WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 |

«ГОРОДСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Личность и государство в русской и западно-европейской антиутопии (по романам Е.Замятина Мы и О. Хаксли О дивный новый мир). Секция: ...»

-- [ Страница 1 ] --

Муниципальное образовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа № 45»

ГОРОДСКАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Личность и государство в русской и западно-европейской антиутопии

(по романам Е.Замятина «Мы» и О. Хаксли «О дивный новый мир»).

Секция: литература

Автор:Пархаев Артем Олегович,

МОУ «СОШ №45», 11 «Б» класс

Научный руководитель:Ермакова Татьяна Анатольевна, Учитель русского языка и литературы МОУ «СОШ № 45»

Курган 2009г

СОДЕРЖАНИЕ

Стр.

Введение………………………………………………………………………. 1.Своеобразие жанра антиутопии…………………………………………… 1.1.Рождение и генезис жанра утопии………………………………………. 1.2.От утопии к антиутопии………………………………………………….. 1.3.Характерные черты утопии и антиутопии………………………………. 2. Проблема личности и государства в русской и западно-европейской антиутопии…………………………………………. 2.1. Замкнутая модель мира в романе Е.И. Замятина «Мы»……………….. 2.2. Рассказчик, нумер Д - 503, и его духовная болезнь……………………. 2.3. «Сопротивление человеческой природы»……………………………… 2.4.Парадоксальный мир Олдоса Хаксли и Дж. Оруэлла…………………. Заключение……………………………………………………………………. Список литературы…………………………………………………………… Приложения…………………………………………………………………… Введение Настоящая литература может быть только там, где ее делают не исполнительные и благонадежные чиновники, а безумцы, отшельники, еретики, мечтатели, бунтари, скептики.

Евгений Замятин ХХ век – это эпоха великих открытий и великих потрясений. Это век небывалого еще в истории человечества технического прогресса, первого полета человека в космос, это время, когда казалось, что сбываются самые фантастические мечты человечества.

Русская литература в ХХ веке рождалась в огне кровавых войн и революций, массовых репрессий, под мощным идеологическим прессом.

Вместе с тем ХХ век – время гигантских социальных и экономических потрясений. Две мировые войны, унесшие десятки миллионов жизней, войны меньшего масштаба, изобретение и использование ядерного оружия привели к изменению взгляда на жизнь человека, к пересмотру культурных традиций.

Очень сильно, по сравнению с предыдущими веками, изменился и сам человек, его сознание. Все эти культурные, исторические, экономические перемены не могли не отразиться в художественной литературе.

Последние два десятилетия в литературе мирно сосуществуют опирающиеся на противоположные эстетические принципы направления: реализм, модернизм, постмодернизм, концептуализм, неосентиментализм и т.д.

Единой картины мира на сегодня не существует, есть лишь многообразие версий, причем существующих одновременно.

Рядом с эмпирическим миром появляется аллегорический, притчевый, метафизический, например у В.Астафьева, Ф.Искандера, А.Кима.

Легенда, миф, откровение, философская утопия, антиутопия органично соединяются с принципами реалистического познания действительности.

Жанр антиутопии занял особое место в ХХ – нач. ХХI вв. в зарубежной и отечественной литературе.

Что есть утопия и антиутопия? Каковы причины распространения в современной литературе именно антиутопии? Почему, по мысли Ю.Бохеньского, «… в мировой истории утопии почти всегда играли самую зловещую роль, становясь причиной массовых убийств, насилий и др. несчастий…»(2,15). Почему в наше время думать проще в жанре антиутопии?

Все эти вопросы нас очень глубоко взволновали, и мы в своем исследовании делаем попытку найти на них ответ, анализируя антиутопии «Мы» Е.Замятина, «О дивный новый мир» О.Хаксли и «1984» Дж. Оруэлла.

При подготовке научной работы мы ознакомились с большим количеством теоретико - литературных и историко - литературных монографий и статей (показавшиеся нам наиболее интересными и те, которые мы использовали при написании работы, внесены в «Список литературы»). Точки зрения на утопию и антиутопию В.Рабиновича, В.Чаликовой и Шишкина А. показались нам наиболее правильными и близкими к нашей.

Актуальность: жанр антиутопии – это постоянно меняющееся, развивающееся, не изученное до конца явление, закономерное для современной литературы, и проблема взаимоотношений личности и государства в современном мире стоит очень остро.

Новизна: в ходе работы были выявлены характерные особенности жанров утопии и антиутопии, предпринята попытка их сравнения, а также создания типологизации атиутопий.

Гипотеза: жанр антиутопии закономерен в современной литературе, т.к. общество не уверено в завтрашнем дне, взгляды многих на будущее пессимистичны, современный человек страдает от отсутствия веры.

Цель работы: показать, как решается проблема взаимоотношений личности и государства в отечественной и западно - европейской антиутопии.

Задачи: 1. Проанализировать романы «Мы» Е. Замятина, «О дивный новый мир»

2. Рассмотреть причины появления и генезис жанров утопии и 3. Выявить характерные особенности этих жанров и сравнить их;

4. Выявить своеобразие постановки и решения проблемы взаимоотношения личности и государства в романах Е.Замятина, Объект исследования: жанр антиутопии в отечественной и западно – европейской литературе;

Предмет исследования: романы Е. Замятина «Мы», О. Хаксли «О дивный новый мир» и Дж. Оруэлла «1984».

Методы исследования: изучение литературы по теме исследования, опрос, анализ, синтез, типологизация, сравнение.



Практическое применение: материалы работы могут быть использованы при проведении уроков, факультативных, семинарских занятий, во внеклассной работе по русской и зарубежной литературе.

1.Своеобразие жанра антиутопии.

1.1.Рождение и генезис жанра утопии.

Рождение жанра антиутопии было связано с исторической эволюцией утопии не только художественных и философских сочинений, но способа и типа мышления человека в его социокультурной практике. Стремление к идеалу общественного устройства и устроения человека было свойственно еще мыслителям античности.

Древнегреческий философ Платон (427-347 гг. до н. э.) в диалоге «Государство» дал свое представление идеального общества без противоречий и конфликтов. В его модели государства с правителем-философом во главе всеобщее благо достигалось путем оптимального использования каждого гражданина в строго функциональных обязанностях. Идея целесообразности изгоняла из платоновского государства поэтов как общественных смутьянов и лишних ртов. Искусства же подвергались жесткой цензуре на тему практического применения в воспитании граждан. Фактически Платон создал первую модель тоталитарного общества с государственным регулированием умонастроения и внутреннего состояния своих членов. У него каждый гражданин должен быть счастлив.

Практическую реализацию своей идеи Платон так и не осуществил, хотя и пытался предпринять некоторые шаги в Сиракузах на Сицилии. Ему пришлось там столкнуться с сопротивлением человеческой природы, которую сам он называл алчностью. «Государство» Платона еще многие века оставалось неосуществимой мечтой о совершенном обществе.

Собственное название такая мечта получила по наименованию книги Томаса Мора (1478-1535) «Утопия» (1516). Само слово состоит из игры значений. Греческая «евтопия» (блаженное место) в латинской транскрипции прочитывалась как «утопия»

(место, которого нет). Мор, английский гуманист и государственный деятель, в форме рассказа путешественника изобразил благоустроенное светское государство без социальных зол и проблем. Всеобщее благо достигается коллективным трудом.

Презрение к золоту выразилось у Мора в том, что из драгоценного металла утопийцы делают ночные горшки. В основе книги лежали модернизированные платоновские идеи. По существу, Мор тоже стремился к изображению недосягаемого современным ему людям.

Большинство респондентов не верит в возможность всеобщего блага, но при этом треть все-таки верит в возможность существования идеального государства. (см.

приложение) Еще одним важным для понимания утопического мышления памятником литературы стала книга «Город Солнца» (1602), которую написал итальянский монах Томмазо Кампанелла (1568-1639). Утопия Кампанеллы представляла в качестве идеала некое теократическое государство с абсолютной властью жрецов-правителей.

Регламентация всей жизни человека в городе Солнца, кажется, достигает апогея.

Здесь не только все общее, например, труд и его результаты, но и поощряется доносительство, инакомыслие наказывается, счастье тщательно планируется.

Жанр утопии был необыкновенно популярен, и на протяжении веков многие писатели и мыслители отдали ему дань. Утопии выходили отдельными томами и входили фрагментами в книги (описание Телемской обители в «Гаргантюа и Пантагрюэле» Ф.Рабле, четвертый сон Веры Павловны в романе Н.Чернышевского «Что делать?»). Уже в XIX веке можно было выделить утопий натурфилософские (о взаимоотношении человека с природой), например, книга американского писателя Генри Торо (1817-1862) «Уолден, или Жизнь в лесу» (1854), и утопии социальные, например, социалистическая утопия английского писателя Уильяма Морриса (1834Вести ниоткуда» (1891). Бурное развитие наук

и и техники привело к идее «механической цивилизации», где работа машины заменит труд людей. Именно идеей технического прогресса вдохновлялось раннее творчество английского фантаста (и утописта) Герберта Уэллса (1866-1946).

1.2.От утопии к антиутопии.

Однако в начале XX века началось осуществление утопических идей на практике - на территории целых государств и судьбах целых народов. Замечательный русский философ Николай Бердяев (1874-1948) в своей работе «Новое средневековье» сказал, что утопии оказались более осуществимыми, чем это казалось раньше. Торжествующая буква утопии обернулась для человека ужасом тоталитаризма. Во имя догм уничтожались миллионы людей, перекраивались устои общества и мораль. Потуги сделать счастливым все человечество делали несчастным отдельного человека(12,388).

Крах утопического мышления вызвал к жизни свое отрицание. Оппонентом и опровержением утопии стала антиутопия. Впервые термин антиутопия был введн английским философом и экономистом Джоном Стюартом Миллом в 1868 году.

Антиутопические тенденции присутствовали в литературе и раньше, но жанровое формирование и популярность антиутопия приобрела именно в XX веке.

Классикой жанра антиутопии по праву считаются три романа - «Мы» Евгения Замятина, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли и «1984» Джорджа Оруэлла.

утопической идеи. Это противоположные художественные миры.

Утопия представляет модель общества, завершенного в самом себе, где нет места человеческой индивидуальности, где вместо личности преподносится сконструированная схема. В антиутопии же центром внимания является человек.





Герой антиутопии обычно находится в пограничной ситуации, находится перед судьбоносным выбором. Он испытывает конфликт между внешним насилием (навязывание модели поведения, стереотипов мышления) и своей внутренней природой. Противоречие между человеком и искусственной схемой создает взрывную ситуацию. Суть изображаемого конфликта состоит в глубокой вере в самостоятельную ценность человека.

Утопия изображает мир с остановившимся временем. Осуществленный идеал отказывается от дальнейшего развития. В антиутопии нелепость подобной ситуации становится отправной точкой развития сюжета. Конечность времени всегда относительна, ибо, закрыв глаза и уши, нельзя отменить окружающий мир. Общество и люди в антиутопиях предстают именно как закрытые, обнажая ограниченность прокламируемого идеала. Метафизическому идеалу в антиутопии противопоставляется реальное положение вещей, зашедшее в своих внутренних противоречиях до катастрофы. Напряженность конфликта создает возможность поиска внесхематичных решений, альтернативных утопическому идеалу. Так, собственно, и идет нормальная человеческая жизнь.

Антиутопия раскрывает процесс насилия над историей и природой. В обоих случаях жертвой оказывается человек. Насилие над природой чревато экологическими катастрофами, в которых ставится под сомнение существование человека. Однако большее внимание антиутопия отдала насилию над историей, т.е.

над обществом: при создании совершенного общества его творцы почему-то всегда упускали из вида конкретного человека. Это подметил еще в 1920 году Е.Замятин, создавая свой знаменитый роман. Именно в его Едином Государстве, где торжествует логика и разум, люди именуются нумерами. Ведь только для нумера казарменный распорядок может казаться венцом разумности и целесообразности.

По мнению американского литературоведа Г. Морсона, антиутопия - это антижанр. Он имеет в виду прежде всего пародийную основу жанра по отношению к утопии. Однако антиутопия (в своих различных вариантах) зачастую может быть отнесена к комбинированному жанру двойного прочтения. Так, «451 по Фаренгейту»

Р.Брэдбери может быть трактован как научная фантастика и как роман-предупреждение, в том же романе «Мы» сильны черты социальной сатиры. Говорить о чистоте жанра сложно еще и потому, что любая антиутопия несет в себе следы не только авторской индивидуальности, но времени и места своего создания, конкретной социально-художественной задачи. Основная объединяющая черта всех антиутопий вера в самоценную значимость человека и ее отстаивание от любых социальных, политических и экономических доктрин, покушающихся на эту феноменальность.

Жанр антиутопии настолько прижился в искусстве, что его черты стали привычной деталью, более того - частью художественного мышления второй половины XX века.

1.3. Характерные черты утопии и антиутопии.

В антиутопии, как правило, выражается кризис исторической надежды, объявляется бессмысленной революционная борьба, Назначение утопии состоит, прежде всего, в том, чтобы указать миру путь к совершенству, задача антиутопии – предупредить мир об опасности, которые ждут его на этом пути.

Важной особенностью утопии является е статичность, в то время как для антиутопии характерны попытки рассмотреть возможности развития описанных социальных устройств. Таким образом, антиутопия работает обычно с более сложными социальными моделями.

Главной целью антиутопического настроения является:

-подрыв основы оптимистического взгляда на будущее;

-доказательство невозможности и кошмарности каких бы то ни было Для антиутопии характерно:

1) проекция на воображаемое общество именно тех черт, которые вызывают наибольшее неприятие в обществе современном;

2) расположение антиутопического мира на расстоянии – в пространстве или во времени;

3) описание характерных для антиутопического общества негативных черт таким образом, чтобы возникло ощущение кошмара.

В антиутопии, главная мечта – это выжить, возродиться, вернуть свой мир, приняв таким, каков он есть, «...речь идет о выживании в такие времена…»(7,44).

Ведь антиутопия – это изображение «будущего без будущего», мертвого механизированного общества, где человеку отведена роль простой единицы.

Исторический процесс в антиутопии делится на два отрезка – до осуществления идеала и после. Между ними – катастрофа, революция или другой разрыв преемственности. Отсюда особый тип хронотопа в антиутопии: локализация событий во времени и пространстве.

Антиутопия изображает общество, в котором утопический вирус всеобщности приобрел характер эпидемии, выкосившей все человеческое и давшей метастазы в виде тоталитарного режима.

Литературные антиутопии былых времен были столь же нереальны, как и сами утопии.

В 1980-1990-е гг. в современной русской антиутопии сформировались такие ее жанровые разновидности:

сатирическая антиутопия – «Николай Николаевич» и «Маскировка» (обе – 1980) Ю.Алешковского, «Кролики и удавы» (1982) Ф.Искандера, «Москва 2042»

(1987) В.Войнович;

детективная антиутопия – «Французская Советская Социалистическая Республика» (1987) А.Гладилина; «Завтра в России» (1989) Э.Тополя;

антиутопия-«катастрофа» - «Лаз» (1991) В.Маканина, «Пирамида» (1994) Л.Леонова; «Новые робинзоны» Л.Петрушевской, «Невозвращенец» (1989) А.Кабакова и др.

В основе сюжетов антиутопических романов, как правило, лежит конфликт между «естественной» личностью, не сумевшей приспособиться к «прекрасному новому миру».

В антиутопии люди суть машины, созданные для того, чтобы выполнить определенную работу и умереть. И если ты останешься частью системы, с тобой все будет в порядке.

В основе антиутопии – пародия на жанр утопии либо на утопическую идею.

Однако открытия, сделанные в классических произведениях, - образ псевдокарнавала, история рукописи как сюжетная рамка, мотивы страха и преступной, кровавой власти, неисполнение героем просьбы возлюбленной власти и вследствие этого – разрыв – все это «заштамповывается», составляя определенный метажанровый каркас. Отныне он будет повторяться, становясь как бы обязательным, и преодоление этой обязательности станет новаторством следующего порядка. То, что на сегодня представляется обязательными признаками жанра, завтра уже окажется лишь определенным, пройденным этапом его развития.

Герой антиутопии эксцентричен. Он живет по законам аттракциона.

Аттракцион – это излюбленное проявление власти.

Очень часто в антиутопии встречается рамочное, «матрешечное» устройство повествования, когда само повествование оказывается рассказом о другом повествовании, текст становится рассказом о другом тексте. Это характерно для таких произведений, как «Мы» Е.Замятина, «Приглашение на казнь» В.Набокова, «1984» Дж.Оруэлла, «Любимов» Абрама Терца, «Зияющие высоты» А.Зиновьева, «Москва 2042» В.Войновича, «Невозвращенец» и «Сочинитель» А.Кабакова.

Ритуализация жизни – ещ одна структурная особенность антиутопии. Именно эта особенность встречается в произведении Е.Замятина «Мы», когда нумера носят одинаковую одежду, получают розовые талоны и едят одинаковую пищу.

Антиутопия принципиально ориентирована на занимательность, развитие острых, захватывающих коллизий. В антиутопии человек непременно ощущает себя в сложнейшем, иронико-трагическом взаимодействии с установленным ритуализованным общественным порядком.

В сравнении с научной фантастикой антиутопия рассказывает о куда более реальных и легче угадываемых вещах. Научная фантастика скорее ориентируется на поиск иных миров, моделирование иной реальности, иной «действительности». Мир антиутопии более узнаваем и легче предсказуем. Антиутопии используют фантастику с целью дискредитации мира, выявления его нелогичности, абсурдности, враждебности человеку.

Это не означает, что антиутопия значительно расходится с фантастикой. Она активно использует фантастику как прим, расходясь с нею как с жанром.

Пространство антиутопии всегда ограничено. Это жиль героя, на которое он в обществе воплощенной утопии теряет право. Реальное в антиутопии – пространство надличностное, государственное, принадлежащее социуму, власти, которое может быть замкнутым, расположенным вертикально, создающим конфликт верха и низа.

Страх составляет внутреннюю атмосферу антиутопии.

Для повествования в антиутопии весьма продуктивным оказывается мотив «ожившего творчества». События, описываемые в рукописи героя, становятся «сверхреальностью» для произведения в целом. Акт творчества возвышает героярассказчика над остальными персонажами. Обращение к словесному творчеству – не просто сюжетно-композиционный ход. Рукопись проявляется как подсознание героя, более того, как подсознание общества, в котором живет герой. Так замятинский нумер D-503 пишет дневник.

Рукопись, которую пишет герой, можно рассматривать как донос на все общество. Дело в том, что рукопись героя лишь условно предназначена для саморефлексии. В действительности же, она имеет своей целью предупредить, известить, обратить внимание, проинформировать, словом, донести до читателя информацию о возможной эволюции современного общественного устройства.

Подобная повествовательная структура позволяет полнее и психологически глубже обрисовать образ автора «внутренней рукописи», который, как правило, оказывается одним из главных (если не самым главным) героев самого произведения в целом.

Для антиутопий характерен мотив предостережения. Автор пытается предостеречь общество от того ужаса, который преследует героев антиутопии.

Антиутопии связаны с реальной жизнью, они показывают, что выходит из утопических идей, если их претворять в жизнь, поэтому антиутопии всегда строятся на остром конфликте, подсказанном жизнью, имеют драматический, напряженный сюжет, яркие характеры героев.

Сюжетный конфликт возникает там, где герой отказывается испытывать наслаждение в собственном унижении властью. Так произошло с замятинской I-330, так происходит затем с Уинстоном, героем Оруэлла в «1984».

Антиутопия более свободна в использовании художественных средств, она обращается к научной фантастике, сатирическим примам, аллюзиям, реминисценциям. В антиутопии всегда разврнутый сюжет, который строится на конфликте идей, получающих конкретное воплощение в характерах героев.

Итак, утопия и антиутопия довольно активно развиваются в литературе русского зарубежья. Мы видим преобладание одних и тех же жанровых признаков – при всех различиях между стилевыми манерами. Антиутопия отличается от утопии своей жанровой ориентированностью на личность, на ее особенности, чаяния и беды, словом, антропоцентричностью. Личность в антиутопии всегда ощущает сопротивление среды. Социальная среда и личность – вот главный конфликт антиутопии.

Вряд ли можно считать случайным то обстоятельство, что повествователем в антиутопии зачастую оказывается характерный, «типичный» представитель современного антиутопического поколения. Предчувствие усложненности мира, страшная догадка о несводимости философского представления о мире к догматам «единственно верной» идеологии становится главным побудительным мотивом для его бунта, и не имеет значения, должен герой сознавать это или нет.

Писатели – антиутописты ставили перед собой задачу показать механизм и последствия тоталитарного режима, моральное разрушение личности в результате манипулирования человеческим сознанием.

Наиболее продуктивный подход к изучению особенностей этого жанра – его сопоставление с жанром утопии.

Анализ художественной структуры утопии и антиутопии показывает, что оба эти жанра тесно связаны с мировоззренческими и идеологическими проблемами общества.

2. Личность и государство в русской и западно-европейской антиутопии.

2.1. Замкнутая модель мира в романе Е.И. Замятина «Мы».

Евгений Иванович Замятин (1884 - 1937) - яркий прозаик и драматург. Но, к сожалению, его произведения нашли своего читателя только в 80 - 90 годы ХХ века.

Когда Евгений Замятин писал свой роман «Мы», ему, взявшемуся в художественной форме изучить и разоблачить губительность тоталитарной системы для личности человека, жизнь подарила возможность своими глазами наблюдать зарождение в крови и хаосе Единого Государства. Роман был создан в 1920-1921 годах в Петрограде.

Замятин изображает борьбу между внутренне антиномичными стремлениями человеческого духа, проецируя е на евангельский сюжет. В романе записей. 40 - число сакральное: сорок дней продолжалось искушение Христа в пустыне, сорок дней продолжается Великий пост накануне Пасхи, сорок дней не покидает душа умершего землю - столько времени требуется для перехода из состояния земного в астральное.

окончательного уподобления машине - все нумера, которым удаляют фантазию, возможности духовного воскрешения личности.

Роман «Мы» не только самое значительное произведение Евгения Замятина, но и наиболее яркое воплощение жанра антиутопии в русской литературе.

Начало ХХ века, и особенно Октябрьская революция, породили в сознании людей новые утопические иллюзии. Многим жившим в ту прекрасную и трагическую эпоху казалось, что революция, как локомотив, мгновенно домчит человечество в «социалистический рай». Вот почему столь ощутимы элементы утопии в советской литературе первых послеоктябрьских лет. Но более проницательным художникам уже в те годы открылся бесчеловечный смысл реализации великой счастью»(3,448).

прогнозов. ХХ век вместо столь желанной гармонии между человеком и миром превративший людей в подобие механизмов. Этот век, как никакой другой, обесценил отдельную человеческую жизнь.

Отрекаясь от дня сегодняшнего, революционные романтики создавали идеальную модель дня завтрашнего. Замятин моделирует будущее, опираясь на сущностные черты настоящего. О каком будущем может мечтать человек, перед которым настоящее поставило единственную задачу - физически выжить; который лицом к лицу столкнулся с угрозой голодной смерти, физической расправы? На этот вопрос Замятин отвечает книгой, в которой вопреки всем утопическим будущего, в котором решены все материальные проблемы. Человек в этом мире «равенство всеобщей сытости»(6,16) достигнуто путм устранения индивидуальной свободы. И не случайно страна, изображнная в романе «Мы», обнесена Зелной Стеной. Страна искусственного счастья напоминает замкнутый, отгороженный от материального совершенства и остановилось в свом развитии, погрузившись в состояние духовной и социальной энтропии.

В романе «Мы» писатель стремится рассказать о так называемой «конвергенции», то есть о смешении систем в один «технократический котл».

Здесь выявляется борьба двух полярных начал: за человека или против него;

гуманизм или фанатизм, исходящий из того, что люди, народ нуждаются в жестоком пастыре. Неважно, кто он - обожествлнный тиран или свирепый творец всего сущего; важно, чтобы человека можно было бы загнать в раба, в муравья, в обезличенный «нумер».

Одна из главных мысль о том, что происходит с человеком, государством, обществом, цивилизацией, когда они, поклонясь абстрактно разумному бытию, книжным, теоретически сконструированным идеалам, добровольно отказываются цивилизация, укореняющаяся в несвободном обществе, неизбежно оказывается технотронной, машинизированной, бездуховной; люди превращаются в простой придаток машины, в продолжение громадного централизованного механизма государственного управления. Перед глазами идеологически оболваненного Д предстат символическая картина идеального общественного устройства, восхищающая его эстетически и нравственно.

Таким образом, при всей непохожести замятинских произведений неизменным остатся создаваемое автором замкнутое художественное пространство. Это пространство служит писателю моделью современного ему мира. Положение человека в этом мире определяется его способностью или неспособностью преодолеть замкнутость, победить в себе звериное, утробное, вырваться на просторы свободного духа.

Действие романа, перенеснное на несколько столетий вперд, происходит в некоем Едином Государстве, укрытом от «дикого» пространства Зелной Стеной, отлитой из «самого незыблемого, вечного стекла», в момент, когда жителям фантастического города предстоит выйти за пределы своего пространства и «благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах».

«публичности» существования, жизни с разъединнностью людей, так как стекло не только открывает глазу жизнь другого, но и служит невидимой границей, непрочности - ещ одно напоминание об искусственности, рукотворности Единого Государства. Хрупкость мотивирует мотивы упрощения: нумер, вместо имени, серо-голубая юнифа в качестве одежды для всех, прогулки в шеренгах, любовь по розовым талонам - таково гротескное выражение идеи упрощения, на основе которого оказывается возможной организация, с помощью которой «стеклянный» - хрупкий, искусственный - мир защищает себя от гибели.

Уже на первых страницах романа Е. Замятин создат модель идеального, с точки зрения утопистов, государства, где найдена долгожданная гармония общественного и личного, где все граждане обрели наконец желаемое счастье.

Отметим, что в вымышленной стране, созданной воображением Замятина, живут не люди, а нумера, лишенные имен, облаченные в юнифы (то есть униформу).

Внешне схожие, они ничем не отличаются друг от друга и внутренне. Неслучайно с такой гордостью восклицает герой, восхищаясь прозрачностью жилищ: «Нам нечего скрывать друг от друга»(5,314). «Мы счастливейшее среднее арифметическое»(5,380), вторит ему другой герой, государственный поэт R-13. Одинаковостью, механичностью отличается вся их жизнедеятельность, предписанная Часовой Скрижалью. Это характерные черты изображенного мира. Лишить возможности изо дня в день выполнять одни и те же функции значит лишить счастья, обречь на страдания.

В Едином Государстве воцарилось всеобщее «математически безошибочное счастье»(5,316). Его обеспечивает само Единое Государство. Но счастье, которое оно дат людям, - лишь материальное, а главное - в общих, одинаковых и обязательных для всех формах. Каждый получает сытость, покой, занятие по способностям, полное удовлетворение всех физических потребностей - и ради этого должен отказаться от всего, что отличает его от других: от живых чувств, собственных стремлений, естественных привязанностей и собственных побуждений. Словом от собственной личности.

свидетельствует также эпизод испытания Интеграла: десять нумеров, погибших при испытании, повествователь называет бесконечно малой третьего порядка.

Материальные проблемы были решены в ходе Двухсотлетней войны. Победа над голодом одержана за счет гибели 0,8 населения. Но победа в Двухсотлетней войне имеет еще одно важное значение: Город побеждает деревню, и человек полностью отчуждается от матери-земли, довольствуясь теперь нефтяной пищей.

Что касается духовных запросов, то государство пошло не по пути их регламентации. Первым шагом было введение сексуального закона, который свл человека личных привязанностей, чувства родства, ибо всякие прочные связи, кроме связи с Единым Государством, преступны. Несмотря на кажущуюся монолитность, нумера абсолютно разобщены, отчуждены друг от друга, а потому легко управляемы. Государство подчинило себе не только пространство, но и время каждого нумера, создав Часовую Скрижаль. Оно отняло у своих граждан способность к интеллектуальному и художественному творчеству, заменив его Единой Государственной Наукой, механической музыкой и государственной поэзией. Стихия творчества насильственно приручена и поставлена на службу свидетельствующие об утилитарности искусства в этом мире: «Цветы судебных приговоров», трагедия «Опоздавший на работу», «Стансы о половой гигиене».

Однако даже решив все эти проблемы, Единое Государство не чувствует себя в полной безопасности. Не случайно же в этой стране создана целая система подавления инакомыслия. Это и Бюро Хранителей, Операционное Бюро с его чудовищным Газовым Колоколом, и Великая Операция, и доносительство, возведнное в ранг добродетели. Насилие над личностью вызывает у людей не естественную болевую реакцию, а восторг. Это объясняется тем, что у Единого Государства есть оружие пострашнее Газового Колокола. И оружие это - слово.

Именно слово может не только подчинить человека чужой воле, но и сформировать особый тип сознания, оправдать насилие и рабство, заставить человека поверить, что несвобода - это и есть счастье.

На первой странице романа появляется образ, который станет в нм центральным и обретт особый символический смысл. Это образ Интеграла.

Интеграл - важная деталь, принадлежащая научно - фантастическому плану замятинского произведения. Это космический снаряд, способный вырваться за пределы околоземной атмосферы, достичь иных миров, принести туда Благую весть о существовании Единого Государства и с помощью абсолютного знания, Вселенную, которая пока пребывает в состоянии «дикой свободы». «Вам обитающие на иных планетах - быть может, ещ в диком состоянии свободы.

Если они не поймут, что мы несм им математически безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми»(5,307). «Газетная литература» далкого и мрачного будущего слово в слово воссоздат лозунги первых лет революции о победе мировой Революции, о распространении диктатуры пролетариата и человечество в счастливое будущее!» Именно вокруг Интеграла завязываются основные события, выстраивается любовный, авантюрный, психологический сюжеты романа.

Человек и власть. Что это: вечные противники или союзники на века?

И вообще, способен ли человек жить сам по себе, без «руководящей и направляющей» руки. Вопрос не только из области философии, достаточно вспомнить, сколько крови пролилось из-за этого вопроса. С древних веков рвался человек из пут власти: восставал, сжигал, убивал и, успокоенный железом и кровью, терпел гнт ещ более тяжкий и горький. Недаром К. Маркс сделал вывод, что вся история человечества - беспрерывная цепь борьбы тех, кто у власти, и тех, кто на эту власть работает. Люди власти были разными:

глупыми и умными, жестокими и слабоумными, хитрыми и принципиальными. И всегда, особенно в ХХ веке, находились люди, провозглашавшие свою власть абсолютной и непогрешимой, создавая миф о «божественности» своего предназначения.

Е.И. Замятина «Мы». Образа, во многом провидческого. Ведь Благодетель - это уже не человек - это символ, символ власти. Недаром у него нет имени. Нет имени - нет индивидуальности. Он - один из ряда Благодетелей. Почти нумер, который носят его подданные.

И, как ни странно, именно он и является самым главным врагом самому себе, вернее мифическому «себе». Ведь покажи настоящего Благодетеля людям, поверили бы они, что это и есть их «божественная судьба»? Поэтому Благодетель всегда одинок, у него нет друзей, нет любимых, только свой двойник. Бог - всегда один - вот девиз подобных людей. А ведь человек не Бог, он может и должен ошибаться. Только человеку-богу некому об этом сказать. Только человек-бог никогда не признатся в этом самому себе. А толпа, уверенная в мудрости вождя, слепо последует за ним. Этот порочный круг трудно разорвать. Но можно.

Только те, кто способен мыслить, не соглашаться, искать ответы, а не брать их готовыми из книг и речей Благодетеля, способны порвать этот мифический ореол божественности.

Таких людей немного, но они будут всегда. Для таких мифы - только мифы.

Ложь - только ложь. Бог - только человек. Таких людей всегда боялись земные «боги», потому что именно они свергали их троны. Ведь нет ничего страшнее для томов мифов, чем одно слово правды. И один способен за это слово выразить фантазию миллионов, а другие - отдать свои жизни. Миф всегда опирается на страх и насилие, правда - всегда добро. Вот, что хотел сказать Замятин своим Благодетелем.

Постигая чудовищную логику, а точнее – идеологию Единого Государства, необходимо вслушаться в его официальный язык. С первых же страниц романа бросается в глаза обилие оксюморонов: «благодетельное иго разума», «дикое состояние свободы», «наш долг заставить их быть счастливыми», «самая трудная и высокая любовь – это жестокость», «я снова свободен, то есть, «Благодетель, мудро связавший нас по рукам и ногам благодетельными тенетами счастья»(5,307-462). Этот прообраз оруэлловского новояза не просто особый язык.

Это особый тип сознания, который, пожалуй, и является главным достижением и главным преступлением Единого Государства, ибо в этом сознании произошла подмена всех выношенных мировой культурой человеческих ценностей. Здесь индивидуальность – преступление. Однако человеческая природа не выносит такого пусть благополучного, но безличного существования. Вопреки безупречно человеческие эмоции и страсти.

2.2.Рассказчик, нумер Д - 503, и его духовная болезнь.

В самом начале романа мы видим, какой восторг вызывает у герояповествователя ежедневная маршировка под звуки Музыкального Завода: он переживает абсолютное единение с остальными, чувствует солидарность с себе подобными. Рассказчик в романе Замятина, нумер Д - 503, - «только один из «квадратную гармонию», «математически безошибочное счастье», «математически совершенную жизнь Единого Государства», апофеоз «логического мышления». Его заветная мечта - «проинтегрировать грандиозное вселенское уравнение», «разогнуть дикую кривую, выпрямить е по касательной - асимптоте – по прямой. Потому что линия Единого Государства - это прямая, мудрейшая из линий»(5,309). Идеал жизненного поведения «разумная механичность», вс выходящее форма эпилепсии. Именно фантазии более всего пугают замятинского героя, тяготят его: это «преступные инстинкты», особенно живучие в «человеческой породе», нарушающие, взрывающие изнутри «алгебраический мир» нумера Д Все фантазии, любые проявления жалкой свободы «я», выражающейся в малейшем отступлении от бесчисленных запретов, узаконений, распорядка дня, воспринимаются строителем Интеграла как помещение себя в положение «-1», как превращение в иррациональное, мнимое число.

Замятин изображает духовную эволюцию героя, прослеживает, как от осознания себя микробом в этом мире Д - 503 приходит к ощущению целой вселенной внутри себя.

момента, когда в его жизнь входит I - 330. Первое ощущение душевной болезни приходит к герою, когда он слушает в е исполнении Музыку Скрябина. Возможно, эта музыка была для Замятина не только символом духовности, но и символом иррациональности, непознаваемости человеческой натуры, воплощением гармонии, не проверяемой алгеброй, той силы, которая заставляет звучать самые тайные струны души.

Главной деталью портрета I - 330 в восприятии героя становится икс, образованный складками возле рта и бровями. Икс для математики - символ неизвестного. Так на смену ясности приходит неизвестность, на смену ясной цельности - мучительная раздвоенность.

История любви Д - 503 к I - 330 может показаться чисто личной, частной на фоне полных значения коллизий в государстве будущего - строительство Интеграла и заговора против него. Но она не случайно пронизывает вс повествование. Именно в ней, этой достоверной человеческой драме, находит образное воплощение главная мысль Замятина - его тревога о человеке, его надежды и сомнения о светлом будущем. По сути, с героем Замятина происходит то, что вечно повторяется на земле, и много раз повторялось в литературе: прекрасная, манящая к себе женщина выталкивает его из привычной колеи общепринятого жития в другую реальность, в круг неизведанных радостей и тревог, предстающий опасным и влекущим одновременно.

Замятина, это не просто очередная драма встречи мужчины и женщины - это потрясение самих его основ, опровержение его фундаментальных запретов на личную жизнь «нумеров». И обычная земная история наполняется у Замятина онтологическим смыслом. Любовь двоих именно друг к другу независимо от «розовых талонов» и Табеля сексуальных дней - это явление истинного бытия в мир, организованный и выхолощенный «благодетельным игом разума», это весть о том, что человеческое бытие неустранимо существует за пределами Единого Государства и никогда не будет побеждено.

Происходит радикальный перелом в мироощущении героя. Не частицей наоборот – вселенную чувствует в себе. После этого доктор и ставит диагноз:

«По-видимому, у вас образовалась душа»(5,340). Плоскость, зеркальная поверхность становятся объемными. Привычный двухмерный мир рушится. То, что казалось иррациональным, вдруг становится реальностью, только иной, невидимой. «…Эта нелепая «душа» – так же реальна, как моя юнифа, как мои сапоги – хотя я их и не вижу сейчас. И если сапоги не болезнь – почему же «душа» болезнь?»(5,342).

О глубоких изменениях, произошедших с героем, свидетельствует тот факт, что он не доносит на I-330. Правда, со свойственной ему логикой, он пытается оправдать свой поступок объективными обстоятельствами (болезнью, тем, что его задержали в Медицинском Бюро), и все же привычная ясность мыслей утрачена. В связи с внутренним преображением автора текста превращению подвергается избранная им повествовательная перспектива и металитературная рефлексия.

многомерность его сознания сводится к одномерности при помощи Великой заболевший душой, - показал всего себя, до последнего смолотого винтика, до последней лопнувшей пружины...я ухожу»(5,456); «Я не могу больше писать - я не хочу больше!»(5,457) 2.3.«Сопротивление человеческой природы».

Всем своим поведением бросает вызов Единому Государству I-330. Не принимая всеобщего «сдобного» счастья, она заявляет: «…я не хочу, чтобы за меня хотели другие, а хочу хотеть сама»(5,460). Под ее влияние попадает не только Д-503, но и верноподданный поэт R-13 (вспомним его бледное лицо и трясущиеся губы в день казни), и доктор, выдающий липовые справки, и даже один из Хранителей. Неподчинение воле Единого Государства проявляет и безымянный поэт, сочинивший кощунственные стихи. И даже О-90, такая слабая и беззащитная, вдруг ощутила потребность в простом человеческом счастье, в счастье материнства. Насильно нельзя сделать человека счастливым. Счастье каждого – это результат его личного мироощущения. (см. приложение) А сколько их еще! И та женщина, что бросилась через строй к одному из арестованных, и те тысячи, что попытались проголосовать «против» в День Единогласия, и те, кто пытался захватить Интеграл, и те, кто взорвал Стену, наконец, те дикие, живущие за Зеленой Стеной, чудом уцелевшие после Двухсотлетней войны, назвавшие себя Мефи.

Каждого из этих героев Замятин наделяет какой-либо выразительной чертой:

брызжущие губы и губы-ножницы, двояко изогнутая спина и раздражающий икс.

Целую цепочку ассоциаций вызывает эпитет «круглый», связанный с образом Овозникает ощущение чего-то домашнего, спокойного, умиротворенного; круг дважды повторен даже в ее номере.

благоденствию становится заговор против Единого Государства и восстание. Их возглавляет I - 330 - та женщина, которую любил герой. Это восстание во имя возвращения к естественной жизни.

Итак, Единому Государству, его абсурдной логике в романе противостоит пробуждающаяся душа, то есть способность чувствовать, любить, страдать.

Душа, которая и делает человека человеком, личностью. Единое Государство не смогло убить в человеке его духовное, эмоциональное начало. Так герой вступает в непримиримый конфликт не только с Единым Государством, но и с осознание долга перед обществом – с любовью к I - 330, рассудок – с душой, сухая математическая логика – с непредсказуемой человеческой природой.

Мир в романе Замятина дан через восприятие человека с пробуждающейся душой. И если в начале книги автор, доверяя повествование своему персонажу, все же смотрит на него отстраненным взглядом, часто иронизирует над ним, то постепенно их позиции сближаются: нравственные ценности, которые исповедует сам автор, становятся все более и более дороги герою. И герой не одинок.

Неслучайно доктор говорит об «эпидемии души».

Но финал романа мрачен. Рассудочная и бездушная машина Единого Государства одолевает сопротивление. Разработана и поголовно осуществляется операция по удалению у человека фантазий, а с ней и всего человеческого неудовлетворнности, живых переживаний, воображения. Так в конце романа Д наконец излечивается от приступов своей болезни: над ним совершают «Великую операцию» - удаление «центра фантазий», путм «троекратного существовать как таковое - оно становится лишь органической клеточкой «мы», песчинкой большого коллектива, составляющей толпы. Становится и жертвой I Она попала в Газовый Колокол. О- 90 - единственно спасшаяся душа, она благодаря жажде продолжения рода, естественному желанию иметь ребнка, а не государственного «нумера». Она уходит за Зелную Стену. Ребнок, который должен у не родиться, символизирует надежду на победу над тоталитарной утопией. Туда же, в пролом стены, устремляются ещ «с полсотни громких, веслых, крепкозубых».

гуманизма - трагическое противостояние.

Вопрос о том, какие явления, события XX века предвидел Замятин, возникает сам собой при чтении его романа, ибо писатель не только изобразил в условно-фантастической форме победу техники над человеком (об этом заставил писателя задуматься увиденный им в Англии процесс бурного развития науки и техники), но и сумел предсказать тот социально-политический режим, который называется тоталитарным.

Роман «Мы» можно назвать романом-предостережением. Предостережением индивидуалистические. А новую «пролетарскую» культуру, новую мораль и психологию представляли сплошь коллективистскими, совершенно не связанными с миром личности. Да и саму «новую» пролетарскую массу представляли обезличенной, лишенной индивидуальных переживаний, знающей только классовые чувства. Не исключено, что Замятин прямо пародировал эти идеи. Но дело далеко не только в них.

идейных крайностей, роман «Мы» важен не самой лишь критикой этих крайностей, имеет не просто историко-литературное значение. Он продолжает жить, ибо причастен к острейшим, не теряющим напряжения проблемам века.

ХХ века. Это произведения о будущем, которые рисуют его отнюдь не идеальным и светлым. Они предсказывают такое устройство общества, при котором политической диктатурой.

Джона Оруэлла. Однако сам автор утверждал, что познакомился с книгой Замятина уже после того, как написал свою. Видимо, это действительно так и свидетельствует прежде всего о том, насколько чутко и точно реагировала свободная писательская мысль на опасность, таящуюся в социалистических утопиях об идеальном устройстве человеческого общества.

Существует точка зрения, что роман Замятина навеян не одними реалиями послеоктябрьской России, что Замятин предупреждал не только и даже не столько об опасности грядущего тоталитаризма, но еще больше об опасности возрастающей власти вещей, техники, прогресса. Спорить об этом нет смысла.

Замятин действительно видел оборотные стороны западной цивилизации.

И все же в 1920 году, в терзаемой военным коммунизмом России Замятина тревожила, надо думать, не будущая власть вещей и машин над людьми, а уже в те дни наступавшая на человека власть тоталитарного государства. Он понимал, что она более реальная и более опасная угроза человеческому будущему. И главный смысл его предостережения направлен именно против любой формы диктатуры. Машины, мир вещей в его антиутопии лишь орудие для Единого Государства. Замятин представлял, конечно, что сами по себе они не несут опасности: важно, чему они служат.

2.6.Парадоксальный мир О. Хаксли и Дж. Оруэлла.

Один из крупнейших мастеров английской прозы XX века Олдос Хаксли (1894-1963) родился в семье, сыгравшей значительную роль в культурной и научной жизни Британии.

Мировую известность Хаксли принес роман «О дивный новый мир» (1932).

Перед читателем предстает «единое мировое государство» будущего «в году от Форда 632-м»(15,16). Его можно назвать государством разума, ибо все стороны производственной и общественной жизни с математической точностью просчитаны и оптимизированы. Прикладная наука и техника доведены до совершенства, конечная продукция - до серийности, человек - до стандарта. В этом государстве царит всеобщее счастье под бдительным оком десяти Главноуправителей.

Девиз единого государства - «общность, стандартность, устойчивость»(15,18).

Вершина стабильности заключена в разделении людей на касты - от олигархических альфа-плюсовиков до лишенных разума биороботов эпсилонов. Естественно, что свобода и демократия отсутствуют в этом «дивном новом мире». Более того, люди начисто забыли смысл этих слов, как забыли свою дофордовскую историю. Свобода, история, философия, поэзия, религия не имеют практического значения, а посему не нужны. Размышления человека над смыслом бытия, любовные переживания, творческое искание нарушают внутреннюю гармонию и счастье, блаженное счастье неведения. Мустафа Монд, один из Главноуправителей, так объясняет суть исторического развития: «Бога невозможно сравнивать с машинами, научной медициной и всеобщим счастьем - приходится выбирать между ними. Наша цивилизация выбрала машины, медицину и счастье»(15,124). В этом «стабильном»

мире люди имеют то, что хотят. Правда, они никогда не захотят того, чего не смогут иметь. Им всем кажется, что они живут в достатке и безопасности. Они лишены страстей и семейных привязанностей, потому что любовь заменена сексупражнениями, а институт семьи попросту ликвидирован. Люди рождаются в инкубаторах, где еще в пробирках определяют их будущую социальную роль и формируют соответствующую внешность и умственные задатки. И мыслящие олигархи, и безмозглые эпсилоны одинаково запрограммированы на стабильность и счастье - блаженное счастье идиотов.

Однако Хаксли не просто озвучивает в диалогах романа дискуссию интеллектуалов о путях развития общества. Да, в его книге есть прямой спор с технократическим снобизмом, называется имя изобретателя, создавшего не только популярный автомобиль, но и современный принцип организации труда - конвейер!

Имя Форда используется как идейное знамя одной из дискутирующих сторон. Более того, идея превращается в идеологию, производственный механизм в механика нет ни малейшей натяжки. Надо знать, что в 20-30-е годы вокруг заводов Форда формировался особый микроклимат, стиль жизни, а фордизм получил широкое распространение как прямой путь к преобразованию мира на рациональных началах.

Но Хаксли идет дальше полемики. Для него важно не сатирическое изображение оппонентов, хотя ирония доходит до гротеска, а утверждение своей концепции человека, базирующейся на гуманистических принципах.

Ирония писателя по отношению к технократической утопии тотальна. Он с точностью до буквы воспроизводит идеи творцов евангелия от машины. Он саркастично цитирует их (например, Герберта Уэллса), чтобы сопоставить идею с результатом. Во всех этих рассуждениях, глобальных проектах и революционных замыслах самым слабым звеном является человек. Хаксли убежден, что человеческую индивидуальность невозможно тиражировать, не разрушив ее предварительно. Ну, а клишированный дурак дураком и остается. Всем этим экспериментам сопротивляется человеческая природа. Именно она не дает состояться до конца «дивному» миру «единого государства».

В альфа-плюсовике Бернарде Марксе нет внутренней гармонии, которая декларируется обществом и должна присутствовать в этом достойном гражданине.

Внешность - источник его рефлексии. Брак в работе инкубатория изменил стандартные параметры, и вместо стройного красавца Бернард в зеркале видит невзрачного типа. А он болезненно стремится к идеалу одинаковости. Непохожесть на других мучает его и заставляет страдать. Он жаждет общественного внимания и популярности так, что даже заболевает элементарным карьеризмом и ведет себя в полном соответствии с психологией завистника. Хаксли с усмешкой показывает воскрешение в этом человеке вроде бы вытравленных генной инженерией инстинктов обывателя средней руки. Он даже утверждает вечность мещанина и его неистребимость под любой одеждой любого времени.

История Гельмгольца Уотсона несколько иная. Его обосабливает талант и избыток умственных способностей. Уотсон ставит эксперимент над собой, меняя размеренный образ жизни. И приходит к поразительному результату: он открывает в мире новые неожиданные краски, а в себе открывает себя. Он понимает, что подлинная поэзия нарушает блаженную стабильность души и заставляет ее волноваться и трепетать. Этот внутренний трепет доставляет ему непонятное и непривычное наслаждение, которое нельзя получить от «пневматического» секса и наркотической сомы. Теперь он становится опасной для общества личностью, и его отправляют на остров, где сосредоточивают подобных индивидов.

Одним из интереснейших персонажей оказывается Главноуправитель Мустафа Монд. Как и Уотсон, он прошел свой путь «криминального» сознания. Талантливый физик однажды встал перед выбором - или сопротивляться Системе, или стать ее оплотом. Острову Монд предпочел карьеру управленца. То, о чем не догадываются Уотсон и Маркс, прекрасно знает Главноуправитель. В своем монологе он выступает большим критиком Системы, чем кто-либо другой. Монд сам издает законы и сам может их нарушать. По крайней мере, это глубокая личность. Он знает историю прошлого и историю развития общества. Для него эволюционное развитие представляется выбором между свободой и необходимостью, должным и сущим, идеалом и практикой. Усекновение свободы, идеала, искусства, религии из жизни людей - неизбежное звено в функционировании государственного механизма. Для него это неизбежная плата за прогресс и общественное благополучие. Однако сам он и опровергает тезис о благотворности такого прогресса: государственные институты превратили науку в прикладную технологию и всячески тормозят собственно научное развитие. Ведь интенсификация производства приведет к сокращению занятости и, соответственно, к социальной нестабильности. Примеры внутренней противоречивости государственного планирования Мустафа Монд может приводить до бесконечности. Главное заключается в другом - он не видит выхода. По крайней мере, единственным оптимальным вариантом для Государства он считает его незыблемость даже в мельчайших деталях.

Однако взгляд Мустафы Монда, Гельмгольца Уотсона, Бернарда Маркса на Систему - это взгляд изнутри. Даже самому прозорливому и информированному обитателю этого мира не хватает полноты восприятия и объективированного зрения постороннего. Такую роль в романе играет Дикарь. Рожденный в индейской резервации сын потерявшейся во время экскурсии Линды, он воспитывался на естественных законах и Шекспире. В рассказах матери другой мир ему казался раем земным. Все помыслы юноши были направлены, чтобы попасть в «дивный новый мир» с небоскребами и вертолетами. Тем сильней его разочарование. Жизнь в племени пуэбло тяготила его положением изгоя - в Лондоне он просто задыхается от отсутствия жизни. Для человека с нормальным развитием и чувствами синтетический рай оказался страшнее ада. Дикарь своей фигурой уже является опровержением этого государственного устройства. Технологический прагматизм невозможно применять к человеку, ибо он представляет до хрупкости уникальный организм.

Хаксли предвидел, что воинствующий обыватель, вооруженный «самой передовой» наукой или идеологией, не остановится перед экспериментом над своими ближними. Впрочем, в наш век любое надругательство над природой выдавалось за ее успешное освоение на благо человека, а социальное насилие над самим человеком называли революционными преобразованиями. Хаксли выступил в качестве скептика по отношению ко всем масштабным проектам переустройства мира. Следуя буддийской -да и христианской! - философии, он призывал к внутреннему переустройству человека, т.е. к его самосовершенствованию. Именно в этом он видел путь спасения от всех соблазнов и угроз страшного века.

первопроходцем жанра антиутопии XX века, но и крупнейшим мастером интеллектуального романа, классиком английской прозы.

Судьба писателя Джорджа Оруэлла (Эрик Артур Блэйр) (1903-1950) на фоне его более благополучных коллег кажется трагичной. При жизни ему пришлось испытать непонимание и неприятие со стороны читателей и издателей, пройти через отречение друзей и потерю близких. Оруэлл состоялся как личность и художник, отстаивая принципы в беспринципное время, идя против догмы, общественного мнения, в одиночку утверждая идеи справедливости, демократии и гуманизма.

Технология власти была раскрыта им в романе «1984». Показывая последовательное растление и растаптывание личности при тоталитаризме, он хотел назвать свой роман «Последний человек в Европе». Но так как книга с подобным названием уже существовала, то Оруэлл просто поменял цифры в годе создания романа -1948 - и вынес получившееся в заглавие.

Используя жанровую форму антиутопии, писатель продолжил исследование феномена тоталитаризма в XX веке. В романе он показывает результат торжества партократического государства над обществом и человеком. У Оруэлла это называется Ангсоц (английский социализм). Структура нового государства до примитивности проста - пролы (дешевая рабочая сила), члены внешней Партии (низовой и средний управленческий аппарат) и члены внутренней Партии, реально управляющие страной. Над всеми стоит полумифическая фигура Большого Брата мудрейшего из мудрых, выдающегося из выдающихся, величайшего из великих.

Идеология государства тоже предельна проста и сводится к трем цитатным лозунгам:

«Война - это мир», «Свобода - это рабство», «Незнание - сила»(10,24).

Синонимия антонимов - важнейший принцип партийной диалектики, способной называть черное белым и наоборот. В зависимости от требований момента.

Для западного читателя подобная логика казалась сатирическим гротеском, для обитателей стран, идущих Верной Дорогой да по Светлому Пути, эти лозунги, увы, были обыденной реальностью в различных социокультурных вариациях. Не случайно поэтому в оруэлловском государстве министерство Мира занимается войнами, министерство Любви - пытками и убийствами, а министерство Правды поточным производством лжи. Для писателя оказались принципиально важными два характеризующих принципа тоталитарного государства - насилие и ложь. Только насилием оно может удержать свою власть. И только ложью оправдать свое насилие.

Герой романа, Уинстон Смит, член внешней Партии, чиновник министерства Правды. В его функции входит корректировка Прошлого в соответствии с установками сегодняшнего дня. А установки меняются с завидной регулярностью без всякой видимой логики. Впрочем, что-либо понимать от Смита не требуется - он просто должен исполнять указания свыше и в поте лица переделывать Историю. Но именно Смит начинает задумываться о смысле своей работы. Ангсоцовская Океания постоянно с кем-то воюет - сегодня с Евразией, завтра с Остазией. Вечное военное положение, двухминутки ненависти, телеэкраны, с которых «на тебя смотрит Большой Брат», продукты и вещи по талонам должны низвести человека до положения запуганного животного, бубнящего идеологическую жвачку. Система запретов и доносов должна развить в человеке маниакальную подозрительность и недоверие ко всем и каждому. Человек в этой системе буквально экспроприирован государством и не принадлежит сам себе.

И все-таки Уинстон Смит вырывается за круг предписанных представлений.

Вырывается мыслью. И становится мыслепреступником (за что в Океании строго карали). Он подвергает сомнению свою работу, окружение, нормы жизни, Большого Брата. И вот однажды он совершает немыслимое - пишет в своем дневнике: «Я ненавижу Большого Брата»(10,300). Встреча с Джулией, любовь к ней тоже продвигает его по дороге преступления (члены Партии не имели право на личную жизнь без специального разрешения). Наконец, общение с О'Брайеном, видным членом внутренней Партии, убеждает Уинстона Смита вступить в борьбу с Системой, стать заговорщиком. О'Брайен дает ему книгу ревизиониста Эммануэля Голдстейна «Теория и практика олигархического коллективизма». Штудируя ее, Смит открывает разумом то, что вызывало в нем подсознательный протест. Теперь он будет борцом за свободу, борцом против Большого Брата - произошло обретение смысла.

Однако заговорщиком Смит был недолго - О'Брайен оказался Инквизитором Партии, книга Голдстейна фальшивкой, сам Смит с самого начала был «под колпаком» министерства Любви. Его обманули во всем и лишили всего, кроме ненависти. В пыточной камере Смит узнает последнюю истину Государства.

Сломленный,- он пытается понять: «Зачем?» Зачем эта игра с маленьким человеком, издевательства и мучения? В своем ответе О'Брайен лаконичен: «Власть не средство, а цель... Цель репрессий - репрессии. Цель пыток - пытки. Цель власти власть»(10,340). В Океании насилие и террор превратились в самоцель, не оправданную никакими рациональными доводами. Насилие существует само по себе.

Проводником насилия стала Партия. У нее одна программа - борьба за удержание власти. Поэтому врагом Партии может стать любой, даже фанатичный идиот Парсонс, на которого донесла собственная дочь и которой он за это гордится. Власть постоянно требует жертв и репрессионный список не опустеет никогда.

Существование же личности, пытающейся самостоятельно мыслить, подобно Смиту, представляет явную угрозу тоталитарному государству. Поэтому Смита уничтожают не физически, а духовно. Его растаптывают страхом, превращают в ничто. Процесс перевоспитания завершается тогда, когда человек, бывший когда-то Уинстоном Смитом, понял, что любит Большого Брата.

И все-таки мрачная картина, нарисованная Оруэллом, не столь апокалиптична, как кажется на первый взгляд. Ангсоц нежизнеспособен, ибо он разрушителен в своих основах. Страх, порожденный насилием, и ложь двоемыслия направлены только на уничтожение человека. Система всесильна, но не в состоянии победить маленького человека. Существование человека - основная угроза Системе. В борьбе с ним она пожирает сама себя.

Оруэлл был убежден, что кошмару тоталитаризма необходимо сопротивление.

И этот упорный и принципиальный человек собственным примером показывал саму возможность борьбы. Пророчества его антиутопии не сбылись, да и сам он считал ее скорее предупреждением, чем предсказанием. Отрицательный результат - это тоже результат. Но победа над страхом и насилием не заканчивается на отдельном временном и пространственном промежутке - она всегда идет в сердцах и душах людей., Рождение жанра антиутопии было связано с исторической эволюцией утопии не только художественных и философских сочинений, но способа и типа мышления человека в его социокультурной практике. Стремление к идеалу общественного устройства и устроения человека было свойственно еще мыслителям античности.

Название жанр получил по наименованию книги Томаса Мора «Утопия». Жанр утопии был необыкновенно популярен, и на протяжении веков многие писатели и мыслители отдали ему дань. Однако в начале XX века началось осуществление утопических идей на практике - на территории целых государств и судьбах целых народов. Крах утопического мышления вызвал к жизни свое отрицание. Оппонентом и опровержением утопии стала антиутопия. Впервые термин антиутопия был введн английским философом и экономистом Джоном Стюартом Миллом в 1868 году.

Антиутопические тенденции присутствовали в литературе и раньше, но жанровое формирование и популярность антиутопия приобрела именно в XX веке.

Классикой жанра антиутопии по праву считаются три романа - «Мы» Евгения Замятина, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли и «1984» Джорджа Оруэлла.

Жанровая природа антиутопии не исчерпывается только отрицанием утопической идеи. Это противоположные художественные миры.

Утопия представляет модель общества, завершенного в самом себе, где нет места человеческой индивидуальности, где вместо личности преподносится сконструированная схема. В утопиях нет героев.

В антиутопии же центром внимания является человек. Герой антиутопии обычно находится в пограничной ситуации, находится перед судьбоносным выбором.

Он испытывает конфликт между внешним насилием и своей внутренней природой.

Противоречие между человеком и искусственной схемой создает взрывную ситуацию. Суть изображаемого конфликта состоит в глубокой вере в самостоятельную ценность человека как явления феноменального.

Основная объединяющая черта всех антиутопий - вера в самоценную значимость человека и ее отстаивание от любых социальных, политических и экономических доктрин, покушающихся на эту феноменальность.

Жанр антиутопии настолько прижился в искусстве, что его черты стали привычной деталью, более того - частью художественного мышления второй половины XX века.

Назначение утопии состоит, прежде всего, в том, чтобы указать миру путь к совершенству, задача антиутопии – предупредить мир об опасности, которые ждут его на этом пути.

Главной целью антиутопического настроения является:

-подрыв основы оптимистического взгляда на будущее;

-доказательство невозможности и кошмарности каких бы то ни было Для антиутопии характерно:

1) проекция на воображаемое общество именно тех черт, которые вызывают наибольшее неприятие в обществе современном;

2) расположение антиутопического мира на расстоянии – в пространстве или во времени;

3) описание характерных для антиутопического общества негативных черт таким образом, чтобы возникло ощущение кошмара.

Антиутопия – это изображение «будущего без будущего», мертвого механизированного общества, где человеку отведена роль простой единицы.

Антиутопия изображает общество, в котором утопический вирус всеобщности приобрел характер эпидемии, выкосившей все человеческое и давшей метастазы в виде тоталитарного режима.

В 1980-1990-е гг. в современной русской антиутопии сформировались такие ее жанровые разновидности: сатирическая антиутопия, детективная антиутопия, антиутопия-«катастрофа».

Антиутопии связаны с реальной жизнью, они показывают, что выходит из утопических идей, если их претворять в жизнь, поэтому антиутопии всегда строятся на остром конфликте, подсказанном жизнью, имеют драматический, напряженный сюжет, яркие характеры героев.

Сюжетный конфликт возникает там, где герой отказывается испытывать наслаждение в собственном унижении властью. Так произошло с замятинской I-330, так происходит затем с Уинстоном, героем Оруэлла в «1984».

Антиутопия более свободна в использовании художественных средств, она реминисценциям. В антиутопии всегда разврнутый сюжет, который строится на конфликте идей, получающих конкретное воплощение в характерах героев.

Замятин моделирует будущее, опираясь на сущностные черты настоящего.

В замятинских произведениях неизменным остатся создаваемое автором замкнутое художественное пространство. Это пространство служит писателю моделью современного ему мира. Положение человека в этом мире определяется его способностью или неспособностью преодолеть замкнутость, победить в себе звериное, утробное, вырваться на просторы свободного духа.

Уже на первых страницах романа Е. Замятин создат модель идеального, с точки зрения утопистов, государства, где найдена долгожданная гармония общественного и личного, где все граждане обрели наконец желаемое счастье. В Едином Государстве воцарилось всеобщее «математически безошибочное счастье».

Его обеспечивает само Единое Государство. Но счастье, которое оно дат людям, - лишь материальное, а главное - в общих, одинаковых и обязательных для всех формах. Каждый получает сытость, покой, занятие по способностям, полное удовлетворение всех физических потребностей - и ради этого должен отказаться от всего, что отличает его от других: от живых чувств, собственных стремлений, естественных привязанностей и собственных побуждений. Словом от собственной личности. Само понятие «человек» заменено понятием «нумера», и золотые бляхи с присвоенными номерами каждый носит на груди. Человеческая жизнь перестала быть высшей ценностью Что касается духовных регламентации.

Замятин изображает духовную эволюцию героя прослеживает, как от осознания себя «розовых талонов» и Табеля сексуальных дней - это явление истинного бытия в мир, организованный и выхолощенный «благодетельным игом разума», это весть о том, что человеческое бытие неустранимо существует за пределами Единого Государства и никогда не будет побеждено.

Душа, которая и делает человека человеком, личностью. Единое Государство не вступает в непримиримый конфликт не только с Единым Государством, но и с сухая математическая логика – с непредсказуемой человеческой природой.

И Джордж Оруэлл был убежден, что кошмару тоталитаризма необходимо сопротивление. Этот упорный и принципиальный человек собственным примером показал саму возможность борьбы.

И Олдос Хаксли предвидел, что воинствующий обыватель, вооруженный «самой передовой» наукой или идеологией, не остановится перед экспериментом над своими ближними. В наш век любое надругательство над природой выдается за ее успешное освоение на благо человека, а социальное насилие над самим человеком называют революционными преобразованиями. Хаксли выступил в качестве скептика по отношению ко всем масштабным проектам переустройства мира. Он призвал к внутреннему переустройству человека, т.е. к его самосовершенствованию. Именно в этом он видел путь спасения от всех соблазнов и угроз страшного века.

Роман Евгения Замятина «Мы», и Олдоса Хаксли «О дивный новый мир», и Джорджа Оруэлла «1984» можно назвать романом-предостережением. Предостережением против такого будущего, каким оно станет, если вс пойдт так, как началось.

Проблемы, поднимаемые авторами антиутопии, актуальны и злободневны. Это доказывают результаты опроса, проведенного среди учащихся 11 класса и учителей школы №45. Цель его – выяснить их отношение к самоценности личности, допустимости человеческих жертв ради блага общества, определения состояния современного человека.

Результаты спорные: большинство не верит в возможность всеобщего блага, но при этом треть опрошенных все-таки верит в возможность существования идеального государства.

Настораживает то, что больше половины респондентов готов оправдывать гибель человечества общественным благом, забывая, что благо общества – благо всех его членов.

1. Артамонов, С. Д. История зарубежной литературы ХУП-ХУШ вв. / С. Д.

Артамонов. - М. : Просвещение, 1989, С. 29-30.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Утверждаю Председатель зонального методического объединения вузовских библиотек Хабаровского края и Амурской области Федореева Л.В. января 2014 г. ПЛАН МЕРОПРИЯТИЙ зонального методического объединения библиотек вузов Хабаровского края и Амурской области на 2014 год. № Наименование мероприятия Срок Ответственные. п/п исполнения Организаторы. 1. Планирование работы. Аналитическая деятельность библиотечной практики 1.1. Проведение заседаний Совета директоров зонального методического объединения...»

«www.tocpractice.com Вторая международная конференция TOCPA 19-20 мая 2012, Москва Внедрение решения ТОС производство для обеспечения наличия (MTA) в отрасли плоского проката – управление верхней частью цепи поставки. Франк Рилл Директор цепи поставки в Европе www.tocpractice.com Вторая международная конференция TOCPA 19-20 мая 2012, Москва Фрэнк Оливер Рилл Фрэнк работает в Novelis,Европа. В 2011 году он был назначен директором по цепи поставок в Европе. Он работает с Novelis с 2005 года, и...»

«НЕДОСТАТКИ ГИПОХЛОРИТА ФАТАЛЬНО НЕИСПРАВИМЫ А.Б. Кожевников, канд. техн. наук, генеральный директор ФСП КРАВТ (г. Калуга) О.П. Петросян, канд. физ.-матем. наук, доцент КФ МГТУ им. Н.Э. Баумана (г. Калуга) А.А. Баранов, зам. генерального директора ФСП КРАВТ (г. Калуга) Развернутая на страницах прессы и тематических конференциях жаркая дискуссию вокруг хлора и гипохлорита натрия наши оппоненты стараются направить в русло что лучше с точки зрения производителя питьевой воды: хлор или гипохлорит?,...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова ФАКУЛЬТЕТ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ МАТЕМАТИКИ И КИБЕРНЕТИКИ VII Международная научно-практическая конференция Современные информационные технологии и ИТ-образование СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ ТОМ 1 Под редакцией проф. В.А. Сухомлина Москва 2012 УДК [004:377/378](063) ББК 74.5(0)я431+74.6(0)я431+32.81(0)я431 С 56 Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект № 12-07-06081_г) Печатается по...»

«СЕРТИФИКАТ БЕЗОПАСНОСТИ МАТЕРИАЛА 1. Идентификация вещества/смеси и сведения о производителе/поставщике Наименование вещества HP Color LaserJet CF332A Желтый картридж /смеси Рекомендуемое Этот продукт является желтым тонерным составом, который используется в принтерах HP применение Color LaserJet Enterprise M651 series. вещества/смеси Ограничения по Нет в наличии. применению вещества/смеси Версия № 01 Идентификация компании Hewlett-Packard AO Leningradskoe shosse, 16a, bld 3 125171, Moscow...»

«ФГУ ЦЕНТР ИСПЫТАНИЙ И СЕРТИФИКАЦИИ – С.-ПЕТЕРБУРГ МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ АССОЦИАЦИЯ НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ ВУЗОВ Северо-Западного федерального округа РФ МЕЖДУНАРОДНЫЙ БАНКОВСКИЙ ИНСТИТУТ X МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ В СОВРЕМЕННОМ ВУЗЕ ТРУДЫ: выпуск 10 QUALITY MANAGEMENT IN A MODERN UNIVERSITY THE PROCEEDING: number 10 X INTERNATIONAL SCIENCE AND METHODOLOGY CONFERENCE Санкт-Петербург St. Petersburg ББК У Печатается по решению Ученого совета...»

«Сапегина Наталья Владимировна г.Барнаул sapegina_2005@mail.ru ЭЛЕКТРОННЫЙ УЧЕБНИК. КАКИМ ЕМУ БЫТЬ. В настоящее время огромное внимание уделяется разработке и оценке качества электронных учебников. Подтверждением этому является проведение многочисленных конференций регионального уровня, уровня государства, и даже международного уровня, посвященных использованию новейших информационных технологий в образовании. (Информацию по конференциям можно найти на сайте www.ito.edu.ru) Еще одним...»

«152 вычислительные методы и программирование. 2011. Т. 12 УДК 539.12 МОДЕЛИРОВАНИЕ ПЕРЕНОСА ЭЛЕКТРОНОВ В ВЕЩЕСТВЕ НА ГИБРИДНЫХ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ СИСТЕМАХ М. Е. Жуковский1, С. В. Подоляко1, Р. В. Усков1 На основе использования данных для сечений упругих и неупругих процессов взаимодействия электронов с веществом строятся распределения характеристик электронов для моделирования их переноса в веществе. Построенная модель не использует распространенные приближения непрерывного замедления и теории...»

«Автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования Институт повышения квалификации и переподготовки работников образования Удмуртской Республики Рассмотрено на заседании Учёного совета УТВЕРЖДАЮ АОУ ДПО ИПК и ПРО УР Ректор Т. П. Боталова 15 февраля 2013г. Приказ от 25 февраля 2013 г. № 24/01-03 ИТОГИ научно-исследовательской и научно-методической деятельности АОУ ДПО ИПК и ПРО УР в 2012 году Ижевск ИТОГИ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ И НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКОЙ...»

«КОНВЕНЦИЯ ООН Конвенция по дорожному движению Вена, 7 октября – 8 ноября 1968 г. Заключительный акт Конвенция по дорожному движению Конференция по дорожным знакам и указателям Заключительный акт и связанные документы Женева, 1969 Содержание Заключительный акт и связанные документы I стр. Заключительный Акт Конференции ООН по дорожному движению II Конвенция по дорожному движению Глава I. Общие положения Статья 1. - Определения Статья 2. - Дополнения к Конвенции Статья 3. - Обязательства...»

«Ю. Н. Столяров НПО Издательство “Наука” РАН, МГУКИ Общетеоретическая секция Международной конференции Крым–2010: аналитический обзор докладов На конференции Крым–2010 среди пятнадцати секций в девятый раз (начиная с восьмой конференции – Крым–2001) работала секция 5 Библиотековедение, библиографоведение и книговедение. (До 2001 г. на Крымском форуме общетеоретические вопросы трёх родственных наук рассредоточивались по разным секциям, семинарам и иным многочисленным мероприятиям.) В ходе...»

«1 Электронная тайга Югры 2009, № 2, 2 февраля Содержание: Л.Щербакова. По принципу целесообразности Из выступлений на научно-практической конференции имени А.А.Дунина-Горкавича конференции разных лет Департамент лесного хозяйства Ханты-Мансийского автономного округа готовится к проведению V научно-практической конференции имени выдающего исследователя Севера Западной Сибири лесовода А.А.Дунина-Горкавича. Традиционно конференция проводится в день рождения Александра Александровича – 10 апреля. У...»

«III Всероссийская конференция Радиолокация и радиосвязь – ИРЭ РАН, 26-30 октября 2009 г. ДИФРАКЦИЯ ФРЕНЕЛЯ-КИРХГОФА НА ЩЕЛИ В ПРОВОДЯЩЕМ ЭКРАНЕ ПРИ СКОЛЬЗЯЩЕМ ПАДЕНИИ ВОЛН Дагуров П.Н., Дмитриев А.В. Отдел физических проблем при Президиуме Бурятского научного центра СО РАН dpn@pres.bscnet.ru В рамках метода Френеля – Кирхгофа решена задача дифракции электромагнитных волн на щели в проводящем экране при скользящем падении. Решение записано через известные специальные функции. Приведены...»

«Конференции и выставки СЕМИНАРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В 2013 году в Институте проводили семинары: межинститутский геологогеодинамический, по геологии нефти и газа, по палеонтологии и стратиграфии, геофизический, по геоэлектрике и аспирантский. Межинститутский геолого-геодинамический семинар 05.02.2013 г. Тема: Новые методы в геологии и геодинамике 1. Н.Л. Добрецов (ИНГГ СО РАН). Общий обзор 2. А.Н. Василевский, Н.Л. Добрецов (ИНГГ СО РАН). Карты рельефа и распределения геофизических полей по...»

«23 Размышления об исследовательских задачах для школьников А. Б. Скопенков† Введение. Эта заметка содержит некоторые соображения об исследовательской работе школьников по математике, а также информацию о конкретном опыте. Здесь говорится о научно-исследовательской работе, хотя исследовательские задачи можно использовать также и при обучении. Я привожу ссылки на некоторые удачные работы школьников и рекомендации, как найти задачу для исследования, как подготовить работу и доклад, в каких...»

«Открытый Master-тренинг 24-25 января 2014г. Эффективное управление транспортной логистикой Бизнес-тренер: АНДРЕЙ ОРЕХОВ, ведущий практик логистики в Украине Практический опыт управления Логистикой – более 12 лет Аудитория Master-тренинга: • руководители, • руководители департаментов логистики, • директора по логистике, • директора по транспортной логистике, • директора по складской логистике Также Тренинг будет полезен для руководителей компаний, которые считают, что им не все рассказывают, и...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 521 209 C1 (51) МПК A61K 31/732 (2006.01) A61K 31/79 (2006.01) A61K 31/14 (2006.01) A61K 36/02 (2006.01) A61K 9/08 (2006.01) A61P 17/02 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА A61P 31/04 (2006.01) ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2013111207/15, 14.03. (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): Панарин Евгений Федорович (RU), (24) Дата начала отсчета срока действия патента: Деев Игорь Анатольевич (RU), 14.03. Сантурян Юлия Галустовна (RU),...»

«Алексей Стахов О деятельности Международного Клуба Золотого Сечения: реализованные проекты и перспективы Аннотация В 2009 г. международное издательство “World Scientific” опубликовало книгу Stakhov A.P. The Mathematics of Harmony. From Euclid to Contemporary Mathematics and Computer Science. World Scientific, 2009. Эта книга подводит итог развитию теории золотого сечения от Евклида до современной наук и с учетом современных достижений в этой области. Большую роль в развитии этого научного...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ A ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. ГЕНЕРАЛЬНАЯ АССАМБЛЕЯ GENERAL A/CONF.191/1 23 March 2001 RUSSIAN Original: ENGLISH Третья Конференция Организации Объединенных Наций по наименее развитым странам Брюссель, Бельгия 14-20 мая 2001 года АННОТИРОВАННАЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНАЯ ПОВЕСТКА ДНЯ ТРЕТЬЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО НАИМЕНЕЕ РАЗВИТЫМ СТРАНАМ Записка Генерального секретаря Конференции Генеральный секретарь Конференции имеет честь препроводить настоящим аннотированную...»

«Межрегиональная (территориальная) Санкт-Петербурга и Ленинградской области организация Профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания РФ Дата образования 13 марта 1931 года 190098, г. Санкт-Петербург пл.Труда д.4 комн.142 Тел/факс.:(812)571-54-04 myprofcom@mail ru. И н фо рм а ц и о н н ы й Б ю л ле те н ь К ом и те та (Издается с июня 1995 года) Особое внимание стр. 58. № 118 Санкт-Петербург июнь 2014 года 0 Содержание 1. Постановление Комитета № XV-I от...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.