WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |

«МАТЕРИАЛЫ II МЕЖДУНАРОДНОЙ (IX ИТОГОВОЙ) НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ Издательство Челябинская государственная медицинская академия Челябинск, 2011 УДК 61+57 ББК ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ЧЕЛЯБИНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ

ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ

И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ»

(ГОУ ВПО ЧелГМА РОСЗДРАВА)

МАТЕРИАЛЫ II МЕЖДУНАРОДНОЙ (IX ИТОГОВОЙ)

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Издательство «Челябинская государственная медицинская академия»

Челябинск, 2011 УДК 61+57 ББК 51+28 М 45 Материалы II международной (IX итоговой) научно-практической конференции молодых ученых. — Челябинск: Изд-во «Челябинская государственная медицинская академия», 2011. — 304 с.

ISBN 978-5-94507-138- Редакционная коллегия:

профессор, д. м. н. Л.Ф. Телешева профессор, д. м. н. А.В. Привалов к. м. н. Д.В. Богданов к. м. н. М.В. Пешикова к. м. н. О.В. Пешиков В сборнике представлены материалы II международной (IX итоговой) научнопрактической конференции молодых ученых, состоявшейся 17 мая 2011 года. Оргкомитет сохранил отобранные для публикации статьи в авторском исполнении.

УДК 61+ ББК 51+ © Коллектив авторов, ISBN 978-5-94507-138- © Изд-во «Челябинская государственная медицинская академия»,

ОСОБЕННОСТИ ТЕЧЕНИЯ САЛЬМОНЕЛЛЁЗА У ДЕТЕЙ РАННЕГО ВОЗРАСТА

НА ФОНЕ СТАФИЛОКОККОВОГО СЕПСИСА

З.У. Абдусаламова, М.Н. Даминова Ташкентский педиатрический медицинский институт, г. Ташкент, Республика Узбекистан Кафедра детских инфекционных болезней Острые кишечные инфекции (ОКИ) продолжают занимать ведущее место в структуре инфекционной патологии. Актуальность проблемы определяется высокой смертностью детей раннего возраста с инфекционно-септическим процессом, отсутствием четких критериев самого диагноза, а также естественными трудностями постановки данного диагноза и терапии, связанными с особенностями течения сальмонеллёза у детей раннего возраста на фоне стафилококкового сепсиса.

Целью настоящего исследования — изучение особенностей течения сальмонеллёза у детей раннего возраста на фоне стафилококкового сепсиса.

Для выполнения поставленных задач нами проводилось клиническое обследование 35 больных детей в возрасте от 1 мес. до 3 лет, у которых длительное время наблюдалась кишечная дисфункция в виде диареи. Все больные дети подвергнуты клиническому и развернутому бактериологическому исследованию. Проведено ретроспективное исследование с изучением бактериологического анализа различных сред больного (испражнения, моча, кровь). Микробиологический мониторинг проводился в течение 48–72 часов. В исследование включены пациенты с подтвержденной стафилококковой инфекцией. Диагноз сальмонеллёз подтверждён бактериологическим методом с выделением из кала S. Typhimurium у 31 (88,57 %) больного ребенка, серологически у 4 (11,43 %) на основании обнаружения специфических антител в динамике (РПГА) и специфических антигенов в сыворотке крови. Из 35 больных детей мальчики составили 18 (51,4 %), девочки — (48,6 %). Возраст больных составил от 1 мес. до 3 лет (33,4 ± 4,6 года). У 26 (74,3 %) больных детей установлена среднетяжёлая форма заболевания, у 9 (25,7 %) — тяжёлая форма сальмонеллёза.

Результаты исследования показали отчётливую зависимость частоты клинических проявлений болезни от тяжести течения при наслаивании сальмонеллёза на стафилококковую инфекцию, а также сальмонеллез проявлял склонность к генерализации и нередко преобладал септический характер.

Исследования показали, что были обнаружены следующие возбудители: Staphylacocus epidermidis, Staphylacocus aureus, и высеваемость этих возбудителей у доношенных и у недоношенных детей была почти в одинаковом количестве. Наиболее частыми симптомами при данном заболевании были симптомы интоксикации, которые у новорожденных наблюдались в 100 % случаев.

Надо отметить, что одним из наиболее частых симптомов интоксикации была выраженная вялость ребенка. Вялость чаще отмечалась у недоношенных детей. Немаловажное значение в характеристике общего состояния недоношенных детей имели такие симптомы, как отказ от груди, срыгивание, рвота. Надо отметить, что частые рвоты — это грозный признак, указывающий на возможность развития менингита и перитонита. Плохая прибавка в весе, гипертермия встречались очень часто. Наиболее часто лихорадка при сепсисе новорожденных держалась несколько дней. Со стороны желудочно-кишечного тракта симптомы в виде анорексии, рвоты, вздутия живота, диареи наблюдались у новорожденных в 92,8 % случаев. Важным признаком также была желтуха новорожденных, она отмечалась у 85 % больных. У большинства больных желтуха имела конъюгационный характер с преимущественным повышением непрямого билирубина. Желтуха появлялась в 1-е или 2-е сутки и держалась 14–15 дней. Увеличение печени чаще всего было незначительным, нижний край выступал на 3,5–4 см из подреберной дуги.

Выводы. Возбудителями позднего сепсиса являются Staphylacocus epidermidis и Staphylacocus aureus в 70 % случаев; у новорожденных детей с неонатальным сепсисом клиническая картина характеризовалась прогрессирующим снижением массы тела, гипербилирубинемией, гепатомегалией, анемией, симптомами интоксикации.



СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ПАРАКОЛОСТОМИЧЕСКОЙ ГРЫЖИ

С РЕКОНСТРУКЦИЕЙ КОЛОСТОМЫ

Д.З. Агаджанян Кубанский государственный медицинский университет, г. Краснодар, Россия

Научный руководитель: проф., д. м. н. С.Г. Павленко На современном этапе развития колоректальной хирургии при осложненном течении рака, дивертикулеза, других заболеваний и травм толстой кишки у многих больных как первый этап операции формируется колостома. Выполнение подобного вмешательства в ургентных ситуациях носит вынужденный характер. При этом, удаляя пораженный сегмент кишки и устраняя источник интоксикации и явления непроходимости, исключают такое грозное осложнение, как несостоятельность швов анастомоза (НША) в раннем послеоперационном периоде (Вицин В.Л., 1993;

Амелин В.М., 1998; Рудин Э.П., 2007).

Однако наличие колостомы на передней брюшной стенке и различные осложнения в области колостомы, такие как параколостомические грыжи, значительно снижают качество жизни больного (Васильев С.В., 1998; Луд И.Г., 2005; Воробьев Г.И., 1994, 2006; Мумладзе Р.Б., 1999; Наврузов Н.Г., 2007; Chiarugi M., 2002).

Восстановительная операция направлена на ликвидацию параколостомической грыжи и реконструкцию колостомы и не всегда является простым оперативным вмешательством. Частота гнойных осложнений после этих вмешательств достигает 20–30 % (Черекес В.Л., 2002; Воробьев Г.И., 2006; Бичурин Н.Р., 2007; Наврузов Н.Г., 2007; Bain J.M., 1996; Chiarugi M., 2002; Butler С., 1992).

Решение вопроса о ликвидации осложнения колостомы в виде параколостомической грыжи лежит в плоскости перевода ее из внутрибрюшной в забрюшинную, поскольку отмечено, что при забрюшинных колостомах частота возникновения параколостомических грыж значительно меньше, чем при чрезбрюшинных. Для уменьшения травматизации и послеоперационных осложнений мы решали задачу перевода стомы внутрибрюшной в забрюшинную с реконструкцией параколостомической грыжи, не прибегая к срединной релапаротомии. Использование ранее предложенных способов, которые сопровождаются осложнениями, показало актуальность проблемы модернизации способов реконструкций колостом с параколостомической грыжей.

Цель работы: 1) устранить параколостомическую грыжу без срединной лапаротомии; 2) реконструировать колостому; 3) снизить травматизацию тканей по сравнению с другими аналогами;

4) исключить рецидивы в послеоперационном периоде; 5) устранить осложнения в послеоперационном периоде; 6) уменьшить затраты на проведение операции и ведение послеоперационного периода.

Разработанный способ лечения параколостомической грыжи с реконструкцией колостомы выполняют следующим образом: циркулярно высекают стому из кожи. Отсекают кожнослизистый переход на стоме, временно изолируют кишку ушиванием 8-образным швом. Выкраивают кожу в проекции параколостомической грыжи. Выделяют грыжевой мешок, вскрывают и обрабатывают его — иссекают избыток мешка и ушивают его рассасывающимся материалом (кетгутом). Этап формирования забрюшинного тоннеля: хирург вводит руку в раневой канал и отслаивает брюшину от брюшной стенки до латерального края колостомической раны изнутри кнаружи.

Выделяют и обрабатывают края грыжевого мешка. Устраняют грыжу армированием грыжевых краев и накладывают от двух до пяти 8-образных швов с оставлением старого колостомического отверстия. Проводят кишку для стомирования через тоннель в забрюшинном пространстве в старое кожное отверстие. Сшивают подслизистую стомы с собственно кожей. Ушивают кожный дефект.

Результаты лечения: данный способ позволил у всех 8 оперированных больных с использованием данного способа лечения полностью устранить параколостомическую грыжу, перевести чрезбрюшинную колостому в забрюшинную и исключить ближайшие отдаленные послеоперационные осложнения.

Список литературы:

1. Афендулов С.А., Цхай Б.В. Внутрикишечное давление при различных типах колостом // Актуальные проблемы современной хирургии: Тр. междунар. хирургич. конгр. М., 2003. – С. 264.

2. Бичурин Н.Р., Ионин В.П. Формирование кишечных стом // Актуальные вопросы колопроктологии: Тез. докл. I съезда колопроктологов России с междунар. участием. – Самара, 2003. – С. 344–345.

3. Воробьев Г.И., Царьков П.В. Кишечные стомы. – М.: МНПИ, 2001. – 90 с 4. Евдокимов Г.М., Семенченя В.А., Сидоров И.Н., Кошкин A.B. Хирургическая реабилитация больных с параколостомическими осложнениями // Паллиативная медицина и реабилитация. – 2003. – № 3. – С. 43.

5. Клинические аспекты лечения колоректального рака геронтологических больных / Под ред.

проф. В.И. Оноприева и проф. С.Г. Павленко. – Краснодар, 2009. – 201 с.

ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ ЭССЕНЦИАЛЬНЫХ МИКРОЭЛЕМЕНТОВ

В СЫВОРОТКЕ КРОВИ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ С ЮВЕНИЛЬНЫМ

РЕВМАТОИДНЫМ АРТРИТОМ, ПРОЖИВАЮЩИХ В ГОРОДЕ ЧЕЛЯБИНСКЕ

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Кафедра пропедевтики детских болезней и педиатрии Актуальность проблемы. Ювенильный ревматоидный артрит (ЮРА) — системное хроническое заболевание, развивающееся у детей в возрасте до 16 лет, которое характеризуется преимущественным деструктивным поражением суставов, а также патологией других органов и тканей с формированием полиорганной недостаточности различной выраженности. В основе возникновения и, как правило, прогрессирующего развития ювенильного ревматоидного артрита лежат взаимосвязанные иммунопатологические и воспалительные процессы и реакции, которые проявляются определённой клинической картиной, снижением качества жизни и нередко тяжёлой инвалидизацией [1].





На сегодняшний день большое внимание уделяется влиянию эссенциальных микроэлементов на здоровье людей. Имеется множество исследований по содержанию микроэлементного состава различных биосред организма человека, таких как кровь, моча, волосы, при различных заболеваниях: патологии почек, желудочно-кишечного тракта, гепатитах, циррозах печени, артериальной гипертензии и др. (Мальцев С.В., 1997; Макарова Т.П., 2001; Лаврова А.Е., 1998; Файзуллина Р.А., 2002). В большинстве публикаций основной акцент делается на колебаниях содержания в биосредах таких эссенциальных микроэлементов, как железо, цинк и медь. Цинк занимает особое место по биологической роли в ряду незаменимых микроэлементов. Его функции в организме человека разнообразны: участие в процессах клеточного деления и роста, образование комплексов с гиалуроновой кислотой соединительной ткани, регулирование проницаемости кожных покровов и слизистых оболочек, влияние на обмен железа и магния, функции иммунной системы [2]. Железо играет важную роль в жизнедеятельности организма человека (участие в тканевом дыхании, метаболизме порфирина, синтезе коллагена). При дефиците железа страдают фагоцитоз, бактерицидная способность нейтрофилов [3]. Медь участвует в процессе синтеза коллагена и эластина, препятствует деминерализации костной ткани.

Влияние изменений микроэлементного состава на формирование и течение различных форм и вариантов ЮРА у детей до конца не выяснено. На сегодняшний день имеются лишь отдельные работы, посвящённые данному вопросу (Денисов Л.Н., 2003; Сенек С.А., 2005).

Цель исследования: определить особенности содержания эссенциальных микроэлементов в сыворотке крови у детей и подростков с ювенильным ревматоидным артритом, проживающих в городе Челябинске.

Материалы и методы исследования. Для достижения поставленной цели было проведено комплексное клинико-лабораторное и инструментальное обследование 50 детей с различными вариантами ЮРА. Контрольную группу составили 20 здоровых детей.

Кроме того, было проведено разделение исследуемой группы детей с ЮРА на 2 подгруппы в зависимости от степени активности заболевания (21 человек с 1-й степенью активности и 29 — со 2-й и 3-й степенями активности).

Работа выполнена на кафедре пропедевтики детских болезней и педиатрии ГОУ ВПО ЧелГМА Росздрава (зав. кафедрой — профессор, д. м. н. Узунова А.Н.) на базе кардиоревматологического отделения МУЗ ДГКБ № 8 города Челябинска (главный врач — Борсук А.С.). Диагноз ЮРА был выставлен согласно классификации Американской коллегии ревматологов (1977 г.), учитывая Восточно-Европейские диагностические критерии.

Все дети были обследованы по алгоритму диагностики суставной патологии. Кроме того, всем детям было проведено исследование микроэлементного состава сыворотки крови, в частности содержания цинка, железа и меди методом атомно-абсорбционной спектрофотометрии электротермической атомизацией (ЭТААС) на приборе КВАНТ-2А в отделении физико-химических исследований лаборатории санитарно-гигиенических испытаний ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Челябинской области» (зав. лабораторией — Бураков С.Е.). Статистическая обработка включала в себя расчёт средних значений и определение достоверности различий величин в группах сравнения с использованием критерия Манна-Уитни, поскольку проводилось сравнение двух независимых групп по количественному признаку, нормальность которого не доказана. Статистически значимыми считались различия между показателями при уровне р < 0,05. Обработка цифрового материала результатов исследования проводилась с использованием пакета программы Excel — Statistica 6,0.

Результаты исследования. В соответствии с целью исследования был проведен анализ содержания эссенциальных микроэлементов в сыворотке крови у детей, страдающих ЮРА, в сравнении со здоровой группой. Полученные результаты представлены в таблице 1.

Содержание эссенциальных микроэлементов в сыворотке крови у детей с ЮРА Из таблицы 1 следует, что содержание эссенциальных микроэлементов в сыворотке крови у детей, страдающих ЮРА, отличалось от такового у детей группы контроля. В частности, это касается таких микроэлементов, как железо и цинк, концентрация которых в сыворотке крови у детей с ЮРА ниже, чем у детей здоровой группы (р < 0,05). По данным литературы снижение содержания цинка и железа в сыворотке крови у больных ЮРА связано, вероятно, с повышенным потреблением данных микроэлементов на реализацию аутоиммунного воспаления [4].

Кроме того, нами было проведено исследование по выявлению возможной зависимости изменений содержания определяемых микроэлементов от степени активности заболевания. Полученные результаты представлены в таблице 2.

Содержание эссенциальных микроэлементов в сыворотке крови у детей Из данных таблицы 2 следует, что содержание цинка и железа в сыворотке крови у детей, страдающих ЮРА, зависит от степени активности заболевания: чем выше степень активности, тем ниже концентрация данных микроэлементов.

Выводы. Таким образом, в сыворотке крови у детей с ювенильным ревматоидным артритом, проживающих в городе Челябинске, отмечено снижение содержания эссенциальных микроэлементов, в частности цинка и железа. Кроме того, выявлено, что чем выше степень активности заболевания, тем ниже концентрация данных микроэлементов в сыворотке крови.

Список литературы:

1. Алексеева Е.И., Литвицкий П.Ф. Ювенильный ревматоидный артрит: этиология, патогенез, клиника, алгоритмы диагностики и лечения: рук. для врачей, преподавателей, науч. сотр. / Под общ. ред. А.А. Баранова. – М.: ВЕДИ, 2007. – 368 с.: ил.

2. Подколзин, А.А. Действие биологически активных веществ в малых дозах / А.А. Подколзин, К.Г. Гуревич. – М.: «КМК», 2002. – 208 с.

3. Васильева, Л.С. К вопросу диагностики экологически обусловленных заболеваний у детей / Л.С. Васильева, Л.В. Козлова, О.Б. Новикова // Тез. докл. III конгресса педиатров России. – М., 1998. – С. 70.

4. Сенек, С.А. Роль нарушений микроэлементного обмена при ювенильном ревматоидном артрите: дис. … канд. мед. наук

/ С.А. Сенек. – Казань, 2005. – 169 с.

ВЗАИМОСВЯЗЬ НАРУШЕНИЙ УГЛЕВОДНОГО ОБМЕНА И ДРУГИХ

ФАКТОРОВ РИСКА НЕИНФЕКЦИОННЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ У МУЖЧИН

С ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКТИВНОЙ БОЛЕЗНЬЮ ЛЕГКИХ

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Актуальность проблемы. Различные хронические бронхолегочные и внелегочные заболевания, начинаясь, как правило, с какого-либо одного из них, могут протекать сочетано, взаимоотягощая друг друга, что часто обусловливает большие трудности в их диагностике и лечении. Данные литературы свидетельствуют, что это может быть следствием связи таких заболеваний как за счет сходных экзогенных факторов, так и клеточно-молекулярных поломок, играющих большую роль в патогенезе этих заболеваний. Исследование, идентификация и изучение таких узловых точек во многом помогут расширить и углубить знания об этиологии и патогенезе этих заболеваний, совершенствовать возможности диагностики и терапии. В определенной степени это касается хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) и гипергликемии (ГГЕ). Анализ литературных данных указывает на то, что ХОБЛ, с одной стороны, обладая целым комплексом системных воздействий, в том числе и на метаболические процессы, может привести различными путями к формированию ГГЕ, а с другой — факторы, играющие непосредственную роль в формировании ГГЕ, способствуют развитию ХОБЛ. По данным некоторых источников, ХОБЛ у 50 % больных предшествовала развитию сахарного диабета и у 50 % возникла на фоне сахарного диабета. Сочетание ХОБЛ и ГГЕ остается одной из самых сложных патологий в плане как лечебных, так и реабилитационных мероприятий. Вопрос о роли ГГЕ с ведущими факторами риска (ФР) хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ) при ХОБЛ, представляя интерес для клинической медицины, изучен недостаточно.

Цель исследования. Изучить взаимосвязь ГГЕ с ФР ХНИЗ у мужчин с ХОБЛ в клиническом исследовании.

Материалы и методы. Нами было обследовано 90 мужчин с ХОБЛ в возрасте от 45 до 86 лет, находившихся на лечении и обследовании в специализированных отделениях Дорожной клинической больницы ст. Челябинск с декабря 2009 по февраль 2011 г. Обследование на выявление заболеваний и их ФР включало стандартный опрос по Протоколу ВОЗ СИНДИ, измерения на выявление ФР ХНИЗ, специальные клинические, лабораторные, инструментальные методы обследования. Наряду с определением ГГЕ у пациентов были изучены такие основные ФР ХНИЗ, как артериальная гипертензия (АГ), курение, профессиональные вредности болезней органов дыхания (ПВ), потребление алкоголя (ПА), отягощенная наследственность (ОН), низкая физическая активность (НФА), избыточная масса тела (ИМТ), нарушения липидного обмена (НЛО). Указанные ФР оценивались по критерием Программы ВОЗ CINDI (1996 г.) и на основе Национальных клинических рекомендаций ВНОК (2009 г.), Американской диабетической ассоциации (2009 г.). Информация о наличии сочетанных форм хронических заболеваний внутренних органов у пациентов уточнялась также в ходе анализа медицинской документации. Диагноз ХОБЛ выставляли на основании современных клинико-диагностических критериев данной нозологической формы.

Результаты исследования. Возрастная характеристика пациентов с ХОБЛ представлена в таблице 1.

Возрастная характеристика обследованных мужчин с ХОБЛ Среди обследованных мужчин наибольшую долю составили лица в возрасте от 44 до 74 лет, среди которых ведущей явилась возрастная группа 55–64 года (47 %), на втором месте располагалась группа мужчин в возрасте 65–74 года, составившая 23 % соответственно.

При определении глюкозы венозной крови у всех пациентов с ХОБЛ (90 чел.) нормальный уровень глюкозы определялся у 62 человек (69 %), у 28 обследованных (31 %) была выявлена ГГЕ.

В структуре ГГЕ 54 % (15 чел.) составили лица с тощаковой гипергликемией, 32 % (9 чел.) — с сахарным диабетом 2-го типа, 14 % (4 чел.) составили лица с нарушением толерантности к углеводам (НТГ).

Распределение обследованных мужчин с ГГЕ и нормальным уровнем глюкозы венозной крови в зависимости от возраста представлено в таблице 2.

Показатели глюкозы венозной крови у мужчин с ХОБЛ в зависимости от возраста Как видно из таблицы 2, у мужчин как с нормальными показателями глюкозы венозной крови, так и с ГГЕ наибольшую долю составили лица возрастной группы 55–64 года (40 % и 50 % соответственно).

В обеих группах мужчин с ХОБЛ было оценено общее количество изученных факторов ХНИЗ. Анализ данных показал, что при нормальных показателях глюкозы венозной крови у мужчин с ХОБЛ в целом преобладает доля лиц с шестью ФР ХНИЗ (23 %), тогда как в группе лиц с ГГЕ — с восемью ФР (29 %). Количество зарегистрированных ФР ХНИЗ у лиц с ХОБЛ без ГГЕ находилось в диапазоне от 1 до 9 ФР, тогда как в группе больных с ХОБЛ и ГГЕ этот показатель являлся наибольшим, составив от 4 до 9 ФР среди обследованных.

Оценка частоты ФР ХНИЗ среди мужчин с нормальными показателями глюкозы венозной крови (см табл. 3) показала, что ведущими ФР явились ПВ (86 %), ПА (74 %), НЛО (72 %) и АГ (71 %). Остальные ФР регистрировались с меньшей частотой.

Частота ФР ХНИЗ у мужчин с ХОБЛ с нормальными показателями глюкозы венозной крови *Примечания: n — число лиц, обследованных на ФР; ФР — число лиц с данным ФР.

У мужчин с ГГЕ (см. таблицу 4) среди ведущих ФР на первом месте находятся такие как ПВ и АГ (89 %), на втором месте — ПА (86 %), на третьем — ИМТ (82 %), на четвертом — ОТ и ОН (79 %), на пятом — НЛО (68 %). Доля остальных ФР менее значима.

Частота факторов риска ХНИЗ при нарушении углеводного обмена у мужчин с ХОБЛ При сравнении показателей частоты ФР (см. табл. 3, 4) в обеих группах ведущими по частоте являются ПВ — 86 % и 89 % соответственно. Также с высокой частотой регистрируется употребление алкоголя (ПА) — 74 % и 86 % у пациентов обеих групп. В то же время только в группе лиц с ГГЕ АГ и ИМТ регистрируются в качестве ведущих ФР, не являясь таковыми в структуре ФР у больных с ХОБЛ при нормальных показателях глюкозы крови.

Оценка достоверности различий частоты ФР ХНИЗ в группе больных ХОБЛ с нормальным уровнем глюкозы крови и с наличием ГГЕ была проведена при помощи анализа сопряженности ГГЕ и ФР ХНИЗ. Проведенные расчеты выявили два статистически значимых по частоте ФР при сопоставлении групп мужчин с ХОБЛ с нормальным уровнем глюкозы венозной крови и с ГГЕ, которыми явились АГ и ИМТ (р < 0,05).

Заключение. Проведенное обследование показало, что ХОБЛ чаще встречается среди мужчин зрелого и пожилого возраста, с наибольшей долей в возрастной группе 55–64 года. Нарушения углеводного обмена, зарегистрированные у одной трети больных с ХОБЛ (31 %), также преобладают у пациентов в возрасте 55–64 года. ГГЕ ассоциируется с большим числом ФР ХНИЗ. Так, в группе мужчин с ГГЕ практически у трети больных (29 %) регистрируется по восемь ФР ХНИЗ.

Анализ ФР ХНИЗ в сравниваемых группах больных ХОБЛ подтвердил как сходство, так и тенденции к различию в их структуре. При сравнении частоты ФР ХНИЗ в группе больных ХОБЛ с ГГЕ и нормальным уровнем глюкозы крови выявлено статистически значимое преобладание таких ФР, как ИМТ и АГ, в группе больных с ГГЕ, что свидетельствует о большей частоте метаболических ФР при нарушениях углеводного обмена у больных ХОБЛ. Также важно отметить, что при оценке частоты таких поведенческих ФР, как курение, НФА и потребление алкоголя, в группе больных ХОБЛ с ГГЕ отмечается заметная тенденция к снижению двух первых из указанных ФР и тенденция к повышению употребления алкоголя. При сравнении показателей нарушения липидного обмена (НЛО) среди больных обеих групп отмечено отсутствие достоверных различий и заметной тенденции к изменению данного показателя.

Таким образом, проведенный анализ ФР ХНИЗ в группах больных ХОБЛ с ГГЕ и нормальным уровнем глюкозы крови подтверждает факт достоверных различий среди ведущих ФР ХНИЗ у обследованных больных.

Список литературы:

1. Измеров, Н.Ф. Состояние протеиназно-ингибиторной системы у больных сахарным диабетом 2-го типа в сочетании с хронической обструктивной болезнью легких / Н.Ф. Ихмеров, Л.П.

Кузьмина, А.М. Попкова, О.В. Ханыкина // Вестник российской АМН. – 2006. – № 3. – С. 15–18.

2. Аметов, А.С. Факторы риска сахарного диабета. Роль ожирения / А.С. Аметов // Рос. мед.

журн. – 2003. – Т. 11, № 27. – C. 1477–1479.

3. Кобылянский, В.И. Изучение связей между хронической обструктивной болезнью легких, бронхиальной астмой и сахарным диабетом 2-го типа / В.И. Кобылянский, Г.Ю. Бабаджанова, Ю.И. Сунцов // Клиническая медицина. – 2009. – № 12. – С. 40–43.

4. Бабаджанова, Г.Ю. Инсулинорезистентность и сахарный диабет как результат лечения глюкокортикостероидами / Г.Ю. Бабаджанова // Тер. арх. – 2005. – № 3. – С. 93–96.

5. Ивчик, Т.В. Факторы риска хронической обструктивной болезни легких / Т.В. Ивчик, А.Н. Кокосов, Е.Д. Янчина, Н.Е. Ходжаянц и др. // Пульмонология. – 2003. – № 3. – С. 6–15.

ЦИТОХИМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА АЛЬВЕОЛЯРНЫХ МАКРОФАГОВ У ДЕТЕЙ

С ЛЕГКОЙ ПЕРСИСТИРУЮЩЕЙ БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМОЙ

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Кафедра детских болезней и поликлинической педиатрии № Научный руководитель: проф., д. м. н. Я.И. Жаков.

Актуальность. Одной из клеток дыхательных путей, участвующих в иммунном ответе при встрече с патогеном, является бронхоальвеолярный макрофаг. Многие заболевания дыхательных путей, в том числе бронхиальная астма, могут приводить к дисфункции этих клеток.

Помимо значимой роли бронхоальвеолярных макрофагов в иммунном ответе и его регуляции данные клетки отвечают за эффективность метаболической и дренажной функции легких [6].

Исходя из вышесказанного целью настоящего исследования явилась оценка цитохимических показателей бронхоальвеолярных макрофагов, полученных путем индуцирования мокроты у детей с легкой персистирующей бронхиальной астмой.

Материалы и методы исследования. В исследование вошли дети, находящиеся на обследовании и лечении в детском аллергологическом отделении МУЗ ГКБ № 1 г. Челябинска.

Критерии включения в исследование:

1. Возраст детей от 5 до 15 лет.

2. Отсутствие острых респираторных заболеваний в течение 1 месяца, предшествующего исследованию.

3. Отсутствие базисной терапии бронхиальной астмы или использование в качестве базисной терапии препаратов группы кромонов (Интал, Тайлед).

4. Согласие родителей участвовать в исследовании.

Критерии исключения:

1. Табакокурение.

2. Использование в качестве базисной терапии бронхиальной астмы ингаляционных ГКС в течение последних 4 месяцев.

Согласно критериям включения/исключения в исследование было включено 30 детей. Оценка контролируемости производилась согласно критериям, изложенным в Глобальной стратегии лечения и профилактики бронхиальной астмы (GINA, пересмотр 2007 г.) [1].

В ходе исследования были сформированы 3 группы:

- 1-я группа (n = 10) — дети с контролируемым течением легкой персистирующей бронхиальной астмы;

- 2-я группа (n = 10) — дети с неконтролируемым течением легкой персистирующей бронхиальной астмы;

- 3-я группа (n = 10) — группа сравнения (дети, находящиеся на стационарном лечении кардиоревматологического отделения городской клинической больницы № 1, не имеющие аллергических заболеваний).

Средний возраст обследованных детей (Ме) — 11,16 ± 3,13 года.

Стаж заболевания бронхиальной астмой у обследуемых детей составил 4,05 ± 2,62 года.

Индукция мокроты проводилась с использованием гипертонического раствора хлорида натрия по модифицированному протоколу [4]. Выделение альвеолярных макрофагов из полученной мокроты производилось общепринятым методом в нашей модификации (подана заявка на выдачу патента РФ на изобретение, получена приоритетная справка № 2010138744 от 20.09.2010).

Для оценки функциональной активности мононуклеарных фагоцитов детей с бронхиальной астмой использовались цитохимические и энзимоцитохимические методы исследования, позволившие оценить содержание энергетического субстрата (гликогена), а также активность ферментов и оксидазных систем, генерирующих супероксидные радикалы. Для выявления гликогена в альвеолярных макрофагах использовалась ШИК-реакция по Мак Манусу с использованием йодной кислоты [2]. Контрольные срезы обрабатывались амилазой слюны.

Активность окислительно-восстановительных ферментов оценивали по интенсивности энзимоцитохимических реакций. Метод Нахласа, Валькера и Зелигмана использован для изучения активности сукцинатдегидрогеназы, а метод Нарциссова Р.П. — для изучения активности альфаглицерофосфатдегидрогеназы [2]. Интенсивность данных цитохимических реакций оценивали по количеству гранул восстановленного тетразолия.

Активность кислой фосфатазы, являющейся индикатором лизосомальной активности, изучали с помощью реакции азосочетания по методу Гольдберга и Барка [2] с использованием нафтолAS-фосфата и парарозанилина. Результаты реакции азосочетания оценивали по количеству осадков красного цвета.

Интенсивность всех цитохимических и энзимоцитохимических реакций оценивали с помощью цитофотометрической насадки ФМЭЛ-1А с умножителем ФЭУ-79 и микроскопа «Люмам ИЗУ42».

Функционально-метаболическую активность альвеолярных макрофагов, отражающую бактерицидный потенциал, оценивали в тесте спонтанного и стимулированного восстановления нитросинего тетразолия (НСТ) по Park и соавт. [5]. Стимуляцию проводили с помощью инертных микросфер латекса (диаметр 1,2 мкм). Клетки инкубировали в растворе нитросинего тетразолия во влажной камере при температуре 37 С. Результаты НСТ-теста оценивали в условных единицах по формуле Астальди и Верга.

Статистическая обработка полученных данных проводилась при помощи статистической программы STATISTICA 6.0 (StatSoft, 2001).

Результаты исследования. Гликоген является основным энергетическим субстратом большинства клеточных элементов системы мононуклеарных фагоцитов. Прежде всего, установлено (рис. 1), что у детей с контролируемым течением легкой персистирующей бронхиальной астмы (1-я группа) в бронхоальвеолярных макрофагах содержание гранулярного гликогена снижено (1,53 ± 0,27), в то время как у детей с неконтролируемым течением бронхиальной астмы (2-я группа), напротив, повышено (2,24 ± 0,21) по сравнению с группой сравнения (2,04 ± 0,23).

Рис. 1. Средний гистохимический показатель содержания ШИК-позитивного материала в П р и м е ч а н и е. Значимость различий (p < 0,05): * — с контрольной группой, ** — при сравнении со 2-й группой.

В соответствии с полученными данными о запасе гликогена в альвеолярных макрофагах находятся результаты цитохимической реакции на альфа-глицерофосфатдегидрогеназу, участвующую в гликолитическом пути расщепления углеводов (рис. 2). Установлено, что интенсивность энзимоцитохимической реакции на альфа-глицерофосфатдегидрогеназу в бронхоальвеолярных макрофагах у детей с контролируемым течением бронхиальной астмы повышена (2,24 ± 0,14), а у детей с неконтролируемым течением бронхиальной астмы снижена (1,54 ± 0,27) по сравнению с контролем (1,9 ± 0,32).

Рис. 2. Активность альфа-глицерофосфатдегидрогеназы в бронхоальвеолярных макрофагах.

П р и м е ч а н и е. Значимость различий (p 0, Как видно из приведенных в таблице 2 данных, межгрупповых различий по средним показателям тревоги и депрессии не выявлено. При сравнении средних величин коэффициента стресса и показателей стрессоустойчивости выявлены следующие особенности. Уровень стрессированности по показателю коэффициента стресса был достоверно выше в группе больных ГБ по сравнению с группой ИБС, составив 20,2 ± 0,6 и 17,8 ± 1,7 (p < 0,05). Средние значения по шкале Холмса-Рея в обеих изученных группах соответствовали низкой степени сопротивляемости стрессу, при этом достоверные отличия отмечены в группе больных ГБ в сравнении с группой контроля — 424,0 ± 50,5 и 281,3 ± 41,2 (p < 0,05). Аналогичные тенденции отмечены по показателю нервнопсихической устойчивости и риска дезадаптации в стрессе, рассчитанных по методике «Прогноз»;

при этом статистически значимые отличия выявлены в группе больных ИБС и контроля — 19,7 ± 1,3 и 16,9 ± 2,5 (p < 0,05).

Данные, представленные в таблице 3, демонстрируют частоту нарушений липидного обмена в изученных группах. Так, наибольший атерогенный потенциал отмечен в группе больных артериальной гипертонией: повышенные уровни ХС-ЛПНП у 28 больных (56 %), индекса атерогенности (ИА) — у 12 (24 %), соотношения коэффициента Апо В/Апо А-I — у 12 (24 %). При этом в группе больных стабильной стенокардией отмечены высокая частота гиперхолестеринемии (ГХС) у больных (48 %), гипертриглицеридемии (ГТГ) — у 14 (28 %), повышенный коэффициент Апо В/Апо А-I, соответствующий высокому риску развития инфаркта миокарда, — у 14 (28 %).

Распространенность дислипидемий среди больных кардиологического профиля Показатели Анализируя средние показатели липопротеинового обмена, следует отметить, что в группе мужчин с ГБ отмечены достоверные отличия по 5 показателям: ХС-ЛПНП, ХС-ЛПВП, ТГ, ИА, Апо А-I, Апо В/Апо А-I (табл. 4). Среди больных ИБС достоверных отличий достигли средние значения ОХС, ХС-ЛПНП, ТГ, Апо В, Апо В/Апо А-I по сравнению с группой контроля.

Сравнение средних показателей липопротеинового обмена ХС-ЛПНП, ммоль/л ХС-ЛПВП, ммоль/л Проведенный корреляционный анализ взаимосвязи содержания липидов крови и изученных факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний, психометрических шкал у больных ГБ, показал прямую зависимость (р < 0,05–0,01): между концентрацией ОХС и уровнем тревоги (r = 0,54), значением шкалы Холмса-Рея (r = 0,42), между концентрацией ХС-ЛПНП и уровнем тревоги (r = 0,56), уровнем депрессии (r = 0,44), значением шкалы Холмса-Рея (r = 0,42), между концентрацией ХС-ЛПВП и значением шкалы «Прогноз» (r = 0,43), между индексом атерогенности и показателями объема талии и бедер (r = 0,43 и r = 0,45), между показателем Апо В и уровнем тревоги (r = 0,45). У обследованных мужчин с ИБС установлена положительная корреляционная взаимосвязь между концентрацией ОХС и шкалой Холмса-Рея (r = 0,75; р < 0,05), между концентрацией ХС-ЛПНП и шкалой Холмса-Рея (r = 0,75; р < 0,05), между уровнем ТГ и значением индекса Кетле (r = 0,56; р < 0,05). В контрольной группе корреляционных связей между указанными характеристиками не выявлено.

Представленные данные в определенной мере свидетельствуют об универсальности взаимосвязей между психоэмоциональным стрессом, клинически значимыми тревожно-депрессивными симптомами и практически всеми анализируемыми показателями липидного обмена, которые являются количественными измерителями здоровья. По мнению ряда авторов, личностная структура, определяя характер, способы психологической адаптации к внешней среде, во многом ответственна за развитие стресса и его нейрогормональное обеспечение, сопровождающееся расстройством метаболизма и другими психосоматическими нарушениями [4]. Наличие значимой связи между показателями липидного спектра и расстройствами аффективного уровня подтверждено в ряде отечественных работ. Пациенты с тревожными и депрессивными расстройствами и атерогенной дислипидемией составляют группу высокого риска развития и прогрессирования сердечнососудистых заболеваний [5]. Таким образом, дислипидемия может быть следствием и маркером стресса, показателем преморбидного или морбидного состояния, патогенетическим фактором в развитии атеросклероз-ассоциированных заболеваний, других НИБ.

1. Среди обследованных пациентов кардиологического профиля отмечается высокая частота клинически значимых симптомов тревоги и депрессии.

2. Уровень стрессированности по значениям коэффициента стресса и шкалы Холмса-Рея достоверно выше в группе мужчин с артериальной гипертонией по сравнению с больными стенокардией напряжения и контрольной группой.

3. У больных гипертонической болезнью установлена достоверная связь между показателями липидного спектра, клинически значимой тревогой и депрессией, уровнем стрессированности.

4. У больных стабильной стенокардией концентрации общего холестерина и холестерина липопротеинов низкой плотности зависят от показателя стрессодоступности, уровень триглицеридов — от значения индекса массы тела.

Список литературы:

1. Оганов, Р.Г. Демографические проблемы как зеркало здоровья нации / Р.Г. Оганов, Ю.М. Комаров, Г.Я. Масленникова // Профилактическая медицина. – 2009. – № 2. – С. 3–8.

2. Погосова, Г.В. Депрессия — новый фактор риска ишемической болезни сердца и предиктор коронарной смерти / Г.В. Погосова // Кардиология. – 2002. – № 4. – С. 86–91.

3. Olofsson, S.O. Apolipoproteins A-I and B: biosynthesis, role in the development of atherosclerosis and targets for intervention against cardiovascular disease / S.O. Olofsson, O. Wiklund, J. Boren // Vasc. Health Risk Manag. – 2007. – Vol. 3, № 4. – Р. 491–502.

4. Сидоров, П.И. Психосоматическая медицина: руководство для врачей / П.И. Сидоров, А.Г. Соловьев, И.А. Новикова / под ред. акад. РАМН П.И. Сидорова. – М.: Медпресс-информ, 2006. – 564 с.

5. Гарганеева, Н.П. Психосоциальный стресс и метаболизм липидов: концепция факторов риска и новый подход к профилактике сердечно-сосудистых заболеваний / Н.П. Гарганеева // РМЖ. – 2008. – Т. 6, № 12. – С. 1712–1719.

ВЗАИМОСВЯЗЬ НАРУШЕНИЙ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА

И ПАТОЛОГИЙ ОККЛЮЗИИ

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Научный руководитель: проф., д. м. н. О.И. Филимонова В рамках восстановительной медицины исследованы многие аспекты проблемы восстановления и поддержания здоровья больных с заболеваниями позвоночника. Существует большое число способов лечения больных с заболеваниями позвоночника, включая как консервативные, так и оперативные. Известны разные школы и целые направления в реабилитации больных с указанной патологией. Важными для практической медицины являются исследования функциональных изменений в организме при заболеваниях, установление общих закономерностей функционирования организма, позволяющих рассматривать его как единую систему взаимосвязанных структурных элементов.

Однако целый ряд аспектов проблемы восстановления и поддержания здоровья стоматологических больных с аномалиями и деформациями прикуса применительно к частоте встречаемости и оценке сопутствующих нарушений опорно-двигательного аппарата (ОДА) решён не в полной мере. Недостаточно изучены функциональные особенности ОДА у стоматологических больных с нарушениями прикуса различного генеза. Не в полной мере исследованы вопросы формирования и коррекции сочетанных нарушений позвоночника и прикуса у стоматологических больных. Недостаточно разработаны вопросы оценки эффективности комплексного восстановительного лечения больных с аномалиями и деформациями прикуса, включающего стоматологическое и мануальное пособия.

Анализируя современные данные о связи стоматологии и других медицинских дисциплин, следует понимать, что их необходимо учитывать при диагностике и лечении пациентов со сложной многопрофильной патологией. Поэтому в клиническое обследование стоматологического больного необходимо включить выборочное обследование позвоночника с целью выявления возможной дисфункции. Цель исследования состоит в том, чтобы проверить в рамках стоматологического клинического функционального анализа, существуют ли ортопедические нарушения. Для этого достаточно провести тесты выборочного обследования позвоночника (ВОП), которые требуют при положительном результате обследования специалистов ортопедов-травматологов.

Исследования осанки. Выборочное ортопедическое обследование начинают с исследования осанки в 2 плоскостях — спереди и сбоку. Пациент встает спиной к свободно доступной стене до касания стены спиной и ягодицами. Стена действует при этом как сравнительная плоскость. Целью исследования является проверка наличия у пациента в таком положении обычных изгибов позвоночника.

Измерительными пунктами для этого служат:

- контур затылка;

- задний контур шеи в области ее максимальной вогнутости;

- дорсальный контур спины в области ее максимальной вогнутости;

- задний контур ног в области пяток.

Ориентиром и критерием служит толщина выпрямленной кисти руки. Значения, составляющие около 2 этих величин, считают нормой, а существенные отклонения — положительным результатом.

Последующее фронтальное исследование ограничено 2 измерительными пунктами: плечо (верхняя поверхность); таз (тазовый гребень). Пациент может для этого встать перед стеной или дверью, врач оценивает уровень плеч справа и слева во фронтальной плоскости. Учитывается разница между уровнем плеч примерно от 1 см. При обследовании важным является то, что может иметь место как высокое положение («натянутые плечи»), так и низкое («опущенные плечи») положение обоих плеч. Может иметь место, например, высокое расположение плеча справа в комбинации с низким (пациент стоит полностью косо) или нормальным уровнем плеча слева или наоборот. Таким образом, могут происходить изменения уровня обоих плеч из нормального положения независимо друг от друга.

Затем проводят подобное исследование таза. Оно необходимо по ортопедическим показаниям и дополняет исследование состояния плеч. Проблематичным является при этом наличие обычной одежды у пациента, поэтому ориентиры определяются условно. В связи с этим доступным пунктом для изучения является пальпаторное исследование передней подвздошной ости (spina iliaca anterior). Поскольку эти измерительные пункты можно пропальпировать даже через плотную одежду, пациенты, как правило, охотно соглашаются на такое обследование.

Исследование эластичности. Исследование эластичности проводят для выявления «слабости в суставах» или «слабости связок». При наличии гиперэластичности в одних суставах ее можно предположить во всех сочленениях. Таким образом, это может стать индикатором для прогноза заболеваний ВНЧС: дископатии при смещениях суставного диска при эластичном растяжении дисковых связок. Если исследование спины и, прежде всего, коленного и локтевого суставов, а также суставов пальцев рук свидетельствует о гиперэластичности, то можно предположить «слабость связок» в челюстном суставе и отметить соответствующий пункт в карте. Для этого проводят простую проверку на максимальное разгибание пальца.

Исследование ротационной функции шейного отдела позвоночника. Оценка подвижности шейного отдела позвоночника основывается на относительной асимметрии и ограничении вращения головы. Наряду с активными движениями, проводимыми пациентом, проверяют также пассивные вращательные движения (которые производит врач). Эти исследования проводят в положении пациента сидя на стуле, врач становится прямо за спиной пациента, чтобы смотреть на его голову. Исследование начинается с проверки возможности пациента максимально вращать голову по очереди вправо и влево. При этом врач легко кладет руки на плечи пациента, чтобы предотвращать возможное вращение верхней части туловища. После активного вращения проверяют «пассивно» (руками врача) те же движения до первого сопротивления пациентом. В норме ожидается отсутствие существенного различия способности поворачивать голову направо и налево. Если же существует очевидное различие, отмечается сторона, в которую вращение ограничено. Затем повторяется такая же проверка в наклоненном назад положении головы (разгибание), чтобы проверить подвижность нижней части шейного отдела позвоночника. Третья проверка происходит в наклоненном вперед положении головы (сгибание), вследствие чего исследуется на наличие блокировок верхняя часть шейного отдела позвоночника. Если при оценке результатов выборочного исследования позвоночника выявляются какие-либо существенные отклонения от нормы, то таких пациентов необходимо направить на специализированное обследование к вертебрологу.

Были рассмотрены и проанализированы возможные взаимосвязи между патологиями ОДА и нарушениями ЗЧС.

Больные с заболеваниями зубочелюстной системы различного генеза были разделены на три группы:

- гнатическая форма дистальной окклюзии;

- частичное отсутствие зубов, сочетающееся с дисфункцией височно-нижнечелюстных суставов;

- полное отсутствие зубов.

Таким образом, были обнаружены следующие проявления патологий. В 1-й группе больных частота встречаемости и степень выраженности признаков нарушения функции ОДА проявляется чаще в сагиттальной плоскости. Наиболее значимые признаки: смещение головы и тазобедренных суставов относительно вертикали тела, смещение подбородка относительно вертикали, проходящей через лобковый симфиз.

Во 2-й группе больных наиболее существенные различия выявлены во фронтальной и горизонтальной плоскостях. Значимыми признаками по результатам осмотра во фронтальной плоскости являются: боковой наклон головы, асимметрия лопаток и крыльев подвздошных костей. По результатам осмотра в горизонтальной плоскости выявились различия в ротационном смещении головы, плечевого пояса и таза. Степень выраженности этих признаков также существенно больше у больных с частичным отсутствием зубов, сочетающимся с ДВНЧС, в сравнительной оценке с лицами контрольной группы.

Обследование больных 3-й группы с полным отсутствием зубов и лиц контрольной группы показало, что существенные различия в частоте встречаемости признаков выявлены в сагиттальной, фронтальной и горизонтальной плоскостях. При осмотре в сагиттальной плоскости признаками являются: смещение головы и тазобедренных суставов относительно вертикальной оси тела.

Во фронтальной плоскости — боковой наклон головы и асимметрия крыльев подвздошных костей. В горизонтальной плоскости — ротационное смещение головы, плечевого пояса и таза.

Комплексное лечение больных с гнатической формой дистальной окклюзии показало, что их осанка выравнивается. На это достоверно указывает то, что голова и тазобедренные суставы приближаются к вертикальной оси тела. Кроме того, восстанавливается подвижность сегментов шейного отдела позвоночника.

При комплексном лечении больных с частичной утратой зубов, осложненной ДВНЧС, положительная динамика достоверно проявляется во фронтальной и горизонтальной плоскостях: выравнивается положение головы, лопаток, таза, восстанавливается симметрия опоры стоп и подвижность шейного отдела позвоночника.

В процессе комплексного лечения больных с полным отсутствием зубов положительная динамика достоверно зарегистрирована во всех трех плоскостях: выравнивается положение головы и таза, а также улучшается подвижность шейного отдела позвоночника.

Таким образом, четко прослеживается взаимосвязь между патологиями прикуса, окклюзии и патологией ОДА. Это требует от врача-стоматолога комплексного подхода на этапе диагностики, лечения и реабилитации своих пациентов, поскольку в некоторых клинических случаях потребуются консультации и даже лечебные мероприятия смежных специалистов (ортопедов, постурологов, остеопатов). Междисциплинарное взаимодействие врачей и подход помогут определить, какая патология первична (патология окклюзии или патология ОДА), обеспечат комплексный подход в лечении таких больных.

Список литературы:

1. Лебеденко И.Ю. и др. Клинические методы диагностики функциональных нарушений зубочелюстной системы. – М.: МЕДпресс-информ, 2008.

2. Бадреддин Д.М. Взаимосвязь положения тела в пространстве (постуры) и окклюзия. Пути решения проблемы. – М.: Успехи современного естествознания, 2007, № 8.

3. Клиническая постурология поза и прикус. Материалы международного симпозиума. – СПб., 2004.

4. Кузнецов В.Ф. Вертеброневрология: Клиника, диагностика, лечение заболеваний позвоночника. Минск, 2004.

ОЦЕНКА ИНТЕНСИВНОСТИ РЕАКЦИИ ГИПЕРЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

ЗАМЕДЛЕННОГО ТИПА У ПОТОМСТВА САМОК КРЫС С ХРОНИЧЕСКИМ

ПОРАЖЕНИЕМ ПЕЧЕНИ РАЗЛИЧНОГО ГЕНЕЗА

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Согласно данным литературы, дети матерей с хронической патологией печени предрасположены к различным заболеваниям (1). Одной из причин этих нарушений является нарушение иммунологической реактивности организма, которая определяется состоянием иммунной системы организма в целом и характером клеточного иммунитета, центральным органом которого является тимус (3). Одним из критериев оценки клеточного иммунного ответа является реакция гиперчувствительности замедленного типа (2).

В связи с этим целью данной работы явился анализ интенсивности реакции гиперчувствительности замедленного типа у потомства самок крыс с экспериментальным поражением печени различного генеза.

Материалы и методы. В эксперименте были использованы белые лабораторные крысы-самки «Вистар» и их потомство на 1, 15, 30, 45 и 60-е сутки постнатального онтогенеза. Все животные были разбиты на две группы — «контрольная группа» и «опытная группа». Опытную группу составило потомство животных с хроническим D-галактозаминовым поражением печени, а опытную группу 2 — потомство животных с поражением печени, соответствующим гепатиту А. Моделирование хронического поражения в опытной группе 1 осуществляли введением взрослым половозрелым животным гепатотропного яда D(+) — галактозамина гидрохлорида («Sigma – G0500», США) по общепринятой методике (Сугробова Н.П. и др., 1992). По совокупности морфологических и биохимических критериев данная модель поражения печени соответствует вирусному гепатиту В человека. Для воспроизводства модели поражения печени гепатитом А (опытная группа 2) в экспериментальных условиях применялась методика сенсибилизации животных культурой E.

coli (Саков Б.А. и др., 1967). Индукцию реакции гиперчувствительности замедленного типа проводили по методу Langrange P.H. (1974) с использованием стандартного антигена — эритроцитов барана.

Результаты исследования. Отмечено, что у интактных животных с возрастом происходит уменьшение величины отека. Минимальных значений исследуемый показатель достигает к периоду начала полового созревания, составляя 0,236 ± 0,011 мм. Затем на протяжении всего периода полового созревания величина отека увеличивается и к периоду завершения полового созревания достигает максимальных значений, что свидетельствует о наибольшей интенсивности реакции ГЗТ в данный период. У животных экспериментальной группы 1 в период новорожденности наблюдается наименьшее значение величины отека, которое составляет 0,182 ± 0,021 мм, а затем на протяжении всего периода постнатального онтогенеза происходит постепенное увеличение величины отека, и максимальных значений исследуемый показатель достигает к периоду завершения полового созревания (0,751 ± 0,022 мм). При этом на всех сроках постнатального онтогенеза исследуемый показатель превышает значения группы контроля за исключением периода новорожденности, в который исследуемый показатель снижен по сравнению с контролем. У экспериментальных животных опытной группы 2 в период новорожденности также отмечается минимальное значение величины отека, которое составляет 0,236 ± 0,011 мм, а затем к подсосному периоду величина отека увеличивается, и к началу периода полового созревания вновь происходит снижение исследуемого показателя. К завершению периода полового созревания величина отека достигает максимального значения которое составляет 0,628 ± 0,018 мм. На всех сроках постнатального онтогенеза у животных опытной группы 2 исследуемый показатель превышает контрольные значения, за исключением периода новорожденности, в который величина отека у экспериментальных животных снижена по сравнению с контролем.

Таким образом, исходя из полученных данных можно сделать вывод о том, что у потомства самок крыс с экспериментальным поражением печени различного генеза имеет место усиление Т-зависимой иммунологической реакции гиперчувствительности замедленного типа на стандартный антиген в различные сроки постнатального онтогенеза.

Список литературы:

1. Castermans, E. Evidence for neo-generation of T cells by the thymus after non-myeloablative conditioning [Текст] / E. Castermans, F. Baron, E. Willems et al. // Haematologica. – 2008. – Vol. 93. – 240–247.

2. Edward, J. Enhanced delayed-type hypersensitivity and diminished immediate-type hypersensitivity in mice lacking the inducible VPAC2 receptor for vasoactive intestinal peptide. [Текст] / Edward J.

Goetzl, Julia K. Voice, Sanbing Shen et al. // PNAS. – 2001. – Vol. 98. – P. 13854–13859.

3. Kamal, S.M. Cellular Immune Responses in Seronegative Sexual Contacts of Acute Hepatitis C Patients [Текст] / S.M. Kamal, A. Amin, M. Madwar et al. // J. Virol. – 2004. – Vol. 78. – P. 12252– 12258.

ВЛИЯНИЕ ЭСТРАДИОЛА НА СПОСОБНОСТЬ НЕЙТРОФИЛОВ И МОНОЦИТОВ

К ОБРАЗОВАНИЮ ВНЕКЛЕТОЧНЫХ ЛОВУШЕК

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Актуальность исследования. Важную роль в регуляции иммунной системы в период беременности играют женские половые стероидные гормоны. Существует взаимосвязь иммунной и гуморальной систем в поддержании гомеостаза организма беременной женщины. Большие сдвиги в секреции гормонов, появление дополнительных, связанных с беременностью, индуцируют новые взаимосвязи в этих двух системах, новые уровни взаиморегуляции. Как свидетельствуют современные данные, практически все популяции клеток, участвующих в иммунных реакциях, снабжены помимо специфических рецепторов к факторам, реализующим иммунный ответ, также рецепторами ко множеству неспецифических, в частности, гормонам и нейромедиаторам, что определяет возможность модулирующего влияния этих агентов на функции иммунокомпетентных клеток.

Давно известно, что нейтрофилы и моноциты являются ключевыми клетками в реализации неспецифической защиты организма. Традиционно считается, что основная функция этих клеток — фагоцитоз, посредством которого происходит поглощение и киллинг микроорганизмов. Ученые Института инфекционной биологии имени Макса Планка (Берлин, Германия), работающие под руководством Артуро Зыхлински (Arturo Zychlinsky), открыли и расшифровали еще один используемый нейтрофилами механизм уничтожения патогенов. Оказалось, что клетки формируют во внеклеточном пространстве сетеподобные структуры, состоящие из нуклеиновых кислот и ферментов, — нейтрофильные внеклеточные ловушки (Neutrophil Extracellular Traps, NETs) [3]. Микроорганизмы попадают в эти ловушки и погибают в них. О том, что моноциты, как и нейтрофилы, способны к образованию внеклеточных ловушек, стало известно совсем недавно. В 2010 году английскими учеными из отдела инфекции и иммунитета университета в Шеффилде была опубликована статья о том, что моноциты высвобождают внеклеточные ловушки после воздействия таких бактерий, как Escherichia coli и Klebsiella pneumoniae [4].

Клетки врожденного иммунитета играют важную роль во всех процессах, связанных с гестацией. В последнее время данной категории клеток уделяется особое внимание, поскольку именно с их функционированием реализуется программа защиты урогенитального тракта и плода от инфекционных агентов. В связи с вышеизложенным изучение влияния эстрадиола на способность нейтрофилов и моноцитов к образованию внеклеточных ловушек, которые рассматриваются как еще один из способов защиты организма от инфекций, является актуальным.

Цель. Изучить влияние эстрадиола на способность нейтрофилов и моноцитов к образованию внеклеточных ловушек.

Материалы и методы. Нами было обследовано 15 условно здоровых небеременных женщин в возрасте 18–35 лет в первую фазу менструального цикла. У женщин был определен эндогенный уровень эстрадиола методом иммуноферментного анализа для исключения из исследования женщин, чьи показатели концентрации гормона выходили за пределы нормы. Чистую фракцию нейтрофилов и фракцию мононуклеаров выделяли из 10 мл гепаринизированной периферической венозной крови центрифугированием на двойном градиенте плотности фиколлверографина с плотностью верхнего и нижнего градиентов 1,077 и 1,093 соответственно. После центрифугирования на границе между градиентами собирали кольцо нейтрофилов, на границе между 1,077 градиентом и кровью — кольцо мононуклеаров, дважды отмывали физиологическим раствором и доводили до концентрации 5 106 кл/л. Полученные таким образом клетки инкубировали 30 минут при 37 °С с эстрадиолом в физиологических концентрациях, соответствующих их уровню в периферической крови в первый (1 нг/мл), второй (5 нг/мл) и третий (10 нг/мл) триместры беременности. Для контроля использовали взвесь нейтрофилов и мононуклеаров, инкубируемых в тех же условиях, без гормона. Для окрашивания нейтрофильных и моноцитарных ловушек использовали рабочий раствор акридинового оранжевого. Учет проводили с помощью люминисцентного микроскопа. В нейтрофильной фракции определяли процент клеток с сегментированным ядром, недифференцированным ядром и нейтрофильные внеклеточные ловушки [2]; в мононуклеарной — процент внеклеточных ловушек моноцитов, подсчитывали в нативном материале. Полученные результаты исследований были подвергнуты статистической обработке на ПК. Достоверность различий определяли при помощи непараметрического критерия Манна-Уитни.

Результаты. Оценка влияния эстрадиола на способность нейтрофилов периферической крови к образованию внеклеточных ловушек представлена в таблице 1. Установлено, что количество нейтрофилов с сегментированным ядром значимо снижается при воздействии эстрадиола во всех трех концентрациях на нейтрофилы по сравнению с контролем. Количество нейтрофилов с недифференцированным ядром достоверно увеличивается при воздействии эстрадиола в концентрации 5 и 10 нг/мл по сравнению с контрольной группой. Количество нейтрофильных внеклеточных ловушек статистически значимо увеличивается при воздействии на нейтрофилы периферической крови эстрадиола в концентрации, соответствующей первому и второму триместрам беременности.

Влияние эстрадиола на способность нейтрофилов периферической крови к образованию Примечание: р — статистически значимые различия показателей сравниваемых групп.

Влияние эстрадиола на способность моноцитов периферической крови к образованию Примечание: р — статистически значимые различия показателей сравниваемых групп.

При изучении влияния эстрадиола на способность моноцитов периферической крови к образованию внеклеточных ловушек (таблица 2) установлено, что эстрадиол, во всех трех используемых концентрациях, стимулирует формирование внеклеточных ловушек моноцитами.

Выводы. Таким образом, определено, что эстрадиол, независимо от концентрации, усиливает образование внеклеточных ловушек нейтрофилами и моноцитами. Известно, что нейтрофилы и моноциты из кровеносного русла мигрируют на поверхность слизистых оболочек и в ткани, обеспечивая защиту от патогенных микроорганизмов, которая осуществляется не только путем фагоцитоза, но и путем формирования внеклеточных ловушек. Возможно, образование последних может быть одним из эффективных механизмов антимикробной защиты слизистых оболочек урогенитального тракта и плода от инфекционных агентов [1].

Список литературы:

1. Долгушин, И.И. Нейтрофильные ловушки и методы оценки функционального статуса нейтрофилов / И.И. Долгушин, Ю.С. Андреева, А.Ю. Савочкина. М.: РАМН, 2009, 208 с.

2. Долгушин, И.И. Нейтрофильные внеклеточные ловушки: метод обнаружения и оценка эффективности улавливания бактерий / И.И. Долгушин, Ю.С. Андреева // Микробиология. 2009.

№ 2. С. 65–67.

3. Tobias A. Fuchs. Novel cell death program leads to neutrophil extracellular traps / Tobias A.

Fuchs, Ulrike Abed, Christian Goosmann, Robert Hurwitz, Ilka Schulze, Volker Wahn, Yvette Weinrauch, Volker Brinkmann, and Arturo Zychlinsky // The Journal of Cell Biology. Vol. 176. No. 2.

Р. 231–241.

4. Steve J. Webster. Distinct Cell Death Programs in Monocytes Regulate Innate Responses Causes of Invasive Bacterial Disease Following Challenge with Common / Steve J. Webster, Marc Daigneault, Martin A. Bewley, Julie A. Preston, Helen. M. Marriott, Sarah R. Walmsley, Robert C. Read, Moira K. B.

Whyte and David H. Dockrell // The Journal of Immunology 2010; 185; 2968–2979.

К ВОПРОСУ О ВЫЯВЛЯЕМОСТИ ПАЦИЕНТОВ С ПЕРВИЧНЫМИ

ИММУНОДЕФИЦИТНЫМИ СОСТОЯНИЯМИ В БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

НИУ Белгородский государственный университет, медицинский факультет, г. Белгород, Россия Научный руководитель: проф., д. м. н. А.Ю. Щербина (ГОУ ВПО РГМУ) Актуальность исследования. В Российской Федерации эпидемиологических исследований по оценке встречаемости первичных иммунодефицитов не проводилось в связи со сложностями диагностики и крайне низкой информированностью о данных заболеваниях среди врачей первичного звена.

Цель исследования: разработать алгоритм, направленный на повышение выявляемости ПИДС на территории Белгородской области.

Первичные иммунодефицитные состояния (ПИДС) относятся к группе тяжёлых генетически детерминированных заболеваний, развивающихся в результате внутренних дефектов клеток и компонентов иммунной системы, что приводит к нарушениям одного или нескольких иммунных звеньев защиты организма человека. Большинство этих состояний дебютирует в раннем детском возрасте повышенной склонностью к инфекционным заболеваниям. В настоящее время описано более 160 форм ПИДС. Частота встречаемости первичных иммунодефицитов в среднем составляет от 1 : 10 000 человек (ESID).

По данным PACID, в среднем в США от момента появления первых клинических симптомов ПИДС до постановки диагноза проходит около 14 лет. К моменту постановки диагноза пациенты имеют тяжелые необратимые поражения жизненно важных органов или погибают от инфекционных осложнений.

Основываясь на имеющихся в настоящее время сведениях о механизмах развития первичных иммунодефицитов, международная классификация подразделяет эти заболевания на следующие основные группы: с преимущественным поражением гуморального звена иммунитета; комбинированные иммунодефициты (поражение клеточного и гуморального звеньев иммунитета); дефекты системы фагоцитоза; дефекты системы комплемента; другие чётко очерченные ИДС.

Согласно данной классификации строится регистр больных ПИДС.

Материалы и методы: в попытках оценить вклад конкретных форм иммунной недостаточности в предрасположенность к частым инфекциям были проанализированы имеющиеся сведения о детях, проживающих на территории Белгородской области, с подозрением на первичное иммунодефицитное состояние.

В основу проведенного анализа легли данные регистра детей с ПИДС, ведущегося в областной детской клинической больнице г. Белгорода с 2008 года, а также результаты обследования детей на базе МУЗ Городская детская поликлиника № 4 с истинной или мнимой повышенной восприимчивостью к инфекциям, которые не соответствовали критериям первичных иммунодефицитных состояний.

Полученные результаты: синдромы тотальной недостаточности антител (врожденная агаммаглобулинемия с дефицитом В-клеток, общая вариабельная иммунная недостаточность) характеризовались множественными повторными или хроническими гнойными инфекциями слизистых оболочек дыхательных путей (гнойные риниты, бронхиты, пневмонии), ЛОР-органов (фарингиты, синуситы, отиты), глаз (гнойные конъюнктивиты), пиодермией, гнойными инфекциями мягких тканей (абсцесс, флегмона, лимфадениты) и костей. Частота банальных ОРЗ, как правило, оставалась нормальной.

Напротив, у детей с парциальными дефектами антителопродукции (селективный дефицит IgA) или с транзиторной младенческой гипогаммаглобулинемией серьезные гнойные инфекции наблюдались очень редко, а на «частые ОРЗ» родители указывали в 47 % случаев, кроме того, у части детей (до 36 %) отмечались повторные инфекции ЛОР-органов, как правило, не гнойные, и поверхностная рецидивирующая пиодермия (до 10 % случаев).

Дети с тяжелой комбинированной иммунной недостаточностью погибали преимущественно на первом году жизни при развитии интерстициальной пневмонии, истощающего энтероколита, генерализованного кандидоза, сепсиса на фоне остановки развития. О «частых ОРЗ» в таких случаях не упоминалось.

При комбинированной иммунной недостаточности с атаксией-телеангиэктазией отмечались повторные затяжные инфекции респираторного тракта (50 %), ЛОР-органов (60 %), кожи и мягких тканей (37 %). Из-за прогрессирующих двигательных и моторных нарушений дети не посещали детские учреждения и банальными ОРЗ болели редко.

Для детей с комбинированной иммунной недостаточностью с тромбоцитопенией и экземой (синдром Вискотта-Олдрича) были характерны серьезные бронхолегочные инфекции в 100 % случаев, гнойные инфекции кожи и мягких тканей (90 %), ЛОР-органов (60 %), повторные энтероколиты (60 %), распространенные герпетические инфекции (60 %).

При хронической гранулематозной болезни у детей отмечались гнойные инфекции кожи и подкожной клетчатки (85 %), БЦЖ-иты (88 %), абсцессы печени (70 %), гнойные лимфадениты (78 %), легочные инфекции (80 %). Серьезные гнойные инфекции отмечались в анамнезе практически всех детей с хронической гранулематозной болезнью. Повышенной частоты ОРЗ не отмечалось.

Выводы. Таким образом, если суммировать полученные данные, очевидно, что «частые ОРЗ»

как особенность инфекционной заболеваемости у детей с ПИДС отмечались не более чем у 30 % детей исключительно с легкими селективными (селективный дефицит IgA) или транзиторными (транзиторная младенческая гипогаммаглобулинемия) формами иммунной недостаточности. Если сопоставить эту цифру с количеством детей (300), обратившихся к иммунологу в связи с частой заболеваемостью, но не имевших признаков ПИДС, то станет ясным, что обследование часто болеющих детей приводит к выявлению диагноза первичного ИДС крайне редко (менее 3 %).

Список литературы:

1. Гомес, Л.А. Клинико-иммунологическая характеристика иммунодефицитных синдромов с ведущей Т-клеточной недостаточностью / Л.А. Гомес, М.Н. Ярцев, А.В. Филатов // Вопросы охраны материнства и детства. – 1989. – № 34(2). – С. 13–16.

2. Кондратенко, И.В. Первичные иммунодефициты / И.В. Кондратенко, А.А. Бологов. – М.:

Медпрактика-М, 2005. – 233 с.

3. Щербина, А.Ю. Иммунология детского возраста: практическое руководство по детским болезням / А.Ю. Щербина, Е.Д. Пашанов. – М.: Медпрактика-М, 2006. – 432 с.

4. Щербина, А.Ю. Иммунодефицитные состояния / А.Ю. Щербина, А.П. Продеус, А.Г. Румянцев // Трудный пациент. – 2007. – Т. 5, № 2. – С. 5–10.

5. Ballow, M. Primary immunodeficiency disorders: antibody deficiency // J Allergy Clin Immunol 2002; 109:581–91.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКОЙ ОБСТРУКТИВНОЙ

БОЛЕЗНЬЮ ЛЕГКИХ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
Похожие работы:

«Департамент здравоохранения города Москвы Национальное медицинское общество профилактической кардиологии Московский центр внедрения достижений наук и и техники Москва НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ ПРОФИЛАКТИКА 2014 11 июня 2014 года, г. Москва МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Кардиоваскулярная терапия и профилактика, 2014; 13 (июнь) Специальный выпуск - МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ I. ЭПИДЕМИОЛОГИЯ...............................................»

«Дневник иммунолога Медицинская Иммунология 2008, Т. 10, № 4-5, стр. 486-488 © 2008, СПб РО РААКИ Дневник иммунолога Медицинская Иммунология Резолюция II объединенного иммунологического фоРума • IV Съезд иммунологов России • IX Конгресс РААКИ • IV Конференция РЦО • III Конференция по иммунологии репродукции • XII Всероссийский форум Дни иммунологии в Санкт-Петербурге С 30 июня по 4 июля 2008 г. в Санкт-Петербурге прошел ОБЪЕДИНЕННЫЙ ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ ФОРУМ, включающий: IV Съезд иммунологов России...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.