WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |

«ИЗБРАННЫЕ ДОКЛАДЫ КОНФЕРЕНЦИИ УДК 338.23(08)(292.2) ББК 65.050.11я431(211) С 83 Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике. IV Всероссийская морская ...»

-- [ Страница 1 ] --

МОРСКАЯ КОЛЛЕГИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИЗБРАННЫЕ

ДОКЛАДЫ

КОНФЕРЕНЦИИ

УДК 338.23(08)(292.2)

ББК 65.050.11я431(211)

С 83

Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике.

IV Всероссийская морская научно-практическая конференция: избранные доклады конференции. Мурманск, 07–08 июня 2012 г. – Мурманск: Изд-во МГТУ, 2012. –288 с.

Редакционная коллегия:

докт. эконом. наук

, профессор Козьменко С.Ю.

докт. эконом. наук, профессор Селин В.С.

канд. эконом. наук, Савельев А.Н.

канд. эконом. наук, Щеголькова А.А.

Конференция проводится при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект 12-02-14000г) Печатается в авторской редакции Электронная верстка А.Н. Савельев © Мурманский государственный технический университет, ISBN 978-5-86185-714- Уважаемые участники и гости конференции!

Проведение IV Всероссийской морской научно-практической конференции «Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике» является логическим продолжением научных исследований в сфере развития морской деятельности в Арктике, результаты которых были представлены на I, II и III всероссийских морских научнопрактических конференциях «Национальная морская политика и экономическая деятельность в Арктике» (июнь 2006 г.), «Морская стратегия России и экономическая деятельность в Арктике»

(июнь 2008 г.) и «Стратегия развития России и национальная морская политика в Арктике» (сентябрь 2010 г.).

Задачами конференции являются всестороннее обсуждение и конкретизация зарождающихся национальных интересов России в Арктике и Мировом океане, придание морской деятельности России инновационной направленности в соответствии с параметрами Стратегии развития России до 2020 года и идеями новой индустриализации, основанной на принципе рационального природопользования как приоритетного направления развития науки и практической деятельности в современных условиях.

Конференция призвана продемонстрировать возрождение интереса России к арктической проблематике и готовность на равных с приарктическими государствами участвовать в освоении Арктического пространства на основе рационального природопользования с учетом принципа секторального деления в Арктике.

Основными целями конференции являются утверждение в российском обществе общенациональной морской идеи, а также разработка механизма реализации Стратегии развития морской деятельности России до 2030 года в соответствии с приоритетами рационального природопользования в Арктике.

Конференция традиционно проводится в соответствии с планом Морской коллегии при Правительстве РФ при поддержке Губернатора Мурманской области.

Выражаю Вам признательность за участие в работе конференции и приветствую на Кольской земле!

С уважением, Губернатор Марина Ковтун Мурманской области

ОРГАНИЗАТОРЫ КОНФЕРЕНЦИИ

Конференция проводится Мурманским государственным техническим университетом и Полярным научно-исследовательским институтом морского рыбного хозяйства и океанографии им. Н.М. Книповича (ПИНРО) совместно с Институтом экономических проблем им. Г.П. Лузина, Институтом проблем промышленной экологии севера и Мурманским морским биологическим институтом Кольского научного центра РАН под эгидой Морской коллегии при Правительстве РФ при участии Академии геополитических проблем, Совета по изучению производительных сил (СОПС) Минэкономразвития и РАН, Института проблем нефти и газа РАН, Института экономики Уральского отделения РАН, Северного (Арктического) Федерального университета, Военного научно-учебного центра ВМФ «Военно-морская академия им. Адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова», ОАО «Арктикморнефтегазразведка», Судоходной компании «МАСКО» и информационной поддержке журналов «Морской сборник», «Геополитика и безопасность» и «Рыбное хозяйство».

ОРГКОМИТЕТ КОНФЕРЕНЦИИ

ПРЕДСЕДАТЕЛИ ОРГКОМИТЕТА:

Ковтун Марина Васильевна Губернатор Мурманской области Лаверов Николай Павлович Председатель Научно-экспертного совета Морской коллегии при Правительстве РФ, вице-президент РАН, академик РАН Чирков Виктор Викторович Главнокомандующий ВМФ РФ, вице-адмирал

ЗАМЕСТИТЕЛИ ПРЕДСЕДАТЕЛЕЙ ОРГКОМИТЕТА:

Козьменко Сергей Юрьевич Директор Северо-Западного НИЦ морской политики Мурманского государственного технического университета, доктор экономических наук, профессор Селин Владимир Степанович Член Президиума Кольского научного центра РАН, Председатель Программного оргкомитета, доктор экономических наук, профессор

УЧЕНЫЙ СЕКРЕТАРЬ:

Щеголькова Ася Александровна Кандидат экономических наук, зам. руководителя рабочей группы конференции

ЧЛЕНЫ ОРГКОМИТЕТА:

Агарков Сергей Анатольевич Министр экономического развития Мурманской области, доктор экономических наук Балыбердин Александр Леонидович Зам. директора Административного департамента Дмитриевский Анатолий Николаевич Директор Института проблем нефти и газа РАН, академик РАН Ершов Александр Михайлович Ректор Мурманского государственного технического Ивашов Леонид Григорьевич Президент Академии геополитических проблем, генерал-полковник, доктор исторических наук, профессор Калинников Владимир Трофимович Председатель Президиума Кольского научного центра Киселев Сергей Александрович Председатель совета директоров Судоходной компании «МАСКО», кандидат экономических наук Крайний Андрей Анатольевич Руководитель Федерального агентства по рыболовству Кудряшова Елена Владимировна Ректор Северного (Арктического) Федерального университета, доктор философских наук, профессор Ларичкин Федор Дмитриевич Директор Института экономических проблем им.



Маслобоев Владимир Алексеевич Директор Института проблем промышленной экологии севера Кольского научного центра РАН, доктор Матишов Геннадий Григорьевич Директор Мурманского морского биологического института Кольского научного центра РАН, академик РАН Мелехов Юрий Станиславович Генеральный директор ОАО «Арктикморнефтегазразведка», Прищепа Борис Федорович Директор ФГУП «Полярный научно-исследовательский Римашевский Адам Адамович Начальник Военного научно-учебного центра ВМФ «Военно-морская академия им. Адмирала флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова», вице-адмирал, доктор Савельев Антон Николаевич Заместитель директора Северо-западного НИЦ морской политики Мурманского государственного технического университета, руководитель рабочей группы Саркисов Ашот Аракелович Советник РАН, академик РАН, вице-адмирал Татаркин Александр Иванович Директор Института экономики Уральского отделения Фетисов Глеб Геннадьевич Председатель Совета по изучению производительных Чилингаров Артур Николаевич Герой Советского Союза, Герой России, Председатель

ПРОГРАММНЫЙ ОРГКОМИТЕТ:

Председатель: Селин Владимир Степанович, д.э.н., профессор

Ученый секретарь: Щеголькова Ася Александровна, к.э.н.

Члены: Богоявленский Василий Игоревич, чл.-корр. РАН Трипольский Роман Израилевич, д.ф.н., профессор Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _

СТРАТЕГИЯ МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИИ И ЭКОНОМИКА

ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В АРКТИКЕ

А.М. Ершов, д.т.н., профессор; Р.И.Трипольский, д.ф.н., профессор (Мурманский государственный технический университет)

МОДЕРНИЗАЦИЯ МОРСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ

БЕЗОПАСНОСТЬ АРКТИКИ

Развитие образования для функционирования всех сфер деятельности современного общества очевидно, а морского образования – для развития Арктики, более 62% которой занимают морские и океанские пространства – жизненно необходимо. Кроме того, образование, особенно высшее, играет роль «мягкой силы» при решении геополитических и экономических задач обеспечения национальной безопасности на Арктическом региональном направлении национальной морской политики. Поэтому вопросы о том отвечает ли качество современного российского образования реалиям XXI века, а особенности морского образования – требованиям крупной морской державы являются насущными для сегодняшней России.

Другим важнейшим свойством системы образования (в том числе и высшего – ВПО) является способность адаптироваться к условиям трансформации экономики (и всего общества) от административного типа к рыночному, что привело к появлению в нашей переходной экономике начала девяностых годов комплекса рыночных институтов – всякого рода бирж, коммерческих обществ, многочисленных банков и т.п., которым в значительных количествах потребовался персонал со знанием этих рыночных императивов. Без такого персонала сама институциональная среда не могла бы стать рыночной в полном смысле слова. Однако при этом следует подчеркнуть, что построение рыночной (проторыночной или подчас псевдорыночной) экономики не может стать самоцелью, что важно для формирования именно российской образованной элиты, то есть рыночные ниши могут вырасти настолько, насколько этого требуют значимые социальные ориентиры и насколько рыночные масштабы не противоречат принципам национальной безопасности России.

В условиях перемен российская система образования не только полностью количественно сохранилась, т.е. продемонстрировала свою институциональную устойчивость, но и одной из первых получила дальнейшее развитие.

Так случилось потому, что отечественная система образования реализовала две важнейшие для нашей страны целевые функции.

Во – первых, были осуществлены масштабный трансферт и диффузия знаний о рынке в современное общество. Примером такого трансферта знаний может служить появление многочисленных факультетов экономики, права, государственного и муниципального управления, социологии, политологии и других в различных учреждениях ВПО.

А примером диффузии – количественное развитие самой системы учреждений ВПО, как государственных, так и негосударственных, многочисленных филиалов и представительств. Это подтверждалось и подтверждается до сих пор огромным общественным спросом на знания такого рода.

Во – вторых, и это надо подчеркнуть особо, самим фактом своего сохранения и развития (может быть наряду с сохранением учреждений дошкольного и общего образования) учреждения отечественной системы ВПО в этот период выполнили функцию своеобразного культурно – цивилизационного «институционального якоря», в какой-то степени функцию сохранения нации и национальной безопасности, не только сохранив в сложных условиях перемен отечественную духовную среду, не позволившей нашему обществу прийти к крайней степени дезинтеграции, но и открыв для его граждан – и в первую очередь для молодежи - определенное «окно возможностей».





Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ Здесь следует обратить внимание на общее методологическое соотношение понятий «модернизация» и «реформа». Понятие «модернизация» достаточно часто используется как эвфемизм понятия «реформа». И это понятно, если принять во внимание усталость нашего общества от перманентного, происходящего уже на протяжении почти четверти века в нашей стране так называемого «террора реформ».

Тем не менее «модернизация» и «реформа» - не совпадающие понятия: они призваны отражать содержание разных феноменов, разных процессов, происходящих как в конкретной стране, так и в конкретном обществе. Модернизация – это понятие, призванное описывать феномен перехода конкретной страны к современности. А реформа – это механизм осуществления этих перемен. С этих позиций модернизация есть не что иное, как комплекс взаимосвязанных реформ различных сфер и институтов конкретного общества. И тогда модернизация может рассматриваться в исторически – временном смысле как более или менее длительный, сложный и трудный процесс, зависящий от множества разнородных факторов, в том числе и от успешности осуществления конкретной реформы.

Следует особо подчеркнуть, что реформу той или иной сферы общественной деятельности можно задержать, либо вообще проигнорировать, но этого не получится в случае модернизации – отменить модернизацию не получится просто в силу того, что каждая страна рано или поздно должна стать или современной, или все институты такого государства будут разрушены под воздействием регресса.

В этом смысле показательна дискуссия, которая развернулась вокруг модернизации высшего образования в целом и морского образования в частности путем реформирования системы ВПО.

Система учреждений отечественного высшего профессионального образования насчитывает сегодня более 1300 ВУЗов (как государственных, так и негосударственных), не считая их многочисленных филиалов и представительств. Особенностью структуры этой системы, если рассматривать только государственные ВУЗы, является их разная профильность и ведомственная подчиненность.

По сути, значительная часть ВУЗов – это федеральные образовательные бюджетные учреждения, находящиеся под достаточно жестким государственным регулированием. И с очень невысокой, не смотря на все декларативные заявления, степенью своей автономии.

Проводимые в последнее время структурные преобразования в системе ВУЗов являются наглядным отражением именно такого типа государственного регулирования, осуществляемого, как заявлено в ряде документов, для достижения соответствующих стратегических целей и задач общегосударственного значения. В качестве таковых, например, выступают: повышение конкурентоспособности отечественного высшего образования, вхождение России в европейский и мировой рынок образовательных услуг и т.п.

Заявлены в связи с данными целями и общие формы трансформации структуры учреждений ВПО: создание федеральных, исследовательских и так называемых системообразующих ВУЗов с одновременным изменением их организационно – правовой формы. Одним из направлений трансформации структурной сети ВУЗов государством провозглашается объединение их в комплексы университетского типа, включающие в себя образовательные учреждения различного уровня образования. При этом не ставится под сомнение один из краеугольных принципов традиционной государственной образовательной политики:

подготовка специалистов с высшим профессиональным образованием должна быть сконцентрирована в основном на федеральном уровне.

Существующая сегодня в нашей стране структура учреждений ВПО во многом была создана для решения совсем других социально – экономических задач, совсем иного типа хозяйствования. Она – и это надо констатировать - плод плановой экономики и представлений о территориальном размещении «производительных сил», включая «места Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ базирования» тех или иных профильных ВУЗов, для обеспечения этих «сил» «квалифицированными кадрами». Напомним так же, что в «плановой экономике» действовал такой институт как «распределение молодых специалистов», призванный удовлетворять потребности в кадрах различных отраслей «народного хозяйства». Эта структура оказалась институционально устойчивой, и, как мы уже указывали выше, на определенном этапе смогла выполнить поставленные перед ней обществом задачи и стать благодаря этому одним из лидеров отечественной экономики в переходный период.

Сегодня, в условиях реализации стратегии последовательной и системной модернизации, существующая структура учреждений высшего профессионального образования столкнулась с целым рядом новых вызовов.

Во-первых, перед ней остро встал вопрос об уровне качества получаемого образования, которое дают различные её ВУЗы. Яркой иллюстрацией последнего, например, может служить феномен так называемого «образовательного туризма», возникший в связи с переводом сдачи единого государственного экзамена (ЕГЭ) в стране на штатный режим. Как известно, в процессе приемной компании 2009 - 2011 г.г. определенное число региональных ВУЗов не смогли полностью заполнить бюджетные места на первом курсе, в то время как «брендовые» ВУЗы столицы и некоторых других крупных городов испытали «переизбыток» поданных заявлений на прием. Этот факт, кстати, так же знаменателен и тем, что он состоялся в условиях снижения реальных доходов населения в условиях кризиса – одной из главных причин, приведшей, по мнению некоторых аналитиков, в девяностые годы прошлого века к так называемой «регионализации» высшего образования. Фактически, абитуриент сезона 2009 -2011 года «проголосовал ногами» в пользу качества образования и тех вузов, которые, по его мнению, могут получение этого качества обеспечить. Недостатки же полученного им качества образования на предыдущей ступени, а именно это выявляет ЕГЭ, такой абитуриент, как известно, компенсировал различными справками для получения льготы при зачислении. Однако дальнейшее развитие такой тенденции – мы обозначаем её как «столитизация» (от слова столица) в получении высшего профессионального образования - в условиях существующего в нашей стране демографического спада, может поставить перед многими, и не только региональными ВУЗами, не эффективными по критерию «качество образования», вопрос о перспективах их дальнейшего существования. С соответствующими последствиями для экономики регионов, на территории которых они расположены. Примеры таких последствий в нашей истории мы уже наблюдали: «школу закрыли – село вначале обезлюдело, а затем и исчезло с карты». Вряд ли, конечно, регион, в котором существуют неэффективные в смысле «качество образования» ВУЗы, в долгосрочной перспективе исчезнет с карты. Но углубление демографических, социальных и других проблем ему в этой перспективе будет гарантировано.

Во-вторых. Создание условий для решения проблемы перехода к «инновационной экономике», а фактически – преодоление нашей страной «ресурсного проклятья» - стало в сегодняшних условиях особенно актуальным. Отмеченное – серьезный вызов для всей структурной «конфигурации» системы учреждений ВПО, которая за последние 15 – лет, в силу известных обстоятельств, количественно и качественно снизила результативность своего научного, а значит и инновационного, вклада в развитие отечественной экономики. При этом следует напомнить, что существует значимая корреляция между уровнем ведущихся в ВУЗе научных исследований и качеством получаемого в нем образования. Об этом свидетельствуют все мировые рейтинги ВУЗов. Но в то же время, очевидно, что все существующие в нашей стране ВУЗы не смогут - даже в очень отдаленной перспективе - стать «Гарвардами» или «Оксфордами», хотя ими и осуществляется, востребованный обществом и экономикой, процесс обучения студентов по разнообразным направлениям специальностей. Не станут таковыми в ближайшей перспективе и вновь образуемые федеральные и национальные исследовательские университеты: для Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ этого просто должно пройти значительное время. Поэтому ответ на данный вызов – это одновременно решение очень не простых вопросов как о структуре, организационно – правовой форме и территориальном размещении учреждений отечественного высшего профессионального образования, так и о необходимости существования в каждом из них подготовки по тем или иным направлениям специальностей и их уровням. Последнее, кроме всего прочего, актуально и потому, что, активно участвуя в процессах трансферта и диффузии «рыночной технологии», многие наши ВУЗы фактически превратились в своеобразные образовательные «конгломераты». Инженерные и педагогические ВУЗы обзавелись финансовыми и юридическими факультетами, факультетами по подготовке специалистов в сфере государственного и муниципального управления и т.п.; часто – с невысоким уровнем подготовки по этим специальностям и, иногда, с известным ущербом для своего основного профиля.

Направления модернизации структуры учреждений ВПО должны реализовываться с учетом трех взаимосвязанных принципов: единства, зонирования и кластеризации образовательного пространства РФ. Модернизация образования в приморских регионах в целях упорядочения морской деятельности является смыслом национальной морской политики, в частности, на Арктическом региональном направлении.

Следует особо подчеркнуть, что сегодня Европейская Арктика (и Мурманская область) стоит на старте реализации двух крупнейших, даже по мировым меркам, проектов:

развития Мурманского транспортного узла и освоения Штокманского газоконденсатного месторождения. Не стоит так же забывать и о том, что Мурманск – ворота Арктики. Освоение нефти – газовых ресурсов Баренцева моря и Арктического шельфа, использование Северного морского пути как удобной транспортной артерии в ХХI веке стало предметом соперничества многих государств.

И еще одно обстоятельство,– основными конкурентами ВУЗов Мурманской области, как региона Европейской Арктики, являются не ВУЗы России, а университеты и университетские колледжи Финляндии и Норвегии, которые в последнее время стали осуществлять целенаправленную политику по привлечению на обучение выпускников школ региона. Одновременно, данные университеты и колледжи все более активно обсуждают возможность создания своих подразделений на территории Мурманской области.

Основным в политике изменений региональной структуры ВУЗов на территории Мурманской области должно стать создание на этой территории соответствующих промышленных и/ или территориальных (пространственных) кластеров, подчиненных целям развития рационального недропользования на Кольском полуострове и освоения морских минеральных, энергетических и рыбопромысловых ресурсов в Арктике.

Важным принципом при создании кластеров является зонирование региона с позиций оценки типов экономической активности отдельных его территорий и сосредоточения на них научно-исследовательских институтов и ВУЗов. Если следовать этому принципу и учитывать перечисленные выше факторы, то вряд ли могут возникнуть сомнения, что на территории Мурманской области могут быть созданы, по крайней мере, два кластера, связанных с изменением целевых ориентиров и стратегических программ развития экономики региона: один – на территории города Мурманска (назовем его условно «ресурснотранспортный»), другой – в Кировско – Апатитском районе Мурманской области, («ресурсно - научный»), на территории которого находятся не только крупнейшие горнодобывающие и металлургические предприятия, но и наряду с КФ ПетрГУ и филиалом СанктПетербургского Инженерно – экономического университета, но и расположены институты Кольского научного центра РАН.

В тоже время следует заметить, что любой вариант создания кластеров и связанный с ним вариант модернизации структуры высших учебных заведений на территории Мурманской области, на наш взгляд, может быть успешным только при проведении осмысленной кластерной политики исполнительной и законодательной властями региона. Они Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ не только должны выступить в роли инициаторов создания таких кластеров, но и обеспечить формирование благоприятных условий для их развития.

В целях осуществления кластерной политики представляется необходимым создать при Правительстве региона Фонд науки, технологий и инноваций, который бы имел возможность представлять гранты для содействия экономическому росту и развитию в области науки, технологии и инноваций, а также коммерциализации научных и иных инноваций в регионе. Данный фонд должен иметь возможность представлять венчурный капитал коммерческим предприятиям и образовательным организациям. В тоже время ВУЗы региона для развития компаний, связанных с ними, и привлечения инвесторов из частного сектора, должны получить законодательную возможность для создания собственных венчурных фондов.

Соответственно, при создании каждого из указанных выше кластеров должна измениться и структура ВУЗов, расположенных на территории региона. На территории города Мурманска необходимо на базе Мурманского государственного технического университета создать Мурманский Национально – исследовательский технический университет со следующими приоритетными направлениями подготовки специалистов:

судовождение, промышленное рыболовство и эксплуатация флота; техника и технология переработки гидробионтов и сельскохозяйственного сырья; надежность и эффективность технических систем, работающих в условиях Крайнего Севера и Арктики; водные биоресурсы и аквакультура; обеспечение жизнедеятельности поселений на северных и арктических территориях;

В городе Апатиты необходимо создать Кольский Академический образовательный центр, с целью подготовки специалистов высшей квалификации по следующим приоритетным направлениям: разведка, добыча и технологии переработки природных ресурсов;

экология промышленного освоения Севера и Арктики; энергетическое обеспечение районов Севера и Арктики; морская арктическая биология и экология; экономика Севера и Северного морского пути;

Важной составляющей модернизации системы учреждений ВПО Мурманской области и реализации, приоритетных направлении по подготовке специалистов должна стать тесная координация с другими учреждениями ВПО, как находящимися в соседних регионах (Архангельская область, Республика Карелия), так и осуществляющих подготовку по совпадающим направлениям в других регионах Российской Федерации. Орган такой координации уже создан: им является Арктическая ассоциация университетов России.

Но ему в самое ближайшее время необходимо, во - первых, интенсифицировать свою работу по определению направлений и первоочередных мер, связанными с подготовкой специалистов для регионов Севера и Арктики и, во – вторых, установить принципы взаимодействия и осуществления совместных образовательных и научно – исследовательских программ с университетами и колледжами зарубежных стран, имеющих или претендующих на Арктический статус.

И самое последнее. Модернизация системы учреждений ВПО в каждом регионе нашей страны должна осуществляться только исходя из определения долгосрочных целей развития, как самого данного региона, так и всей страны в целом. И при ее осуществлении, как говорится, « надо семь раз отмерить…». Но вот действительно с чем надо торопиться – так это с реформой: переходом ВУЗов на новые стандарты обучения, включая уровневую систему подготовки, и на новые образовательные технологии. И наконец – то понять: уровень качества образования в нашей стране есть важнейшая характеристика уровня ее национальной безопасности.

Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ Л.Г. Ивашов, генерал-полковник, д.и.н., профессор (Академия геополитических проблем, г. Москва)

ОБОСНОВАНИЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО СТАТУСА РОССИИ И

ЕВРАЗИЙСКОГО СОЮЗА

Статус России как великой державы. Многим хорошо известны слова Адмирала флота Советского Союза С.Г. Горшкова о морской мощи государства как совокупности средств освоения Мирового океана и средств защиты государственных интересов при рациональном их сочетании. Морская мощь предстает как система, для которой «характерно не только наличие связей между ее компонентами (военный, транспортный, промысловый, научно-исследовательский флоты и т.д.), но и неразрывное единство со средой – океаном, во взаимоотношениях с которым система выражает свою целостность» [1]. Прежде чем обратиться к анализу морской (и не только) мощи России и Евразийского Союза, следует, во-первых, определить состояние геополитических интересов стран мира в Арктике и, во-вторых, выяснить, каковы критерии признания статуса России как великой державы.

Несомненно, что начало XXI в. совпало с обострением геополитических противоречий ряда стран мира (в первую очередь, приарктических государств) в Арктике. Поэтому вряд ли следует согласиться с мнением такого рода: «Если раньше в арктической геополитике доминировали вопросы национальной безопасности, военные и оборонные аспекты, то ныне на первый план выдвинулись экономические и гуманитарные проблемы.

Подобная тенденция выражается в сотрудничестве по охране окружающей среды, делам коренных народов, а также в научных исследованиях и др.». Причем этот же автор далее утверждает нечто обратное: «…главный вопрос для приарктических государств, а также для всех потенциальных участников освоения природных ресурсов Арктики – это обеспечение национальных интересов» [2]. Схватка за Арктику, за ее природные ресурсы и возможности транспортной логистики обостряется. Так, арктическая политика Евросоюза, который считает себя непосредственным участником арктической политики благодаря арктическому статусу Дании, Финляндии и Швеции, направлена на решение проблем, связанных с предотвращением глобальной экологической катастрофы – губительного для Европы изменения климата, связанного с происходящими в Арктике процессами. Страны Евросоюза располагают уникальным потенциалом в области морской торговли. Их гавани являются начальными и конечными точками многих важнейших торговых маршрутов.

Различные компании этих стран осуществляют около 39 % общего объема морских контейнерных перевозок в мире. Улучшение условий для судоходства в Арктике может быть с успехом использовано для повышения эффективности торгового флота ЕС. В конце г. Еврокомиссия сформулировала, а годом позже Совет министров иностранных дел Евросоюза одобрил три важнейшие цели ЕС в Арктике:

– сохранение природной среды и автохтонного населения;

– обеспечение добычи ресурсов, не наносящей ущерб окружающей среде;

– участие в многостороннем управлении делами региона.

По мнению ряда китайских аналитиков, разработка стратегически важных сырьевых ресурсов и развитие новых морских путей в Арктике имеют для Китая геополитическое и – особенно в перспективе – военно-стратегическое значение. Ход рассуждений здесь довольно простой: во-первых, «Арктика – основной регион, где формируется погода Северного полушария, в том числе на территории Китая», а во-вторых, между стихийными бедствиями в КНР и «устойчивым повышением глобальной температуры может быть связь, и таяние арктических льдов играет критическую роль в этом процессе». Поэтому «Большая стратегия Китая» предполагает превращение его к 2020 г. в крупнейшую экономическую державу мира, увеличение в 4 раза ВВП по сравнению с 2000 г. и – как следСтратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ ствие – превращение его из «региональной державы с глобальным влиянием в глобальную державу» [3]. Значимость транспортно-логистических интересов Китая в Арктике возрастает по мере наращивания экспортного потенциала китайской экономики (в 2010 г. Китай стал первой экспортной державой мира). Использование российского Севморпути позволит сократить расстояние между Китаем и Западной Европой вдвое по сравнению с нынешними южными маршрутами.

Значительный интерес к Арктике начинает проявлять Индия, политическое руководство которой сформулировало ряд приоритетных задач:

– расширение экономического, научного и политико-стратегического сотрудничества с «северянами» на двусторонней основе;

– широкомасштабное изучение политической обстановки в Арктике и выработка специальной индийской «арктической стратегии»;

– продвижение идеи снижения конфронтации в регионе;

–объявление Арктики регионом, свободным от ядерного оружия [4].

Более того, интерес к Арктическому региону продиктован необходимостью изучения глобального изменения климата, поскольку предполагаемое повышение уровня Мирового океана в результате таяния ледников чревато затоплением большой части территории Индии и нарушением жизнедеятельности более 100 млн. ее жителей [5]. Наибольшие опасения Индии связаны с резкой активизацией в Арктике Китая. В долгосрочном плане Индия рассматривает Китай как своего основного стратегического противника в Азии, а, возможно, и в мире. В индийском обществе довольно распространенным является мнение, согласно которому в отдаленном будущем можно ожидать полноценного возвращения индийцев на свою историческую родину (большинство индийских ученых полагает, что арии, пришедшие в Индию три с половиной тысяч лет назад, начали свой путь из Арктики).

Ограничимся еще одним сопоставлением геополитических интересов стран мира в рассматриваемом регионе. В 2008 г. Геологическая служба США впервые опубликовала оценки неразведанных запасов энергетических ресурсов Арктики. Согласно этим оценкам, к северу от Полярного круга может залегать порядка 134 млрд. баррелей (около 19 млрд.

тонн) нефти и газового конденсата, а также 47,2 трлн. кубометров природного газа. В случае, если данные запасы будут подтверждены, доказанные мировые запасы нефти вырастут на 9,7%, природного газа – на 25,3% [6]. Из расчетов следует, что в Арктическом регионе сконцентрировано 22% мировых неразведанных запасов углеводородного сырья, в том числе 30% неразведанных запасов природного газа, 20% – газового конденсата и 13% – сырой нефти [7]. Особо следует обратить внимание на то, что наибольшая доля ожидаемых запасов углеводородного сырья сосредоточена в российском секторе Арктики (таблица 1).

Из приведенных выше данных следует, что прочные позиции в Арктическом регионе могут занимать лишь державы, обладающие большим экономическим и военным потенциалом и в полной мере реализующие свои геополитические устремления. Из скаСтратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ занного выше следует сделать вывод о том, что вопрос о геополитическом статусе России логично дополнять тем, как он (статус) обретает новые очертания в формате геополитического статуса Евразийского Союза, объединяющего поначалу Россию, Казахстан и Белоруссию.

После Второй мировой войны великими державами были признаны пять постоянных членов Совета Безопасности ООН: США, СССР, Великобритания, Франция и Китай.

Эти же державы приобрели дополнительное влияние благодаря обладанию ядерным оружием. Уставом ООН на великие державы была возложена главная ответственность за поддержание мира и всеобщей безопасности. К концу XX века в число великих держав вернулись Япония и воссоединившаяся Германия. Кроме того, к таким державам сегодня относятся Индия, Бразилия и Италия. Среди десяти перечисленных великих держав по состоянию на 2009-2011 [9] Россия занимает трете место (значение интегрального показателя – 9,09) после США (17,57) и Китая (13,69). При этом лидирующие позиции Россия занимает лишь по двум показателям – территория и ядерное оружие, которые позволяют нам занимать почетное третье место по интегральному показателю в тройке сверхдержав (9,09%). Первый из этих показателей следует оценивать как результат геополитической истории страны, второй – как наследие оборонно-промышленного комплекса Советского Союза.

Более того, Россия остается в тройке космических держав, наряду с США и Китаем. После окончания холодной войны и развала мировой системы социализма резко снизился статус России как великой державы. Связанные с благоприятной мировой конъюнктурой экономические успехи и политическая стабильность России с начала XXI века позволили ей усилить свое положение в мире и в ближнем зарубежье, а также претендовать на статус восстанавливающейся сверхдержавы. В настоящее время ведутся дискуссии о статусе потенциальных сверхдержав, т.е. о государствах, которые находятся в процессе превращения в сверхдержаву и могут стать таковыми в XXI веке. Считается, что Соединённые Штаты Америки являются единственным государством в мире, соответствующим определению сверхдержавы, хотя некоторые эксперты говорят, что США могут потерять этот статус в ближайшее время [10]. В настоящее время потенциальными сверхдержавами называют Бразилию, Европейский союз и Индию (как потенциальные сверхдержавы), Китай (как уже практически реализовавшуюся сверхдержаву) и Россию (как восстанавливающуюся потенциальную сверхдержаву). Однако, как показывает практика, подобные предсказания могут не дать ожидаемого результата. Так, к примеру, правомерность признания России в качестве полноправной сверхдержавы вызывает множество споров в связи с утратой прежних позиций на международной арене, значительным сокращением стратегических ядерных сил, низким уровнем и качеством жизни, коррупцией и растущим год от года вывозом капитала, отсталостью в науке, устаревшей инфраструктурой, системным внутриэкономическим кризисом и сложной демографической обстановкой.

В связи с этим следует, во-первых, рассматривать вопрос о возможности восстановления статуса сверхдержавы России в составе зарождающегося Евразийского союза по аналогии с Европейским союзом – одним из центров силы в обретающем свои контуры многополярном мире, и, более того, разрабатывать геополитический проект обретения статуса великодержавности Евразийским союзом. Во-вторых, статус сверхдержавы следует рассматривать в ракурсе геополитического дискурса, а именно: на основе какой геополитической доктрины решаются задачи достижения державной мощи, имеющей, по крайней мере, четыре измерения (экономическое, военное, политическое и социокультурное).

Вопрос о необходимости разработки геополитической доктрины России давно назрел, что вызвано коренными изменениями в устройстве современного мира. Начало этому было положено публикацией авторами данной статьи проекта «Геополитической доктрины Российской Федерации» в журнале «Геополитика и безопасность» [11]. Необходима разСтратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ работка стратегии сохранения цивилизационной и территориальной целостности России как великой державы в многополярном мире. При этом мы должны исходить из признания реалий современности, выражающих объективно действующие геополитические закономерности:

– многополярность складывается в ходе противостояния за региональное господство между США, Европой, Россией, Китаем, Индией и Японией. Главный процесс в этом направлении – становление трех ключевых регионов: Европейского Союза, Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА) и восточно-азиатской группировки вокруг Большого Китая. Остальной мир во все возрастающей степени будет зависеть от этих трех ключевых регионов. Статус России после «геополитической катастрофы», в которую попал Советский Союз опустился до уровня регионального лидера с большими перспективами трансформироваться в мировую державу, как с точки зрения военных возможностей, так и динамичного экономического роста. Общий объем национального богатства современной России оценивается в 60 трлн долл., более 30 трлн. долл. из них составляет природно-ресурсный потенциал (для сравнения: национальное богатство всех стран мира составляет 550 трлн. долл., половина из которых приходится на страны «семерки».

Национальное богатство США составляет 24 трлн. долл., а совокупный объем национального богатства стран СНГ – 80 трлн. долл.). В условиях перехода к многополярному устройству мира на геоцивилизационной основе у России появляется исторический шанс возродиться в статусе великой державы и стать ядром Евразийского союза;

– все более отчетливой предстает геоцивилизационная карта современного мира, включающая – русско-евразийскую, западную, латиноамериканскую, арабомусульманскую, индуистскую, китайскую и тропически-африканскую геоцивилизации (В научной литературе встречаются и другие названия геоцивилизаций). На евразийском континенте акторами мировой политики выступают пять из указанных выше геоцивилизаций, между которыми перманентно присутствует геополитическое соперничество за владение геопространством, природными ресурсами, транспортными коммуникациями;

– переход к многополярному мироустройству связан с тем, что все большее число стран, бросающих вызов США, объединяются вокруг региональных геополитических полюсов или же в сетевые (межконтинентальные) геополитические союзы (ШОС, Евразийский союз, CELAC (сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна), АТЭС, БРИКС и др.). Растет вероятность «глобальной войны» за перераспределение сфер влияния между региональными геополитическими полюсами силы;

– экономическая и военная мощь начинает быстро перетекать из евроатлантического пространства в азиатско-тихоокеанское. Эта часть света во многих отношениях становится центром мира вследствие того, что с начала второго десятилетия Китай стал первой экспортной державой мира;

– сферой столкновения геополитических и геоэкономических интересов великих мировых держав в процессе глобального перемещения экономической и военной мощи в Азиатско-Тихоокеанский регион становится Арктика, заключающая в своих недрах колоссальные запасы природных ресурсов и потенциал развития транспортных коммуникаций. По мнению ряда ученых, XXI век может стать началом арктической эпохи.

Геополитическая мощь Евразийского Союза. Высказанная выше идея о возможности восстановления статуса сверхдержавы России в составе зарождающегося Евразийского союза и о разработке соответствующего геополитического проекта должна опираться на стратегию нейтрализации угроз безопасности Евразийского союза.

Необходимость формирования соответствующих вооружённых сил, по своей структуре полностью отвечающих стратегии и роли формируемого на Евразийском континенте нового политико-экономического образования должна быть реализована, следуя геополитическому принципу «объединения слабых вокруг сильного». Применительно к рассматриваемому вопросу это может найти воплощение в объединении сырьевых стран Евразии Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ вокруг России. При этом необходимо учитывать, что Арктика оказывается основой морской мощи не только России, но и всего Евразийского союза.

Становление Евразийского Союза как нового актора мировой политики предполагает необходимость рассмотрения вопроса о его геополитическом статусе пока еще в постановочном порядке – на уровне обобщенного видения будущего и обоснования математического моделирования. Пожалуй, настало время осмысления глобального мира (макрокосма) и человеческого мира (микрокосма) на основе синтеза гуманитарного и естественнонаучного и технического знания. Эта идея, разумеется, не нова. Еще в 60-70 гг.

XX в. она реализовалась по широкому фронту исследований сущности, направлений и социальных последствий научно-технической революции. Современный глобальный мир синергетических процессов, нового, шестого технологического уклада, новых технологий управления природными, социальными и психическими процессами, новых смыслов человеческого бытия взывает к качественно новому синтезу научного знания. Не в меньшей степени это коснулось и геополитики, которая в своем новом формате – глобальном – все более настоятельно обращается к необходимости количественного измерения, моделирования и прогнозирования изменений базовых параметров. Остановимся, в первую очередь, на геополитическом статусе государств (и других акторов мировой политики), выражающем их совокупную мощь.

Обобщенной характеристикой геополитического статуса выступают «сила», «мощь», «могущество», которые получали обоснование еще в работах основателей классической геополитики и теории международных отношений. Обобщенным показателем этих характеристик выступают модели геополитического статуса, охватывающее две группы параметров [12]:

– геополитические потенциал, т.е. собственно геополитические атрибуты государства или союза государств (территория, месторазвитие, население, экономика, оборона);

– внутренние и внешние факторы государственного или союзного устройства (качество государственного управления, степень независимости – политической, экономической, военной, участие в военно-политических коалициях).

Роберт Клайн, американский стратег, автор методики «оценки мировых сил» утверждал, что «сила на международной арене может быть определена просто как способность правительства одной страны заставить руководство другой предпринять то, что это последнее никогда не сделало бы по своей воле, причем это может быть осуществлено за счет убеждения, принуждения или откровенного применения военной силы» [13]. Следовательно, военная сила представляет собой основу национальной мощи государства, которая, в свою очередь, определяется как совокупность материальных и моральных возможностей влияния и властвования за пределами национальных границ. На международной арене национальная мощь государства представляется ее лидерами, военно-политическим руководством. Именно это руководство утверждает и претворяет в жизнь стратегические цели государства на перспективу. Клайн предложил рассматривать национальную мощь государства следующим образом:

P – воспринимаемая национальная мощь государства;

C – «критическая масса», равная совокупности населения и территории страны;

E – экономический потенциал государства;

M – военный потенциал государства;

S – стратегические цели;

W – воля к реализации национальной стратегии.

Применительно к США Клайн рассматривал национальную мощь как способность оказывать на другие государства решающее влияние при принятии ими политических решений, распространять на них свою власть (power – и мощь, и власть) [14]. По сути, речь Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ идет о тесном взаимодействии объективных и субъективных факторов обеспечения национальной мощи государства, которые необходимо учитывать в ходе реформы Вооруженных Сил России, которые должны находиться в постоянной готовности вести борьбу в глобальном, региональном и локальном масштабах и быть готовыми всегда отразить потенциальную внешнюю угрозу и акты международного терроризма. Итак, военную мощь государства следует рассматривать как совокупность военного, экономического, научнотехнического и морально-политического потенциалов государства или коалиции государств. Военная мощь государства воплощается в вооруженных силах и их способности выполнить поставленные перед ними задачи. В свою очередь, сила во внешнем мире – это, прежде всего, способность влиять на поведение другого государства в желаемом для себя направлении, это способность устанавливать различные формы зависимости одного государства от другого, а именно: прямые, косвенные, опосредованные, с помощью насилия, убеждения, обещания выгод, лишения имеющихся преимуществ, создания условий, при которых остается лишь одна альтернатива, один выход из положения. Но если это так, то не менее очевидно, что это воздействие может достигаться разными способами, а не только использованием военного потенциала, военного давления, угрозы или, в конечном счете, ведения войны.

Надо отдавать себе отчет в том, что сильная Россия Западу не нужна. И наши партнеры будут продолжать делать все возможное, чтобы потеснить нас на международных рынках, затруднить сотрудничество со странами СНГ и в масштабах Евразийского Союза, другими соседями и наращивать свое военное и технологическое превосходство. Особенно четко проглядывается стремление расчленить Россию на множество конфликтующих между собой мелких государств, загнать ее в глубь Евразии и тем самым оградить американские интересы в Европе и на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и в АзиатскоТихоокеанском регионе буферными зонами. В обеспечении национальной безопасности сохраняет свое значение и военная мощь российского государства, к которой следует прибегать лишь в случаях, когда возможности других средств действительно исчерпаны. Поэтому требуется согласованное осуществление акций невоенного и военного характера с учетом, прежде всего того, что новые формы экономического, информационнопсихологического противоборства оказывают существенное влияние и во многом изменяют и характер вооруженной борьбы, направленность строительства и подготовки Вооруженных Сил и других войск. Общая формула расчета геополитического статуса имеет следующий вид:

S(t) = FA(t)·G(t), где S(t) – статус в определенный период времени t;

FA – «функция влияния», указанных выше факторов, не связанных непосредственно с геополитическим потенциалом;

G(t) – геополитический потенциал, значение которого определяется по следующей формуле:

G(t) = 0,5(1 + Xм0,43)XТ0,11 XD0,19 X E0,27, где Xi (i = T, D, E, M) – доли государства в общемировых показателях соответственно в территориальной, демографической, экономической и военной сферах. В случае признания целью государства повышения своего геополитического статуса величина S(t) может быть использована в качестве целевой функции при стратегическом планировании внешней политики государства [15]. Данные для расчета геополитического статуса по приведенным выше формулам следует брать, исходя из сопоставления численности населения и вооруженных сил, места государств в мировых рейтингах, данных по ВВП отдельных блоков и стран мира, в частности, стран Евразийского Союза и в целом входящих в СНГ.

Геополитический статус государства определяется также состоянием его транспортной инфраструктуры, которая развивается в соответствии с определенными геополиСтратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ тическими закономерностями. Последние определяют существо транспортной геополитики. Транспортную геополитику России следует рассматривать как одно из ключевых оснований национальной безопасности, определяемое техническими и организационными параметрами страны, характером ее включенности в мультимодальные коридоры, историей ее развития, перспективами роста. Соответственно этому, национальная безопасность, включающая в качестве основных компонентов экономическую, экологическую, информационную, военно-политическую безопасность, однозначно не сводима ни к одному из указанных выше компонентов. В отличие от многих европейских стран, Россия изначально существовала как целостное геополитическое образование на евразийском континенте, что объективно предопределяло наличие исторически сложившихся транспортных сетей и узлов (караванные и речные пути, морское судоходство) Тем самым мы имеем все основания рассматривать транспортную геополитику России как целостный фрагмент российской геополитики. Исходным императивом при определении основных параметров транспортной геополитики является наличие естественных границ (морское побережье, реки, горы, пустыни и т.д.), что есть выражение одного из законов геополитики, определяющего структуру политранспортной системы. Иначе говоря, транспортная геополитика рассматривается как производная от геополитического статуса какого-либо государства.

На современном этапе развития экономики интенсивные рыночные отношения потребовали новых подходов в организации перемещения грузов и товаров от производителя к потребителю. Транспортные пути оказываются материальной основой инфраструктуры регионов, владение которыми позволяет влиять на общественно-политические и экономические процессы в пределах не только отдельных регионов, но и на глобальном уровне. Одним из ведущих направлений геополитики становится создание политтранспортной системы, объединяющей все эти отдельные элементы перемещения товаров в единую сеть с целью обеспечения доступа к рынкам сбыта и сырьевым запасам при сокращении времени перевозок и стоимости доставки груза «от двери до двери». Анализ содержания и состояния транспортной геополитики в современных условиях следует осуществлять на основе системного подхода, реализованного на единой геополитической карте мира (ГКМ), составленной из отдельных системообразующих элементов т.е. карт:

географических, природно-ресурсных, климатических, экологических, политических, экономических, социокультурных, карт возможных театров военных действий и, наконец, политранспортных применительно к различным регионам Земли. Тогда можно записать:

Примером политранспортной карты может служить карта мировой транспортной глобализации, составленная специалистами Европейского исследовательского центр в Испре (Италия) [16]. Исторические, политические, экономические, географические факторы, создающие условия многополюсности современного мира, настоятельно требуют системного подходов к решению задачи объединения регионов и территорий на базе формирования единой политранспортной системы. Она сама по себе закрепляет интересы отдельных регионов современного многополюсного мира, формируется из мультимодальных транспортных коридоров и транспортных узлов. Транспортные коридоры определяют конкретные геополитические задачи государства, а транспортные узлы являются критическими местами наибольшей опасности и риска сбоя непрерывности процесса и увеличения стоимости перевозок. Решать это противоречие помогают единые информационнологистические системы управления политранспортным процессом, которые организуют беспрерывную работу по регулированию времени и стоимости перемещения грузов мультимодальной транспортной сети. Такая сеть представляет собой матричную структуру, совмещенную с остальными картами ГМК, ребра которой определяют транспортные коСтратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ ридоры, а вершины – транспортные узлы. Тем самым формируется основа сценария развития транспортной геополитики и транспортной экспансии.

На современной геополитической карте мира Россия находится в центре транспортных интересов сразу трех наиболее развитых регионов: Северной Америки, ЮгоВосточной Азии и Европы. Они открыли для себя на огромном пространстве новые рынки сбыта и источники ресурсов, доступ к которым возможен только через создание политранспортной системы и мультимодальных коридоров (рис. 1). В «Концепции государственной транспортной политики» Правительства РФ (сентябрь 1997 г.) в связи с этим сказано: «Соответствующее развитие транспортной инфраструктуры международного значения должно не только создать благоприятные условия для повышения эффективности экспортно-импортных перевозок российских грузов отечественными перевозчиками, но и стимулировать важнейшую форму экспорта транспортных услуг – транзитные перевозки через территорию России» (выделено нами. – Л.И., И.К.).

Рис. 1. Международные транспортные коридоры (МТК) России-Евразии, (Источник: http://www.facebook.com/photo.php?fbid=) Существующую Транссибирскую магистраль дополняют БАМ, КВЖД, с одной стороны, и коридор Париж – Берлин – Варшава – Москва. С другой – морские коммуникации Северной Америки и Юго-Восточной Азии замыкаются как на порты Балтийского моря, так и на порты Дальневосточного региона.

Развитый речной и морской флот России дает доступ к любому транспортному узлу Европейской и Азиатской части России, а Северный морской путь и Волго-Балт замыкают речные пути России на мировые океанические линии. Уже сейчас существуют перспективные проекты мультимодального коридора Сибирь – Берингов пролив – Аляска.

Отсюда следует, что транспортная геополитика России должна быть направлена в ХХI веке на всемерное развитие матричной транспортной сети, где меридиональную составляющую обеспечит флот «река–море» и автомобильный транспорт, а широтную – железная дорога. Роль транспортных узлов этой сети возьмут на себя уже существующие речные и морские порты и железнодорожные терминалы.

Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ Сложившуюся геополитическую карту мира можно характеризовать следующим соотношением:

Д – валовой национальный продукт (ВНП);

А – часть ВНП, потребляемая внутри региона;

В – часть ВНП, ориентированная на мировой товарообмен (бартер);

С – часть ВНП, предназначенная на приобретение продукции других регионов.

Или: + + = 1, где,,, – весовые коэффициенты ВНП.

Нетрудно прийти к следующим выводам:

1.При = 1 ( = 0, = 0) регион в своем развитии полностью замкнут на себя, экономически и политически независим от мировых хозяйственных связей.

2. При = 1 ( = 0, = 0) регион во всех экономических и политических действиях частично зависим от других полюсов.

3. При = 1 ( = 0, = 0) регион полностью зависим от других геополитических образований.

В первом случае регион не заинтересован в развитии международных мультимодальных коридоров и сетей, его инвестиции и свободный капитал, направляются на совершенствование политранспортной системы региона. Такая политранспортная политика была характерна для СССР, начиная с 20-х годов. Во втором случае важную роль играют политические, экономические договоры и торговые соглашения между государствами, создающие предпосылки для совместного проектирования, развития и совершенствования политранспортной системы. В конечном итоге, такая система является одним из ключевых звеньев полюса в современном мире. Положения упомянутой выше Концепции государственной транспортной политики получили развитие в ряде принятых позже государственных документов: Морская доктрина Российской Федерации на период до 2020 года (2001 г.), Арктическая стратегия (2008 г.), Транспортная стратегия Российской Федерации на период до 2030 года (2008 г.), Стратегии развития железнодорожного транспорта в Российской Федерации до 2030 года (2008 г.).

В современной России решение ее транспортных интересов позволяет либо диктовать политику сопредельным мировым геополитическим образованиям, либо полностью от них зависеть. Например, уже сейчас поведение стран Балтии (20% экспорта российской нефти, 10% экспорта сырья) во многом оказывает влияние на политический климат в России. С другой стороны, Транссиб, КВЖД, БАМ, трубопроводы Россия – Европа, российский флот «река–море» и 9-й мультимодальный коридор вынуждают соседей считаться с национальными интересами России. Очевидно, что взвешенная транспортная геополитика России должна опираться на баланс весовых коэффициентов ВНП,,, пропорции которых необходимо закладывать в основу разработки сценариев геополитического прогноза создаваемого Евразийского Союза. Для России это имеет принципиальное значение вследствие необходимости сохранения контроля над необъятными пространствами центра Евразии в условиях усиления роли ряда процессов: системного кризиса, сокращения численности народонаселения, обвального сокращения экономического потенциала, углубления разрыва между благополучными и депрессивными регионами и др. Поэтому анализ состояния и перспектив транспортной геополитики целесообразно осуществлять в контексте современной глобальной ситуации, которую необходимо раскрыть с учетом представлений глобальной геополитики.

Если геополитика «мыслит пространством», то транспортная геополитика «мыслит направлениями». Общая потенциальная стоимость подтвержденных (разведанных) извлекаемых запасов в недрах всех стран мира составляет 88 трлн. долл., из них на Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ страны европейского континента приходится около 35 трлн. долл. (40%), а на Россию – 12,4 трлн. долл. (14%). При этом глобализация экономики сулит России немалые выгоды в связи с благоприятной структурой ее минерально-сырьевой базы, занимающей первое место в мире по абсолютной стоимости подготовленных запасов высоколиквидного сырья (нефть, газ, цветные и благородные металлы, алмазы). Такой геоэкономический потенциал обусловливает формирование соответствующих направлений транспортной геополитики России – оптимизация транспортной инфраструктуры в центральной части Евразии и закрепление надежных выходов на международные транспортные коридоры. Активное включение России в них, равно как и освоение сырьевых ресурсов, развитие энергетики и высокотехнологичных производств, позволит ей обеспечить контроль над континентальной Евразией и восстановить исторически сложившуюся роль «геополитического балансира», гаранта мирового равновесия сил. Достаточно обратиться к карте основных транспортных путей между Европой и Азией, чтобы убедиться в эффективности транспортных коммуникаций, проходящих по российской территории (здесь нельзя забывать перспективность Северного морского пути для включения в транспортный коридор). При этом огромные территории Западной и Восточной Сибири, шельфа морей Северного Ледовитого океана остаются неиссякаемыми (в обозреваемом будущем) источниками сырьевых ресурсов, пресной воды, чистого воздуха, ценных видов растений и животных. К настоящему времени Российский Север представляет обширную территорию (7% всей земной суши), глобальная роль которой состоит в том, что она представляет собой биосферный резерват земного шара. Ее холодные консервирующие пространства являются главным поставщиком кислорода на планете. За чистую воду и чистый воздух нетронутых ландшафтов, ожидаются главные войны в ХХI веке, поскольку эти ландшафты представляют не меньше богатства, чем их недра. Современная геополитическая стратегия должна, следовательно, органически сочетать «мышление пространством» и «мышление направлениями».

Приведенная выше аналитика геополитического потенциала и геополитического статуса государства применима и к межгосударственным союзам и при прогнозировании геополитических сдвигов и потрясений в 2012-2025 гг. В этот период с большой вероятностью предполагается осуществление в ряде промышленно развитых стран, в т.ч. и в России, коренных экономических, политических и социальных реформ. Поэтому разработка геополитического мегапроекта сохранения российских пространств под единым государственным флагом и построение Евразийского Союза как одного из полюсов могущества полицентричного мира – это актуальная задача ближайшего времени.

1. Горшков С.Г. Морская мощь государства. М.: Воениздат, 1976. С. 3- 2. Мазур И. И. Арктика – точка бифуркации в развитии глобального мира // Век глобализации. 2010. Вып. № 2 (6). С. 94, 102- 3. Ли Чжэньфу. Анализ китайской стратегии морских путей в Арктике) // Чжунго жуанькэсюэ. 2009. № 1. C. 1-7; Большая стратегия Китая / Отв. pед. Ху Аньган. Ханчжоу, 4. Sakhujar V. The Arctic Council: Is There a Case for India. Indian Council of World Affairs, 2011. P. 5. Saran Sh. Why the Arctic Ocean is Important to India // Business Standard (Delhi), 14.06. 6. Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle, 2008 // U.S. Geological Survey Fact Sheet 2008- 7. Budzik P. Arctic Oil and Natural Gas Potential. U.S. Energy Information Administration. Office of Integrated Analysis and Forecasting. Oil and Gas Division. October, 2009); BP Statistical Review of World Energy. July 2011. P. 6, 8. Lindholt L., Glomsrd S. The Role of the Arctic in Future Global Petroleum Supply // Statistics Norway, Research Department. Discussion Papers № 645. February Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ 9. http://en.wikipedia.org/wiki/List_of_top_international_rankings_by_country;

http://ru.wikipedia.org/wiki/ (http://www.atimes.com/atimes/Middle_East/LL07Ak01.html); Седрик Мун (Cedric Moon).

Конец сверхдержавы. ИноСМИ.ру. 31.01. 2010.

11. Геополитика и безопасность. 2012. № 1 (17) 12. См., например: Fucs W. Formeln zur Macht. Prognosen ber Volker, Wirtschaft, Potentiale.

Stuttgart: Deutsche Verlag – Anstalt, 1965; Саати Т. Принятие решений. Метод анализа иерархий. М.: Радио и связь, 1993; Глобальный силомер // Политический журнал. 2005. № 3 и др.

13. Cline R. S. World Power Assessment. A Calculus of Strategic Drift. Washington, 1975. P. 8.

14. Cline R. S. World Power Assessment 1977. Boulder (Colo), 1977. Р. 34.

15. Винокуров Г.Н., Коняхин Б.А., Подкорытов Ю.А. Геополитический статус Китая как фактор российской политики ядерного сдерживания Соединенных Штатов // Стратегическая стабильность. 2008. № 2. С. 49-53.

16. http://habrahabr.ru/blogs/popular_science/58085/ Н.П. Лаверов, вице-президент РАН, академик РАН А.Н. Дмитриевский, академик РАН; В.И. Богоявленский, член-корреспондент РАН

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ МОРСКОГО ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ

В АРКТИКЕ

Рост мировой потребности в углеводородном сырье и истощение его запасов на суше активизировали в последние десятилетия поисково-разведочные работы в акваториях морей и океанов, приведшие к существенному росту морской нефтегазодобычи. В последние годы доли морской нефти и газа от мирового объема добычи превышают 30%.

Россия обладает около 21% шельфа Мирового океана (свыше 6 млн. км2), при этом наиболее перспективный и доступный с точки зрения бурения шельф превышает 60% площади ее акваторий. Общепризнанным является высокий углеводородный (УВ) потенциал шельфа России – суммарные извлекаемые ресурсы оцениваются многими ведущими отечественными специалистами в более чем 100 млрд. т условного топлива (оценки западных экспертов намного скромнее), из которых газовая составляющая достигает 80%. При этом наибольший объем УВ, около 90%, сосредоточен в Арктических морях [1, 2, 10].

Активные геологоразведочные работы, включая сейсморазведку методом общей глубинной точки – МОГТ (рис.1) и бурение (рис.2), начавшиеся на шельфе западного полушария Арктики более 40 лет назад, а восточного - более 30 лет назад, завершились открытием ряда новых крупных нефтегазоносных бассейнов (НГБ) или морских продолжений НГБ, ранее открытых на суше (рис.2): Бофорта-Маккензи и Свердруп (Канада), Северного склона Аляски (США), Западно-Баренцевского (Норвегия), ВосточноБаренцевского и Южно-Карского (Россия). На российском шельфе обнаружены наиболее крупные месторождения (Штокмановское, Русановское, Ленинградское, Долгинское, Приразломное и др.) с запасами нефти и газа около 10 млрд. т нефтяного эквивалента. Самое крупное – Штокмановское – содержит свыше 3.9 трлн. м3 газа и 56 млн. т конденсата [1, 10]. Сложные природно-климатические условия и имеющиеся на современном этапе технологические и экономические проблемы его освоения отодвинули начало разработки на неопределенный срок.

В 2011 г. на Приразломном нефтяном месторождении (ОАО «Газпром»), расположенном в 60 км от берега на шельфе Печорского моря и закрытом льдом большую часть года (7-8 месяцев), установлена одноименная морская стационарная ледостойкая платСтратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ форма гравитационного типа, построенная в России. Планируется, что добыча нефти начнется в 2013 г. В зимнее время температура воздуха достигает -500С, а толщина льда – 1. м. Это накладывает на компанию-оператора особые требования по обеспечению безопасности для окружающей среды. Оптимизм вселяет нефтяной терминал Варандей (ОАО «Лукойл»), расположенный в 22 км от берега недалеко от Приразломного месторождения.

Терминал успешно работает с 2007 г. и способен отгружать до 12.5 млн. т нефти в год, вывозимой круглогодично танкерами ледового класса, имеющими для повышения безопасности двойные борта и дно.

Опыт освоения морских арктических и субарктических месторождений показал, что первоочередные месторождения для организации морских нефтегазовых промыслов в условиях сложной ледовой обстановки рационально выбирать вблизи побережья с широко развитой инфраструктурой. Особый интерес представляют залежи, которые можно разрабатывать горизонтальными скважинами, пробуренными с берега или искусственных островов. Такой поход успешно опробован на ряде опытных полигонов (месторождениях) в арктических и субарктических условиях США (море Бофорта – Endicott и другие 8 месторождений) и России (шельф Охотского моря – Чайво-море, Одопту-море и Карского моря - Юрхаровское) и является наименее опасным для ранимой природы Арктики [2, 10].

Рис.1. Изученность акваторий Арктики сейсморазведкой МОГТ Стратегия морской деятельности России и экономика природопользования в Арктике _ Рис.2. Размещение нефтегазоносных бассейнов и скважин в Арктике.

Проведенный анализ ресурсов, запасов и объемов добычи УВ в циркумарктическом регионе показал, что здесь Россия является мировым лидером по ряду позиций: по началу добычи на суше - с 1969 г. на Мессояхском и с 1972 г. на Медвежьем месторождениях (на 8 и 5 лет раньше, чем на месторождении Prudhoe Bay на Аляске); по объемам накопленной добычи УВ на суше (в 3.5 раза больше чем на Аляске); по ресурсам и запасам УВ на суше и шельфе (В.И.Богоявленский и др., 2011). В настоящее время морская добыча углеводородного сырья ведется в трех НГБ: Северного склона Аляски (9 месторождений), Западно-Баренцевском (Snohvit) и Южно-Карском (Юрхаровское). За счет разработки Юрхаровского месторождения, основные запасы которого расположены под морским дном (Тазовская губа), с 2005 г. Россия является лидером по объемам добычи УВ на шельфе Арктики, опережая суммарную добычу США и Норвегии (рис.3).

В последние годы значительно увеличилась лицензионная активность крупнейших нефтегазодобывающих компаний на арктическом шельфе США и Канады. Одна лишь компания Shell в ходе лицензионного конкурса 2008 г. выплатила США бонусы 2.1 млрд.

долл. за 275 лицензионных участков в Чукотском море, а общие выплаты превысили 2. млрд. долл. В 2012 г. компания Shell начала активные буровые исследования на шельфе Аляски – планируется пробурить 4 скважины.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 14 |
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА РОССИЙСКИЙ СТУДЕНТ – ГРАЖДАНИН, ЛИЧНОСТЬ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ Материалы Всероссийской научно-практической студенческой конференции 18 марта 2010 г. Нижний Новгород 2010 ББК 74.200.50 УДК 3 Р 74 В сборник материалов V Всероссийской конференции Российский студент – гражданин, личность, исследователь включены тезисы...»

«ISSN 2313-2248 Федеральное государственное бюджетное научное учреждение РОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ПРОБЛЕМ МЕЛИОРАЦИИ (ФГБНУ РосНИИПМ) ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОРОШАЕМОГО ЗЕМЛЕДЕЛИЯ Сборник научных трудов Выпуск 55 Новочеркасск РосНИИПМ 2014 УДК 631.587 ББК 41.9 П 901 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В. Н. Щедрин (ответственный редактор), С. Д. Магай, А. В. Акопян, Т. П. Андреева. РЕЦЕНЗЕНТЫ: В. И. Ольгаренко – профессор кафедры Мелиорация земель Новочеркасского...»

«Лесные ресурсы таежной зоны России: проблемы лесопользования и лесовосстановления Российская академия наук Научный совет РАН по лесу Учреждение Российской академии наук Карельский научный центр РАН Институт леса Кар НЦ РАН Институт экономики Кар НЦ РАН ГОУ ВПО Петрозаводский государственный университет Карельский научно-исследовательский институт лесопромышленного комплекса Министерство лесного комплекса Республики Карелия ФГУ Санкт-Петербургский научно-исследовательский институт лесного...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. РАМОЧНАЯ КОНВЕНЦИЯ GENERAL ОБ ИЗМЕНЕНИИ КЛИМАТА FCCC/SBSTA/2002/5 15 April 2002 RUSSIAN Original: ENGLISH Вспомогательный орган для консультирования по научным и техническим аспектам Шестнадцатая сессия Бонн, 5-14 июня 2002 года Пункт 4 а) предварительной повестки дня МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ РУКОВОДЯЩИЕ ПРИНЦИПЫ ДЛЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ДОКЛАДОВ И РАССМОТРЕНИЯ КАДАСТРОВ ПАРНИКОВЫХ ГАЗОВ СТОРОН, ВКЛЮЧЕННЫХ В ПРИЛОЖЕНИЕ I К КОНВЕНЦИИ (ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ РЕШЕНИЙ 3/СР.5 И...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ И ПРОГРЕССИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ТЕКСТИЛЬНОЙ, ЛЕГКОЙ И ПОЛИГРАФИЧЕСКОЙ ОТРАСЛЯХ ПРОМЫШЛЕННОСТИ Всероссийская научно-техническая конференция студентов и аспирантов ДНИ НАУКИ 2010 СБОРНИК СТАТЕЙ Санкт-Петербург 2010 УДК 67/68 ББК 65.9(2)304.22 П78 П78 Проблемы экономики и...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Кузбасский государственный технический университет имени Т. Ф. Горбачева ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ: ВЗГЛЯД МОЛОДЕЖИ Материалы III Всероссийской научно-практической конференции 29 марта 2013 г. Кемерово 2013 УДК 351/354 Проблемы и перспективы развития системы государственного и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ Одесский государственный политехнический университет Материалы международной юбилейной научно-практической конференции Проблемы обучения иностранных студентов: поиски, находки, перспективы. Одесса 2000 Материалы международной юбилейной научно-практической конференции УДК 378.147 ББК Ч34(2)48 Утверждено на заседании Ученого совета ОПУ Редакционная коллегия: И.Г. Миракьян – ответственный редактор, доцент, кандидат филологических наук Л.Г. Овчаренко доцент,...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САРАТОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.И. ВАВИЛОВА НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА В АПК Материалы Международной конференции, посвященной 105-летию со дня рождения профессора Красникова Владимира Васильевича САРАТОВ 2013 1 УДК 631.17:338.436.33 ББК 30.61:65.32 Новые технологии и технические средства в АПК:...»

«Министерство наук и и профессионального образования Республики Саха (Якутия) Технический институт (филиал) ГОУ ВПО Якутский государственный университет им. М.К. Аммосова в г. Нерюнгри Южно-Якутский научно-исследовательский центр Академии наук Республики Саха (Якутия) Научно-образовательный центр Минерально-сырьевые ресурсы и технологии их оценки (ГОУ ВПО ЯГУ) Администрация муниципального образования Нерюнгринский район МАТЕРИАЛЫ XI всероссийской научно-практической конференции молодых ученых,...»

«Министерство образования и наук и Украины; Национальное агенство по УСЛОВИЯ УЧАСТИЯ В КОНФЕРЕНЦИИ вопросам государственной службы; Государственное агенство водных Для участия в конференции необходимо до 31 марта 2014 года подать в ресурсов Украины; Национальный университет водного хозяйства и оргкомитет оформленную заявку, текст тезисов докладов и квитанцию об оплате природопользования; Академия таможенной службы Украины; Академия организационного взноса в размере 350 грн. за следующими...»

«Федеральное агентство морского и речного транспорта Федеральное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Морской государственный университет им. адм. Г.И. Невельского СБОРНИК ДОКЛАДОВ 60-й международной молодежной научно-технической конференции МОЛОДЁЖЬ. НАУКА. ИННОВАЦИИ Гуманитарная часть 28-29 марта 2013 г. Том 2 Владивосток 2013 УДК 656.6.08 (06) Сборник докладов 60-й Международной молодежной научно-технической конференции Молодежь. Наука. Инновации...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Брянский государственный технический университет Молодёжное научно-техническое общество БГТУ МАТЕРИАЛЫ Региональной научной конференции студентов и аспирантов Достижения молодых ученых Брянской области Посвящается 80-летию БГТУ БРЯНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО БГТУ 2010 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Брянский государственный технический университет Молодежное научно-техническое общество БГТУ Комитет по образованию, наук е, культуре и СМИ Брянской областной Думы...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СИБИРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ГЕОДЕЗИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ Уважаемые коллеги! С 22 по 23 мая 2013 года проводится ежегодная межвузовская научная студенческая конференция МНСК-2013 Интеллектуальный потенциал Сибири. Приглашаем Вас принять участие в работе секции Геоинформационное обеспечение устойчивого развития территорий в рамках направления...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования УФИМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НЕФТЯНОЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Филиал в г.Октябрьском ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ МЕЖВУЗОВСКОЙ НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ, ПОСВЯЩЕННОЙ 50-ЛЕТНЕМУ ЮБИЛЕЮ ФИЛИАЛА УФИМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО НЕФТЯНОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В г.ОКТЯБРЬСКОМ 20 октября 2006 г. Том II Уфа 2006 УДК 378 (06) ББК 74.58 П 78 Редакционная коллегия: В.Ш.Мухаметшин (отв.редактор)...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О БИОЛОГИЧЕСКОМ UNEP/CBD/COP/8/1/Add.2 1 March 2006 РАЗНООБРАЗИИ RUSSIAN ORIGINAL: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Восьмое совещание Куритиба, 20-31 марта 2006 года ПРОЕКТЫ РЕШЕНИЙ ДЛЯ ВОСЬМОГО СОВЕЩАНИЯ КОНФЕРЕНЦИИ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Записка Исполнительного секретаря ВВЕДЕНИЕ 1. Настоящая записка обобщает элементы различных проектов рекомендаций, представленных для рассмотрения на восьмом совещании...»

«ХХХII ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ И БЕЗОПАСНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЛОЖНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ И ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ Часть 5 Серпухов 2013 XXХII Всероссийская НТК, филиал ВА РВСН (г. Серпухов), 2013 УДК 681.51.037 ББК 30.14 П 78 Сборник трудов посвящён разработке проблем обеспечения эффективности и устойчивости функционирования сложных технических систем, а также развитию и совершенствованию системы военного образования в условиях реформы в вузах Министерства...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Совет молодых ученых и специалистов Тамбовской области Международная академия теории и практики организации производства Российская академия естественных наук Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный технический университет ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА (статус мероприятия - международный) Научно - практическая конференция...»

«Ойкумена. 2010. № 2 118 Барбенко Я.А. XII всероссийская конференция молодых учёных История и культура Дальневосточной России и стран АТР XII-th allrussian conference of young scientists History and Culture of Far Eastern Russia and the Pacific Rim Countries В двенадцатый раз собрались в этом апреле молодые гуманитарии на традиционное биеннале – конференцию молодых учёных. Структура конференции оказалась очень интересной – помимо пленарных и секционных заседаний, а также традиционного в...»

«ХХХII ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПРОБЛЕМЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ И БЕЗОПАСНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЛОЖНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ И ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ Часть 4 Серпухов 2013 XXХII Всероссийская НТК, филиал ВА РВСН (г. Серпухов), 2013 УДК 681.51.037 ББК 30.14 П 78 Сборник трудов посвящён разработке проблем обеспечения эффективности и устойчивости функционирования сложных технических систем, а также развитию и совершенствованию системы военного образования в условиях реформы в вузах Министерства...»

«МИНИСТЕРСТВО МЕЛИОРАЦИИ И ВОДНОГО ХОЗЯЙСТВА СССР ОТДЕЛЕНИЕ ГИДРОТЕХНИКИ И МЕЛИОРАЦИИ ВАСХНИЛ МИНИСТЕРСТВО МЕЛИОРАЦИИ И ВОДНОГО ХОЗЯЙСТВА УССР МИНИСТЕРСТВО МЕЛИОРАЦИИ И ВОДНОГО ХОЗЯЙСТВА БССР ГЛАВПОЛЕСЬЕВОДСТРОЙ МИНВОДХОЗА СССР ПРОБЛЕМЫ МЕЛИОРАЦИИ ПОЛЕСЬЯ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО МЕЛИОРАЦИИ ЗЕМЕЛЬ ПОЛЕСЬЯ ЧАСТЬ II Минск – 1970 К.И.БУРЛЫКО, Ю.Н.НИКОЛЬСКИЙ, К.П.РУДАЧЕНКО, В.В.ШАБАНОВ, В.П.ЩИПАКИН ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ СИСТЕМА “ЛЕСНОЕ” И...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.