WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Ярославский государственный университет имени П. Г. Демидова

Институт психологии Российской академии наук

Администрация Ярославской области

Российский фонд фундаментальных исследований

Российское психологическое общество

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И ПРИКЛАДНОЙ

ПСИХОЛОГИИ:

ТРАДИЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Материалы Всероссийской научно-практической конференции В трех частях

ЧАСТЬ II

19–21 мая 2011 г.

Ярославль Ярославль 2011 1 УДК 159.9. ББК Ю Редакционная коллегия:

А. В. Карпов (отв. ред.), Л. Ю. Субботина (зам. отв. ред.), А. Л. Журавлев, М. М. Кашапов, Н. В. Клюева, Ю. К. Корнилов, В. А. Мазилов, Ю. П. Поваренков, В. Д. Шадриков Издание Материалов Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии:

традиции и перспективы» осуществлено при финансовой поддержке РФФИ; проект № 11-06-013-г.

Актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии: традиции и перспективы: Материалы Всероссийской научнопрактической конференции, г. Ярославль, 19–21 мая 2011 г. [Текст]:

В 3 ч. Ч. II / Отв. ред. А. В. Карпов, ЯрГУ им. П. Г. Демидова;

Российский фонд фундаментальных исследований. – Ярославль:

ЯрГУ им. П. Г. Демидова, 2011. – 597 с.

В сборнике представлены материалы Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы теоретической и прикладной психологии: традиции и перспективы» по следующим направлениям работы конференции: методология психологической науки; когнитивная психология; актуальные проблемы социальной психологии; психология образования; психология труда и организационная психология; психологическое и организационное консультирование; клиническая психология. Материалы отражают результаты новейших исследований современных проблем теоретической и прикладной психологии.

Материалы адресованы исследователям, аспирантам и студентам, работающим в сфере гуманитарного знания, преподавателям и педагогам, практикующим психологам, а также всем, интересующимся проблемами психологии.

© Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова,

СОДЕРЖАНИЕ

Социальная психология Отношение потребителей к использованию фольклора в маркетинговых коммуникациях. В. А. Аверьянова

Социально-психологический механизм функционирования доверия.

И. В. Антоненко

Проблема самотождественности личности в контексте этнокультурной принадлежности. И. А. Аполлонов

Взаимосвязь отношения к ребенку и социально-психологического климата в татарских и русских семьях. А. Баширова, Л. Чукмарова

Особенности агрессивного типа реагирования личности на конфликт. М. В. Башкин

Некоторые психологические и педагогические аспекты детских конфликтов. В. Н. Белкина

Восприятие субъекта затрудненного общения представителями различных профессий. А. Б. Белов

Влияние средств физической подготовки и спорта на развитие позитивных межличностных отношений в воинских коллективах.

А. В. Борисов, В. Н. Васин, С. А. Скрипачев

Мировосприятие подростков с разным типом привязанности к матери. Г. В. Бурменская

Психологические типы делового партнерства предпринимателей.

Т. С. Вавакина, В. П. Позняков

Привязанность как фактор социализации детей 7–8 лет. М. А. Василенко

Осознанность выбора как предпосылка формирования компетентности принимающего родителя. Л. Н. Викторова

Актуальные проблемы психологии рекламы. А. Е. Воробьева............. Проблемы психологической безопасности современной рекламы.

А. Е. Воробьева, А. Б. Купрейченко

Лидерство как ценность в контексте развития современной молодежи. К. В. Гаврилова

Обзор кросскультурных исследований в отечественной экономической психологии. Л. К. Григорян

Особенности трансляции образов трудовых мигрантов в российских СМИ. А. В. Гришина

Теоретико-методологические подходы к изучению имиджа как социально-психологического феномена. Е. А. Дагаева

Характеристика мышления тренера и типичные способы реагирования на конфликтные ситуации. М. В. Демидова

Психологическое сопровождение приемной семьи. Н. Н. Денисевич... Взаимосвязь особенностей индивидуального имиджа и самоотношения личности. А. А. Дятлова

Конкурентоспособность как социально-психологическое явление.

Л. А. Емельянова

Социальное самочувствие как субъективное переживание противоречивости в объективной социальной ситуации. А. Б. Зимина, С. И. Ерина

Особенности протекания ролевого конфликта руководителя современной организации. С. И. Ерина, Б. С. Лисовенко

Субъективная интерпретация внешности по фотографии при общении на интернет-сайтах. С. И. Ерина, А. А. Мелешников

Идентификационные аспекты психологической адекватности современного руководителя. Е. П. Ермолаева

Гендерные различия в структуре доверия студентов. Л. А. Журавлева

Представление о роли отца у мужчин, состоящих в официальном и неофициальном браках. Г. Заляева, Л. Чукмарова

Влияние особенностей детско-родительских отношений на структуру субъектности в младшем школьном возрасте. И. В. Запесоцкая

Понимание террористической угрозы жителями российских городов.



В. В. Знаков

Понимание смысла жизни в семьях, воспитывающих детей-инвалидов. К. Б. Зуев

О значении переживания нравственного конфликта для развития личности. А. В. Зуева

Психологический портрет поколения. О. Н. Игнатова, Е. С. Гобова...... К методологии духовно-нравственного воспитания. И. М. Ильичева..... Социальная реклама как инструмент формирования ценностной системы общества в период модернизации России. Т. М. Панкратова, Н. В. Калиниченко

Управление конфликтами. А. В. Касьян, К. А. Рыбкина

Особенности восприятия цветового оформления печатной рекламы.

В. В. Катунова

Изучение психологических особенностей молодых людей, приводящих к затруднениям в отношениях с противоположным полом.

Т. С. Конакова

Психологические особенности развития личности современных подростков. М. П. Королева

Апробация теста «Рисунок мальчика и девочки» для диагностики гендерных отношений в начальной школе. А. И. Коротаева.............. О феномене групповой поляризации. А. Ю. Крылов

Склонность к отклоняющемуся поведению подростков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Д. А. Кузнецова

Толерантность специалистов разных типов профессий. Е. И. Кузнецова, Е. М. Семенова

Незарегистрированные браки: проблема общества или право выбора молодежи. Е. Н. Кулешова

Конфликт как системное явление. Н. И. Леонов

Представления современных молодых людей о семье и браке.

Г. Ю. Лизунова, Ю. В. Шевченко

Влияние типа семьи на социально-психологические особенности развития личности. М. М. Мишина

О формировании насильственного поведения подростков в семье.

Н. О. Морозова

Особенности психического развития детей в условиях семейной депривации в русле подхода «модель психического». А. В. Найденова

Проявление толерантности и субъективности локуса контроля у психологов общеобразовательных учреждений. Е. Н. Нестерович, Е. М. Семенова

Интегральная модель социально-перцептивного процесса в управлении. Н. А. Никифорова

Морально-ценностные ориентации подростка и психологическая привязанность к матери. Л. А. Николаева, М. С. Чиркова

Зрелость социально-психологической направленности личности как системообразующий фактор социально-психологической общности. Н. В. Нозикова

Идентичность одаренных. О. Н. Овчарова

Психологические отношения предпринимателей в малой группе.

О. В. Одинцова, Н. В. Солонкина

Типы поведения и внутригрупповые механизмы активности участников молодежных объединений. И. В. Павлова

Социально-психологические эффекты, определяющие поведение и деятельность спортсмена в команде. А. Е. Панкратов

Мотивационно-потребностная сфера и стремление к самоактуализации молодежи. Т. М. Панкратова, Е. В. Лешонкова

Кризис современной семьи как смена смысловых парадигм поколений. Т. М. Панкратова

«Неуставные отношения» как социально-психологический феномен.

А. А. Пелевина

Молодежь и интеллектуальное лидерство: новое качество в призме неприятия современной науки. Е. Г. Пискуровская

Развитие социально-личностных компетенций в условиях воспитательного пространства гуманитарного вуза. И. В. Плаксина............ Самоотношение у лиц, принимавших и не принимавших участие в боевых действиях. М. В. Позняк

Исследование социально-психологических и личностных факторов деловой активности российских предпринимателей с позиций концепции психологических отношений. В. П. Позняков

Социально-психологический опыт модернизации образования как открытой системы развития. Т. К. Рулина

Кризис социальной идентичности личности как показатель кризисной ситуации. Т. В. Румянцева

Состав семьи как фактор влияния на гендерную идентичность детей дошкольного возраста. Т. В. Румянцева, Ю. Л. Сафронова......... Психологические проблемы осознания семьи подростками с девиантным поведением. М. С. Рыбакова

Стрессы межпоколенного взаимодействия: развод родителей как предиктор защитного и совладающего поведения в подростковом возрасте. М. В. Сапоровская

Отношение к деньгам: попытка методологического анализа.

М. Ю. Семенов

Взаимосвязь толерантности и ригидности у психологов образовательных учреждений. Е. М. Семенова, А. А. Сехно

Личность и коллектив: борьба или взаиморазвитие? В. Л. Ситников, А. В. Комарова

Ролевой конфликт беременной женщины в период принятия роли матери. С. А. Соловьева, С. И. Ерина

К вопросу о психологической экспертизе убеждений призывников.

К. В. Стволыгин

Спорт как компенсаторная деятельность на примере футбольных фанатов. А. С. Тимакова

Семейное благополучие как условие совладания с жизненными трудностями ребенка с детским церебральным параличом. И. В. Тимофеева

Кросс-культурные аспекты маркетинговой и рекламной деятельности. С. А. Трифонова

Исследование социальной и личностной идентичности молодежи (на примере студентов кубанских вузов). О. Р. Тучина

Особенности субъективной картины жизни футбольного фаната в период ранней взрослости. А. Ю. Узикова

Диагностика внутреннего конфликта в образовании и медицине.

Е. Б. Фанталова

Биологическая и психологическая детерминанты поведения в конфликте. М. А. Филатова-Сафронова

Изучение особенности стиля жизни женщин-осужденных методом ранних воспоминаний. А. Н. Фоминова, О. В. Гусева

Модель психосоциального диссонанса как метод исследования в социальной психологии. Р. Г. Халитов





Способы ментальной репрезентации жизненных ситуаций. А. Э. Цымбалюк

Метасистемный подход к изучению социального творчества.

Н. С. Чернышева

Близость и доверие в супружеских отношениях как социальнопсихологическая проблема. С. В. Чечуева

Супружеские и детско-родительские отношения в период экономического кризиса. М. В. Чумаков

Интегральная модель анализа социальных представлений. Д. А. Швец... Невербальные проявления лжи. А. А. Шекетера

Системный подход в описании менталитета. С. П. Шклярук, А. М. Беглер

Техники контекстного обучения в развитии конфликтологической культуры личности специалиста. О. И. Щербакова................. Реализация спецкурса по развитию организационной культуры для руководителей учреждений дополнительного образования детей.

Т. А. Антопольская.

Экспериментальное исследование направленности образовательной среды колледжа. Т. Н. Арсланова, Т. Н. Иванова

Профессиональная компетентность педагогов – важнейший ресурс успешной реализации современной модели образования.

А. В. Афонина

Нравственное воспитание личности как психолого-педагогическая проблема. И. Г. Ахунова, Е. С. Кругликова

Физическая подготовка как средство воспитания морально-волевых и психологических качеств. Н. Н. Балабин, Е. А. Игнашин, С. А. Ершов.

Психолого-педагогическое сопровождение в рамках введения ФГОС. Л. В. Березина

Особенности направленности личности будущих педагогов.

Е. В. Бондарчук.

Социально-психологическая среда высшего учебного заведения как фактор профессиональной подготовки. Т. П. Борисова................ Представление учащихся о ситуации насилия в общеобразовательном пространстве. М. Г. Ботова.

Оценка личностного потенциала учащихся суза. А. В. Будакова, М. Ибрагимова

Психология образования – новая ветвь психологической науки.

А. А. Вербицкий.

Феномен подростковой агрессивности в социально-психологических условиях образовательной среды школы. Т. В. Власова, М. В. Миляева.

Особенности профессиональных деформаций учителей. Ю. В. Войк.... Возможности использования результатов диагностики сформированности психологической структуры чтения в условиях индивидуализации обучения. Т. В. Волкова.

Эмоциональный компонент в структуре профессиональной культуры современного педагога. А. М. Гадилия

Развитие учебной мотивации студентов в условиях перехода к двухуровневой системе высшего образования. А. С. Герасимова........ Проблема формирования психологической культуры школьников в системе современного образования. И. Г. Демидова.

Социально-психологическая адаптация иногородних студентов к вузу как этап личностного и профессионального развития. Н. Г. Живаев, М. С. Юркина

Динамика качеств личности студента, участвующих в саморегуляции поведения и учебно-профессиональной деятельности. А. В. Зобков.

Связь дидактических компетентностей студентов первого курса с их социально-психологической адаптацией в вузе. Е. В. Зобкова...... Эффективность применения типологии ситуационного взаимодействия в образовательной среде педвуза. С. Л. Зотова.

Актуальность применения индивидуального подхода в образовании на современном этапе. Е. Г. Изотова

Мотивация межличностных взаимоотношений у школьников разных классов. А. В. Иняткина.

Эмоциональная культура и психологическая защита студентовмузыкантов. Г. Н. Казанцева.

Особенности отношений первоклассников со сверстниками.

Н. Г. Казарина.

Инновационные технологии обучения как средство развития личности учащихся в практической деятельности школьного психолога.

А. А. Калюжный.

О содержании понятия «внеучебная мотивация» Е. В. Карпова......... «Мотивационные стереотипии» в структуре учебной деятельности.

Е. В. Карпова.

К вопросу о социальной адаптированности студентов младших курсов. А. С. Кашапов.

Становление творческого профессионального мышления преподавателя. М. М. Кашапов.

Рефлексивная самооценка как рефлексивное диагностирование в учебной деятельности. И. А. Кибальченко, А. А. Астахова, М. Д. Чекина.

Психологическое сопровождение и оценка сформированности информационной компетентности обучающихся. Т. Г. Киселева....... Регуляция образовательного взаимодействия как социально-психологический феномен и условие эффективности совместной деятельности ее участников. Е. Н. Корнеева

«Корпоративность» как фактор успешности адаптации студентов психологов в вузе. О. И. Короткова, Н. Г. Живаев.

Деловая игра «Моделирование профессиональной деятельности психолога» в системе психолого-педагогического сопровождения адаптации студентов-психологов. И. П. Краснощеченко.

Рефлексивный анализ основных подходов к изучению профессионального становления учителя как субъекта деятельности.

С. Л. Лавриненко

Технологии формирования социально-личностной компетентности в рамках гуманитарных дисциплин в старшей школе. Е. Ю. Коробкина, Е. М. Лаптева

Специфика психологической структуры учебной деятельности у студентов с разным уровнем результативного показателя успешности учебной деятельности. Т. В. Ледовская.

Методика диагностики тревожности старшеклассников. Д. Ю. Львова, Н. Г. Живаев.

Мотивационные компоненты научно-исследовательской деятельности. А. Л. Мазалецкая.

Учет особенностей мышления и индивидуальности ребенка в обучении. Е. Б. Манузина

Ценностно-смысловое содержание профессиональной направленности студентов. И. А. Менщикова, Е. Ф. Ященко.

Психопрофилактика и психокоррекция подростковой агрессивности в образовательном пространстве средней школы. М. В. Миляева, Т. В. Власова

Психологическое сопровождение педагогической деятельности на основе анализа организационной культуры и субъективного образа ученика. И. В. Нагорнов, Т. В. Румянцева, С. В. Швецова........... Психологическая структура учебной деятельности студентов вуза.

Н. В. Нижегородцева.

Диалектический подход к образованию. Саморегуляция как условие развития личности ребенка. Т. Н. Овчинникова

О развитии высших рефлексивных способностей в образовательной среде. Г. В. Ожиганова

Формирование социальных компетенций в дошкольном возрасте в условиях наукограда. В. Н. Петелина.

Эмоционально-ролевое взаимодействие в родительской семье как один из факторов эмоционального функционирования педагогов.

Л. Г. Петухова.

Психологическое сопровождение развития профессиональной направленности личности студентов. Ю. А. Полещук

Психологические детерминанты формирования профессиональной идентичности студентов. О. О. Полякова

Исследование самопонимания у студентов. О. А. Помазина................ Генезис параметров самоотношения у студентов юридического факультета. А. А. Постнова.

Психологизация учебного процесса. М. М. Прошек.

Подходы к психокоррекции детей и подростков с психосоматическими заболеваниями в гештальт-психологии. Т. В. Рогачева........ Факторы привлекательности управленческой профессиональной деятельности в сфере образования. И. Г. Рябикова.

Педагогическое общение как главная детерминанта взаимодействия в системе «курсант–преподаватель». М. В. Селезнева................ Личность учителя на этапе адаптации к самостоятельной профессиональной деятельности. Ю. Н. Слепко

Психология вузовской адаптации. А. А. Смирнов.

Самоопределяющаяся личность в разных образовательных системах. И. А. Соина.

Практическая психология образования: теоретические основания и перспективы психотехнического подхода. М. А. Степанова............ Ожидания от получения высшего образования. А. Н. Тимохович....... Некоторые подходы, определяющие влияние организационной культуры образовательного учреждения на психологическое благополучие обучающихся. Г. А. Уланова.

Личностные и социальные детерминанты профессиональной идентичности в юношеском возрасте. Т. В. Румянцева, Е. В. Федорова........ Психологическое развитие личности студента в процессе обучения в вузе. Т. Ф. Фролова.

Профессиональная компетенция учителя как важнейшее условие развития социального интеллекта первоклассников. О. В. Шилова..... Математическое творчество как средство приобщения учащихся к прекрасному. Н. А. Шкильменская.

Креативные способности педагогов дошкольного образования на этапах профессионализации. О. А. Шляпникова.

Проблема восприятия пространственности как объект парадигмального анализа психологической науки. Г. В. Шукова.

СОЦИАЛЬНАЯ

ПСИХОЛОГИЯ

В. А. Аверьянова Отношение потребителей к использованию фольклора в маркетинговых коммуникациях Ф населенияиспользуется не только коммуникаций, однако отношеольклор в традиционной рекламе, но и в других видах маркетинговых ние к его применению остается недостаточно разработанной областью.

Маркетинговые коммуникации, основанные на фольклоре, могут вызывать как позитивное отношение к рекламируемым брендам, так и негативное в зависимости от социально-психологических установок потребителей, стереотипов мышления, ценностных ориентаций.

Для изучения отношения потребителей к использованию фольклора в системе маркетинговых коммуникаций, а также оценки роли и места фольклора в системе маркетинговых коммуникаций были проведены опрос и анкетирование.

Отношение респондентов к использованию фольклора в рекламе Был проведен опрос. В нем участвовал 101 человек в возрасте от 15 до 68 лет. Как правило, это были люди с высшим (48 человек) и неоконченным высшим (44 человека) образованием.

Большинство участников опроса (более 50%) – положительно отнеслись к использованию в рекламе фольклорных сюжетов, образов и персонажей. На вопрос анкеты «Как вы относитесь к использованию образов и персонажей традиционного русского фольклора в рекламе?» ответы распределились следующим образом: «хорошо» ответило около 45% респондентов и «нормально» 12% участников.

Было подсчитано суммарное отношение респондентов к использованию фольклора в рекламе. Для этого суммарный показатель был поделен на количество участников опроса. Получено среднее отношение (Хср). Оно оказалось равным 0,76, что существенно больше нуля. Р = 0,9999995. В действительности, у людей положительное отношение к фольклорным образам, использованным в рекламе.

Отношение к использованию фольклора в рекламе в зависимости от пола Хотя и мужчины, и женщины, положительно относятся к использованию фольклорных сюжетов, образов и персонажей в рекламе (средняя суммарная оценка, равная суммарной оценке, разделенной на количество человек в выборке, оказалась равной 0,33 и 0,87 соответственно), но лучшее отношение к рекламе, основанной на фольклоре, было выявлено у женщин.

Отношение к использованию фольклора в рекламе в зависимости от возраста Для анализа возрастных особенностей отношения к рекламе, использующей сюжеты и образы русского фольклора, респонденты были разделены на следующие группы с учетом того, чтобы в каждой группе было не менее десяти участников: 15–19 лет, 20 лет, 21-23 года, 24–25 лет, 26–29 лет, 30–34 года, старше 35 лет. Результаты математического моделирования показали, что четко прослеживается некий минимум в районе 30,1 лет, когда наблюдается наихудшее отношение к использованию фольклора в рекламе. Его можно охарактеризовать как заметное неприятие данного способа продвижения товара в названном возрасте. В то же время для возрастов меньше 20 лет и больше 40 лет наблюдается значение отношения к рекламе, основанной на образах и сюжетах, пришедших к нам из устного народного творчества, близкое к максимальному.

Взаимосвязь маркетинговых коммуникаций, основанных на фольклоре, с культурными традициями, ценностями и нормами поведения в обществе Для выявления особенностей отношения населения к рекламе, основанной на фольклоре, и влиянию использования фольклора в различных видах маркетинговых коммуникаций на культурные традиции, ценности и нормы поведения в обществе, было проведено анкетирование.

Более 50% участников исследования считают, что фольклор в России в рекламе встречается редко.

На вопрос «Как влияет использование фольклора на культурные традиции, ценности и нормы поведения в обществе» ответы распределились следующим образом:

– крайне негативно – 0%;

– негативно – 15%;

– затрудняюсь ответить – 32%;

– позитивно – 50%;

– крайне позитивно – 3%.

Порядка 3/4 опрошенных заявили о позитивном или (реже) крайне позитивном отношении к использованию фольклора и национальных культурных традиций в рекламе: Хср = 0,54, t = 4,1, P близко к единице. Однако некоторые респонденты заявили об отрицательном отношении к данному виду рекламы. В основном, оно было обусловлено негативным отношением опрошенных к рекламе вообще: «Реклама – это зло», «Фольклор мне нравится – реклама не нравится».

Положительное же отношение к применению фольклора в рекламе объяснялось, в основном, желанием сохранить традиции, чувством патриотизма, «ностальгией по детству».

На пятый вопрос анкеты «Я неоднократно слышал(а) анекдоты, пародии на коммерческие рекламные ролики, детские стишки и страшилки с упоминание рекламных слоганов, брендов, рекламных сюжетов, персонажей и др.» респонденты дали следующие ответы:

– полностью не согласен – 0%;

– не согласен – 57%;

– затрудняюсь ответить – 12%;

– согласен – 26%;

– полностью согласен – 5%.

Таким образом, респонденты часто были свидетелями проникновения в рекламы в фольклор, слышали анекдоты о рекламе, пародии на рекламу или знакомы с другими жанрами современного фольклора, которые попали под воздействие маркетинговых коммуникаций.

Xср = 0,46, t = 0,46, P близко к единице.

По мнению участников анкетирования, чаще всего фольклор используется в массовых театрализованных представлениях на праздниках (более 50 %) и в телевизионной рекламе (рекламные ролики) – (данный вариант ответа выбрало около четверти участников).

Выводы В целом у участников исследования положительное отношение к использованию фольклорных образов и сюжетов в маркетинговых коммуникациях, большинство уверено в том, что подобный способ продвижения товара положительно влияет на культурные традиции, ценности и нормы поведения в обществе.

Кроме того, имеются возрастные и гендерные различия в восприятии данного типа маркетинговых коммуникаций. Женщины лучше запоминают рекламу, в которой имеются сюжеты и образы устного народного творчества, и более положительно относятся к использованию в ней фольклора. Если говорить о возрастных особенностях восприятия «фольклорной рекламы», то была выявлена следующая закономерность: в районе 30 лет люди хуже воспринимают продвижение товара при помощи фольклорных сюжетов и образах, в зонах младше 20 и старше 40 лет отношение к ней приближается к максимально положительному.

И. В. Антоненко Социально-психологический механизм функционирования доверия П роцесс формированияуровнях[2],протекает рамках синкретического психического новообразования представляющего собой общий механизм отклика на внешнюю действительность, затем из него постепенно вычленяются более частные, более специализированные механизмы и в их числе механизм доверия, более точно характеризуемый как функциональный орган доверия [3, 11]. Функциональный орган доверия представляет собой систему психических процессов (когнитивных, эмоциональных, волевых), реализующих функцию доверия [4, 9]. Он является психическим механизмом доверия, тем психическим инструментом, который определяет необходимый уровень доверия и актуально формирует его у личности.

Когда этот орган активизирован внешним агентом, ситуация раздвигается за пределы чисто психического функционирования, она становится социально-психологической [1].

Первоначально в онтогенезе развития личности орган доверия функционирует по простым схемам, но постепенно его оценки ситуации и реакции все более дифференцируются и утончаются, развивающийся ребенок учитывает все больше различных нюансов и все более гибко реагирует на возникающие ситуации по критерию избирательного и многостепенного доверия. Наконец, можно говорить о том, что сформирован полноценный орган доверия, адекватный сложности социальной среды. Конечно, это только в идеале так, а на деле всегда имеют место разного рода отклонения от идеальной линии: проявления неразборчивого доверия, излишней доверчивости и недоверчивости, вмешивание в процесс оценки разного рода стереотипов, предубеждений, влияние настроения, физического состояния, прочие индивидуальные, культурные и социальности особенности и т. д.

Орган доверия формируется в процессе жизни как один из результатов взаимодействия с миром и общения с другими людьми.

Это психическое образование функционально обеспечивает отношение доверия. Когда орган доверия сформирован, можно говорить о механизме его работы. Этот орган находится в потенциальном состоянии, латентном, пока нет «ситуации доверия». Когда возникает ситуация доверия, которая субъективно представлена в сфере психики, то орган активизируется и в преломлении субъективной данности ситуации проявляет актуальное доверие в форме конкретного переживания доверия, актуального состояния доверия, суммы психических процессов, проявляющих отношение доверия.

Ситуация доверия – это ситуация, релевантная доверию, в которой доверие существенно, которая требует от субъекта определиться по поводу уровня доверия в ней. В этой ситуации обычно имеется ее ведущий фактор в лице конкретного человека (группы людей), он и определяет специфику ситуации. И выработать уровень доверия в этой ситуации – это значит определиться с уровнем доверия по отношению к этому ведущему фактору ситуации (предмету доверия). Не всякая ситуация является ситуацией доверия, существуют ситуации безразличные, индифферентные доверию: либо в силу того, что уровень доверия в них уже установлен, известен (ситуации условно-индифферентные доверию), либо в силу того, что для нее доверие неактуально (ситуации безусловно-индифферентные доверию).

Таким образом, со стороны социально-психологического механизма доверия необходимо в самом общем виде выделять: 1) функциональный орган доверия, 2) ситуацию доверия, 3) актуально проявляемое доверие. Это принципиальный социально-психологический механизм функционирования доверия.

Ситуация является объективным сочетанием ряда внешних обстоятельств, но как «ситуация доверия» или «ситуация безразличная доверию» она оценивается субъективно данным субъектом. Ситуация доверия всегда существует в преломлении сознания конкретного субъекта, или, как говорит А. В. Карпов [4, с. 15], существуют объективная ситуация и субъективная ситуация. И то, что для одного субъекта является ситуацией доверия, когда требуется проявлять доверие или недоверие, для другого таковой не является.

В то же время, доверие проявляет не орган доверия как таковой (он только инструмент), а человек с помощью органа доверия и по отношению к другому человеку в ситуации, в которой действуют субъектные, объектные, средовые и ситуационные факторы доверия.

Таким образом, действительный социально-психологический механизм доверия должен включать в себя все эти элементы: субъект и объект доверия, ситуация доверия, факторы доверия, деятельность, объектное отношение, актуально проявляемое доверие. При этом субъект доверия должен рассматриваться как обладающий специфическим психическим органом – функциональным органом доверия, а в объекте должна быть выделена предметная сторона доверия. На основе этих представлений строится ситуационная модель доверия.

Психический функциональный орган доверия аккумулирует в себе индивидуальный опыт личности. Этот опыт, естественно, включает в себя и преломленный через индивида семейный, родовой, этнокультурный и прочий социальный опыт. Поэтому можно говорить о различных культурах доверия: семейной, национальной, той или иной социальной среды. Но непосредственными носителями доверия выступают отдельные индивиды, психика которых в качестве одной из социально-психологических функций формирует функцию доверия и эту функцию реализует орган доверия как специфическое психическое образование.

В то же время доверие реализуется и существует в социальном межличностном (или социально-психологическом) пространстве, между людьми. То есть доверие порождается в общении и взаимодействии людей, и важнейшей своей причиной имеет общение (взаимодействие) людей, и осуществляется как функция общения (взаимодействия). Хотя индивид – необходимое звено доверия (носитель функционального органа доверия), доверие по существу является функцией общества, функцией общения (взаимодействия). Сам отдельный индивид, вне общества вообще не формирует социальную психику [3, 5, 6, 7]. Таким образом, необходимой предпосылкой человеческого доверия является социальная среда.

Функционирование органа доверия обеспечивается многими психическими процессами: восприятием, мышлением, переживанием, эмоциями, памятью, телесными и поведенческими реакциями и т. д.

[3; 8; 10]. В ситуации доверия возникает специфическое состояние доверия, имеющее ряд стадий (это описано в наших исследованиях [1]). Вначале появляется напряженность, связанная с неясностью, какой уровень доверия необходимо проявить. Она формирует своего рода ориентировочную реакцию, поисковую активность, направленную на выделение тех моментов в объекте доверия и ситуации, которые существенны для оценки объекта по критериям доверия, осуществляется социально-психологическая перцепция. Затем происходит собственно оценка объекта доверия и привходящих обстоятельств.

Далее на ее основе вырабатывается адекватный уровень доверия. И, наконец, субъект формирует реакцию доверия, явную или скрытую.

Постоянное функционирование органа доверия формирует и определенное качество доверия как свойство личности. Одни люди являются более доверяющими, чем другие, в одних и тех же условиях.

Казалось бы, реакция одних, соответственно, является менее адекватной, чем других. Но здесь определяющее значение имеет индивидуальный опыт и, в первую очередь, самый ранний младенческий опыт, над которым надстраиваются все более поздние впечатления, и личность проявляет уровень доверия в соответствии со своим опытом.

Ситуация доверия является таковой только для конкретных индивидов: то, что является для одних ситуацией доверия, для других такой не является в силу той совокупности внутренних установок, которые предопределяют видение ситуации и расстановку различных приоритетов. Поэтому она всегда является субъективно данной, такой, какой ее воспринимает конкретный индивид. Эта субъективная данность также определяет и различное видение самой ситуации доверия разными субъектами доверия: один в ней доверяет больше, чем другой. Это указывает на проблему взаимной перцепции двух субъектов доверия: она редко бывает симметричной. А значит, всегда существует проблема взаимопонимания и организации взаимодействия таким образом, чтобы доверие было взаимным, примерно одного уровня.

Наконец, индивиды по-разному проявляют свое доверие/недоверие. Одни сдержанно, другие бурно, одни постоянно явно демонстрируют свои реакции доверия, другие только однажды. Помимо индивидуальных особенностей проявления доверия, обусловленных темпераментом, характером, воспитанием, культурой и мировоззрением, существует и зависимость реакций доверия от совокупности актуальных внешних обстоятельств. В одних условиях правильно и приемлемо активно демонстрировать доверие (недоверие), в других не принято, неприемлемо, опасно и пр.

Таким образом, в основе социально-психологического механизма доверия лежат три принципиальных момента: наличие функционального органа доверия, ситуации доверия и актуального доверия. Функциональный орган доверия представляет собой систему психических процессов, реализующих функцию доверия. Он является психическим механизмом доверия, реализующим функцию доверия на стороне личности – субъекта доверия. Но он переходит из потенциального состояния в актуализированное лишь при субъективной данности ситуации доверия.

ЛИТЕРАТУРА

1. Антоненко И. В. Социально-психологическая концепция доверия. М., 2006.

2. Выготский Л. С. Собр. соч.: В 6 т. Т.4, 6. М., 1984.

3. Зинченко В. П. Психология доверия. Самара, 2001.

4. Карпов А. В. Перспективы разработки проблемы структурно-уровневой организации деятельности // Ярославский психологический вестник.

2006. Вып. 18.

5. Кашапов М. М. Теория и практика решения конфликтных ситуаций.

М.; Ярославль, 2003.

6. Клюева Н. В. Психологическое обеспечение управленческой деятельности в образовательном учреждении // Хрестоматия по общей и прикладной психологии / Под ред. А. В. Карпова. Ярославль, 2001.

7. Козлов В. В. Социальная работа с кризисной личностью. Ярославль, 1999.

8. Купрейченко А. Б. Психология доверия и недоверия. М., 2008.

9. Мазилов В. А. Принцип системности и психическая деятельность // Ярославский педагогический вестник. 1996. № 3(6).

10. Скрипкина Т. П. Психология доверия. М., 2000.

11. Ухтомский А. А. Избр. труды. Л., 1978.

И. А. Аполлонов Проблема самотождественности личности в контексте этнокультурной С амотождественность которое бытия, связанного с самоочевидносличности представляет собой целостность и неизменность собственного тью самоощущения Я, независимо от всевозможных изменений ситуации, роли, состояний, в которых я оказываюсь и могу оказаться. Вместе с тем, попытка выявить основания такой самотождественности проблематична и связана социокультурной природой самосознания личности. Действительно, очевидное со времен Аристотеля рассмотрение человека как «общественного животного»

определяет первичность социальных структур, формирующих его самосознание. При этом исходной среди таких структур является семья, а в более широком контексте – этнические формы культуры, с которыми связаны представления о нормальном и должном во всех аспектах человеческой жизни.

Таким образом, проблема личностной идентичности оборачивается поиском соотношения индивидуального и коллективного в человеческом Я: где я как собственно я, а где я как единица определенной серии, носитель внеличностных свойств, звено в безликой цепи традиции? И в данном контексте логически несокрушимая и аподиктически достоверная формула моей самотождественности «Я есть Я» на самом деле связывает меня с очевидной привычностью себя как человека, мужчины, сына, мужа, отца, а определяет и даже предопределяет эту привычность то, что я, к примеру, русский. То есть самоочевидное ощущение «Я есть Я» «вплавлено» в огромный пласт не-Я.

И здесь открывается проблема поиска себя настоящего как субъекта собственного бытия в предданных сознанию и даже самосознанию этнокультурных формах.

Изначальная погруженность человека в этнокультурную традицию отражена в концепте «жизненного мира», аккумулирующем всю совокупность связей и отношений человека в его повседневной жизни.

Подобные отношения суть фактические столкновения человека с окружающими его предметами и явлениями, которые определяются объективными свойствами, как человека, так и этих объектов. Причем реальность подобных жизненных отношений предполагает погруженность человека в мир, его досубъектное состояние, поскольку субъектом он становится в контексте реализации этих отношений [1, с. 116 – 118]. Соответственно, здесь заключены реальные основания Статья выполнена при поддержке РГНФ (Проект 2 11-26-12001а/Abh «Этнокультурные нормы и ценности в диалоге культур (на примере самопонимания национальной идентичности русской, адыгской и абхазской молодежью)».

всех возможных идентификаций индивида. Этнокультурная окраска жизненных отношений состоит в их предистолкованности. Первичная предметность жизненных отношений уже несет в себе имплицитную осмысленность и понятность.

Как феноменологическая реальность жизненный мир схватывает синтетическое единство жизни сознания, его обусловленность горизонтом жизненно-практических условий, временной связи человека и мира в непосредственной данности бытия [2, с. 132]. Это фон нашего пребывания в мире, который имплицитно присутствует в повседневных делах и заботах, являя их привычную осмысленность, и очерчивает границы этой осмысленности. [3, с. 4]. Соответственно, этнические формы культуры, составляющие жизненный мир, с одной стороны, предельно антропоцентричны: точкой их средоточения является человеческая субъективность, как мера всех его жизненных отношений; а с другой стороны, шкала данной меры предсубъективна, то есть человеку как субъекту не принадлежит, и сам он субъектом, строго говоря, не является.

Внутренней психологической стороной жизненного мира, «то, что Я отражает, когда оно созерцает тело, личность и роли, которыми оно прикреплено к жизни», то есть осознание себя как именно себя во всевозможных состояниях и отношениях Э. Эриксон называет «самостью» [4]. Самость, как набор привычностей не осознается, но может стать сознательной при рефлексии со стороны Я, в утверждениях, что это действительно я, я как сущее. Соответственно, самость предшествует самосознанию и определяет горизонт осознания своей наличной фактичности. Поэтому здесь еще рано говорить о личностной идентичности в собственном смысле, но в ней заключены ее содержательные основания. Шеллинг называет подобное лежащее по ту сторону наличного сознания синкретичное тождество субъективного и объективного Я «бытием-вне-себя» [5, с. 468].

В контексте самоосуществления подобная доиндивидуальная нерасчлененность субъективного Я и объективного смысложизненного содержания самости сочетает крайности эгоцентризма (Я) и погруженность в коллективные формы сознания (все). Это изначальное стремление Я включить в себя все. Однако, будучи неосознанным, оно оборачивается стремлением быть как все. Самоочевидное ощущение собственной особенности и уникальности предстает здесь воспроизведением этнических по своей природе стереотипов массового сознания.

Индивидуализация, обретение личностной идентичности предполагает раскрытие изначального тождества в субъект-объектную дихотомию. Здесь происходит перевод привычного ощущения собственной тождественности в осознание своего Я, которое связано с миром различными предикатами, в частности, предикатом этничности, но не тождественно им. Подобное обретение собственного субъекта раскрывается в проблему соотнесения себя с миром, в котором до этого Я находилось в состоянии привычной и самопонятной нерасчлененности.

Здесь возможна попытка противопоставить себя всему остальному. Естественный эгоцентризм самости при этом оборачивается культивированием эгоизма. В данном контексте показательна концепция «Единственного» Макса Штирнера, который рассматривает Я как «мое все», поскольку Я – единственный. Зрелость человека – это его эгоизм, котором превращается в призраков все, что не есть я; изгоняется все общее и групповое [6]. Свасьян, развивающий подобную концепцию, заостряет эту мысль в максиме: «чем единичнее, тем человечнее», поскольку любое мыслительное обобщение ведет к утрате идентичности собственного Я человека как Единственного [7, с.

10]. Однако подобный путь преодоления индивидом социокультурных форм отчуждения ведет к выхолащиванию его личностного содержания. Как справедливо отмечает Рябов, «сверхсубъективизм, приходит к превращению «Единственного» из живой и уникальной личности в пустую, никчемную и напыщенную абстракцию, находящуюся в вакууме и вовсе лишенную содержания, в велящий ноль, возомнивший себя центром мироздания» [8, с. 54].

Соответственно, поиск подлинной идентичности должен сочетать интимные глубины индивидуальной уникальности человека с нахождением себя в этнокультурном предикате, например, «Я – русский», с которым, как отмечалось выше, связан клубок других предикатов (гендерных, ролевых), имеющих этническую окраску. В них соответствие себе обретает определенности, объективирующие Я как сущность. При этом процесс идентификации раскрывается в парадоксальную взаимосвязь сущности и существования. С одной стороны, Я не тождественно и в содержательном отношении шире всех своих возможных предикатов. Я больше и полнее, нежели «просто русский». С другой стороны Я присутствует в данных предикатах как их действительное осуществление. Соответственно, они, как возможность быть, превосходят наличное бытие Я. Таким образом сознающее себя Я и шире, и уже собственных сущностных определений.

Примечательна и другая сторона данного парадокса. Выраженная в предикатах общая природа, составляющая сущность индивида, представляет собой возможность быть этим. И в качестве таковой она неопределенна в бытийном отношении, хотя логически, наоборот, понятийно определенна. И субъект онтологически доопределяет свои сущностные характеристики, что выводит его за рамки понятийной определенности. Поэтому, в акте самосознания происходит не просто выявление смыслового содержания самости, но доопределение его бытийной неопределенности.

Подобное доопределение выводит человека за пределы самоочевидных алгоритмов повседневной привычности жизненного мира, составляющих стеснившее Я человека бытие вне себя (я такой и так делаю, потому, что я так хочу; потому, что все такие и все так делают). И этот выход открывает индивидуальное самобытие, при котором человек становится непредмыслимым извне, а внутренне, самостоятельно детерминированным. И именно в этом подлинная суть личностной самотождественности.

Соответственно, стержневая проблема этнокультурной идентификации – нахождение индивидуальности человека в этнокультурных универсалиях, приобретает характер личностного доопределения своих сущностных признаков, при котором субъект не растворяется в своих предикатах, а формирует себя в них, обретения особую определенность и оттачивания свою собственную форму.

ЛИТЕРАТУРА

1. Леонтьев Д. А. Психология смысла. М., 2003. – 487 с.

2. Кожевников С. Б. Эвристические горизонты концепции жизненного мира // Вопросы философии, 2008. C. 130–142.

3. Хабермас Ю. От картин мира к жизненному миру // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. 2010. № 1. C. 3–14.

4. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М., 2006. – 342 с.

5. Шеллинг Ф. В. Й. К истории новой философии (Мюнхенские лекции). Собр. соч. в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1989. C. 387–560.

6. Штирнер Макс Единственный и его собственность. http://new-anarchy.

narod.ru/shtirner.html.

7. Свасьян К. А. Prooemium // Вопросы философии, № 2, 2010. С. 3–12.

8. Рябов П. В. Проблема личности в философии анархизма. // Вопросы философии, 2010, № 5. C. 47–56.

А. Баширова, Л. Чукмарова Взаимосвязь отношения к ребенку и социально-психологического климата в татарских и русских семьях П ри изучении особенностей трансформации демографического поведения российской семьи необходимо учитывать ее региональную и локальную специфики. Демографическое поведение семьи в Республике Татарстан вписывается в общую картину российского демографического неблагополучия, хотя здесь некоторые демографические показатели (в частности, рождаемости) все же несколько выше. Так, региональный индекс демографического неблагополучия составляет 1,194 (среднероссийский равен 1,266).

Состояние индекса демографического неблагополучия в разных регионах определяется влиянием различных факторов и не в последнюю очередь социокультурными особенностями, выраженными в семейных ценностях и практиках этнических общностей.

Следовательно, можно предположить, что демографический кризис обусловлен в первую очередь этнопсихологическими особенностями семей. Рождение и воспитание ребенка требует наличия стабильной семьи, желающей детей и умеющей их воспитывать.

В связи с различными государственными программами материальной поддержки у семей появилось желание рождения детей, однако здесь возникает вопрос об умении воспитывать подрастающее поколение, о грамотном отношении к детям.

Город Набережные Челны относится к категории молодых городов, где обычные городские проблемы сопряжены с этнокультурным многообразием мигрантов, ставших горожанами в первом поколении.

В виду преобладающей численности в городе Набережные Челны и с целью рассмотрения этнических особенностей воспитания в качестве объекта исследования выбраны татарские и русские семьи.

Целью работы является изучение взаимосвязи отношения к ребенку и социально-психологического климата в татарских и русских семьях.

Стиль семейного воспитания рассмотрен как важнейший интегративный показатель воспитательной системы, связанный с социально-психологическим климатом семейных отношений и национальными традициями. В связи с этим в ходе эмпирического исследования были изучены: социально-психологический климат татарских и русских семей и особенности отношения родителей к детям через стили воспитания с помощью «Опросника родительского отношения»

(А. Я. Варга, В. В. Столин) и. анкеты «Психологический климат в семье» на основе карты-схемы Л. Н. Лутошкина.

Исследование проводилось в городе Набережные Челны в 2010 г.

Всего в исследовании приняла участие 51 семья. Возраст родителей от 30 до 45 лет. Возраст детей от 8 до 15 лет.

В 27 татарских семьях родным языком является татарский в 18 семьях, русский – в 9 семьях. Все семьи отнесли себя к мусульманской религии. В татарских семьях от 2 до 3 детей.

В 24 русских семьях родным языком является русский. 13 семей отнесли себя к православной религии, 11 семей – к атеистическому направлению. В русских семьях от 1 до 3 детей.

Далее представлены результаты взаимосвязи отношения к ребенку и социально-психологического климата в татарских и русских семьях.

В татарских семьях с благоприятным социально-психологическим климатом преобладает стиль кооперации (50%), наименьшее количество выборов получил стиль авторитарной гиперсоциализации (8,3%);

стиль воспитания «Инфантилизация» не выбран ни одним родителем.

Родители, набравшие высокий тестовый балл по шкале кооперации, всегда и во всем стараются помочь ребенку, стремятся понять его точку зрения. Такие родители поощряют инициативу и самостоятельность ребенка, представляют ребенку разумную автономию, стараются быть с ребенком на равных, т. е. стремятся соответствовать социально желательному образу РО.

В семьях с неопределенным социально-психологическим климатом доминирует стиль авторитарной гиперсоциализации (33,3%).

Наименее популярными являются стили «Кооперация» и «Симбиоз»

(по 11,1%). «Авторитарная гиперсоциализация» выявляет форму и направление контроля за ребенком, осуществляемого родителями.

Высокий балл по данной шкале свидетельствует об авторитарном отношении родителей к ребенку. Такие родители требуют от ребенка безоговорочного послушания и дисциплины, жестко контролируют жизнь ребенка, стараются навязать ему свою волю, свое «правильное»

понимание мира. Они пристрастно следят за социальными достижениями ребенка и требуют от него социальной успешности.

В семьях с неблагоприятным климатом большинство родителей выбрали стиль воспитания «Инфантилизация» (50%). Наименьшее количество выборов получил стиль воспитания «Кооперация» (16,7%);

стили принятия и симбиоза не выбраны ни одним родителем. Высокий балл по шкале «Инфантилизация» демонстрирует отношение родителя к ребенку как к более младшему по сравнению с реальным возрастом. Для родителей свойственно приписывать ребенку личную и социальную несостоятельность, интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка кажутся родителям несерьезными, ребенок представляется неприспособленным, неуспешным, открытым для дурных влияний.

Аналогично рассмотрим результаты взаимосвязи отношения к ребенку с различным социально-психологическим климатом, полученные при исследовании русских семей.

В русских семьях с благоприятным социально-психологическим климатом родители в большинстве случаев выбирают два стиля воспитания: принятие и кооперацию (по 33,3%). Наименьшее количество выборов получили стили авторитарной гиперсоциализации, симбиоза, инфантилизации (по 11,1%). Принятие отражает максимальное эмоциональное принятие ребенка, целостное восприятие ребенка и соответствующим образом организованное поведение между родителями и ребенком, базирующееся на принципах взаимодействия. Кооперация отражает стремление помочь ребенку, понять его точку зрения.

В семьях с неопределенным и неблагоприятным социально-психологическим климатом преобладает стиль авторитарной гиперсоциализации (50% и 60% соответственно), что свидетельствует об авторитарном отношении родителей к ребенку, стремлении к тотальному контролю.

Наименее популярный стиль в семьях с неопределенным климатом – кооперация и симбиоз (по 10%), стиль принятия не выбран ни одним родителем. В семьях с неблагоприятным социально-психологическим климатом менее всего распространены стили воспитания «Симбиоз» и «Инфантилизация» (по 20%), ни одного выбора не получили стили принятия и кооперации.

Для выявления взаимосвязи между стилем отношения к ребенку и социально-психологическим климатом в татарских и русских семьях был проведен корреляционный анализ с помощью коэффициента корреляции Пирсона. Принятие ребенка, сотрудничество с ним, общение на равных способствуют благоприятной атмосфере в семье, что является важным условием для нормального развития ребенка.

Дети, растущие в атмосфере приятия и любви легко приспосабливаются ко взрослой жизни, быстро приобретают самостоятельность, а также имеют наглядный пример правильного построения семейных взаимоотношений и воспитания детей.

Одним из важных факторов в воспитании детей является сотрудничество, совместная деятельность, возможно, именно поэтому в татарских семьях выявлена взаимосвязь между кооперацией и благоприятным климатом. В русских же семьях отдается предпочтение гиперопеке, тотальному контролю жизни ребенка, что проявляется в неблагоприятной атмосфере в семье. Здесь нет сотрудничества, ребенку не дается возможности проявить себя, инициативу, получить навыки, главное – выполнить правильным образом требования родителей. Различие в стремлении родителей соответствовать демократическим принципам воспитания и кооперативным установкам в общении с ребенком, скорее всего, обусловлено закрепленными в культурах различиями о лучших (полезных) для воспитания детей подходах к семейному воспитанию, о способах взаимодействия между родителями и ребенком.

Таким образом, стиль отношения родителей к ребенку влияет на то, какой социально-психологический климат преобладает в семье.

Дружественная атмосфера, приятие ребенка и взаимные симпатии являются показателем того, что ребенок изначально принимается родителями, они сотрудничают с ним, не опекая и не контролируя его, а позволяя ему приобретать личный необходимый в жизни опыт путем проб и ошибок.

1. В татарских семьях преобладает благоприятный социально-психологический климат, который характеризуется доброжелательными взаимоотношениями, направленностью на деловое сотрудничество, положительным отношением к значимым явлениям жизни семьи.

2. В русских семьях доминирует неопределенный социально-психологический климат, который характеризуется нейтральными взаимоотношениями, наличием скрытых конфликтов, отсутствием направленности на деловое сотрудничество, нейтральным отношением к значимым явлениям жизни семьи.

3. Статистически достоверные различия существуют в оценке благоприятного социально-психологического климата: в татарских семьях, по сравнению с русскими, более выражены оценки климата в семье как благоприятного (p0,01).

4. В татарских семьях родители предпочитают взаимодействие и сотрудничество с детьми (стиль воспитания «Кооперация»), в русских семьях – контроль над детьми и их подчинение родителям (стиль воспитания «Авторитарная гиперсоциализация»).

5. Существует взаимосвязь между авторитарным стилем воспитания и неопределенным социально-психологическим климатом в русских семьях (p0,01).

6. Существует взаимосвязь между стилем сотрудничества и благоприятным социально-психологическим климатом в татарских семьях (p0,01).

ЛИТЕРАТУРА

1. Варга А. Я. Системная семейная психотерапия. Курс лекций / А. Я. Варга. – СПб.: Речь, 2001. – 361 с.

2. Левкович В. П., Кузмицкайте Л. Д. Формирование этнического сознания подростка в семье // Психологический журнал, 2002. – № 6. – Т. 13. – С. 35 – 42.

3. Рыбаковский Л. А. Тенденции демографического развития России и их региональные особенности // Национальная идентичность России и демографический кризис. – М.: Научный эксперт, 2009. С. 47.

4. Хамматова Р. С. Социально-психологические особенности семей различной этнической принадлежности. – Режим доступа: http://www. lib. ua-ru, свободный.

5. Чукмарова Л. Ф. Этнопсихологические дифференциации стилей воспитания отцов и матерей // Всероссийская научно-практическая конференция «Ребенок в современном обществе». – М., 2007. – 455 с.

М. В. Башкин Особенности агрессивного типа реагирования личности на конфликт Т ип реагирования личности на поведения, представляетоптимальный способ разрешения им конфликта. Тип реагирования является относительно устойчивой характерологической особенностью личности, в значительной степени детерминирующей способ ее взаимодействия в ситуации межличностного конфликта [1, 2].

Для определения типа реагирования личности на конфликт нами использовалась методика «Диагностика ведущего типа реагирования»

(М. М. Кашапов, Т. Г. Киселева). Совокупная выборка испытуемых включала 470 человек.

Полученные результаты позволили нам выделить следующие группы обследуемых: 1) Испытуемые с преобладанием в ситуации конфликта агрессивного типа реагирования (22%); 2) Испытуемые с доминированием в конфликте типа реагирования «Уход» (30%);

3) Испытуемые, ориентированные на поиск оптимального решения конфликта, удовлетворяющего интересы обеих сторон (48%).

В рамках данной статьи проведем анализ индивидуально-психологических особенностей личности с агрессивным типом реагирования на конфликт. Отметим, что данный тип реагирования – это совокупность поведенческих реакций, имеющих отрицательную эмоциональную окраску по отношению к партнеру, сопровождающихся грубостью, порицанием партнера с целью его подчинения. Для влияния на оппонента, с целью заставить его принять свою точку зрения любой ценой, часто используется власть путем принуждения. Данный тип реагирования можно соотнести с выделенной К. Томасом стратегией поведения «Соперничество» [3].

Для анализа индивидуально-психологических особенностей личности, выбирающей в ситуации конфликта тип реагирования «Агрессия», был использован следующий психодиагностический инструментарий:

методика «Шкала оценки эмоциональной возбудимости» (V. A. Braithwaite, в адаптации А. А. Рукавишникова, М. В. Соколовой), опросник «Оценка уровня волевого самоконтроля» (Е. В. Эйдман, А. Г. Зверков), методика «Диагностика личностной креативности» (Ф. Вильямс, в адаптации Е. Е. Туник), методика «Диагностика межличностных отношений (Т. Лири, Р. Л. Лефорж, Р. Ф. Сазек), «Индивидуально-типологический опросник» (Л. Н. Собчик).

Установленная на основе корреляционного анализа (по коэффициенту корреляции Пирсона) положительная связь показателей

Похожие работы:

«Российская академия наук Институт психологии Психология человека в современном мире Том 2 Проблема сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского * Проблема деятельности в отечественной психологии * Исследование мышления и познавательных процессов * Творчество, способности, одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15–16 октября 2009 г.) Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев И. А....»

«МИНИСТЕРСТВО О БРАЗО ВАНИЯ И НАУКИ РО ССИЙСКО Й ФЕДЕРАЦИИ НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ в XXI веке Сборник научных трудов по материалам М еждународной научно-практической конференции 1 апреля 2013 г. Часть V Секция Информационные технологии Секция Агропромышленный комплекс Секция Проблемы экологии Секция История, психология и социология АР-Консалт Москва 2013 1 УДК 000.01 ББК 60 Н34 Наука и образование в XXI веке: Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 1 апреля...»

«Российская академия наук Институт психологии Психология человека в современном мире Том 6 Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе * Проблема индивидуальности в трудах отечественных психологов (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15–16 октября 2009 г.) Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М.И. Воловикова, Т.А. Ребеко Издательство Институт психологии РАН Москва – 2009 УДК 159.9 ББК...»

«НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО СТУДЕНТОВ XXI СТОЛЕТИЯ. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ Электронный сборник статей по материалам XVI студенческой международной заочной научно-практической конференции № 1 (16) Январь 2014 г. Издается с Октября 2012 года Новосибирск 2014 УДК 009 ББК 6\8 Н 34 Председатель редколлегии: Дмитриева Наталья Витальевна — д-р психол. наук, канд. мед. наук, проф., академик Международной академии наук педагогического образования, врач-психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги....»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Оренбургская государственная медицинская академия Министерства здравоохранения Российской Федерации ПсихОтеРаПия и ПсихОФаРМакОтеРаПия: Где тОчки сОПРикОснОвения? Материалы Российской научно-практической конференции с международным участием Оренбург 2013 УДК 615.851+615.214(063) ББК 53.57+52.817.10 П86 Под редакцией заведующего кафедрой психиатрии, медицинской психологии д. м. н., профессора В. Г. Будзы,...»

«НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО СТУДЕНТОВ XXI СТОЛЕТИЯ. ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ Электронный сборник статей по материалам XXII студенческой международной заочной научно-практической конференции № 7 (22) Июль 2014 г. Издается с Октября 2012 года Новосибирск 2014 УДК 009 ББК 6\8 Н 34 Председатель редколлегии: Дмитриева Наталья Витальевна — д-р психол. наук, канд. мед. наук, проф., академик Международной академии наук педагогического образования, врач-психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги....»

«Армине Акопян Приемы и способы информационно-психологического воздействия в информационном противоборстве воюющих сторон в Сирии Аналитический мониторинг 18 апреля – 31 мая 2013 г. Москва – 2013 © АНО Центр стратегических оценок и прогнозов Содержание ВВЕДЕНИЕ АНТИСИРИЙСКАЯ ПРЕССА ПРОСИРИЙСКАЯ ПРЕССА ТУРЦИЯ ХЕЗБОЛА И ХУСИТЫ АЛАВИТЫ И ШАБИХА КУРДЫ СИРИЙСКАЯ ОППОЗИЦИЯ. ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО СИРИИ СИРИЙСКАЯ СВОБОДНАЯ АРМИЯ ИОРДАНИЯ ИЗРАИЛЬ ВНЕШНЯЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ ЖЕНЕВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ -2 МОДЕЛИ...»

«КОРРЕКЦИОННАЯ ПЕДАГОГИКА 2013 №3 Уник. № 336230 ДОКЛАДЫ УЧАСТНИКОВ КОНФЕРЕНЦИИ И.Ю. ЛЕВЧЕНКО. Современные научные исследования в специальной психологии.13 М.В. ЖИГОРЕВА. Концептуальные подходы к реализации интегрированного обучения и воспитания детей с ограниченными возможностями здоровья.15 И.М. ЯКОВЛЕВА. Личностная готовность педагогов к работе с детьми, имеющими ограниченные возможности здоровья...17 В.В. ТКАЧЕВА. Семья ребенка с ограниченными возможностями здоровья в системе специального и...»

«Государственный университет имени „А. Руссо, Бэлць Факультет педагогики, психологии и социальной работы Кафедра Педагогики, начального обучения и дошкольного воспитания КЛАССНОЕ РУКОВОДСТВО КУРС ЛЕКЦИЙ Автор: Земцова Т., конференциар Обсуждена и утверждена на заседании кафедры педагогики, начального обучения и дошкольного воспитания Протокол №_6от22.02 2011 Бэлць 2010 2 Рецензия На курс лекций Земцовой Татьяны по предмету Классное руководство Курс направлен на овладение студентами теорией и...»

«Российская академия наук Институт психологии Психология человека в современном мире Том 3 Психология развития и акмеология * Экзистенциальные проблемы в трудах С. Л. Рубинштейна и в современной психологии * Рубинштейновские традиции исследования и экспериментатики (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15–16 октября 2009 г.) Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев Е. А. Сергиенко В. В. Знаков И. О. Александров...»

«ФГБОУ ВПО Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского Арзамасский филиал Кафедра общей педагогики и педагогики профессионального образования Кафедра социальной работы, сервиса и туризма ОО Педагогическое общество г. Арзамаса Теория и практика психолого-социальной работы в современном обществе Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции с международным участием 25 февраля 2013 г. Москва Арзамас 2013 1 Теория и практика психолого-социальной работы в...»

«КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. А. И. ГЕРЦЕНА ИНТЕГРАТИВНЫЙ ПОДХОД К ПСИХОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА И СОЦИАЛЬНОМУ ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ ЛЮДЕЙ Материалы IV Всероссийской научно-практической (заочной) конференции Санкт-Петербург, 3-4 апреля 2014 года Издательство Перо Москва 2014 УДК 159.9 ББК 88 И 73 Интегративный подход к психологии человека и социальному взаимодействию людей // Материалы IV Всероссийской научно-практической (заочной) конференции. – М....»

«ФГНУ Центр исследования проблем воспитания, формирования здорового образа жизни, профилактики наркомании, социально-педагогической поддержки детей и молодежи (г.Москва) Департамент общего образования Томской области Департамент образования администрации г.Томска Томский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук Томский государственный университет (факультет психологии) Томский государственный педагогический университет Институт развития образовательных систем Российской...»

«Институт социального образования (филиал) Российского государственного социального университета в г. Саратове Саратовский государственный медицинский университет имени В.И. Разумовского Национальный исследовательский Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Факультет психологии Центр медико-социологических исследований ИНТЕГРАТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В МЕДИЦИНЕ Научные труды III Всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции 15–16 мая 2014 Саратов...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.