WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 |

«СЕВЕРСК. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ И ЗД А Т Е Л Ь С Т В О ТОМСКОГО У Н И ВЕРСИ ТЕТА Т ом ск— 1994 Северск. История и современность: Сборник ст ат ей /П од ред. П л е т ­ н е в о й JI. М. ...»

-- [ Страница 1 ] --

СЕВЕРСК.

ИСТОРИЯ

И СОВРЕМЕННОСТЬ

АДМИНИСТРАЦИЯ г, СЕВЕРСКА

ОТДЕЛ КУЛЬТУРЫ

ВЫСТАВОЧНЫЙ ЗАЛ-МУЗЕЙ

СЕВЕРСК.

ИСТОРИЯ

И СОВРЕМЕННОСТЬ

И ЗД А Т Е Л Ь С Т В О ТОМСКОГО У Н И ВЕРСИ ТЕТА

Т ом ск— 1994 Северск. История и современность: Сборник ст ат ей /П од ред. П л е т ­ н е в о й JI. М., Б а р д и н о й П. Е„ Р у д о й И. М. — Томск: И зд-во Том. ун-та, 1994. 142 с. 2000 экз. 0503020900.

Сборник содер ж и т доклады конференции, посвящ енной - 40-летию г. Северека. В статьях отражены все периоды истории современного гог рода, начиная с далеких времен эпохи каменного века. В водятся в н а­ учный оборот материалы -археологических исследований, архивные д о ­ кументы о начальных этапах строительства города и работе горсовета, анализирую тся факторы, обусловливаю щ ие социально-психологические особенности закрытых городов. Особый интерес представляют воспоми­ нания старожилов.

Д л я археологов, историков, этнографов, социологов, краеведов, для всех, интересующ ихся историей и современностью своего города.

Редколлегия:

Л. М. П л е т н е в а (отв. р е д.), П. Е. Б а р д и н а, И. М. Р у д а я ISBN 5—7511—0735—7 ч С 177 (0 1 2 )— (О Выставочный а*л-му»ой, К читателям У важаемые читатели, предлагаемый Вашему вниманию сборник никак нельзя назвать «рядовым» событием в науч­ ной и культурной жизни города.

Во-первых, несмотря на то, что городу Северску или, как его называют, «почтовому», уже сорок лет, практически пу­ бликации подобных материалов не существовало. Более то­ го, разговор о территориальных образованиях такого «за­ крытого» типа вообще не поощрялся.

Во-вторых, разрозненные исследования ученых областно­ го центра и Северска последних десяти лет показали, что не только его местоположение являет собой уникальную территорию для археологов, этнографов, но и сам преце­ дент создания и функционирования Северска как специфи­ ческого социального образования требует особого внимания.' М атериалы, представленные в этом сборнике, являю тся обобщением результатов работы первой научно-практиче­ ской конференции «Северск. История и современность», ко­ торая состоялась в марте 1994 г. и посвящ алась 40-летию города. О рганизаторами конференции были отдел культуры городской администрации и выставочный зал-музей. В кон­ ференции приняли участие ученые Томского государственно­ го университета, отделение № 1 Томского политехнического -университета, работники культуры, образования Северска.

Круглая дата в истории города резко подняла интерес людей самых различных сфер деятельности к своему прошло­ му. Сегодня хочется знать все: многовековую историю наших мест, быт и культуру проживавших здесь народов.

Первые и весьма обнадеживающие шаги в этом направ­ лении сделаны. Это не только факт проведения данной конференции и публикация сборника, но и создание в горо­ де археологической инспекции, образование отдела археоз логии и этнографии в музее, интересные публикации архивных материалов в городской печати, регулярные передачи радио и телевидения по истории города и многое другое.

Хочется верить, что все это позволит вплотную прибли­ зиться к осуществлению давней мечты многих людей — н а­ писанию полной истории города Северска, будущее которо­ го интересно и прекрасно, как и его прошлое.

Заведую щ ий отделом культуры г. Северска В. Эльблаус

Д РЕВ Н О С Т И

НАШЕЙ 3 Е М ЛИ Ф. И. Мец, А. Н. Кондрашев о связях томского

К ВОПРОСУ И

НОВОСИБИРСКОГО ПРИОБЬЯ В КАМЕННОМ ВЕКЕ

Процесс интенсивного освоения древним человеком рай­ онов Томско-Нарымского Приобья принято связывать с па­ мятниками, относящимися к новокуоковскому и игрековскому типам. Исследователи относят эти комплексы к различ­ ным периодам — неолиту, энеолиту, раннебронзовому веку.

В вопросах хронологии они в целом единодушны, датируя их концом III — первой третью II тыс. до н. э. Более древние эпохи в этих регионах конкретным материалом представлен ны очень слабо, из-за чего вопросы, связанные с неолити­ ческой эпохой, находятся пока еще в стадии постановки. В этой связи любые новые материалы, датируемые более ран­ ним, чем конец III тыс. до н. э., временем представляют оп­ ределенный интерес.

Необычный для Томского Приобья материал был полу­ чен в ходе работ на поселении Усть41орос, которое было открыто в 1993 г. Д Н. Кондрашевым. Оно расположено на 43-м километре русла р. Томь, на ее левом берегу, на­ против острова Чернилыциковский, примерно в 200 м ниже впадения р. Порос (рис. 1, 1, 3). Культурный слой мощно­ стью 40—50 см перекрыт почти полуметровым слоем гли­ ны, что затрудняет проведение на нем стационарных работ (рис. 1, 2). Памятник интенсивно разруш ается водами То­ ми, о чем свидетельствует очень большое количество подъем­ ного материала, представленного керамикой и каменным ин­ вентарем. Он встречается на полосе берега длиной 150 м и хорошо маркирует границы поселения.

Каменнцй инвентарь представлен примерно >600 ед. В ос-, новном это мелких и средних размеров отщ епы И СКОЛЫ, но представительно и количество орудий (ОКОЛО 70): 6 нако­ нечников стрел, целых и во фрагментах (-рис, 2; 1— 6), накоЗачисгка берега

A UFPAMUKA



М А ТЕРИ А Л А

3MUCTHA ЬЕРЕГА

f ПРОСЕЛОЧНАЯ ДОРОГА

СМЕШАННЫЙ ЛЕС

Р ис.

ситуационный план (3) и стратиграфия зачйстки берега (2) Рис. 2. Каменный инвентарь нечник дротика (рис. 2, 7), скребки, остроконечники, ноже­ видные пластины с ретушью, вкладыши (рис. 2, 8— 16). За единичными исключениями камень представлен кварцито­ видным сливным песчаником. Такое большое количество от­ ходов каменной индустрии, среди которых очень много ми­ ниатюрных отщепов, необычно для местных памятников и позволяет предполагать наличие на Усть-Поросском посе­ лении мастерской по изготовлению каменных орудий.

Керамика представлена одним комплексом, насчитываю­ щим около 100 фрагментов, среди которых 5 венчиков. Ч е­ репки отличаются массивностью, имея толщину до 10 мм.

Цвет их желтый и желтовато-серый. В качестве отощителя использовались крупнодробленый шамот, в некоторых ф рагментах видны крупные фракции дресвы. Венчики при-’ надлеж али сосудам 'баночной формы. Они прямые, слегка утолщенные, их срез, немного скошенный внутрь, орнамен­ тирован косыми отпечатками ребра палочки. Фрагментов днища иЛи придонной части обнаружено не было. Судя по всему, сосуды имели большой объем. Орнаментирована ке­ рамика глубокими наколами овальной и семечковидной формы и параллельными желобками, выполненными отсту­ пающей лопаточкой и прочерченными линиями. Из сочета­ ния этих элементов и состоит орнаментация данных сосу­ дов (рис. 3).

Несмотря на сходство орнаментальной техники (отступа­ ющая лопаточка, прочерченные линии), описанный тип ке­ рамики не имеет сколь-либо близких параллелей в районах Нижнего Притомья. Во многом аналогичная керамика из­ вестна в Новосибирском- Приобье. В м атериалах многослой­ ного памятника Крохалевка-4 она выделяется в качестве од­ ного из комплексов, относящихся к эпохе неолита [11. В к а ­ честве единственной, правда, довольно отдаленной, анало­ гии этого комплекса Н. В. Полосьмак упоминает несколько неолитических фрагментов, найденных на памятнике Завьялово. С усть-поросской ж е керамика Крохалевки-4 сопо­ ставима практически по всем показателям: форма сосудов, техника нанесения орнамента, его мотивы и композиция и, по всей видимости, технологические характеристики (толщи­ на черепков, их цвет, наличие сходных примесей).

Н а основании ряда аргументов Н. В. Полосьмак склонна выделять описанный керамический комплекс Крохалевки- в один из типов керамики, относящихся к завьяловскому этапу новосибирско-барнаульского локального варианта верхнеобской неолитической культуры. В. И. Молодин [2] считает этот этап синхронным полуденскому этапу уральА. Васильев

„ ДРЕВНЕЙШ ЕЕ ПОСЕЛЕНИЕ В УСТЬЕ

БОЛЬШОЙ КИРГИЗКИ

Чувство истории, стремление познать прошлое, очевид­ но, является неотъемлемой частью всей человеческой куль­ туры. Еще в VI в. до н. э.вавилонский царь Набонид при­ казывал производить раскопки фундаментов старых зданий, чтобы выяснить строительные традиции своих предшествен­ ников [1]. Современные любители древностей, как правило, наслышаны о сенсационных открытиях древних гоминид в Африке, внимательно следят за публикациями о ранних ци­ вилизациях Переднего и Д альнего Востока, но практически ничего не знают о древней историй собственного края. Можно объяснить это й стереотипами нашего мышления, можно уп­ рекнуть (и не совсем незаслуженно) специалистов в неже­ лании популяризовать свои исследования в области регио­ нальной истории,,в том числе и первобытной.

История г. Северска умещ ается в 4 десятка лет, исто­ рия земель, на которых он вырос, насчитывает тысячелетия.

Первые люди появились в низовьях Томи в самом конце древнекаменного века — палеолита. Это были охотники на мамонтов,, чья промысловая экспедиция, состоявшаяся тыс. лет назад, оставила свои следы в районе Лагерного сада г. Томска [2]. Однако на той территории, где сейчас расположен Северск, первое поселение было основано толь­ ко в бронзовом веке. Во всяком случае достоверных свиде­ тельств более древних стоянок здесь пока не обнаружено.

Первопоселенцы выбрали для своего стойбища место на сравнительно высоком правом берегу нынешней Большой Киргизки приблизительно в двух километрах от ее устья.

Н а археологических картах это место именуется сейчас как поселение Чекист или Усть-Большекиргизское поселение [3].

Из двух названий предпочтительнее первое, как уже вошед­ шее в научные публикации [4]. Памятник известен с конца 1950-х годов, когда в Томский краеведческий музей и уни­ верситетский музей археологии и этнографии Сибири по­ ступили коллекции керамики, каменных, костяных и брон­ зовых орудии, собранные местными любителями старины.

М атериалы обеих коллекций неоднократно публиковались и хорошо известны специалистам. Априори памятник полу­ чил! статус поселения, был датирован периодом поздней бронзы и отнесен к ирменской культуре. Долгое время ни­ кому из профессиональных археологов не удавалось его об­ следовать и лишь летом 1993 г., благодаря усилиям и фи­ нансовой поддержке администрации г. Северска, на месте сбора коллекций были организованы стационарные раскоп­ ки.

Д в а раскопа и соединившая их транш ея общей площадью 98 кв. м позволили определить характер исследуемого архео­ логического объекта, его стратиграфию. (происхождение различных напластований) и планиграфию (распределение находок на площади памятника). Слой, содержащий остат­ ки древних- культур (археологи называют его культурным слоем), достигал двух метров, но сохранился лишь на узком останце надпойменной террасы. Время не пощадило этот, памятник первобытной культуры: речные воды в течение ве­ ков размы вали береговую террасу, медленно, но неотврати­ мо уничтожая остатки некогда обширного поселения.





Результаты раскопок составляют подлинную и, пожалуй, самую полную летопись Северска: от колючей проволоки и стреляных гильз в верхнем горизонте культурного слоя до каменного топора в нижнем. Летопись, впрочем, необычную, место привычных записей занимаю т здесь глиняные череп­ ки, каменные и бронзовые орудия, кости животных. Непо­ священному человеку они покажутся только немыми сви­ детелями прошлого, задача ученого — заставить их загово­ рить. Уже первые, во многом предварительные исследова­ ния свидетельствуют о том, что памятник оказался сложнее, чем предполагалось до раскопок. Помимо поселенческого слоя он включает насыпь кургана периода поздней бронзы и остатки двух средневековых погребений. Но и поселен­ ческий слой неоднороден, он содержит материалы трех культурно-хронологических комплексов, каждый из кото­ рых составляет отдельную страницу первобытной истории края.

Археологическая летопись специфична. Ей невозможно вместить всеобщность прошлого, высветить из тьмы веков историческую картину во всей ее полноте. Чтобы уловить общее представление о том или ином археологическом вре­ мени, сделаем несколько экскурсов в первобытность, опира­ ясь при этом на известные археологические материалы, но с несколько большей долей фантазии, чем это принято в а к а ­ демическом исследовании.

Э к с к у р с п е р в ы й. Развитый бронзовый век, вторая половина II тыс. до н. э.', предположительно XIII в.

до н. э. Н а. берегу Большой Киргизки располагалась хеологи называют их носителями гребенчато-ямочной кера­ мики, потому что на протяжении нескольких веков они изго­ тавливали удивительно стандартные плоскодонные сосуды баночной формы и неизменно украш али их одинаковыми ор­ наментальными композициями, построенными на однообраз­ ном чередовании поясов гребенчатых отпечатков с рядами круглых ямок. Несколько десятков черепков с подобным ор­ наментом залегали в нижних слоях раскопанной части по­ селения (рис. 1, 6 —13). Обитатели стоянки знали орудия из бронзы, но из-за редкости и ценности металла широко ис­ пользовали каменный инвентарь. Возможно, один из них потерял шлифованный каменный топорик, обнаруженный несколько тысячелетий спустя (рис. 2, 3 ).

Носители гребенчато-ямочной керамики не были абори­ генами этих мест, и пришли из глубинных таежных районов Среднего Приобья. Вероятнее всего, они говорили на языках самодийской группы, а современные селькупы являются их отдаленными и не совсем прямыми потомками. Причины их миграции не совсем ясны, как туманны и их взаимоотноше­ ния с носителями самусьской культуры, основавшими круп­ ный бронзолитейный, а возможно, и культовый центр в рай­ оне современного поселка Самусь. Несмотря на малочислен­ ность материалов поселения Чекист, они могут пролить свет на давнюю проблему соотношения гребенчато-ямочной и самусьской культурных традиций. На ключевом для этого региона памятнике, поселении Самусь IV, собственно самусьская (с прочерченной орнаментацией) и гребенчато-ямочная керамика не разделяю тся стратиграфически и, по мне­ нию В. И. Матющенко, образуют культурно-хронологическое единство. Но наличие в устье Большой Киргизки, в непо­ средственной близости от Самусь IV,несмешанного гребенча­ то-ямочного комплекса является еще одним аргументом в пользу принадлежнбсти гребенчато-ямочной и самусьрхой керамики к различным культурным ареалам. Экскурс второй. Поздний бронзовый век, начало Рис. I тысячелетия до н. э. Абсолютно большая часть находок, обнаруженных во время раскопок, относится к этому перио­ ду. Мощность культурных отложений и их протяженность свидетельствуют о том, что в эпоху поздней бронзы в устье Большой Киргизки существовал крупный поселок носителей ирменской культуры, заселявш их в первые века I тысячеле­ тия до н. э. обширные лесостепные пространства Западной Сибири. Это были племена, в хозяйстве которых решающая роль принадлеж ала скотоводству. По-определению костных остатков с поселения Чекист первое место в стаде занимали овцы и козы, второе — крупный рогатый скот, третье — ло­ шади. О наличии земледелия свидетельствуют находки м ас­ сивных каменных пестов^ с помощью которых разм алы ва­ лись возделываемые злаки (рис. 2, 4 —6). Однако в отличие от родственных племен Верхнего Приобья и Барабы нижне­ томские ирменцы активно охотились на диких животных как с целью получения мяса (лось, косуля), так и ценного меха пушных зверей (лиса, куница, соболь). И уж совсем неожи­ данными для археологов оказались многочисленные свиде­ тельства рыболовства: каменные грузила со специальными выбоинами для привязывания (рис 2, 2), скопления чешуи и рыбьих позвонков в кухонных отбросах. Значительный удельный вес охоты и рыболовства составляет региональ­ ную особенность хозяйства ирменского населения низовий Томи.

Йрменцы были искусными гончарами, косторезами, вл а­ дели секретами бронзолитейного производства, умели ш ли­ фовать и сверлить камень. М астера по выделке керамики от руки способом ленточного налепа изготавливали изящные, разнообразные по форме, размерам и пропорциям горшки, украш ая их в верхней части резным геометрическим орна­ ментом (рис. 3). О местной металлообработке свидетельству­ ют ошлакованные фрагменты тиглей, обломки литейных форм (рис..4, 17). 3 пластинчатых бронзовых ножа. Послед­ ние по размерам и форме заметно отличаются друг от друга.

Впрочем, типологическая неоднородность этой категории инвентаря характерна для ирменской культуры в целом.

По общим признакам ножи напоминают карасукские образ­ цы со слабоизогнутым обушком (рис. 4, 13— 15). Найдено более десятка шильев и проколок. Два изделия составные;

бронзовые стержни вставлены и закреплены с помощью де­ ревянных клиньев в торцах костяных рукояток (рис. 4, 9).

Остальные проколки сделаны из различных костей, рабочие концы их заточены и заполированы (рис. 4, 4, 6, 8). Из ко- сти изготавливались не только проколки, но и черешковые 2. Зак аз 3379. «Северск. История и современность». Рис. 3. П оселение Чекист. Керамика ирменской культуры Рис. 4. Поселение Чекист. Инвентарь ирменской культуры: 1— 10, 1 6 — кость; 13— 15 — бронза; остальное — камень Рис. 5. Вещи из средневековы х погребений:

2 — подвеска из белой бронзы с изображ ением фантастического зверя сенмурва, 3 — часть бронзовой поясной бляхи, 4 — железный нож, 5 — наконечники стрел (рис. 4, 2, 3 ), и орудия типа кочедыка (рис. 4, 7 ). В качестве украшений или оберегов носили ож е­ релья из рыбьих позвонков и сверленых каменных бусин (рис.

4, 10, И ).

П'осле того как поселение было заброшено, на его терри­ тории был размещен курганный могильник. К сожалению, до наших дней сохранился лишь периферийный сегмент н а­ сыпи с единственной полуразрушенной могилой, но с х арак­ тернейшими чертами ирменской обрядности: положением погребенного на уровне материка, обкладкой могилы дерном, следами огня. В сохранившейся части могилы найден череп и развал сосуда.

Несмотря на относительно хорошую изученность поселе­ ний и могильников ирменцев, нам до сих пор не известны самые интересные вопросы их истории: на каком языке они говорили, иранском или угорском; были ли они автохтонами или пришли из Минусинской котловины?

Очевидно, в самом конце бронзового века ирменцы столк­ нулись в низовьях Томи с таежным населением молчановской культуры, чьей визитной карточкой были своеобразные по форме сосуды с дугообразно выгнутой шейкой, украш ен­ ные с венчика до дна резными линиями -и оттисками змейко­ видного штампа (см. рис. 1, 1—5).

Э к с к у р с т р е т и й. Развитое средневековье. В XI— XIII вв. в низовьях Томи появляются воинственные кыпчакские племена. Одна из пришлых групп захоронила своих со­ родичей в насыпи старого ирменского кургана с соответст­ вующим их общественному положению инвентарем (рис. 5).

Этот ф акт выглядит символичным, демонстрируя преемст­ венность между первобытностью и современностью, т а к как кыпчакский компонент стал одним из главных слагающих нового этноса — томских татар [5]. Но эта проблема стоит уже за пределами археологического летописания.

Л И Т Е РА Т У РА

вилизаций. М., 1966. С. 10.

ской палеолитической стоян ке//'И з истории Сибири. Томск, 1973. Вып. 5.

С. 16— 23.

Томской области. Томск, 1993. Т. 2. С. 114.

С. 178.

5. П л е т н е в а Л. М. О басандайской культуре//К ультурногенетические процессы в Зап адн ой Сибири. Томск, 1993. С. 42— 43:

М аркерами для определения названной границы послу­ ж или глиняные площадки вокруг могил: выкид йз могил на древнюю дневную поверхность и специально разровненный вокруг могил, а такж е сосуды, леж ащ ие на одном уровне с площадками.

вкраплениями глины. Только в кургане № 2 сохранился не­ большой участок, состоящий из глины, видимо не затрону­ тый грабителями.

Д л я выяснения характера объектов была проведена гип­ сометрическая съемка участка работ. Это позволило опре­ делить, что курганы № 1 и 2 — подквадратные пирамиды со срезанным верхом, стороны их обращены под углом в 45° к сторонам света. Возможно, они были сложены из дерна.

Курган № 3 — овальной формы, а курган № 4 тоже имел форму уплощенной пирамиды, но с течением времени и, воз­ можно, при распаш ке потерял свою форму и выглядел как плоский курган округлой формы.

К у р г а н № 1. Разм ер раскопа 15X18 м, размер курга­ на 13,5x16,8 м. В центре кургана видна была грабительская яма, имеющая фигурную форму. Разм ер ее в северной части 1,2 x 1,2 м, в южной, вклю чая и центр, — 2,2 X 2,2 м (рис. 2).

Н а уровне древней дневной поверхности в юго-западном секторе найден небольшой сосуд-чаша с толстыми стенками, положенный кверху дном (рис. 3, 9 ). В северо-западном сек­ торе такж е на древней дневной поверхности выявлено не­ большое угольное пятно размером 0,5 x 0,3 м, мощностью 3—6 см. В центре кургана после снятия насыпи вокруг моги­ лы выявлено пятно глины — выброс из могилы, но специ­ ально разровненный. Разм ер его 4,6X 3,5 м. Границы пятна были нарушены грабительской ямой.

уровня древней дневной поверхности 150— 155 см. О риента­ ция ее ЗВ. Могила сильно нарушена грабителями: кости ске­ лета находились на разных уровнях.

Из костей скелета найдены бедренные, берцовые кости, остатки костей таза, фрагменты черепа, верхняя и нижняя челюсти, лопатки, несколько позвонков и ребер. Вместе с костями человека найдены предметы: у нижней челюсти — халцедоновая бусина эллипсоидной формы с искусственным орнаментом в виде «8» (см. рис. 3, 1), здесь же — костяной наконечник стрелы, фрагменты железного предмета, зап ад ­ нее — бронзовая обойма с петелькой на одной боковой сто­ роне и рельефным изображением животного (мыши?, ежа?) на другой (см. рис. 3, 2), южнее указанных находок леж ала Рис. 3. П редметы из курганов: № 1 — 1, 2, 4, 7, 8, 9; № 2 3,5, стеклянная бусина желтого цвета и маленькое бронзовое ко­ лечко. В юго-восточном углу моТгилы найдена подвеска из рога, у южной границы могилы — оселок из глинистого сланца (см. рис. 3, 8 ). Интересной находкой является брон­ зовый миниатюрный предмет (псалий? — рис. 3, 4 ).

К у р г а н № 2. Разм ер кургана 15,2X18 м. Высота 1 м.

Разм ер грабительской ямы 3,8 x 6,8 м. После снятия насы­ пи кургана на уровне древней дневной поверхности вы явле­ на светло-желтая глиняная площ адка—выкид из могилы, разровненный вокруг нее.

П о г р е б е н и е расположено в центре кургана. М огила прямоугольной формы, ориентирована с 3 на В. Разм ер мо­ гилы 280X 90 см. Глубина могилы от уровня древней днев­ ной поверхности 230 см. М огила, как и в кургане № 1, на­ рушена грабителями, кости и предметы находились на р а з­ ной глубине. ' Из костей найден чере'п во фрагментах, длинные кисти рук и ног, многие кости обнаружены разбитыми, Из предметов не были взяты грабителями брон­ зовые, янтарные, из речного жемчуга (?) и стеклянные бу­ сы (рис. 4, 2, 4 — 8), подвески из белого сплава (рис. 4, 11), бронзовые распределители ремней (рис. 4, 12), прорезной бубенчик, бронзовая проколка с петельчатым навершием (рис. 4, 14), бронзовая игла (сломана, рис 4, 9 ), бронзовое кольцо (рис. 4, 10), часть костяного предмета (рис. 4, 1), бронзовый предмет неизвестного назначения (рис 4, 15), бронзовый предмет, состоящий из двух половинок конической формы (рис. 4, 16), бронзовый предмет в виде птичьей го­ ловки (см. рис. 3, 3 ), бронзовая четырехлепестковая бляш ­ ка с остатками кожаного ремешка (рис. 3, 6 ), две бронзо­ вые птички с повернутой назад головой полого литья, одна из^них орнаментирована (см. рис. 3, 5; 8, 4 ).

У южной границы могилы в западной ее части найдена золотая серьга в виде кольца с полой конической подвеской с мелкими дырочками по краю (рис. 4, 3 ). Д ругая такая же серьга найдена северо-западнее первой.

В северной части кургана на уровне древней дневной по­ верхности было зафиксировано искусственное (?) сооруже­ ние, состоящее из котлована с кострищем в северной части и глиняной забутовкой — в южной. Котлован овальной фор­ мы с покатыми стенками. Разм еры котлована в верхней ч а­ сти 3,45X4,25 м, книзу он сужается.

Кострище овальной формы, ориентировано по линии С С З—ЮЮВ. Разм еры 2,5X 1,45 м. Мощность кострища 1 м.

Под ним прослежен темно-серый слой толщиной 0,2—0,22 м.

Ниже идет песчаный материк. Верхний слой кострища состоит из мешаного слоя темно-серой супеси с углями, кусоч­ ками прокала и включениями сажи. Мощность этого слоя 60 см. Под ним — слой ярко-красной пережженной супеси с углями. Уголь залегал в основном в низу этого слоя. М ощ­ ность слоя 40—55 см. Предметов в кострище не обнаружено.

Глиняная забутовка имела форму овала, ориентирована по линии С З— ЮВ. Разм еры в верхней части 2,7Х 2,2 м. Кни­ зу пятно сужается в ширину до 0,8—0,9 м. Общая мощность глиняного слоя 1,65— 1,7 м. Северо-восточная- кромка глиня­ ной забутовки частично перекрывает кострище. Под костри­ щем и слоем глины края и дно котлована заполнены темно­ серым суглинком, аналогичным по составу насыпи или слою древней дневной поверхности. Мощность этого слоя различ­ на: от 15—20 см по краям и до 60—65 см в центральной ч а­ сти между глиняной забутовкой и кострищем.

К у р г а н № 3. Разм ер кургана 8 x 9,2 м. Визуальная высота 30 см. После снятия насыпи на уровне древней днев­ ной поверхности западнее могилы были положены кверху дном два сосуда (рис. 5, 6). У западной полы кургана за ­ фиксировано пятно углистой земли размером 35X 30 см, мощностью 5—6 см. Под насыпью выявлено могильное пят­ но, окруженное кольцом из светлой гланы, шириной от до 30 см.

Погребение. М огила нарушена грабителями, при раскопках она имела овальную форму размером 230X 130— 165 см. Глубина могилы от уровня древней поверхности 101 см.

Костяк нарушен. В анатомическом порядке леж ат только кости правой ноги, берцовая и кости стопы левой ноги. Судя по их положению, можно сказать, что умерший был ориен­ тирован головой на Ю З (рис. 7). Остальные кости леж али в беспорядке и на разной глубине. Среди костей найдены:

бронзовая четырехлепестковая бляш ка с петелькой на обо­ роте (рис. 8. 1), костяной предмет с отверстием с одной сто­ роны (рис. 8, 2), еще один костяной предмет, составленный из двух трубчатых костей почти под прямым углом (рис.

8, 3 ).

К у р г а н № 4. Разм ер кургана 9,4X 10 м. Визуальная высота 35 см (рис. 9). При снятии насыпи в северо-западном секторе выявлено скопление камней, в юго-восточном — кам ­ ни и сосуд. После снятия насыпи и слоя древней дневной по­ верхности стали видны 2 пятна. Одно расположено в юго-вос­ точной части, имело размер 1,7X0,6 м, мощность его от до 18 см. Заполнено оно слоем темной земли с угольками.

Западнее его был найден небольшой кусочек бронзы.

Рис. 6. К урган № 3. Сосуды Рис. 8. Предметы из курганов: № 3 — 1-^-3; № 2 — 4; № 4 — 5— П о г р е б е н и е. М огила располож ена немного севернее центра кургана (рис. 10). Разм ер ее 200X 65—85 см, глуби­ на от древней дневной поверхности 105 см. Ориентация мо­ гилы Ю З— СВ. М огила разграблена. Костяк нарушен и, как в предыдущих курганах, кости и предметы находились на разной глубине. Обнаружены длинные кости рук и ног, ос­ татки ребер и других частей скелета. Кости вместе с пред­ метами были сосредоточены в восточной части могилы. Из предметов найдены: бронзовый трехлопастной наконечник стрелы (см. рис. 8, 6), бронзовая бусина (см. рис 4, 2), бронзовая прорезная подвеска (см. рис. 4, 13), двухлопаст­ ной костяной наконечник стрелы (см. рис. 8, 5 ), бронзовый «змейчатообушковый» нож, ручка у которого заканчивается аркой (см. рис. 8, 7), и бронзовые бусы на кожаном ре­ мешке, 7 штук. В заполнении могилы найден небольшой фрагмент дерева.

Д л я определения хронологии раскопанных курганов обра­ тимся к хронологии предметов из них. Предметы вооруж е­ ния и охоты представлены костяными и бронзовыми нако­ нечниками стрел. Бронзовый трехлопастной наконечник стрелы с длинным пером и коротким черешком (см. рис.

8, 6). Аналогии ему есть в Степановекой коллекции III— II вв. до н. э. [2] и Кую-М азаре, датируемой последней третью II в. до н. э. — I в. н. э. [3]. Костяные наконечники, подобные савинским, есть в тагарских памятниках АчинскоМариинского района [4], но они, как известно, узкой даты не дают.

Из бытовых предметов назовем бронзовый нож с усту­ пом между ручкой и лезвием, с согнутым обушком. Ручка с треугольным вырезом, обрамленным аркой. По оформле­ нию ручки на него похож нож V— III вв. до н. э. из Мину­ синской котловины [5]. Ножи подобной формы — «змейча­ тообушковые» — отнесены А. И. М артыновым к тисульскому этапу тагарской культуры: V— IV вв. до н. э. [61.

Каменный оселок (см. рис. 3, 8) аналогичен оселку из кургана 27 могильника Куйлуг Хем I [7]. Этот могильник относится к памятникам саглынской культуры (V— III вв.

до н. э.).

Большинство предметов относится к украшениям. Золо­ тые серьги состоят из кольца и конической полой подвески диаметром 1,3 см, высотой 1,7 см. Край у подвески неровный, по нему пробиты мелкие отверстия (1 — 1,2 мм). Аналогич­ ные им найдены в Туве, в могильнике Хемчик-Бом III, кур­ гане 2, погребение 9 [8]. А. Д. Грач относит этот курган к алды-бельской культуре: V II—VI вв. до н. э. [9].

Бронзовая фигурка птицы с повернутой назад головой.

Литье полое, 2 экземпляра. Разм еры разные. Одна длиной 3,2 см, другая 2,3 см (см. рис. 3, 5; 8, 4). Г лаза и лапки кольчатые. На меньшей фигурке по туловищу птицы нанесе­ ны две продольные полоски с поперечными насечками. Фи­ гурки выполнены в типичном «алтайском» стиле и подобные им отнесены Н. Л. Членовой к V I—IV вв. до н. э. [ 101- Т а­ кие фигурки встречаются и в более позднее время. Они есть в Степановекой коллекции, но с прорезными полосами на теле [11].

Бронзовая подвеска в виде стилизованной птичьей голо­ вы (см. рис. 3, 3). Подобная подвеска происходит из раско­ пок на р. Яя С. Кузнецова в 1889 г. Коллекция датируется позднетагарским временем [12].

Четырехлепестковая бронзовая бляш ка — 2 экз. В Том­ ском Приобье такие бляшки найдены в памятниках V— III вв.

до н. э. на поселениях Ш еломок и Басандайке I [13].

Бронзовые прорезные полые подвески с ушком — 2 экз.

Одна подобная, но не с круглым ушком есть в Степановской коллекции [4]. Известны они в памятниках цэпаньской и других культур [15].

Бронзовая четырехгранная проколка с петельчатым навершием (см. рис. 4, 14). Такие проколки довольно ши­ роко распространены в памятниках тагарской культуры Ачинско-Мариинского района в Хакасско-Минусинской кот­ ловине. Большинство из них заканчивается шишечкой [16].

По определению А. И. М артынова, такие проколки х ар ак ­ терны для конца III — нач. if вв. до н. э.

Халцедоновая бусина со специально нанесенным содо­ вым орнаментом в виде восьмерки (см. рис. 3, 1). Аналогия ей известна из Ю жного Тагискена, кургана 9 (VI—V вв. до н.э.) [17].

Подводя итог вышеизложенному о хронологии предме­ тов из Савинского курганного могильника, можно убедить­ ся в том, что часть предметов — золотые серьги, халцедоно­ вая бусина — относятся к раннему этапу раннего железного, века, другая же часть предметов имеет значительный р аз­ брос: от V до II в. до н. э. И з тех материалов, которыми мы располагаем, нет предметов, которые появляются позже III в. до н. э. М ожно предположить, что раскопанные кур­ ганы были сооружены в пределах V—III вв. до н. э.

Д ля определения культурной принадлежности Савин­ ского курганного могильника обратимся, кроме предметов, к погребальному обряду. Курганы имели: Г) земляные насыпи;

2) курганы 1 и 2 были пирамидальной формы, с уплощенным верхом; 3) во всех курганах умершие положены в могилы глубиной от 1 до 2 м; 4) ориентация могил 3 — В, Ю З—СВ;

5) в каждой могиле захоронен 1 человек; 6) обряд погребе­ ния — трупоположение.

Сравнение погребального обряда в первую очередь с по­ гребальным обрядом памятников Ачинско-Мариинского рай­ она тагарской культуры указывает на сходство и различие.

Сходство проявляется в сооружении земляных насыпей и форме курганов, в трупоположении, снабжении инвентарем, в самом инвентар.е. Различие в первую очередь в том, что в Савинских курганах нет деревянных сооружений. Набор ин­ вентаря указывает на преобладание предметов тагарских форм, однако следует помнить о том, насколько широко были распространены тагарские предметы. Среди предметов тагарских форм из Савина есть импортные предметы для 3. Зак аз 3379. «Северск. И стория и современность» *" тагарской культуры: золотые серьги, халцедоновые и «жем­ чужные» бусы.

Проникновение предметов тагарских форм в Томское Приобье в V— III вв. до н. э. неоднократно отмечалось ис­ следователями [18]. По мнению А. И. М артынова, в южные районы Томской области проникали сами тагарцы fl9].

Следует отметить, что Степановскую коллекцию А. И. М ар­ тынов датирует II— I вв. до н. э. и на основании этого про­ никновение тагарцев относит к указанному времени. Д ей ­ ствительно, материалы Савинского курганного могильника фиксируют приход населения.в Н иж нее Притомье. Н о-были ли это «чистые» тагарцы? К сожалению, антропологический м атериал из раскопанных курганов фрагментарен и остает­ ся только надеяться на дальнейшие полевые исследования этого могильника.

Л И Т Е РА Т У РА

1. Ф о н д ы м узея г. Северска. Колл. № 3600. Отчет о полевых ис­ следованиях отдела культуры г. Северска.

н. э. Томск, 1977. Рис. 24, 3.

3. Археология СССР. В 20 томах: Степная полоса азиатской части С С СР в скифо-сарматское время. М., 1992. Табл. 42— 43.

бирск, 1979. Табл. 13, 71.

5. Степная полоса... Табл. 86, 18.

6. М а р т ы н о в А. И. Л есостепная... Табл. 34.

7. Г р а ч А. Д. Д ревние кочевники в центре Азии. М., 1980. Рис. 85, 2.

10. Ч л е н о в а Н. Л. П рои схож ден ие и ранняя история тагарской культуры. М., 1967. С. 163— 164.

12. М а р т ы н о в А. И. Памятники и отдельные находки скиф о-сар­ матского времени в Томско-Енисейском лесостепном районе. И зв. л а б о ­ ратории археологических исследований Кемерово. 1973, Вып. VI. Рис. 33.

2, 4.

15. П р и в а л и х и н В. И. Ранний железный век Северного Приангарья (цэпаньская к ул ь т ур а): Автореф. дис....канд. ист. наук

. К ем еро­ во, 1993; Троицкая Т. Н., Б о р о д о в с к и й А. П. Большереченская культура лесостепного Приобья. Новосибирск, i994. Рис. 27.

Л есостепная тагарская культура. Кемерово,.1979. Табл. 6, 6.

17. Степная полоса... Табл. 5, 1, 2...

19. М а р т ы н о в А. И. Л есостепная тагарская культура... С, 153.

К ИСТОРИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ОДНОЙ

КОЛЛЕКЦИИ САБЕЛЬ

Актуальность средневековой проблематики в сибирской археологии давно уже вопрос, не требующий пространных комментариев. Ё полной мере это относится и к среднеоб­ ской археологии, в том числе к ее южной части 1 Томскому Приобью.

Сборы отдельных артефактов и научно организованные раскопки в нижнем течении р. Томи ведутся уже с конца XIX в. Итоги их нашли достаточно полное отражение в на­ учной и популярной литературе. 'В то же время некотКфьпе находки, а иногда и целые коллекции, хранящиеся в фондах музеев, остаются вне сферы внимания специалистов. Чащ е всего это относится к старым поступлениям, слабо или во­ все не документированным.

В ряду таких не вошедших в научный оборот экспона­ тов находится группа из девяти типологически однородных сабель, хранящихся в музее археологии и этнографии Сиби­ ри (в дальнейшем МАЭС ТГУ). Восемь из них объединены коллекционным шифром 5228 [1], а девятая зашифрована двумя цифрами 1889 и 19— 178. Все сабли плосколезвийные с плавно сужающейся полосой (рис. 1). У восьми из них двулезвийное Остроконечное окончание, оформленное в по­ следней четверти длины клинка. Один экземпляр, по-види­ мому, с однолезвийным тупоконечным окончанием. Из-за плохой сохранности об этом можно судить лишь предполо­ жительно. Длина сабель варьирует в пределах 61— 88 см, ширина клинка у основания 2,5—3,5 см, толщина клинка 0,5— 1 см. Изгиб полосы 0,5— 1 ем. Д лина черешка рукоя­ ти в пределах 7— 13 см. Форма черешков рукояти преиму­ щественно коническая, только на одном экземпляре чере­ шок подпрямоугольный (рис. 1, Л. У трех сабель черешки Р ис 1. Сабли из коллекции № 5228 (1— 8) и и з кургана у К сендзовой заимки (9), 2, 3, 5 — 8 — сабли с этикетками колл. № 5228; 3, 4 — под обломлены. В средней части черешка у трех сабель пробито по одному отверстию, а на двух черешках сохранились сквозные крепежные шпонки с гвоздевидными головками. В одном случае головки обтянуты золотой фольгой. Н а этом же черешке рядом со. шпонкой имеется второе отверстие. Ось черешка только у двух экземпляров совпадает с осью клинка (рис. 1, 1, 2). В остальных случаях черешки смещены к обу­ ху и слегка отогнуты в сторону лезвия. Величина угла укло­ на достигает 4°. Н а шести саблях сохранились напускные кованые перекрестья. Д ля упора перекрестья в основании клинка, при переходе клинка в черешок рукояти, откованы упорные плечики. На одной сабле, с соосной рукоятью, они имеются со стороны лезвия и обуха, а на всех других только по обуху. Перекрестья прямые, крестовидные длиной 6— 10 см (рис. 1, а, е). Четыре из них на концах имеют топоро­ видные расширения, одно с сужающимися концами и одно с овальными. Четыре перекрестья по центру несут двусто­ ронние мысовидные расширения. У трех экземпляров из-под перекрытий выступают фрагменты крепежных пластин-языч­ ков (рис 1, 3, 4, 9).

Отсутствие сведений о времени и месте извлечения пере­ численных сабель из земли потребовало изучения архивных материалов музея археологии и этнографии Сибири. Инвен­ тарная книга 1949 г. констатирует лишь названия предме­ тов, переписанные с бумажных этикеток, накленных на ш е­ сти клинках сабель: «железная шпага» и порядковый но­ мер — 1/1— 1/6 [2]. Н а двух других этикеток не было, а на последней (19— 178) такж е приклеена этикетка, но с над­ писью другого содержания, и о ней речь пойдет ниже. На шести упомянутых этикетках потускневшие от времени над­ писи выполнены черными чернилами, а в написании соблю­ дены правила дореволюционной орфографии.

В описи, составленной профессором богословия Д. Н.

Беликовым, заведовавшим музеем в первые годы XX в., об­ наружена запись: «Март 26-е 1904. Принято в дар музею от библиотекаря Томского университета Степана Кировича Кузнецова». Д алее перечисляются пожертвованные экспонаты и в том числе «шесть сабель. Из них пять похожи на шпаги и одна на татарский нож» [3].

Сопоставив текст данной записи с надписями на сабель­ ных этикетках и проанализировав ситуацию в Музее в пери­ од начала XX в., невольно приходишь к выводу, что коллек­ ция 5228 — это и есть сабли С. К. Кузнецова. Серьезный довод в пользу этого — тот факт, что других, недокументи­ рованных или недостаточно документированных, сабель в музее нет. Полное типологическое сходство, достаточно большое количество экземпляров, одинаковая сохранность, прежде всего состояние и окрас окисла ж елеза, явно изъято­ го из земли, — все это указы вает на то, что коллекция со­ ставилась не единичными случайными экземплярами, а это единый комплекс, поступивший чк составителю коллекции из од­ ного места. Скорее всего, данные сабли извлечены из син­ хронных погребений какого-то древнего могильника, возмож­ но, даж е из грабительских раскопок. С. К. Кузнецов прояв­ лял большой интерес к предметам старины, волею судьбы оказавш ихся в частных руках. Многие экспонаты были им приобретены у рыночных старьевщиков, у случайных тор­ говцев, у местных жителей. Н ельзя исключать и предполо­ жение о проведении каких-либо раскопок частного характе­ ра, материалы которых осели у исследователя в виде част­ ной коллекции. П озж е такие коллекции, как правило, пере­ давались в музеи. Если судить по шифровке, то сабли попа­ ли в музей в досоветское время. В подтверждение тому выступает порядковый номер и техника шифровки, появив­ шаяся в музее после отъезда его основателя и долгие годы бессменного заведующего В. М. Флоринского. При нем было заведено навешивать на экспонаты бирки с коллекционным номером. Наклейки не употреблялись. Единственным отступ­ лением являю тся коллекции И. П. Кузнецова-Красноярского.

Его частное археологическое собрание было снабжено акку­ ратными этикетками типографского исполнения с указанием фамилии владельца. Н а них чаще всего отмечены места на­ ходки — для памяти. В таком виде оно и поступило в му- зей. Этикетки на саблях несут в большей мере экспозицион­ ную нагрузку, такое тоже было принято среди собирателей старины. Предположение о том, что этикетки наклеены поз­ же, в музее, маловероятно по той простой причине, что дру­ гих тому примеров нет, а, кроме того, после В. М. Фдорийско­ го музей долгое время находился в запустении. Поступления почти не документировались. Достаточно небрежная запись Д. Н. Беликова о даре С. К- Кузнецова не содержит самого глав­ ного—откуда вещи, поэтому сабли остались «неМыми». Более «разговорчивой» оказалась этикетка на девятой сабле (рис.

1, 9). Примерно так ая же по размеру, как и на шести предыдущих экземплярах, она отличается от них как оформ­ лением, так и содержанием. П реж де всего, это не экспози­ ционная этикетка, а обычная записка для памяти или сооб­ щение для кого-то. В отличие от каллиграфической черниль­ ной прописи предыдущих она написана скорописью про­ стым грифельным карандаш ом., Поэтому надпись нечеткая и малоразборчивая. Еще при первом знакомстве с этой саб­ лей в студенческие годы загадка надписи не д авала нам покоя. Тогда удалось прочесть только фрагмент надписи, та'к как нижняя часть этикетки была оборвана: «Ксендзова заимка в 7 в. от г. Томска в кургане k W о,т заимки са...».

Н а этом текст оборвался, но он имел самое главное — у ка­ зание на место находки. Итак, это Ксендзова заимка, кото­ рая впоследствии разрослась в деревню ' Ксендзовку и вхо­ дит в зону г. Северека (Гаман. А. Д. Устное сообщение). А первоначально это, вероятно б ы л а. заимка-дача, место от­ дыха настоятеля или куратора Томского римско-католиче­ ского костела. Таких дач вокруг города было достаточно много. Некоторые, как, например, Архиерейская заимка, имели по несколько дач и были небольшими. поселками.

Время появления зацмки неизвестно, а вот первый настоятель в ранге ксендза в Томске появился в 1820 г. Им был пред­ ставитель ордена иезуитов Теодор Валюженич, вслед за ним на этом посту побывали ксендзы: священник бернардинского ордена Яков Юревич, доминиканец Иероим Гринчел, с 1898 г. — Скибневский, последним томским ксендзом был Деминис. Он занял кафедру в 1990 г. и оставался на ней до закрытия костела [4]. В честь кого из перечисленных или кем из них построена заимка, судить теперь трудно.

К сожалению, достоверной информации о Ксендзовой заимке получить не удалось, а о курганах в этом районе можно было лишь догадываться на том основании, что гдето поблизости у Архиерейской заимки в 1896 г. С. К. Кузне­ цов раскопал 36 курганов и получил из них интереснейшие материалы по двум хронологическим периодам древней ис­ тории Притомья: V I—V III и IX—X вв. Документация рас­ копок не сохранилась, и теперь не удается выяснить место нахождения курганов [5]. О расположении Ксендзовой з а ­ имки нам известна лишь ее удаленность от Томска — 7 верст и то, что на ее месте теперь д. Ксендзовка. Из дореволюци­ онного описания дачных мест близ Том ска' следует, что д. Белобородово (дачный поселок) находилась в 9 верстах от Томска, а'А рхим андритская заимка в 2 верстах выше по реке от названной деревни' [6], следовательно такж е в 7 вер­ стах от города. Архимандритская заимка, судя по источни­ кам, отождествляется с Киргизской заимкой, принадлеж ав­ шей Алексеевскому мужскому монастырю с момента его ос­ нования, так как именно на этом месте он первоначально стоял. П осле переноса монастыря на Юрточную гору на старом месте осталось монастырское хозяйство, покосы, рыб­ ная ловля. Киргизская заимка, после секуляризации в XVIII в. монастырских владений, стала единственной зе ­ мельной собственностью монастыря, возвращенной ему хло­ потами архимандрита Феодосия в 1764 г. К заимке прилега­ ла территория с лесом, протянувшаяся на 2 версты вдоль р. Больш ая Киргизка и на одну версту вдоль р. Томи [7].

В одном из документов монастырского архива по поводу жалобы игумена Д аниила на самоуправство томского воево­ ды имеется точное указание на расстояние в 7 верст, отде­ ляющее монастырский и киргизский «дворец» от монасты­ ря на Юрточной горе [8].

Совпадение общего направления и расстояния от Томска указывает примерно на одно й то ж е место для всех выше перечисленных заимок: в пределах площади 1X2 версты близ устья р. Больш ая Киргизка или (1670x3340 и ).

О бращ ает на себя внимание разночтение названий к а за ­ лось бы одной заимки: в одном месте читаем — Архиерей­ ская, в другом — Архимандритская. В чем ж е причина? В е­ роятно, здесь 'возм ож ны два варианта ответа. Во-первых, это одна и та же заимка, во-вторых, это разные заимки. В пользу первого варианта следует отметить следующее. Ар­ хиерей православной церкви — общее название для высше­ го духовенства. В письмах, например, Тобольского митро­ полита часто звучало именование себя в третьем лице и «на­ ше архиерейство». Архимандрит, в свою очередь, высшее звание священника-монаха, почетный титул настоятелей м уж ­ ских монастырей [9]. Следовательно, формально архиманд­ рит такж е архиерей, как, например, епископ. Разница лишь в том, что они представляют: первый — монашескую, второй общепринятую церковь. ‘ С. К. Кузнецов писал о раскопках на Архиерейской з а ­ имке, но помещал ее, видимо, на территорию монастырской или Архимандритской. Это же впоследствии проделал А. 1П.

Дульзон [10]. Л. М. Плетнева предполагает, что могильник находится не в устье Большой Киргизки, а на излучине ее при,тока — М алой Киргизке [11].

К сожалению, не имея на руках документов, конкрети­ зирующих ситуацию, можно лишь выдвигать версии, оспари­ вать или подтверждать их, основываясь только на косвенных данных.

Возвращ аясь к загадке ксендзовской сабли, хочется до­ бавить всего лишь несколько моментов в исследовательской процедуре и полученных в ходе нее результатов.

Недостающая часть текста на этикетке и непонятные цифры на клинке не давали успокоиться и закончить данное сообщение на стадии постановки вопроса. Ощущение, что где-то должна быть информация, в конце концов не подвело.

В архиве удалось обнаружить опись «коллекции древностей из различных мест, переданной из минералогического каби­ нета Томского университета». Передача была произведена в начале 1920-х гг. Эта коллекция значилась под номером 19. А «оендзова сабля внутри нее была зарегистрирована под № 178 и под названием «клинок железной шпаги», об­ стоятельства находки описаны следующим образом: «Ксенд­ зова заимка в 7 верстах от Томска в кург. к вост. от заим ­ ки 25 при рытье ям для картошек» [12]. Хотя нет указания на эту дату находки, представляется возможным и считать ее по отметке на сабле — 1889.

Замечание о том, что сабля найдена при посадке карто­ феля, обозначает не только время года — конец мая, но и* то, что курган распахан. Вероятно, такая ж е участь постигла и другие курганы у Ксендзовой заимки, что весьма ослож­ няет их поиск.

В заключение хочется выразить надежду, что активиза­ ция археологических исследований в г. Северске и его ок­ рестностях, безусловно, приведет к поступлению новых м а­ териалов И; возможно, удастся выяснить о происхождении сабель из МАЭС ТГУ.

Л И Т Е РА Т У РА

1. Фонды МАЭС ТГУ. Колл. № 5228.

2. Архив МАЭС ТГУ. Кн. № 5.

3. Описи предметов, поступивших в М ИМ К после издания печатного каталога и приложений к нему. Архив М АЭС ТГУ. № 112. Л. 72.

4. А д р и а н о в А. В. Томская с т а р и н а /Д 'о р о д Томск. Томск, 1912.

С. 112; Д а г а е в И. Дачны е места в окрестностях Томска. Там ж е.

С. 315.

5. Б е л и к о в а О. Б., П л е т н е в а Л. М. Памятники Томского Приобья в V— V III вв. д о н. э. Томск, 1983. С. 38.

6. Д а г а е в И. Дачны е места в окрестностях Т о м с к а //Г о р о д Томск.

Томск, 1912. С. 320.

7. Б е л и к о в Д. Н. Старинные монастыри Томского к р ая //И зв ести я И мператорского Томского университета. Томск, 1898. Кн. 13. С. 91.

9. Современный словарь иностранных слов. М., 1992. С. 67.

10. Д у л - ь з о н А. П. Археологические памятники Томской о б л а с т и // Труды ТО КМ. Томск, 1956. Т. V. С. 120.

12. Коллекция древностей из различных мест, переданная из М ине­ ралогического кабинета Томского университета. Архив МАЭС ТГУ.

№ 112.

ма. В языке пумпокольцев действительно известны слова том — «река» и туем — «влажный». Любопытно, что Г. Н.

Потанин зафиксировал в Монголии в системе р. Селенги р. Алтат (ср. Алтат — приток р. Кеть) с притоком Тому. В качестве формально возможного объяснения можно при­ влечь и селькупское слово тома — «южный», «полуденный».

Действительно, бассейн Томи находился южнее селькупской территории,- и даж е селькупы, заселявш ие в прошлом юж­ ную часть своей ойкумены, носили название томель-гула, или томель-кум, — «южные люди». Неизвестно происхожде­ ние гидронимов Ум, Порос (левые притоки Томи).

В заключение можно сказать следующее.

1. По топонимическим данным в окрестностях нынешне­ го Томска к приходу татар жили не селькупы, а иранцы.

2. Н амечается не менее четырех волн тюркизации, при­ чем одна из них является давней, возможно, связана с каганатскими тюрками, вторая — с уйгурами, третья — со сто­ роны Хакасии (кызыльцы и кыргызы) и четвертая — с зап а­ да —кыпчакского типа.

3. Ираноязычные группы в средневековье занимали бу­ ферную зону между пумпокольцами и селькупами. Все эти три этнические группы были тюркизированы (селькупы — только в южной части своей ойкумены). Процесс ассимиля­ ции был длительный — с V II по X II—X III вв.

Т ОМ С КОЕ

ПРЕДМЕСТЬЕ

(XVII — начало XX вв.)

ПРОМЫСЛЫ НАСЕЛЕНИЯ НИЖНЕГО ПРИТОМЬЯ

В XIX — начале XX вв. население Нижнего Притомья не было многочисленным и состояло из местных татар юрт Эущтинских, Тигильдеевых, Горбуновых, Салтанаковых и русских крестьян сел и деревень Белобородовой, Игоньки­ ной (Еглаковой, И глаковой), Попадейкиной, Нагорного и Лугового Иштанов, Чернилыциковой, Пушкаревой, Игловой, Козулиной, О рла и др. Общее число жителей в середине XIX в. в них равнялось около 2,1 тыс. человек, в конце XIX в.

—: около 2,6 тыс. человек, в 1920-е гг. — около 3 тыс. чело­ век. Все селения числились в Нелюбинской волости, Эуштинской и Соргулинской инородческих волостях Томского уез­ Зем ля здесь никогда не была щедрой, поэтому русские и татары всегда прибегали к подсобным промыслам, глав­ ным из которых были рыбный, лесной и обслуживание реч­ ного транспорта. Наиболее массовым и постоянным явл ял ­ ся рыбный промысел на р. Томи. Низовья реки до XX в. бы­ ли исключительно богаты рыбой, в том чирле ценных по­ род — стерлядью, муксуном, нельмой, поэтому здесь нахо­ дились традиционные места лова у томских татар. Сюда устремились на промыслы томские служилые люди, казаки, мещане, крестьяне близлежащ их деревень. З а пески низовь­ ев Томи шла постоянная борьба между татарскими ю рта­ ми, жителями русских деревень, томскими промышленника­ ми и служителями монастыря,. Обычно права владения под­ тверждались за татарам и, которые имели преимущество по древности пользования ловлями и по причине сво-_ ей принадлежности к сословию сибирских ясашных инородцев. Последние платили ясак не в государствен­ ную казну, а в государеву, поэтому и пользовались особым по­ кровительством Кабинета Его Императорского Величества. Так, принадлежность песков Калининского, Стрелка, Прорва в устье Томи Соргулинской инородческой волости понадоби­ лось шесть раз подтверждать указами Сибирской губерн­ ской канцелярии и Томского воеводы в 1705, 1708, 1731, 1734, 1737, 1739 гг. Томская казенная палата еще раз под­ твердила права Соргулинской волости на угодья в устье То­ ми в 1867 г.1 В указе 19 сентября 1733 г. Сибирской губерн­ ской канцелярии князцу Тимофею Кутлину с товарищи н а­ писано: «Имеющиеся на Томи и на Обе реках рыбные ловли которые состоят в иноземческих землях и водах отдать им иноземцам от Томского города и уезда обывателям. Всяко­ го звания русским людям, которые иноземческими рыбными ловлями и угодьями владели от тех рыбных ловлях отка­ зать и впередь и в те рыбные ловли и в урочица оных иноземцев ни для каких промыслов не вступать и в водах рыбов и в лесах зверьми отнюдь не облавливать».2 Только песками Усть-Томским и Закром по крепостному акту 1735 г. владе­ ли дворяне из томских казаков Колесниковы, жившие в д е ­ ревне Пушкаревой3.

К началу ХГХ в. низовья Томи были уже прочно разде­ лены между крестьянами, татарам и и городом. До устья ре­ ки Киргизки Томью владел город Томск, устьем Киргизки и Киргизкой — мужской Алексеевский монастырь. От дачи Алексеевского монастыря в 9 верстах от Томска на 6 верст шли угодья деревни Белобородовой, далее на 1,5 версты — владения крестьян деревни Иглаковой, на 2 версты — в л а ­ дения д. Попадейкиной, на 6 верст — крестьян деревни Чернильщиковой, на 1 версту — общества крестьян Лугово­ го Иш тана (деревни Л уговой), на 10 верст растянулись в л а ­ дения юрт Козулиных и Горбуновых, на 1 версту (песок Закром и Усть-Томский) — владения дворян Колесниковых, на 9,5 верст — угодья юрт Салтанаковых (пески Калинкин, Середыш, Чингаринский, Стрелка, И спаевский)4.

В 1859 г. владения русских деревень — Белобородовой, Чернильщиковой, Иглаковой и Попадейкиной были ограни­ чены надельными территориями, а прочие земли и ловли были взяты в оброчную казенную статью.

Рыбные угодья по Томи имели разную ценность. Так, вл а­ дения деревень Белобородовой, Чернильщиковой, Иглаковой сдавались в аренду за 5—20 руб. за лето. Владения же юрт Козулиных и Горбуновых оценивались в 250 руб., деревни Пушкаревой — в 210—325 руб., Салтанаковских юрт — в 600 руб. Д л я сравнения скажем, что самые богатые на Оби М олчановские пески оценивались в 1— 1,5 тыс. руб. за се­ зон. С традициями власти считались не из чувства справедливости, а чтобы не нарушать хозяйственную состоятель­ ность налогоплательщиков — крестьян и «инородцев». По этой причине Алексеевский монастырь так и не смог полу­ чить угодья на Томи. Д важ ды (в 1822 и 1838 гг.) губернские власти отказывали ему в даче рыболовных мест, несмотря на слезные просьбы якобы обнищавшей обители монахов. В то же время монастырь был вынужден защ ищ ать свои в л а­ дения по Киргизке от томских мещан, которые ставили мор'-i ды на Киргизке и обижали братию. Томское губернское правительство вынуждено было принимать даж е специаль­ ное постановление по этому поводу5.

Владельцы угодий чаще всего ловили рыбу сами, но не­ редко сдавали ловли в аренду рыбопромышленникам из;

Томска, дер. Брагиной — Туртамышеву, Чайгиным, Б раги­ ным, Петлиным. Л иш няя рыба продавалась в Томск в све­ жем и соленом виде.

Рыболовство было вплетено в годовой цикл крестьянских работ и заполняло свободное от сельских работ время. Р ы ­ балка шла круглый год. Весной, до схода льда, в м арте-ап­ реле начинался лов плесового сырка по заберегам. Чащ е же крестьяне артельно ставили сложные ловушки из жердей и дели, устраиваемые на льду реки, — «чердаки» для лова рыбы, уходящей в море. Одиночки ловили «кривдами» — громадными сачками. В хороший год артель ловила до 2 тыс. язей, 300—600 сырков, не считая налимов, щук, чебаков и окуней. Л иш няя рыба солилась и продавалась в Томск6.

Со вскрытием реки начинался лов рыбы, шедшей из мо­ ря на нерест. Статистики т#к описывали это: «Близ устья Томи первой рыбой в июне появляется язь, который быстро Движется против течения воды. Несмотря на то, что язь вес­ ною идет массами, добыть его, когда он разошелся по сорам, трудно. Лучшей порой его добычи считается время, ког­ да вода пойдет на убыль, в это время язя промышляют в -большом количестве при помощи запора речек и кроме того сетями и режевками. Последняя ловушка состоит из двух полотнищ: редкого и частого, в которое собственно и попа­ дает рыба. Ставится она в истоках или углублениях сюра, залитых теперь водой, и непременно поперек течения. П ро­ мысел этой рыбы продолжается с месяц до тех пор, пока вода не войдет окончательно в русла рек. С этого периода ход язя массами прекращ ается и население, оставив на вре­ мя рыболовство, принимается за покос»7. Язь весеннего по­ сола имел важное значение для питания в летний период.

Средняя добыча считалась в 800— 1000 штук на двор.

После спада воды начинался собственно неводной лов.

«Инородцы» ловили все лето, русские — между покосами, в выходные и праздничные дни. Лучшей порой для неводно­ го лова считался Петров пост. По протокам и старицам не­ водили «частовиками» — неводами в 30—70 саженей, а на песках Томи — большими неводами длиной по 100 и более саженей. Наибольшее значение неводной лов имел для ж ите­ лей д. Попадейкиной и юрт Салтанаковских. В Попадейкиной неводили со спада воды до замерзания Томи. Ловили преимущественно мелкую соровую рыбу — ерш а, окуня, чебака. Деревня имела 8 неводов по 100 саженей. Артели со­ стояли из трех дворохозяев, которые при надобности нани­ мали по 5—6 испольщиков. Невод обходился до 100 руб., весь расход на рыбалку в лето на всю деревню составлял в 500—600 руб. Пойманная рыба продавалась за 2—2,5 тыс.

руб. Неводили в течение 5 месяцев почти ежедневно, за б р а ­ сывая невод за день 8—9 раз. Это давало доход на артель в 200—300 руб. в сезон. Менее прибыльным бы л невод в Луговом Иштане, который давал двум артельщикам по рублей дохода в лето8.

С середины сентября начинался лов сырка плавежными сетями, но для низовьев Томи сырок был не так важен, как приход муксуна. Его ждали, готовили ловушки из связок •морд и сетей. Особое значение лов муксуна имел для дере­ вень Козулиной, Орел, Нагорного Иш тана, Лугового Иштаfaa, Белобородовой, Иглаковой, мещан города Томска. А р­ тели по 3— 5 пайщиков ставили по 30 морд или по 10 деся­ тисаженных сетей. Морды ставили томские мещане и плати­ ли за место в городскую казну по 25 коп. с одной снасти.

Деревенские мужики чаще ставили самодельные сети. На сеть ловили в первой половине XIX в до 1000 муксунов в сейон, в конце века — уже только по 200—500 штук. В морды попадало меньше рыбы — по 100— 150 муксунов на артель­ щика в сезон. Муксуны давали хороший заработок. Сотня икряных рыб стоила 90 руб., яловых — 50 руб. Н а двор это давало по 60—70 руб. заработка в осень9.

После прохода муксунов начиналась ловля налимов, щук, окуней, чебаков по тонкому льду на озерах, затонах, курьях неводами, сетями, удочками. После Рож дества оставался лов на удочку. Крестьяне занимались возкой сена, заготовкой дров. Но и в это время был весьма добычливый вид рыбного промысла — духовой рыбы. Н а заморных озерах ставили по протокам котцы, запоры, ловили сачками рыбу в прорубях.

Наиболее известен был лов на запорах Самусьской прото­ ки, которая принадлеж ала крестьянам дер. Чернилыциковой.

4. Зак аз 3379. «Северск. И стория и современность» Л ов денной рыбы — стерляди и осетра в низовьях Томи не был распространен. Мороженую рыбу сбывали в Томск.

Доходность рыболовства в селениях была разной, чем бли­ же к устью реки — тем выше. Приведем данные крестьян­ ского обследования. В Чернильщиковой в 1890 г. из 60 дво­ ров занимались рыболовством 23, доход составлял по 10 руб.

на двор за год; в Нагорном Иштане из 64 дворов рыболов­ ством занимались 30, доход на двор составлял 28 руб.; в Луговой из 44 дворов были заняты рыбалкой 29, доход со-) ставлял по 36 руб. на двор; в Попадейкиной занимались рыбалкой все 35 дворов с доходом до 80 руб. на двор10. Р ы ­ ба продавалась в городе через своих доверенных из кресть­ ян, что было выгодней, чем продавать ее посредникам, пе­ рекупщикам, или, как тогда называли, прасолам.

Кроме рыболовства, существенным подспорьем для кре­ стьян и томских татар были лесные промыслы — заготовка дров, строевого леса, луба, мочала, смолы, дегтя, сбор ягод.

В отличие от верхних селений заготовка леса приобрела для низовьев Томи промысловый характер только с развитием пароходства. Появился сбыт дров и леса на пароходы и воз­ можность паровой перевозки леса вверх по реке. Ранее дро­ ва, лес, продукты. перегонки древесины могли сбывать на томский рынок только ближние селения — Белобородова и И глакова. Крестьяне рубили и возили лес из своих дач в дачи потомственного почетного граж данина И. А. Ю ферова, расположенные между Чернильщиковой и Иглаковой. Там велись довольно крупные заготовки руками местных кресть­ ян. Так, в 1891 г. подрядчики заготовили в даче Ю ферова 1000 погонных саженей дров, 1000 бревен в 6—9 аршин, 5 тыс. сутунков для бочечной клепки и около 1000 заготовок для телег11.

Поставки дров на пароходы велись на пристанях Орлов­ ской, Козулинской,” Чернилыциковской и Белобородской.

Контракты о поставке дров заклю чались на солидные по тем временам суммы. Так, в 1877 г. крестьянин дер. Орел В. А. Пирожков заключил договор с Т-вом Колчина и И гна­ това о поставке для пароходства на Орловскую пристань 820 погонных саженей дров за 900 руб.12. В 1878 г. он же поставил в Орловую пристань И Козулино 800 саженей дров на 1480 руб. В контракте было оговорено, что дрова долж ­ ны быть «хорошего качества, сухие, негнилые, без кругля­ шей и вполне оплаченные пошлиной попенной и посажен­ ной, длиною каждое полено пяти четвертей, толщиною в рас­ коле не менее двух с половиною вершков. К ладка пятери­ ков без пролетов самая плотная, вышина двенадцать четвертей, длина пять сажен и в каждом пятерике две клетки». В контракте предусматривалось, что дрова должны были ле­ ж ать на удобном месте, отдельно от дров других пароход­ чиков, охраняться караульным и должны освещаться огня­ ми в ночное врем я13. Можно назвать еще несколько постав­ щиков. К рестьянин' дер. Козулиной И. Ф. Владимиров по­ ставлял до 300 саженей дров пароходству Всеволода Коро­ лева и столько ж е на пароходы И. Н. Корнилова14, Е. И. и С. Б. Нелюбины из дер. Чернилыциковой поставляли до саженей дров пароходству Игнатова и К урбатова15, К. Н. Иванов из дер. Козулиной поставлял тому ж е паро­ ходству до 200 саж. дров, Д. К. Губин — пароходству И. Н.

Корнилова 150 саж. дров в дер. О рел1 и т. д. Поставщ ика­ ми выступали или городские подрядчики, или деревенские жители, заключавшие договора от имени артели односель­ чан. Дрова рубились в феврале—марте. На дрова шли бере­ за и сосна. Кубическая сажень дров стоила в Томске в 1848 г.

— 1,79 руб., в 1886 г. — 2,2—2,6 руб., в 1911 г. — 3,6— 3,8. руб.17.Н а пароходные зимовки крестьяне поставляли лес, смо­ лу, уголь. Л ес покупался пароходчиками в дер. Нагорный Иштан, бревна шли по 70 коп. ш тука18. Смолу курили в Нагорном Иштане и в Чернилыциковой. Д ля этого делали специальные кубы из кирпича. В них заклады вали по 15— 20 саж. корья и 8 куб. саж. дров, курили 4 дня. Куб давал 70—80 ведер смолы и 2 куб. саж. угля. В год артель делала 2—4 куба. Одна сидка д авала до 50 руб. дохода19. Поставки на пароходные зимовки достигали солидных масштабов. В 1885— 1886 гг. крестьяне Чернилыциковой и Нагорного Иштана М. К. Корнилов, И. С. Губин, А. Л. Ш адрин заклю чи­ ли договор о поставке на пароходную зимовку 250 ведер смо­ лы' и 16 куб. саж. угля на 260! руб. В 1887 г. крестьянин С. Et Нелюбин поставил на зимовку 300 ведер смолы на 170"ру'б., а крестьяне дер. Чернилыциковой — 20 куб. саж. угля на 200 руб.20 Кроме возможности сбывать уголь, смолу, дро­ ва, лес на пароходы, речной транспорт д авал работу на при­ станях грузчикам. Так, крестьянин дер. Белобородовой П. Н.

Яковлев по договору с фирмой Плотникова обязался вы ­ полнить погрузочно-разгрузочных работ на 3000 руб. в се­ зон21. Белобородовские крестьяне умели строить на заказ баржи, получая за одну по 300—400 руб.

Чащ е ж е всего пароходства забирали из деревни са­ мый'здоровы й и смекалистый народ. Крестьяне шли матро­ сами, штурвальными, лоцманами, выучивались на маслент щиков, кочегаров. В крестьянском обследовании об этом писалось: «Некоторые из матросов остаются на пароходной службе и на зиму, на пониженном приблизительно на одну треть окладе, в отдельных селениях пароходство дает значи­ тельный заработок населению, так 18 дворов в 4 селениях Нелюбинской волости (с. Иштанское, с. Иглаково, д. Л уго­ вая, д. Чернилыцикова) заработали в 1890 г. исправляя р а з­ ные обязанности на пароходах 3308 руб. или средним числом по 184 руб. на двор»22. М атросы получали в месяц 11— рублей, штурвальные — 20—25 руб., лоцманы — до 120 руб.

Крестьянское обследование учло, конечно же, не всех кресть­ ян, занятых на пароходах. Так в д. Белобородово в то же время работал масленщиком на пароходе М. Т. Радионов, получая 200 руб. в навигацию23. Таким образом, пароходная работа была хоть и выгодна, но она отры вала крестьян от обычных занятий, требовала переезда на место пароходных зимовок.

Ж енские промыслы в низовьях Томи не отличались р а з­ нообразием. Крестьянки имели единственный шанс заработать — набрать летом ягод и продать в городе. При цене от 50 коп. до 1 руб. за ведро малины и смородины работа бы­ ла выгодна. В среднем работница получала до 25 руб. за сезон. В дер. Иглаково за бруснику, чернику, землянику в 1889 г. 28 дворов получили 405 руб., или >по 14 руб. на двор, в дер. Чернильщиковой 19 дворов продали смородины на 234 руб., или по 12.руб. на двор, в селе Иштанском 38 дво­ ров заготовили на продажу ягоды на 221 руб., или по 6 руб.

на двор. При хорошей ягоде удавалось продать ее по 100 руб. на двор24.

Подводя итог сказанному, можно констатировать, что наиболее доходный и надежный промысел для жителей низовьев Томи был связан с речным транспортом, это и опреде­ лило дальнейшую судьбу сел и деревень. С истощением рыб­ ных богатств, вырубкой леса, наступлением индустриальной эры они стали исчезать. Луговой Иштан не дожил до конца 50-х гг., П уш карева и Горбунова прекратили существова­ ние в 70-е гг., а в 80-е гг. — Салтанаково-И глова, Попадейкино, Чернилыцикова. Осталась Орловская пристань (830 чел.), Козюлино (70 чел.), возникли новые центры — поселок Самусь — 5,8 тыс. жителей, Моряковский затон — 5,2 тыс. жителей25. Белобородово и Иглаково были погло­ щены Северском. Полагаю, что если бы не это, то их по­ стигла бы судьба соседей: они опустели бы или превратились в дачные пригороды Томска.

4 РГИ А. Ф. 383. Оп. 30. Д. 303. Л. 44— 47; ГАТО. Ф. 144. Оп. К 6 Волости и населенные места 1893 года. СПб., 1894. Вып. 10. Том­ ская губерния. С. 127.

8 М атериалы для изучения экономического. быта государственны х крестьян и инородцев Зап адн ой Сибири. СПб., 1892. Вып. X V III. Э ко­ номический быт - государственны х крестьян восточной части Томского округа и северо-западной части М ариинского округа Томской губернии.

Т. И. С. 3.

Вып. XV III. Т. II. С. 3.

11 ГАТО. Ф. 104. On. 1. Д. 2394. Л. 8— 10.

Л. 6 8 -6 9.

Томской губернии (1861— 1917 г г.) //И з истории Томской области. Томск, 1988. С. 8.

18 ГАТО. Ф. 220. On. I. Д. 65. Л. 59.

Вып. X V III. Т. II. С. 130.

20 ГАТО. Ф. 220. On. 1. Д. 57. Л. 42; Д. 61. Л. 60.

22 Волости и населенные места. Вып. 10. С. 232.

23 ГАТО. Ф. 220. On. 1. Д. 42. Л. 137— 138.

24М атериалы... Вып. X V III. Т. II. С. 30.

25 Численность.населения по к аж дом у населенному пункту Томской области по итогам еж егодного учёта и всесоюзных переписей населения за период с 1959 г. по 1989 г. Томск, 1990. С. 79, 87.

ХОЗЯЙСТВЕННО-БЫТОВОЙ УКЛАД ПР И Г О РО ДН Ы Х

ТОМСКИХ СЕЛЕН ИЙ



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«1 Международная Ассоциация предприятий городского электрического транспорта Общероссийское отраслевое объединение работодателей Городской электрический транспорт Белорусский научно-исследовательский и проектный институт градостроительства ЗАО Петербургский НИПИГрад Киевский национальный государственный университет архитектуры и градостроительства Пермский государственный технический университет Международная Интернет-ассоциация транспортных систем городов и организации городского движения...»

«НОЯБРЬ 2004 Г. ХРОНИКА РЕСПУБЛИКАНСКИЕ, ОБЛАСТНЫЕ И ГОРОДСКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ 3 ноября на строительной площадке Нового здания РНБ под председательством Губернатора Санкт-Петербурга В.И. Матвиенко состоялось выездноесовещание Правительства СПб, посвященное перспективам завершения строительства 2-ой очереди книгохранилища. По заявлению В.И. Матвиенко Правительство страны не располагает необходимыми средствами для решения этой задачи и необходимо искать инвестиционные проекты для привлечения...»

«IV Всероссийская научно-практическая конференция Научная инициатива иностранных студентов и аспирантов российских вузов Таким образом, проведенные сотрудниками Томского политехнического университета исследования показали, что на территории нижнего течения р. Томи распространены такие экзогенные процессы как оврагообразование и речная эрозия, оползневые процессы, а также процессы заболачивания, обусловленные влиянием подземных и поверхностных вод. Эрозионные процессы проявляются ограничено, в...»

«Пермские татары – история, проблемы, пути решения (доклад на научно-практической конференции: История Перми - вклад татарского народа в становление и развитие города) 19 апреля 2013 г. Д.Г. Закиров, д.т.н., профессор, краевед, член союза журналистов РФ, председатель совета Татарской национально-культурной автономии г. Перми Татары в Пермском крае проживают издавна. Появление татар в этих краях уходят в VIII-X века, временам Поволжской Булгарии. По численности в крае и городе Перми они занимают...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ Донецкий национальный технический университет СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ CТРОИТЕЛЬСТВА ШАХТ И ПОДЗЕМНЫХ СООРУЖЕНИЙ тезисы докладов международной студенческой научно-технической конференции кафедры Строительство шахт и подземных сооружений Посвящается 75-летию кафедры СШ и ПС ДонНТУ Донецк - 2004 УДК 622.235.012 Совершенствование технологии строительства шахт и подземных сооружений. Сб. научн. трудов. – Донецк: Норд – пресс, 2004. – 99 с. В сборнике...»

«HEWLETT-PACKARD Дайджест мировых новостей логистики №18 19 марта – 26 марта Отдел по связям с общественностью 2012 АО НЦРТЛ Дайджест мировых новостей логистики №18 19 марта – 26 марта Отдел по связям с общественностью www.kazlogistics.kz 19 марта – 26 марта НОВОСТИ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА В РК будут строить 2 новые железные дороги Пассажирские вагоны для Казахских железных дорог О повышении тарифов на пассажирские перевозки А.Жумагалиев ознакомился со строительством актюбинского участка...»

«Актуальные проблемы инженерных наук Рисунок 1. Горизонтальная система сбора Рисунок 2. Вертикальная система сбора низкопотенциального тепла грунта низкопотенциального тепла грунта 1 - воздушный отопительный аппарат; 1 - тепловой насос; 2 - солнечный коллектор; 2 - тепловой насос; 3 – пластиковый 3 - бойлер для горячего водоснабжения; трубопровод 4 - нагревательные приборы системы отопления; 5 - циркуляционные насосы; 6 - вертикальные термоскважины системы сбора низкопотенциального тепла грунта...»

«Содержание информационного бюллетеня по итогам работы IV Отчетно-выборной Конференции МФП (30 ноября 2005 г.) Оглавление Стенограмма доклада председателя ревизионной комиссии Илюкина С.И. Стенограмма выступления Мэра Москвы Лужкова Ю.М. Стенограмма выступления первого заместителя председателя Московской Конфедерации промышленников и предпринимателей (работодателей) Суконкина А.В. Стенограмма доклада председателя мандатной комиссии Щегловой Т.Н. Стенограмма выступления председателю МГК профсоюза...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ УПРАВЛЕНИЯ МОДЕРНИЗАЦИЕЙ ЭКОНОМИКИ В УСЛОВИЯХ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ Труды международной научно-практической конференции 6–8 декабря 2010 г. Часть II Ростов-на-Дону Издательство СКАГС 2011 Северо-Кавказская академия государственной службы, г. Ростов-на-Дону Волгоградская академия государственной службы, г. Волгоград Орловская региональная академия государственной службы, г. Орел Поволжская академия государственной службы им. П.А. Столыпина, г. Саратов Московская академия...»

«XL Неделя наук и СПбГПУ : материалы международной научно-практической конференции. Ч. I. – СПб. : Изд-во Политехн. ун-та, 2011. – 430 с. В сборнике публикуются материалы докладов студентов, аспирантов, молодых ученых и сотрудников Политехнического университета, вузов Санкт-Петербурга, России, СНГ, а также учреждений РАН, представленные на научно-практическую конференцию, проводимую в рамках ежегодной XL Недели науки СанктПетербургского государственного политехнического университета. Доклады...»

«Материалы Международной конференции Проблемы Арала, их влияние на генофонд населения, растительный и животный мир и меры международного сотрудничества по смягчению их последствий 11-12 марта 2008 года Ташкент, Узбекистан Приветственное обращение Президента Республики Узбекистан И.А. Каримова Дорогие гости! Уважаемые участники конференции! Искренне приветствую вас в столице Узбекистана – городе Ташкенте. Открывающаяся сегодня конференция посвящена одной из самых сложных и самых насущных для...»

«Международная конференция и круглый стол Инновационные энергосберегающие технологии при проектировании, строительстве и эксплуатации зданий. Бережливость, рациональность, энергосбережение, перспективы и рецепты доступного жилья Международная конференция и круглый стол Инновационные энергосберегающие технологии при проектировании, строительстве и эксплуатации зданий. Бережливость, рациональность, энергосбережение, перспективы и рецепты доступного жилья Расписание работы конференции: ДЕНЬ ПЕРВЫЙ...»

«Санкт-Петербургский Филиал Института Востоковедения Российской Академии Наук http://www.orientalstudies.ru БОБРОВНИКОВ ВЛАДИМИР ОЛЕГОВИЧ СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ПО ИСЛАМОВЕДЕНИЮ 19 января 2006 г. Монографии Мусульмане Северного Кавказа: обычай, право, насилие (Очерки по истории и этнографии права Нагорного Дагестана): инд. монография. М., 2002, 368 стр. Современный мир глазами феллаха (Северная Африка XIX-XX вв.): инд. монография. М., 1998. 158 стр. Статьи — 2004 — Обучение шариату и его...»

«Управление коммунального хозяйства Свердловского облисполкома Исполком Свердловского городского совета депутатов трудящихся Транспортный отдел ГОРОДСКОЙ ТРАНСПОРТ И ОРГАНИЗАЦИЯ ГОРОДСКОГО ДВИЖЕНИЯ Тезисы докладов К научно-технической конференции (16-19 января) Свердловск 1973 Настоящие тезисы посвящены вопросам исследования закономерностей расселения и передвижений городского и пригородного населения, транспортной загрузки сети магистральных улиц, организации и безопасности уличного движения....»

«№ 1 (74) 2010 Р.у. Чекаева аРхитектуРа комплекса меЧети султана беЙбаРса в каиРе с 5-9 октября 2009 года участвовала в XVІІ-й интернациональной конференции в г.Александрии-искандарии (египет). На конференции рассматривались и обсуждались вопросы техногенного явления, т.е. необходимость конструктивного решения при землетрясениях, стихийных бедствиях, наводнении, селях, сильных ветрах, цунами и т.д. с применением и использованием новых современных строительных материалов и технологий, конструкций...»

«  Гражданское общество и рациональное регулирование опасными отходами в Республике Казахстан В апреле 2009 года в столице Казахстана Астане состоялась международная конференция экспертов “Асбест и стойкие органические загрязнители (СОЗ): политика и практика в Казахстане и странах Европейского Союза”. Организаторы конференции - международная сеть Впервые в Казахстане проблема хризотил-асбеста обЖенщины Европы – за общее будущее” (WECF), Универси- суждалась в процессе общественных открытых...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ Донецкий национальный технический университет СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ТЕХНОЛОГИИ CТРОИТЕЛЬСТВА ШАХТ И ПОДЗЕМНЫХ СООРУЖЕНИЙ Материалы международной научно-технической конференции молодых ученых, аспирантов и студентов, организованной кафедрой Строительство шахт и подземных сооружений ДонНТУ Посвящается 80-летию кафедры СШ и ПС ДонНТУ Випуск №11 Донецк - 2005 УДК 622.235.012 Совершенствование технологии строительства шахт и подземных сооружений. Сб. научн....»

«Марк Меерович ТИПОЛОГИЯ МАССОВОГО ЖИЛИЩА СОЦГОРОДОВНОВОСТРОЕК 1920-х-1930-х гг. (Расширенный, переработанный и дополненный текст доклада на международной конференции Monumemtalita & Mjdernita. Архитектура и искусство Италии, Германии и России тоталитарного периода (Санкт-Петербург, 30 июня-2 июля 2010 г.) Статья продолжает тему исторической реконструкции советской градостроительной политики в период первых пятилеток, освещения роли архитекторов в процессах формирования среды...»

«ЭКОНОМИКО-КОНСУЛЬТАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ЭКОН СПРАВОЧНИК ДОРОЖНЫХ ТЕРМИНОВ Москва-2005 Материалы справочника рассматривают термины: по изысканиям и проектированию дорог, дорожно-строительным материалам и производственным предприятиям, по расчету и конструированию земляного полотна и дорожных одежд, по строительству и эксплуатации автомобильных дорог и искусственных сооружений, безопасности дорожного движения. Справочник предназначен для специалистов-дорожников, занимающихся вопросами проектирования,...»

«ДВЕНАДЦАТЫЕ И ТРИНАДЦАТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА. ЕЖЕГОДНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 2005 – 2006 ГГ. Н. В. Николаева ГОСПОДСКИЙ ДОМ М. И. ВОРОНЦОВА НА ПЕТЕРГОФСКОЙ ДОРОГЕ В 1712 г., после неудачной попытки устройства фонтанов у будущего Константиновского дворца и переноса этой затеи в Петергоф, оживает трасса Петербург – Петергоф. По именному указу Петра I вдоль этой дороги были нарезаны участки земли для строительства приморских домов. Узкие и длинные участки...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.