WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«СБОРНИК ДОКЛАДОВ 56-й международной молодежной научно-технической конференции МОЛОДЁЖЬ–НАУКА–ИННОВАЦИИ 26-27 ноября Книга 2 Владивосток 2008 УДК 656.61.052 (0630) ББК 39.4 Сборник ...»

-- [ Страница 5 ] --

Интеллектуальный капитал организации включает в себя следующие основные компоненты: социальный, человеческий, экономический, организационный. Человеческий капитала является основным системообразующим компонентом интеллектуального капитала всей организации, поэтому для эффективной оценки имеющегося интеллектуального капитала компании, необходима система оценки интеллектуального потенциала каждого сотрудника.

Эффективный работник должен обладать определенными компетенциями, связанными с его личным интеллектуальным капталом, который становиться частью интеллектуального капитала всего предприятия.

Для успешного использования личностного потенциала сотрудников предприятия необходимо создавать программы развития карьерной самоэффективности. Подобные программы должны состоять из внешних и внутренних семинаров и тренингов. Условиями, повышающими личностную и профессиональную самоэффективность можно назвать: возможность посещения конференций, семинаров и иных мероприятий в рамках своих профессиональных интересов; создание внутрифирменной базы знаний; систему обратной связи по результатам работы; доступ к мировым ресурсам знаний, включая Интернет; система внутрикорпоративного коучинга.

Таким образом, создание системы развития профессиональной и карьерной самоэффективности способно развивать сотрудников предприятия, предоставив им возможность и условия раскрытия своего потенциала, увеличение интеллектуального капитала, что способствует укреплению конкурентного преимущества компании.

КОНТУРЫ ЗНАКОВО-СИМВОЛИЧЕСКОЙ СФЕРЫ

КОММЮНИТАРНОГО ПРОСТРАНСТВА СОВРЕМЕННОГО ВУЗА

УНИВЕРСИТЕТСКОГО ТИПА (ВАРИАТИВНОСТЬ КОМПОНЕНТОВ

КОРПОРАТИВНОГО ОБРАЗА УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО

ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ)

Морской государственный университет им. адм. Г.И. Невельского, г. Владивосток Осознание тщетности потуг на приобретение абсолютного и оттого универсального признания подвигает на некоторые интеллектуальные шалости, а потому, вместо общепринятой, в подобных случаях, сентенции о сущности предмета исследовательского интереса и значительной актуальности его удовлетворения, позволим себе небольшую драматургическую увертюру.

Доцент Л.: Дорогой профессор, не хотите ли примерить вот этот головной убор? (показывает академическую четырехугольную шапочку) Профессор А.: Нет, эту не одену.

Доцент Л.: Почему же? (вертит в руках головной убор) Профессор А.: Как ни хороша, но, всё же, не та.

Доцент Л.: И что же в ней не так?

Профессор А.: Цвет не тот.

Доцент Л.: А какого же она должна быть цвета, с вашей точки зрения?

Профессор А.: Помнится, она должна быть фиолетовой, но уж точно не черной.

Доцент Л.: Ну это весьма спорное мнение, таких цветов университетские одеяния в ходу в Д…. университете, у президента Т., но из этого вовсе не следует, что такая цветовая гамма обладает универсальной применимостью и, в связи с этим, повсеместно используется.

На этом прервем ученые сентенции. Этот, безусловно, взятый из жизни диалог, свидетельствует об объективном существовании у современного вузовского сообщества развитой системы знаково-символических форм и связанных с ней комплексов значений и социальных практик, которые, в свою очередь, функционируя в коммюнитарном социокультурном пространстве, позволяют вести речь о знаково-символической сфере как феномене, компоненте контекста области бытования, среде и коде социальных коммуникаций, возникающих в процессе функционирования учреждений высшего профессионального образования. Кроме того, даже самого беглого знакомства с повседневной и торжественно-праздничной жизнью вузов губернского города В, достаточно для того, чтобы сделать наблюдение о существующих между ними различиями самого наглядного свойства. Реальность существования столь разительных отличий свидетельствует об объективности бытования у высших учебных заведений развитой знаково-символической сферы. Знаково-символическая сфера вуза обнаруживает себя далеко не только в эпизодах ритуального поведения и многочисленных отправлений светских торжественно-праздничных обрядов, напротив, она проявляется в повседневной жизни высшей школы, накладывая отпечаток на поведение всех имеющих отношение к учреждениям высшего профессионального образования, особенно тех, чьи отношения обусловлены родом их профессиональной деятельности.

Нельзя обойти молчанием едва ли не базовую характеристику знаково-символической сферы коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа, заключающуюся в её смысловой неоднозначности, берущей свое происхождение из семантических напряжений между составляющих её знаковых и символических форм. Дело в том, что «символ и знак часто отождествляются не только на уровне обыденного, но и научного сознания.

Но очевидно, что такие понятия, как «подлинный символ» или «подлинный знак» вполне поддаются интуитивному постижению и достаточно хорошо различаются. Трудность представляют промежуточные состояния на шкале знаковости и символичности, требующие для своей оценки четкого критерия. Предположим, что между полярными категориями «подлинный символ» и «подлинный знак» имеются объекты двойственной природы, насыщенные ими в некоторой пропорции. Тогда различие между знаком и символом может определяться степенью условности связи обозначающего и обозначаемого»[1, С. 75].

Не будет преувеличением утверждение о том, что знаково-символическая сфера выступает атрибутом коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа.



Иными словами, выявление у современного вуза идентифицируемой знаково-символической сферы, в свою очередь, свидетельствует о формировании вокруг него (как функционального учреждения, одного из многих других аппаратных органов бюрократической машины этатизированной социальной системы) коммюнитарных отношений, институтов и организаций.

Несмотря на то, что университетское образование бытует в рамках европейской образовательной метатрадиции уже без малого тысячу лет, и составляющие его структурноорганизационную основу учреждения достаточно подробно и всесторонне исследованы, тем не менее, атрибутация учреждений высшего профессионального образования университетского типа, все еще, остается весьма дискуссионной, а потому попытки перенести ее обсуждение в инструментальную плоскость представляются весьма проблематичными. Наиболее универсальный перечень атрибутов-критериев университета был предложен почти столетие назад С.И. Гессеном[3]. Среди указанных им атрибутов: академическая автономия; совмещение обучения и исследовательской деятельности; охват широкого спектра областей знания образовательной и научной практикой; способность к полноценному воспроизводству собственного преподавательского контингента, квалификационные характеристики которого отвечают требованиям предыдущих двух критериев. От себя добавим, что не менее важными атрибутами современного вуза университетского типа выступают развитое коммюнитарное пространство и насыщенная знаково-символическая сфера (интерпретируемая, подчас, как ключевой компонент первого), образующие фундамент и сырьевой материал для конструирования его корпоративного образа.

Не вызывает сомнения тот факт, что развитая знаково-символическая сфера современного вуза университетского типа должна обладать соответствующим структурным каркасом.

Структурный каркас знаково-символической сферы современного вуза университетского типа выступает организующей конструкцией, вокруг которой выстраиваются, в соответствующем порядке, все её составляющие компоненты. Нельзя оставить без внимания вопрос об обусловленности структурного каркаса знаково-символической сферы современного вуза университетского типа. Скелетные конструкции знаково-символической сферы современного вуза университетского типа следует различать в зависимости от природы их происхождения, оснований бытования и степени директивной принудительности.

В зависимости от природы происхождения компоненты каркаса знаковосимволической сферы современного вуза университетского типа могут быть разделены на обусловленные внутренней организационной структурой соответствующих учреждений высшего профессионального образования и на заданные системой половозрастных, квалификационных и ролевых статусов и коммуникационных профилей, бытующей в коммюнитарном пространстве конкретного вуза.

Так как в качестве носителя системы знаковых и символических форм рассматривается, преимущественно, вузовское научно-образовательное сообщество, поэтому его сложная и полиморфичная внутренняя структура служит прототипом для ряда структурных компонентов каркаса знаково-символической сферы коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа. По этой причине возникает закономерный вопрос о признаках и атрибутах данного сообщества, выступающих в качестве маркеров его дифференциации и структурной организации. В. Гуди указывал такие признаки вузовского научнообразовательного сообщества, как связывающее его членов чувство идентичности, разделяемые ими ценности, сложившийся общий язык, только частично понятный для аутсайдеров, ясные границы (скорее социальные, а не физические или географические) и др. Общность, базирующаяся на общей символике (знаковых формах), разделяемом знании и идентичности (символических формах), может быть описана в рамках модели так называемого «воображаемого сообщества». Эта модель представляется полезной именно из-за акцента на идентичность и разделяемое знание, конструируемых и воспроизводимых на базе неформальных структур[5, С. 18-19]. Неформальный характер модели «воображаемого сообщества», в свою очередь, значительно расширяет перспективы её использования, особенно в случаях, когда рассматриваемое сообщество функционирует за пределами формального нормативного поля.

А такое случается в условия современной высшей школы с удручающим постоянством.

Другим полюсом детерминации структурного каркаса знаково-символической сферы современного вуза университетского типа, выступает функциональная структурная организация учреждений высшего профессионального образования. В свою очередь, в составе функциональной структурной организации современного вуза университетского типа можно выделить подразделения, функциональность которых лежит в области профильной деятельности: лаборатории, кафедры, факультеты, институты, колледжи и др., и те, что были вызваны к жизни необходимостью осуществления управленческих действий: службы, отделы, управления, департаменты, штат клерков деканатов и дирекций. В условиях социальной нестабильности, деформации устоев жизни вузовского научно-образовательного сообщества закономерно происходит усиление организующеструктурирующего воздействия на знаково-символическую сферу коммюнитарного пространства со стороны именно административной подсистемы функциональной структурной организации учреждений высшего профессионального образования.





Следует признать, что в «трансформирующемся обществе социальный статус профессий интеллектуального труда конструируется не только профессионалами-экспертами, но и бюрократическими управленцами»[4, С. 148]. Применительно к знаково-символической сфере коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа, функционирующего в условиях кризисно реформируемого отечественного общества, это означает, что в процессы порождения знаковых и символических форм и последующего манипулирования ими вовлекаются не только самореферентные представители вузовского научнообразовательного сообщества (роль профессиональных культурных экспертов которых приобретает двояко направленный вектор: во вне (макросоциальная ориентация) и внутрь (микросоциальная ориентация)), но и менеджмент высшей школы, осуществляющий управленческие функции на разных уровнях административной подсистемы высшего профессионального образования: от уровня кафедры или факультета и до масштабов отраслевого комплекса высших учебных заведений (прекрасным примером таковых могут служить вузы транспортного профиля, обеспечивающие подготовку специалистов для водного (морского и речного), автомобильного, железнодорожного и воздушного транспорта, соответственно. Вузовская бюрократия обладает собственной структурой, калькирующей, во многом, функциональную структурную организацию соответствующих учреждений высшего профессионального образования и органов отраслевого управления.

Исходя из изложенных выше соображений представляется обоснованным вести речь о вариативности структурной организации университетского сообщества. Университетское сообщество может быть структурировано на основании следующих признаков: принадлежности к соответствующему подразделению учреждения высшего профессионального образования, чаще всего: лаборатории, кафедре, факультету и институту; членства в неформальных властных органах и организациях (кафедральных, факультетских, институтских и др. «мафиях»); идентификации с соответствующей отраслью знания (науки); причастности к научным школам или иным устойчивым научным коллективам, научным «кланам» и «семьям»; членства в возрастных (поколенческих), половых и квалификационных группах; принадлежности к земляческим сообществам и «клубам по интересам». Структурные конструкции, построенные на всех указанных основаниях бытуют одновременно и находятся в перманентном, динамическом взаимодействии и переплетении, результатом чего является сложность и вариативность структурной организации университетского сообщества. Указанные характеристики обнаруживают себя на всех уровнях бытования университетского сообщества и в весьма различных по своим масштабам его паттернах. В свою очередь вариативная структурная организация университетского сообщества накладывает отпечаток на знаково-символическую сферу коммюнитарного пространства современных вузов, что ставит на повестку дня вопрос о возможности отождествления учреждений высшего профессионального образования университетского типа с первичными ячейками – локальными кластерами университетского научно-образовательного сообщества, принадлежащих самому низшему уровню его иерархизированной структурной организации.

Аргументация правомерности соотнесения учреждений высшего профессионального образования университетского типа с первичными локальными кластерами университетского научно-образовательного сообщества строится, в том числе, и на основе обращения к феноменологическому полю знаково-символической сферы коммюнитарных пространств современных вузов университетского типа, содержание которого недвусмысленно свидетельствует об объективных различиях имагинативного и идеологического свойства, существующих между ними. И это не случайно, ибо в силу того, что всякое локальное университетское научно-образовательное сообщество еще до того, как обеспечить свое физическое сохранение, воспроизводство и устойчивое развитие, сталкивается с насущной необходимостью производства себя в качестве смысла в системе обменов и отношений. Одновременно с производством благ, привилегий и льгот существует необходимость производить значения, смыслы, делать так, чтобы бытие одного-для-другого существовало прежде, чем один и другой существуют сами по себе[2, С. 86]. Отсюда следует, что локальное университетское научно-образовательное сообщество на уровне своих первичных паттернов обзаводится развитым комплексом знаковых и символических форм ещё задолго до формального признания и обретения нормативно закреплённого статуса. Более того, манифестирование современным учреждением высшего профессионального образования себя качестве вуза университетского типа предполагает возникновение вокруг него развитого коммюнитарного пространства – вместилища университетского научно-образовательного сообщества, в процессе своей жизнедеятельности производящего и обменивающего смысловые конструкции облеченные в знаковую и символические формы, чем и обнаруживает реальность своего бытования пусть и за пределами формального признания и нормативного закрепления приобретенного им статуса. Иными словами, отождествление учреждений высшего профессионального образования университетского типа с первичными, локальными кластерами университетского научно-образовательного сообщества не только правомерно, но и весьма целесообразно из соображений повышения адекватности и эффективности принимаемых управленческих решений и инструментирующих их реализации технологий.

Одной из управленческих технологий высшей школы выступает конструирование корпоративного образа учреждения высшего профессионального образования осуществляемое в знаково-символической сфере коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа. Получаемый в результате корпоративный образ обладает двояким назначением: в первую очередь он используется для позиционирования учреждения высшего профессионального образования на «рынке образовательных услуг», а, во вторую, - в целях управления персоналом учреждения. В этой ситуации «организационное здоровье» учреждения напрямую зависит от адекватности сконструированного копроративного образа характеру и внутреннему содержанию знаково-символической сферы коммюнитарнного пространства соответствующего вуза университетского типа – структурной организации сложившегося в стенах учреждения университетского научно-образовательного сообщества программирующей его имагинативные представления о самом себе и необходимые идеологические установки.

Недооценка мощи принудительной силы компонентов знаково-символической сферы коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа чревата возникновением антагонистических напряжений и острых конфликтов между ней и сконструированным корпоративным образом учреждения высшего профессионального образования. Подобному развитию событий благоприятствуют «бунтарские устремления» знаковосимволической сферы коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа. Вовсе не случайно то, что знаково-символическое освоение пространства - один из способов, какими вузовское научно-образовательное сообщество вторгается в сферу действия регламентаций и норм установленных и поддерживаемых соответствующими учреждениями этатизированной (а потому и бюрократизированной по своей природе) системы высшего профессионального образования[5, С. 19].

В то же время учёт особенностей структурного каркаса знаково-символической сферы коммюнитарного пространства современного вуза университетского типа выступает фактором вариативности компонентного состава корпоративного образа учреждения высшего профессионального образования, его феноменологического многообразия, устойчивого и эффективного функционирования в рамках заданной технологической функциональности.

Литература:

1. Абрамов, М.Г. Знак и символ / М.Г. Абрамов // Человек. – 2006. - № 3.

2. Бодрийяр, Ж. Идеологический генезис потребностей / Ж. Бодрийяр // К критике политической экономии знака / пер. с фр. Д. Кралечкин. – М.: Академический Проект, 2007.

3. Гессен, С.И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию / С.И. Гессен; Отв. ред. и сост.

П.В. Алексеев. – М.: «Школа-Пресс», 1995.

4. Григорьева, О.А. Профессиональные группы интеллигенции. Антропология профессий / О.А. Григорьева, Ю.В. Олейникова // Социологические исследования. – 2007. - № 11.

5. Щепанская, Т.Б. Проекции социального контроля в пространстве профессии / Т.Б. Щепанская // Этнографическое обозрение. – 2008. - № 5.

ВЛИЯНИЕ ТУРИЗМА НА РЕГИОНАЛЬНУЮ ЭКОНОМИКУ

Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, г. Владивосток Туризм влияет и воздействует на всю социально-экономическую политику страны, ее культуру, здоровье нации, весь образ жизни. Но, если влияние туризма на культуру, социальную и духовную сферу пока не оценивается с помощью математических моделей, то влияние на экономику страны (региона) можно определить. Известно, что, создавая доход, туристский комплекс, как подобает отрасли, способствует увеличению национального дохода. Это прямое влияние туризма достоверно учитывается на федеральном и региональном уровнях. Но в современной экономике страны (региона) присутствуют и такие значимые эффекты, когда доход, полученный в одной отрасли, способствует возникновению нового дохода, причем других субъектов хозяйственной деятельности. Например, зарабатываемые туристской компанией и получаемые в виде дохода денежные средства на первом обороте средств, снова уходят со счета предприятия, при этом возникают новые доходы, но уже других организаций. Значительное увеличение дохода в этом случае происходит тогда, когда первичная выручка туристской компании, «принадлежащей» к региональному туристскому комплексу (в дальнейшем РТК) переходит в региональную торговлю, сельское хозяйство, промышленность.

В этой связи можно утверждать о действенности функции косвенного эффекта создания дохода в туристском комплексе или об имеющем место мультипликативном эффекте. Мультипликативный эффект в туристском комплексе (национальном и региональном) проявляется наиболее существенно, что вызвано интегрирующей спецификой туризма как «феномена 20 века».

Количественное определение косвенного и суммарного влияния туризма на экономику основывается на использовании макроэкономических мультипликаторов, в первую очередь, обобщенного мультипликатора. Термин «мультипликатор» (от лат. multiplo – умножать;

англ. – multiplikator), который был впервые введен экономическую теорию английским экономистом Р.Ф. Канном, определен как коэффициент, показывающий соотношение между ростом совокупной занятости и объемом первоначальных затрат, вызвавших увеличение числа занятых, [1, 2]. В современной экономике в рамках анализа трактовок Д.М. Кейнса понятие «мультипликатор» определяет связь между увеличением инвестиций и изменением величины дохода, то есть – во сколько раз возрастает доход при конкретном росте инвестиций, [1, 2, 3]. В нашем случае под инвестициями мы понимаем туристские расходы.

Расходы туристов в месте их пребывания – это доходы организаций РТК: предприятий туристской индустрии (туроператоры, турагенты, экскурсионные бюро, предприятия транспорта, размещения, общественного питания, санаторно-курортного лечения и отдыха, развлечения и др.). Такие доходы: а) являются дополнительной прибылью, инвестициями, что обеспечивает формирование дополнительного фонда оплаты труда и накопление резервных фондов, расширение спектра и объемов туристских и экскурсионных услуг с соответствующим созданием новых рабочих мест, оплату местных товаров и услуг; б) индуцируют дополнительные налоги, платежи, сборы и пошлины в бюджеты всех уровней. Указанные доходы реализуются в пределах данного региона и определяют:

а) доходы других его предприятий на следующем цикле оборотов средств (промышленности, строительства, торговли, сферы услуг и т.д.), б) доходы местных жителей региона. При этом возникает и действует циклический оборот средств: расходы – доходы – расходы – доходы – и т.д.; что и определяет суть мультипликативного (умножительного) эффекта.

Косвенное влияние туристского комплекса на экономику территории зависит от расходов туристов в месте их пребывания (как указано выше), а также от склонности населения к потреблению. Для расчета мультипликатора используется предельная (маржинальная) склонность к потреблению располагаемого дохода населения «МРС» (marginal propensity to consume) региона (страны), которая определяется как отношение изменения в потреблении населения «B» за определенный период к уровню изменения в доходе «D», вызывающее это изменение за указанный интервал времени:

Указанный выше циклический оборот средств (расходы – доходы – расходы – доходы – и т.д.) приближенно можно описать упрощенной математической моделью, [1, 2, 3]:

где: D – дополнительный доход, генерируемый в регионе расходами туристов при совершении определенного ряда циклических оборотов;

B – средние расходы туристов в регионе за требуемый интервал времени.

В выражении (2) обобщенным мультипликатором является безразмерная величина, равная, [1, 2, 3]:

Выражение (3) получено без учета ряда влияющих на него факторов. Для региона это:

а) уровень развития экономики региона, его потребительской сферы и размер ВРП; б) уровень реальной занятости и доходов населения; в) «удельный вес» доходов, выпадающих из экономического оборота: оплата туркомпаниями товаров и услуг за пределами региона (в том числе оплата товарного импорта и импорта услуг, накопления и сбережения), вывоз денежной массы за пределы региона; г) уровень развития РТК; и др. Кроме того, данное выражение получено при допущении линейной зависимости функций производства и потребления в регионе (стране), наличия равновесного потребительского рынка в системе денежного оборота и неизменного уровня инвестиций за принятый период. Под инвестициями определенного порядка в экономику Приморского края будем понимать средний расход одного туриста на территории края. Кроме того, следует заметить, что выражение (3), названное туристским мультипликатором, [1], по сути, является мультипликатором региональным (или национальным), поскольку зависит только от регионального (национального) значения «МРС».

Расчет «МРС» и далее обобщенного мультипликатора произведен на основе данных Приморскстата о динамике доходов и расходов населения Приморского края за время с по 2006 годы, [4], см. таблицу 1. Начальная «точка» отсчета (2000 год) в указанном интервале времени выбрана, исходя из факта начала стабильной работы туриндустрии Приморского края после экономического кризиса 1998 г. Базовым расчетным периодом при оценке косвенного воздействия РТК на экономику Приморского края выбран 2006 год, поскольку именно 2006 год явился переломным в плане системного уменьшения въездного потока иностранных туристов в Приморский край [5].

Динамика изменения доходов и расходов населения Приморского края 2 Потребительские денежные расходы, млн руб. 35 509 62 115 95 205 122 852 4 Предельная (маржинальная) склонность к потреблению (МРС), расчет по методике, ре- 0,771 0,798 0,718 0,714 0, комендуемой [1] Среднестатистическая величина «МРС» в Приморском крае за время с 2000 по 2006 годы, рассчитанная по классической методике согласно определению «МРС», составляет 0, (68,3 %). Среднестатистическая величина «МРС» в Приморском крае, рассчитанная по методике, рекомендованной [1], составляет 0,738 (73,8 %).

Используя расчетную модель мультипликатора, получим Для дальнейшего анализа целесообразно выбрать меньшее значение М12006 = 3,155, тем более, если учесть рекомендации ряда авторов о снижении расчетного по формуле (3) значения обобщенного мультипликатора на 15 - 40 % (поскольку подобное численное значение не полностью отражает истинную картину косвенного влияния туризма на экономику, [1]). Рекомендуется также, например, для туристского комплекса России в целом пользоваться значением М = 2,61; обосновываются даже реальные, по мнению указанных авторов, значения региональных «М», равные 1,04 – 1,3. Таким образом, поскольку для Приморского края значение обобщенного туристского мультипликатора обозначается впервые, оставим данную величину М2006 = 3,155 в качестве отправной.

Для расчета дополнительного дохода, генерируемого в Приморском крае расходами туристов, воспользуемся экспертными оценками автора и ряда организаций края, поскольку региональная туристская статистика сегодня не обозначает многие реальные данные. В течение ряда последних лет ежедневные расходы (без учета пребывания в игорных заведениях) одного туриста из Японии в Приморском крае оценивается в среднем до $ 900 при средней продолжительности пребывания 3,5 дня в течение одной турпоездки, одного туриста из КНР – в среднем до $ 80 (3,5 дня в течение одной турпоездки), туриста из Республики Корея (и других немногочисленных стран) – до $ 100-150 (3,5 дня в течение одной турпоездки), российского туриста – до $ 70 при средней продолжительности периода рекреации и отдыха порядка 7 дней. В тоже время в 2006 г. в Приморский край въехало 98 791 иностранных туристов, из них туристов из КНР чел., туристов из Японии 7073 чел., туристов из Республики Корея и других стран чел., [5]. Отечественных рекреантов и туристов согласно оценкам ежегодно отдыхает на турбазах и базах отдыха Приморского края порядка 150 тыс. чел.

Для расчета среднего расхода 1-го туриста (с учетом только въездного и внутреннего потоков туристов) в Приморском крае в течение базового периода - 2006 года сформируем банк исходных данных и промежуточных показателей в виде таблицы 2.

Тогда средний расход 1-го туриста в Приморском крае будет составлять:

($ 50 367 310 + $ 73 500 000) : 248 791 = ($ 123 867 310) : 248 791 = $ 497,88 $ 498.

Итак: а) суммарные поступления от туристов с учетом только въездного и внутреннего турпотоков на территории края в течение 2006 г. составляют примерно $ 123,9 млн, б) средний расход 1-го туриста в Приморском крае без учета выездного тупотока составляет примерно $ 498. Следует сказать, что эта величина близка к аналогичному среднему значению (но с учетом значительного выездного потока) по России: $ 419, и даже превышает его. Но, это не является, показателем успешного развития туризма в Приморье, а говорит лишь о: а) не совсем корректном сравнении (не учтен выездной турпоток); б) все еще остающейся неблагополучной социально-экономической обстановке в стране; в) недостаточной достоверности имеющегося банка статистических данных. Для сравнения: величина среднего расхода одного туриста в Москве $ 1019, в Азербайджане $ 701.

Показатели расходов иностранных туристов, въезжающих в Приморский край, и внутренних туристов на территории Приморского края в течение 2006 г.

Страны и регионы Коли- Расходы Расходы Расходы Расходы внутвъезжающих в ренних туриСтраны въезда Территория чество ту- 1-го 1-го Республика гие страны Дополнительный доход, генерируемый в Приморском крае средними расходами 1-го туриста при совершении определенного ряда циклических оборотов будет составлять:

Таким образом, инвестиции в виде расходов 1-го туриста на территории Приморского края в размере $ 498 генерируют в год дополнительный доход, примерно равный $ 1571.

Чтобы подсчитать, сколько при этом данные инвестиции будут совершать оборотов, воспользуемся следующей формулой:

где n – число оборотов туристских расходов в экономике края.

1571 = 498 (1 + 0,683 + 0,6832 + 0,6833 + 0,6834 + 0,6835 + …+ 0,683n ) (8) Здесь n = 19, поскольку при этом и далее выполняется следующее условие:

В действительности «n» будет много меньше, поскольку будут иметь место нарушения ритма циклического оборота средств вследствие выпадения части доходов из оборота.

Фактором, кардинально влияющим на величину действительных расходов туристов и, соответственно, на адекватный экономическим реалиям эффект мультипликации доходов населения региона, является реальная возможность туристов, населения использовать собственные доходы на приобретение соответствующего ряда услуг. В этой связи, по нашему мнению, в формуле расчета туристского мультипликатора необходим параметр, учитывающий дифференциацию денежных доходов населения, туристов. Таким показателем в макроэкономике является Коэффициент Джини (индекс концентрации доходов), который характеризует степень отклонения фактического объема распределения денежных доходов населения от линии их равномерного распределения. Величина коэффициента Джини () может варьироваться от 0 до 1, при этом, чем выше значение показателя, тем более неравномерно распределены доходы в регионе (государстве), значит тем меньше возможности у большей части населения приобрести определенный набор туристских, рекреационных услуг, определяющий указанный выше последующий цикл оборотов туристских расходов в экономике края.

Тогда формула (3) приобретает следующий вид:

Здесь F() – параметр, учитывающий влияние дифференциацию доходов населения и являющийся ее функцией. Однако для обоснования и определения F() необходимы дальнейшие исследования.

Литература 1. Гуляев В.Г. Туризм: экономика и социальное развитие. М.: Финансы и статистика, 2003. 304 с.: ил.

2. Дондоков З.Б.-Д. Мультипликационные эффекты в экономике. Улан-Удэ: Изд-во ВСГТУ, 2000. 145с.

3. Кейнс Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег. Петрозаводск: Петроком, 1993. 306 с.

4. Приморский край. Социально-экономические показатели: Статистический ежегодник. Владивосток:

Приморскстат, 2007. 318 с.

5. Манич Д.С. К вопросу о развитии экологического и культурного туризма в Приморском крае // «Морская экология – 2007». Материалы международной научно-практической конференции (3-5 октября 2007 г., Владивосток). Владивосток: МГУ им. Г.И. Невельского, 2007. С. 200 – 205.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ТУРИСТСКО - РЕКРЕАЦИОННЫЕ КЛАСТЕРЫ В

ПРИМОРСКОМ КРАЕ

Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, г. Владивосток Известно, что туристский комплекс (национальный и региональный), функционирующий на основе интегрированного использования экономического потенциала многих отраслей и хозяйственных комплексов, является реальным ускорителем социальноэкономического развития. Но, выдающимся по эффективности данный процесс может быть лишь при условиях «одухотворенной индустриализации» межотраслевых связей, которые пока являются лишь функцией со многими неизвестными, определяемыми грядущими социально-экономическими реалиями устойчивого развития. В то же время начальным импульсом в создании этих условий на ряде территорий является успешное функционирование в течение продолжительного времени т.н. территориальных (территориально-отраслевых) кластеров. Во многих странах мира существует достаточно большой и разнообразный опыт развития «кластерной» экономики, и именно с этим явлением авторитетные эксперты связывают большие надежды на качественные изменения в экономике регионов в сторону их устойчивого развития и, в последующем, комплексной экологизации жизнедеятельности, хотя на первом этапе кластеры должны эффективно работать и работают как инструменты ускоренного социально-экономического роста региональной экономики.

Понятие «кластер» многопланово. По определению создателя теории кластера американского ученого М.Портера кластер (англ. cluster) - это группа географически соседствующих взаимосвязанных предприятий (поставщики, производители и др.) и организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга при условии, что существующая социально-экономическая политика предполагает поддержку процессов формирования и развития кластеров. При этом объединение происходит, как правило, вокруг крупного базового предприятия, либо авторитетной организации, которая и инициирует процесс «монтажа» кооперативного «моста» к другим хозяйствующим субъектам, отраслям и компетенциям.

В целом сегодня можно говорить, что кластер - это территориально-отраслевое объединение предприятий и их групп, взаимосвязанных экономической «цепочкой» и производящих на определенной территории взаимодополняющую продукцию, а также - организаций, в задачи которых входит: а) выработка и экспериментальная отработка моделей развития и в целом научное обеспечение социально-экономическое развитие в пределах кластера и региона; б) обеспечение управленческих и координирующих функций. Таким образом, группа расположенных на определенной территории взаимосвязанных предприятий, объединений малых, средних и крупных предприятий, организаций в своей деятельности дополняют и усиливают конкурентные преимущества друг друга, производя на определенной территории взаимодополняющую продукцию. При этом в производственную сферу вовлекаются предприятия малого и среднего бизнеса, «проникая» в бизнес имеющих опыт работы в той или иной отрасли крупных компаний на конкурсной основе. Долгосрочное сотрудничество с базовыми крупными предприятиями в системе кластеров способно существенно укрепить финансовую стабильность малого бизнеса и повысить его производственную эффективность.

Таким образом, кластер являет собой глубокую интеграцию входящих в него предприятий и организаций на основе их участия в непрерывном процессе создания добавленной стоимости. В туристском (туристско-рекреационном) кластере совокупность цепочек добавленной стоимости обеспечивается транспортными компаниями, предприятиями инфраструктуры, размещения, туристскими компаниями и самими туристами. Причем, в этом непрерывном, регулируемом процессе обеспечивается выкристаллизовавшийся уже сегодня основной принцип, создающий преимущество кластера: сотрудничать на местном уровне, чтобы конкурировать на глобальном.

Однако пока в России нет ни одного полноценного кластера, который мог бы конкурировать на межрегиональном, международном уровне. В связи с указанным сегодня перед каждым создающимся и действующим кластером можно поставить и более фундаментальную и своевременную задачу: реализация на определенном уровне идеи частно-государственного партнерства. Это должно интегрировать на определенной территории работу институтов, инфраструктуры, инноваций и инвестиций. Конечной целью при этом должно являться создание и развитие региональной социально-экономической системы как связующей инфраструктуры между жителями, бизнесом, муниципальным образованием для обеспечения комфортных условий жизни и работы с социально-справедливыми формами оплаты труда и непрерывным процессом формирования новых рабочих мест в социально защищенной институциональной среде. При этом инициатива создания регионального кластера может принадлежать как органам государственного управления разных уровней, так и бизнесу. Возможность создания региональных туристско-рекреационных кластеров в Приморском крае, в первую очередь в его южной части, определяется богатыми туристско-рекреационными (туристскими) ресурсами, а также наличием сети предприятий и организаций, понимающих суть и значение кластерных «конструкций» и имеющих насущную заинтересованность участвовать в их работе.

Следует сказать, что на юге Приморья наиболее перспективно развитие экологического, спортивно-рекреационного туризма, морских круизов на яхтах и катерах вдоль побережья залива Петра Великого, активного морского отдыха на пляжах, подводного туризма по живописным подводным ландшафтам с маской, аквалангом и фотоохотой. А имеющиеся здесь памятники истории, археологии и древней культуры уникальны в научно-познавательном и эстетическом отношении. В то же время ввиду катастрофического загрязнения морской воды побережье Амурского залива малопригодно для организации морской и прибрежной рекреации и экологического туризма, а его полноценное использование для этих целей потребует несоизмеримых сегодняшним социально-экономическим реалиям материальных затрат и времени. В этой связи адекватным пространством развития рекреации и туризма в настоящее время являются участки акватории, прибрежной территории и пляжи Уссурийского залива, заливов Восток, Находка, Посьета, располагающиеся рядом с г. Владивостоком острова и ряд других мест юга Приморского края. В первую очередь, в этом отношении необходимо обратить внимание на Уссурийский залив и его прибрежную территорию. Уссурийский залив - не только наиболее крупный из заливов 2-го порядка и расположенный в непосредственной близи к г. Владивостоку, но и менее загрязненный (концентрация загрязняющих веществ здесь в 20-25 раз меньше чем в заливе Амурском за счет значительно меньшего числа сбросов и большего объема воды). Кроме того, существуют еще два важнейших фактора, которые вместе с указанными определяют, что именно Уссурийский залив с его прибрежной зоной (наравне с заливом Находка) - один из самых перспективных районов для развития здесь туризма и рекреации.

В первую очередь - это возможность создания туристско-рекреационного кластера в пределах прибрежной зоны и акватории Уссурийского залива с находящимися здесь компаниями рекреационной направленности, турбазами и крупными промышленными предприятиями, имеющими повышенные экологические требования к отходам производства и заинтересованными в инвестировании «кластерной» деятельности.

Второе: если взглянуть на карты юга Приморья и южной части Европы, то при внимательном рассмотрении можно увидеть, что полуостров Муравьева-Амурского чем-то напоминает Апеннинский полуостров, соответственно остров Русский - остров Сицилию, Амурский залив - Адриатическое море, Уссурийский залив - Тирренское море. Эти спорные, на первый взгляд, сравнения (лежащие в основе не менее спорной теории подобия материков) вызывают при более глубоком рассмотрении неподдельный историко-философский интерес у многих современных людей, которых в той или иной мере волнуют (особенно в свободное время) «колыбельные» вопросы развития цивилизаций и их будущее. Действительно: на Апеннинском полуострове существовал Рим, а сегодня - Италия, на полуострове МуравьеваАмурского сегодня находится город Владивосток (как потомок древней цивилизации он должен иметь в ближайшем будущем ТАКУЮ значимость?) Этот интерес у потенциальных и реальных туристов всецело определяет интерес туристический, причем именно к этим местам (Уссурийский залив), а также к географическим и историческим аналогиям (Уссурийский залив - Тирренское море). Те же в определенной степени сходства можно выявить, например, у полуострова Трудный, на восточном побережье которого расположен г.Находка, и южной частью Балканского полуострова (полуостров Халкидики + полуостров Пелопонес), на которой расположена Греция. Как хорошо известно, именно туристический интерес и туристическое впечатление являются основой хозяйственного использования туристских ресурсов для целей туризма и «двигателем» его экономики.

Таким образом, в основе создания туристско-рекреационного кластера в пределах прибрежной зоны и акватории Уссурийского залива лежит объективный потенциально-знаковый туристический интерес, который возможно развить только в адекватно-целесообразных организационных условиях. Назвать данный кластер целесообразно - «Экополис «Уссурийский залив» или «ТурЭкополис «Уссурийский залив» (аналоги - «КУРОРТОполис», «МЕГАполис» и т.д.) Не менее перспективно сегодня и создание таких кластеров туристскорекреационного типа, как: «Экополис «Южное взморье» (прибрежные зоны и акватории заливов Восток и Находка), «Экополис «Хасанское взморье», «Экополис «Озеро Ханка».

Подробнее о создании туристско-рекреационного кластера «Экополис «Уссурийский залив».

Ядром кластера должно стать предприятие судоремонта и судостроения ФГУП ДВЗ «Звезда», расположенное в г.Большой Камень, по следующим причинам:

1) учитывая то, что важнейшим фактором обеспечения экологически приемлемого состояния Приморского края является утилизация выведенных из эксплуатации атомных подводных лодок (АПЛ) и объектов их обеспечения, в настоящее время на заводе проводится работа по реализации проекта утилизации АПЛ с выгрузкой и утилизацией высокообогащенного отработанного ядерного топлива (ОЯТ). При этом будет обеспечена безопасность хранения находящегося на борту подводных лодок ОЯТ с помощью его повторного включения в Российский Ядерный топливный цикл. Указанный технологический процесс позволит исключить угрозу загрязнения окружающей среды, возникающую в связи с долгосрочным хранением старых АПЛ на плаву. Кроме того, здесь по инициативе Росатома создаются территориальные системы по: а) оснащению радиационно-опасных объектов и расположенных рядом населенных пунктов современным автоматизированным оборудованием радиационного мониторинга, б) обеспечению оперативной квалифицированной поддержкой местных и региональных властей в принятии решений по аварийному реагированию на своих территориях. Указанные дорогостоящие природоохранные меры, предпринимаемые ФГУП ДВЗ «Звезда», позволяют инфраструктурно организовать всестороннее широкое взаимодействие с заинтересованными (в том числе и в диверсификации) предприятиями, различными организациями, местными, региональными и федеральными структурами исполнительной власти, а также обеспечить организацию масштабных межотраслевых связей в плане экологизации всей жизнедеятельности макрорайона;

2) ФГУП ДВЗ «Звезда» является единственно крупным предприятием подобного рода в «бассейне» Уссурийского залива, оно поддерживает кластерную философию и заинтересовано в развитии туристско-рекреационного сектора в своей деятельности и в координировании на определенном уровне этого вида деятельности в масштабе создаваемого кластера.

Обозначим этапы становления кластера. После выбора предприятия - ядра кластера производится выявление вертикальных связей внутри кластера. В данном случае это вышестоящие организации: администрации муниципальных образований, администрация Приморского края, а также структуры, обеспечивающие кластер ресурсами и принимающие на себя выполнение части функциональных задач. Это: банки, учреждения по подготовке кадров и проведению научно-исследовательских работ, средства и службы информации, реклама. Поэтому в состав кластера обязательно войдут учебные заведения г. Владивостока, выпускающие как специалистов по туризму, так и будущих корабелов, строителей, специалистов по общественному питанию и др.

Учитывая то, что туристско-рекреационное обслуживание является приоритетным направлением в деятельности предприятий и организаций кластера, все вместе в процессе деятельности они формируют и поддерживают его, основываясь исключительно на наличии уникального ключевого ресурса - Уссурийского залива. В этой связи создание туристскорекреационного кластера «Экополис «Уссурийский залив» возможно и целесообразно в едином рекреационном пространстве, вне рамок административного деления - в общих границах макрорайона «Уссурийский залив». То есть, здесь объединяются экономические интересы четырех муниципальных образований: Владивостокский и Артемовский городские округа, городской округ ЗАТО Большой Камень и Шкотовский муниципальный район.

Дальнейший этап - это формирование цепочки производств по горизонтали, здесь предприятия, фирмы, производящие обеспечивающие продукты (местная промышленность, коммунальное хозяйство, страховые компании, экологические и медицинские учреждения) и оказывающие услуги в туристско-рекреационном секторе экономики (транспортные компании, турфирмы, турбазы, рекреационные учреждения, предприятия гостиничного хозяйства, торговли, общественного питания, учреждения культуры и отдыха, музеи, культурнодосуговые компании, предприятия малой энергетики и др.).

В целом, указанные малые и средние фирмы объединяются вокруг ФГУП ДВЗ «Звезда»

(предприятия - «якоря»). При этом ФГУП ДВЗ «Звезда», как предприятие судостроительного и судоремонтного профиля, вне всякого сомнения, сохраняет свою направленность, но наряду с государственными и иными крупными заказами базового профиля, берет на себя часть функций по развитию туристско-рекреационной деятельности. Для ФГУП кроме преимуществ от диверсификации части своей деятельности, это еще и инвестиционно привлекательно, поскольку предприятие при этом имеет возможность получать: а) дополнительные финансовые средства от вложения собственных инвестиций в сопутствующий бизнес; б) внешние, в том числе и от Правительства Российской Федерации, инвестиции в развитие кластера. Все это определяет безусловную выгоду ФГУП ДВЗ «Звезда» от его участия в создании и обеспечении функционирования кластера.

Возможные направления реализации сценария дальнейшего туристско-рекреационного развития этой территории базируются исключительно на: а) использовании потенциальной подвижности малого и среднего бизнеса; б) создания и непрерывного поддержания партнерских отношений малого и среднего предпринимательства с большим бизнесом; в) налаживания и внедрения общих каналов продвижения и реализации общих продуктов. На практике это будет выглядеть примерно так: по результатам тендера малые предприятия получают заказ от ФГУП ДВЗ «Звезда», а также от других крупных предприятий кластера, либо это может быть и межмуниципальный «кластерный» заказ, при этом исполнитель может взять кредит, получить в лизинг оборудование, ему будет предоставлены необходимые помещения.

Инновационный путь решения этой задачи предусматривает создание на базе ФГУП, а также проектных и научно-исследовательских организаций г.Владивостока большой сети малых частных и коллективных предприятий, которые возьмут на себя всю нехарактерную для этих предприятий работу: от маркетинга и сбыта до сервисного обслуживания и эксплуатации.

Таким образом, создаваемый кластер будет являться той необходимой общей рабочей «площадкой», на которой развиваются деловые связи, распространяется и интегрируется необходимая актуальная информация, здесь можно учиться, заимствовать инновации, а главное вместе создавать конкурентоспособный продукт.

Перспективными и возможными направлениями деятельности кластера будут: а) создание системы прибрежного морского круиза, развитие прогулочных маршрутов, яхтклубов и лодочных станций с использованием малотоннажных и маломерных судов (4-6 мест), яхт и др.; б) создание плавучих гостиниц, стилизованных под старинные парусные и другие суда.

При этом ФГУП и проектно-конструкторские организации по сути будут не только разработчиками и поставщиками судов и других плавсредств, но и участниками процесса их эксплуатации. Это обеспечит не только непрерывность процесса развития материальной базы, но и постоянное расширение рынка и сферы влияния.

Для финансирования «кластерных» затрат, в том числе и по освоению создания новых продуктов целесообразно использовать средства инновационных фондов, а также - создавать инновационные структуры кластера.

Роль координатора в построении и развитии кластера должен принять на себя Совет межведомственной организации «Экополис «Уссурийский залив», куда войдут представители всех участников кластера, в том числе и администраций муниципальных образований.

Совет определяет общую стратегию кластера, пути достижения конкурентной организации ведения многопланового бизнеса, а также направления решения социальных задач: сохранение природного и историко-культурного наследия, достижение экологического равновесия на обозначенной территории, улучшение здоровья населения, увеличение количества рабочих мест, повышение духовно-патриотического потенциала общества.

Таким образом, создаваемый туристско-рекреационный кластер, как носитель идеи локального экономического равновесия, будет способствовать главной задаче - сохранению Уссурийского залива как особого природного пространства для использования его в рамках щадящей экономики.

В то же время формирование территориально-отраслевых кластеров в целом - это генеральное направление реализации конкурентных преимуществ и поддержки региональных точек роста с оглядкой на возможность устойчивого развития всего Приморского края.

СОЦИАЛЬНАЯ ДИНАМИКА СИСТЕМЫ ДУХОВНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

УЧАЩЕЙСЯ МОЛОДЁЖИ

Дальневосточный государственный университет путей сообщения, г. Хабаровск Большинство работ современных исследователей посвящены проблеме духовноценностных оснований воспитательного и образовательного процесса. Социальная динамика системы духовных ценностей учащейся молодёжи в связи с модернизацией и глобализацией российского образования в настоящее время основательно изучается. Исследуются возможные пути и методы возвращения духовных ценностей в содержание образования.

В настоящее время происходит отчуждение воспитательных функций от системы образования, а это угроза национальной духовной безопасности. Нужно сформировать целостное мировоззрение в ходе образовательного процесса, чтобы прослеживалась специфика модернизации образования в условиях глобализации и зависимого развития, который исследует кризис российской интеллигенции в аспекте формирования феномена «образованщины».

Отдельный аспект данной темы составляет влияние институциональных дисфункций российской системы образования на духовную жизнедеятельность общества. Ввиду того, что система образования является одним из основных институтов социализации человека, прежде всего здесь необходимо поднимать вопросы, касающиеся дисфункциональных особенностей социализации в России и их воздействия на духовный облик молодого поколения россиян. В настоящее время ставится проблема о депатриотизации российского образования как проявления дефицита духовности и её влияния как фактора «утечки мозгов» из России. Особую актуальность обретает исследование социальных причин и факторов распространения коррупции в российской системе образования, её негативного влияния на духовное состояние и мировоззрение обучаемой молодёжи в вузе. В отечественной системе образования к настоящему времени достаточно широко представлены различные аспекты проблематики возвращения духовных ценностей в качестве основы образования и воспитания в контексте стоящей задачи, модернизации российской системы образования. Однако, дробность и фрагментарность имеющихся разработок, препятствует выработке, единой картины состояния проблемы, а, обилие противоречащих друг другу точек зрения по конкретным вопросам и наличие парадигмальным образом непримиримых позиций учёных, не способствуют прояснению темы. Необходимо исследовать динамику диспозиций образования и духовности в современной России. Необходимо восстанавливать духовный потенциал образования для обеспечения социальной нормы в сфере функционирования образовательных институтов, а также перспективам его восстановления в российском обществе в условиях модернизации системы образования. Важно акцентировать функциональную роль образования как института, участвующего в поддержании социетального единства общества и культуры, показывать единство образования и духовности как специфическую характеристику российского типа социетальности. В то же время применение ценностно-понимающего и социокультурного подходов должно быть необходимостью исследования представлений мотивационных императивов и культурных моделей, которые раскрывают характерное для российской культуры понимание духовности. Эти подходы позволят рассматривать проблемы реформы российского образования сквозь призму цивилизационного и культурного взаимодействия России и Запада как специфических, отличных друг от друга культурных миров со своими образовательными традициями и пространствами, концепциями воспитания.

Указанные подходы должны послужить также базой анализа вызовов и угроз культурно-духовного характера, связанных с глобализацией и модернизацией по «догоняющему»

сценарию российского образования. Для российской культуры характерна модель единства образования и духовности, ассоциируемой с такими культурными представлениями, как необходимость смысложизненного поиска, служение общему благу, духовное восхождение через самопознание и познание мира. Эти представления составляли культурную базу социальной интеграции независимо от социального расслоения и воспроизводились средствами образования. В результате как долговременных социокультурных процессов, так и системного трансформационного кризиса произошла переориентация российской системы образования на социальные функции, реализуемые, преимущественно знаниевым компонентом образовательной деятельности. Диспозиции образовательной системы – (акцентирование когнитивного компонента и девальвация аксеологического) – результировались во взаимное дистанцирование духовности и образования. Такая дистанцированность – определила кризис, как российской системы образования, так и национальной элиты – основного носителя традиции единства образования и духовности. Преодоление системного кризиса общества предполагает в качестве условия восстановление утраченного равновесия и единства образования и духовности. Понятие духовности может быть включено в контекст концепции социетальности в качестве социологической категории, отражающей наличие в социетальном пространстве «вертикального измерения». Оно представлено ценностями и идеалами, наделёнными надындивидуальным экзистенциальным смыслом, конституирующими социетальную духовную культуру и в силу своей абсолютности в ней, разделяемой всеми социальными группами, чем определяется их высокий интегративный потенциал.

На протяжении российской истории сложилась культурная традиция единения духовности и образования. В практике повседневной жизни она реализовывалась посредством образовательной парадигмы, в которой воспитание духовных качеств выступало неотъемлемой частью обучения и являлось центральной задачей образовательного процесса, а сам он рассматривался как обладающий духовной целостностью и направленностью. Подчинение методов образовательной деятельности этой парадигме эффективно обеспечивало воспроизводство представлений и моделей поведения, основанных на значимости духовных ценностей и выступавших мощным фактором социальной интеграции. Единство образования и духовности, таким образом, служило культурной основой российского типа социетальности.

Советская система образования, несмотря на радикальные отличия от традиционной, сохранила структуру единства обучения и формирования востребованной обществом модификации духовности. Системные российские реформы конца ХХ в. вызвали резкое усиление социальной дифференциации и ценностно-культурной поляризации общества, коммерциализации и прагматизации всех социальных взаимодействий. При этом произошло значительное сокращение финансирования системы образования, отказ государства от политики обеспечения всеобщего среднего образования и вменение этой функции семье, что нормативно закрепило принцип социального неравенства. Повседневные практики в системе образования стали частью прагматизированного социокультурного контекста, ориентированного не на духовные ценности, а на индивидуальные экономические и статусные достижения. Эти процессы вызвали дистанцирование образования и духовности: институт образования в сложившихся условиях не обеспечивает функцию, воспроизводства целостности системы духовных ценностей и образцов российской культуры. Пространство воспроизводства духовности как интегрированного комплекса культурных ценностей и сакральных святынь резко сократилось, поскольку оказались заблокированными каналы их диахронной трансляции.

Рыночные реформы вызвали диспозицию образования и духовности и разновекторность их социальной ориентированности: образование в целом ориентировано на ценности массовой культуры, духовность – на культурную традицию и элитарные слои.

Интеграция России в мировое сообщество определяет необходимость повышения, конкурентоспособности российской системы образования на мировом рынке образовательных услуг, что требует модернизации парадигмы, содержания, экономической и институциональной организации российского образования соответственно мировым стандартам. Вместе с тем реформа образования ориентирует его на воспроизводство унифицированных моделей глобальной культуры и дальнейшую дистанцированность от духовных ценностей национальной культуры, что таит угрозу не только утраты уникальных образовательных технологий национальной культуры, но и сужения роли системы образования в процессе воспроизводства российской, культурной идентичности. Реализация этих позиций позволяет прогнозировать ускорение дальнейшей дезинтеграции и дестабилизации общества. Важным фактором, углубляющим дистанцированность образования и духовности, является постепенное исчезновение социального типа российской интеллигенции, который выступал субъектом воспроизводства культурной традиции их единения и синкретизма. Рыночные реформы прагматизировали не только материальные, но и интеллектуальные виды труда, что обесценило идеал, бескорыстного служения обществу представителей интеллектуальных профессий, перенеся его в сферу приватного выбора. Эта тенденция усиливается вовлечением российского образования в процесс глобализации, который унифицирует и технологизирует интеллектуальные виды деятельности и освобождает их от императива служения высоким человеческим идеалам.

Важным результатом воспроизводства системой образования синкретизма духовности и знания, являлось формирование у учащейся молодёжи – патриотических и гражданских аффиляций, традиционно рассматривавшихся в российской культуре, как проявления духовного отношения к миру. Этот императив выступал как доминирующий элемент государственной идеологии в России дореволюционного и советского исторических периодов. В условиях общей прагматизации культурного контекста, и значительного отставания уровня оплаты высоко квалифицированного профессионального труда в России от мировых стандартов эти установки воплощаются в практику массового оттока молодых специалистов за рубеж.

Данная тенденция соответствует процессу формирования глобального рынка труда, но значительно снижает качество человеческого потенциала России и консервирует социальную и экономическую отсталость страны в системе мировой экономики.

Взаимное дистанцирование образования и духовности проявляется в разрыве аксиологического и когнитивного компонентов образовательного процесса, который заложен в парадигме реформирования российской системы образования на уровнях общей средней и высшей школы. Российская система образования сегодня институционально ориентирована, в первую очередь, на трансляцию знаний, востребованных рынком труда. Однако современный крайне узкий рынок труда в подавляющем количестве территорий страны не ориентирует молодёжь на освоение знаний, формируя тем самым отчуждение от знаниевого компонента образования.

Таким образом, разрыв единства духовности и образования вызывает кризис и дисфункцию российской системы образования в целом. Нарушения социализационной функции образования отражают имитативность поддержки в образовательном процессе духовных ценностей, что приводит к сокращению и формальному характеру воспитательных функций образования, дистанцированию повседневных практик системы образования от моделей, ассоциируемых с духовностью. Социализационные дисфункции образования влекут за собой сокращение объёма передачи общекультурных, духовно-нравственных, эстетических ценностей, фиксацию и закрепление устойчивых деформаций социальной позиции, отрыв от национальной культуры и рост контркультурных ориентаций учащейся молодёжи, углубление межгенерационного ценностного конфликта, распространение девиантного, делинквентного и криминального поведения в среде учащейся молодёжи. Существенным элементом культурной модели духовно-ориентированного образования является высокий духовный авторитет преподавателя и наделённость духовным смыслом и значимостью отношений «учитель – ученик» в процессе обучения. Доминирующим условием, который восстановит культурную традицию единства духовности и образования в рамках системы образования выступает – обеспечение условий для свободного развития и диалога воспитательных концепций в контексте приоритета ценностей российской культуры. Являясь продуктом дистанцирования образования и духовности, глобализация теневых практик и коррупции в российском образовании, в то же время, выступает фактором прагматизации и утилитаризации взаимодействий учащейся молодёжи с преподавательским составом. Происходит утрата духовного авторитета преподавателя (учителя), нарастание отдаления образования от духовных ценностей и распространения нигилизма в обществе.

Реформирование российской системы образования в соответствии с либерально-рыночной моделью его функционирования, нацеленной на коммерциализацию деятельности образовательных учреждений, породило активную интеграцию в глобальное образовательное пространство. Это и преимущественная ориентация на его стандарты, и подготовка выпускников для рынка труда – вызвало глубокий кризис социальных функций института образования и прогрессирующее его отставание от мировых образовательных стандартов, что противоречит целям и ценностям развития современной национальной экономики России. Корректировка целей и методов реформы образования должна учитывать приоритеты национальных интересов. Тогда будет возрастать роль государства в регулировании образовательных процессов, включая их финансовое обеспечение и восстановление культурной традиции единства духовности и образования. Восстановление традиции единства духовности и образования диктуется не только нацеленностью на поддержание самоценности культурных образцов, но имеет глубокий прагматический смысл. Наращивание экономического потенциала страны уже в настоящее время вызывает активное оттеснение России от мировых рынков в сектор сырьевой периферии. Преодоление этой тенденции возможно лишь путём наращивания человеческого потенциала страны и повышения его конкурентоспособности в сфере высоких технологий. Роль образования в этом процессе обусловлена его интегративным ресурсом, социальной и социетальной функциями, эффективность которых результируется в воспроизводстве культурной идентичности, гражданственности и высокой познавательной активности. Поэтому институциональная состоятельность российского образования определяет степень конкурентоспособности России в современной мировой экономике. Преодолением системного кризиса образования, является, восстановление в образовательном процессе доминанты духовных ценностей российской культуры при обеспечении культурного диалога и свободы выбора воспитательных парадигм. Открытости воспитания и включении в него установок и технологий адаптации молодого поколения к реалиям глобализирующегося мира.

Всё сказанное, определяется острой актуальностью проблем, связанных с реформированием российской системы образования, и в частности – проблемы возвращения в образование духовных ценностей, восстановления тесной взаимосвязи образования и духовности как социокультурной нормы. Их значимость с научной точки зрения обусловлена тем, что позволяет понять имеющиеся представления о динамике диспозиций образования и духовности в современном российском обществе.

Литература 1. Абульханова-Славская, К.А. Проблема определения субъекта в психологии // Субъект действия, взаимодействия, познания / М.: МГУ. 2001. 185 с.

2. Пономаренко, В.А. Психология духовности профессионала. / М.: «Наука». 2005. 425 с.

3. Стрелков, Ю.К. Инженерная и профессиональная психология / М.: «Наука». 2004. 485 с.

4. Шадриков, В.Д. Психология деятельности и способности человека / М.: «Логос». 2006. 320 с.

ЭТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ ИНФОРМАЦИИ В

ЖУРНАЛИСТИКЕ XXI ВЕКА

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса, г. Владивосток Современное общество развивается по пути глобализации. Создаются все новые и новые технологии в сфере коммуникаций. Информация о случившемся событии в одной точке земного шара за мгновения может дойти до противоположной. С конца XX века численность аудитории средств массовой информации возрастает в геометрической прогрессии. Развитие компьютерной сети Интернет, спутникового телевидения позволяет пользователю выбирать информацию, в большей степени удовлетворяющую его запросам.

Процент охвата населения Земли средствами массовой информации увеличивается.

Существует непреложный факт, с ростом аудитории журналиста, увеличивается возлагаемая на него ответственность. Его субъективные мысли, идеи и взгляды будут восприняты некоторым количеством людей. Возрастает риск манипуляции общественным сознанием. Пресса способна воспитывать, обучать, культурно развивать людей, вместе с тем, может и настраивать одну часть общества против другой, независимо от причин, побуждающих ее к этому. О чем допустимо писать и говорить, что можно показывать, а что категорически нельзя в данном случае решает как конкретный журналист, создающий информацию, редактор, пропускающий, например, эту информацию в эфир, государственная власть, устанавливающая или не устанавливающая границы цензуры, так и общество, которое воспринимает подобного рода информацию, голосующее за нее своим вниманием.. В погоне за рейтингом создается большая часть сегодняшних медиа-текстов. Необходимо выпускать то, что будет массой оценено, следовательно, куплено.

Права и обязанности СМИ регулируются гражданским, уголовным законодательствами, однако вопросы этики остаются за гранью подобных документов. Никто не контролирует и не вправе решать за журналиста эти вопросы, кроме него самого. Однако критерий отбора информации предоставляемой аудитории есть, даже достаточно жесткий - нравственность, уважение к чести и достоинству человека, соблюдение профессионального долга, выпуск качественной, объективной информации. Каждый автор находит свой баланс между тем, что он хочет сказать, в какой форме, и той ценой, которую в данном случае заплатит потребитель. В ведении журналиста остаются проблемы получения информации, законным или незаконным путем, с разрешения лиц, о которых буде вестись речь, или без, с использованием открыто технических средств сбора информации, или их использования без согласия наблюдаемого.

СМИ в ситуации перенасыщенности информационного пространства вынуждены освещать лишь небольшой процент произошедших в мире событий. Возникает вопрос, как выбрать самую важную информацию, которую необходимо донести до широкой аудитории. В зависимости от политики СМИ, запросов зрителя, тематической направленности и многих других факторов происходит отбор материала. Таким образом, потребители информации никогда не получают данных обо всем том, что произошло в мире.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«Правительство Тюменской области Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тюменский государственный нефтегазовый университет Ассоциация выпускников ТИИ – ТюмГНГУ НЕФТЬ И ГАЗ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ Материалы Международной научно-технической конференции, посвященной 55-летию Тюменского государственного нефтегазового университета Том II Проектирование, сооружение и эксплуатация систем транспорта и хранения нефти и газа Автомобильно-дорожные...»

«Уважаемые участники Российской светотехнической интернет-конференции! Первую в истории страны светотехническую интернетконференцию организует Межрегиональное светотехническое общество. Светотехнические конференции, регулярно проводимые обществом начиная с 1993 г., проходили в разных городах России: СанктПетербурге (дважды), Суздале, Новгороде, Вологде, Калининграде (Светлогорске). Очередная конференция, подготовка к которой началась 1,5 года назад, должна была состояться в 2009 г. в Хабаровске....»

«НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО СТУДЕНТОВ XXI СТОЛЕТИЯ. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ Электронный сборник статей по материалам XVI студенческой международной заочной научно-практической конференции № 1 (16) Январь 2014 г. Издается с Октября 2012 года Новосибирск 2014 УДК 62 ББК 30 Н 34 Председатель редколлегии: Дмитриева Наталья Витальевна — д-р психол. наук, канд. мед. наук, проф., академик Международной академии наук педагогического образования, врач-психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги....»

«Министерство культуры Российской Федерации Департамент наук и и образования ПЛАН научно-практических конференций и выставок в сфере культуры, проводимых в 2011 году на территории Российской Федерации Отчет по договору от 03.02.2011 г. № 3-01-42/06-11 Исполнитель: Сменцарев Г.В., кандидат технических наук Москва 2011 СОДЕРЖАНИЕ Обоснование необходимости подготовки сводного плана научнопрактических конференций и выставок в сфере культуры на 2011 год Перечень наиболее актуальных вопросов в сфере...»

«Министерство образования и наук и РФ филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный индустриальный университет в г. Вязьме Смоленской области (филиал ФГБОУ ВПО МГИУ в г. Вязьме) Республика Беларусь г. Витебск Учреждение образования Витебский государственный университет имени П. М. Машерова Республика Беларусь г. Брест Учреждение образования Брестский государственный технический университет...»

«ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ Материалы международной научно-технической интернет-конференции 1–15 июня 2011 г. INNOVATIVE TECHNOLOGIES IN THE FOOD INDUSTRY Министерство образования и наук и Российской Федерации ФГБОУ ВПО Кубанский государственный технологический университет Ministry of Education and Science of Russian Federation FSBEI HPE Kuban State Technological University ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ INNOVATIVE TECHNOLOGIES IN THE FOOD INDUSTRY...»

«ПРИВОЛЖСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР НАУЧНО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР КОЛЛОКВИУМ Международная научно-практическая конференция, посвященная XXII зимним Олимпийским играм и XI Паралимпийским играм ОЛИМП 2014 заочное участие 30 апреля 2014 г. с изданием сборника материалов Россия, г. Москва 2014 ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ! В России завершились XXII зимние Олимпийские игры. На старт выходят XI зимние Паралимпийские игры. За последнее время было пережито много волнующих спортивных...»

«Стратегия деятельности информационно-консультационных центров. Проект План работы ИКЦ Тема Проектирование и реализация основной образовательной программы (руководитель группы — В.В. Пустовалова) Цель деятельности ИКЦ в рамках предлагаемого плана — оказать информационно-методическую помощь педагогам муниципалитета (района), использующим в практике преподавания УМК ПНШ, по вопросам проектирования и реализации основной образовательной программы (ООП). Мероприятия, категории Ожидаемые действия...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКОМ UNEP/CBD/COP/6/12/Add.3 РАЗНООБРАЗИИ 14 February 2002 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Шестое совещание Гаага, 7-19 апреля 2002 года Пункт 17.6 предварительной повестки дня* МЕРЫ СТИМУЛИРОВАНИЯ Сводный доклад о тематических исследованиях и передовом опыте в области применения мер стимулирования, а также информация о порочных стимулах, представленная Сторонами и соответствующими организациями Записка...»

«CBD Distr. GENERAL UNEP/CBD/SBSTTA/18/14** 29 May 2014 RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ ОРГАН ПО НАУЧНЫМ, ТЕХНИЧЕСКИМ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ КОНСУЛЬТАЦИЯМ Восемнадцатое совещание Монреаль, 23-28 июня 2014 года Пункт 9.4 предварительной повестки дня* ДОКЛАД О РАЗРАБАТЫВАЕМЫХ ВОПРОСАХ: СОХРАНЕНИЕ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЭКОСИСТЕМ Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ I. Конференция Сторон рассмотрела вопрос восстановления экосистем на своем 11-м 1. совещании на основе межсессионный работы,...»

«ГЛУБОКОУВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ! Приглашаем Вас принять участие в работе I Международного Форума Молекулярная медицина - новая модель здравоохранения XXI века: технологии, экономика, образование 26-30 июня 2013 года, СанктПетербург, Санкт-Петербургский государственный экономический университет (ул. Садовая, 21). В рамках форума будут проходить: • Конференция, посвященная новейшим достижениям в области лабораторной диагностики редких, наследственных и социально значимых заболеваний. Особое внимание...»

«Государственная публичная научно-техническая библиотека Сибирского отделения Российской академии наук Роль ГПНТБ СО РАН в развитии информационно-библиотечного обслуживания в регионе к 90-летию ГПНТБ СО РАН, 50-летию в составе Сибирского отделения РАН Межрегиональная научно-практическая конференция (г. Новосибирск, 6–10 октября 2008 г.) Тезисы докладов Редакционная коллегия: О. Л. Лаврик, д-р пед. наук (отв. редактор) Н. С. Редькина, канд. пед. наук Печатается по решению...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Алтайский государственный технический университет им.И.И.Ползунова НАУКА И МОЛОДЕЖЬ 2-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых СЕКЦИЯ СТРОИТЕЛЬСТВО ЧАСТЬ 1 Барнаул – 2005 ББК 784.584(2 Рос 537)638.1 2-я Всероссийская научно-техническая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых Наука и молодежь. Секция Строительство. Часть 1. / Алт.гос.техн.ун-т им.И.И.Ползунова. – Барнаул: изд-во АлтГТУ,...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна ИННОВАЦИИ МОЛОДЕЖНОЙ НАУКИ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ Всероссийской научной конференции молодых ученых Санкт-Петербург 2013 УДК 009+67/68(063) ББК 6/8+37.2я43 И66 Инновации молодежной науки: тез. докл. Всерос. науч. конф. И66 молодых ученых / С.-Петербургск. гос. ун-т технологии и...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Гимназия № 18 Тема урока Культура питания. Гигиена питания Швец Г.Д. учитель технологии Югатов В.М. учитель ОБЖ г.Старый Оскол 2013 ПЛАН УРОКА Класс : 5 кл Тема раздела: Культура питания. Тема урока: Рациональное питание. Гигиена питания Цели урока: формирование у обучающихся основ культуры питания, как одной из составляющих здорового образа жизни. Задачи урока: Образовательная – расширить знания обучающихся о правилах питания,...»

«ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ (Выпуск 2014 года) 246019, г. Гомель, ул. Советская, 104, тел. (0232) 57-30-19 Специальность: 1-25 01 03 Мировая экономика Квалификация специалиста: Экономист Специализация: 1-25 01 03 01 Экономика и управление внешнеэкономической деятельностью Условия Место жительства № обучения родителей Примечание* Ф.И.О. выпускника п/п (область, район, (бюджет, контракт) город) 1 2 3 4 5 Деменков Олег Николаевич Контракт Гомельская Имеет технические навыки, свободно область, Буда-...»

«НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО СТУДЕНТОВ XXI СТОЛЕТИЯ. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ Электронный сборник статей по материалам XVII студенческой международной заочной научно-практической конференции № 2 (17) Февраль 2014 г. Издается с Октября 2012 года Новосибирск 2014 УДК 62 ББК 30 Н 34 Председатель редколлегии: Дмитриева Наталья Витальевна — д-р психол. наук, канд. мед. наук, проф., академик Международной академии наук педагогического образования, врач-психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги....»

«Агронерксіптік кешендегі инновациялы технология мен зерттеулер Ш.Улиханов атындаы Ккшетау мемлекеттік университетіні 50- жылдыына жне Смал Сдуаасовты атына арналан халыаралы ылыми – практикалы конференция МАТЕРИАЛДАРЫ (16-17 апан 2012 ж.) Садвакасов Смагул (1900-16.12.1933 гг.) МАТЕРИАЛЫ международной научно-практической конференции Инновационные технологии и разработки в агропромышленном комплексе, посвященной 50-летию Кокшетауского государственного университета им. Ш. Уалиханова и памяти...»

«10-я Международная конференция АВИАЦИЯ И КОСМОНАВТИКА – 2011 Тезисы докладов Москва, МАИ 8 - 10 ноября 2011 г. УДК 629.7 ББК 94.3 39.52 39.62 А20 10-я Международная конференция Авиация и космонавтика – 2011. 8–10 ноября 2011 года. Москва. Тезисы докладов. – СПб.: Мастерская печати, 2011. – 328 с. В программу включены доклады, представленные в организационный комитет конференции в электронном виде. Мероприятие проводится при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (грант...»

«НОУ ВПО Современный технический институт Материалы V-й Международной научно-практической конференции НАУКА И ОБРАЗОВАНИЕ XXI века 28 октября 2011 года ТОМ 1 Технические и гуманитарные наук и 28 октября 2011 года Рязань – 2011 1 УДК 001: 1, 3, 5, 6, 16, 33, 37, 55, 57, 63, 91, 93/94, 311, 314 Наука и образование ХХI века: Материалы V-й Международной научно-практической конференции (28 октября 2011 г., СТИ, г. Рязань). В 2-х томах: Т. 1. Технические и гуманитарные науки / Под общей ред. проф....»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.