WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«МАТЕРИАЛЫ II МЕЖДУНАРОДНОЙ (IX ИТОГОВОЙ) НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ Издательство Челябинская государственная медицинская академия Челябинск, 2011 УДК 61+57 ББК ...»

-- [ Страница 5 ] --

Рисунок 3. Соотношение травмированных в ДТП по наличию алкогольного опьянения На протяжении всех пяти лет большую часть пострадавших в ДТП и при этом находившихся в состоянии АО составили мужчины (от 65 % до 85 %). Среди женщин эта цифра значительно ниже. В 2010 году был зарегистрирован единичный случай алкогольного опьянения у 14-летнего мальчика, попавшего в ДТП.

Следует отметить, что мужчины составили не менее 50 % всех пострадавших в ДТП с 2006 по 2010 год.

Рассмотрим каждый год в отдельности. В 2006 году среди пострадавших в ДТП 50 % были мужчины, средний возраст 32 года, 24 % — женщины, средний возраст 44 года, 16 % — девочки, средний возраст 11 лет, 10 % мальчики, средний возраст 12 лет. Около 5 % лиц, попавших в ДТП, погибли, 33 % погибших находились в момент аварии в состоянии АО. Среди погибших треть составляют мужчины, две трети — женщины. Наибольшее число травм вследствие ДТП было зарегистрировано в августе, наименьшее — в феврале 2006 года. Наиболее тяжелые ранения, приводящие к летальному исходу, были зарегистрированы в апреле и июне 2006 года, а наибольшее число травмированных в состоянии АО — в июне того же года.

В 2007 году среди пострадавших в ДТП 55 % — мужчины, средний возраст 36 лет, 33 % — женщины, средний возраст 36 лет, 1 % — девочки, средний возраст — 11 лет, 10 % мальчики, средний возраст 13 лет. 13 % пострадавших погибло, 33 % из которых были женщины, а 67 % — мужчины. 44 % погибших в момент аварии находились в состоянии АО. В 2007 году пик травматизма пришелся на декабрь, а наименьшее число пострадавших было отмечено в январе и феврале.

Наибольшая смертность от дорожно-транспортных происшествий отмечалась в июне и июле года, а наибольшее число аварий в состоянии АО — в июне того же года.

В 2008 году 70 % больных, поступивших в травматологическое отделение, составили мужчины, средний возраст 41 год, 24 % — женщины, средний возраст 47 лет, 3 % — девочки, в среднем по 16 лет, 2 % — мальчики, средний возраст 6 лет. Вследствие полученных травм 8,6 % поступивших умерло, 40 % умерших составили женщины, 60 % — мужчины. 60 % всех летальных случаев составляли люди, находящиеся в состоянии АО. Наибольшее число травм при ДТП отмечалось в декабре и апреле, наименьшее — в январе и феврале 2008 года. Больше всего пьяных водителей (виновников ДТП) было выявлено в декабре, тогда же отмечалась и самая высокая смертность.

В 2009 году 51 % пострадавших в ДТП — мужчины, средний возраст 27 лет, 40 % — женщины, средний возраст 39 лет, 9 % девочки — 11. В 11,6 % случаев от полученных травм пациенты скончались. Среди погибших лидируют мужчины — 80 %, второе место занимают женщины — 20 %. И из них 20 % находились в состоянии АО. Сентябрь 2009 года был самым травмоопасным месяцем в плане ДТП, АО и смертности пострадавшего населения. А декабрь, наоборот, более благоприятным.

В 2010 году 60 % пострадавших в ДТП составили мужчины, средний возраст 32 года, 31 % — женщины, средний возраст 38 лет, 4 % девочки, средний возраст 2 года, 5 % — мальчики, 11 лет.

9 % поступивших погибли. Среди погибших 20 % — женщины, 80 % — мужчины, 40 % погибших находились в АО. Наибольшее число ДТП, АО и смертей наблюдалось в феврале, наименьшее — в мае.

1. С 2006 по 2010 год в городе Троицке и Троицком районе наблюдается тенденция к снижению числа пострадавших в ДТП.

2. Основную массу пострадавших в ДТП составляют мужчины, значительная часть которых в момент аварии находилась в АО.

3. Дорожный травматизм молодеет.

4. Большую часть погибших в ДТП составляют также мужчины.

5. Частота смертности в ДТП и частота наличия АО у пострадавших неразрывно связаны (при наличии АО чаще происходила смерть).

6. ДТП не имеет сезонности, несчастные случаи происходят независимо от времени года.

ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ ИМПУЛЬСНОГО ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО РАЗРЯДА

В ХИРУРГИЧЕСКОМ ЛЕЧЕНИИ ЭХИНОКОККОЗА ПЕЧЕНИ

Карагандинский государственный медицинский университет, г. Караганда, Республика Казахстан Эхинококкоз в Казахстане остается серьезной социально-экономической проблемой. Поскольку в настоящее время не существует эффективных антипаразитарных препаратов, консервативная терапия используется лишь как адъювантный способ к основному хирургическому методу, который на сегодняшний день является единственным радикальным методом лечения эхинококкоза [1]. Несмотря на усовершенствование методик вмешательства, соблюдение правил абластичности выполнения операции, внедрение различных химических и физических методов воздействия на паразита, частота рецидивов заболевания, по данным ряда авторов, достигает 12–33 %. Оперативные вмешательства, выполняемые при рецидиве заболевания, еще более травматичны.

Основной причиной развития рецидива заболевания, при условии соблюдения всех правил апаразитарности выполнения операций, до настоящего времени считали зародышевые элементы эхинококковой кисты, в частности протосколексы, и по степени воздействия на них определяли эффективность гермицидов. Второму виду зародышевых элементов — ацефалоцистам — не придавали значения. Общепринятые в хирургии эхинококкоза гермициды оказались малоэффективными, так как не приводили к гибели ацефалоцистов даже при экспозиции 10–15 мин [2].

Все традиционные антипаразитарные препараты для обеззараживания зародышевых элементов эхинококка являются химическими агентами и обладают рядом недостатков (гепато- и нефротоксичность различной степени выраженности, прижигающее и раздражающее действие на ткань органа-носителя, невысокая степень надежности обезвреживания зародышевых элементов), что является причиной различных послеоперационных осложнений и рецидивов заболевания. Общей негативной особенностью этих препаратов является необходимость длительной экспозиции их во время операции, иногда с повторением манипуляции, что при множественном эхинококковом поражении представляет особую значимость, особенно у детей; также возможно разведение препарата в процессе экспозиции со снижением его эффективной концентрации. Введение этих растворов может осложниться развитием склерозирующего холангита, особенно в тех случаях, когда используется формалин. Описаны осложнения после использования гипертонического раствора у ребенка с развитием гипернатриемии и летальным исходом. В большинстве случаев необходимость в антисептической обработке фиброзной капсулы возникает тогда, когда имеет место осложнение со стороны паразитарной кисты — ее нагноение, т. е. в третью фазу жизнидеятельности (М.Ю. Гилевич), или при наличии поздних осложений хирургического лечения эхинококкоза печени — при нагноении остаточной полости. Известно, что именно в 3-й фазе жизнедеятельности гельминта и при нагноении остаточной полости развиваются наиболее выраженные изменения в перикистозной зоне, наблюдается перипортальный хронический гепатит с фибротизацией междольковой стромы, с обратимыми изменениями мелкоочагового характера. Как видно из вышесказанного, использование в этот период для обработки фиброзной капсулы печени препаратов и действующих факторов с антисептической целью, которые обладают выраженными гепатотоксическими эффектами, крайне нежелательно во избежание усугубления развивающихся дистрофических, метаболических нарушений в паренхиме печени. Высокая токсичность и недостаточность гермицидной активности применяемых антипаразитарных средств контактного действия диктуют необходимость поиска новых эффективных и безопасных методов для интраоперационного обеззараживания плодоносных элементов паразита.



Для повышения надежности противопаразитарной обработки, помимо химических средств, предложено использовать физические методы воздействия: «озвучивание» полости низкочастотным ультразвуком, облучение различными видами лазеров (гелий-неоновый, АИГ, СО2-лазеры), пневмотермокоагуляцию, обработку нагретым до 70 °С раствором фурацилина, обработка текучим паром под давлением 33 кПа, плазменным потоком гелия. Криодеструкция заключается в том, что производится обработка фиброзной стенки криоаппаратурой, дающей снижение температуры в ткани печени до 150–1 800 °С, промывание остаточной полости высоконапорными озонированными растворами [4, 6]. Термический способ обработки не является эффективным, так как воздействует только на поверхностные слои фиброзной капсулы и не оказывает губительного действия на зародышевые элементы эхинококка — ацефалоцисты. Обработка лазерным лучом, при которой образуется струп, часто является причиной нагноения фиброзной полости, что приводит к образованию желчных свищей и более длительному выздоровлению пациента. Недостатком метода с использованием текучего пара является воздействие только на поверхностные слои фиброзной капсулы и отсутствие губительного действия на ацефалоцисты.

Применение высоконапорной гидропрессивной обработки остаточной полости может способствовать травматизации стенок фиброзной капсулы, открытию желчных свищей, желчеистечению, развитию холангита, кровотечению в фиброзную полость, а также неблагоприятно сказываться на сокращении остаточной полости. Токсичность одних, недостаточная антипаразитарная активность других, малодоступность и сложность в применении третьих оставляют возможность изыскания эффективных, доступных и безопасных методов интраоперационного обеззараживания эхинококка.

Цель: разработать эффективный метод обработки остаточной полости при эхинококкэктомии.

Материалы и методы. На кафедре хирургических болезней № 2 с урологией Карагандинского государственного медицинского университете на базе областной клинической больницы разработан новый метод интраоперационной обработки остаточной полости после эхинококкэктомии с использованием энергии импульсных электрических разрядов (патент Республики Казахстан № 2009/0279.1). Способ обеззараживания полости эхинококковой кисты включает вскрытие кисты, удаление хитиновой оболочки с последующим воздействием на стенки кисты импульсным электрическим разрядом в жидкой среде (подводным искровым разрядом). Возникающая при импульсном электрическом разряде в жидкости ударная гидравлическая волна, представленная волнами сжатия и разряжения, разрушает зародышевые элементы эхинококка, вызывает деструкцию хитиновой оболочки, отторгает некротическую ткань с фиброзной оболочки, сопутствующие гидропотоки удаляют продукты некролиза, микроорганизмы, токсины. Имеющие место при импульсном электрическом разряде ультразвуковая кавитация, ультрафиолетовое излучение и активные формы кислорода оказывают выраженное бактерицидное и антипаразитарное действие. Акустические колебания различной частоты, резонансно реагируя с биологическими объектами микроциркуляторного русла (кровеносные и лимфатические сосуды, нервные окончания), улучшают трофику тканей.

Импульсный электрический разряд в жидкой среде (ИЭР) как физическое явление был известен еще в XVIII столетии, однако практически с ним пришлось столкнуться в начале ХХ века — в период бурного развития энергетики. В медицине ИЭР впервые был использован в урологии для цистоскопической литотрипсии на основе специально разработанного аппарата — УРАТ-1м [7].





За период с 2009 по 2011 г. на базе областной клинической больницы данный метод использован у 15 человек.

Результаты. Показанием к эхинококкэктомии служили внутрипеченочное расположение кист, локализация кист в VII–VIII сегментах, рецидив эхинококкоза, интимная спаянность с соседними органами, многокамерные кисты, кисты больших размеров. Для определения локализации, размеров и количества эхинококковых кист использовали ультразвуковое исследование (УЗИ), которое позволило поставить правильный диагноз у 80–85 % пациентов. Выявляемость эхинококкоза до 95–100 % повышало сочетание УЗИ с компьютерной томографией и серологическими реакциями.

Оперативное лечение проведено через лапаротомный доступ. После ревизии органов брюшной полости произведена пункция кист, аспирация содержимого, удаление хитиновой оболочки, обработка остаточной полости ИЭР, иссечение свободных краев фиброзной капсулы. Остаточная полость ликвидирована путем ушивания или тампонированием сальником. С целью определения эффективности антипаразитарной и антисептической обработки ИЭР проведены морфологические исследования фиброзной капсулы эхинококковой кисты и прилежащей ткани печени до и после обработки ИЭР. Результаты проведенных морфологических исследований показали, что ИЭР при обработке остаточной полости кисты уничтожает все зародышевые элементы паразита и создает условия для повышения радикальности эхинококкэктомии.

Выводы: 1. Метод обработки остаточной полости ИЭР прост в исполнении, не требует разработки специальной аппаратуры и использования дополнительных антипаразитарных препаратов, практически не влияет на продолжительность операции (средняя длительность процедуры — около 2–3 мин). 2. Использование ИЭР для обработки остаточной полости является эффективным благодаря высокой антипаразитарной активности и отсутствию токсических свойств. 3. Использование ИЭР является альтернативой радикальным методам хирургического лечения эхинококкоза печени, так как способствует уменьшению тяжести операции, снижению количества интраоперационных осложнений, сокращению рецидивов заболевания и повторных оперативных вмешательств.

Список литературы:

1. Агаев Р.М. Диагностика и хирургическое лечение эхинококкоза печени с поражением желчных путей // Хирургия. – 2002. – № 9. – С. 58–63.

2. Бетирова Д.Ш. Профилактика рецидивов эхинококкоза печени / Автореф. дис.... канд. мед.

наук. – Алматы, 2007. – 24 с.

3. Алиев М.А., Кулакеев О.К. Хирургия эхинококкоза легких. – Алматы, 2002. – 89 c.

4. Агаев Р.М. Преимущества лазерного облучения остаточной полости после эхинококкэктомии из печени // Анн. хир. гепатологии. – 2002. – Т. 7, № 1. – С. 301–303.

5. Лохвицкий, С.В. Электроимпульсная санация в профилактике и лечении послеоперационных гнойных осложнений в абдоминальной хирургии [Монография] / Лохвицкий С.В., Тургунов Е.М., Азизов И.С. – Караганда, 2004. – 104 с.

ОПТИМИЗАЦИЯ ОПЕРАТИВНОГО ДОСТУПА ПРИ ОСТРОМ АППЕНДИЦИТЕ

Ярославская государственная медицинская академия, г. Ярославль, Россия Для уменьшения травматичности в соответствии с принципами максимальной доступности и минимальной инвазивности мы разработали и внедрили косой параректальный мини-доступ при операциях по поводу острого аппендицита (патент № 2346658 РФ). Показанием для использования мини-доступа является типичная клиническая картина острого аппендицита, давность заболевания не более 24 часов, индекс массы тела пациентов не более 26.

Операция выполняется стандартным набором обшехирургических инструментов. Техника выполнения операции состоит в следующем: больной лежит на спине горизонтально. Хирург располагается справа, ассистент слева от больного.

Ориентиром направления разреза является точка Мак Бурнея, расположенная между наружной и средней третью линии, соединяющий пупок с правой передней верхней остью подвздошной кости. Направление — параллельно паховой связке к правому латеральному краю прямой мышцы живота. Разрез передней брюшной стенки начинается от linea biiliaca или на 1–2 сантиметра ниже, длиной 3–4 сантиметров в зависимости от телосложения и ИМТ (рис. 1).

Рассекается кожа и подкожная клетчатка. Апоневроз наружной косой мышцы живота рассекается по ходу апоневротических волокон, от границы окончания мышечных волокон с переходом на переднюю стенку влагалища прямой мышцы живота.

Влагалище прямой мышцы живота полностью не вскрывается. Разрез апоневроза наружной косой мышцы живота по длине больше кожного разреза на 2–4 сантиметра, что способствует уменьшению влияния стеснённых условий на ход операции (рис. 2). При необходимости расширения доступа мышечные волокна наружной косой мышцы живота раздвигаются тупо, без рассечения.

Внутренняя косая мышца живота и поперечная мышца живота тупо раздвигаются на границе перехода мышечных волокон внутренней косой мышцы живота в апоневротические, в непосредственной близости от латерального края влагалища прямой мышцы живота (Спигелевая линия) (рис. 3). Мышцы растягиваются крючками по длине кожной раны. При необходимости расширения доступа внутренняя косая мышца рассекается вдоль Спигелевой линии. Брюшина захватывается двумя зажимами, приподнимается в виде конуса и рассекается ножницами на небольшом протяжении. Рана тампонируется марлевыми салфетками, к которым зажимами Микулича фиксируются края брюшины. Обработку культи червеобразного отростка проводим лигатурноинвагинационным способом.

Рисунок 1. Расположение мини- Рисунок 2. Разрез апоневроти- Рисунок 3. Разрез апоневдоступа на передней брюшной ческой части наружной косой ротической части внутренней косой мышцы живота Цель исследования — сравнить результаты лабораторных исследований у больных после операции аппендэктомии из традиционного доступа Волковича-Дьяконова-Мак Бурнея и косого параректального мини-доступа.

Материалы и методы. За период с 2006 по 2010 год разработанный нами косой параректальный мини-доступ был применён у 187 больных на базе хирургического отделения МКУЗ МСЧ НЯ НПЗ. Женщины — 146 (78,1 %), мужчины — 41 (21,9 %). Средний возраст — 23,9 ± 0,7 года. Контрольная группа составила 90 больных, женщины — 70 (77,8 %), мужчины — 20 (22,2 %), средний возраст — 24,4 ± 0,9 года. К лабораторным исследованиям мы отнесли исследования количества лейкоцитов в периферической крови, лейкоцитарного индекса интоксикации (ЛИИ), С-реактивного белка (СРБ) и циркулирующих иммунных комплексов (ЦИК).

Результаты исследования. В первые сутки после операции в основной и контрольной группах отмечалось снижение общего количества лейкоцитов в периферической крови по сравнению с количеством лейкоцитов до операции при статистически значимых различиях в группах (t = 2,299, df = 38, р = 0,027073). Средние значения лейкоцитоза в основной группе — 10,9 ± 0,6, в контрольной группе — 12,8 ± 0,6. На вторые сутки после операции аппендэктомии в основной и контрольной группах продолжалось снижение общего количества лейкоцитов в периферической крови при различиях в группах на уровне наблюдаемой тенденции (U = 137, df = 38, р = 0,088353). Средние значения количества лейкоцитов в основной группе — 8,6 ± 0,3, в контрольной группе — 9,4 ± 0,4.

На третьи сутки после операции в основной и контрольной группах продолжалось снижение средних значений общего количества лейкоцитов в периферической крови при статистически значимых различиях в группах (U = 80,5, df = 38, р = 0,001227). Средние значения количества лейкоцитов в основной группе — 7,1 ± 0,2, в контрольной — 8,6 ± 0,4.

До операции аппендэктомии у пациентов в основной и контрольной группах различия ЛИИ были статистически незначимы (U = 192, df = 38, р = 0,839232). В первые сутки после операции аппендэктомии в основной и контрольной группах отмечался рост средних значений ЛИИ по сравнению со значениями ЛИИ до операции при различиях в группах на уровне наблюдаемой тенденции (U = 132, df = 38, р = 0,065856). Средние значения ЛИИ в основной группе — 3,2 ± 0,2, в контрольной группе — 4,4 ± 0,5. На вторые сутки после операции в основной и контрольной группах отмечалось снижение средних значений ЛИИ по сравнению со значениями в первые сутки после операции при статистически значимых различиях в группах (t = 5,392, df = 38, р = 0,000004). Средние значения ЛИИ в основной группе — 1,4 ± 0,1, в контрольной группе — 3,1 ± 0,3. На третьи сутки после операции в основной и контрольной группах продолжалось снижение средних значений ЛИИ при статистически значимых различиях в группах (t = 4,887, df = 38, р = 0,000019). Средние значения ЛИИ в основной группе — 0,7 ± 0,1, в контрольной группе — 1,5 ± 0,2.

До операции различия средних значений ЦИК в основной и контрольной группах статистически незначимы (U = 190, df = 38, р = 0,786775). В первые сутки после операции аппендэктомии средние значения ЦИК в основной группе уменьшились, в контрольной группе отмечалось увеличение средних значений ЦИК при различиях в группах на уровне наблюдаемой тенденции (U = 134,5, df = 38, р = 0,076432). Средние значения ЦИК в основной группе — 49,8 ± 4,3, в контрольной группе — 58,2 ± 3,9. На третьи сутки после операции в основной группе продолжилось снижение средних значений ЦИК, в контрольной группе продолжился рост средних значений ЦИК при статистически значимых различиях между группами (t = 2,446, df = 38, р = 0,019187).

Средние значения ЦИК в основной группе — 43,9 ± 3,6, в контрольной группе — 58,5 ± 4,8. На пятые сутки после операции тенденция к снижению средних значений ЦИК в основной группе и повышению средних значений ЦИК в контрольной группе продолжилась при статистически значимых различиях между группами (U = 44, df = 38, р = 0,000024). Средние значения ЦИК в основной группе — 39,1 ± 3, в контрольной группе — 62,8 ± 2,8.

До операции аппендэктомии различия уровня СРБ в основной и контрольной группах были статистически незначимы (U = 189, df = 38, р = 0,766046). В первые сутки после операции аппендэктомии в основной и контрольной группах отмечался рост средних значений уровня СРБ при статистически значимых различиях между группами (t = 2,315, df = 38, р = 0,026106). Средние значения СРБ в основной группе — 87,7 ± 9, в контрольной группе — 120,5 ± 10,9. На третьи сутки после операции аппендэктомии в основной и контрольной группах отмечалось снижение средних значений уровня СРБ при статистически значимых различиях между группами (t = 4,162, df = 38, р = 0,000174). Средние значения СРБ в основной группе — 34,6 ± 3,6, в контрольной группе — 69,5 ± 7,6. На пятые сутки после операции аппендэктомии тенденция снижения уровня средних значений СРБ в основной и контрольной группах продолжилась при статистически значимых различиях между группами (t = 6,253, df = 38, р = 0,000000). Средние значения СРБ в основной группе — 7,1 ± 0,6, в контрольной группе — 22 ± 2,3.

Заключение. Таким образом, результаты лабораторных исследований у пациентов, прооперированных по поводу острого аппендицита с использованием различных способов операции, свидетельствуют о меньшей травматичности косого параректального мини-доступа.

КОМПЛЕКСНАЯ ОЦЕНКА ЗДОРОВЬЯ И ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЖЕНЩИН С МИОМОЙ МАТКИ

Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И.И. Мечникова, Кафедра общественного здоровья и здравоохранения Научный руководитель: з. д. н. РФ, проф., д. м. н. В.С. Лучкевич Актуальность. Миома матки является самой распространенной доброкачественной опухолью женских половых органов. Частота этой патологии, по данным различных авторов, колеблется от 10,0 % до 27,0 % среди гинекологических больных, нередко требующих оперативного лечения, в том числе у женщин молодого возраста. Развитие миомы матки сопровождается значительными нарушениями менструальной и репродуктивной функций, что ухудшает качество жизни женщин.

До сих пор наиболее распространенным вмешательством при данном заболевании остается гистерэктомия, выполняемая в большинстве случаев. Альтернативной стратегией является проведение органосохраняющей операции — консервативной миомэктомии. Консервативная миомэктомия наиболее целесообразна в восстановлении репродуктивной и менструальной функции, однако существует ряд противоречий в отношении показаний и техники операции, операционного доступа в зависимости от возраста, количества, размеров и локализации миоматозных узлов. При этом пациенткам указывают на сохранение потенциальной фертильности и отсутствие системных изменений, в частности, снижения функциональной активности яичников и формирования гипоэстрогенного состояния, возникновения урологических и сексуальных расстройств, развития нейровегетативных, эмоциональных нарушений, повышения уровня тревожности в позднем послеоперационном периоде.

Целью исследования явилась оценка состояния здоровья и изучение особенностей психологического функционирования женщин репродуктивного возраста после различных видов хирургического вмешательств по поводу миомы матки.

Материалы и методы исследования. Обследовано 65 женщин репродуктивного возраста после различных видов хирургического лечения миомы матки. Все обследованные были разделены на группы в зависимости от вида оперативного вмешательства. Почти половине (44,6 %) женщин выполнена консервативная миомэктомия, большинству (55,4 %) женщин — гистерэктомия. Средний возраст женщин составлял 38,5 ± 4,5 года. У всех больных оперативное вмешательство осуществлялось лапаротомическим доступом (чревосечение по Пфанненштилю). Комплексное обследование включало клинико-статистический метод исследования, методы лучевой диагностики, медико-социологическое изучение качества жизни с оценкой психологического функционирования с использованием общих и специализированных вопросников, шкалы реактивной и личностной тревожности Спилбергера-Ханина (1967 г.). При проведении клинико-диагностического исследования все пациентки получали полную информацию о достоинствах и недостатках как органосохраняющей, так и радикальной операции. Выбор женщин основывался как на оценке возможных последствий различных видов оперативного лечения, так и на субъективных психоэмоциональных особенностях женщин.

Результаты исследования. Установлено, что субъективные симптомы (боли внизу живота) наблюдались у трети обследованных (29,2 %) женщин после консервативной миомэктомии и трети (32,3 %) женщин, подвергшихся гистреэкмтоии. Клинические симптомы выявлены у значительной части больных (38,5 %). В группе у женщин после миомэктомии у части (9,2 %) обследованных наблюдалось бесплодие, у 23,0 % пациенток выявлено невынашивание беременности. В группе женщин после гистерэктомии у 10,8 % пациенток наблюдалось увеличение объема живота, вызванное наличием миомы матки больших размеров. У большинства женщин в обеих группах наблюдались признаки нарушения питания в миоматозных узлах (55,3 % и 45,5 % соответственно).

Установлено, что в группе пациенток после перенесенной миомэктомии реализация репродуктивной функции выявлена у 37,0 % женщин, а в группе пациенток после гистерэктомии почти у половины (49,2 %) женщин реализована репродуктивная функция. При обследовании обе группы были сопоставимы по возрасту, соматическому статусу, тяжести клинических проявлений миомы матки. Установлено, что более выраженная симптоматика заболевания чаще отмечена в группе пациенток после гистерэктомии.

В ходе проведения медико-социологического обследования выявлены крайне неудовлетворительные показатели психоэмоционального благополучия пациенток до операции, что связано с неустойчивостью супружеских отношений (33,3 %), наличием тревожных и депрессивных состояний в связи с заболеванием (58,6 %), частым изменением настроения (44,6 %), наличием страха, раздражительности и нарушения сна (60,2 %). После проведения органосохраняющей операции пациентки отмечали достоверное улучшение своего психологического состояния, что отразилось и в показателях психоэмоционального благополучия (p < 0,05).

С целью выявления субъективной оценки реакции на болезнь и предстоящее оперативное вмешательство среди пациенток с миомой матки изучение психоэмоционального состояния проводилось с использованием общих и специализированных вопросников. По данным субъективной оценки своего состояния здоровья оценили свое здоровье как хорошее 34,2 %, удовлетворительное — 38,6 %, плохое — 27,2 % пациенток. Выявлена негативная реакция на наличие выявленного гинекологического заболевания, по поводу которого предстояла операция: обида, угнетенное настроение — 24,3 %, тревога, беспокойство — 19,3 %, страх, отчаяние — 7,3 %. По данным исследования, отношения с мужем (партнером) были следующими: безразличие — 43,3 %, понимание, сопереживание — 26,7 %, охлаждение отношений — 22,0 %. На изменения в сексуальной жизни в виде снижения сексуального желания указали 34,5 % женщин, чувство сексуальной неудовлетворенности беспокоило 56,7 %, дискомфорт во время полового акта испытывали 43,9 % опрошенных.

Для оценки психологического статуса пациенток с миомой матки проведено экспериментально-психологическое исследование. Исследование ситуационной тревожности по шкале Спилбергера-Ханина выявило ее низкий уровень у 11,4 % женщин, средний уровень — у 41,2 %, высокий — у 47,4 %. Уровень личностной тревожности был представлен следующими данными: низкий уровень — 34,8 %, средний — 47,1 %, высокий — 18,1 %. Установлено, что большинство обследованных женщин (88,6 %) имели высокий и средний уровень ситуационной тревожности, что свидетельствовало о наличии выраженной стрессовой реакции на болезнь и предстоящее оперативное вмешательство.

По шкале самооценки депрессии Цунга депрессия легкой степени была выявлена у 27,2 % женщин, средней — у 7,3 %, тяжелой — у 2,9 %. Средний уровень депрессии, полученный с помощью данной шкалы, составил 48 ± 8,7 балла, что свидетельствует об относительно невысокой выраженности депрессивных проявлений. Несмотря на относительный низкий уровень депрессии, наличие высокого уровня тревожности свидетельствует о тенденции к соматизации депрессивных расстройств, когда на первый план выступают соматические жалобы, женщины сосредоточены на чувстве соматического неблагополучия и высказывали тревожные опасения в отношении своего здоровья.

Результаты клинико-диагностического и медико-социологического исследования свидетельствуют, что женщины, подвергшиеся в репродуктивном возрасте гистерэктомии по поводу миомы матки, отличаются по темпераменту от аналогичной группы после органосохраняющей операции.

Результаты исследования выявили различия эмоционального фона обследованных пациенток: женщинам в группе после гистерэктомии присущи восторженность и впечатлительность, они часто неоправданно быстро принимают решения, основываясь на первом импульсе и не обращая внимания на недостаточность информации. Этим объясняется готовность этих женщин перенести гистерэктомию даже тогда, когда клиническая ситуация позволяет произвести органосохраняющую операцию.

Выявлено, что у женщин с миомой матки в репродуктивном возрасте, выбирающих гистерэктомию при наличии условий к выполнению органосохраняющей операции, необходимо проводить изучение структуры личности для предложения оптимального объема вмешательства.

Заключение. Проведенное комплексное исследование состояния здоровья и выявленные особенности психологического функционирования женщин с миомой матки позволили обосновать организационные мероприятия по совершенствованию лечебно-диагностических, психологоконсультативных и лечебно-оздоровительных мероприятий. Проведен анализ потребности в гинекологической помощи женщинам репродуктивного возраста с миомой матки, установлено влияние различных видов оперативных вмешательств на психологическое, эмоциональное и социальное функционирование женщин с данной патологией. Выявлено достоверное улучшение психологического состояния женщин после органосохраняющих операций.

ОСОБЕННОСТИ БИОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ У ДЕТЕЙ 6–7 ЛЕТ С НАРУШЕНИЕМ ФУНКЦИИ ЗРЕНИЯ, ПОСЕЩАЮЩИХ ДОШКОЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ

ОРГАНИЗАЦИИ КОМПЕНСИРУЮЩЕЙ НАПРАВЛЕННОСТИ

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Актуальность исследования. Охрана зрения населения относится к числу важных медикосоциальных проблем современного общества, что обусловлено неуклонно возрастающей распространенностью болезней глаза во всем мире. Доля впервые зарегистрированных случаев болезни в общем объеме глазной патологии является весьма значительной и составляет от 40,7 до 42,3 % (Нефедовская Л.В., 2008). Наибольший удельный вес заболеваний органа зрения, по данным Л.В.

Нефедовской (2008), отмечается в Уральском регионе — 5 913,4 на 100 тыс. детей в возрасте от до 14 лет.

Нарушение зрительной системы в раннем возрасте является причиной развития вторичных отклонений, появления нарушений процессов адаптации.

Цель исследования — изучить особенности формирования биологической адаптации у детей 6–7 лет с патологией зрения, посещающих дошкольные образовательные организации (ДОО) компенсирующей направленности. Исследование проводилось на базе двух ДОО г. Челябинска. Под наблюдением находилось 111 детей, из них 77 детей — основная группа, дети, имеющие нарушение функции зрения (44 мальчика и 33 девочки), и 34 ребенка — группа контроля — практически здоровые дети (16 мальчиков и 18 девочек).

Материалы и методы. Выбор методических приемов определялся концепцией, согласно которой оценку адаптации следует производить по ведущему параметру или функции, ответственной за данный тип адаптации. Исходя из этого степень напряжения регуляторных механизмов у воспитанников дошкольных организаций изучали методом математического анализа ритма сердца (Баевский Р.М., 1979), статистические характеристики которого достаточно точно отражают сложную нейроэндокринную регуляцию целостного организма.

Регистрацию кардиоинтервалограмм (КИГ) и расчет показателей, характеризующих биологическую адаптацию, осуществляли при помощи аппаратно-программного комплекса «Варикард»

ВК 1.41. У всех детей регистрировалась непрерывная запись ритма сердца (РС), состоявшая из трех фрагментов: фоновая (исходная запись) — состояние покоя, переходный процесс при функциональной пробе (нагрузка) и период восстановления (Берёзный Е.А., Рубин А.М., Утехина Г.А., 2005). Изменения сердечного ритма рассматривались в связи с адаптационной реакцией целостного организма как проявление различных стадий адаптационного синдрома (Г. Селье, 1961).

В качестве нагрузочной пробы была использована психофизиологическая проба, которая позволила определить траекторию адаптационной перестройки организма, провести анализ переходных периодов. Вычисляли следующие показатели: частоту сердечных сокращений (ЧСС); моду (Мо) — наиболее часто встречающееся значение кардиоинтервала (в с); амплитуду моды (АМо) — удельный вес моды (в %); вариационный размах (Х) — разницу между максимальным и минимальным интервалами R-R (в с); индекс напряжения (ИН); индекс централизации (ИЦ), индекс вегетативного равновесия (ИВР) — по соотношению АМо/Х.

Согласно двухконтурной модели управления сердечным ритмом Р.М. Баевского (1979), физиологический смысл этих показателей заключается в том, что они отражают влияние центрального контура регуляции на автономный (синусовый) узел по нервным (АМо) и гуморальным (Мо) каналам. Х служит показателем деятельности автономного контура регуляции ритма сердца, который связан с колебаниями тонуса блуждающего нерва.

Результаты исследования. Анализ полученных результатов показал, что частота сердечных сокращений, свидетельствующая об уровне функционирования системы кровообращения, в состоянии покоя была больше у детей основной группы и составила 100,7 ± 1,2 против 96,7 ± 1, удара в минуту в контрольной группе (р < 0,05) (таблица 1). Это дает основание предположить о некотором функциональном напряжении со стороны сердечно-сосудистой системы у детей с нарушением зрительной функции.

Основные характеристики сердечного ритма у детей (6–7 лет) основной и контрольной групп, посещающих дошкольные образовательные организации компенсирующей направленности, ЧСС (уд. в мин) Мода (Мо, с) Мода (Мо) характеризовалась сдвигом влево и находилась в пределах от 583,4 ± 7,01 с до 601,9 ± 9,03 с у детей обеих наблюдаемых групп. Вариационный размах (Х), представляющий разницу между максимальными и минимальными значениями длительности интервалов R-R в данном массиве кардиоинтервалов, в состоянии покоя был достоверно выше у детей контрольной группы и составил 247,9 ± 14,02 с против 212,7 ± 8,5 с (р < 0,05).

Наиболее полную информацию о напряжении компенсаторных механизмов организма, уровне функционирования центрального контура регуляции ритма сердца получили по показателю индекса напряжения (ИН). Он указывал на смещение баланса вегетативной нервной системы в сторону симпатикотонии и был в 1,5 раза выше у детей с нарушением зрительной функции (306,2 ± 33,9 и 205,2 ± 28,5 усл. ед. соответственно; р < 0,05). При этом величина ИН выходила за условные границы нормы, что свидетельствовало о высокой активности симпатического отдела вегетативной нервной системы и механизмов центральной регуляции у всех наблюдаемых детей.

Однако не во всех случаях стандартно записанные КИГ отражают истинное состояние адаптационных механизмов и уровень функционирования регулирующих систем. Корректность связи между отдельными системами организма зависит от их напряженности, что может быть обнаружено лишь при нагрузочных пробах. Они позволяют определить скорость и траекторию адаптационной перестройки, провести анализ переходных периодов (Белоконь И.О., 1987).

В качестве нагрузки была использована корректурная проба — фигурные таблицы. Задание выполнялось в течение 2 мин и заключалось в том, чтобы в каждой из 100 предъявленных на бланке теста фигур (кружок, квадрат, ромб, треугольник) проставить знак, указанный в образце (галочка, минус, плюс, точка). Параллельно с заполнением бланка теста проводилась регистрация кардиоинтервалов, характеризующих реакцию организма на нагрузку и выход из нее. Исследование основных характеристик сердечного ритма у наблюдаемых детей в ответ на нагрузочную пробу показало различную степень напряжения регуляторных систем, однако достоверных различий в показателях гемодинамики выявлено не было.

Значения индекса вегетативного равновесия, отражающего соотношение между активностью симпатического и парасимпатического отделов вегетативной нервной системы, свидетельствовали о преобладании влияния симпатического звена на регуляцию сердечного ритма у всех наблюдаемых детей, что позволяет говорить о высокой степени мобилизации системы кровообращения, о состоянии гиперсимпатикотонии.

Период восстановления у детей с нарушением зрительной функции имел свои особенности и характеризовался более затяжным течением в сравнении с детьми контрольной группы, о чем свидетельствовали основные характеристики сердечного ритма (таблица 1). Одновременно была зарегистрирована высокая степень напряжения регуляторных механизмов. ИН в период восстановления у детей основной группы был в 1,6 раза выше в сравнении с детьми контрольной группы и составил 300,3 ± 27,8 усл. ед. против 188,5 ± 25,7 усл. ед. (р < 0,05). Изучение основных характеристик сердечного ритма с учетом пола показало высокую степень напряжения систем вегетативного обеспечения как у мальчиков, так и у девочек. Причем у девочек основной и контрольной групп достоверных различий в показателях установлено не было. У мальчиков с патологией зрительной функции ИН в состоянии покоя, в период нагрузки и в период восстановления был выше, чем у мальчиков контрольной группы (таблица 2).

Основные характеристики сердечного ритма у детей 6–7 лет, посещающих дошкольные образовательные организации компенсирующей направленности, с учетом пола (М ± m) Показатели ЧСС (уд. в мин) размах (Х, с) Период восстановления Мода (Мо, с) ды (АМо, %) Период восстановления Индекс напряНагрузка 516,6 ± 58,7* 519,9 ± 65,9 330,1 ± 70,5* 522,3 ± 78, жения (ИН), усл. ед. Период восстановления лизации (ИЦ) Период восстановления Примечание. * — обозначается достоверность различий (р < 0,05), ** — обозначается достоверность различий (р < 0,01).

Выводы. Проведенные исследования позволили выявить, что у детей в возрасте 6-7 лет отмечается выраженное влияние и воздействие центрального звена регуляции на сердечную деятельность. Реакция на пробу была одинаковой у детей как основной, так и контрольной групп, однако период восстановления у детей с нарушением зрительной функции был более длительным, что необходимо учитывать при организации воспитательно-образовательного процесса в условиях ДОО компенсирующей направленности.

Список литературы:

1. Баевский, Р.М. Оценка адаптационных возможностей организма и риск развития заболеваний / Р.М. Баевский, А.П. Берсенева. – М.: «Медицина», 1997. – С. 78.

2. Белоконь, Н.А. Болезни сердца и сосудов у детей / Н.А. Белоконь, М.Б. Кубергер. – Т. 1. – М.: Медицина, 1987. – С. 94.

3. Берёзный, Е.А. Практическая кардиоритмография / Е.А. Берёзный, А.М. Рубин, Г.А. Утехина. – 3-е издание, переработанное и дополненное. Научно-производственное предприятие «Нео», 2005. – С. 102.

4. Нефедовская, Л.В. Медико-социальные проблемы нарушения зрения у детей в России / Л.В. Нефедовская. – М.: «Социальная педиатрия», 2008. – С. 39.

НЕКОТОРЫЕ ФАКТОРЫ РИСКА НАЛИЧИЯ АЛЛЕРГИИ У СПОРТСМЕНОВ

Белорусский государственный университет физической культуры, Республика Беларусь Актуальность. В настоящее время в мире наблюдается тенденция постоянного роста количества случаев аллергии среди населения, а в последнее время это заболевание стремительно распространяется и среди спортсменов. Особенно обострился этот вопрос в связи со сложившейся в нашей стране негативной экологической ситуацией.

Наиболее частыми причинами столь широкого распространения аллергии считают загрязнение окружающей среды, использование синтетических материалов в быту, бесконтрольный прием лекарственных средств. Большую роль в возникновении аллергических заболеваний играют климатические факторы, наследственность, характер питания и др. Важное значение в развитии аллергии отводится также состоянию нервной и эндокринной систем, патологии желудочнокишечного тракта [1, 2, 4].

Наличие аллергии у спортсменов может негативно сказаться на их здоровье, а также спортивных результатах.

Часто аллергия является причиной заболеваний верхних дыхательных путей, а также органов желудочно-кишечного тракта. Прямое воздействие аллергенов (контакт с животными, вдыхание пыли и др.) может быть непосредственной причиной приступа астмы.

Проведенный нами анкетный опрос студентов, занимающихся различными видами спорта, позволяет сделать важные выводы о том, что аллергические реакции встречаются у довольно большого количества спортсменов.

Методы и организация исследования. С целью определения распространенности аллергических реакций у студентов-спортсменов было проведено анкетирование среди студентов I курса всех факультетов Белорусского государственного университета физической культуры. Количество проанкетированных составило 430 человек, занимающихся различными видами спорта.

В анкетах студентам было предложено отметить следующие виды аллергии — пищевая, бытовая, медикаментозная (лекарственная), а также указать аллерген, вызывающий проявление гиперергической реакции организма.

Результаты и их обсуждение. После обработки полученных результатов методами математической статистики оказалось, что признаки аллергии имеют 84 студента-спортсмена (20 % от общего числа обследованных). Причем у данных людей встречались различные виды аллергии — пищевая, бытовая и/или медикаментозная. Нередки были случаи сочетанного влияния аллергенов на организм спортсменов — проявление аллергических реакций на действие веществ, относящихся к различным видам аллергенов.

Закономерностью развития аллергических заболеваний является увеличение количества аллергенов, к которым чувствителен организм, у человека с атопической наследственностью в течение жизни. Сначала может отсутствовать иммунитет на пыльцу растений, затем с течением времени возможна полисенсибилизация (аллергия на пыльцу растений, бытовые и медикаментозные аллергены одновременно) [4].

Из 84 студентов с аллергией 54 человека имеют один вид аллергии; 17 человек — два различных вида аллергии и 1 человек указал аллергены, относящиеся к трем видам аллергии. При этом 12 студентов не отметили в своих анкетах вид аллергии, так как имеют аллергические проявления неизвестной этиологии.

В последнее время большое распространение получили явления аллергического характера на продукты питания (пищевая аллергия). Причиной пищевой аллергии может являться наследственная предрасположенность [3]. Чаще этот вид аллергии проявляется у людей, которых в раннем возрасте лечили антибиотиками, а также у страдающих дисбактериозом кишечника.

При повышенной аллергической чувствительности к пищевым продуктам реакции организма, как правило, возникают практически сразу после приема продуктов, содержащих аллерген. В других случаях реакция может наступить через 6, 8, 12 часов, а иногда и через сутки [3].

Аллергические реакции на пищу проявляются по-разному. В большинстве случаев удар приходится на кожный покров: аллергический диатез, атопический дерматит, крапивница, отек Квинке, аллергический васкулит [1, 3].

В нашем исследовании наличие пищевой аллергии отметили 45 студентов-спортсменов. При этом наиболее частыми аллергенами указывались цитрусовые, сладкое, шоколад (см. таблицу).

У 37 человек наблюдается бытовая аллергия, причинами которой в большинстве случаев являются пыль, шерсть животных и пыльца растений (см. таблицу).

Наименьшее количество опрошенных (9 человек) указали гиперергическую реакцию на медикаментозные средства. Среди студентов-спортсменов лекарственная аллергия чаще является реакцией организма на антибиотики и витаминные комплексы (см. таблицу).

Аллергия имеет свойство передаваться по наследству, накапливаться и переходить в астму. В случае наличия бронхиальной астмы у родственников (чаще родителей) возможен вариант развития атопической бронхиальной астмы у ребенка. Этот вид бронхиальной астмы носит наследственный характер и имеет аллергическую (экзогенную) природу. При наличии астмы у одного из родителей вероятность астмы у ребенка составляет 20–30 %. В случае болезни обоих родителей вероятность достигает 75 % [4].

Большинство врачей приходят к мнению, что аллергия является пусковым механизмом астматических приступов.

Среди общего количества студентов с аллергией (84 человека) у 30 из них близкие родственники болели или в настоящий момент болеют астмой. При этом можно отметить, что 12 студентов-спортсменов (14 %), имеющих аллергию, указали астму в семейном анамнезе.

Частота встречаемости аллергии среди опрошенных студентов-спортсменов Пищевая (45) Бытовая (37) Заключение. Одной из причин столь быстрого распространения аллергических заболеваний многие ученые называют отсутствие двигательной активности (гиподинамия), что характерно для большей части населения. В связи с этим повышение двигательной активности целесообразно рассматривать как один из методов профилактики аллергических заболеваний. Несмотря на то, что на сегодняшний день роль гиподинамии в возникновении аллергии недостаточно изучена, можно утверждать, что физические нагрузки не противопоказаны людям с аллергическими заболеваниями.

В литературе приводятся сведения о том, что у высококвалифицированных спортсменов часто наблюдаются сбои в работе иммунной системы, что приводит к развитию разных видов аллергии. Однако профессиональные спортсмены отмечают, что большая физическая нагрузка, многочасовые тренировки приводят к уменьшению различных аллергических проявлений.

Аллергию, как и любую другую болезнь, всегда легче предотвратить, чем впоследствии лечить. В связи с этим для уменьшения риска возникновения аллергических заболеваний необходимо использовать в рационе натуральные продукты (здоровое питание), а также не исключать занятия спортом (здоровый образ жизни).

Список литературы:

1. Воробьева, Е. Аллергия: профилактика, диагностика и лечение / Е. Воробьева, А.В. Кородецкий. – М.: Эксмо, 2008. – 224 с.

2. Паттерсон, Р. Аллергические болезни: диагностика и лечение / Р. Паттерсон, Л.К. Грэммер, П.А. Гринбергер; по ред. А.Г. Чучалина. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2000. – 768 с.

3. Федорович, С.В. Пищевая аллергия / С.В. Федорович. – Минск: Харвест, 2007. – 652 с.

4. Хаитов, Р.М. Аллергология и иммунология / Р.М. Хаитов, Н.И. Ильина. – М.: ГЭОТАРМедиа, 2009. – 656 с.

ЭЛЕКТРОДНОЕ СЛУХОПРОТЕЗИРОВАНИЕ. ВОЗМОЖНОСТИ

ПОСТОПЕРАЦИОННОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Реабилитация детей с глубокой степенью нарушения слуха и глухотой является сложной проблемой из-за отсутствия действенных методов лечения и низкой эффективности использования обычных слуховых аппаратов у значительной части таких больных. Одним из наиболее эффективных методов комплексной реабилитации глухих детей и детей с выраженной степенью тугоухости сегодня является кохлеарная имплантация — электродное протезирование уха.

Оказание специализированной медицинской помощи — раннее проведение кохлеарной имплантации позволяет сократить расходы государства на образование и социальную поддержку детей с врожденной глухотой и тугоухостью [1, 3, 4].

Как указано нами ранее, первый ребенок из Челябинской области был прооперирован в году. Операции проводятся в ФГУ «СанктПетербургский НИИ уха, горла, носа и речи Росмедтехнологий» и ФГУ «Российский научно-практический центр аудиологии и слухопротезирования Росмедтехнологий» (г. Москва). В послеоперационном периоде реабилитация детей с кохлеарным имплантом включает ежегодные настроечные сессии специалистами ФГУ «НИИ уха, горла, носа и речи» г. Санкт-Петербурга, настройку кохлеарных имплантов в отделением реабилитации слуха МУЗ ДГП № 10 и выездные сессии специалистов ФГУ «НИИ уха, горла, носа и речи» г. СанктПетербурга. Коррекционно-педагогическая помощь осуществляется по индивидуальной программе [2].

Впервые в 2010 году на базе ЧОДБ была проведена дистанционная настройка кохлеарных имплантов с помощью интернета специалистами ФГУ «НИИ уха, горла, носа и речи» г. СанктПетербурга с участием сурдологов и педагогов г. Челябинска, в феврале 2011 года проведены две операции.

Целью данного исследования была оценка эффективности проведения операции кохлеарной имплантации за период с 1997 по 2010 год. Работа проводилась на базе отделения реабилитации слуха МУЗ ДГП № 10.

Исследование включало 130 пациентов в возрасте от 1 года до 18 лет, прооперированных за период 1998–2011 годов, из них 2 детей — билатерально. Девочки составляли 63 человека (49,7 %), мальчики — 67 человек (51,3 %). Детей в возрасте до трех лет было 19, что составило 14,6 % от числа обследуемых, в возрасте от 3 до 7 лет — 49 (37,6 %), пациентов в возрасте старше 7 лет — 62 человека (47,6 %).

Были сформированы группы больных в зависимости от срока давности проведения операции.

Каждая подгруппа, в свою очередь, была разделена на 2 подгруппы по возрастным периодам, соответствующим критериям долингвальной (возраст детей до 3 лет) и постлингвальной (возраст детей более 7 лет) тугоухости.

Общеклинические методы исследования включали в себя сбор анамнеза заболевания, оториноларингологическое обследование, анализ историй болезней с учетом характера ранее проводимых реабилитационных мероприятий (наличие слухового опыта, ношение слуховых аппаратов и занятия с сурдопедагом) и анкетирование родителей.

Аудиологическое обследование включало субъективную аудиометрию и объективные методы исследования (импедансометрию, КСВП, ОАЭ), детям старше 4 лет — тональную пороговую аудиометрию.

Оценка эффективности использования кохлеарного импланта включала исследование порогов слышимости и разборчивости речи, уровень речевого и интеллектуального развития.

Результаты. Приобретенная сенсоневральная тугоухость выявлена у 4 (3 %) пациентов. В этиологии приобретенной глухоты имеют место в постлингвальном периоде: менингит — 0,8 %, грипп — 2,4 %; в долингвальном периоде (в возрасте до года) менингит — 4 %, герпетический энцефалит — 1,3 %.

У 91 больного имела место врожденная форма сенсоневральной тугоухости, что составило 70 % от общего числа наблюдений. Этиология заболевания не установлена у 37 человек (28,4 %).

Отягощенная наследственность (у ближайших родственников ребенка врожденное нарушение слуха, родственный брак) Инфекционные и вирусные заболевания матери во время беременности (краснуха, грипп, цитомегаловирус, герпес, токсо- 29 23 % плазмоз, сифилис и др.) Глубокая степень недоношенности (гестационный возраст менее 32 недель) Использование для лечения новорожденного ребенка лекарственных препаратов с потенциальным ототоксическим эффектом Длительное использование для лечения новорожденного ребенка ИВЛ (продолжительность ИВЛ более 96 часов) При этом сочетание 2 и более факторов выявлено у 40 человек.

Наилучшие результаты достигнуты у детей, прошедших операцию кохлеарной имплантации:

в самом раннем возрасте до 3 лет — 15 человек; постлингвальных пациентов — 4 человека; долингвальных пациентов, имеющие слуховой опыт, — 89 человек.

Зависимость эффективности кохлеарной имплантации от организации слухоречевой реабилитации Группы слухоречевой Возрастная Наличие слухового Количество Положительная В настоящее время в общеобразовательных учебных учреждениях обучаются 35 человек (25 %), 22 человека (9 человек за 2010 год) переведены из коррекционных в общеобразовательные учреждения.

В коррекционных учебных учреждениях обучаются 68 детей (54 %): ДДУ — 30 детей, школы — 38 детей. Не посещают детские учреждения 27 человек (21 %). Из коррекционных ДОУ I вида (для глухих детей) в ДОУ II вида (для слабослышащих детей) переведены 18 человек.

Рис. 1. Распределение детей в зависимости от программы обучения в учебных учреждениях Выводы. Из 130 детей с кохлеарными имплантами: у 112 детей (86 %) наблюдается положительная динамика в развитии слухового восприятия, развитии речевых навыков, 2 ребенка (1,6 %) без динамики, что объясняется врожденной аномалией улитки. Наилучшие результаты достигнуты у детей в самом раннем возрасте до 3 лет — 19 человек; постлингвальных пациентов — 4 человека; долингвальных пациентов, имеющих слуховой опыт, — 89 человек. Дети с врожденной глухотой и тугоухостью получили возможность обучаться не в специализированных коррекционных учреждениях для глухих и слабослышащих, а в общеобразовательных дошкольно-школьных детских учреждениях, что значительно повышает уровень их интеграции в речевую среду, позволяет сократить расходы государства на образование и социализацию.

Список литературы:

1. Королева, И.В. Слухоречевая реабилитация глухих детей и взрослых с кохлеарными имплантами / И.В. Королева. – СПб.: СПб НИИ уха, горла, носа и речи, 2007. – 104 с.

2. Перспективы предоставления высокотехнологичной помощи детям с патологией слуха на Южном Урале / Дубинец И.Д., Кофанов Р.В., Коршун А.В. и др. // Рос. оторинолар. – 2009. – № 2(39). – С. 60–63.

3. Реабилитация постлингвальных детей и взрослых с кохлеарными имплантами / И.В. Королева, В.И. Пудов, О.В. Зонтова // Дефектология. – 2001. – № 5. – С. 21–35.

4. Таваркиладзе, Г.А. Кохлеарная имплантация / Г.А. Таваркиладзе. – М.: «Святигор Пресс», 2004. – 74 с.

НИЗКОЧАСТОТНЫЙ УЛЬТРАЗВУК В ЛЕЧЕНИИ ВАЗОМОТОРНЫХ РИНИТОВ

Челябинская государственная медицинская академия, г. Челябинск, Россия Вазомоторный ринит — это функциональное состояние, которое связано с нарушением регуляции тонуса сосудов, находящихся преимущественно под слизистой оболочкой нижних носовых раковин, характеризуется длительным, упорным течением, лечение его является сложной и трудноразрешимой задачей. Основной особенностью вазомоторного ринита является проявление симптомокомплекса насморка без патофизиологических и клинических признаков инфекционного воспаления слизистой оболочки.

Актуальность проблемы. К сожалению, являясь довольно распространенным заболеванием, вазомоторный ринит в последние годы имеет еще и неуклонную тенденцию к увеличению частоты встречаемости. Так, на сегодняшний день заболевания носа и околоносовых пазух прочно заняли доминирующее место в практической оториноларингологии [1]. Удельный вес распространенности и частоты заболеваний верхних дыхательных путей ежегодно увеличивается на 1–2 % [2]. В структуре заболеваемости среди детского населения эта цифра колеблется от 18 до 42 %, а среди взрослого, наиболее трудоспособного населения — 10–15 % [3], при этом вазомоторный ринит по верификации достигает 21 % [5]. Среди госпитализированных в ЛОР-отделения стационаров больные с заболеваниями полости носа и околоносовых пазух составляют от 30 до 45 % [4].

Исходя из вышесказанного становится очевидной необходимость изучения эпидемиологии, этиологии и патогенеза, а также совершенствования лечения вазомоторных ринитов. Немаловажным является тот факт, что при длительном течении хронических вазомоторных ринитов у больных проявляются патологические реакции со стороны других органов и систем, обусловленные стойким нарушением носового дыхания, а также создаются предпосылки для возникновения параназальных синуситов в результате нарушения аэродинамики полости носа, дренажа, вентиляции и нарушения кислотно-щелочного равновесия в пазухах. Актуальность обусловлена еще и тем обстоятельством, что данная патология приводит к существенному снижению качества жизни больного.

Существует достаточно большое количество методов и способов лечения вазомоторных ринитов, связанных с многообразием причин, вызывающих вазомоторную дисфункцию слизистой оболочки полости носа. Они объединены в следующие группы:

- медикаментозные методы лечения, - методы рефлекторного влияния, - физиотерапевтические методы лечения, - хирургические методы лечения.

Медикаментозная терапия заключается в применении различных комбинаций лекарственных препаратов, которые вводятся в полость носа в виде капель, аэрозолей и мазей. Например, топические кортикостероиды.

Для воздействия на рефлексогенные зоны слизистой оболочки полости носа проводится иглоукалывание или новокаиновые блокады в передние концы нижних носовых раковин, гирудотерапия и т. д.

Из физиотерапевтических методов используют: внутриносовой электрофорез 1 % раствора новокаина, гальванический воротник по Щербаку с хлоридом кальция, лазеротерапию с помощью гелий-неонового лазера, фонофорез с гидрокортизоновой мазью на нос и т. д.

При неэффективности нескольких курсов консервативного лечения возникает необходимость переходить к хирургическим методам лечения вазомоторного ринита. Цель хирургического лечения в уменьшении носового сопротивления струе вдыхаемого воздуха за счет уменьшения объема нижних носовых раковин. К хирургическим методам лечения относятся подслизистая вазотомия нижних носовых раковин, конхотомия, ультразвуковая дезинтеграция нижних носовых раковин, лазерная коагуляция, криодеструкция и другие.

Повседневная практическая деятельность показывает, что вышеперечисленные способы и методы консервативной и хирургической помощи пациентам с вазомоторными ринитами наряду с определенными достоинствами имеют свои недостатки. Консервативная терапия не всегда позволяет получить стойкий положительный эффект, а рецидивы заболевания наблюдаются в 30 % и более случаев. В конечном итоге это приводит к затягиванию сроков лечения и нередко к необходимости проведения повторных курсов. Недостатками хирургических методов лечения являются травматичность самих манипуляций, кровотечения во время и после операции, болезненность, потеря трудоспособности, послеоперационная тампонада и реактивные явления со стороны слизистой оболочки полости носа в послеоперационном периоде. Некоторые методики хирургического лечения больных вазомоторным ринитом признаны в настоящее время нефункциональными, технически сложными, рискованными в связи с большой степенью вероятности развития осложнений во время и после их проведения. Помимо этого, высокий процент послеоперационных рецидивов заболевания, как и при консервативных методиках, свидетельствует о недостаточной эффективности. Таким образом, существующие на сегодня методы лечения вазомоторного ринита являются недостаточно эффективными, обладают множеством побочных эффектов, способствуют формированию лекарственной зависимости, вызывают кратковременный терапевтический эффект, что делает актуальной проблему поиска новых методов лечения.

Цель исследования: определить возможность применения и оценить влияние кавитационного низкочастотного ультразвукового воздействия на слизистую оболочку полости носа у пациентов с вазомоторным ринитом.

Материалы и методы. Под нашим наблюдением находилось 78 пациентов с верифицированной нейровегетативной формой вазомоторного ринита в возрасте от 18 до 55 лет. Среди них 50 % мужчин и 50 % женщин. Исследования проводились в течение 2 лет на базе поликлиники МУЗ ГКБ № 3 и областной клинической больницы г. Челябинска. Всем пациентам были проведены стандартные общие клинические обследования до и после лечения, осмотр ЛОР органов, включая эндоскопическое исследование, лучевые методы диагностики (рентгенография придаточных пазух носа, компьютерная томография), риноцитограмма, сахариновый тест, риноманометрия, ультразвуковая допплерография сосудов носа. При необходимости пациенты проходили консультации у смежных специалистов (терапевт, аллерголог, невролог).

Для лечебного воздействия на патогенетические механизмы вазомоторного ринита может быть использована низкочастотная ультразвуковая терапия. Это обосновано прежде всего тем, что под влиянием ультразвукового кавитационного воздействия улучшаются барьерные и секреторные свойства слизистой оболочки полости носа, ускоряются процессы регенерации, в более ранние сроки происходит восстановление рефлекторных сосудистых реакций и микроциркуляции. В процессе исследования мы использовали аппарат ультразвуковой для струйно-кавитационного орошения «КАВИТАР» («УЗОЛ-01-Ч», «МЕДПРИБОР»), г.Челябинск, который сертифицирован, имеет необходимую юридическую документацию и разрешен к применению в практической медицине.

Методика выполнения процедур стандартная; после предварительной подготовки пациента производится орошение слизистой оболочки полости носа с акцентированным направлением струи на нижние носовые раковины в непрерывном режиме с короткими интервалами в течение 5 минут. Для лечения мы применяли хлористый кальций 10 % и 0,9 % физиологический раствор.

Курс лечения — 10 процедур. Все больные ультразвуковую терапию переносили хорошо. Побочных явлений не наблюдалось.

Результаты исследования. Субьективно после проведенного лечения у большинства больных отмечалось улучшение клинического состояния: дыхательная функция полностью восстановилась у 61 пациентов, у 17 носовое дыхание улучшилось. Нормализовалась риноскопическая картина:

носовые раковины стали обычных размеров, носовые ходы свободные, слизистая оболочка носа бледно-розового цвета. Улучшилось носовое дыхание по данным функциональных методов исследования. Улучшились показатели риноманометрии, термометрии, повысилась двигательная активность мерцательного эпителия.

Динамика показателей функционального состояния слизистой оболочки носа у больных вазомоторным ринитом до и после ультразвукового лечения аппаратом «КАВИТАР»

Риноманометрия (мл/с) Термометрия (градусы С) Двигательная функция мерцательного эпителия (минуты) Выводы. Положительный результат лечения в ближайшие сроки наблюдения достигнут у 71 %, в отдаленные — у 75 % больных.

Полученные в результате наших исследований данные свидетельствуют о том, что ультразвуковая терапия слизистой оболочки полости носа аппаратом «КАВИТАР» — эффективный консервативный метод лечения вазомоторного ринита.

Список литературы:

1. Пискунов, С.З. Клиническая ринология / С.З. Пискунов, Г.З. Пискунов. – М.: «Миклош», 2002. – 390 с.

2. Шустова, Т.И. Вегетативная иннервация слизистой оболочки нижних носовых раковин больных вазомоторным ринитом / Т.И. Шустова, Н.Н. Науменко, Е.В. Шкабарова // Материалы 17-го съезда оторинолар. России. – СПб., 2006. – С. 356–357.

3. Аксенов, В.М. Вазомоторный ринит или вазомоторная ринодистония. Причинно-следственные связи в ринологии / В.М. Аксенов, В.И. Попадюк, Л.Ф. Задаева // Рос. оторинолар. – 2008.

– Прилож. № 3. – С. 109–112.

4. Лопатин, А.С. Исследование эффективности бекламетазона дипропионата в лечении вазомоторного ринита / А.С. Лопатин, А.В. Варвянская // Рос. ринол. – 2007. – № 2. – С. 67.

5. Гаджимирзаев, Г.А. Аллергический ринит у детей и взрослых / Г.А. Гаджимирзаев, А.А. Гамзатова, Р.Г. Гаджимирзаева. – Махачкала: «Юпитер», 2002. – 311 с.

МОРФОМЕТРИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГИСТАМИНЕРГИЧЕСКИХ НЕЙРОНОВ

МОЗГА КРЫСЫ

Гродненский государственный медицинский университет, г. Гродно, Республика Беларусь Научный руководитель: проф., д. б. н. С.М. Зиматкин Биохимические и электрофизиологические исследования, методы перерезки мозга и введения метки доказали существование центральной гистаминергической нейронной системы [1]. Иммуногистохимическими методами с антителами против фермента синтеза гистамина — гистидиндекарбоксилазы и самого гистамина показано, что тела гистаминергических нейронов находятся только в заднем гипоталамусе, а их отростки идут во все отделы мозга, в совокупности образуя гистаминергическую систему мозга [4]. Её нейромедиатором является гистамин, который действует через три типа рецепторов, широко распространённых в мозге: H1, H2 (постсинаптические) и H (пресинаптические рецепторы, опосредующие автоингибирование синтеза и выделения гистамина). Одним из основных ферментов метаболизма гистамина в мозге является моноаминооксидаза типа Б (МАОБ). Её высокая активность гистохимически выявляется в гистаминергических нейронах гипоталамуса крысы [2]. Гистаминергическая система мозга участвует в регуляции деятельности других нейротрансмиттерных систем мозга и многих функций, систем и реакций организма:

нейроэндокринной и сердечно-сосудистой систем, кровотока мозга, температуры тела, гибернации, сна и бодрствования, пищевого и питьевого поведения, памяти и обучения и др. Её считают одним из центров регуляции активности всего мозга. Предполагается участие гистаминовой нейронной системы мозга в патогенезе ряда патологических состояний и заболеваний: мышечная слабость, болезни Альцгеймера и Паркинсона, эпилепсия, морфиновая наркомания и др. Подробное описание гистаминергической нейронной системы мозга дано в обзорах [1]. Поскольку морфометрические параметры гистаминергических нейронов и ядер мозга крысы остаются неизученными, целью настоящего исследования явилась оценка размеров и формы нейронов гистаминергических ядер гипоталамуса крысы.

Материал и методы. Исследования проведены на белых крысах-самцах Вистар массой 180– 220 г с соблюдением всех правил работы с лабораторными животными. Крыс забивали декапитацией под глубоким тиопенталовым наркозом. Образцы гипоталамуса сразу либо после фиксации в 4 % 1-этил-3-(3-диметил-аминопропил)-карбодимиде (для выявления гистамина) замораживали в жидком азоте, затем готовили серийные криостатные срезы толщиной 20 мкм. Соседние срезы исследовали иммуногистохимически на гистамин [4], гистохимически для выявления активности МАОБ [2] или окрашивали 0,1 % раствором толуидинового синего по Нисслю. Полученные препараты изучали параллельно с помощью микроскопа Biolar (Германия) при разных увеличениях.

Идентификация структур головного мозга крысы осуществлялась по схемам стереотаксического атласа [5], а идентификация гистаминергических ядер — по соответствующим топографическим схемам [3]. С помощью компьютерного анализатора изображения «Биоскан» были определены размеры (максимальный и минимальный диаметры, периметр, площадь, объем, форм-фактор и фактор элонгации) МАОБ-активных нейронов всех гистаминергических ядер гипоталамуса. Результаты морфометрических исследований обрабатывали методами непараметрической статистики с помощью программы Statistiсa 6.0 для Windows.

Результаты исследования и их обсуждение. Известен способ выявления гистаминергических нейронов с использованием антител против гистамина, авидин-биотинового комплекса и пероксидазы хрена [4]. Недостатками способа являются: сложность, многоэтапность, длительность — 2– суток, трудоёмкость; ненадёжность, плохая воспроизводимость. Установлено, что нейроны всех гистаминергических ядер гипоталамуса (Е1–Е5) имеют высокую активность МАОБ (рис. 1). Сравнительное изучение соседних срезов гипоталамуса показало идентичность МАОБ-активных нейронов, нейронов, окрашенных по Нисслю и иммуногистохимически, на выявление гистамина, как по количеству, так и по форме, размерам и расположению перикарионов во всех гистаминергических ядрах. Имеется высокая корреляция между количеством МАОБ-активных и гистаминиммунореактивных нейронов, выявленных в ядрах Е1–Е5 на различных уровнях (r = 0,998; р < 0,01).

Вне гистаминергических ядер МАОБ-активные нейроны в гипоталамусе крысы не встречаются.

Следовательно, активность МАОБ является хорошим маркером гистаминергических нейронов и их скоплений (ядер) в гипоталамусе крысы, который может быть использован для компьютерной реконструкции этих ядер и морфометрии гистаминергических нейронов.

Рис. 1. Ядро Е1, окраска МАОБ (слева), окраска по Нисслю (справа). А. Б.

Б. Е1 (Ниссль) (Р -4,80 mm) 48. Микрофотография окраска по Нисслю Средние размеры МАОБ-активных нейронов гипоталамуса крысы по всем ядрам представлены в таблице 1.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
Похожие работы:

«Департамент здравоохранения города Москвы Национальное медицинское общество профилактической кардиологии Московский центр внедрения достижений наук и и техники Москва НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ ПРОФИЛАКТИКА 2014 11 июня 2014 года, г. Москва МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ Кардиоваскулярная терапия и профилактика, 2014; 13 (июнь) Специальный выпуск - МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ I. ЭПИДЕМИОЛОГИЯ...............................................»

«Дневник иммунолога Медицинская Иммунология 2008, Т. 10, № 4-5, стр. 486-488 © 2008, СПб РО РААКИ Дневник иммунолога Медицинская Иммунология Резолюция II объединенного иммунологического фоРума • IV Съезд иммунологов России • IX Конгресс РААКИ • IV Конференция РЦО • III Конференция по иммунологии репродукции • XII Всероссийский форум Дни иммунологии в Санкт-Петербурге С 30 июня по 4 июля 2008 г. в Санкт-Петербурге прошел ОБЪЕДИНЕННЫЙ ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ ФОРУМ, включающий: IV Съезд иммунологов России...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.