WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |

«ВЫПУСК 1572 (1372) Ц и я Жченко КУТУЗОВ е ВТБ Генеральный спонсор Ф МОСКВА МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ 2012 94(47)(092) 18 УДК ББК 63.3(2)521.1-686 и 25 Спонсор издания ОАОБанк ВТБ © Ивче н ко Л. ...»

-- [ Страница 1 ] --

У ^ьИ З Н Ь ®

3/1/И ЕЧ/1ТЕ/1 ЫН ЫХ

ЛЮ Д ЕЙ

Серия (tuoipacpuu

Основана в 1890 году

Ф. Павленковым

и продолжена в 1933 году

М. Горьким

ВЫПУСК

1572

(1372)

Ц и я Жченко

КУТУЗОВ

е ВТБ

Генеральный

спонсор

Ф

МОСКВА

МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ

2012 94(47)(092)" 18" УДК ББК 63.3(2)521.1-686 и 25 Спонсор издания ОАОБанк ВТБ © Ивче н ко Л. Л.. © И здательство АО « М олодая гвард ия •.

художестве нное офор"ление.

ISBN 978-5-235-03527-0

ВВЕДЕНИЕ

Однажды после выступления на научной конференции ав­ тора этой книги спросили: какую книгу о Кутузове вы считае­ те лучшей? На первый взгляд простейший для исследователя, десятилетиями занимавшегося темой Наполеоновских войн, вопрос в то время вызвал замешательство. Ни одно возникшее в памяти жизнеописание великого полководца не вызывало чувства удовлетворения. Ответ был найден лишь после неко­ торого размышления: самая лучшая и полная книга о Кутузо­ ве, принимая во внимание «изощренный ум» полководца, ко­ торый в один голос признавали за ним «недруги и други», могла выйти только из-под его пера.

Генерал-фельдмаршал светлейший князь Михаил Иллари­ онович Голенищев-Кутузов-Смоленский скончался «всияньи славы, блеске почестей», но ему в отличие от его далеко не беспристрастных оппонентов не было отпущено время на со­ здание мемуаров. Поэтому каждый, кто интересуется био­ графией Кутузова, должен постоянно помнить о том, что у не­ го нет под рукой самого главного источника для создания «сбалансированного» научного знания о тех далеких событи­ ях — рассказа о них самого М. И. Кутузова с учетом мнений его оппонентов. К их числу следует причислить и императора Наполеона, который в течение нескольких лет в ссылке на ос­ трове Святой Елены диктовал приближенным свои мемуары.

По выражению его падчерицы королевы Гортензии Богарне, император «с изощренным кокетством хорошего драматурга»

«аранжировал свою жизнь, свою защиту и свою славу». Мы можем констатировать историографический факт: соратники Наполеона, которых он призывал поведать миру о подвигах, стояли горой за своего императора, создав внушительную апологию, в то время как ближайшие соратники М. И. Куту­ зова работали против его славы. Заметим, что речь здесь идет даже не о правдивости «самовидцев», а об их умении «аранжи­ ровать» события. По воспоминаниям современника, «природа и навык одарили его (Кутузова. — JI. И.) прекрасным языком, который восходил до высокого красноречия. В нем были сча­ стливые обороты в мыслях и словах, и притом он умел сохранять всегда чудную прелесть лаконизма и игривость от шуточного до величественного. Можно сказать, что Кутузов не говорил, но играл языком: это был другой Моцарт или Россини, обвора­ живающий слух своим смычком». Если бы Михаил Илларио­ нович прожил пятью годами дольше, то не приходится сомне­ ваться в том, чей рассказ о военных событиях той эпохи получил бы в глазах потомков статус источника номер один.

Участник Отечественной войны 1812 года, впоследствии из­ вестный военный писатель-публицист И. П. Липранди, сму­ щавший своими критическими замечаниями знаменитых исто­ риков Д. П. Бутурлина, А. И. Михайловского-Данилевского, М. И. Богдановича, в середине XIX столетия получил исклю­ чительную возможность ознакомиться с семейной перепис­ кой Михаила Илларионовича. Это произвело на весьма недо­ верчивого к «патриотическим легендам» и «вымышленным сказаниям» И. П. Липранди такое разительное впечатление, что он направил внуку полководца Ф. К. Опочинину письмо:

«Приношу душевную благодарность за доставление мне слу­ чая узнать князя так, как некоторые из приближенных к нему знали его; сознаюсь, что относительно душевных качеств его, далеко не разделял из сознания, а принадлежал к большинст­ ву — совершенно различного мнения. Из возвращаемых же писем он весь нараспашку, в самых интимных сношениях, и я такого мнения, что собранные все эти письма в хроноло­ гическом порядке пролили бы большой свет на лучшую эпопею нашей отечественной истории». Это письмо было опубликова­ но вместе с архивом князя М. И. Голенищева-Кутузова-Смоленского (1745—1813) в нескольких журналах «Русская старина».

К сожалению, в историографии эти письма использовались в кратких отрывках; причем историков интересовало то, что от­ носилось к военным событиям, а не к личности самого фельд­ маршала. В том, что касается личности, в последнее время по­ явилось много нелицеприятных отзывов, которые, к сожалению, основаны на домыслах при полном игнорировании источни­ ков. Для их авторов Кутузов существует вне времени, в кото­ ром он жил, вне сложных взаимоотношений с людьми. Что может быть справедливее слов П. А. Вяземского, предостере­ гавшего от опрометчивых выговоров прошлому: «Вообще на­ ши убеждения, критики, порицания, наши мнения, понятия, взгляды лишены способности отрекаться, хотя условно, от на­ стоящего дня, от мимотекущего часа. Мы не умеем перено­ ситься в другое, несколько отдаленное время; мы не умеем мысленно переселяться в другую среду и в другие отжившие лица. Мы не к ним возвращаемся, как бы следовало, когда су­ дили их. Мы насильственно притягиваем их к себе, к своему письменному столу, и тут делаем над ними расправу».



Факты из жизни Кутузова приноравливаются к современ­ ным понятиям, а не к малознакомым нормам и правилам те­ перь уже такого далекого XVIII столетия. В большинстве био­ графий полководца главное внимание уделяется событиям Наполеоновских войн в Европе. Но ведь это всего лишь по­ следние десять лет жизни Михаила Илларионовича из шести­ десяти семи. Один из современных исследователей справед­ ливо заметил, что при создании научного труда о прошлом важно учитывать отношение автора к дворянскому сословию, речевую культуру писавшего и уровень его общей культуры.

От себя заметим, что все перечисленное чрезвычайно важно при составлении жизнеописания М. И. Кутузова, сформиро­ вавшегося в царствование Елизаветы и Екатерины II, унасле­ довав черты сословия, к которому он принадлежал. Нельзя за­ бывать, что речь идет об особой «субкультуре», понять которую современному человеку, далеко отстоящему от той эпохи, слож­ но. Современник рассуждал по поводу жизнеописания наше­ го героя: «Все то, что относится к великим людям, по большей части тогда только возбуждает общее любопытство, когда они уже делаются великими: вот отчего многие подробности о прежней их жизни почти вовсе пропадают». В наши дни из би­ ографии Кутузова действительно многое «пропало», но много появилось такого, что не подтверждается источниками. Так, один автор полагает, что из масонской солидарности Кутузов сдал Москву Наполеону и дал ему возможность избежать плене­ ния. Автор даже не посчитал нужным комментировать сведения про «масонский след»: для Кутузова это увлечение юности, модное в тех кругах, к которым он принадлежал, закончилось с запрещением масонской деятельности в России Екатериной II, чье слово значило для него больше, чем все премудрости «братьев-каменщиков». В противном случае он бы посоветовал Наполеону ни в коем случае не вступать в Москву и конечно же не оставил бы его без армии, что предрешило гибель Напо­ леоновской империи. Даже из беглого прочтения документов становится заметным одно из главных качеств М. И. Кутузо­ ва — человеколюбие, которое, как явствует из его официаль­ ной и частной переписки, он считал обязательной нормой по­ ведения. Забота о слабых, больных и раненых прослеживается по документам и проходит рефреном через всю его жизнь, и надо же такому случиться, что именно этого полководца в по­ гоне за сенсацией на рубеже XX—XXI веков историки обвини­ ли в преступном равнодушии к воинам, раненным в Бородин­ ском сражении! Однако строгий историк с секуляризованным сознанием современного человека не принимает во внима­ ние, что Кутузов был очень богобоязненным человеком. Ко­ нечно, в его жизни случалось многое: он недолюбливал со­ перников по службе (впрочем, как и все его соратники), увлекался прекрасным полом (опять же, как почти все его со­ ратники), был хитер, скрытен и даже двуличен, имел карточ­ ные долги, но к вопросам жизни и смерти, как любой верую­ щий человек, он относился очень серьезно. Суда Божьего он боялся более, чем суда потомства, поэтому аналогии с сюже­ тами из Второй мировой войны в его случае не историчны.

Нас особенно волновали личность Кутузова, его взгляды на военное искусство, стратегию и тактику, сформировавшие­ ся задолго до революции во Франции, которые полководец корректировал, изменял, приводил в соответствие с обстоя­ тельствами места и времени. Он одним из первых заметил, что все существовавшие в Европе системы ведения войн были рассчитаны главным образом на европейский театр военных действий. Вопрос о роли сражения в общем «концепте» войны всегда решался им в соответствии с политическими целями, которые преследовались в ходе военных действий. Стратеги­ ческое наступление Наполеона, активный поиск сражения как кратчайшего пути к миру оправдывали себя в определенных условиях: в Европе он достигал быстрого результата на огра­ ниченных территориях, загнав неприятеля либо к реке, либо к горному перевалу, либо к границе соседнего государства. В России, где, по словам К. Клаузевица, «можно было играть с противником в прятки», эта система не «сработала». Факторы территории и климата занимали в стратегии Кутузова ведущее место. Парадоксально, но армия Наполеона была уничтожена Светлейшим (так, с большой буквы, будем писать его титул) по тем же правилам, которые он использовал в войне против турок на дунайском театре военных действий, погубив армию великого визиря под Слободзеей, — «кто не спрятался до зи­ мы — тот и пропал».

Как справедливо заметили современные издатели военно­ теоретического наследия М. И. Кутузова: «Великие испытания требуют великих исполнителей. Чтобы победить Наполеона, мало было мужества, храбрости, опыта, таланта, терпения и удачи. Нужно было превзойти его в человеческом измерении.

И Кутузов справился с этой задачей, оставаясь самим собою: и без Наполеона он был великим человеком». Автора представ­ ленной книги также больше всего интересовало «человечес­ кое измерение» героя.

«ПРОСТОЙ ПСКОВСКИЙ ДВОРЯНИН»

Многие ли из нас знают историю своих предков и до како­ го колена могут ее проследить, обратившись из сегодняшнего дня в глубь веков? Дай бог, если удастся довести свою родо­ словную до прадедов, ответив на простейшие вопросы: как их звали, откуда были родом, на ком женились и чем занимались по жизни? «Это было характерно для всей исторической наук

и недавнего прошлого: не заострять внимания на том, какого ты роду и племени»1 Особенность среднестатистического россия­ нина наших дней — отсутствие интереса к этим, как кажется, малозначительным подробностям. Для среднестатистического дворянина рубежа XVIII—XIX веков сведения о родственни­ ках — основа бытия. Чем древнее родословное древо, чем креп­ че его ветви, тем увереннее и прочнее он вступал в жизнь, встре­ чая радости и преодолевая невзгоды, потому что ощущал себя очередным звеном в длинной цепи, именуемой родом. Пред­ ками гордились или стыдились их, старались им подражать или избежать их ошибок. Главное же заключалось в том, что о них помнили. Вероятно, поэтому отпрыски дворянских фами­ лий так смело вступали во взрослую жизнь: они очень рано самоидентифицировались. Взглянуть на свое родословное дре­ во — все равно что в наши дни для многих прочитать гороскоп.





Когда к Кутузову обратились за материалами для биогра­ фии, то он ответил на этот запрос в традициях аристократиче­ ского воспитания. «Что же касается биографий, то должен Вам сказать, милостивый государь, — писал М. И. Кутузов Августу Коцебу, — что моя скромность постоянно препятст­ вовала мне подумать о своей, поскольку я никогда не ожидал какой-либо степени известности. Тем не менее, чтобы удовле­ творить Вашу настойчивость, я попытаюсь собрать воедино кое-какие материалы, ускользнувшие из моей памяти, и не премину переслать их Вам, уверенный, что русский Плутарх, желая обессмертить деяния моих соотечественников, обес­ смертит и себя в этом новом роде своей деятельности»2 При­ чем в сознании Кутузова его биография начиналась, естест­ венно, с предков, с сообщения о том, «какого он роду-племе­ ни». В сознании религиозного человека предки не были ка­ ким-то безликим и отвлеченным понятием: он неизбежно должен был предстать перед ними в мире ином, а они как бы наблюдали за его земным поприщем.

В городе Вильне в те дни, когда победоносная кампания 1812 года пришла к блистательному для нашего героя завер­ шению, светлейший князь «Михайло Ларивонович» Голенищев-Кутузов-Смоленский «однажды воскликнул у себя за обедом, когда произнесли тост победителю: “Ах, не все сдела­ но! Если бы не адмирал (П. В. Чичагов. — Л. //.), то простой псковский дворянин сказал бы: Европа, дыши свободно!”».

Что олицетворял в понятиях Кутузова образ «простого псков­ ского дворянина»? Что означал этот, по нашим понятиям, ме­ стный патриотизм? Почему для полководца в те славные мгновения так важна была связь с губернией, куда он если и наведывался в зрелом возрасте, то довольно редко? Вероятно, он ощущал связь со своими многочисленными предками, из­ давна поселившимися в Псковской губернии, один из кото­ рых носил прозвище «Схватившийся за рукоять меча». Как тут не вспомнить эпизод фильма «Формула любви», действие ко­ торого происходит в XVIII веке: юный герой-дворянин задает вопрос своей тетке: «В чем смысл жизни?» — и тут же получа­ ет ответ: «А это зависит от того, в какой губернии человек жи­ вет. В Курской губернии смысл жизни один, а в Смолен­ ской — другой...»

У потомственных псковских дворян действительно на про­ тяжении долгих веков был свой особый смысл жизни. После объединения восточных славян в единое государство, Киев­ скую Русь, Псков стал одной из главных крепостей на запад­ ном рубеже страны. И хотя при начале феодальной раздроб­ ленности Псков входил в состав Новгородской вечевой республики, которая посылала в Псков своих бояр на долж­ ность посадников, в городе было и собственное вече. Новго­ род позволял псковичам самостоятельно решать вопросы обо­ роны, расширять собственную крепость, иметь собственные пригороды. Нашествие немецких крестоносцев в XIII веке было тяжелым испытанием для всей Руси. К тому времени ры­ цари-тевтоны завоевали Прибалтику и готовились к захвату русских земель. Время для этого было подходящим: на восто­ ке полчища татар разрушали города, превращая в прах целые княжества. Лишь небольшая часть русской земли вокруг Нов­ города, Пскова, Полоцка и Смоленска оставалась свободной.

Объявив крестовый поход на Русь, рыцари в 1240 году в оче­ редной раз подступили к Пскову. Целую неделю они штурмо­ вали город, выжгли окрестности, но псковичи отбили все при­ ступы, и только предательство одного из бояр позволило кре­ стоносцам ворваться в крепость. Однако многие псковичи бежали в войско Александра Невского. Князь Александр Ярославич неожиданно появился со своими отрядами под Пско­ вом, освободив город «изгоном». Псковские отряды участво­ вали и в знаменитом Ледовом побоище, где немецкие рыцари были наголову разгромлены, однако и на этом противостоя­ ние не закончилось. Согласно сведениям «Общего гербовни­ ка», именно в это время появился на Руси предок Кутузова.

Этот род принадлежит к одному из древнейших дворянских родов России. Он происходил от «мужа честна Гавриила», вы­ ехавшего к князю Александру Невскому «из Прус». Один из первых биографов М. И. Кутузова Ф. Синельников в 1814 го­ ду сообщал: «Гавриил помещен был в число воевод и бояр и участвовал с ним (с Александром Невским) в знаменитой победе, которая одержана была им над шведами непода­ леку от речки Ижоры». На основании этого факта возникло предание, будто великий русский полководец имел общего предка с великим русским поэтом А. С. Пушкиным. В этой версии слились в одно лицо вышеупомянутый «честный муж Гавриил», прародитель М. И. Кутузова, и герой Невской бит­ вы Гаврила Олексич, также входивший в число соратников Александра Невского. Вычертив и сопоставив схемы первых семи колен основоположников родов Голенищевых-Кутузо­ вых и Пушкиных, исследователь Ю. Н. Гуляев доказал, что в лице двух Гавриилов мы имеем совершенно разных людей, не состоявших друг с другом в родстве. Он же обнаружил в архив­ ных документах подробности о том, что первоначально «чест­ ного мужа» звали «именем Гатуша», а имя Гавриил он получил «во святом крещении»3. Из Пруссии же он выехал в 1263 году, избегая раздоров и несогласий, рождавшихся в то время от крестоносцев, возвращавшихся из Иерусалима. Как бы то ни было, Гавриил прибыл в русские земли не один. Согласно разысканиям историков, в том году «убит в Литве Миндовг, великий князь Литовский, по сказанию Длугоша племянни­ ком своим Тройнатом, а по Воскресенской летописи — Герденом, а по Псковской — Домантом (Довмонтом). От сего про­ изошли междуусобия в Литве. Миндовгов сын Войшелк мстил за смерть отца побиением весьма многих, и литовцы разбега­ лись из отечества в разные стороны». Причем именно в том году Святослав Ярославич, княживший в Пскове, принял в подданство 300 литовских семей и крестил их. Не среди них ли был предок Михаила Илларионовича? Впрочем, Ф. Синель­ ников уточнял, что «род Кутузовых происходил от славяноруссов, обитавших по ту сторону реки Висла, где сейчас Прус­ сия». В 1266 году Довмонт был «принят князем во Пскове»;

при нем была основана первая во Пскове каменная крепость ниже собора, «названная Довмонтовой стеной». Чего только не случилось за годы его правления! В тот же самый год До­ вмонт «ходил со псковичами на Литву». В 1268 году князь со­ здал церковь Святого Мученика Тимофея Газского, имя которого он получил в крещении. В знаменитом походе года псковский отряд в составе большого войска выступил к городу Раковору. Командовал объединенными русскими сила­ ми сын Александра Невского — Дмитрий (вероятно, и здесь не обошлось без предков М. И. Кутузова). Под Раковором ры­ цари потерпели поражение, и только темнота ночи спасла их войско от полного уничтожения. В 1269 году опять «напали нечаянно лифляндские рыцари на Псковскую область, выжг­ ли сперва Изборск, а потом и около Пскова посад, стояли дней и потом перемирие заключили», и князь Довмонт «со­ здал церковь во имя Великомученика Георгия». В 1272 году, однако, «напали рыцари, в числе 18 000, пришедшие сухим путем и водою, под предводительством орденмейстера Оттона фон Роденштейна открытою войною на Псковские области, но прогнаны. Они возвратились ко Пскову с большею силою и вторично разбиты и преследованы Довмонтом в их владе­ ния. Князь Довмонт построил церковь Святого Феодора Стратилата». Довмонт княжил в Пскове до конца XIII века, при нем Псков стал независимым от Новгорода, а вместо де­ ревянных стен были возведены каменные. Псковские камен­ щики всегда славились на Руси особо. В городе среди других ремесленников они занимали особое место: их по праву назы­ вали «мужами», как и воинов, потому что от них в неменьшей степени зависела безопасность западных рубежей. Чем труд­ нее становилось положение Псковской земли, тем больше на­ дежд возлагали псковичи на Москву. Они откликнулись на зов князя Дмитрия Ивановича (Донского), собиравшего войско против татар, и направили свои отряды в Коломну. «Ходили псковичи с князем своим Андреем Олгердовичем в помощь великому князю Дмитрию Ивановичу на татар к Дону». В Ку­ ликовской битве они дрались на правом фланге и стойко вы­ держали натиск татарской конницы. Выбирая между Новго­ родом и Москвой, Псков стал на сторону последней, тем более что с новгородцами возникало немало недоразумений.

Так, в 1392 году «новгородцы и псковичи порознь заключили мир с лифляндцами, а между собою были в ссоре». В том же году «по явлению иконы Успения Богородицы в погосте Ми­ хайлове Холмского уезда во имя ее основана церковь на самом месте ее явления».

В молитвах и войнах, как красноречиво свидетельствует «каменная летопись», для псковичей прошли целые столетия.

Древние крепостные сооружения Пскова, Изборска, Порхова стоят и поныне. Конечно же их на протяжении веков видели далекие предки Кутузова, видел отец полководца, выбравший для себя профессию военного инженера, видел и сам Михаил Илларионович, который пошел по его стопам. По словам био­ графа, будущий полководец с детства «имел необыкновенное любопытство обогащать ум свой разными полезными сведе­ ниями и часто вопросами затруднял тех, к кому обращался»4.

Можно себе представить, какой простор для любознательнос­ ти ребенка открывался при виде Пскова и его окрестностей, среди которых сразу же можно было определиться с выбором жизненного пути. Сама Псковская крепость не могла не при­ влекать внимания будущего выпускника Соединенной инже­ нерной и артиллерийской школы. Уже в XIV—XV веках кре­ пость стала самой большой среди каменных городов России;

общая протяженность ее стен достигала девяти километров.

Из крепостных башен большой интерес и сейчас представля­ ет Покровская — самая южная на берегу реки Великой. Под ее сводами находился целый арсенал пушек. Кроме трех на­ земных ярусов и зубцов поверху Покровская башня имела подземелье с бойницами «подошвенного» боя. Обстрел из нижних бойниц велся на уровне основания крепости; поме­ щения для пушек «подошвенного» боя находились под зем­ лей. Стены городских укреплений, примыкавшие к башне, были настолько толсты, что по их верху, под защитой зубцов крепости, свободно могла проехать большая повозка или од­ новременно мог пройти целый отряд воинов. Ярусы башни были устроены так, что разрушение верхних не лишало воз­ можности вести огонь с нижних. Сложная мощная система оборонительных сооружений делала Псков сильнейшей кре­ постью на Руси.

Нельзя не вспомнить, что в 1794—1797 годах, став директо­ ром Сухопутного шляхетского корпуса, Михаил Илларионо­ вич преподавал в нем военную историю и тактику. В конце XVIII столетия далеко не каждый «полевой» генерал, который провел десятки лет в боях и походах, чувствовал себя способ­ ным выступать с лекциями перед учебной аудиторией. Воен­ ная история интересовала Кутузова с ранних лет, и его родослов­ ная, связанная с Псковом, этому не могла не способствовать.

Архитектурный облик Пскова если и претерпевал с течением времени какие-либо изменения, то главным образом под воз­ действием внешней угрозы. Так, в XV веке над Псковом на­ висла двойная угроза: со стороны немецких рыцарей и Литвы.

Именно в XV—XVI веках была построена большая часть до­ шедших и до наших дней оборонительных сооружений и церквей. Пришлось укреплять южные крепости-пригороды Пскова и Новгорода — Остров, Воронин, Велье, Порхов, Вышгород. Были выстроены и новые: Врев, Опочка (в 1414 го­ ду; именно здесь находилась и родовая вотчина Голенищевых-Кутузовых), Выборг (в 1431-м), Володимерец (в 1462-м), Красный (в 1464-м). Даже маленькие псковские церкви всем своим обликом напоминают о суровых буднях приграничной земли: они предназначались не только для молений, но и для хранения оружия и пороха. Летописец XVII века упоминает, что бочки с порохом для всех укреплений Запсковья храни­ лись под колокольней Космодемьянского монастыря. Под не­ большой церковью Николы от Каменной ограды сохранилось «подцерковье» размерами едва ли не больше самой церкви.

Крепостные стены и башни Пскова и его пригородов много раз перестраивались, чаще всего в связи с усовершенствова­ нием оружия. С появлением крепостной артиллерии пришлось утолщать стены, а башням придавать круглую форму — такие башни меньше разрушались от обстрела. Все более и более изобретательной становилась оборона крепостных ворот: они устраивались то под башнями, то за башнями, под их прикры­ тием, то между двух башен. Главные ворота вели не прямо внутрь крепости: за ними был сделан проход в виде рукава между двумя стенами.

С конца XIV века псковское вече приглашало князей чаще всего из Москвы, к ней же обращалось за помощью в войнах с Литвой и немецкими рыцарями. В 1406 году имели место «сильное и нечаянное нападение и разорение Псковской об­ ласти с одной стороны от Литовского великого князя Витовта, а с другой в августе от лифляндцев, целые две недели ра­ зорявших Псковские волости под Островом и под Котельном.

Но и псковичи им отмстили в том же и в следующем году по­ ходом на Полотск и Лифляндию. Около Великих Лук и Ржева они отняли у литовцев и Коложское знамя, и самые го­ рода сии опустошили. Сверх того за псковичей противу Литвы вступился и великий князь Московский Василий Дми­ триевич, а новгородцы в помощи им отказали». Но за помощь надо было платить. В начале XVI века вечевой строй в Пскове был ликвидирован, вечевой колокол увезли в Москву: при Ва­ силии III местную знать выселили на другие земли, а их дома и вотчины были розданы верным служилым людям за воен­ ную службу. Теперь Псков стал главным бастионом на запад­ ном рубеже. Именно поэтому в Пскове, как и в Новгороде, московский князь раньше, чем в других русских землях, заме­ нил боярские вотчины — остаток феодальной раздробленнос­ ти — поместным служилым дворянством, среди которых было немало предков М. И. Кутузова. При царе Иване IV Грозном на Псковской земле не оставалось уже ни одной боярской вот­ чины. В 1570 году после кровавого погрома в Новгороде он явился со своими опричниками и в Псков. От многих сел и де­ ревень остались пепелища. Из псковских земель Иван Гроз­ ный выселил 500 с лишним семей, а города Изборск, Опочку и Порхов взял в опричнину. Таким образом, в глубине веков зародилась важная особенность потомственных псковских дворян: основная их масса была мелкопоместной. Свои зе­ мельные наделы они получали за то, что веками служили сна­ чала московским князьям, а потом и великим государям всея Руси. В этом и заключался для них смысл жизни. Только во второй половине XVIII столетия, когда Псков утратил значе­ ние приграничной твердыни и жизнь в нем сделалась безопас­ ной, значительная часть земельных владений перешла к сто­ личным аристократическим родам: князьям Шаховским, Гагариным, Салтыковым; графам Строгановым, Гейденам, Каменским, Янковским, баронам Розенам, Вревским, Медемам, Остен-Сакенам и другим5. В отличие от них светлейший князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский даже на вершине своей карьеры как был, так и остался «простым псковским дворянином», подобно своим предкам, отдавшим всю жизнь военной службе.

...Во второй половине XVI века Псковская земля сильно пострадала от военных бедствий в ходе Ливонской войны:

почти 25 лет по ее дорогам двигались войска Ивана Грозного, наступавшие на Ливонию; в их числе уходили на войну псков­ ские служилые люди. Оборона Пскова против многочислен­ ных войск польского короля Стефана Батория в 1581 году ста­ ла одной из самых героических страниц в военной летописи России. Стефан Баторий надеялся на внутренние противоре­ чия в России, на недовольство суровым правлением Ивана Грозного, однако иноземцы с удивлением писали о русских:

«Должно заметить, что народ не только не возбуждал против него никаких возмущений, но даже высказывал во время вой­ ны невероятную твердость при защите и охранении крепос­ тей». В этих драматических событиях, вероятно, также прини­ мал участие не один предок М. И. Кутузова. Так, 12 марта года полководец признавался в письме известному писателю и публицисту А. Коцебу: «...Ни одна из Ваших работ не ус­ кользнула от меня, а одна из книг, которые прославили Ваше перо во всех областях литературы, именно один из романов, действие которого происходит в Ливонии, настолько заинте­ ресовал меня, что я даже не спал ночами, чтобы завершить чтение»6. Очевидно, полководец имел в виду роман «Свидригайло, великий князь Литовский». В те годы, когда формиро­ вался характер «простого псковского дворянина», время текло гораздо медленнее: не было ни электрического освещения, ни СМИ, ни привычных для нас средств связи и средств передви­ жения. Следовательно, гораздо медленнее менялись образ жизни людей и их представления о смысле жизни, увековечен­ ные сословным делением, семейным промыслом и т. д. «Люди того времени отличались чрезвычайным почтением ко всему старинному, сделанному предками, и какой-то боязнью пере­ мен, нововведений; изменять что-либо в своем доме и хозяйст­ ве, “священных от древности”, казалось тогда большинству “смертным грехом и невиданным отважным предприятием”;

старики и вообще старина пользовались чрезвычайным почте­ нием...» — писал историк, изучавший жизнь провинциального общества первой половины XVIII века7 В «блаженном XVIII», как назвал столетие М. Ю. Лермонтов, люди ближе и явствен­ нее ощущали свою связь с дальними предками, чем современ­ ный человек — со своими отцами и дедами. Для владевшего несколькими языками и европейски начитанного М. И. Куту­ зова всё, чем он занимался в жизни, а именно: война, полити­ ка, дипломатия, административная деятельность, — всё это уходило корнями в далекое прошлое, которое он всегда прини­ мал во внимание. Его успехи на различных поприщах зависели от того, что он, как показывает переписка, отчетливо представ­ лял себе исторически сложившиеся характеры действующих лиц эпохи, будь то Франц II Габсбург или Наполеон Бонапарт.

Для нас, конечно, важно знать: что с детства знал о пред­ ках, а значит, и о самом себе Кутузов? Ответить на этот вопрос несложно благодаря тому, что в царствование Павла I само правительство побуждало благородное сословие подавать све­ дения о своем происхождении в Геральдическую палату. Се­ мейным воспоминаниям способствовала такая наука, как ге­ ральдика. Фамильный герб — постоянное напоминание о выдающихся заслугах предков — не выходил тогда из повсе­ дневного употребления: карета с гербом на дверцах, герб на во­ ротах особняка, герб на парадном сервизе, наконец, герб-пе­ чатка, вделанный в кольцо, которым «опечатывался» сургуч на письмах. Что представлял из себя герб Кутузовых? Во втором томе «Общего гербовника дворянских родов Всероссийской империи» помещено изображение этого герба с описанием: «В щите, имеющем голубое поле, изображен черный одноглавый Орел с распростертыми крыльями, имеющий над главою дво­ рянскую Корону с тремя строусовыми (страусовыми) перьями.

Намет на щите голубого и черного цвета, подложенный сереб­ ром». Далее же сообщается: «Род Голенищевых-Кутузовых, как показано в Российской Истории и в Бархатной книге, проис­ ходит от выехавшего в Россию к Благоверному Великому Кня­ зю Александру Невскому из Немец честнаго мужа именем Гав­ риила. У сего Гавриила был праправнук Федор Александрович Кутуз, от которого пошли Кутузовы. Происшедшаго от сего Федора Кутуза, потомка Андрея Михайловича дщерь была в замужестве за Казанским царем Симионом. Помянутого же Кутуза брат родной Ананий Александрович имел сына, про­ званного Голенище. Потомки их, Голенищевы-Кутузовы, Рос­ сийскому Престолу служили разные дворянские службы, а не­ которые находились и в знатных чинах, и жалованы были от Государей поместьями и другими знаками Монарших милос­ тей. Все сие доказывается сверх Истории Российской, Бархат­ ною книгой, копиею с жалованной на поместья грамоты и ро­ дословною Голенищевых-Кутузовых»8. В этом издании, как и положено, первые страницы занимают гербы княжеские, по­ том идут гербы родов графских; герб Голенищевых-Кутузовых помещен в разделе гербов дворянских. На первой странице из­ дания значится: «На подлинном подписано собственной Его Императорского Величества рукою тако: быть по сему. В горо­ де Павловске июня 30 д(ня) 1798 г.». «...Я никогда не ожидал какой-либо степени известности...» — впоследствии напишет Кутузов. Действительно, в то время, когда составлялся гербов­ ник, Кутузову, вероятно, трудно было представить, что в отли­ чие от представителей многих именитых родов именно его, «простого псковского дворянина», будут величать светлейшим князем Голенищевым-Кутузовым-Смоленским и, более того, он заслужит единственный в своем роде титул: «спаситель Оте­ чества». Следуя в череде великих мужей Румянцева-Задунайского, Долгорукова-Крымского, Потёмкина-Таврического, Суворова-Рымникского, он достойно замкнул плеяду «слав­ ных екатерининских орлов».

Кстати, о «честном муже» из Пруссии. Кем бы он ни был по происхождению, но тот факт, что некогда он обитал по другую сторону Вислы, по-видимому, был известен при прусском ко­ ролевском дворе. Может быть, сам Михаил Илларионович, дважды побывав в Пруссии с дипломатической миссией, в бе­ седах с прусскими придворными и генералами мог сообщить об этом факте своей родословной. 25 марта 1813 года он пове­ дал в письме своей супруге из города Калиша: «За день до отъ­ езду прислал (король Фридрих Вильгельм III. — J1. И.) ко мне государственного канцлера, который подал мне от короля Черного и Красного орла, сказав от имени короля, что он бла­ годарит меня, как восстановителя Пруссии, и что ежели помо­ жет Бог утвердить все начатое, тогда желает король иметь ме­ ня своим согражданином и утвердить за мною имение в Пруссии»9. Год спустя с подобным же предложением англий­ ский король обратился к фельдмаршалу М. Б. Барклаю де Тол­ ли, зная о его шотландских «корнях», и получил тот же самый ответ. Кстати, Михаил Илларионович в совершенстве говорил по-немецки; это был первый иностранный язык, который он освоил еще до поступления в Инженерно-артиллерийскую школу. Попавший в плен в 1812 году французский интендант­ ский полковник М. J1. де Пюибюск отметил: «...Он (Кутузов. — JI. И.) говорит свободно по-французски, а его выговор сдается на немецкий»1. Но Кутузов с рождения был очень артистичен, и в разговоре с наполеоновским офицером он мог изобразить акцент намеренно. Так, граф П. Л. де Боволье, против воли оказавшийся в России с армией Наполеона и также попавший в плен, был известен Кутузову как роялист, преданный Людо­ вику XVI. Фельдмаршал удостоил его трехчасовой аудиенции, после которой граф признался, что «имел случай дивиться его обширным познаниям и чисто французским оборотам речи»1. Современники не раз удивлялись искусству Кутузова перево­ площаться. Они вспоминали, что немцы принимали его «по язы­ ку» за своего соотечественника, а французы — за своего. Миха­ ил Илларионович по этому поводу шутил так: «В разговорах с немцами я — немец, с французами — француз, но сам я — на­ стоящий русак». Кутузов знал, что его предок Гавриил, сын Га­ вриила Андрей и внук Гавриил Андреевич Прокша (что и озна­ чает: «схватившийся за рукоять меча») похоронены в церкви Спаса на Нередице. Правнук Гавриила Александр Прокшич был первым в роду, кто получил прозвище «Кутуз» («подуш­ ка»). Именно он, вопреки сведениям Общего гербовника, и стал родоначальником рода Кутузовых. Правда, в тексте гербов­ ника родоначальником назван его старший сын (праправнук Га­ вриила) Федор Александрович, который, как и его отец, также носил характерное прозвище «Кутуз». Племянник же Федора Александровича Кутузова, Василий Ананьевич, в свою очередь, имел прозвище «Голенище», откуда и пошли Голенищевы-Кутузовы, прочно обосновавшиеся на Псковской земле. Сам Ва­ силий Ананьевич (в 1471 году посадник в Новгороде) имел не­ большие земельные владения в Опочецком и Торопецком уездах Псковской губернии. Его правнук «раб Божий Иван Иванов сын Голянищева-Кутузова», умерший в 1580 году, был похоронен в Псково-Печерском монастыре. Копии жалованных грамот ро­ ду Голенищевых-Кутузовых царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, Федора, Иоанна и Петра Алексеевичей Романо­ вых сохранились в псковском архиве. Землями на Псковщине за верную службу жалуются четырежды правнуки Василия Ананьевича Голенищева-Кутузова: Федор, Елизар, Ульян Алек­ сандровичи и их двоюродные родственники, братья Михаил и Иван Савиновичи. Вероятно, мы не знали бы так подробно о связях рода Голенищевых-Кутузовых с Псковской землей, ес­ ли бы не научные изыскания Л. Н. Макеенко, автора статьи «Род Голенищевых-Кутузовых», опубликованной в одной из книг «Псковская земля. История в лицах». Ею приведены по­ дробные сведения о ближайших родственниках полководца, начиная с Ивана Савиновича — прапрадеда нашего героя. Со­ гласно жалованной грамоте за походы на султана турецкого и хана крымского, в княжество Литовское и Смоленское, Ива­ ну Савиновичу пожалованы земли в Великолукском и Торопецком уездах. Кроме того, грамотой подтверждены прежние владения, записанные за ним с 1663 по 1670 год, в том числе деревня Рязаново (Резаново), которая впоследствии перешла к праправнуку — Михаилу Илларионовичу1. Итак, следуя за родословной Голенищевых-Кутузовых, мы подобрались к XVIII столетию, которому «принадлежал мыс­ лями и привычками» великий русский полководец. У выше­ упомянутого Ивана Савиновича было четверо сыновей — Юрий, Семен, Алексей, Иван. Иван Иванович — прадед полководца.

Из записи в Герольдмейстерской конторе от 19 июля 1754 го­ да выясняется, что Иван Иванович Голенищев-Кутузов «слу­ жил при генерале-фельдмаршале графе Борисе Петровиче Шереметеве флигель-адъютантом»1. И. И. Голенищев-Куту­ зов служил в Великолуцком гарнизоне капитаном и умер предположительно в 1747 году. В конце XVIII столетия, когда в наследственные права на земли предков вступил самый зна­ менитый в роду Голенищевых-Кутузовых — Михаил Иллари­ онович (Ларионович), в Псковской губернии числилось по документам 19 представителей этой фамилии мужского пола.

В свою очередь, у «поручика Матфея Иванова сына Голенищева-Кутузова было четверо детей: три сына Ларион (Илла­ рион), Иван, Василий и дочь Прасковья. Старший — Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов — отец будущего полководца.

В формулярном списке за 1769 год генерал-майор Илларион Голенищев-Кутузов сообщает, что ему от роду 51 год (полных), что соответствует 1718 году рождения, из дворян и за ним в Пусторжевском, Луцком (Великолукском) и Новгородском уездах 443 мужских души крестьян»1. 8 октября 1733 года он поступил в Петербургскую военно-инженерную школу и был выпущен из нее кондуктором в феврале 1737 года. За время учебы Илларион Матвеевич только однажды побывал в двух­ месячном отпуске в родных местах: в 1735 году, возвращаясь из отпуска, заболел в Пскове, а выздоровев, сразу же вернул­ ся на службу. И неудивительно. Как отметил историк, «до Ма­ нифеста о вольности дворянства (1762 год. — Л. И.) дво­ рянство почти все было на службе, то есть в столицах, или где-нибудь у границ в войсках»1. В 1738—1741 годах Иллари­ он Матвеевич занимался съемкой местности в окрестностях Санкт-Петербурга, Кронштадта, Выборга, Кексгольма, швед­ ской границы. В 1740 году он даже входил в комиссию по по­ гребению императрицы Анны Иоанновны. С 1741 по 1752 год он служил флигель-адъютантом, вначале — в чине армейско­ го поручика, с 1742 года — в чине капитана у генерал-аншефа Любераса фон Потта. Вместе с Люберасом, бывшим послом в Швеции с 1743 по 1745 год, он находился на конгрессе в Або, потом в Стокгольме. В 1746 году привлекался в Петербурге к инженерным работам. С 1750 года находился на постройке Кронштадтского канала; 20 мая 1752 года произведен в инженер-капитаны и «определен к управлению конторой кронштадт­ ских строений». В течение шести лет он руководил строитель­ ством каменного канала Петра Великого и был «произведен за труды в 1758 году в инженер-майоры», через восемь меся­ цев — в инженер-подполковники, а в январе 1759 года — в инженер-полковники1. После непродолжительного пребыва­ ния начальником рижской инженерной команды И. М. Голе­ нищев-Кутузов был переведен в Петербург в департамент, за­ нимавшийся укреплением русских крепостей в Прибалтике.

Что ж, отец полководца жил и служил в соответствии с поня­ тиями своего времени: «Ни на что в службе не набиваться и ни от чего не отбиваться», а служба дворянства была иногда не легче крепостной зависимости. По мнению историка, дворян­ ство «находилось почти в такой же крепостной зависимости от правительства, как от него крепостные»1. До Манифеста 1762 года в свои вотчины дворяне возвращались, как правило, к старости после многолетней тяжелой службы. «...В тогдаш­ нем русском дворянстве распространено было, с одной сторо­ ны, сознание обязанности дворянина служить своему отечест­ ву, а с другой — чувство благородной гордости, запрещавшее какие бы то ни было в этом деле заботы о своих личных выго­ дах и удобствах»1. В начале царствования императрицы Екатерины II, 3 мар­ та 1763 года, Илларион Матвеевич был произведен в инженергенерал-майоры и возглавил подготовительные работы по строительству Арсенала в Петербурге1. Он участвовал в изыс­ кательных работах по постройке канала между Волгой и озе­ ром Ильмень, а затем разработал проект Екатерининского ка­ нала, ограждавшего Петербург от наводнений (ныне канал Грибоедова), за что получил из рук императрицы золотую та­ бакерку, осыпанную бриллиантами. Отец будущего полковод­ ца был одним из выдающихся военных инженеров своего вре­ мени, и сыну было чему у него поучиться. Бесспорно и то, что неизменное внимание, которое оказывала Михаилу Илларио­ новичу на протяжении всей его карьеры Екатерина II, отчасти было связано с тем уважением, которое она испытывала к его знающему и трудолюбивому отцу. Безусловно и то, что безу­ пречная репутация отца накладывала особые обязательства на сына, который сделал все от него зависящее, чтобы оправдать ожидания, налагаемые на него этим родством.

Согласно формулярному списку с 1769 года Илларион Матвеевич в чине инженер-генерал-майора находился в дей­ ствующей 2-й армии, возглавляя инженерные и минерные ко­ манды в армии графа Румянцева во время Первой русско-ту­ рецкой войны (1768—1774). Он отличился в сражениях при Рябой Могиле, реке Ларге, Кагуле. При его штабе уже находи­ лись: старший сын Михаил Илларионович (капитан, затем се­ кунд-майор) и младший — Семен Илларионович, 16-летний кадет Артиллерийского и инженерного корпуса, в должности флигель-адъютанта. Младший, Семен, оставил службу по до­ стижении чина майора. Причиной тому явилось умственное помешательство. Он проживал в сельце Федоровском Великолуцкого уезда; согласно сведениям местного архива, «майор Кутузов с прошлого 793 года находится в повреждении ума под опекой...»2. В 1804 году Михаил Илларионович сообщал о нем в письме супруге: «...Забыл тебе сказать, что я дорогою за­ езжал к брату Сем. Л ар., и по несчастью нашел его, кроме что тих, в прежнем состоянии. Много очень говорил о трубе и просил меня от этого несчастья его избавить и рассердился, когда ему стал говорить, что этакой трубы нету»2. Однако Се­ мен Илларионович значительно пережил своего прославлен­ ного брата: он скончался в возрасте 82 лет в 1834 году и был похоронен на кладбище Преображенской церкви погоста Влиц (Локня). Как сообщают местные историки-краеведы, накануне Великой Отечественной войны от памятника на мо­ гиле оставался один постамент, на котором были высечены слова: «Семен Илларионович Голенищев-Кутузов брат Свет­ лейшего князя Смоленского»2. К 1770 году военная страда подкосила силы отца полковод­ ца, который, как свидетельствуют документы, трудился, не зная отдыха: в рапорте от 25 марта Илларион Матвеевич сооб­ щил графу Г. Г. Орлову, что по причине сломанной кости, кото­ рая еще не срослась, он пока не может следовать со 2-й армией.

В сентябре того же года Илларион Матвеевич подал рапорт на имя императрицы, в котором просил по «...дряхлости и болез­ ням... от военной и гражданской службы уволить». Ему была отставка с чином инженер-генерал-поручика. Так закончилась 37-летняя военная служба отца будущего фельдмаршала. В ту пору ему было всего 52 года, но на этом его государственная служба не закончилась. Илларион Матвеевич был назначен се­ натором и отправился в Москву. Он и здесь проявлял свои глу­ бокие знания и ум: «всякое важное дело в Сенате считалось окончательно решенным лишь после того, как Ларион Матвее­ вич, рассмотрев его, сказывал на оное свое мнение»2. Д. Бантыш-Каменский сообщал, что отец полководца «приобрел от соотечественников наименование Разумной книги, быв весьма сведущ не только в военных делах, но и в гражданских»2. В 1777 году Илларион Матвеевич вернулся на Псковщину.

В 1779 году в Исповедальных росписях Воскресенской церкви Теребенского погоста Опочецкого уезда сообщается, что «в сельце Ступине жительство имеет господин генерал-поручик и кавалер Иларион Матвеевич сын Голенищев-Кутузов, 62 лет, и дочь ево Дарья, 24 лет». Кроме Ступина ему принадлежат де­ ревни Бабеева, Подъельна, Скарохново, Федорково, Васково, Варыгина, в них 275 душ крестьян. Естественно, что возвра­ щение в родные пенаты такого высокопоставленного чинов­ ника не прошло незамеченным в местном дворянском обще­ стве: «...очень невысокий чин — капитанский, например, делал обладателя его человеком, уверенным в себе, давал ему вес и право на общее уважение в околотке; лица начальствую­ щие представлялись нерушимым авторитетом»2. В 1775 году на основании одного из указов Екатерины II для управления губерниями стали создаваться депутатские дворянские собра­ ния. В декабре 1777 года при открытии Псковского наместни­ чества (губернии) Илларион Матвеевич был избран первым предводителем псковского губернского дворянства. В разгар выборов курьер из столицы принес весть о рождении внука Екатерины II — Александра, что было отмечено молебном и залпами из 101 пушки. В ответ царица милостиво пожаловала дворянство рескриптом, под впечатлением которого было ре­ шено вместо обычного монумента основать в Пскове дворян­ скую Екатерининскую гимназию. С письмом наместнику Яко­ ву Сиверсу от имени всего дворянства губернии обратился его предводитель Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов с просьбой завести в городе благородное училище.

В 1784 году, будучи уже в чине бригадира, его сын Михаил Илларионович получил известие, что «отец его в недавнем времени умре». Впервые за много лет получив отпуск, он от­ правился в край своих предков и над местом захоронения от­ ца построил церковь Воскресения Христова. В Ведомости Опочецкого уезда погоста Теребени за 1789 год говорится:

«Церковь Воскресения Христова з двумя приделами Знамения пресвятые Богородицы и святые Великомученицы Варвары деревянные, твердые, из оных настоящая за отлучкою по во­ енному времени здателя его превосходительства Михаила Ил­ ларионовича Голенищева-Кутузова из дому не освящена». Как правило, церковь и приделы к ней освящали в присутствии за­ казчика и первым в графе «прихожане» ставился он же, если был жив. В вышеназванной ведомости первым прихожанином записан «господин генерал-майор и кавалер Михайла Ларионович Голенищев-Кутузов». Надписи на деревянных подпрестольных крестах сообщают, что приделы Святой Варвары и Знамения в Теребенском погосте освящены «1778 году месяца ноября, 2-го дня», храм Воскресения Христова — «1791-го, месяца ноября, 2-го дня»2. После смерти отца старшим в семье стал Михаил Илларио­ нович. Каждый, кто занимался изучением биографии полко­ водца, знает, что в самом ее начале содержались загадки, кото­ рые трудами нескольких поколений исследователей удалось разрешить лишь на рубеже XX—XXI веков. Первый вопрос, ко­ торый возникал после прочтения жизнеописаний знаменитого военачальника: какого роду племени была его мать? как ее зва­ ли? Первый биограф фельдмаршала назвал фамилию Бедринская. Ф. Синельников считал, что мать полководца происхо­ дила из рода Беклешовых. Автор «Российской родословной книги» князь И. Долгоруков причислил мать Кутузова к роду Беклемишевых. Ленинградский историк Ю. Н. Яблочкин по­ пробовал разобраться в этом вопросе, в середине 1950-х годов установив, что мать фельдмаршала звали Анной Ларионовной (Илларионовной) и родилась она в 1728 году. Однако эта версия была признана малоубедительной. Кроме того, Анной Илла­ рионовной звали и старшую сестру полководца, и на первый взгляд логичным казалось предположить, что здесь произошла некая путаница. В конечном счете возобладала версия, предло­ женная князем П. Ф. Долгоруковым в 1857 году, согласно кото­ рой мать фельдмаршала происходила из рода Беклемишевых.

Этой же версии придерживались и Ю. Н. Гуляев, и Н. А. Троиц­ кий2. Справедливо отвергнув «красивую легенду», на основа­ нии которой родоначальником рода Кутузовых считался дру­ жинник Александра Невского Гаврила Олексич, авторы предложили в предки фельдмаршалу князя Дмитрия Пожар­ ского, создав, в свою очередь, не менее прекрасный миф. Так, Ю. Н. Гуляев писал: «Дочь Федора Елизарьевича Ефросинья Федоровна Беклемишева вышла замуж за князя Дмитрия Ми­ хайловича Пожарского. Таким образом, главные вожди россий­ ских войск в великие 1612 и 1812 годы происходили по женско­ му колену из фамилии Беклемишевых, т. е. находились в родстве по материнской линии. Удивительно, но этот знамена­ тельный факт биографии двух прославленных русских полко­ водцев остался незамеченным биографами М. И. Кутузова!» На наш взгляд, убедительными были сведения, опублико­ ванные Jl. Н. Макеенко, заведующей историческим отделом Псковского государственного историко-архитектурного му­ зея-заповедника: «В 1991 г. в Великолукском архиве я натолк­ нулась на интереснейший документ, датируемый 1808 го­ дом, — “Просьба надворной советницы Анны Ушаковой об удовлетворении ее 9 тыс. рублей из доходов имения ее братьев майора Семена и генерала от инфантерии Михайлы Голени­ щевых-Кутузовых”. В своей просьбе Анна Илларионовна упо­ минает имя деда своего по матери Лариона Захарова сына Бедринского». И в подтверждение своих земельных владений приводит более ранний документ от 1767 года, по которому ей, Анне, «в Гдовском уезде принадлежат земли, числившиеся за ее дедом Ларионом Захаровым сыном Бедринским, кото­ рые отошли к нему по выморочным книгам от его дяди Семе­ на Филипова сына и бабки вдовы Авдотьи Ивановских-Бедринских»2. Эти же сведения Jl. Н. Макеенко кратко изложила в 1993 году в статье «О Голенищевых-Кутузовых на Псковской земле», снабдив разъяснением: «...Мать Анны Илларионовны, а следовательно, и Михаила Илларионовича Голенищева-Ку­ тузова была из псковских дворян Бедринских. Выходит, что и мать, и бабушка полководца были из одного рода Бедринских.

Мать была дочерью Лариона Захарова сына Бедринского, а бабушка — дочерью Семена Бедринского, т. е. дяди Лариона Бедринского, о чем свидетельствуют приведенные выше све­ дения»3. Однако редакция, вновь сославшись на П. Ф. Долго­ рукова, сделала примечание к этой статье: «Бабка М. И. Ку­ тузова, происходившая из рода Бедринских, была замужем за Матвеем Ивановичем Голенищевым-Кутузовым. Мать М. И. Ку­ тузова происходила уже из рода Беклемишевых»3. Сомнения редакторов можно понять: в семье полководца женщины из семейства Бедринских довольно часто выходили замуж за представителей рода Голенищевых-Кутузовых; кроме того, получается, что у родителей полководца совпадает редкое, по нашим понятиям, имя Ларион. Но, приняв во внимание, что на псковских землях проживало несколько ветвей рода Голе­ нищевых-Кутузовых, находившихся к тому времени в весьма отдаленном родстве между собой, а имена детям давались по святцам, совпадение уже не представляется невероятным.

Так, известный представитель рода Голенищевых-Кутузовых, проживающих на Псковщине, назвал обоих своих сыновей Иванами, и один из них, в свою очередь, назвал Иванами тро­ их своих сыновей! Не будем удивляться и тому, что мать и старшая сестра М. И. Кутузова были полными тезками — обе­ их звали Аннами Илларионовнами. Для историков, конечно, неудобно, но у «простых псковских дворян» на этот счет, повидимому, была своя точка зрения. Присоединимся к мнению исследователя, специально изучавшего местные архивы: «сес­ тра фельдмаршала не могла ошибиться в фамилии своего деда по матери»3. Итак, Илларион Матвеевич Голенищев-Кутузов, 1717 года рождения, был женат на Анне Илларионовне Бедринской, 1728 года рождения, дочери опочецкого, псковского и гдовского помещика, отставного капитана Нарвского гар­ низонного полка. От себя заметим, какую бы фамилию ни но­ сила мать будущего полководца, в отличие от своего супруга, она вряд ли могла похвастаться образованностью: суровые требования к образованию предъявлялись тогда только к дво­ рянским сыновьям, которые в обязательном порядке должны были являться на военную службу. Дочери провинциальных помещиков мелкой и даже средней руки в большинстве своем в то время оставались неграмотными. «...Подыскать себе в не­ весты девушку, которая была бы любознательна, охотница чи­ тать — оказывалось почти невозможным. Много среди них было и очень неглупых и без образования, отличных ма­ терей и хозяек, которых лучшие мужчины очень уважали и по­ читали»3. Возможно, бракосочетание родителей будущего полководца произошло в 1744 году, когда Илларион Матвеевич приезжал в Москву из Стокгольма, а может быть, и позднее — в 1745 году. Ко времени вступления в брак Анне Илларионов­ не было 16 лет, а Иллариону Матвеевичу — 26, обычная по тем временам разница в возрасте между супругами. У современно­ го читателя может возникнуть вопрос: когда же родители М. И. Кутузова успели познакомиться, если жених постоянно находился на службе? Вовсе не обязательно им было знако­ миться! «Сватовство начиналось обыкновенно через свах женились часто вовсе незнакомые. После неофициаль­ ного согласия обеих сторон устраивались смотрины, то есть приезжал жених и несколько времени видел невесту, которая почти всегда, “по обыкновению невест”, ничего не говорила, у общих знакомых или в церкви; затем следовал формальный сговор, с молебном и обедом, в доме невесты». А вот ни в церкви во время венчания, ни на свадебном ужине родителям невесты быть не полагалось, хотя обряд венчания совершался в церкви, как правило, ближайшей к домам жениха и невесты.

Невеста надевала венок из красных роз. «По совершении обря­ да ехали в дом жениха, причем дорогу для более состоятельных людей освещали горящими смоляными бочками. В то время в деревнях кареты были еще редкостью, но сколько-нибудь по­ рядочный жених старался непременно достать карету, также какую-нибудь музыку, которая тогда тоже бывала в очень не­ многих домах. Музыка встречала свадебный поезд и игра­ ла во все время вечера и ужина, за исключением того момента, когда молодые прикладывались к образам при входе в дом.

Свадебный ужин всегда был изобилен и вкусен, но ели мало, а всё больше пили за здоровье молодых. После ужина шли за так называемые “сахары”, то есть к столу, уставленному ва­ реньями, конспектами, фруктами, преимущественно же ягода­ ми и орехами. После того, “по известному древнему и глупей­ шему обыкновению”, гости, ночевавшие у жениха, а таких было немало, ложились спать только уже после поздравления новобрачной »3. Родителей невесты наконец извещали о «благополучном окончании», и муж приезжал к ним «благода­ рить за содержание и воспитание его молодой жены», пригла­ шая их на «княжой пир»; потом родители невесты, в свою оче­ редь, устраивали пир, а молодые объезжали всех знакомых, кто был на их свадьбе. Конечно, в обеих столицах уже не так стро­ го следовали старинным обычаям, и, уж конечно, свадьба Ми­ хаила Илларионовича, женившегося на аристократке-петер­ бурженке в последней трети XVIII столетия, сильно отличалась от свадьбы его родителей на Псковщине.

Следующий вопрос, который возникает у исследователей:

где родился М. И. Кутузов? Версий существует две: Петербург и Псковская земля. Биографический очерк Д. Н. Бантыш-Каменского начинается сообщением о том, что место рождения Михаила Илларионовича — Петербург. Большинство истори­ ков и сейчас уверены в том, что будущий полководец — уро­ женец Северной столицы3. Но существуют сведения, что дет­ ство, из-за ранней смерти «нежной матери», он провел в имении деда и бабки, — «не то в Ступине, не то в Матюшкине, не то в Федоровском». JI. Н. Макеенко считает, что Куту­ зов родился на Псковской земле. «Объясню, почему, — пишет автор. — Илларион Матвеевич в это время занимался пост­ ройкой Кронштадтского канала и находился в постоянных разъездах. Очень маловероятно, что он возил за собой бере­ менную жену с грудной дочерью. Он мог ее оставить на попе­ чение своих родителей. Но те жили на Псковщине». Далее ав­ тор убедительно доказывает, что М. И. Кутузов мог увидеть свет в сельце Федоровском, которым владел его дед Матвей Иванович с 40-х годов XVIII столетия3. Как бы то ни было, во­ прос о том, где появился на свет великий полководец, в отсут­ ствие документов так и остается открытым.

Не совсем понятно, почему биографы считают, что М. И. Кутузов лишился матери в младенчестве, едва ли не при его родах или вскоре после них: кроме сестры, вышеупомяну­ той Анны Илларионовны, в замужестве Ушаковой, полково­ дец, как говорилось выше, имел еще и брата Семена 1752 года рождения, и сестру Дарью 1755 года рождения. Так, JI. Н. Макеенко приводит в своей статье сведения: «...Именно в 1755 г. Jlaрион Матвеевич берет свой первый 28-дневный отпуск. Едет ли он посмотреть на новорожденную Дарью или его поездка связа­ на с еще более печальным событием — смертью жены?»3 В этой же публикации приведены и другие сведения, касающиеся младшей сестры полководца: «То, что Дарья Илларионовна на­ зывается везде девицей и генеральской дочерью, говорит о том, что она не была замужем, а вот то, что она “никогда и никуда не отлучается”, наводит на мысль, что у нее был какой-то физиче­ ский недостаток». Михаил Илларионович заботился о сестре до конца своих дней: вместе с братом, после смерти отца, они взя­ ли на себя уплату ее недоимок (впрочем, как и старшей сестры), а в 1812 году полководец выхлопотал для нее пожизненную пенсию в две тысячи рублей3. Кстати, забота о женщинах в се­ мье, ответственность за материальное и моральное благополу­ чие сестры ли, жены или дочери — черта, очень характерная для Кутузова, по-видимому, внушенная ему с детства.

Десятилетиями не подвергалась сомнению дата рождения полководца — 5(16) сентября 1745 года. В метрических книгах церквей Санкт-Петербурга за 1745—1748 годы сведения о дате рождения Михаила Илларионовича отсутствуют. Тем не менее в середине прошлого столетия в примечаниях к Формулярно­ му списку М. И. Кутузова от 2 января 1791 года оговаривалось:

«Необходимо отметить, что хотя принято считать годом рожде­ ния М. И. Кутузова 1745 год, данные формулярных списков не соответствуют этой дате. Так, в списке 1769 г. показано, что Ку­ тузову в то время 22 года, в списке 1785 г., что ему 37 лет, в ко­ пии списка 1791 г. — 43 года, что соответствует дате рождения 1747 или 1748 года»3. Ю. Н. Гуляев привел еще два документа, обнаруженные в Архиве Военно-исторического музея артилле­ рии, инженерных войск и войск связи и подкрепляющие эту версию. Первый документ — «покорнейшее доношение» отца нашего героя генерал-фельдцейхмейстеру графу П. И. Шува­ лову от 17 апреля 1759 года, в котором сообщается: «Имею я сына Михайла одиннадцати лет, который на первой указан­ ный срок, имея тогда от роду седьмой год, Правительствую­ щего Сената в герольдмейстерской конторе явлен, от которой для обучения российской грамоте отпущен в дом по 760 год до июля месяца»4. В другом документе уточнен срок первого «яв­ ления недоросля Михайлы Голенищева-Кутузова» в Герольд­ мейстере кую контору Правительствующего сената: «754 года июня 26 дня». Порядок определения дворян в службу регла­ ментировался Указом 1742 года, согласно которому все недо­ росли, достигшие семи лет, должны были являться на первый смотр в Герольдмейстерскую контору или в губернские города к губернаторам. После чего они возвращались домой, приняв обязательства ко второму смотру в 12-летнем возрасте обучить­ ся грамоте. Следовательно, если в 1759 году Михаилу Голени­ щеву-Кутузову было одиннадцать лет, а в день «первого смот­ ра», как и положено, — семь, то годом его рождения следует считать 1747 год. Правда, все гипотезы строятся не на метриче­ ских свидетельствах, а на основании арифметических вычис­ лений; в документах встречаются даты, соответствующие и 1745 году. Однако в 1845 году в Петербурге вышел сборник ста­ тей Н. Полевого «Столетие России», и одна из статей была по­ священа М. И. Кутузову: «Сто лет — думал я, смотря на извая­ ние Русского воеводы — сто лет свершилось с того года, когда родился ты, муж великий! Сто лет, в которые совершил ты свои подвиги, и уже тридцать два года, как почил ты среди потухших громов!» А ведь в это время были живы дочери и внуки полко­ водца, точно знавшие число, месяц и год его рождения!

Отец М. И. Кутузова, как и его бабка, «женщина, состарив­ шаяся в добродетели, благочестивая», судя по всему, не склонен был баловать детей. Но даже допустив, что отец почему-то ре­ шился продлить безмятежное детство старшего сына, нельзя не признать, что ему трудно было бы ввести в заблуждение Ге­ рольдмейстерскую контору. По свидетельству родственников, «одаренный крепким сложением, Кутузов начал ходить и гово­ рить на первом еще году своего возраста» и, «отличаясь теле­ сною красотой, являл собой совершенную дородность». Так или иначе, в роду «простых псковских дворян» появился очередной мужчина, «схватившийся за меч», которому предстоял нелегкий путь. На исходе XVIII века, поздравляя своего родственника и земляка, «простого псковского дворянина» И. JI. ГоленищеваКутузова, с назначением президентом Адмиралтейской колле­ гии, что соответствовало I классу государственной службы, М. И. Голенищев-Кутузов заметил: «Ежели такой дворянин до­ шел до фельдмаршала — такой видно родился необыкновенно­ го покроя». О своем «покрое» он в те дни и не загадывал...

ОБРАЗОВАНИЕ

Образованный русский офицер — мечта, которую на про­ тяжении столетия преследовали российские монархи, начи­ ная с Петра Великого. Основатель регулярной армии в ходе затяжной войны со шведами убедился, что на иностранных наемников, несмотря на их «обширные сведения», которых так недоставало в России, не всегда можно было положиться.

В жестоком противостоянии с войсками Карла XII им подчас не хватало стойкости: так, в 1700 году в неудачном для нас сра­ жении под Нарвой русский главнокомандующий фельдмар­ шал де Круа и вместе с ним 40 офицеров-иностранцев прямо на поле боя перешли на сторону противника. Однако несколь­ ко русских полков устояли в бою, и в их числе — гвардия, «возлюбленные чада» Петра. Они-то и стали ядром регуляр­ ной армии, которую всего девять лет спустя после нарвского погрома Петр Великий приветствовал под Полтавой: «Здрав­ ствуйте, сыны Отечества! Никто не в состоянии совершить подвига, какой совершили вы, смело смотревшие в лицо смерти... Храбрые дела ваши никогда не будут забвенны у по­ томства!» Великий русский поэт А. С. Пушкин был уверен:

«Успех народного преобразования был следствием Полтав­ ской битвы». Однако середина XVIII столетия не ознаменова­ лась торжеством образования в военной среде. Автору «Исто­ рического очерка 2-го кадетского корпуса», на наш взгляд, удалось выразить своеобразие той ситуации: «Судьба военно-учебных заведений в нашем отечестве представляет такой интерес, какого не может представлять она ни в одном дру­ гом государстве. По меткому выражению профессора В. О. Ключевского, мы начали учиться у наших западных со­ седей с пушки, а затем уже перешли к другим отраслям зна­ ния. Этим объясняется, что история военной школы в первое время возникновения ее у нас почти сливалась с историей рус­ ского просвещения вообще»1.

Заметим, что мнение В. О. Ключевского отнюдь не проти­ воречило мнению А. С. Пушкина. Но даже на исходе века Про­ свещения многие родители, готовившие своих сыновей к воен­ ной стезе в родовых вотчинах, вдали от обеих столиц, искрен­ не считали, что «наука отбивает от дела». Прочности этих убеждений отчасти способствовал и без того укрепившийся престиж России в военных делах. К середине XVIII столетия от военной репутации шведов не оставалось камня на камне.

Прусский король Фридрих II Великий привел в своих Записках показательный исторический анекдот: «Тогдашнее превосход­ ство России заставило шведов послать в Петербург двух сена­ торов с предложением шведской короны молодому великому князю, принцу Голштинскому, племяннику императрицы (бу­ дущему императору Петру III. — Л. И.). Не могло быть для этой нации ничего более унизительнее отказа великого князя, который нашел эту корону недостойною себя. Маркиз Ботта, в то время австрийский министр в Петербурге, приветствуя ве­ ликого князя сказал ему: “Я желал бы, чтоб королева, моя по­ велительница, столь же легко могла сохранять владения, как ваше императорское высочество от них отказываетесь”»2.

Сам Петр I был одержим страстью к знаниям, и эту страсть он волевым усилием старался привить своим подданным. К тому же стремились и его преемники, далеко не всегда встре­ чая понимание представителей служилого сословия: послед­ ние готовы были проливать кровь и даже положить свой жи­ вот за государей, но отягощать свой ум науками считали для себя вовсе не обязательным: «большинство дворян почти ни­ чего не читало; иные думали даже, что слишком прилежное чтение книг, в том числе и Библии, сводит человека с ума». По этой причине в начале царствования императрицы Анны Иоан­ новны, которая и сама не производила впечатления охотницы до знаний, был издан указ от 23 ноября 1731 года, постанов­ лявший «впредь безграмотных из солдат и капралов в ун­ тер-офицеры, а из унтер-офицеров, которые не умеющие же грамоте, в обер-офицеры не производить, дабы который по обучению грамотному попечение имел неленостное»3 Однако многие дворяне противостояли «книжной премудрости» даже спустя три царствования: вспомним персонажа знаменитой ко­ медии Д. И. Фонвизина, утверждавшего, что «от чтения книг бывают приливы к голове и впадение в совершенно дураческое состояние». Впрочем, при Екатерине Великой это была уже сатира, а не горестная констатация фактов. Но даже в те годы просвещенный вельможа граф С. Р. Воронцов, послан­ ник в Лондоне, сообщая об успехах своего сына, счел нужным успокоить родственников: «...Он очень любит читать: между тем все это ничуть не вредит его здоровью, потому что он бес­ престанно бывает на открытом воздухе и каждый день ездит верхом, что много укрепляет его телосложение». Согласно до­ кументам и в 1812 году 52 процента офицерского корпуса не­ далеко ушли от образовательного минимума, обозначенного в указе от 1731 года: знания почти половины офицеров Россий­ ской императорской армии определялись формулировкой «читать и писать умеет». Несмотря на многочисленные при­ зывы, раздававшиеся с высоты трона, родители не спешили отправлять своих сыновей в столичные учебные заведения. В то же время большинство мелкопоместных дворян не распо­ лагали денежными средствами, необходимыми для образова­ ния детей «на местах». При наличии денег они сталкивались с другой проблемой: образовательных учреждений в их «медве­ жьих углах» не существовало, не было там и подходящих учи­ телей. Для многих потомственных дворян путь к знаниям был поистине тернистым. «Учить мальчиков начинали обыкно­ венно лет с семи, но иногда и с пяти, и даже с четырех; перво­ начально учением заведовал или кто-нибудь из домашних или дядька крепостной; тут дальше грамоты не шло, иногда и на нее употреблялось времени до двух лет; обыкновенно, с мно­ жеством всевозможных праздников, в году было едва ли более ста учебных дней; затем нанимали какого-нибудь священни­ ка, дьячка или пономаря, иногда, наконец, отдавали в жен­ ский монастырь; тут учили детей сначала еще тоже по буква­ рю, потом по “Псалтыри” и “Часослову”, начинали и писать — у иных учителей сначала мелом на обожженной дощечке, а потом уже на бумаге; некоторые учились и церковному пе­ нию; случалось, что дети же должны были исполнять для сво­ его учителя разные мелкие поручения — ловить рыбу, соби­ рать ягоды, грибы и т. п. Но у духовных можно было выучиться обыкновенно только грамоте: то есть не толь­ ко геометрии, геодезии и фортификации, но даже арифмети­ ки не преподавалось. Разных пансионов по городам, ко­ торые завелись позже в довольно большом числе, тогда еще не было вовсе, и добыть учителя было очень нелегко; найти воз­ можность учиться арифметике, геометрии и черчению у какого-нибудь артиллерии штык-юнкера, гарнизонного школьни­ ка (то есть ученика гарнизонной школы) было уже удачей, хотя часто они учили без всяких объяснений правил, не могли растолковать ученику ни одной задачи, так что ученик писал наугад разные цифры и робко подавал свое писание. А тогда такой учитель осыпал ребенка бранью, стирал с доски его ци­ фры, ставил свои и приказывал переписать это в тетрадь, ко­ торая показывалась отцу и т. п.; более достаточные нанимали какого-нибудь отставного поручика»4.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |
Похожие работы:

«ПРЕДИСЛОВИЕ В данное издание вошли материалы, представленные на IV всероссийской научно-практической конференции Курортнорекреационный комплекс в системе регионального развития: инновационные подходы. Традиционно проводимая в г. Краснодаре по инициативе географического факультета Кубанского государственного университета, Института начального и среднего профессионального образования и администрации Краснодарского края (Департамент комплексного развития курортов и туризма Краснодарского края,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции Часть II 30 сентября 2013 г. АР-Консалт Москва 2013 1 УДК 000.01 ББК 60 Н34 Проблемы развития наук и и образования: теория и практика: Сборник научных трудов по материалам Международной научнопрактической конференции 30 сентября 2013 г. В 4 частях. Часть II. Минво обр. и науки - М.: АР-Консалт, 2013 г.-...»

«Приложение 6 РЕЗОЛЮЦИЯ научно-практической конференции с международным участием Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения в промышленно развитых регионах 6-8 октября 2010 г. г. Пермь В научно-практической конференции с международным участием Гигиенические и медико-профилактические технологии управления рисками здоровью населения в промышленно развитых регионах приняли участие 418 ученых и специалистов из 58 субъектов Российской Федерации, Украины,...»

«  Федеральное агентство по образованию Российская академия космонавтики им. К.Э.Циолковского Федерация космонавтики России Международный фонд попечителей Московского государственного авиационного технологического университета им. К.Э.Циолковского МАТИ - Российский государственный технологический университет им. К.Э.Циолковского XXXV Гагаринские чтения Международная молодежная научная конференция Научные труды в 8 томах Том 4 Москва 2009 XXXIII ГАГАРИНСКИЕ ЧТЕНИЯ. Научные труды Международной...»

«№ 50(256) 16 декабря 2011 О Б Щ Е С Т В Е Н Н О - П О Л И Т И Ч Е С К А Я ГА З Е ТА И З Д А Е Т С Я С 2 0 0 6 ГО Д А Адрес редакции: ул. Ленина, д.33, тел. 310-810 В ЭТОМ НОМЕРЕ! ЗА ПЛЕЧАМИ ТЫСЯЧИ СПАСЕННЫХ ЖИЗНЕЙ Протвинскому Пресс-конференция здравоохранению исполнилось 50 лет В области подвели итоги ПОРА РАЗОРВАТЬ ВЫБОРОВ ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ Интервью с Главой города 9 декабря в Доме Правительства Московской области состоялась пресс-конференция председателя избирательной комиссии Московской...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ HSP ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ HSP/GC/24/2 Совет управляющих Distr.: General Программы Организации 11 February 2013 Объединенных Наций по Russian населенным пунктам Original: English Двадцать четвертая сессия Найроби, 15-19 апреля 2013 года Пункт 5 предварительной повестки дня* Деятельность Программы Организации Объединенных Наций по населенным пунктам, включая вопросы координации Деятельность Программы Организации Объединенных Наций по населенным пунктам Доклад Директора-исполнителя Резюме...»

«Госкомвоенпром, Минск Солонинко А.А. Международный оргкомитет ИМФ НАН Украины, Киев Уваров В.Н. Первое информационное сообщение Сопредседатели НПЦ НАНБ по материаловед., Минск Урбанович В.С. ИМФ УрО РАН, г. Екатеринбург Устинов В.В. Президиум НАН Беларуси, Минск Витязь П.А. ФТИ РАН, С.Петербург Устинов В.М. Президиум РАН, Москва, С.Петербург Алферов Ж.И. Президиум НАН Украины, Киев НПЦ НАНБ по материаловед., Минск Наумовец А.Г. Федосюк В.М. БГУ, Минск Федотов А.К. Члены ИЭПОР НАН Украины, Киев...»

«A/CONF.216/PC/5 Организация Объединенных Наций Доклад Подготовительного комитета Конференции Организации Объединенных Наций по устойчивому развитию Первая сессия (17–19 мая 2010 года) Доклад Подготовительного комитета Конференции Организации Объединенных Наций по устойчивому развитию Первая сессия (17–19 мая 2010 года) Организация Объединенных Наций • Нью-Йорк, 2010 A/CONF.216/PC/5 Примечание Условные обозначения документов Организации Объединенных Наций состоят из прописных букв и цифр. Когда...»

«50-Я ГЕНЕРАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ _ ГЕНЕРАЛЬНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Пленарные заседания и заседания комитета Вторник, 19 сентября 2006 года 3-е заседание 10 час. 00 мин. ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ: Общая дискуссия и Ежегодный доклад за 2005 год Зал пленарных заседаний (пункт 8, продолжение) – документ GC(50)/4: 1-е заседание 10 час. 30 мин. КОМИТЕТ ПОЛНОГО СОСТАВА: Зал заседаний B 4-е заседание 15 час. 00 мин.* ПЛЕНАРНОЕ ЗАСЕДАНИЕ Общая дискуссия и ежегодный доклад за 2005 год Зал пленарных заседаний (пункт 8,...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. КОНВЕНЦИЯ ПО БОРЬБЕ GENERAL С ОПУСТЫНИВАНИЕМ ICCD/COP(4)/AHWG/6 14 June 2001 RUSSIAN Original: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН Четвертая сессия Специальная рабочая группа Межсессионное совещание Бонн, 19 марта - 6 апреля 2001 года ДОКЛАД СПЕЦИАЛЬНОЙ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ ДЛЯ ПЯТОЙ СЕССИИ КОНФЕРЕНЦИИ СТОРОН СОДЕРЖАНИЕ Пункты Стр. I. ОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ СЕССИИ А. Открытие сессии В. Утверждение повестки дня С. Участие D. Организация работы Е. Документация F. Предшествующие...»

«BC UNEP/CHW.8/1/Add.1 ЮНЕП Distr. General 23 October 2006 Russian Original: English БАЗЕЛЬСКАЯ КОНВЕНЦИЯ Конференция Сторон Базельской конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением Восьмое совещание Найроби, 27 ноября - 1 декабря 2006 года Аннотированная предварительная повестка дня Пункт 1: Открытие совещания 1. Конференция Сторон Базельской конвенции проведет свое восьмое совещание 27 ноября – 1 декабря 2006 года в Отделении Организации Объединенных Наций в...»

«UNCTAD(XIII)/1 Доклад Генерального секретаря ЮНКТАД XIII сессии Конференции Глобализация с опорой на развитие: переход на путь устойчивого и всеохватывающего развития Организация Объединенных Наций Нью-Йорк и Женева, 2011 год UNCTAD(XIII)/1 Содержание Стр. Предисловие: Перевернутый мир А. Прощай глобализация с опорой на финансы В. Будущее уже не то, что раньше С. Здравствуй глобализация с опорой на развитие Глобализация с опорой на финансы и ее пределы I. А. Введение В. Особенности развития С....»

«Атом для мира Генеральная конференция GC(52)/INF/7 Date: 8 September 2008 General Distribution Russian Original: English Пятьдесят вторая очередная сессия Предварительная информация для делегаций A. Открытие пятьдесят второй очередной сессии Открытие пятьдесят второй очередной сессии Генеральной конференции1 состоится в 1. понедельник, 29 сентября 2008 года, в 10 час. 00 мин. Сессия будет проходить в Венском центре Австрия (ВЦА) по адресу: Bruno Kreisky Platz, 1220 Vienna, рядом с Венским...»

«Утверждаю Председатель зонального методического объединения вузовских библиотек Хабаровского края и Амурской области Федореева Л.В. января 2014 г. ПЛАН МЕРОПРИЯТИЙ зонального методического объединения библиотек вузов Хабаровского края и Амурской области на 2014 год. № Наименование мероприятия Срок Ответственные. п/п исполнения Организаторы. 1. Планирование работы. Аналитическая деятельность библиотечной практики 1.1. Проведение заседаний Совета директоров зонального методического объединения...»

«Третья профессиональная конференция по рекламе и маркетингу 18-19 июня. Новосибирск. Организаторы : МАРКЕТИНГ НА ТРАВЕ Друзья! 18-19 июня в Новосибирске пройдет Третья профессиональная конференция по маркетингу и рекламе Open Marketing. Можно было бы добавить уже традиционная. Так положено в прессе. Миленький такой газетный штампик. Но в том-то и дело, что традиционной конференция Open Marketing как раз и не будет. Очередной – да, пожалуй. Но точно не традиционной. Атмосфера, стиль, состав...»

«Открытый Master-тренинг Транспортное обеспечение цепи поставок Бизнес-тренер: ВИКТОР БАРАНОВСКИЙ ведущий практик логистики в Украине Дата проведения: 18-19 мая 2012г., Киев Место проведения: Тренинговый центр TradeMaster® В. Барановский: автор 22 статей в специализированных периодических изданиях, член авторского коллектива издания Логистика от А до Я. Автор методик расчета потребности в складских мощностях и проектирования складских систем; расчета нормативов на выполнение складских операций и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ВОПРОСЫ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ Сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 31 марта 2014 г. Часть 10 Тамбов 2014 УДК 001.1 ББК 60 Т33 Т33 Теоретические и прикладные вопросы образования и наук и: сборник научных трудов по материалам Международной научно-практической конференции 31 марта 2014 г.: в 13 частях. Часть 10. Тамбов: ООО Консалтинговая компания Юком, 2014. 184 с. ISBN...»

«Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Федеральное бюджетное учреждение наук и Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ АНАЛИЗА РИСКА ЗДОРОВЬЮ НАСЕЛЕНИЯ Материалы Всероссийской научно-практической интернет-конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора (7–11 октября 2013 г.) Под редакцией академика РАН Г.Г. Онищенко, академика РАН Н.В....»

«ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ОТДЕЛ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ИССЛЕДОВАНИЙ _ Интернет: прецедентная практика Европейского Суда по правам человека К сведению издательских компаний или иных организаций: для получения более подробной информации относительно воспроизведения содержимого данного отчета (или его перевода) для публикации в печатном виде или в Интернете, просьба обращаться по адресу: publishing@echr.coe.int. © Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011 Данный отчет был подготовлен...»

«Дубова Ирина Леонидовна учитель английского языка Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа №110 г.Новокузнецк, Кемеровская область ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ПЛАНИРОВАНИЯ ДИСТАНЦИОННОГО УРОКА ДЛЯ ДЕТЕЙ С ОВЗ (НА ПРИМЕРЕ ПРЕПОДАВАНИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА) Создание условий для реализации прав детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и детей-инвалидов является одной из приоритетных задач развития образования на современном этапе. В образовательном...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.