, Розен открыто презирал министровлихоимцев, за что те интриговали против него. Оттого в 1837 году он был вынужден выйти в отставку с военной службы, получив назначение сенатором в московский департамент (хотя по его чину полагалось место в Государственном Совете). От незаслуженной немилости государя Розена разбил паралич, отчего он вскоре и умер. Розены жили тогда на казённой квартире в Петровском дворце в Москве. В 1840-1841 гг. их посещали опальный генерал А.П.Ермолов, философ-славянофил Ю.Ф.Самарин и М.Ю. Лермонтов – он служил в лейбгвардии Гусарском полку вместе с их сыном Дмитрием Григорьевичем Розеном (1815 – после 1885). Кроме Дмитрия, у четы Розен были сын Александр (1812подполковник лейб-гвардии Преображенского полка) и дочери Аделаида, Прасковья, Софья и Лидия.

Аделаида Григорьевна Розен (1819/1820-1860) с 1835/36 года – фрейлина императрицы Александры Фёдоровны, супруги Николая I. В 1854 году тайно приняла иноческий постриг с именем Алексии, через 5 лет ушла в Зачатьевский монастырь Москвы, где умерла и была погребена.

Софья Григорьевна Розен (1821-1900), с 1837 года – фрейлина Александры Фёдоровны. Унаследовала после смерти матери – Е.Д.Розен – в 1863 г. вместе с сестрой Лидией с. Волокобино и д. Ильино, но через год обменяла свою долю Вышла замуж за Владимира Семёновича Аладьина, дослужившегося до чина действительного Игумения Митрофания 1854 году была облачена в рясофор и названа В обители она собственноручно расписала кладбищенский храм, дала денег на сооружение богадельни и келий.31 В этот период она даровала церкви Волокобина «Апостол» 1856 года издания.32 В 1857 году, заболев чахоткой, она перешла в Серпуховской Владычный монастырь, где через 4 года, чудесно исцелившись от болезни, постриглась в мантию. В том же 1861 году святитель Филарет (Дроздов) возвёл её в сан игумении и назначил настоятельницей этого монастыря. Там она соорудила храм в честь праведного Филарета и московских святителей, а также больницу для монахинь и корпус для трапезы и келий. В году Митрофания устроила в Петербурге Покровскую общину сестёр милосердия с храмом в честь своего небесного покровителя святителя Митрофана (все иконы написала сама). В 1868 году она положила начало Иоанно-Ильинской общины во Пскове. В 1869 году основала в Москве Владычне-Покровскую общину, при которой открыла приют для девочек-сирот, шестиклассную школу, фельдшерские курсы, школу-фабрику шелководства, лечебницу, аптеку, кладбище, дом призрения для престарелых инокинь и сестёр милосердия. В 1874 году она была судима за мошенничество: подделку завещания и векселей купцов в пользу общины. Суд присяжных приговорил её к 11 годам ссылки в Енисейскую губернию. По ходатайству её сестры С.Г. Аладьиной, а затем великой княгини Марии Феодоровны, император Александр II поменял место ссылки на Иоанно-Мариинский монастырь в Ставрополе. Там игуменья Митрофания также украсила монастырские храмы и крестовую архиерейскую церковь иконами своей работы. В 1880 году её ссылка была досрочно прекращена свыше. До конца своих дней Митрофания, живя в разных монастырях, расписывала храмы, создавала иконостасы. Лидия Григорьевна Розен (1817-1866) до замужества являлась фрейлиной Александры Фёдоровны. Живя на Кавказе, писала иконы. По разделу с сестрой Софьей Лидия получила в 1863 г. 2378 десятин земли при селе Волокобино.36 Её мужем в 1836 г. стал князь Александр Леонович (Леванович) Дадиани (Дадианов) (1800/1801-1865), обрусевший потомок династии владельцев Мингрелии. Он был прямым потомком грузинских царей и Рюрика, кроме того, состоял в родстве с императорским домом Романовых. Сначала А.Л.Дадиани служил в лейб-гвардии Преображенском полку. С 1826 года он – поручик, адъютант главнокомандующего Кавказкой армией И.Ф.Паскевича.37 В этот и следующий год Дадиани близко общался с писателем А.С.Грибоедовым, служившим там же. Участвуя в войне с Персией, Дадиани вместе с Грибоедовым штурмовал г. Эривань (Ереван). На Кавказе судьба свела Дадиани с братьями Львом и Александром Пушкиными, своими дальними родственниками. Дадиани лучше знал Л.С.Пушкина, вместе с ним сражался с турками в 1828-1829 гг. Лев Пушкин служил в Нижегородском драгунском полку, но затем был уволен за «безнравственное поведение», а через несколько лет возвращён тестем Дадиани – Г.В.Розеном. В 1829 году в Тифлисе Дадиани встречался и с путешествовавшим А.С.Пушкиным. Великий поэт дал «кузену» письмо для передачи своим родителям, ибо Дадиани отправлялся в Петербург с донесением о разгроме турок и взятии Арзрума. Родители Пушкина находились в то время в с. Михайловское, поэтому письмо Дадиани передал поэту А.А.Дельвигу, а тот переслал в знаменитую усадьбу. За доставку победной реляции император произвёл Дадиани в полковники и флигель-адъютанты. Вернувшись на Кавказ, князь командовал Эриванским карабинерным полком, сражался с горцами. В 1837 г., по приезде Николая I на Кавказ, императору подали донос (частично верный) на Дадиани, обвиняя того в издевательствах над подчинёнными. Дадиани арестовали прямо на параде по случаю приезда монарха. Государь приказал сорвать с него аксельбанты и отправить в Бобруйскую крепость. Несчастная, но верная Лидия последовала за супругом. В каземате Дадиани продержали три года, пока шло следствие.

Военный суд приговорил его к разжалованию в солдаты с лишением чинов, орденов, княжеского и дворянского достоинств. Император утвердил это решение и велел сослать Дадиани на безвыездное поселение в Вятку. Вскоре самодержец, по ходатайству Г.В.Розена, позволил Дадиани жить под Москвой.

В 1856 году Александр II по восшествии на престол амнистировал князя, а его сыновей сделал пажами.

При княгине Л.Г.Дадиани в Преображенском храме Волокобина были расписаны стены и на первом этаже выложены полы из метлахской плитки, изготовленной в Шуе на заводе П.М.Крутовского. До настоящего времени в верхней церкви уцелели фрагменты живописи середины XIX века, поновлённой маслом в конце того столетия. На южной стене частично сохранилась композиция «Милосердный самарянин». В откосах окон были изображены святые, а стены внизу были расписаны под руст.

Лидия Дадиани не забывала своих крестьян-волокобинцев. В 1863 г. она выделила им за небольшой выкуп 512 десятин удобной земли, а 88 десятин предоставила им безвозмездно. В 1865 году княгиня продала оставшуюся землю и господское строение в Волокобине своему доверенному лицу – коллежскому секретарю Василию Ивановичу Внукову.39 Впрочем, многие волокобинцы не воспользовались землёй должным образом: у них просто отсутствовала привычка на ней работать. Исстари они занимались ходебным промыслом, то есть являлись офенями, которые ходили по окрестностям и торговали вразнос.

Любопытно, что во всём Шуйском уезде среди народа получили распространение хлебопашество и ткачество. А коробейники в уезде жили только в Волокобине. Сказалось влияние соседних Ковровского и Вязниковского уездов, где этот вид заработка тоже был популярен. Разумеется, часть селян работала на земле:

надо было кормить стариков и детей. При селе, на реке Люлех, находилась водяная мукомольная мельница Новиха, ныне разобранная. И до сих пор у некоторых жителей села около крыльца вместо отмостки лежат большие каменные кольца жерновов. В 1860-е – 1870-е годы в Ивановском крае наблюдался рост промышленности и организованной торговли. Мелкий бизнес, к которому относилось офенство, не выдерживал конкуренции с крупным. Многие волокобинцы разбрелись по России. В поисках заработка они добирались до Урала и Сибири. Некоторые странствовали более десяти лет. Немало крестьян умерли вдали от родного села. Волокобино стало хиреть.

В связи с уменьшением числа прихожан по церковной реформе года местную церковь лишили самостоятельности и приписали к храму в селе Георгиевском на Тезе. А в 1881 году Преображенскую церковь причислили к приходу Всехсвятского погоста на реке Люлех, собственный причт она утратила.

Службы вело духовенство «старшего» погоста. Оно же обучало детей в открытой в Волокобине в 1898 году церковноприходской школе. Только в 1901 году волокобинский люд снова получил пастыря. В разное время в Преображенском храме служили священники: Лаврентий Фёдорович (до 1803 г. по 1808 г.); его сын Николай Лаврентьевич (с 1808 г. по 1843 г.; пожертвовал в церковь кадило); его сын Александр Николаевич Розен (в 1843-1853 гг.); его двоюродный брат Стефан Никанорович Правдин (в 1853гг.); Николай Александрович Виноградов (в 1876-1880 гг.); Григорий Саввич Быстрицкий (в 1881-1891 гг.); Яков Васильевич Орлов (в 1891-1901 гг.;

репрессирован в 1930-е годы); Николай Васильевич Гусев (в 1901-1912 гг.);

Николай Соколов (в 1913-1925 гг.); А.Гусев (в 1925-1934 гг).42 Как видно, до середины XIX века фамилии у волокобинского духовенства отсутствовали.

Та же картина – и с крестьянами. Даже шуйские купцы Зотик Иванович и Родион Евдокимович, жившие в Волокобине в начале столетия (в 1820 году они, разорившись, числились шуйскими мещанами), писались только по имени и отчеству.43 Конечно, в обиходе бытовали их родовые прозвания, но официально они закрепились только с отменой крепостного права. Коренными волокобинскими фамилиями являются следующие: Ястребов, Балябин, Журавлев, Удалов, Грузин, Смирнов, Мишуров, Корольков, Шутов, Величкин, Шаров, Носков, Сесюков, Юров, Соснин, Русанов, Сбитнев, Бузукин, Чудинов, Кудрявцев, Попадьин, Молодкин, Бесшапошников. Несмотря на занятость, вечные разъезды и даже отрыв от родины, волокобинцы не забывали свою святыню. Уехавший из села и ставший мещанином г. Верхний Уральск Василий Максимович Журавлёв в 1890 г. пожертвовал в Волокобино медные посеребрённые подсвечники. Его брат, купец Филипп Максимович, даровал церкви два Евангелия и серебряные кресты. Даже крестьянин соседнего с. Ряполово Иван Степанович Хохлов в 1831 г. на свои средства расписал стены и купол Преображенского храма. Что касается численности населения, то, например, в 1816 году в Волокобине жило 126 душ мужского пола в 38 дворах, в 1857 году – 150 душ мужского пола в 56 дворах, в 1899 году – 131 душа мужского пола в 50 дворах (женских душ – 135). Почти все взрослые были грамотны. В 1899 году практически все волокобинцы (48 дворов) занимались промыслами. Большинство из них полностью оторвались от земли и стали отходниками. Около трети крестьян предпочитали местные промыслы. Но они уже не разносили на продажу бакалею, бижутерию и лёгкое чтиво, как в первой половине века. Теперь селяне торговали овчинами и лесом. Тем не менее, земельными наделами обладали жители дворов, и только 15 дворов считались безнадельными. Всего пашни насчитывалось 201 десятина, леса – 315, покоса – 36, выгона – 7. У крестьян, имевших наделы, лошадей было 25, коров и быков – 53, телят – 44, овец – 22. Лошади отсутствовали в одном дворе, коровы – в пяти, всякий скот – в четырёх. Во всех 15 безнадельных дворах не было лошадей, коров не было в 11 из них, а 10 дворов жили без всякого скота. С утверждением советской власти для верующих жителей Волокобина и окрестностей настали нелёгкие времена. В 1922 году расстреляли по «Шуйскому делу» священника Крестовоздвиженской церкви с. Палех Ивана Степановича Рождественского (недавно канонизирован). Его супруга, матушка Александра, приходилась родной сестрой жене волокобинского иерея Н.Гусева Екатерине Васильевне. Дочь Гусевых Лидия блестяще преподавала русскую словесность в Художественном техникуме Палеха. Даже в тяжёлые для православия годы она пыталась разбудить в воспитанниках религиозную духовность. Но её уволили по доносу. Советская власть стремилась задушить религиозную жизнь в селе. Беззаконным образом малочисленный волокобинский приход обложили налогом, предназначенным для крупных приходов. Священник не выдержал налогового гнёта и в 1934 году сложил свои полномочия. Вскоре пустовавший храм обокрали неизвестные, похитив три колокола, три шерстяных платка, три серебряных оклада с Евангелий, два напрестольных серебряных креста, два серебряных потира с принадлежностями. В 1937 году размер налога уменьшился, и прихожане обещали властям платить и за себя, и за иерея. Но было уже поздно.

Президиум Южского райисполкома в июне 1937 года просил Ивановский облисполком закрыть храм в Волокобине, что тот и постановил 4 сентября того же года. Не сразу решили, что же разместить в здании: склад или учреждение культуры. Через год предпочли удовлетворить «хозяйственные нужды» колхоза.

Всё церковное имущество, включая ценное, реквизировал Южский районный финансовый отдел. Металлические изделия, в том числе из серебра, поступили в контору цветметалла при Облисполкоме. Миряне тоже испытали немало бед. Сначала, в 1920-е годы, некоторые волокобинцы получили крупные земельные наделы (А.Н.Удалов, Е.Ф.Носков, В.И.Бузукин, П.Н.Шутов, И.Е.Мишуров, И.П.Соснин). Но к 1930 году их отобрали:

коллективизация, как и везде, шла с «перегибами». Так, в 1937 году из Волокобинского колхоза имени VII съезда Советов исключили Н.Н. Грузину и её дочь А.С. Грузину из-за их отказа в обобществлении лошади. Те пожаловались «наверх». Президиум исполкома Ивановской промышленной области рассмотрел это дело. Оказалось, что лошадь приобрел сын Н.Н. Грузиной, который не состоял в членах колхоза и работал на этой лошади в производстве. Семью Грузиных восстановили в правах членов колхоза.

К чести волокобинцев следует сказать, что почти все они чтили Бога.

В списке верующих за 1932 год значатся 56 домохозяев, не считая домочадцев.

Далеко не все из них – старики. Шесть глав семейств имели возраст от 20 до лет, девять – от 30 до 40 лет.49 Невосполнимые потери понесло село в результате сталинских репрессий и Великой Отечественной войны. В 1934-1938 годах репрессировали Гавриила Михайловича Грузина (р.1885), Василия Николаевича Королькова (р. 1894), Ивана Константиновича Майкова (р.1883).50 Погибли в боях пять Смирновых, двое Грузиных, двое Молодкиных, Тихонравов, Попадьин, Мишуров, умерли от ран Мишуров, Бузукин и Носков, пропали без вести Шутов, Грузин, трое Юровых, двое Сесюковых. После войны храм продолжал использоваться как склад горюче-смазочных материалов. В 1960 году, 30 августа, Совет Министров РСФСР постановлением за № 1327 постановил присвоить главной волокобинской достопримечательности статус памятника архитектуры республиканского (федерального) значения.52 Но состояние святыни от этого не улучшилось.

В 2002 году в поруганном, но выстоявшем Господнем доме с благословения архиепископа Иваново-Вознесенского и Кинешемского Амвросия (Щурова) состоялась первая с момента закрытия служба – на Рождество Христово. С марта 2003 храм стал подворьем Свято-Воскресенско-Феодоровского мужского монастыря. В последние годы в храме служили священники: иеромонах Герасим (Широносов) (2001-2004); иеромонах Фотий (Бельский) (2004–2005); иеромонах Нестор (Архипов) (2005); священноинок Александр (Завьялов) (2005–2007).

Ныне церковная жизнь понемногу возрождается. Волокобинская святыня притягивает людей из разных городов России. Общими усердиями христолюбивых жертвователей, паствы, иереев и Свято-Воскресенско-Феодоровского мужского монастыря Преображенская церковь понемногу обустраивается. Много предстоит ещё сделать для храма, который без особых разрушений пережил гонителей православия, бывших у власти, но стал стремительно разрушаться в наше, казалось бы, свободное время. К началу XXI века древняя святыня стала представлять собой печальное зрелище: в 2000 году, 3 июля, во время сильной грозы был сбит верхний ярус колокольни с куполом и крестом; в 2003 году, мая, рухнул барабан, обрушив свод летней части храма второго этажа и свод трапезной части храма первого этажа. При этом пострадали связи, державшие храм в равновесии. Немудрено, что древние стены с трудом держатся под тяжестью лет и невзгод, – их требуется укреплять. Надежда – на неравнодушных и щедрых соотечественников, подобных тем, каковыми являлись дворяне Вороновы, графы Зубовы, бароны Розены, князья Дадиани. Благодаря им Преображенский храм в Волокобине сейчас единственный памятник архитектуры XVII века в Южском районе и один из немногих уцелевших во всей Ивановской области.

Уникальный по архитектуре, истории и географическому расположению Преображенский храм явно обделён вниманием современников. Однако и он, и славное село Волокобино заслуживают иного отношения потомков. И теперь делом нашей чести и самой жизни (а не гордыни) является приобщение к духовным корням и сохранение православной культурной традиции в памяти народа.

Ивановская область: Географический атлас. Иваново, 1996.

Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв.

Акты служилых землевладельцев. Т.3. М., 2002; Юрганов А.Л. О стародубском «уделе»

М.И. Воротынского и стародубских вотчинах в завещании Ивана Грозного // Архив русской истории. 1992. Вып. 2.

Арх. отдел Адм. Южского муниц. р-на. Ф. 178. 0п.1. Д. 56; ГАИО. Ф. Р-255. Оп. 1. Д. 28.

Алфавитный указатель фамилий и лиц, упоминаемых в Боярских книгах. М. 1853.

Памятники деловой письменности XVII века. М. 1984.

ГАИО. Ф.Р-255. Оп.1. Д.28; Курдюмов М.Г. Описание актов, хранящихся в архиве императорской Археографической комиссии. III. Коллекция В.Борисова // Летопись занятий императорской Археографической комиссии за 1913 год. Вып.26. СПб., 1914.

Алфавитный указатель фамилий…; Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII столетия / Сост. А. Барсуков. СПб. 1902.

Борисов В.А. Собрание трудов (материалов): В 3 т. Т.1–3. Иваново. 2002-2005; Курдюмов М.Г.

Борисов В.А. Указ. соч.

Алфавитный указатель фамилий…; Списки городовых воевод… ГАВО. Ф. 556. Оп. 109. Д. 427; Ф. 556. Оп. 111. Д. 1014; ГАИО. Ф. Р-255. Оп. 1. Д. 28.

Свод памятников архитектуры и монументального искусства России: Ивановская область.

Борисов В.А. Указ. соч.

ГАВО. Ф. 556. Оп. 111. Д. 1014.

Там же; Борисов В.А. Указ. соч.; Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии / Сост. В.Березин, В.Добронравов. Вып. 5. Владимир. 1898.

ГАИО. Ф. 291. Оп. 1. Д. 1361.

Русские портреты XVIII и XIX веков: В 5 т. Тт. 1-5. М. 1999 – 2000.

Державин Г.Р. Записки. М. 2000.

ГАИО. Ф. 291. Оп. 1. Д. 1361.

Русские портреты… ГАВО. Ф. 556. Оп. 111. Д. 1014.

Записки баронессы П.Г. Розен, в монашестве Митрофании / Сообщил кн. А.Дадиан // Русская старина. 1902. Т.109 – 112; Русский биографический словарь. М. 1998.

Лермонтовская энциклопедия. М. 1981.

Фамильные бумаги Пушкиных – Ганнибалов. Тт. 1, 2. СПб. 1993-1994.

Записки баронессы П.Г. Розен… ГАВО. Ф. 556. Оп. 111. Д. 1014.

Православные русские обители. СПб. 1994.

Записки баронессы П.Г. Розен… ГАИО. Ф. 291. Оп. 1. Д. 4417, 4510.

Мартьянов П. Князь Дадиан, флигель-адъютант императора Николая I // Древняя и новая Россия. 1876. Т. 1. № 3.

Черейский Л.А. Пушкин и его окружение. Л. 1988; Фамильные бумаги Пушкиных – Ганнибалов… ГАИО. Ф. 291. Оп. 1. Д. 4689.

Статистический список населённых местностей Владимирской губернии. Владимир, 1857.

ГАВО. Ф. 556. Оп. 109. Д. 427.

То же; ГАВО. Ф. 556. Оп. 111. Д. 1014; Иереи Шуйского уезда Владимирской губернии / Авторсост. О.И. Захарова. Иваново. 2003.

ГАИО. Ф. 417. Оп. 1. Д. 1-4.

ГАИО: Ф. 160. Оп. 1. Д. 97.

ГАВО. Ф. 556. Оп. 111. Д. 1014.

ГАИО. Ф. 199. Оп. 2. Д. 2; Статистический список населённых местностей…; Материалы для оценки земель Владимирской губернии. Т.10. Вып. 2. Владимир. 1905.

Субботина О. Православное краеведение. Колокольный звон – это музыка / Ивановский Свято-Введенский женский монастырь // file: // G:\ gooseva.htm ГАИО. Ф. Р-2953. Оп. 3. Д. 784; Там же. Ф. Р-1510. Оп. 1. Д. 992-993; Там же. Ф. Р-1621. Оп. 3.

ГАИО. Ф. Р-1621. Оп. 3. Д. 20.

Скорбный список // Книга Памяти: К 180-летию Ивановской области. Иваново. 1997.

Книга Памяти Ивановской области. Т. 6. Иваново. 1995.

Паспорт Памятника архитектуры Преображенской Церкви. Министерство Культуры СССР // Управление культуры Ивановской области. Отдел по охране памятников истории и культуры.

Трагедия авиаконструктора-самоучки Немногое в наши дни знают о событии, которое внесло оживление в жизнь Южи в начале прошлого века, связанном с приездом изобретателя-самоучки Луки Васильевича Школина. Молодой, высокий, со смоляными усами, ладно убранной причёской, он занимался необычным делом – строил на фабрике Балиных аэроплан, о которых в ту пору в селе даже не слышали.

уку Васильевича Школина в Южу привёз из Харькова директор предприятия Владимир Асигкритович Балин, давший ему ссуду в 3000 руб.

на воплощение мечты изобретателя – постройки одного из первых самолётов отечественной конструкции. Было это весной 1910 года.

В те годы человек учился летать. В конце XIX столетия в России была сделана первая неудачная попытка создания летательного аппарата тяжелее воздуха русского изобретателя А.Ф.Можайского (1882 г.). Поднятый громоздкой паровой машиной, он продержался в воздухе менее одной минуты. Спустя два десятилетия в этом деле вперёд вышла Франция, купившая патент удачной для того времени разработки летательного аппарата североамериканских энтузиастов братьев Райт, изобретение которых на родине в первое время не оценили. Мир поразило сначала это коробчатое изделие (1903 г.), затем в воздух поднялся и получил признание планерообразный моноплан Блерио (1909 г.), за ними нечто среднее – биплан Фарман (1910 г.).

Они начинали полеты с тех же первых секунд, минут, сначала преодолевая короткие дистанции на небольшой высоте (от 6 метров), а затем всё длительнее, дальше и выше. К французам и американцам присоединились Англия, Германия, и снова Россия.

Через полтора года как Школин начал свою работу, в 1911 г., в России состоялся первый перелёт Петербург – Москва на летательных аппаратах иностранного производства. Стартовали 9 машин: 4 – «Блерио», 4 – «Фармана»

и 1 – «Моран». Об их несовершенстве свидетельствовали трудности перелёта:

жертвы и увечья, вынужденные посадки, ремонты машин в ходе перелёта на этапах и местах вынужденных посадок. Предвидя тяжёлые испытания и поясняя свой риск, единственный достигший финиша (уже с вышедшим из строя мотором), русский авиатор Александр Алексеевич Васильев перед отлётом передал члену оргкомитета Н.А.Морозову записку: «Моя единственная мечта – воздушная мощь дорогого Отечества».

Эта мысль побуждала к действиям многих, кто имел тогда отношение к авиации у её истоков. Она была ярко выражена и у Школина.

Возвращением имени Школина нашему краю мы обязаны архивистам областного государственного архива. Впервые информацию о нём опубликовали Фрагмент письма Л.В. Школина в газетах советского периода было принято то, что, мол, «злодей-фабрикант»

не дал возможности завершить доброе дело самородку-самоучке. Новых материалов явно не доставало, и прежде всего о самом Школине и об обстановке зарождения авиации.

По косвенным данным удалось установить, что Лука Васильевич Школин родился в 1878 г. в г.Ромны Полтавской губернии. Отец, механик-самоучка известной фирмы «Зингер», занимался ремонтом и наладкой швейных машин. Он и пробудил в сыне интерес к авиации, подарив ему в детстве лично сделанный аппаратов тяжелее воздуха. Лука рос способным, любознательным, был в числе лучших учеников уездного увлечения. У него скопился «целый музей» изготовленных им авиамоделей. На последнюю из них, крупной Фото Л.В.Школина тателем подводных лодок С.К.Джевецким, его одобрительный отзыв о проекте самолёта окончательно убедили Школина продолжать любимое дело.

Тогда в России, как и в других странах, развитием авиации занималось не государство, а лишь отдельные энтузиасты. Российские «летуны», как тогда называли лётчиков, как правило, покупали аппараты и моторы к создаваемым своим машинам за границей: А.А. Агафонов, С.В. Гризодубов, В.В. Слюсаренко, С.И. Уточкин, А.Г. Уфимцев и другие.

Добиваясь средств, Школин писал прошение даже царю, но оно осталось без ответа. После этого, в начале 1910 г., через брата своей жены Андренко, один из которых работал маклером в Харьковской биржевой конторе Товарищества мануфактур Балиных, изобретатель встретился с директором южской фабрики (во время его приезда в Харьков) – В.А. Балиным. Он слыл просвещённым промышленником, меценатом, и согласился помочь энтузиасту. Сговорились о ссуде на постройку самолёта, с условием, что машина будет строиться на фабрике в Юже, используя технические возможности предприятия, и для уверенности в том, что задуманное будет сделано, и для гарантии ссуды.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОУ ВПО МАРИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА, СПОРТ И ЗДОРОВЬЕ МАТЕРИАЛЫ Всероссийской научно-практической конференции Йошкар-Ола, 2010 УДК 796.015 Организаторы конференции: Министерство образования Республики Марий Эл Министерство по физической культуре, спорту и туризму Республики Марий Эл ГОУ ВПО Марийский государственный университет Республиканский врачебно–физкультурный диспансер Министерства здравоохранения...»

«Пензенский государственный педагогический университет имени В.Г. Белинского Главный федеральный инспектор по Пензенской области Кокшетауский государственный университет имени Ш. Уалиханова (Казахстан) Управление Федеральной Миграционной Службы по Пензенской области Материалы Международной научно-практической конференции СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИЯ МИГРАНТОВ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ 24-25 февраля 2012 года Пенза — 2012 1 Печатается по решению редакционно-издательского совета Пензенского...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА ФИЛИАЛ МГУ В ГОРОДЕ СЕВАСТОПОЛЕ _ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ ИСТОРИЯ, ПОЛИТИКА, КУЛЬТУРА ВЫПУСК XI (IV) СЕРИЯ А. АНТИЧНОСТЬ И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ ИЗБРАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ X МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ЛАЗАРЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ С В Е Т ЛО Й П А МЯ Т И В АС И Л И Я И В АН О В И ЧА К У З И Щ И Н А 1 9 3 0 - 20 1 3 ПРИЧЕРНОМОРЬЕ. История, политика, культура. Выпуск XI (IV). Серия А. МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ М.В. ЛОМОНОСОВА

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ 620014, г. Екатеринбург, ул. Репина, 2 а Тел.: (343) 376 – 35 – 57, 376 – 30 – 85; факс (343) 383 – 46 – 59 E-mail: somk@somkural.ru Информационное письмо для руководителей филиалов ГБОУ СПО Свердловский областной медицинский колледж, представителей экологических центров и медицинских работников...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА, МОЛОДЁЖИ И ТУРИЗМА (ГЦОЛИФК) Международный научно-практический конгресс НАЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ 27–29 мая 2014 года Том 2 МАТЕРИАЛЫ X Международной научно-практической конференции психологов физической культуры и...»

«КОНВЕНЦИЯ ПО СОХРАНЕНИЮ МИГРИРУЮЩИХ ВИДОВ ДИКИХ ЖИВОТНЫХ Бонн, 23 июня 1979 г. ПРЕАМБУЛА: Договаривающиеся Стороны, ПРИЗНАВАЯ, что дикие животные во всем их многообразии, являются незаменимой частью природной системы Земли и должны сохраняться для блага человечества; СОЗНАВАЯ, что каждое поколение людей является хранителем природных ресурсов для будущих поколений и Обязано обеспечить сохранность этого наследия или - там, где оно используется - его разумное использование; СОЗНАВАЯ, все...»

«МАТЕРИАЛЫ II СТУДЕНЧЕСКОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЗАОЧНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО СТУДЕНТОВ XXI СТОЛЕТИЯ Часть I Новосибирск, 2012 г. УДК 08 ББК 94.3 Н 34 Н 34 Научное сообщество студентов XXI столетия: материалы студенческой международной заочной научно-практической конференции. Часть (16 апреля 2012 г.) — Новосибирск: I. Изд. Сибирская ассоциация консультантов, 2012. — 224 с. ISBN 978-5-4379-0075-8 Сборник трудов студенческой международной заочной научнопрактической...»

«Первичная профсоюзная организация УЗ 9-я городская клиническая больница г.Минска В соответствии с приказом Министерства здравоохранения БССР №165 от 22 сентября 1976 года, в декабре 1976 года была введена в эксплуатацию первая очередь (500 коек) многопрофильной 9-й городской клинической больницы. Полной мощности больница достигла в 1979 году. С 20 декабря 1976 года на должность главного врача 9-й городской клинической больницы (приказ горздравотдела №127-К от 20 декабря 1976 года) был назначен...»

«Центр научных работников и преподавателей иудаики в вузах Сэфер Институт славяноведения Российской академии наук Устное и книжное в славянской и еврейской культурной традиции Сборник статей Академическая серия Выпуск 44 Москва 2013 Oral and Written in Slavic and Jewish Cultural Tradition Collection of articles Устное и книжное в славянской и еврейской культурной традиции Сборник статей Редколлегия: О.В. Белова (ответственный редактор), И.В. Копчёнова, В.В. Мочалова, В.Я. Петрухин Издание...»

«МАТЕРИАЛЫ III СТУДЕНЧЕСКОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЗАОЧНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЕЖНЫЙ НАУЧНЫЙ ФОРУМ ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ Москва, 2013 г. УДК 009 ББК 6\8 М 75 М 75 Молодежный научный форум: Гуманитарные наук и: материалы III студенческой международной заочной научно-практической конференции. (30 апреля 2013 г.) — Москва: Изд. Международный Центр Науки и Образования, 2013. — 216 с. ISBN 978-5-00021-039-0 Сборник трудов III студенческой международной заочной научнопрактической конференции...»

«VII международная конференция молодых ученых и специалистов, ВНИИМК, 20 13 г. ПОВЫШЕНИЕ УРОЖАЯ СЕМЯНОК СИНТЕТИЧЕСКИХ ПОПУЛЯЦИЙ ПОДСОЛНЕЧНИКА В РЕЗУЛЬТАТЕ ПЕРВОГО ЦИКЛА ПРОСТОГО РЕКУРРЕНТНОГО ОТБОРА Обыдало А.Д. 350038, Краснодар, ул. Филатова, 17 ГНУ ВНИИ масличных культур имени В.С. Пустовойта Россельхозакадемии 1exxkrd@mail.ru Для повышения урожая семянок синтетических популяций подсолнечника в результате первого цикла рекуррентного отбора с использованием фонового и корректирующего признаков...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.И.ГЕРЦЕНА ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЕЙ МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: ПРОЕКТЫ, КОНКУРСЫ, ГРАНТЫ, КОНФЕРЕНЦИИ ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ № Санкт-Петербург 2 ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР БЮЛЛЕТЕНЯ: КРУГЛОВ А.Ю., директор Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена, д.соц.н. РЕДАКТОРЫ БЮЛЛЕТЕНЯ: АЛЬМЕТОВА Н.М., ведущий переводчик Института международных связей РГПУ им. А.И. Герцена ИСМАИЛОВА Р.Д., ведущий...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ -ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ, НАУКИ И КАДРОВ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ БЕЛОРУССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Сборник научных статей по материалам академической научной конференции студентов и магистрантов (Горки, 21 ноября – 6 декабря 2012 г.) Горки БГСХА 2013 МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ...»

«Методическое объединение вузовских библиотек Алтайского края Вузовские библиотеки Алтайского края Сборник Выпуск 12 Барнаул 2013 ББК 78.34 (253.7)657.1 В 883 Редакционная коллегия: Л.В. Болячевец, Т.Н. Злобина, И.Н. Кипа, Т.А. Мозес, Н.Г. Шелайкина, Е.А. Эдель Гл. редактор: Н.Г. Шелайкина Отв. за выпуск: М. А. Куверина Компьютерный набор: Е. А. Эдель Вузовские библиотеки Алтайского края: сборник : Вып. 12 : / Метод. об-ние вуз. б-к Алт. края. – Барнаул : Типография АлтГТУ, 2013. – 74 с. В...»

«А.Б. Багдасарова, М.Е. Попов Гражданская и этнокультурная идентичность в образовательном пространстве современной России Поиски идентичности: выбор направления В условиях российской полиэтничности проблема идентичности – одна из наиболее активно обсуждаемых и исследуемых научным сообществом. Это подтверждается, во-первых, наличием публикаций, в которых особое внимание уделяется проблемам интеграции современного российского общества, природе и причинам этнических конфликтов, росту национального...»

«Официальный Молодежный информационный бюллетень XVIII Международной конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа Выпуск №4 (март 2010 г.) И вот перед тобой – четвертый выпуск Молодежного информационного бюллетеня AIDS 2010! В нем ты найдешь последние новости о Молодежной программе конференции, а также о многочисленных возможностях активного вовлечения в AIDS 2010. На нашем веб-сайте можно ознакомиться с предыдущими выпусками, CLIC. Расскажи другим о возможности подписаться на ежемесячный бюллетень, CLIC....»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА СПЕЦИАЛИСТЫ АПК НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции САРАТОВ 2012 УДК 378:001.891 ББК 4 Специалисты АПК нового поколения: Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции. / Под ред. И.Л. Воротникова. – ФГБОУ ВПО Саратовский...»

«Государственный комитет Российской Федерации по высшему образованию Уральский государственный университет им.А.М.Горького Институт по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Межвузовский центр проблем непрерывного гуманитарного образования Уральская ассоциация высшего гуманитарного и социально-политического образования ДУХОВНОСТЬ И КУЛЬТУРА Материалы Всероссийской конференции 14-16 июня 1994 г. Екатеринбург 1995 ББК 4 1 1 4 ( 2 ) Печатается по...»

«IV Межрегиональная научно-практическая конференция Непрерывное экологическое образование: проблемы, опыт, перспективы 28-29 марта 2013 года Секция Роль учреждений культуры в формировании экологического мировоззрения Доклады и тезисы Томск – 2013 Составитель: Корешкова Л.Д. – ведущий методист организационно методического отдела Томской областной детскоюношеской библиотеки Редактор: Чичерина Н.Г. – заместитель директора по инновациям Томской областной детско-юношеской библиотеки Роль учреждений...»

«УТВЕРЖДЕН Приказом Министерства культуры Российской Федерации от 2011 г. № ПРИНЯТ Общим собранием (конференцией) работников и представителей обучающихся ФГБОУ СПО Государственный музыкальный колледж имени Гнесиных (протокол № _ от 16 мая 2011 г.) Директор_Т.Г. Петрова УСТАВ Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения среднего профессионального образования Государственный музыкальный колледж имени Гнесиных (новая редакция) ПРОЕКТ г. Москва 2011 г. I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1....»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.