WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 |

«Аннотация Одной из серьезных проблем, с которой сталкиваются органы государственной власти, ответственные за стимулирование инновационной активности хозяйствующих субъектов, является ...»

-- [ Страница 1 ] --

Обзор зарубежных и отечественных исследований в сфере измерения

инновационного развития регионов1

Е.С. Куценко, Е.Г. Нечаева

Аннотация

Одной из серьезных проблем, с которой сталкиваются органы государственной власти,

ответственные за стимулирование инновационной активности хозяйствующих субъектов,

является недостаток информации о состоянии и динамике инновационных процессов в

регионах. Информационный голод не позволяет адекватно оценивать эффективность тех или иных мероприятий инновационной политики государства и дифференцировать их исходя из существующего регионального контекста.

В последние два десятилетия стали появляться разнообразные работы, авторы которых ставили своей целью комплексную оценку инновационного развития регионов. Практически каждое такое исследование обладает своими преимуществами и недостатками, однако далеко не все из них хорошо известны. Это обстоятельство не позволяет комплексно учесть существующий опыт, разглядеть существующие тренды и, в итоге, серьезно замедляет процессы совершенствования.

Настоящая статья призвана заполнить пробел в сфере сравнительного анализа различных исследований, посвященных анализу инноваций на региональном уровне. В орбиту исследования попали 13 зарубежных и 8 отечественных работ, большинство из которых написано после 2000 года. В статье подробно рассматриваются различные аспекты исследований инновационного развития регионов: масштаб исследуемых регионов, используемые показатели, источники данных, процедуры обработки и форма предоставления результата.

Работа призвана стать своеобразным «навигатором» в области измерения инноваций на региональном уровне, который позволит повысить осмысленность и научную обоснованность будущих исследований, повысив их роль в реализации инновационной политики государства.

Ключевые слова: измерение инноваций, рейтинг инновационного развития, региональная инновационная политика.

Введение С конца XX века все большую популярность начинают обретать поиски причин успехов и неудач инновационной политики государства в особенностях, присущих входящим в них регионам. Оказалось, что даже в лидирующих экономиках мира, дифференциация регионов по уровню инновационного развития очень велика. Для объяснения этих различий было предложено большое количество концепций, среди которых теории неявного знания, кластеров, инновационных экосистем. Современная инновационная политика выстраивается Доклад на XV Апрельской Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, 1-4 апреля 2014 года, Москва, НИУ ВШЭ.

с учетом неоднородности инновационного ландшафта, необходимости дифференцированного подхода к различным регионам или группам регионов. Такая трансформация порождает новые требования к информационному обеспечению, предъявляя запрос на объективную оценку инновационного развития регионов.

Вместе с тем, во многих странах до сих пор наблюдается серьезный недостаток надежных данных об инновационных процессах на уровне регионов. Среди очевидных решений этой проблемы - детализация статистических наблюдений: расчет и предоставление данных на региональном и, в перспективе, на муниципальном уровнях. Альтернативой являются специализированные социологические исследования. В тех странах, где уже имеются данные, описывающие те или иные проявления инновационных процессов на региональном уровне, на первый план выходит задача отбора наиболее надежных и валидных показателей и формирования из них сбалансированных, непротиворечивых и устойчивых систем. Подобные системы предложены в целом ряде зарубежных исследований, число которых начало расти в 2000-х годах. Постепенно «регионализация» инновационной политики становится актуальной темой и в России. Следом за этим, лавинообразно стали появляться отечественные работы, посвященные сравнительной оценке инновационного развития субъектов Российской Федерации.

В этой связи, главными задачами, которые ставят перед собой авторы настоящей статьи, являются сравнительный анализ систем показателей инновационного развития регионов, выявление их особенностей, сильных и слабых сторон, оценка их релевантности целям государственной политики. Такая инвентаризация накопленного опыта должна послужить стимулом для дальнейшего совершенствования будущих исследований.

Статья состоит из трех разделов. В первом разделе излагаются ключевые особенности процесса регионализации инновационной политики, формирующего потребность в специализированных исследованиях. Второй раздел посвящен рассмотрению систем показателей инновационного развития регионов, которые получили наибольшее распространение в ведущих странах мира (членах ОЭСР и ЕС). В третьем разделе приводится сравнительный анализ отечественных рейтингов инновационного развития регионов. В заключении сформулированы ключевые особенности, характерные для зарубежных и отечественных исследований инноваций в регионах.

1. Роль регионов в инновационном развитии и инновационной политике государства Инновации и государственная политика их стимулирования признаны ключевыми факторами долгосрочного экономического развития во многих странах мира [OECD, 2010;

European Commission, 2009]. Финансовый и экономический кризис, разразившийся в году, привел к формированию консенсуса по поводу того, что инновации должны сыграть решающую роль в преодолении его последствий.



Одной из важнейших тенденций последних лет является осознание особой роли регионов в стимулировании инновационных процессов [OECD, 2010, P. 30], что связано, прежде всего, с двумя важными обстоятельствами.

Во-первых, эмпирические исследования показали, что распределение инновационной активности между регионами характеризуется фундаментальной неравномерностью 2.

Дифференциация регионов по уровню инновационного развития и концентрация инновационно активных организаций на компактных территориях обусловлены, прежде всего, огромной важностью множественных регулярных личных контактов. Именно через такие контакты эффективнее всего распространяется неявное знание, которое представляет собой результаты новейших исследований, личный опыт проб и ошибок, мнения «людей дела», видение перспектив дальнейшего развития и пр. знание, которое редко своевременно доверяется бумаге и публикуется для широкой общественности. Неявное знание очень важно именно на этапе исследований, разработки новых продуктов, их апробации и запуска в производство. В процессе достижения зрелости в рамках жизненного цикла продукта производственные процессы стандартизируются и зависимость от постоянной «подпитки»

неявным знанием постепенно падает3. Роль неявного знания также варьируется в зависимости от вида экономической деятельности. Доля неявного знания выше там, где в основе инновационного процесса лежат технические и инженерные знания, и ниже там, где инновации являются следствием достижений фундаментальной наук

и [Пилясов, Хомич, 2012, С. 31]. Чем выше в отрасли роль неявного знания, тем более значимым для экономических агентов является фактор географической близости.

Регулярное взаимодействие лицом к лицу также постепенно приводит к формированию неформальных стандартов поведения (деловой этики) и росту доверия в локальных сообществах. Доверие, в свою очередь, повышает плотность экономических трансакций и способствует распространению сложных схем разделения рисков, необходимых для коммерциализации новых идей4.

Пространственная неравномерность инновационного развития оказывается достаточно стабильной во времени и зависит от уже принятых в прошлом решений и заложенных тенденций развития (так называемый эффект колеи). Эффект колеи в данном случае связан с Например, в США исследовательская и инновационная активность тяготеет к прибрежным и приграничным территориям и сосредоточена, прежде всего, на Северо-Восточном и Западном побережьях, а также в нескольких местах на границе с Мексикой и Канадой. Анализ статистики распределения расходов на НИОКР в промышленном секторе по штатам США за 2005 г. показал, что на 10 штатов с максимальными расходами на НИОКР пришлось 2/3 их объема. При этом доля фирм, расположенных в штате Калифорния, в общеамериканских расходах на НИОКР составила 22% (www.nsf.gov/statistics/infbrief/nsf07335/).

Исследование в странах – участниках ОЭСР выявило похожу закономерность: порядка 13% регионов аккумулируют половину всех расходов на НИОКР [OECD, 2011, P. 19].

Тезис о сильной асимметрии в территориальном распределении инновационной активности подтверждается рядом академических исследований [Cheshire, Malecki, 2004; Crescenzi, et al., 2007].

Результаты эмпирического исследования, опубликованные в 2013 году, доказали, что гетерогенность регионов стран-участников Европейского Союза по показателю эффективности научного сектора гораздо выше, чем по уровню эффективности производства [Foddi, Usai, 2013].

Часто такие производства перемещаются в пространстве: из мегаполисов в малые и средние промышленные города [Duranton, Puga, 2001; Neffke, et al., 2008].

Одной из таких схем является продажа акций или долей старт-апа в обмен на финансирование.

Взаимодействие инноватора и инвестора связано с получение будущих выгод в ситуации высокого риска. С одной стороны, носитель новой идеи должен доверить ее инвестору (предпринимателю, ментору). С другой стороны, инвестор предоставляет финансирование в обмен на акции или доли, которые, как правило, стоят существенно меньше объема привлеченного финансирования. В такой ситуации у всех сторон существует большое поле для оппортунистического поведения и без высокого уровня доверия (подкрепленного возможностью быстрой личной проверки выполнения контрагентом своих обязательств, циркулирующими в сообществе слухами, ценностью репутации в локальном сообществе и существующими неформальными механизмами наказания нарушителей) соглашения в инновационной сфере будут редкостью.

объективной инерционностью процессов изменения географического размещения экономических агентов вследствие целого ряда факторов. Среди них, прежде всего, следует выделить: большие затраты при изменении первоначального территориального размещения, рост пространственных экстерналий при увеличении концентрации профильных организаций (связанных с формированием кластера), зависимостью от непосредственного окружения (контрагентов, деловой среды, культурных и институциональных условий) [Куценко, 2012].

Неудивительно, что вследствие описанной пространственной неравномерности инновационного развития, государственная политика, направленная на выравнивание инновационного ландшафта между регионами, оказывается малоэффективной.

Во-вторых, инновационная активность проявляет себя крайне многообразно, не только в форме новых продуктов или производственных процессов, но и в форме маркетинговых и организационных новаций5.

Источниками инноваций выступает как профессиональная наука, так и ремесло, и искусство (особенно в так называемых творческих индустриях [Гнедовский, 2005]). Можно согласиться с М. Портером, который утверждает, что не бывает не инновационных отраслей, но бывают не инновационные компании. Важно содействовать постоянному совершенствованию фирм во всех видах деятельности, а не замыкаться на традиционном «хай-теке». В противном случае, возникает риск так называемой технологической близорукости [Gokhberg, Kuznetsova, 2011].





Вследствие указанного многообразия видов инновационной активности, практически в каждом регионе присутствуют те или иные формы активности, связанные с позитивными изменениями продуктов, процессов, организации производства или маркетинга, направленными на развитие конкурентных преимуществ. И если научное лидерство не является одинаково актуальной для всех регионов стратегией, то инновационная политика может быть эффективна на любой территории.

Таким образом, ни одинаковая по объемам и формам поддержка всех регионов, ни сугубая поддержка наиболее сильных их них, обладающих неоспоримым научным заделом, не могут быть признаны удовлетворительным решением. Компромиссом является дифференциация инновационной политики по целям и инструментам, исходя из специфики каждого региона или группы регионов. Это естественным образом ведет к тому, что лица, реализующие инновационную политику государства, во все большей степени принимают во внимание региональный контекст. Среди принципов такой регионализированной (place-based policy) инновационной политики следует, прежде всего, выделить:

создание адекватной территориальной проекции, а также вовлечение регионов согласование мероприятий, направленных на поддержку различных субъектов инновационной деятельности (университеты, научные организации, крупный бизнес, малое и среднее предпринимательство);

взаимодействия между совместно локализованными хозяйствующими Выполнение этих принципов приводит к смещению когнитивной управленческой схемы от единой национальной инновационной системы к региональным инновационным Что в полной мере отражено в третьем издании Руководства Осло [ОЭСР/ЕС, 2006, С. 60-64].

системам, децентрализации и развитию конкурсных форм поддержки со стороны национального правительства.

Вместе с тем, не следует «бежать впереди паровоза». Обоснование важности регионального контекста при реализации инновационной политики автоматически не ведет к необходимости делегирования дополнительных полномочий на региональный уровень (хотя и делает обсуждение этого вопроса чрезвычайно актуальным). На практике, важно не столько принять решение о делегировании, сколько определить конкретные передаваемые полномочия, и рассчитать требуемые для их осуществления ресурсы. Более или менее традиционным является такое разделение полномочий, при котором на национальном уровне реализуются научно-техническая и промышленная (отраслевая) политики, в то время как региональные органы власти фокусируются на поддержке малого и среднего предпринимательства и развитии инфраструктуры. Логика отнесения научно-технической политики к верхнему уровню исполнительной власти заключается в том, что в противном случае слишком велика опасность размывания приоритетов, распыления выделенных средств и, следовательно, снижения эффективности государственной поддержки. Необходимость концентрации ресурсов на наиболее важных направлениях (которые представлены не во всех регионах в равной степени) приводит к централизации управленческих функций.

Вместе с тем, финансирование науки в последнее время все более настойчиво связывается с требованиями оценки результативности таких трат (особенно в кризисные периоды) и их тесной увязки с хозяйственной деятельностью. Проблема в том, что финансирование исследований и разработок автоматически не трансформируется в инновации, а, затем, в экономической рост, как это предполагается в рамках так называемой линейной модели инновационного процесса. Даже в наиболее развитых странах мира наблюдается разрыв между изобретением и его дальнейшим воплощением в коммерческих продуктах. Например, факс был впервые изобретен в Германии, а стал успешным продуктом силами японских компаний. Антиблокировочная система торможения (ABS), изобретенная в США, приобрела известность и всеобщее распространение благодаря немецким автопроизводителям [Capello, 2013, P. 188]. Более того, не только государственные деятели и инвесторы, но и сами изобретатели могут ошибаться в оценке рыночного потенциала собственных изобретений6. Прежде всего, это касается таких изобретений, которые могут быть реализованы в рамках огромного числа видов деятельности (одним из самых ярких исторических примеров такого изобретения является паровой двигатель).

Для того чтобы результаты собственных исследований и разработок, либо заимствованные технологии были востребованы в экономике региона, требуется наличие, «Показательный пример — история фонографа Томаса Эдисона, самого оригинального изобретения самого значительного изобретателя последних столетий. Когда Эдисон собрал первый фонограф в 1877 г., он опубликовал статью, в которой перечислил десять возможных употреблений для своего нового детища. Среди них были сохранение последних слов умирающего человека, запись звуковых книг для слепых, объявление точного времени, обучение правописанию — и только ближе к концу списка упоминалось воспроизведение музыки. Несколько лет спустя Эдисон признался помощнику, что не видит в своем изобретении коммерческого потенциала. Еще через несколько лет он передумал и все-таки выпустил фонографы на рынок, но на этот раз, в качестве диктофонов для секретарей. Когда другие предприниматели начали выпускать музыкальные автоматы, придумав, как заставить фонограф играть популярную музыку по сигналу опущенной в щель монеты, Эдисон выразил протест против такой вульгаризации своего изобретения, почему-то опасаясь, что она поставит под угрозу респектабельный образ фонографа как конторской принадлежности. Только по прошествии двух десятков лет Эдисон наконец неохотно согласился с тем, что главным предназначением его аппарата является запись и проигрывание музыки» [Даймонд, 2012, С.364].

помимо научного сектора, следующих элементов [Clarysse, Muldur, 1999; Navarro, et al., 2008; Fraunhofer ISI / MERIT, 2005]:

наличие спроса на инновации у предпринимательского сектора;

объективная возможность встраивать новые технологии в существующие производственные процессы (в том числе, наличие необходимой технологической базы, соответствие в используемых стандартах, доступ к инжиниринговым услугам, квалификация сотрудников);

инфраструктура и условия для тиражирования и распространения инновационной продукции (в том числе, доступ к венчурному капиталу).

Во многом внедрение базовых технологий зависит также от позиции органов государственной власти и качества государственного администрирования. Здесь речь идет о политике в сфере стандартов и государственных закупок, деловой среде, социальных и культурных условиях, институционально-правовом порядке. Очень часто именно эти, казалось бы, косвенные факторы оказываются решающими, определяя эффективность государственного финансирования сектора исследований и разработок.

Попытки повысить результативность сектора исследований и разработок выражаются в увеличении внимания к согласованию государственных программ финансирования исследований и разработок со стратегиями крупного бизнеса (в том числе по размещению исследовательских подразделений), стратегическими программами исследований технологических платформ, тенденциями развития малого и среднего предпринимательства, стратегическими ориентирами региональных органов государственной власти, позицией гражданских сообществ в регионах.

Эффективно воздействовать на «средовые» условия, а также проводить взаимные согласования и учет позиции региональных акторов на национальном уровне проблематично.

Таким образом, несмотря на то, что в сфере фундаментальных исследований национальный уровень (или даже наднациональный в случае с Европейским Союзом) управления видится вполне обоснованным, для прикладных исследований и стимулирования инновационной активности уровень региона все чаще признается более подходящим [Wintjes, Hollanders, 2010, P. 9].

Врезка. Опыт «регионализации» научно-технологической и инновационной политики в Европейском союзе.

На практике, уровень децентрализации обусловливается не только экономической целесообразностью, но и политическим устройством страны, а, следовательно, определяется особенностями ее исторического развития.

В таблице 1 представлена группировка стран – членов ЕС исходя из политического устройства и степени делегирования полномочий в сфере исследований, разработок и инноваций.

Таблица 1. Обзор практики децентрализации научно-технической и инновационной региональном уровне (Шотландия, Уэльс) Примечание: полужирным шрифтом выделены страны – новые члены ЕС и Турция.

Источник: Fraunhofer ISI / MERIT (2005) Enlarging the ERA: Identifying priorities for regional policy focusing on research and technological development in the New Member States and Candidate Countries. Final report. Contract no.

COP6-CT-2004-00001. URL: http://www.edis.sk/ekes/regions_finalreport_300505.pdf Дата доступа: 10 октября Интересно отметить, что большинство стран – новых членов Европейского союза – унитарные государства, не склонные передавать полномочия и ресурсы на региональный уровень управления, в том числе в сфере исследований, разработок и инноваций. Начиная с 1995 года, Европейский союз профинансировал разработку более 100 региональных инновационных стратегий.

Вместе с тем, за исключением федеративных стран (прежде всего, Австрии, Бельгии, Германии и Испании), даже разработавшие инновационную стратегию региональные власти имеют крайне ограниченные ресурсы для ее реализации. Фискальная децентрализация развивается гораздо медленнее, чем пишутся стратегии: зачастую, регионы получают целевые единовременные субсидии или просто координируют инвестиции, реализуемые отраслевыми министерствами национального правительства. Во многих странах муниципальные власти обладают даже большим бюджетом, чем власти региона, и несут ответственность за инвестиции в инфраструктуру [Fraunhofer ISI / MERIT, 2005].

В этой связи, Европейский союз ориентирует часть своих фондов для поддержки региональных инициатив, прежде всего, речь идет о Структурном Фонде ЕС. Поддержка исследований, разработок и инноваций в регионах за счет этого фонда привела к тому, что даже правительства наиболее централизованных стран стали передавать часть полномочий на региональный или местный уровень и создавать соответствующие органы управления. Если в период 2000-2006 гг. из этого фонда было выделено на исследования и инновации в регионах порядка 19,5 млрд. евро (порядка 11% от общего объема средств), то в следующем периоде, 2007-2013 гг., уже 69 млрд. евро (около 20%) [Hollanders, et al., 2012a].

Одной из попыток переопределения баланса полномочий между разными уровнями государственного управления в сфере исследований, разработок и инноваций является концепция разумной специализации регионов (Strategies for Smart Specialisation или S3), предложенной экспертной группой «Знание для роста» (Knowledge for Growth) Директората по технологиям и инновациям Еврокомиссии.

С одной стороны, одним из главных постулатов концепции разумной специализации является процесс предпринимательского поиска (entrepreneurial discovery), в ходе которого сами хозяйствующие субъекты в регионе определяют приоритетные отраслевые и/или технологические направления. Разумная специализация проявляется на стыке имеющихся потенциала и компетенций; релевантных для региона технологий; Форсайта, позволяющего наметить стратегию развития на дальний горизонт; и, наконец, предпринимательского таланта, который заключается в том, чтобы найти правильные сочетания ресурсов и сосредоточить их на открывающихся рыночных возможностях. Очевидно, лучше всего собственный потенциал, технологии и рыночные возможности знают местные компании, университеты и власти.

Определение специализации национальными (наднациональными) органами государственной власти в отрыве от персонализированного знания, циркулирующего на локальном уровне, чревато высоким риском. Поэтому роль этих органов власти сводится к отбору наиболее перспективных региональных инициатив, их кастомизированной комплексной поддержке (policy mix) и учете приоритетов регионов при формировании и реализации своих программ. При этом стратегия разумной специализации не предполагает государственных интервенций по развитию новых отраслей за счет прямой поддержки (что, собственно, принято называть промышленной политикой). Акцент делается на создании условий (государственное регулирование, укрепление финансовой системы, усиление конкуренции), развитие науки и образования, стимулирование спроса (через систему закупок) и пр.

Закономерно, что наделение региональных органов власти большими полномочиями, позволяющими им играть решающую роль в определении новых возможностей для развития и консолидации местных сообществ (бизнес, наука, образование, гражданское общество) является одной из трех ключевых рекомендации ОЭСР [OECD, 2011, P.20, 35].

С другой стороны, концепция разумной специализации задает определенные рамки для поддержки регионов со стороны центральных органов государственной власти. Дело в том, что одна из существенных проблем, затрудняющих инновационное развитие Европы, заключается в том, что, зачастую, страны и регионы – участники Европейского Союза предпочитают развивать одни и те же «модные» технологии и отрасли (информационные технологии, биотехнологии и пр.). В результате, средства и усилия Евросоюза размываются, а накопления критической массы знаний не происходит. В конечном счете, это приводит к недостаточной эффективности общеевропейской модели стимулирования инновационного развития — в сравнении с США и Японией.

Для решения проблемы фрагментации и дублирования исследований в странах Европейского союза предлагается разработать типологии регионов, учитывающие накопленный в регионах потенциал и специфические условия, и дифференцировать научнотехническую и инновационную политику Евросоюза по отношению к регионам разного типа.

Одним из предварительных подходов к типизации европейских регионов является выделение регионов, в которых целесообразно развивать базовые технологии (general purpose technologies), и регионов, где выгоднее сосредоточиться на прикладных исследованиях и реализации базовых технологий применительно к уже существующим продуктам и технологическим процессам [Foray, et al., 2009; OECD, 2012; Camagni, Capello, 2013].

Такое разделение должно стимулировать регионы на поиск уникальных компетенций и ресурсов, дифференциации региональных инновационных стратегий и, как следствие, к большему их разнообразию в масштабе Европейского Союза. Увеличение разнообразия повышает вероятность появления новых успешных моделей развития регионов, стимулирует межрегиональное взаимодействие, способствует росту эффективности государственных инвестиций в исследования и разработки.

Окончание врезки.

Процессы глобализации и интеграции, с переменным успехом протекающие начиная со второй половины XX века, как это ни парадоксально, только усиливают тенденцию децентрализации управления инновационным развитием, делегирования больших полномочий на региональный уровень, вовлечение регионов в процесс разработки и реализации инновационных политик и программ.

Здесь нет противоречия. Радикальное усложнение инновационных процессов делает традиционный централизованный тип управления неэффективным 7. В новой ситуации регион8 признается наиболее удобным субъектом, способным, с одной стороны, участвовать в конкретных глобальных цепочках создания ценности и ориентироваться на мировые 7 Можно согласиться с А.Н. Пилясовым: «Инновационный процесс индустриальной эры был иерархическим, понимался технологично, материально, линейно… Потоки знания сверху вниз и снизу вверх по иерархической лестнице определяли процесс его накопления и коммерциализации. А поскольку верхний уровень был самым главным с точки зрения властных полномочий и концентрируемых финансовых ресурсов, он и был основным в инновационном процессе.

Как только мы признаем многообразие форм коммуникации участников инновационного процесса, их несводимость только к вертикальным иерархическим связям и взаимодействиям, существенную роль горизонтальных связей, важность интерактивной коммуникации, тренд от линейных коммуникационных иерархий и цепочек к коммуникационным сетям, который обеспечивается новыми компьютерными технологиями и средствами мобильной связи – сложность нового пространства сразу же вынуждает уменьшить его охват, перейти от национального к региональному, в ряде случаев к местному (когда речь идет о сложных системах глобальных городов, например) уровню «сборки» участников инновационного процесса, инновационной коммуникационной сети» [Пилясов, Хомич, 2012, С. 32-33].

Необходимо отметить, что регион в данном случае не всегда должен пониматься как синоним единицы административно-территориального деления страны, так как такая единица может оказаться неоптимальной с экономической точки зрения. Так, существуют экспертные оценки, согласно которым минимальная численность населения в регионе, претендующим на активное участие в международной экономике в качестве производственного центра или потребительского рынка составляет 5-7 млн чел [Lee, 2008]. Столь высокая численность населения связана также с признанием важности городов и агломераций для стимулирования экономического развития. Неудивительно, что ведущие российские эксперты в сфере пространственного развития рекомендовали укрупнить российские регионы, общее число которых не должно превышать [Гранберг и др., 2003].

рыночные и технологические тенденции, с другой стороны, развивать собственные уникальные преимущества, вписанные в локальный, местный контекст и содержащие значительную компоненту неявного знания. На региональном уровне происходит интеграция глобального и локального знания [Пилясов, 2012]. Think global, act local9 – один из секретов конкурентоспособности фирмы в современной экономике.

Глобализация, стирая границы между государствами, вскрывая «монолит»

национальной экономики, тем самым открывает разнообразный мир регионов, которые в этих новых условиях вынуждены самостоятельно выстраивать свое взаимодействие с зарубежными компаниями, властями, университетами. Глобализация объективно выводит конкуренцию за инвесторов, предпринимателей и таланты между регионами и городами за рамки национальных границ, что ведет к росту регионального самосознания, важности поиска конкурентных возможностей уникальных не только в масштабах одной страны, но и мира. Процветание региона во все большей степени начинает зависеть не только от особенностей национальной государственной политики (промышленной, научнотехнической, оборонной и социальной), на которые он с трудом может повлиять, но и от квалификации и активности региональных органов власти во взаимодействии с глобализированными экономическими агентами, способности местных организаций к самоорганизации, а также от имеющихся в регионе полномочий и ресурсов.

Повышенное внимание к региональному уровню при реализации инновационной и научно-технической политики постепенно распространяется и в странах, известных своей централизацией, таких как Южная Корея или Казахстан10. Данные тенденции проникают и в Россию. Все большее число субъектов РФ разрабатывает стратегии инновационного развития и активно включается в инициативы федерального центра, такие как развитие технологических платформ, кластеров, поддержка инновационного предпринимательства и пр. С учетом принципов разумной специализации в 2012 году Министерство экономического развития Российской Федерации приступило к реализации первой национальной программы поддержки кластеров, в рамках которой было отобрано 25 пилотных инновационных территориальных кластера, которые планируется комплексно поддерживать в ближайшие пять лет.

Регионализация инновационной политики выводит на первый план задачу объективного исследования инновационных процессов в регионах для разработки как региональных, так и национальных политик и программ11. Такой анализ позволит:

определить сильные и слабые стороны регионов и дифференцировать мероприятия инновационной политики;

выявить лучше практики развития инноваций в регионе;

оценить эффективность отдельных мероприятий, а также, в целом, деятельность органов государственной власти в сфере стимулирования Думай глобально, действуй локально (пер. с англ.).

Обсуждение концепции разумной специализации регионов на семинаре в Гуанджу. Новость о международном семинаре по государственной политике разумной специализации регионов, организованном Институтом научно-технической политики Республики Корея (STEPI) под эгидой ОЭСР в 2013 году. URL:

http://issek.hse.ru/news/82152050.html; Вопросы «регионализации» инновационной политики обсудили в Астане (2013). Новость о семинаре по развитию инновационных систем в регионах Республики Казахстан, прошедшем в 2013 году. URL: http://issek.hse.ru/news/85679339.html.

Анализ региона является первым из шести шагов в руководстве по созданию стратегии разумной специализации [Foray, et al., 2012].

В следующем разделе мы подробно рассмотрим зарубежные специализированные системы показателей, созданные для анализа инновационных процессов в регионах.

2. Зарубежный опыт оценки инновационного развития регионов Все подходы к оценке инновационного развития регионов можно разделить на две группы: качественные и количественные. Основной чертой качественных методов является не использование или фрагментарное использование статистических методов при ранжировании или типологии регионов. Главную роль здесь играют описания конкретных случаев (case-study) и анализ существующей литературы. Примеры качественных типологий представлены в таблице 2.

Таблица 2. Типологии регионов, разработанные на основе качественных методов анализа Systems: An evolutionary approach (1998). In Braczyk H.-J., Cooke P., Heidenreich M. (1998) Regional Innovation Systems. London: UCL Press.

Braczyk H.-J., Heidenreich M.

(1998) Regional governance Heidenreich M. (1998) Regional Innovation Systems. London: UCL регионы с догоняющими или стабильными PWC Consulting/Tsagaris Consult (2002) Involving Regions in the the territorial conditions to регионы-новички.

optimise knowledge creation and transfer in Europe. Final Report to the European Commission. URL:

ftp://ftp.cordis.lu/pub/era/docs/era_ reg_pcw_0102.pdf Дата доступа:

10 октября 2013 г.

Tdtling, F., M. Trippl (2005) One Типология проблемных регионов: периферийные регионы;

differentiated regional innovation policy approach // Research Policy.

34. P. 1203-1219.

Источник: составлено авторами.

Разумеется, разделение подходов к анализу регионов на качественные и количественные носит, в известной мере, условный характер. С одной стороны, качественные типологии в ряде случаев выступают как первоначальные гипотезы, стимулирующие дальнейшие количественные исследования. С другой стороны, количественные исследования часто ведут к выводам, выходящим за рамки строгой доказательности (например, интерпретации результатов кластерного анализа).

Несмотря на то, что качественные подходы вполне оправданы в случае отсутствия требуемых статистических данных и прочно занимают свою нишу, в последнее десятилетие они отошли на второй план. Анализ литературы однозначно показывает однозначный рост популярности количественного подхода. Поле дискуссий постепенно смещается в сторону подбора непротиворечивых, надежных и валидных показателей для количественной оценки инновационных процессов в регионе и способа их интеграции. Именно количественные подходы претендуют на то, чтобы стать аналитическим обеспечением научно-технической и инновационной политики, реализуемой органами государственной власти различных уровней. В этой связи, рассмотрим более подробно существующие исследования в этой области.

В таблице 3 представлены наиболее цитируемые исследования в разрезе авторов, исследуемых регионов, используемых статистических методов, источников данных, количества показателей и полученных в результате типологий регионов.

Таблица 3. Ключевая информация о наиболее известных зарубежных исследованиях в сфере оценки инновационного развития регионов Lagendijk, NUTS Fraunhofer MERIT, et al., Economic Developmen Administrati on, Wintjes, Hollanders, Maguire, Capello, Lenzi, 2012 Hollanders, et al., 2012a Рассмотрим ряд особенностей, выявленных при детальном анализе зарубежных исследований.

Прежде всего, отметим, что практически для всех работ характерно широкое понимание инноваций и признание многообразия влияющих на них факторов. Такой подход обусловил невозможность использования одного или нескольких, пусть и достаточно надежных и валидных, показателей (например, долю расходов на исследования и разработки в валовом региональном продукте или количество выданных патентов на душу населения).

Все исследования основаны на включении в анализ достаточно большого количества показателей, в том числе косвенных, отражающих накопленный научный потенциал, образовательный уровень, отраслевую структуру экономики регионов. Суммарно было использовано 106 разных показателей, прямо или косвенно относящихся к инновационным процессам.

Единственное исследование, которое можно назвать исключением, – работа Р.

Флориды, включающая в себя лишь пять показателей. Однако могут возникнуть обоснованные сомнения в том, что столь скромное количество показателей способно адекватно отобразить те сложные явления, на которые они указывают. Например, показатель количества патентов на душу населения назван Р. Флоридой индексом инноваций. Несмотря на то, что ряд исследователей, на основании корреляционного анализа, показывают, что патентная активность, в целом, является адекватной замещающей переменной для всей инновационной деятельности [Lindqvist, 2009, P. 241-242], есть ряд серьезных аргументов против «зацикливания» на этом показателе. Во-первых, не все инновации в принципе могут быть запатентованы, и не все инновации, которые могут быть запатентованы, патентуются на самом деле. Во-вторых, далеко не все патенты обладают потенциалом коммерциализации. Втретьих, уровень патентной активности зависит от вида экономической деятельности, институциональных особенностей и обычаев хозяйственной деятельности той или иной страны12. В-четвертых, патентная активность не всегда связана с результативностью Например, согласно исследованию уровня инновационного развития стран мира «Global Innovation Scoreboard 2006» Российская Федерация имеет крайне низкий уровень патентной активности, которые не соответствует ее инновационной деятельности, а может быть, например, следствием стратегических решений руководства.

Безусловно, любой показатель имеет ограничения. Именно для их компенсации создаются комплексные системы оценки инноваций, включающие в себя достаточно большое количество показателей. Это, в свою очередь, порождает проблемы корректного отбора этих показателей и их балансирования в рамках единой системы.

В таблице 3 представлена информация о количестве показателей, использованных в каждом из анализируемых исследований. На одном конце шкалы – рейтинг креативности Р.

Флориды с пятью показателями; на другом – система показателей инновационного развития, предложенная итальянскими исследователями Капелло и Ленци, включающая показателей. В среднем, система показателей, оценивающая инновации в региональном разрезе, включает в себя 14 индикаторов.

В приложении 1 приведена сводная таблица с информацией об используемых показателях по каждой рассматриваемой здесь зарубежной работе. Все показатели сгруппированы в четыре тематических блока: I. Условия инновационной деятельности регионов / результаты инновационной деятельности; II. Научно-технический потенциал регионов; III. Инновационная деятельность фирм; IV. Качество инновационной политики регионов. Отдельно отметим, что показатели, вошедшие в первый блок, отражают как условия, так и результаты инновационной деятельности. Дело в том, что инновационная активность связана множественными двусторонними связями с уровнем социальноэкономического развития региона. С одной стороны, высокий уровень благосостояния населения является предпосылкой для того, чтобы инновации оказались востребованными в обществе и стали широко внедряться в хозяйственной деятельности14. С другой стороны, инновационная активность ведет к дальнейшему экономическому развитию, которое проявляется в росте благосостояния, изменении отраслевой структуры экономики, повышении уровня образования, проникновении информационных технологий и т.д.

общему инновационному уровню. По интегральному показателю инновационного развития Россия занимает место, а по показателю патентной активности (который входит в состав интегрального показателя инновационного развития) - лишь 39 место [Hollanders, Arundel, 2006. P. 12-13].

Авторы исследования влияния патентных пулов на патентную активность рассматривают пример формирования патентного пула в области производства швейных машинок в XIX в. Выявлено, что перед формированием патентного пули количество патентных заявок и выданных патентов в отрасли резко возрастает.

Это связано с тем, что компании стараются запатентовать как можно больше инноваций, которые раньше хранились в режиме коммерческой тайны. Тем самым компании пытаются увеличить свою роль в формируемом патентом пуле. После формирования патентного пула количество патентных заявок и выданных патентов в отрасли резко падает [Lampe, Moser, 2009].

Известный английский экономический историк Роберт Аллен, анализируя причины экономического успеха Великобритании в конце XVIII века (то, что принято называть Промышленной революцией), и, затем, попытки других стран его повторить, выделяет, в качестве одной из главных причин успеха высокую стоимость рабочей силы относительно стоимости капитала. Там, где рабочая сила была дешева, а капитал был в дефиците, западные технологии, в основе которых лежит стремление к экономии труда, не приносили выгоды, их внедрение оказывалось неоправданным. Возникал порочный круг. Отсутствие технологий порождает низкую производительность труда и, следовательно, низкую оплату труда. Дешевый труд делает невыгоднгым внедрение новых технологий.

В истории были примеры, прежде всего, Япония после реставрации Мэйдзи, когда западные трудосберегающие технологии целенаправленно модифицировались в капиталосберегающие, предполагающие интенсивное использование дешевого труда. Однако, в конце концов, Япония была вынуждена перестроить свою экономику таким образом, чтобы заимствование, внедрение и дальнейшее развитие западных технологий стало рациональным экономическим решением, глубоко и повсеместно проникающим в экономическую жизнь страны [Аллен, 2013, С.178, 198].

Неудивительно в этой связи, что ряд авторов определяют социально-экономические условия как предпосылки для инновационной активности, другие – как результат этой активности.

Так как, по сути, правы и те и другие, мы приняли решение не пытаться искусственно разделить эти показатели, но объединить их в рамках одной группы.

Тематические блоки были сформированы концептуально, и они сильно различаются по количеству показателей. В первый блок попало 66 показателей, каждый их которых хотя бы один раз оказывался включенным в одно из исследований инноваций в регионах, во второй – 24, третий – 12, четвертый – лишь 4. При этом показатели значительно варьируются по частоте использования в исследованиях. Показатели первого блока были использованы в приведенных зарубежных исследованиях суммарно 106 раз, второго блока– 52 раза, третьего – 22 и, наконец, четвертого – 4 раза (рис. 1). Из этого следует, что показатели четвертого блока – «Качество инновационной политики регионов» – были использованы в исследованиях по одному разу. Наиболее популярными оказались показатели, включенные в первых два тематических блока.

Рис. 1. Суммарные доли тематических блоков по частоте использования входящих в них показателей в зарубежных исследованиях инноваций в регионах, На рис. 2. представлен рейтинг наиболее популярных показателей инноваций в регионах по частоте использования в зарубежных исследованиях. Первые строчки в этом рейтинге занимают показатели первого («Удельный вес занятых в наукоемких отраслях сферы услуг в общей численности занятых в экономике региона», «Удельный вес занятых в высокотехнологичных и среднетехнологичных отраслях высокого уровня промышленного производства в общей численности занятых в экономике региона», «Удельный вес населения в возрасте 25-64 лет, имеющего высшее образование, в общей численности населения соответствующей возрастной группы») и второго («Число патентных заявок в расчете на душу населения (на миллион человек населения)», «Затраты на исследования и разработки, осуществленные организациями предпринимательского сектора, в процентах к ВРП», «Затраты на исследования и разработки в процентах к ВРП») тематических блоков.

Рис. 2. Рейтинг показателей инноваций по частоте использования в зарубежных региональных исследованиях Удельный вес занятых в наукоемких отраслях сферы услуг в общей численности занятых в экономике региона Число патентных заявок в расчете на душу населения (на Затраты на исследования и разработки, осуществленные организациями предпринимательского сектора, в процентах к Затраты на исследования и разработки в процентах к ВРП Удельный вес занятых в высокотехнологичных и среднетехнологичных отраслях высокого уровня промышленного производства в общей численности занятых в экономике региона Удельный вес населения в возрасте 25-64 лет, имеющего высшее образование, в общей численности населения соответствующей Государственные затраты на исследования и разработки в Удельный вес малых предприятий, осуществлявших нетехнологические (маркетинговые или организационные) инновации, в общем числе малых предприятий Удельный вес малых предприятий, осуществлявших технологические инновации, в общем числе малых предприятий Удельный вес численности персонала, имеющего высшее образование (высшая ступень), занятого исследованиями и разработками, в численности занятых в экономике региона Удельный вес численности занятых исследованиями и разработками в численности занятых в экономике региона (в Затраты на исследования и разработки, осуществленные в сфере высшего образования, в процентах к ВРП Удельный вес занятых в сельском хозяйстве в общей численности Удельный вес населения в возрасте 25-64 лет, обучающегося в течение всей жизни, в общей численности населения соответствующей возрастной группы Плотность населения (численность населения в расчете на 1 кв.

Для более точной оценки тематической структуры, блоки показателей были дополнительно разделены на группы. В блоке «Условия инновационной деятельности регионов / результаты инновационной деятельности» было выделено семь таких групп:

Благосостояние и его динамика; Базовая инфраструктура; Образовательный потенциал населения; Уровень развития информационного общества; Бизнес-активность в регионе, венчурный капитал и толерантность; Демография и занятость; Отраслевая структура экономики. В блоке «Научно-технический потенциал регионов» было выделено четыре группы: Финансирование научных исследований и разработок; Кадры науки;

Результативность научных исследований и разработок: публикации; Результативность научных исследований и разработок: патенты. В рамках тематического блока «Инновационная деятельность фирм» было решено определить лишь две группы:

Инновационная активность фирм и Результативность инновационной деятельности, а в рамках последнего блока «Качество инновационной политики регионов» – ни одного.

На рис. 3 и 4 представлено распределение суммарных долей групп показателей в рамках первого и второго тематических блоков (соответственно) в зарубежных исследованиях.

Рис. 3. Доли групп в рамках тематического блока I по частоте использования показателей в зарубежных исследованиях Наиболее востребованными оказались показатели, отражающие отраслевую структуру экономики и образовательный потенциал региона. Наименьшее признание получили показатели развития базовой инфраструктуры в регионе, уровня развития информационного общества, бизнес-активности, венчурного капитали и толерантности.

Рис. 4. Доли групп в рамках тематического блока II по частоте использования показателей в зарубежных исследованиях Почти половина показателей тематического блока «Научно-технический потенциал регионов» измеряют разные аспекты финансирования научных исследований и разработок, а еще треть – патентную активность в регионе. Наименее востребованной в качестве меры инновационного развития оказалась публикационная активность.

Столь неравномерное распределение частоты использования показателей не является случайностью, а обусловлено двумя обстоятельствами, которые мы рассмотрим подробнее:

предпочтением исследователями «твердых» данных данным социологических исследований и экспертных оценок и доступностью статистических данных в региональном разрезе.

Преимущественное использование официальных статистических данных является важной особенностью существующих зарубежных исследований инноваций в регионах.

При межстрановых исследованиях, либо исследованиях в странах с большой численностью населения и большим числом регионов репрезентативные социологические исследования в сфере инноваций являются редкостью, в силу трудоемкости и высокой стоимости.

Использование статистических данных является логичным. Однако следует понимать, что любой выбор связан с определенными преимуществами и недостатками, в том числе и выбор в пользу использования статистических данных (таблица 4).

Таблица 4. Основные преимущества и недостатки использования статистических Четкий и проработанный понятийный Не все аспекты понятия инновации в аппарат и методология, опора на равной мере находят свое отражение в конвенциональные теории (в т.ч. статистических показателях Руководство Осло), однозначность интерпретации результатов Доступность данных по всем регионам Статистическая информация носит (следовательно, масштабность агрегированный, усредненный характер:

Сопоставимость во времени и пространстве (в т.ч. возможность международных сопоставлений) Возможность верификации полученного Проблема качества заполнения Среди недостатков, присущих статистическим данным, можно выделить невозможность или сложность внесения изменений в форму статистического наблюдения исходя из целей конкретного исследования; существование лакун, не охваченных статистическим наблюдением; агрегированный характер статистических данных; проблема надежности полученной информации (которая вытекает из объективных трудностей проверки правильности заполнения некоторых статистических форм, в частности специализированной формы по сбору информации об инновационной активности фирм) 15.

Вместе с тем, преимущества использования статистических данных для такого рода исследований явно перевешивают их недостатки.

Показательно, что в блоке «Качество инновационной политики в регионе», который подразумевает экспертную оценку, либо проведение специализированных исследований, оказалось только 4 показателя, которые используются лишь в одном из 13 изученных исследовании – работе Мюллера и Наувелаерса [Fraunhofer ISI / MERIT, 2005].

При очевидном приоритетном внимании к статистическим данным, рассматриваемые исследования резко различаются по степени использования статистики научноСправедливости ради, следует отметить, что не все из вышеописанных проблем одинаково хорошо решаются в рамках социологических обследований. Хотя в той мере, в какой это получается, альтернативный инструментарий оправдан, а его использования можно только приветствовать.

технического потенциала региона и инновационной активности фирм (второй и третий тематические блоки соответственно).

На рис. 5 представлены доли четырех тематических блоков в изучаемых зарубежных исследованиях. Видно, что исследования четко ранжируются по уровню вовлечения показателей второго и третьего тематических блоков.

U.S. Economic Development Administration, I. Условия инновационной деятельности регионов / результаты инновационной деятельности II. Научно-технический потенциал регионов III. Инновационная деятельность фирм IV. Качество инновационной политики регионов Исходя из теоретических предположений, именно статистика научно-технического потенциала региона и, в первую очередь, инновационной активности фирм должна лежать в основе любой системы показателей инновационного развития регионов. Парадоксально, но использование этой статистики является редкостью. Разгадка достаточно проста: данная статистика либо вообще не формируется в стране, либо недоступна / ограничено доступна на региональном уровне.

Например, статистика инновационной активности фирм регулярно собирается лишь в странах Европейского Союза16, где каждые два года проводится общеевропейское инновационное обследование (Community Innovation Survey). Вместе с тем, результаты этого обследования, в ряде случаев, недоступны на уровне регионов (в частности в Германии, Швеции, Ирландии и Нидерландах) [Hollanders, et al., 2009]. Более того, даже если такие данные в принципе присутствуют, то их качество по сравнению с другими видами статистики невысокое. Например, авторы Regional Innovation Scoreboard за 2012 год отмечают, что у них возникли проблемы с доступностью статистики по инновационной активности предприятий:

большинство пропущенных данных были именно в этом разделе [Hollanders, et al., 2012a]. Не удивительно, что статистика инновационной активности фирм используется лишь в трех из тринадцати зарубежных исследований.

Именно с относительной доступностью статистики научно-технического потенциала региона и инновационной активности фирм связано очевидное обстоятельство, что большинство исследований в сфере оценки инноваций в регионах реализовано для стран Европейского Союза17. Наиболее авторитетным среди этих исследований, которое к тому же является лидером по использованию специализированной статистики, является серия Regional Innovation Scoreboard.

Врезка. Серия Regional Innovation Scoreboard Начало Regional Innovation Scoreboard было положено в 2002 году в рамках разработки Европейского отчета по инновациям (European Trend Chart on Innovation). Regional Innovation Scoreboard основывается на методологии European Innovation Scoreboard, который, в свою очередь, публикуется начиная с 2001 года (с 2011 года под названием Innovation Union Scoreboard). European Innovation Scoreboard является инструментом Европейской Комиссии, разработанным в рамках Лиссабонской стратегии для всестороннего мониторинга инновационного развития стран Европейского союза.

Первые два выпуска Regional Innovation Scoreboard (за 2002 и 2003 гг.) были сфокусированы на анализе 15 стран – членов ЕС по достаточно ограниченному набору показателей. В системе показателей первого выпуска Regional Innovation Scoreboard учитывалось 7 показателей, второго – 13. Увеличение обусловлено включением показателей из общеевропейского обследования инновационной активности предприятий и одного показателя патентной статистики [Hollanders, 2006].

В 2006 году вышел третий выпуск с обновленными данными, включающий также регионы из стран – новых членов Европейского Союза. Однако количество анализируемых показателей по сравнению с 2003 годом даже уменьшилось (с 13 до 7), так как данные второго общеевропейского инновационного обследования (Community Innovation Survey-2), во-первых, достаточно сильно устарели, а, во-вторых, оказались недоступными на региональном уровне для половины стран.

При расчете Regional Innovation Scoreboard за 2009 год снова удалось включить региональные данные общеевропейского инновационного обследования. В результате количество показателей в системе удалось увеличить до 16, а объектами для оценки стали 201 регион в 27 странах–членах Европейского Союза и Норвегии [Hollanders, et al., 2009]. В соответствии с пересмотренной методологией European Innovation Scoreboard 2008, большее А также в отдельных странах, например, в России.

Исключения составляют два исследования, выполненные для регионов США [Флорида, 2007; U.S. Economic Development Administration, 2009], и одно – для регионов стран–участниц ОЭСР [Marsan, Maguire, 2011].

внимание уделено показателям, измеряющим нетехнологические инновации и инновации, не связанные с исследованиями и разработками.

Regional Innovation Scoreboard 2012 является, с одной стороны, обновлением отчета 2009 года, с другой стороны, опирается на новый выпуск Innovation Union Scoreboard, используя те показатели, которые доступны на региональном уровне. Всего анализируется показателей в 190 регионах 22 странах – членах Европейского Союза, Норвегии, Швейцарии.

Страны, в административно-территориальном делении которых не выделены отдельные регионы, такие как Кипр, Эстония, Латвия, Литва, Люксембург и Мальта, были исключены из расчета.

Окончание врезки.

Минимальным использованием специализированной статистики по науке и инновациям характеризуются два исследования, выполненные для регионов США. Так в работе, выполненной по заказу Администрации США по экономическому развитию, 20 из показателей относятся к тематическому блоку «Условия инновационной деятельности регионов / результаты инновационной деятельности» и отражают, в большей степени, активность бизнеса и общее экономическое развитие территории. Близко к нему располагается и рейтинг Р. Флориды: к первому блоку относятся 4 из 5 его показателей.

Скорее всего, причина этого кроется в том, что показатели науки и инноваций не представлены на столь высоком уровне детализации, на котором выполнены указанные исследования. Использование косвенных показателей привело к тому, что тематическая обширность американских систем показателей оказалась чрезмерной. Рассмотрим особенности этих исследований подробнее.

Рейтинг округов США [U.S. Economic Development Administration, 2009], по нашему мнению, не сфокусирован на инновациях и в большей степени измеряет конкурентоспособность региона в целом. Эти понятия, разумеется, связаны, но не тождественны; есть существенная разница (см. врезку).

Врезка. Измерение конкурентоспособности и инноваций: общее и особенное.

Наиболее авторитетным рейтингом конкурентоспособности, рассчитываемым на уровне стран, является рейтинг конкурентоспособности Всемирного экономического форума, к разработке методологии которого приложил руку Майкл Портер. Конкурентоспособность в рамках данного подхода представляет собой сложный феномен, на который влияют множество факторов, одним из которых является уровень инновационной активности.

Помимо этого оцениваются: институциональное развитие, макроэкономическая стабильность, обеспеченность инфраструктурой, качество здравоохранения, качество среднего и высшего образования, эффективность товарных рынков, эффективность рынка труда, уровень развития финансового рынка, размер товарных рынков, технологическая готовность и качество бизнеса [World Economic Forum, 2012]. Одной из наиболее существенных отличительных особенностей этого рейтинга является включение показателей институциональных условий (прежде всего, удобства для ведения бизнеса). Так как подобного рода показатели не представлены в статистике, данные собираются в ходе специального социологического обследования, охватывающего более 11 тысяч менеджеров высшего звена по всему миру.

Вместе с тем очевидно, что между системами показателей, измеряющими инновационное развитие и конкурентоспособность, нельзя ставить знак равенства. Главный аргумент заключается в том, что конкурентоспособность зависит не только от инноваций.

Более того, тут наблюдается и обратная связь: инновационная активность также зависит от уровня развития экономики страны или региона. Стратегия приоритетного стимулирования инноваций актуальна, прежде всего, для стран с высоким уровнем экономического развития.

В то время, как конкурентоспособность стран с низким уровнем экономического развития, в первую очередь, определяется наличием дешевых и доступных факторов производства (таких как труд и природные ресурсы) и их вовлеченностью в хозяйственный оборот, а стран со средним уровнем – эффективностью производства стандартизованной продукции, успехами в привлечении внутренних и/или внешних инвестиций, дружелюбностью власти к бизнесу [Porter, 2004].

Окончание врезки.

Работа Р. Флориды имеет своей главной целью исследование феномена креативности.

В начале 2000-х годов теория креативного класса завоевала большую популярность среди исследователей, экспертов и чиновников. В этой связи, целесообразно отдельно рассмотреть вопрос о разнице между креативностью и инновациями (см. врезку).

Врезка. Измерение креативности и инноваций: общее и особенное.

Несмотря на то, что в отношении понятия инноваций постепенно сложился консенсус, закрепленный, прежде всего, Руководством Осло [ОЭСР/ЕС, 2006], в соответствии с которым разработаны системы регулярного статистического наблюдения на уровне Европейского Союза, дискуссия о том, что такое инновации, время от времени вспыхивает с новой силой.

Регулярно появляются конкурирующие концепции со своим понятийным аппаратом. Одной из таких концепций является концепция креативности, наиболее известным апологетом которой является американский исследователь Ричард Флорида.

К большому сожалению однозначного определения креативности у Р. Флориды в его основополагающей работе [Флорида, 2007] нет, однако общие рамки этого понятия очерчены вполне ясно. Автор вводит термин «креативный этос», где под этосом понимается «преобладающий дух или характер культуры», а в понятие креативность включает определенные ценности, тип мышления и, возможно, стиль жизни18, характерный для все более многочисленной группы людей, которых Р. Флорида называет креативным классом.

Среди ценностей креативного класса он находит индивидуализм, меритократию, разнообразие и открытость. Главным результатом креативности являются новые идеи и «создание значимых новых форм» [Флорида, 2007, C.50, 85].

Согласно Р. Флориде креативность представляет собой сложный феномен, в рамках которого он выделяет технологическую креативность (открытия), экономическую креативность (предпринимательство) и артистическую или культурную креативность. При таком подходе категория креативности становится идентична понятию творчества 19.

Результаты творчества проявляют себя в многообразных формах, выходящих за рамки технических новинок и бизнес-моделей. Р. Флорида специально указывает на то, что креативность нельзя приравнивать к интеллекту, из чего, в том числе, следует ее несводимость к научной или аналитической деятельности. Наряду с вышесказанным, Р.

Флорида признает, что главным продуктом креативности является инновация «будь то в форме нового технологического изобретения или новой модели ли метода ведения бизнеса».

Так Флорида указывает, что креативность есть акт протеста [Флорида, 2007, с. 45].

Если бы российские переводчики ставили перед собой цели поиска аналогов англоязычным терминам вместо их калькирования, то слово креативность, являясь производным от глагола творить (create), было бы переведено как творчество или творческая активность (в зависимости от контекста).

[Флорида, 2007, C.35, 44, 58, 84-85] Отметим, что при данной трактовке креативность становится близка к понятию инновационной активности.

Творческое самовыражение – внутренний побудительный мотив имманентный человеку20, который, однако, требует специальных условий для того, чтобы воплотиться в той или иной форме. Поэтому Р. Флорида обосновывает необходимость следующих изменений в социальных структурах (поддерживающей среде), благоприятных для креативности: развитие венчурного капитала; распространение аутсорсинга; тесное взаимодействие малых и крупных фирм, университетов и правительства; высокая мобильность населения; развитая городская среда (в противовес городским окраинам с массовой типовой застройкой), в том числе богатая культурная жизнь и наличие индустрий развлечений.

Практические попытки измерения креативности в регионе или стране сводятся к оценке доли занятых в так называемых креативных индустриях, а также характеристик внешней среды, способствующих развитию креативного класса.

Под креативными индустриями Флорида понимает программирование и математику;

архитектуру и инженерное дело; естественные и социальные науки; образование, воспитание и библиотечное дело; искусство, дизайн, развлечения, спорт, СМИ; управленческие профессии; профессии в области бизнеса и финансов; права; здравоохранения (врачи и технические специалисты); руководящие профессии, связанных с продажами и управлением продажами. Оценивать благоприятность внешней среды Р. Флорида предлагает на основе трех параметров: технологии, таланты и толерантность (так называемые «три Т»

экономического развития).

При расчете индекса креативности Р. Флориды учитываются четыре показателя: доля занятых в креативных индустриях в общей численности занятых, индекс инноваций (таланты), индекс высоких технологий (технологии), гей-индекс (толерантность) [Флорида, 2007].

Одним из первых опытов применения этого индекса стало ранжирование метрополитенских статистических ареалов США. В дальнейшем методология была несколько доработана и реализована для разработки глобального индекса креативности, рассчитанного, правда, уже на уровне стран [Martin Prosperity Institute, 2011].

Понимание креативного класса сквозь призму занятости в креативных индустриях было широко принято научным и экспертным сообществом. Этот подход был взят на вооружение Департаментом культуры, медиа и спорта Великобритании, в документах которого появился термин креативные индустрии, в число которых вошли реклама, архитектура, художественный и антикварный рынок, ремесла, дизайн, мода, производство кино- и видеопродукции, программирование, в том числе создание развлекательных интерактивных программ и компьютерных игр, музыка, исполнительские искусства, издательское дело, теле-, радио- и интернет-вещание [Гнедовский, 2005].

Актуальность подобных рейтингов подчеркивается также тем, что в 2009 году разработчик Regional Innovation Scoreboard Уго Холландерс выпустил рейтинг креативности и дизайна для стран Евросоюза. Система показателей этого рейтинга включает индикаторов, сгруппированных по следующим блокам: творческое образование, ценности и уровень самовыражения, открытость и толерантность, величина креативного сектора, Так, знаменитая евангельская притча о талантах (Мф 25:26-30), как правило, интерпретируется в духе требования постоянного самосовершенствования и преумножения данных способностей для каждого человека.

исследования и разработки, активность в сфере дизайна, конкурентоспособность сферы дизайна [Hollanders, van Cruysen, 2009].

В силу недостаточной четкости понятия креативности, вопрос о его соотношении с понятием инновационной активности остается дискуссионным. Сам Р. Флорида эксплицитно такого анализа не проводит. Однако вряд ли будет ошибкой предположить, что категория креативности гораздо шире инновационной активности, так как включает в себя все многообразие творческого самовыражения, не обязательно сводящегося к новым продуктам, процессам, организационным или маркетинговым нововведениям. Хотя в современном мире именно экономическая ценность продукта творчества выходит на первый план.

Следует ли нам если не заменить, то оттеснить понятие инноваций, сделав акцент на креативности человека, сообщества, региона и страны как подлинной причине долгосрочного экономического роста? Есть группа ученых, которые склонны давать положительный ответ на поставленный вопрос. Среди них Директор Центра экономики Севера и Арктики Совета по изучению производительных сил Минэкономразвития России и РАН Александр Николаевич Пилясов. «Из современных авторов только Р. Флорида, - отмечает А.Н. Пилясов, - сумел преодолеть скорлупу преимущественно технократического понимания инноваций – и [предложил свою трактовку этого феномена – Е.К.] как творческого процесса, единой природы с предпринимательством, художественным творчеством» [Пилясов, Хомич, 2012, С.

34]. По мнению Александра Николаевича, «современные производственные инновации, которые по своей природе все более смыкаются с художественным творчеством, основаны на вспышках озарения, предполагают… мощное присутствие неявного знания и бессознательного в творческом акте их создания и отсутствием (слабой) иерархии» [Пилясов, 2012, С.21]. Получается, что творчество лежит в основе инновационного развития региона или страны, а способность к творчеству выступает наиболее важным фактором, разделяющим победителей от аутсайдеров. Именно там, где наблюдается концентрация креативного класса, наиболее активно протекают процессы технических инноваций [Пилясов, Колесникова, 2011].

Будучи прогрессивным признаком, творческая активность постепенно захватывает все большие слои населения21.

Принимая во внимание рассмотренные аргументы в пользу концепции креативности, нельзя не упомянуть о ее наиболее заметных недостатках.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Фармацевтическое обозрение, 2009, N 1 ЛЕКАРСТВЕННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ: КАЧЕСТВО И ДОСТУПНОСТЬ Одна из основных стратегических целей государства - повышение качества и доступности медицинской помощи, которая невозможна без лекарственной помощи, так как в традиционном понимании фармакотерапия - один из основных методов консервативного лечения. О том, как достичь этой цели, как сделать лекарственное обеспечение реально качественным и доступным для населения, говорили участники IV Научно-практической...»

«СТРУКТУРА ПРОГРАММЫ* ПЕРВЫЙ ДЕНЬ 27 февраля 2014 09:00 – 10:00 Регистрация участников 10:00 – 12:00 Пленарное заседание Государственная природоохранная политика в сфере водных ресурсов 12:00 – 12:30 Пресс-конференция Кофе-брейк Конференция Конференция Конференция 12:30 -17:30 (перерыв на Вода для ЖКХ и Водные ресурсы для Водный транспорт: как обед с 14:30 минимизация ущерба производственных процессов сократить экологический до 15:30) при коммунальном и очистка промышленных ущерб водоемам при...»

«12-ая международная конференция Балтийского форума ЕС И РОССИЯ В 2007 ГОДУ: ДОГОВАРИВАЯСЬ О НОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ 25 – 26 мая 2007 года Maritim Park Hotel, Рига, Латвия Доклады участников Игорь Юргенс, Первый вице-президент и руководитель направления по работе с правительственными и государственными организациями, ЗАО Ренессанс Капитал (Россия) Игорь Юргенс: Спасибо большое. Я думаю, что латвийским транспортникам ничего делать уже не надо, потому что они свое дело делают профессионально,...»

«МЕЖДУНАРОДНОЕ БЮРО ТРУДА GB.297/2 297-я сессия Административный совет Женева, ноябрь 2006 г. ДЛЯ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ ВТОРОЙ ПУНКТ ПОВЕСТКИ ДНЯ Предложения по повестке дня 98-й сессии (2009 г.) Международной конференции труда Содержание Стр. Введение Разработка предложений Предложения по повестке дня 98-й сессии (2009 г.) Конференции Предложения по повестке дня будущих сессий Конференции Часть I. Предложения по повестке дня 98-й сессии (2009 г.) Конференции Часть II. Реализация заключений Рабочей...»

«A38-WP/89 Международная организация гражданской авиации TE/23 2/8/13 РАБОЧИЙ ДОКУМЕНТ АССАМБЛЕЯ 38-Я СЕССИЯ ТЕХНИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ Пункт 34 повестки дня. Аэронавигация. Мониторинг и анализ ПОЛИТИКА ИКАО В ВОПРОСАХ РАДИОЧАСТОТНОГО СПЕКТРА (Представлено Советом ИКАО) КРАТКАЯ СПРАВКА В настоящем документе представлено предложение об уточнении положений политики, изложенной в резолюции A36-25 Ассамблеи Поддержка политики ИКАО в вопросах радиочастотного спектра, первоначально разработанной в 1998 году...»

«ПОСОБИЕ ПО КООРДИНАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕПОЛИТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ ДУХ ВРЕМЕНИ ИЗДАНИЕ ПЕРВОЕ. 2011 ГОД. HTTP://THEZEITGEISTMOVEMENT.RU 1|Страница ОГЛАВЛЕНИЕ: Стр. 1. Почему так важно уделить особое внимание новому участнику?. 3 2. Как встретить новичка и ввести его в коллектив? 3. Как обучать нового активиста.. 7 4. Не оставляйте новичка без поддержки.. 12 5. Аттестация новичка.. 19 6. Как удержать новичка.. 7. Организационные аспекты собрания, встречи (конференции). 8. Общие ценности, цели и...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕМИНАР ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ВОЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ Совет по внешней и оборонной политике, Москва (Россия) Центр гражданско-военных отношений, Военно-морская Адъюнктура (ВМА), Монтерей (США) при поддержке Отдела военного сотрудничества Посольства США в г. Москве и Управления военного образования Министерства обороны Российской Федерации гостиница Арбат, Плотников пер. 12, Москва 12-13 февраля 2001 г. Рабочие языки: русский, английский Понедельник, 12 февраля П.ЗОЛОТАРЕВ — У...»

«ОТЧЕТ О ПОЛИТИКЕ Корпорация Интернета по распределению адресов и номеров http://www.icann.org/topics/policy/ Часть 12, выпуск 2 – февраль-март 2012 г. (сдвоенный выпуск) Специальный выпуск к 43-й конференции ICANN в Коста-Рике В организации ICANN Улучшения процесса общественного обсуждения, вступившие в силу с 1 января 2012 года Мероприятия в Коста-Рике, стимулирующие участие и сотрудничество Вопросы, вынесенные в настоящий момент на общественное обсуждение ОПНИ ОПНИ публикует в Интернете...»

«ERC/10/6 R Март 2010 года ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ФАО ДЛЯ ЕВРОПЫ Ереван, Армения, 13-14 мая 2010 года Создание единого Глобального центра совместных служб История вопроса В ноябре 2005 года Конференция приняла решение о создании центра 1. совместных служб (ЦСС) с целью поддержки мер по оптимизации административных и финансовых процессов, направленных на дальнейшее повышение эффективности и совершенствовании кадровой политики и управления. В результате принятия Конференцией...»

«С Т Р А Н, С О Е Д И Н Я Й Т Е С Ь ' иро ;i ит и и а р всех ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ЦК К П С С при ПРОТОКОЛЫ И СТЕНОГРАФИЧЕСКИЕ ОТЧЕТЫ СЪЕЗДОВ И КОНФЕРЕНЦИЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВ Е ТСКОГ О СОЮЗА ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ТРЕТИЙ СЪЕЗД РСДРП 9 05 ГОДА АПРЕЛЬ-МАЙ i ПРОТОКОЛЫ Шъ\ М О С К В А • ПРЕДИСЛОВИЕ Третий съезд РС Д РП состоялся 12—27...»

«НП РАЭК Пресненская набережная, дом 12, Башня Федерация Запад, этаж 46, Москва, 123100 Тел. (495) 950-56-51 Дайджест СМИ http://www.raec.ru/ Новости Интернет-отрасли 16 мая 2013 г. Новости Минкомсвязи Россия впервые провела семинар по развитию информационного общества в рамках Всемирного форума по политике в области электросвязи Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации Николай Никифоров и его заместитель Марк Шмулевич провели первый семинар, посвященный развитию...»

«РУКОВОДСТВО ПО КРАЕВЕДЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ПУБЛИЧНЫХ БИБЛИОТЕК (ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫХ БИБЛИОТЕЧНЫХ СИСТЕМ) Руководство по краеведческой деятельности муниципальных публичных библиотек (централизованных библиотечных систем) подготовлено Постоянным комитетом Секции Краеведение в современных библиотеках. Рекомендовано для утверждения Конференцией РБА Секцией Краеведение в современных библиотеках, Секцией публичных библиотек, Секцией сельских библиотек и Секцией по библиотечной политике и...»

«ИСЛАМСКИЙ РОССИИ КОМИТЕТ Гейдар ДЖЕМАЛЬ Стена Зулькарнайна Москва Издательство Социально-политическая МЫСЛЬ 2010 УДК 297::1/14 ББК 86.38::87.2 Д40 ДЖЕМАЛЬ Г.Д. Д40 Стена Зулькарнайна. — М.: Издательство Социальнополитическая мысль, 2010. — 372 с. — (Серия: РОССИЯ и ИСЛАМ, 7). ISBN 978–5–91579–047–5 Человечество раньше никогда не стояло перед угрозой оказаться в мусорной корзине Истории. Фараоны и кесари не ставили таких задач, их наследники сегодня — ставят. Политический Ислам в эпоху...»

«Состояние Арктики – предстоящие вызовы Выступление г-на Йонаса Гара Стре, министра иностранных дел Норвегии на Конференции Арктические рубежи 24 января 2011 года в г.Тромс Председательствующие, Ваши превосходительства, Дамы и господа, Для меня большая честь обращаться к столь избранной и образованной аудитории. Тромс является местом великих моментов. Я храню воспоминание об этой аудитории. Как раз здесь я впервые получил возможность говорить о Северной политике моего правительства – возвращаясь...»

«Современная система спортивной подготовки в биатлоне МИНИСТЕРСТВО СПОРТА, ТУРИЗМА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА СОЮЗ БИАТЛОНИСТОВ РОССИИ Современная СиСтема Спортивной подготовки в биатлоне Материалы II Всероссийской научно-практической конференции Омск 2012 –1– Современная система спортивной подготовки в биатлоне Современная система спортивной подготовки в биатлоне : материалы II Всероссийской научно-практической...»

«КОНСАЛТИНГОВАЯ КОМПАНИЯ АР-КОНСАЛТ АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции Часть VII 5 мая 2014 г. АР-Консалт Москва 2014 1 УДК 001.1 ББК 60 Актуальные проблемы развития наук и и образования: Сборник А43 научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 5 мая 2014 г. В 7 частях. Часть VII. М.: АР-Консалт, 2014 г.- 164 с. ISBN 978-5-906353-97-9 ISBN 978-5-9905661-4-9 (Часть VII) В...»

«НП РАЭК Пресненская набережная, дом 12, Башня Федерация Запад, этаж 46, Москва, 123100 Тел. (495) 950-56-51 Дайджест СМИ http://www.raec.ru/ Новости Интернет-отрасли 14 марта 2013 г. Новости Минкомсвязи Минкомсвязь предлагает продлить действие льгот по страховым взносам для ИТ-компаний Министерство связи и массовых коммуникаций РФ в рамках продолжения политики по государственной поддержке ИТ-компаний предлагает продлить срок действия льгот по страховым взносам до 2022 года, а также...»

«От переводчика Привет всем! Меня зовут Коля Г., я алкоголик и наркоман из города Запорожье, Украина! Первый день моей трезвости – это 17 июня 2008 года. Вот мои координаты для всех тех, кто захочет со мной связаться: 097-08-44-013 095-481-33-04 kolia.golybei@gmail.com В Контакте и Facebook – Коля Голубей, id63060234 Skype – kolia.golybei Вас может удивить, почему я даю свои координаты, ведь таким образом я нарушаю нашу 11 Традицию. Но 11 Традиция звучит: Наша политика во взаимоотношениях с...»

«BALTIJAS FORUMS THE BALTIC FORUM БАЛТИЙСКИЙ ФОРУМ Балтийский форум – 2006 Европа в зеркале глобализации: проблемы, вызовы, перспективы 26-27 мая 2006 года 26 мая 2006 года Открытие конференции Янис Урбанович, президент Балтийского форума (Латвия) Уважаемые, дамы и господа! Дорогие друзья! Сегодня уже который раз в Юрмале мы организуем ежегодную конференцию балтийского форума. Тема и панели конференции, которые обозначены в программе очень интересные, это предполагает интересную дискуссию...»

«Социологическое обозрение Том 1, № 1, 2001 СТАТЬИ И ЭССЕ Бляхер Л.Е. ПАРАДОКСЫ ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТОЛОГИИ (ЗАПИСКИ ПРОВИНЦИАЛА) Одним из феноменов российской наук и начала XXI века, требующих специального осмысления, стал расцвет региональных научных сообществ. В городах и регионах возникают самостоятельные школы со своим, набором местных классиков, своей системой воспроизводства исследовательских и социальных установок. Не обошел этот процесс и политическую науку. Пожалуй, невозможно сегодня...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.