WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Труды международной научно-практической конференции 6–8 декабря 2010 г. Часть I Ростов-на-Дону Издательство СКАГС 2011 Северо-Кавказская академия государственной службы, г. ...»

-- [ Страница 3 ] --

экономики, социологии и наук государственного управления наблюдается полностью обратная картина. Наиболее принципиальным является возражение постановки четких целей, наличие бифуркаций в плановых траекториях управляемых объектов, необходимость учета внешней среды и тому подобное. Напрашивается вопрос, а почему система государственного управления (в тех или других формах) существовала, и достаточно эффективно, до рождения и становления синергетики, до формирования устоявшихся представлений механизмов самоорганизации? Контраргументом может быть тот факт, что значительное количество теоретических работ, посвященных самоорганизации сложных социальных систем, в той или иной мере акцентирует внимание на проблемных аспектах системы публичного управления. Становление принципов публичного управления и признания целесообразности их внедрения является той вехой развития управленческой деятельности, которая вплотную подошла к границе проявления самоорганизационных процессов социальных (и не только) систем. Эффективное развитие любой науки возможно только одновременно в двух плоскостях: теоретической и прикладной. Ни один теоретический анализ, ни одна логическая конструкция понятий, идей, утверждений не может развиваться длительное время без соответствующего практического подтверждения и практической применимости предлагаемых концепций и гипотез. Проблемные объекты отрасли наук государственного управления не являются исключением данного утверждения. Категорически отрицаем выдвижение лозунгов необходимости разработки прикладных синергетических методов управления, кроме этого, поддаем сомнениям, что такие вообще когда-либо будут существовать. Однако, основные идеи самоорганизации продолжают и будут продолжать проникать в управленческую деятельность, подтверждение чего находим в распространении в последние годы терминов «синергетика», «синергетический эффект» и т.п. в целый ряд нормативно-правовых актов украинского законодательства. Заканчивая подчеркнем, что синергетическая парадигма является дополнительным (именно дополнительным) инструментом анализа проблемной сферы социального управления, который позволяет в комплексе с другими подходами анализировать, синтезировать и поддерживать ее механизмы.

УПРАВЛЕНИЕ РЕФОРМАМИ В СФЕРЕ УСЛУГ

zakon.rada.gov.ua/ Клюкович З.А., д.э.н., профессор кафедры менеджмента, Институциональные преобразования в сфере жилищнокоммунальных услуг являются главным аспектом реформ, проводимых на настоящем этапе. Структура органов управления, организационно-правовая форма хозяйствующих субъектов, их взаимоотношения между собой и с потребителями – все то, что характеризует действующие в сфере ЖКХ институты, не получили достаточного развития.

Если в начале и середине 90-х гг. значительное число организаций водо– и энергоснабжения (наиболее технически оснащенных) активно акционировалось, то сейчас их подавляющее большинство имеет статус муниципальных унитарных.

Как для развития системы коммунального обслуживания, так и для построения эффективной системы управления и взаимодействия с потребителями крайне необходимо более широкое использование корпоративных форм организации. Другой аспект институциональных преобразований – развитие системы управления ЖКХ на основе отношений заказчика и подрядчика.

Служба заказчика стала предметом ожесточенных споров о том, является ли она инструментом рыночного регулирования. В ряде регионов службы заказчика нашли свое место в системе управления.

Именно выражение интересов жителей всего населенного пункта независимо от вида собственности жилищного фонда и предприятий, предоставляющих им коммунальные услуги, – задача специфической для ЖКХ формы муниципального заказа.

Преобразования в сфере жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) носят перманентный характер. До настоящего времени не назначен срок и не определен критерий их завершения. Реформа – это преобразования, обеспечивающие адаптацию сферы жилищнокоммунальных услуг к условиям рыночной экономики.

Совершенно ясно, что оценивать весьма многоплановый процесс необходимо по социальным результатам. Создание технических, организационных, правовых предпосылок повышения качества обслуживания должно найти свое завершение в ощутимых потребителями результатах.

Только в этом случае большая часть населения поддержит и обеспечит ускорение перехода к полной оплате услуг, а завершение такого перехода в ближайшее время – объективная необходимость.

В противном случае не миновать серии нарастающих коммунальных аварий и катастроф, вызванных постоянным недофинансированием и соответственно недоремонтом сетей, сооружений и оборудования.

Участие бюджета в финансировании развития ЖКХ и выплате жилищных субсидий (которое останется и после перехода к полной оплате услуг населением) позволяет городу диктовать определенные условия, а также коммунальным предприятиям – естественным монополистам.

Такая схема более соответствует рациональным методам регулирования предприятий, доминирующих на локальных товарных рынках, чем директивное вмешательство в оперативную деятельность муниципальных унитарных предприятий.

В связи с этим на муниципальном уровне при формировании муниципального заказа долгое время не был принят закон о жилищно-коммунальном хозяйстве, затягивалось утверждение новых Правил предоставления жилищно-коммунальных услуг, регламентирующих права, обязанности и ответственность субъектов хозяйствования, органов управления и потребителей услуг.



Перечень коммунальных услуг и до настоящего времени четко не очерчен, что вызывает не только теоретические, но и чисто прикладные проблемы, например, при определении жилищных субсидий, стандартов предельных платежей за жилищно-коммунальные услуги.

В связи с этим на муниципальном уровне при формировании муниципального заказа и определении экономически обоснованных тарифов необходимо более обоснованно определять, какой объем и каких именно функций должен он выполнять при установленном уровне финансирования. В противном случае полностью теряет смысл термин «экономически обоснованный тариф».

Отсутствие ясного методического понимания технологии формирования коммунальных тарифов привело к тому, что на аналогичных коммунальных предприятиях существует более чем 10-кратный разброс тарифов.

Для устранения этого недостатка необходимо разработать и утвердить в каждом субъекте Федерации Правила предоставления жилищно-коммунальных услуг. Переход к рынку жилья принципиально меняет роль государства в экономике.

Формирование экономических отношений, основанных на законах рынка, с неизбежностью связано с проведением радикальных преобразовании не только в области обмена, производства и потребления, но и в жилищной сфере.

Большая советская энциклопедия дает следующее определение коммунальному хозяйству. Коммунальное хозяйство – совокупность предприятий, служб и хозяйств по обслуживанию населения городов, посёлков и сёл; в городах входит в состав городского хозяйства. Во многих городах и поселках предприятия коммунального хозяйства обслуживают также и промышленные предприятия, снабжая их водой, электроэнергией, газом.

Однако в зависимости от местных условий, промышленные предприятия имеют и собственные водопроводы, канализацию, и другие сооружения коммунального назначения. Степень развития и объем деятельности коммунального хозяйства непосредственно влияют на уровень благосостояния населения, бытовые условия его жизни, санитарно-гигиенические условия и чистоту водного и воздушного бассейнов, а также на уровень производительности труда.

В настоящее время коммунальное хозяйство России включает:

Санитарно-технические предприятия – водопроводы, канализации, предприятия по уборке территорий населённых мест и санитарной очистки домовладений, прачечные, бани, купальноплавательные сооружения.

Транспортные предприятия – городской общественный пассажирский транспорт (метрополитен, трамвай, троллейбус, фуникулёры, канатные дороги, автобусы, такси), водный транспорт местного назначения. Энергетические предприятия – электрические, газовые и теплофикационные распределительные сети, отопительные котельные, ТЭЦ и электростанции, газовые заводы, обслуживающие населённые пункты.

Кроме того, к сооружениям внешнего благоустройства населённых мест, которые входят в состав коммунального хозяйства, относятся дороги и тротуары, мосты и путепроводы, подземные и наземные транспортные, пешеходные переходы и эстакады, сооружения и сети ливневой (водосточной) канализации, набережные, различные гидротехнические сооружения, предназначенные для предотвращения оползней и затопления территорий, их осушения, берегоукрепления, зелёные насаждения общего пользования, уличное освещение.

Анализ многолетнего опыта строительства и эксплуатации жилья в рамках государственной собственности с очевидностью показал, что государство причин не способно осуществлять эти задачи (табл. 1). Главная причина, которая действовала постоянно – недостаток материальных и финансовых ресурсов для строительства и эксплуатации жилья.

Кроме того, содержание государственного жилищного фонда было убыточным, поскольку получаемая с нанимателей квартирная плата была «самой низкой в мире» и покрывала лишь незначительную часть затрат на эти цели.

Фактически содержание государственного жилищного фонда осуществлялось за счет огромных дотаций, выделяемых государством и ложившихся тяжелым бременем на бюджеты муниципальных образований.

Статистически определено, что в настоящее время в Российской Федерации насчитывается 11729 муниципальных образований, из них: городов – 592; поселков – 519; городских районов и округов – 126; районов – 1488; сельских округов – 9790; сельских населенных пунктов – 210.

Очень важно, что в 11160 муниципальных образований приняты и зарегистрированы уставы, 11496 муниципальных образований имеют местный бюджет, причем, в общем объеме консолидированного бюджета доходы муниципальных образований составляют около 24,7 %, а расходы муниципальных образований – свыше 28,2 %, в том числе на ЖКХ – 86,9 %.

Следует заметить, в 10927 муниципальных образований существуют объекты муниципальной собственности, в том числе муниципальные предприятия – в 4917 муниципальных образованиях, муниципальный жилой фонд и нежилые помещения – в 8510 муниципальных образованиях.

Результатом нерешенности проблем, препятствующие устойчивому социально-экономическому развитию муниципальных образований, является кризис жилищно-коммунального хозяйства.

Изношенность основных фондов, устаревшие технологии и оборудование, задолженности и банкротство муниципальных предприятий, замораживание жилищного строительства и это только часть проблем.

Приведенные данные по динамике инвестиций в основной капитал показывают, что период упадка в ходе проводимых реформ длился с 1991 по 1999 гг., после которого прослеживается рост объема строительных работ, введение в эксплуатацию индивидуальных домов (табл. 2).





Кредиторская задолженность предприятий ЖКХ выросла за года в 1,7 раза, по состоянию на 01.01.2010 г. она составила 189, млрд руб. Общая дебиторская задолженность предприятий за тот же период выросла почти в 2,3 раза (49,4 % – из нее просроченная).

На 01. 01.2010 г. она составила 184,5 млрд руб. Свыше 23,9 % от общей дебиторской задолженности составляет недофинансирование бюджетов всех уровней.

Установлено, что в России нет класса реальных домовладельцев, муниципальные органы выступают в роли подрядных организаций, обслуживающих жилье, не более того. В качестве таких организаций могут выступать и частные фирмы.

Мы полагаем, что избавиться от убытков жилищнокоммунального хозяйства, которые покрываются за счет бюджетных средств, возможно только при решении задач:

- организации службы единого заказчика;

- установления определенных требований к качеству обслуживания;

- возникновения конкуренции между муниципальными и частными фирмами;

- усиления контроля за уровнем тарифов в жилищнокоммунальном хозяйстве;

- поэтапного увеличения тарифов на коммунальные услуги.

На наш взгляд сегодня существует противоречивая ситуация в работе коммунальных служб: в настоящее время ими осуществляется практика перекрестного субсидирования – часть издержек по оказанию услуг одной группы потребителей (населения) перекладывается на другую группу (предприятия, организации). Повышение тарифов для населения должно предполагать их снижение для других групп потребителей коммунальных услуг.

В настоящее время такая постановка дела в целом свидетельствует о непонимании различия между квартирной платой (рентой) и эксплуатационными расходами здания, в котором находится квартира. В частности, эксплуатационные расходы ветхого жилого фонда и общежитий (с относительно более высокой плотностью проживающих на один квадратный метр общей площади здания) значительно выше, чем издержки содержания нового жилого фонда повышенной комфортности.

Соответственно, размер платы за проживание на «квадратном метре» общежития оказывается в несколько раз выше, чем за аналогичную площадь обычных благоустроенных квартир, а в последних, соответственно выше, чем в квартирах «элитного» жилого фонда. Тем не менее, квартирная, арендная плата представляют собой ренту (или, точнее, квазиренту) домовладельца.

Размер последней регулируется другими причинами; она напрямую не связана ни с эксплуатационными расходами здания, ни со стоимостью его строительства.

Отсутствие домовладельцев в данной схеме регулирования услуг жилого фонда не означает, естественно, ликвидации рентных доходов, обусловленных местоположением, различным уровнем комфортности жилья. Однако теперь эти доходы присваиваются жильцами, причем в неявной форме. Это вызывает ряд важных и не совсем очевидных последствий, которые выявляются лишь в долгосрочной перспективе.

Во-первых, отсутствие явных, учитываемых непосредственно в денежном выражении рентных доходов сужает налоговую базу города. Более того, доходная статья городского бюджета (доходы от сдачи муниципального имущества в аренду) превращается в расходную: даже после успешной реализации жилищно-коммунальной реформы капитальный ремонт зданий жилого фонда придется, так или иначе, осуществлять за счет бюджетных средств.

Во-вторых, кроме проблемы капитального ремонта возникает и проблема нового жилищного строительства и (или) реконструкции старого жилого фонда. Остановить процесс ветшания жилья и одновременно продолжать новое строительство становится невозможным:

высокие объемы жилищного строительства рано или поздно приводят к таким же высоким объемам выбытия жилья в ветхий жилой фонд.

Прогрессирующее образование городских трущоб становится неизбежным. Даже если рента была установлена хотя бы на уровне амортизационных отчислений на реновацию – централизуемые средства позволяли бы осуществлять новое строительство и не расселять жильцов в ветшающие дома.

В данной же ситуации жилье превращается из воспроизводящегося капитала в исключительно потребительское благо с длительным сроком пользования. Само по себе это не вызывает возражений, особенно в случае индивидуального дома (коттеджа), однако дело в том, что при таком механизме включения жилого фонда в рыночный обмен этот фонд не может стать капиталом, т.е., фактически, не может приносить прибыль своему владельцу.

Отсюда вывод: строго говоря, становятся невозможными и инвестиции в жилищное строительство, поскольку речь идет о приобретении лишь потребительских благ; соответственно, невозможно и кредитование этого процесса (если не брать в расчет относительно узкую сферу потребительского кредита). В результате снижается и общий объем инвестиций, что сказывается и на темпах экономического роста в стране в целом.

Сложившаяся ситуация значительно снижает мобильность рынка рабочей силы, поскольку в целом квартирная плата по-прежнему не входит в цену труда. Высокая арендная плата, сопутствующая небольшому по объему рынку жилых квартир, предлагаемых, в основном, индивидуальными собственниками приватизированного жилья и посредниками, существенно затрудняет миграцию.

Усугубляются территориальные диспропорции, что также отрицательно сказывается на экономическом росте. Города, особенно малые, превращаются в своеобразную «ловушку для безработных».

Таким образом, основные меры предлагаемой жилищнокоммунальной реформы свидетельствуют лишь о желании освободить государственный и местные бюджеты от части расходов, но отнюдь не решают основных проблем в данной сфере.

Мы уверены, для того чтобы добиться запуска капиталистического механизма развития городов, необходимы гораздо более глубокие институциональные изменения (например, отмена права на жилище, введение окончания сроков приватизации жилья, другие достаточно непопулярные в современной России меры).

NETWORK-CENTRICITY: AN INNOVATIVE APPROACH

TO ORGANIZATIONAL MANAGEMENT

Курников Е.В., к.э.н., преподаватель кафедры международных экономических отношений, СКАГС, г. Ростов-на-Дону, Россия Throughout history, humankind struggled with an enormous task of processing increasing amounts of information, analyzing them and producing a proper response. As human society developed this task became more and more important. A rapid growth of global population stimulated a continuous search for some system through which such operations could be undertaken. Thus, the first governments came to life. However, due to swift social and economic growth, there arose a need to organize numerous artisans and traders. A rather minor concern at the time transth formed, by the 20 century, into a delicate art of business management.

One of the most prominent undertakings an executive had always to face was a need to establish a structure for his enterprise. Success or failure of start-ups was and still is in no small part dictated by the quality of their organizational structure. The problem of its optimization is even more acute for huge companies employing numerous individuals. In our globalizing world, organizations have to grapple with an increasingly dynamic environment requiring continuous adaptation to a variety of changes in their operations.

The financial and economic upheavals of the last years have exponentially increased the difficulties of successful corporate development.

Increasing competition for the global markets leaves companies no choice but to improve their organization. A further complication arises due to the lamentable fact that the Russian companies need to undergo a drastic modernization to be competitive.

As outlined in numerous speeches made by various Russian officials, the need for widespread modernization is most urgent. A growing disparity in modern technologies between Russia and the developed countries of the West has become remarkable enough to draw criticism from the highest circles. Amongst the most disturbing issues is the unacceptably low efficiency of Russian companies.

Over the years, this inefficiency has been attributed to many factors, the most prominent of them being certain deficiencies of organizational structure and bureaucracy. However, the apparent lack of proper organization is ubiquitous throughout the world and numerous companies suffer from it. This makes a thorough research of organizational structure and possible improvements to be made therein even more imperative. Such research would naturally include both the well-established concepts of organizing an enterprise and those yet untried due to their novelty. Although by no means all-encompassing, this paper summarizes some of the contemporary views related to organizational structure and introduces a possible improvement of them in the form of network-centricity. This concept is undeveloped enough to warrant close examination due to its remarkable potential.

It is widely held that in human history and perhaps pre-historic times the dominant principle of organizing various activities was hierarchy (Figure 1). At first, it implied a division of authority between those higher in the hierarchy and those of a lower standing. The ancient tribes employing this form of organization were common. Yet such primeval approach to distributing authority could only work in small communities occupying relatively insignificant lands. When the ancient civilizations arose, the hierarchy was amended by an important addition. The written documents in the form of royal decrees, military orders and commercial contracts became an integral part of organization on par with officials themselves.

Rapid growth of population and civilized lands necessitated this change.

Thus, what was later called “bureaucracy” firmly came into existence. It was argued that written directive authority enabled a “distribution of control” across distances that made the direct exercise of authority difficult.

Further, this need to direct remote activities increased over time and motivated an accelerated development and spread of information and communication technologies.

It is important to note that this hierarchy was based on what a Harvard University researcher Orlando Patterson called the ultimate form of hierarchy, the slave-master relationship. It was ubiquitous throughout most of human history and is best understood as a complete transfer of directive authority from the slave to the master.

http://www.kremlin.ru/by-theme/ Patterson O. Slavery and social death: a comparative study. Cambridge, Mass., Harvard University Press, 1982.

This concept was heavily transformed by the Industrial Revolution when human labor took an equal place with those of machines and animals and all were subjected to the upper and merchant classes driving the industrial production system. Nevertheless, largely due to the success of the Enlightenment, there existed mass communication infrastructures by which resistance to de-humanization (e.g., the Luddite movement in the early 19 century) could be communicated around the world. These early seeds of resistance found fuller growth in the 20 century, when the human aspects of work became increasingly valued over the technologies facilitating it.

As the industry developed, there was an increasing need of comprehensive business organization theory. Previous hierarchical structures functioned as primarily governmental institutions and were hard to adapt for business purposes. Adam Smith offered one of the first workable business concepts. He praised the “division of labor” for its effectiveness at making people work like machines through limiting the scope of their work activities. This mechanistic model of organizing – with each worker a constrained “part” in the machinery of production – spread to factories and other work environments in a drive toward ever-increasing productivity. Despite its obvious de-humanizing nature, this concept proliferated As compiled by author until it peaked with Frederick Taylor’s model of “scientific management”. It sought to analyze the physical conduct of work tasks, to identify the optimum means by which such tasks can be performed, to instill the optimal means into management, and to focus worker attention on performing in this optimal way.

Although the principles of scientific management were widely adopted, they were widely criticized for dehumanization of the labor process.

According to this concept, workers are reduced almost to the level of labor in its animal form, which, while purposeless and unthinkable in the case of the self-directed and self-motivated labor of a community of producers, becomes crucial for the management of purchased labor. Although Weber’s works on the bureaucratic form of organization in public administration did not address the micro-level actions of individual workers, his understanding however was of dehumanizing people into “offices” (organizational roles) and as such superseded much of their discretion in the conduct of work through written regulation.

Since Weber, however, there has been a general awareness of the darker side to such approach. Consequently, there developed a trend to “humanize” work, to restore to workers a degree of their individual artisanship lost during the Industrial Revolution, and to vest some directive authority into them. Some researchers argued that “organic” organizations called for the coordination of work through interaction with others in a network combining structure of control, authority, and communication rather than a simple hierarchy. Such view implies that the hierarchy remains, but it is a hierarchy of importance and prestige attached to affiliations and expertise, not power and control. Thus, communications must be lateral, rather than vertical and have to resemble consultation rather than command. Each of these points focuses attention on human and social aspects of organizational members in the conduct of their work, rather than focusing on the tools and tasks of the work itself.

The Organizational Design movement of the 1960s argued that, as compared to conventional hierarchies and bureaucracies, organizations should facilitate interactions among its members. The Quality of Work Life movement of the 1970s continued this line of thought by arguing that organizational work-tasks should be reviewed to generate worker satisfaction and harmony in the workplace. The term “empowerment” entered debate in the 1980s as a concept by which employees were offered increased discretion in directing their own work instead of simply carrying out orders of their superiors. Self-directed teams followed empowerment Scott J., Marshall G. A Dictionary of Sociology. Oxford University Press.

UC. Irvine, 2005.

as a desirable organizing principle in the 1990s, further increasing the capability of organizational members to direct their own work as they saw fit, with others of their choosing, and with minimal direction from a superior.

Some scientists viewed the post-bureaucratic organization as interactive wherein the essential functions of a given organization are accomplished by means of informed consensus among its members, instead of strict hierarchy and the exercise of directive authority. Most recently, the notion of “edge organizations” takes empowerment and self-direction to the extreme by “pushing power to the edges” of an organization through the deployment and use of information and communication technologies to engage in continuous, collective decision-making by organizational members in order to adapt rapidly to changing circumstances in the work environment. This strong desire to humanize work suggests that future workers may be fully self-directive and may be capable of choosing their collaborators from a global pool of people, both within their organization and from outside it.

Furthermore, the process of power transference from the hierarchy to the workers has been greatly intensified by the introduction of information and communication technology on a large scale. Even as organizational work has come to emphasize the importance of its human and social aspects, it has also become increasingly distributed and mediated by technology systems. These systems have been designed to enable communication between people via some combination of text, audio, and video no matter what the distance. Although there are sertain misgivings about these systems, some researchers report that the introduction of social networking services within organizations encourages informal interactions among previously unknown, remote organizational members, thus increasing trust and understanding within the organization. Even short-term use of such systems usually results in increased commitment to the goals of the organization. Accordingly, technological solutions do not mean failure or problematic collaboration. In fact, they provide numerous opportunities to increase workplace efficiency and to streamline the business processes.

Due to these developments, there is an urgent need of a new organizational concept providing the means for rapid adaptation to the new circumstances and enabling businesses to prosper despite the continuing instability of the global economy. One model proposed to accomplish this is that of “network-centricity”, wherein work is coordinated by technology and details of the work activities are stored in information systems as resources for future work.

The origin of the term “network-centric” is attributed to U.S. Admiral Jay Johnson who characterized changes in U.S. military doctrine as a fundamental shift from what is called platform-centric warfare to networkcentric warfare. However, the first clear description of “network-centric warfare” was published in a 1998 U.S. Naval Institute Proceedings article.

The authors compared the potential impact of network-centric warfare (NCW) today with the transformational impact of the French concept of the leve en masse during the Napoleonic period.

“NCW and all of its associated revolutions in military affairs grow out of and draw their power from the fundamental changes in American society. These changes have been dominated by the co-evolution of economics, information technology, and business processes and organizations and they are linked by three themes:

The shift in focus from the platform to the network, The shift from viewing actors as independent to viewing them as part of a continuously adapting ecosystem, The importance of making strategic choices to adapt or even survive in such changing ecosystems”.

Since then the concept was widely discussed amongst both military and civilian experts and has been lauded as “the military’s response to the Information Age”. However, the development of network-centric organizations and the growing capability of U.S. forces to conduct networkcentric operations are not ends in themselves, but a means to generate increased combat power by:

Better synchronizing events and their consequences in the battlespace, Achieving greater speed of command, Increasing lethality, survivability, and responsiveness.

The Office of Force Transformation of the U.S. Department of Defense has identified the four basic tenets of NCW and a set of governing principles for a network-centric force. Together, these tenets and principles comprise the core of NCW and promote understanding of the enhanced power of networked forces. At the same time, they constitute a working hypothesis about NCW as a source of warfighting advantage:

A robustly networked force improves information sharing.

Information sharing enhances the quality of information and shared situational awareness.

Vice Admiral Arthur K. Cebrowski and John J. Garstka, “Network-Centric Warfare: Its Origin and Future,” U.S. Naval Institute Proceedings. Annapolis, Maryland: January 1998.

Shared situational awareness enables collaboration and selfsynchronization, and enhances sustainability and speed of command.

These, in turn, dramatically increase mission effectiveness.

The governing principles of a network-centric force have been established as follows:

Fight first for information superiority Access to information: shared awareness Speed of command and decision-making Self-synchronization Dispersed forces: non-contiguous operations Demassification Alter initial conditions at higher rates of change Compressed operations and levels of war While the U.S. Armed Forces officials do not suggest that the governing principles for a network-centric force have supplanted or are going to replace the time-tested principles of war – mass, objective, offensive, security, economy of force, maneuver, unity of command, surprise and simplicity – they provide added direction for executing military operations in the Information Age.

This shift in military doctrine, by the United States and its military partners, produced a rush of industrial corporations to develop largescale, highly distributed, information and telecommunication systems to enact such a concept of operations. The need to standardize between different infrastructures and ensure interoperability led to the establishment of the Network-Centric Operations Industry Consortium in 2004, engaging more than 80 member organizations from industry, multiple national governments, and academia. Network-centricity, as a concept, has generally remained associated with its defense origins, but has also been adopted as an organizing principle by environmental activists and proposed as an enabling innovation by management researchers.

One of the first important points to understand about the concept is the subtle difference between the terms “distributed work” and “networkcentric work”. The main difference between them lies in the way information is distributed and circulated. Distributed work has long been known and used by numerous enterprises around the world. It involves cooperation between workers across distances and is generally employed when several people are working on a problem but are physically unable to meet. Various technologies were developed to facilitate the process, the most notable of them being the on-line video conference http://www.ncoic.org software that allows efficient communication between co-workers across distance. Yet essentially, the way business is conducted remains the same and both the information and instructions are distributed as centuries before – by means of a hierarchy.

On the other hand, the network-centric approach completely revolutionizes the business process by introducing information systems that capture details of the work activities, and those enacting them, as resources to inform future work. Thus, information is freely shared between co-workers, access to it is instant, and decisions can be taken quickly. In this case, distances do not matter, as employees can use the networkcentric system with equal efficiency wherever they are – in the same room or on different continents (Figure 2).

A network-centric organization example This distinction about capturing information and making it available as a resource for future work via a network is the key point of the whole concept. The military notion of network-centricity explicitly includes notions of “sensors” capturing data in the integrated battlespace and making it available to others (“actuators”) to aid them in fulfilling their role. Similar circumstances are found in non-military contexts as well, such as societies in which cell phone penetration is high and many of those cell phones include cameras with Internet connections to automatically upload pictures and videos to Web-based information systems. These media can be automatically tagged with the GPS coordinates of places where they were captured and voice annotations describing them can be easily added.

Banks and police departments are organizations that already capture video details of activities at ATMs and traffic intersections to help them in their work of identifying criminal offenders. These are examples of the existing use of network-centric systems, and the future holds the promise of their even greater utilization.

Numerous civic activities are another prominent example of increasing appeal of network-centric organizational mode. Basic models of individual civic engagement can be simplified into four general models:

Direct engagement: the individual acts alone to influence society and government.

Grassroots engagement: individuals act as a part of a loose coalition.

Organizational engagement: people work through nonprofit and advocacy corporations with governing boards and centralized leadership.

Network-centric engagement: an individual acts as part of a coordinated network.

The positive effects of a direct engagement approach are often negligible and thus generally irrelevant. In a grassroots model, individuals work together to develop a strategy, collect necessary resources and implement action in an informal alliance. Such grassroots advocacy is characterized by a lack of an official organizational structure to govern, manage resources and direct engagement. Pure grassroots advocacy is rare and usually localized. Typical examples include school improvement, crime prevention efforts, small restoration or cleanup efforts. Volunteers, leaders and supporters emerge to accomplish a specific task, then disband over time. All the resources, experience, knowledge, volunteer lists, leaders, etc. are unofficial and undocumented. Any lessons learned are likely to be lost to the larger movement.

Organizational advocacy is best described by the use of a particular organization that serves as a medium for engagement between the individual and government or other policy-making entity. An organization’s membership and constituency engage via proxy, allowing the organization to advocate on their behalf. Organizations recruit and manage volunteers, leaders and supporters. Organizations develop governance structures to direct efforts and manage resources including staff time, reputation, political influence and funds.

Finally, network-centric advocacy is a hybrid of the individual determination and participation typical of direct and grassroots models with the efficiencies and strengths of the organizational model. This hybrid is only http://www.network-centricadvocacy.net possible because of the increased density of communications and connections among potential participants and the ability to scale those connections to meet demand. The network-centric advocacy focuses on supporting individual engagement by connected grid resources, which may reside with individuals or organizations. This innovative approach relies on dense communication ties to provide the synchronizing effects, prioritization and deployment roles of the organization. The potential for network-centric advocacy increases with each advancement in connectivity technology (web meetings, phone Wi-Fi, teleconference, voice mail, cell phones, voice over IP, etc.) and drop in transportation cost (flights, low cost shipping, etc.).

Thus, the main traits of network-centric advocacy are:

Lots of leadership, Self-organizing teams, Rapidly expandable, Efficient, Communication and resources travel in all directions.

As compared to the other models of engagement, the networkcentric advocacy provides several unique advantages:

A shift in the style that would “irregularize” advocacy, making efforts much harder to predict, monitor and therefore disrupt, Creating “swarming” effects that neutralize consistent disadvantages in funding and staffing resources, Campaigns would be locally planned, Leadership would evolve at more levels, Actions would be more flexible and incredibly fast paced, Collaboration across the progressive movement would increase:

civil rights, community development, environment, health care, human rights, and labor staff and volunteers would be able to work on joint campaigns.

The concept of network-centricity presupposes the conduct of organizational work activities in a “net-enabled” environment of information sources, information systems and decision enactors that are reliably networked together via a shared communication infrastructure. Furthermore, this concept implies that all human users are trained for utilizing this environment and are comfortable with it. The whole theory of networkcentricity revolves around the concept of “self-synchronization” as a means of accomplishing tasks without explicit direction from superiors. It is universally held that self-synchronization is the next stage in the evoluKearns M. Network-centric advocacy. Washington D.C.: Green Media Toolshed, 2004.

tion of mediated and enhanced business collaboration. In combination with the concept of self-direction, self-synchronization, in effect, makes each member of an organization both a worker and his or her own manager (Figure 3).

A profound understanding of network-centricity is the key to releasing the full potential of self-synchronization. If properly applied, this concept presents the opportunity for low-level employees to operate nearly autonomously and to re-task themselves through exploitation of shared awareness and the executive’s intent. Being an integral part of networkcentric organization, a continuous self-synchronization allows to obtain the following results:

A drastic increase in the value of subordinate initiative to produce a meaningful improvement in business tempo and responsiveness, Valuable assistance in the fulfillment of the business goals and executive’s intent, Full utilization of the advantages of a highly trained, professional personnel, Rapid adaptation to important developments.

Self-synchronization has always been portrayed as a mode of interaction between two or more entities the key elements of which are:

Two or more robustly networked entities, Shared awareness, Formal rule set (the desired outcome in various situations), Value-adding interaction (a motivation to make an effort towards achieving organizational goals, whether one is explicitly responsible for them or not).

Conceptual depiction of self-synchronization as an amalgamation of increasing organization and technological capability Alberts D., Garstka J., et al. Network centric warfare: developing and leveraging information superiority. Washington, DC, National Defense University Press, 1999.

When jointly applied, these elements produce a far-reaching result allowing unprecedented cooperation and efficient decision-making for those included in the network-centric organization. The information and communication technologies offer numerous possibilities for real-time interaction across vast distances thus enabling a world-spanning organizational network. All this quickly transforms into sizable business advantages and high responsiveness during crises and outbreaks of global economic instability.

So far, network-centricity has spread only among several companies that are slow in deploying its full potential. U.S. Armed Forces are playing an important role in exploring the possibilities of this innovative concept yet their effort is naturally directed to military purposes. Russian enterprises have thus obtained a rare chance to outpace their technologically advanced Western counterparts and apply the principles of networkcentricity to home businesses. If undertaken, such action will no doubt lead to impressive organizational and economic results and shall serve as a key enabler of innovation and rapid modernization of the Russian economy.

ИННОВАЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИЕЙ

КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЭФФЕКТИВНОГО МЕНЕДЖМЕНТА

Некрасов В.Н., д.э.н., профессор, зав. кафедрой менеджмента, проректор по экономике и международным связям, Сазонова О.М., к.э.н., доцент кафедры менеджмента, In this article it is considered the improvement method of management processes at enterprise by introduction of controlling system for the purpose of maintenance of organizational stability in crisis period. It is showed elements of controlling system, considered the role of controlling in effectiveness increase of management processes. It is given attention to problems of uncontrollability in organization and to solving them by controlling.

В современных условиях развития рыночных тенденций в России, обусловленных качественно новой системой хозяйственных связей и механизмов конкурентных отношений в экономике, одной из актуальных задач адаптации хозяйствующих субъектов к условиям неопределенности внешней и внутренней среды является совершенствование стратегии и структуры организации управления на предприятиях различных форм собственности. Основу управления современной организацией составляет эффективный менеджмент, построенный на инновационных принципах и методах руководства.

Инновационный фактор управления в современном менеджменте становится все более значимым, так как инновационное развитие и умение применять антикризисные меры является залогом устойчивости, конкурентоспособности и выживаемости организаций в рыночных условиях.

Необходимость активного использования менеджмента в управлении современными организациями в посткризисных условиях развития российской экономики обусловлена заметно усиливающейся конкуренцией, ужесточающимися требованиями к подбору персонала и существенно усложняющимися механизмами взаимодействия между работодателями и наемными работниками. Еще с конца 2008 г. в России наметились основные тенденции и концепции изменения управления, предъявляющие новые требования к организации руководства организациями, заключающиеся, главным образом, в совершенствовании системы управления административными, финансовыми ресурсами в целом, организационной структуры, и изменений концепций управления персоналом, в частности, как одной из важнейших составляющих происходящих структурных изменений.

Усиление конкуренции обусловливает необходимость изменения организационной структуры большинства российских организаций, оздоровления и развития системы управления и менеджмента, перехода на новые стандарты управления. В современных условиях развития организаций недостаток квалифицированных менеджеров определяет важность и актуальность проблемы выбора стратегических подходов управления, способствующих наиболее эффективному достижению организационных целей.

Современный посткризисный уровень развития экономической системы предъявляет жесткие требования к менеджменту организаций, который вынужден в кратчайшие сроки менять систему управления, бюджет, методы стимулирования организации, ее конкурентоспособность. Чтобы ликвидировать отмеченные проблемы, обусловленные размером фирмы, диверсификацией, технологией и изменениями внешней среды, руководство предприятий должно постоянно совершенствовать менеджмент, рассматривать новые источники инвестиций, финансовые механизмы управления.

В таких условиях особую роль и значение приобретает инновационная составляющая развития организаций. Отметим, что, несмотря на экономию и ограничения в использовании финансовых ресурсов, в современных условиях развития экономики России все большее значение приобретают инновационные технологии и инвестиции в них. В классическом понимании под инновацией в экономической литературе (англ. innovation – нововведение, новшество, новаторство) понимается «инвестиции в новацию».

В широком смысле новация предполагает соглашение сторон о замене одного заключенного ими обязательства, полученный результат является новацией. Под инновацией зачастую понимают инновационный продукт. Причина возникновения инноваций заключается в постоянном стремлении усовершенствовать существующую технику, технологию, продукт, и даже трансформировать общественную и управленческую систему, устранить противоречия между ее реальным и желаемым состояниями.

В современных экономических условиях важным побудительным мотивом использования инноваций и инновационных технологий является все более усложняющаяся конкуренция, направленная на получение дополнительных конкурентных преимуществ (в зависимости от инновационной стратегии фирмы) и набирающая размах в условиях глобального экономического финансового кризиса.

Инновации, ставшие в настоящее время объектом рыночных отношений и продуктом экономической деятельности, предопределяют лидерство на внутреннем и внешнем рынках организаций любой сферы экономики. В производственной сфере они определяют Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч.1. от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ.

направленность ее развития, качественные сдвиги во всей экономической системе, в сфере услуг – это фактор, обеспечивающий рост экономических выгод ее производителя и повышение степени удовлетворения общественных потребностей.

Многие организации используют инновационный подход в своем развитии, так как результатом создания и внедрения инноваций является положительный эффект, который выражается в виде конкурентных преимуществ, приобретаемых фирмой, использующей инновационные технологии. При угрозе развития кризиса в организации своевременно предпринятые к использованию инновации могут позволить устранить возникшую опасность и предотвратить внутренний кризис.

Положительный эффект в инновационной деятельности фирм и предприятий не всегда достижим, поскольку нововведения являются специфическим продуктом. Эта специфика заключается в неопределенности, возникающей при практическом использовании новшества, особенно при выводе на рынок продуктовых нововведений.

Так, около 90 % инноваций не воспринимаются рынком, поскольку существует масса факторов, влияющих на эффективность продвижения нововведения и затрудняющих прогнозирование масштабов и динамики его распространения.

Важнейшими показателями, характеризующим развитие экономической системы является доля средств, направляемых на осуществление инновационной деятельности. Средний показатель расходов на НИОКР, осуществляемых ведущими компаниями мира, включая и сферу услуг, составляет 7-12 % от прибыли, в российских компаниях – 0,5-3 %, доля государственных расходов ранжируется по странам от 1,6 (Великобритания) до 2,8 % ВВП (Япония). Согласно аналитике, уровень расходов на поддержку инноваций в России в 2-3 раза ниже среднемирового и среднеевропейского. Все это обусловливает низкую конкурентоспособность продукции, производимой российскими предприятиями.

В условиях финансового кризиса особую роль и значение приобретают реактивные или стратегические нововведения, как наиболее соответствующие кризисным рынкам и жесткой конкуренции.

Реактивная инновация в условиях рынка способствует сохранению рыночных позиций фирмы, но не создает дополнительных конкурентных преимуществ. Осуществление реактивных инноваций характерно для организаций, использующих оборонительные стратегии.

Стратегические инновации чаще всего направлены на формирование новых потребностей покупателей, на завоевание временной монополии (до момента вывода на рынок реактивной инновации ближайшими конкурентами). Политика применения реактивных и стратегических инноваций не нацелена на получение быстрой выгоды, но направлена на долговременный экономический эффект.

Различные виды инноваций, применяемых в условиях кризисной экономики, находятся в тесной взаимосвязи и предъявляют специфические требования к антикризисному инновационному механизму управления. В кризисных условиях особое значение приобретает использование системного подхода в управлении, так как в таких условиях реформировать следует не части, а само целое – технические и технологические инновации, влияя на содержание производственных процессов, одновременно создавая условия для управленческих инноваций, поскольку они вносят изменения в организацию производства.

В управлении в качестве инновации может использоваться комбинация инноваций или их действие в совокупности. Следует учитывать, что основная цель инновации заключается в создании нового продукта, роста ВНП, а как следствие, роста устойчивых темпов экономического роста экономики страны.

В управлении целесообразно использовать инновации как часть инновационного процесса, который обеспечивает непрерывность, гибкость и динамизм всего процесса инвестирования.

Инновационная активность в экономических и управленческих системах во многом определяется совокупностью факторов, создающих возможности и стимулы к разработке, продвижению и распространению продуктовых, технических и технологических нововведений. Экономическая теория и практика подтверждает, что инновационная активность может быть обусловлена:

- быстрыми и качественными прорывами в области научных знаний (работы Кондратьева Н.Д., Митчила У.);

- циклическими колебаниями в экономике (экономические кризисы и подъемы);

- стремлением обеспечения конкурентного лидерства на внутреннем и мировом рынках.

Но для обеспечения возможности осуществления инновационного процесса, придания ему мультипликационного эффекта важно наличие совокупности инновационнообразующих факторов в экономике и управлении. К ним в экономической литературе традиционно относят: 1) мировой порог знаний; 2) наличие инновационных финансовых ресурсов; 3) инновационные предприниматели; 4) поле инновационной активности; 5) инновационный климат.

Однако в условиях кризисной экономики не все организации могут внедрять инновации, что связано с их высокой стоимостью, такие субъекты рынка должны сделать особый акцент на изменении стиля управления и усиления работы с кадрами. Особое место в ряду стилей управления в кризисной экономике занимает использование концепции атрибутивного подхода. В основе этой концепции лежит реакция руководителя не столько на поведение подчиненных, сколько на анализ причин, его вызывающих. Принимая решение, руководитель опирается на знания о том, насколько поведение подчиненного обусловлено особенностями задания, насколько оно стабильно и уникально. Если поведение подчиненного связано с вынужденными причинами, то руководитель воздействует на него, а впоследствии корректирует меры воздействия, учитывая поведение подчиненного.

Стиль управления, используемый в деятельности современных организаций, является многоплановой экономической и социокультурной категорией, которая имеет свою историю и во многом сохраняет первозданный смысл как система инструментов, способов и методов достижения целей управленческого труда. Общий методологический вывод, который можно сделать на основе анализа многочисленных подходов к исследованию стиля управления, заключается в том, что в последние годы наметилась четкая тенденция перехода от одномерного к многомерному стилю управления. Однако основными характеристиками и измерениями стилей управления традиционно являются авторитарность, демократичность и направленность на установление творческого сотрудничества в организации. Однако в условиях перехода к рыночной экономике наметилась устойчивая тенденция «смешения» стилей и их комбинаций, еще более усилившаяся в условиях экономического кризиса.

С учетом тенденций, происходящих в экономике и менеджменте можно предположить, что наиболее эффективным стилем управления в сегодняшней динамично изменяющейся ситуации является адаптивный стиль, учитывающий рыночные условия и ориентированный на них. Для российских организаций предпочтительным с этой точки зрения является антикризисный стиль управления, который предполагает реалистическую оценку изменений под воздействием факторов экономического кризиса, учитывающий его противоречия, умение менеджеров организаций проводить в жизнь оптимальные управленческие решения, осуществлять систематический контроль за выполнением поставленных задач и привлекать персонал к управлению. В кризисных условиях особое значение приобретает стремление к лидерству, умение менеджеров формировать Усолкин К.И. Фундаментальные вопросы подбора персонала // Управление персоналом. 2009. № 12. С. 13-19.

эффективную команду, использование инноваций в управлении, признание существования нестандартных ситуаций и способность находить их разрешение путем принятия качественных управленческих решений.

Теории менеджмента, исследующие стили управления и различия между ними, акцентируют внимание на том, что их многообразие и специфика во многом обусловлены культурно-исторической средой, профессией, условиями социально-экономического развития, национальными особенностями, которые действуют опосредовано через личность работника, его интеллектуальные и нравственнопсихологические предпочтения. Вместе с тем стиль управления, используемый в современном менеджменте – это открытая, постоянно развивающаяся система, обладающая избирательностью к внешним воздействиям и вызовам, что позволяет фильтровать, усваивать и комбинировать управленческий опыт из самых различных стилей.

Поэтому качественную характеристику стилей управления следует начинать с признания равноценности всех стилей, а у каждого из них есть сильные и слабые стороны, которые профессиональные управленцы должны научиться определять и использовать их преимущества в кризисных экономических условиях.

Каждый стиль управления имеет встроенный в себя механизм самосохранения, который позволяет отбирать и закреплять в культуре управления стратегии поведения, навыки, приемы управленческой деятельности. В современных экономических условиях принятые ценности становятся содержанием модернизирующегося стиля и комбинируются руководством в управленческой деятельности. Однако в модернизации стиля существует и реальная проблема совместимости стилей руководства.

В условиях кризиса особую роль и значение приобретает умение менеджеров организовать работу в команде, способность объединить людей, которые одинаково представляют себе этапы развития организации, ее цели и средства достижения, а также разделяют близкие друг другу нравственные и мировоззренческие ценности. В этих условиях динамично формируются самостоятельные организационные структуры и бизнес – единицы, а также программноцелевые группы венчурного характера и инновационные проектные коллективы с культурой управления, объединяющей творческий и активный персонал в формальные и неформальные группы.

Таланин В.К. Оптимизация затрат на персонал несет определенные риски // Управление персоналом. 2009. № 2. С. 136-138.

Важную роль и значение в условиях финансового кризиса приобретает формирование управленческой команды. Эффективность соподчиненной управленческой команды в ситуации динамично сменяющихся стилевых композиций управления в немалой степени зависит от наличия побудительных мотивов, по которым персонал работает в организации, в том числе доминирующим фактором является мотивация персонала. Фактором мотивации могут быть: единство профессиональных интересов, уровень интеллектуального развития персонала, содержание мировоззренческих и нравственных предпочтений, ориентация на инновационные подходы в творческой и практической деятельности, психологическая совместимость в коллективе. В этих условиях целесообразно использовать командный соподчиненный подход, который, прежде всего, ликвидирует барьеры и препятствия во взаимоотношениях персонала с руководством, которые порождены иерархической структурой организации, что способствует коммуникационной активности и творческому мышлению, направленным на разрушение административных установок и стереотипов поведения персонала.

Соподчиненный стиль управления и связанное с ним совмещение управленческих функций позволяют существенно сократить бюрократические структуры, порождаемые административной иерархией, что не только сокращает расходы на содержание управленческого персонала, но и оптимизирует процедуру принятия управленческих решений в организации.

Целесообразно использование творческого сотрудничества в рамках командного подхода, которое позволяет разработать новые модели информационного обеспечения, привлекать экспертов высокого класса, способствует развитию мотивации, качественному и быстрому завершению работы в соответствии с коллективно принятыми целями и ценностями, на основе согласованной стратегии и тактики развития организации.

Предпочтение соподчиненному стилю управления позволяет очень быстро находить новых лидеров, способных готовить и принимать продуктивные управленческие решения в рамках единой команды, разделяющей цели, ценности и общие подходы в реализации совместной деятельности. Суть такой команды заключается в общем для всех ее членов признании сверхзадачи - миссии, которая наполняет смыслом деятельность коллектива и обеспечивает его динамичное развитие.

Современная управленческая практика по созданию команд и их классификации в качестве создаваемой основы имеет четко предполагаемый род деятельности. В связи с этим могут быть созданы группы по внедрению проектов, по аудиту, по качеству или безопасности, а также команды, ответственные за производительность труда и управление нововведениями. Именно соподчиненный стиль управления и тип совместной деятельности определяют формальную структуру команды, перечень знаний, умений и навыков, которыми должны владеть современные управленцы. Работу управленцев и менеджеров в условиях кризисной экономики можно оценить по критериям социально-экономической эффективности, отражающих направления и систему экономических показателей в организации.

Критерии социально-экономической эффективности управления в организации должны включать в себя:

1) целенаправленность деятельности организации;

2) определение затрат времени на осуществление управленческих решений;

3) количество совещаний, заседаний, их смысл и результат;

4) распределение управленческих функций, организационное обеспечение;

5) регулирование количества уровней и звеньев управления, а также сокращение издержек на управленческую деятельность, куда входят численность управленческих работников, оплата их труда, расходы на оргтехнику, командировочные расходы, компенсации, льготы и т.п.

К критериям социально-психологического климата в организации относятся: развитие инициативы и творчества, показатели дисциплины, социально-производственная среда, включающая уровень механизации, автоматизации и компьютеризации; система материального и морального поощрения; квалификационнообразовательный уровень персонала; а также социокультурная среда, включающая ценности, традиции, обычаи, этику, техническую эстетику, культуру производства, здоровье персонала, его социально-психологический настрой, условия быта и отдыха.

Критерии эффективности и организации труда персонала включают в себя соотношение затрат времени персонала управления с достигнутыми результатами и определяются статистическими и социологическими измерениями социально-экономических явлений по результатам принимаемых управленческих решений.

Критерии эффективности личного труда руководителя характеризуются показателями затрат его рабочего времени, физических и духовных сил, достижениями уровня производительности управленческого труда, отношением коллектива и внешнего окружения к руководителю.

Анализ, методы определения и оценки критериев, характеризующих стиль управления персонала, могут быть самыми разнообразными, включая анализ статистики и документов, социологические опросы, экспертные оценки, фотографии и самофотографии рабочего времени и другие способы, позволяющие сформировать целостное представление о методологии практической деятельности персонала организации.

Повышение социально-экономической эффективности управленческого труда заключается в определении воздействия различных факторов на формирование стиля управления конкретного руководителя или органа управления. На сегодняшний день в теории и практике управления наиболее обоснованной и продуктивной признана методология системного подхода в определении стилеформирующих факторов, что позволяет классифицировать их на основе блокового объединения, а систему факторов формирования стиля представить как содержащую институционализированные, объектоуправленческие, потенциалообразующие и ситуационные факторы.

Такая типология не только позволяет раскрыть все содержание механизма управления и сущности стиля управленческих отношений, но и реализовать задачи эффективного экономического и социокультурного сотрудничества в организации.

Важной составляющей обеспечения стабильности в организации является контроллинг как фактор сохранения организационной устойчивости. Концепция контроллинга является одним из важнейших направлений в развитии теории и практики управления. Реализация концепции контроллинга позволяет в нужные сроки овладеть экономической ситуацией и определить направление и величину управленческого воздействия для достижения поставленных организационных целей. Современная система контроллинга представляет совокупность всех элементов, подсистем и коммуникаций контроллинга, а также процессов, созданных для поддержания заданных характеристик функционирования организации. Структуру контроллинга можно представить в виде взаимосвязи подсистем планирования, учета и анализа контроля, мониторинга и информационного обеспечения, каждая из которых может быть структурирована набором элементов, образующих следующие подсистемы: методологию, структуру, процесс и технику контроллинга.

В современном управлении система контроллинга участвует в процессе реализации управленческого решения следующими спосоТиунов С.М. Отбор и оценка персонала // Управление персоналом.

2010.№ 3. С. 44–57.

бами:

1) Прямое воздействие – на этапе координации процессов реализации управленческого решения с другими процессами управления и на этапе контроля его исполнения в организации;

2) Косвенное воздействие – на этапе планирования процесса реализации решения, так как разработка вариантов управляющего воздействия службой контроллинга, как правило, предполагает определение направлений приложения данного воздействия и содержит в себе основы будущего плана реализации данного решения (осуществление службой контроллинга функции консалтинга).

Построение системы контроллинга в организации является эффективным инструментом управленческого воздействия, так как дополняет систему управления новыми или модифицированными элементами, что повышает степень целостности организации. Основываясь на теории экономических и управленческих систем можно утверждать, что повышение степени целостности организационной системы способствует достижению её общей эффективности.

Система контроллинга, интегрируемая в единой системе предполагает взаимосвязь следующих составляющих: учет, планирование, контроль и анализ, которые формируют систему эффективного управления организацией и обеспечивают координацию управленческой системы в целом, а это, в свою очередь, сокращает затраты времени на принятие эффективного управленческого решения в организации.

Эффективно организованная система контроллинга в организации обеспечивает рост эффективности процессов управления, который может быть обеспечен за счет ряда факторов:

За счет повышения уровня закономерности, детерминированности и управляемости организационных процессов;

1) За счет четкой и целенаправленной ориентированности организации;

2) За счет сокращения длительности цикла и повышения уровня прямоточности процессов;

3) Посредством совершенствования механизма реализации решения.

Таким образом, в качестве необходимого направления развития организации ее развитие наиболее эффективно осуществляется в сфере контроллинга (службой контроллинга). Поэтому в теории и практике менеджмента для преодоления кризисных ситуаций необходимо применять контроллинг, обеспечивающий эффективное функционирование организаций в долгосрочной перспективе.

Механизмы контроллинга должны использоваться как на микро-, так и на макро- уровнях, так как их эффективность доказана практикой и грамотное внедрение способствует поступательному организационному развитию.

На макроэкономическом уровне следует учитывать, что экономическое будущее России и возможности ее дальнейшего развития определяются способностью бизнеса и государства адаптироваться к изменившимся внутренним и внешним условиям макросреды в условиях кризисной экономики. Формирование адаптационного потенциала, т.е. способности экономики к обновлению, структурным сдвигам, быстрому росту, может быть наиболее эффективным на пути формирования новой модели национальной инновационной системы. Первым шагом к формированию новых подходов в кризисном управлении является осознанное изменение существующих стилей управления, а также создание их комбинационных моделей.

Ориентация государственной политики на повышение статуса науки и образования, стимулирование компаний, занятых наукоемким производством, позволит создать основы принципиально новой модели экономического роста России, базирующегося на использовании перерабатывающих и воспроизводственных инновационных технологий, которые смогут заложить основу для дальнейшего экономического развития России.

Таким образом, проблемы качественного экономического роста актуализируют необходимость исследования роли инноваций в период преодоления мирового глобального финансового кризиса и создания условий для устойчивого и динамичного экономического роста, которого можно достичь лишь при условии ухода России от политики «сырьевого придатка», а также развитию инновационных технологий и их эффективному использованию в экономике.

ПРЕДПОСЫЛКИ МОДЕРНИЗАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО

РАЗВИТИЯ ПОСТКРИЗИСНОЙ РОССИИ



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«  Гражданское общество и рациональное регулирование опасными отходами в Республике Казахстан В апреле 2009 года в столице Казахстана Астане состоялась международная конференция экспертов “Асбест и стойкие органические загрязнители (СОЗ): политика и практика в Казахстане и странах Европейского Союза”. Организаторы конференции - международная сеть Впервые в Казахстане проблема хризотил-асбеста обЖенщины Европы – за общее будущее” (WECF), Универси- суждалась в процессе общественных открытых...»

«19 Великий ученый-геолог и учитель, В.Е.Хаин. В сб.: Азово-Черноморский полигон изучения геодинамики и флюидодинамики формирования месторождений нефти и газа. Тезисы докл. X междунар. конференции Крым-2012. Симферополь, 2012. С. 19-23. Юдин В.В. Национальная академия природоохранного и курортного строительства ВЕЛИКИЙ УЧЕНЫЙ-ГЕОЛОГ И УЧИТЕЛЬ, В.Е. ХАИН 24 декабря 2009 г., на 96-м году жизни ушел один из самых выдающихся геологов Отечества, Виктор Ефимович Хаин. Родился он у берега Каспийского...»

«МИНИСТЕРСТВО ТРАНСПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗЫСКАНИЙ, ПРОЕКТИРОВАНИЯ, СТРОИТЕЛЬСТВА И ЭКСПЛУАТАЦИИ РОССИЙСКИХ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ МАТЕРИАЛЫ ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 10-11 октября 2007 Том 2 ИРКУТСК 2007 УДК 624.131 УДК 681.3:656.1 УДК. 625.1.033 УДК 625.111 Проблемы и перспективы изысканий, проектирования, строительства и эксплуатации российских...»

«Пермские татары – история, проблемы, пути решения (доклад на научно-практической конференции: История Перми - вклад татарского народа в становление и развитие города) 19 апреля 2013 г. Д.Г. Закиров, д.т.н., профессор, краевед, член союза журналистов РФ, председатель совета Татарской национально-культурной автономии г. Перми Татары в Пермском крае проживают издавна. Появление татар в этих краях уходят в VIII-X века, временам Поволжской Булгарии. По численности в крае и городе Перми они занимают...»

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта Иркутский государственный университет путей сообщения Восточно-Сибирский институт проектирования транспортных систем ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗЫСКАНИЙ, ПРОЕКТИРОВАНИЯ, СТРОИТЕЛЬСТВА И ЭКСПЛУАТАЦИИ ЖЕЛЕЗНЫХ ДОРОГ Труды Всероссийской научно-практической конференции с международным участием Том 1 Иркутск 2009 УДК 625.11 + 656.21 ББК 38 + 39.28 П 78 Редакционная коллегия: В.А. Подвербный, д-р техн. наук,...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Академия педагогических наук Казахстана Федеральное государственное научное учреждение Институт педагогики и психологии профессионального образования Российской академии образования Международная группа КНАУФ Академия наук Республики Татарстан Кабинет министров Республики Татарстан Казанский государственный архитектурно-строительный университет ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И КОРПОРАТИВНЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ КАК РЕСУРС ПОВЫШЕНИЯ КАЧЕСТВА...»

«шем архитектурном и дизайнерском образовании : материалы международной научной конференции 12–18 сентября, 2008, СГАСУ. – Самара, 2008. – С. 24–31. 2. Лернер, Г. И. Психология восприятия объемных форм / Г. И. Лернер. – М. : МГУ, 1980. – 135 с. 3. Овсянникова, В. В. Самооценка учащегося ПТУ как субъекта профессиональной деятельности : дис..канд. пед. наук / В. В. Овсянникова. – Л., 2000. – 187 с. 4. Оконь, В. Метод дидактического эксперимента / В. Оконь // Введение в общую дидактику. – М.,...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.