WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |

«ГОСУДАРСТВО – ЭКОНОМИКА – ПОЛИТИКА: АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ Сборник научных трудов Всероссийской научно-методической конференции Санкт-Петербург Издательство Политехнического ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и РФ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ГОСУДАРСТВО – ЭКОНОМИКА – ПОЛИТИКА:

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ

Сборник научных трудов

Всероссийской научно-методической конференции

Санкт-Петербург

Издательство Политехнического университета 2010 УДК 94:33(063) Государство – экономика – политика: актуальные проблемы истории.

Сб. научных трудов Всерос. науч.-метод. конф. СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2010. 306 с.

В публикуемых материалах конференции обсуждаются актуальные проблемы экономической истории как научного направления и учебной дисциплины. В исторической ретроспективе рассматриваются различные аспекты развития государственного сектора экономики, регулирования торговопромышленной деятельности и трудовых отношений и т.п. Значительное внимание уделено истории экономической политики в условиях экономических и финансовых кризисов.

Материалы докладов печатаются в авторской редакции.

Ответственный за выпуск – д.и.н., профессор, заведующая кафедрой истории С.Б. Ульянова © Санкт-Петербургский государственный ISBN политехнический университет, Е.М. Аллагулова

КООПЕРАТИВНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

В УСЛОВИЯХ АДМИНИСТРАТИВНО-КОМАНДНОЙ СИСТЕМЫ

Стерлитамак, СГПА им. Зайнаб Биишевой Социально-экономическая реконструкция в СССР 30-х годов изменила систему собственности. На смену многообразным формам мелкой собственности, которая разрешалась в годы нэпа, пришла унифицированная кооперативная собственность. Советская конституция 1936 г.

признала ее, наряду с государственной, одной из форм социалистической собственности. Такую собственность, по статье 7, представляли общественные предприятия колхозов и кооперативных организаций с их скотом, оборудованием, продуктами и общественными зданиями. Однако в отличие от нормальных кооперативов, земля колхозов и других советских кооперативов являлась государственной собственностью и передавалась им лишь в «свободное» и постоянное» пользование. Но постоянства, тем более свободы пользования в действительности не было, так как советская власть сама определяла судьбу колхозов и других видов кооперации. В партии сложилось представление о кооперативной собственности как второстепенной, не имеющей перспективы. Еще в начале 1919 г. Ленин писал, что кооперация есть аппарат буржуазный, однако нельзя отвернуться от задачи использовать его для целей управления и строительства [1]. Эти две противоречащие друг другу точки зрения определили компромиссный характер советской кооперативной политики и колебания ее в разные периоды советского владычества [2].

Многообразные формы кооперативных учреждений 20-х годов подверглись чистке и были подчинены различным наркоматам. Для мелкой ремесленной и кустарной промышленности сохранилась промысловая кооперация. Сельскохозяйственная кооперация трансформировалась в колхозы (артели). Вся их хозяйственная деятельность подчинялась государственным планам, сохраняя некоторые внешние атрибуты кооперации.

С конца 30-х годов основной тенденцией в развитии колхознокооперативной собственности явилось постепенное сокращение количества колхозов и промартелей при росте уровня обобществления собственности и концентрации производства. В Башкирии количество колхозов сократилось с 3982 в 1940 г. До 721 в 1960 г. Это явилось результатом укрупнения колхозов, преобразования части колхозов, в основном убыточных, в совхозы. Однако решить проблему убыточности этими мерами не удалось, а после реорганизации МТС в 1958 г. и продажи техники колхозам она еще более обострилась. Число артелей промкооперации в этот период также сокращалось. В Башкирии их количество в 1944 г.

составляло 169, а на 1 января 1960 года – 86 [3]. Это сокращение происходило различными путями: ликвидацией убыточных артелей и их объединением с более сильными в экономическом отношении, переводом в государственную промышленность, превращением промартелей в сельской местности в сельскохозяйственные артели. При этом выпуск продукции предприятий промартелей увеличивался. Например, в 1950 году он составил 190 процентов к уровню 1940 г. и 170 процентов к уровню 1946 года. В 1956 г. было принято решение о передаче убыточных артелей в государственную промышленность, что завершилось ликвидацией промысловой кооперации в 1960 г.

В развитии социальных групп, связанных с кооперативной формой собственности в БАССР можно проследить как общие тенденции, характерные для социально-классовой структуры всего советского общества, так и специфические особенности, вызванные особенностями социальноэкономического развития автономной республики. По данным переписей 1939 и 1959 гг. численность колхозников сократилась с 876,8 тыс. до 681,9 тыс. человек, а удельный вес в самодеятельном населении упал с 65,8 % до 40,8 % [4]. Сравнивая аналогичные показатели по СССР в целом, можно отметить, что снижение численности колхозников в стране и в регионе шло примерно одинаковыми темпами. Сокращение же удельного веса колхозников в БАССР происходило быстрее (на 25 %), чем в СССР в целом (на 13,9 %). Тем не менее, удельный вес колхозного крестьянства в республике оставался еще выше общесоюзного показателя.



Это можно объяснить тем, колхозам в Башкирии принадлежала большая роль в сельскохозяйственном производстве, нежели совхозам, а сельское хозяйство представляло одну из главных и традиционных отраслей народного хозяйства республики.

Тенденции качественных изменений в колхозном крестьянстве говорят о прогрессе в социальном облике этого класса. Он выразился, прежде всего, в росте образовательного уровня сельского населения. Число лиц, имеющих высшее, среднее и неполное среднее образование, выросло в 4,9 раза с 1939 по 1959 гг. Этот период характеризуется началом профессиональной специализации колхозного крестьянства. В переписи 1939 г.

отмечено, что более 90 % колхозников не имели специальности, а на оставшиеся 10 процентов приходились председатели колхозов и их заместители, бригадиры полевых бригад, скотники, конюхи, доярки. Трактористы, комбайнеры отнесены к категории рабочих. Лишь после реорганизации МТС в 1958 г. и перехода большой части их кадров в число работников колхозов начинается расширение профессионального состава колхозного крестьянства за счет индустриальных профессий.

Кооперированные кустари близки по своей социальной природе к колхозному крестьянству. Их численность и удельный вес в составе самодеятельного населения БАССР практически не изменился. Что касается общесоюзных показателей, то численность кооперированных кустарей в стране сократилась с 2,3 млн. человек в 1940 г. до 1,2 млн. в 1958 г., т.е.

почти наполовину. Удельный вес сократился с 3,2 % до 1,6 %, но он оказался несколько выше, чем в Башкирии (1,1 %).

Рост выпуска продукции кооперированных предприятий, стабильность численности кооператоров Башкирии при сокращении числа артелей промкооперации свидетельствовали о повышении концентрации производства, уровня обобществления кооперативной собственности, ее сближения с государственной формой собственности. Ликвидация кооперативной собственности в городе не отвечало интересам всех членов общества. Государственная промышленность оказалась неспособной удовлетворить растущие потребности населения в качественных товарах потребления, бытовых услугах. Решение о передаче убыточных артелей в государственную промышленность означало перевод их на государственную дотацию, но не стимулировало рост производительности труда.

Преодоление убыточности промкооперации экономическими, а не административными мерами – вот что соответствовали бы интересам не только кооперированных кустарей, но и общества в целом.

Краткий анализ развития колхозно-кооперативной формы собственности и общественных групп, связанных с ней, на примере БАССР свидетельствует о наличии прогрессивных тенденций в изменениях, происходивших в этих группах. Однако для успешной работы кооперации необходима определенная степень свободы и самостоятельности, которые исключались тотальным вмешательством государства в экономическую жизнь общества. Поглощение и замена кооперации государственными организациями противоречили интересам населения. Российская кооперация стала одной из жертв административно-командной системы управления советской экономикой.

Примечания 1. Ленин В.И. ПСС. Т. 28. С.365.

2. Билимович А.Д. Кооперация в России до, во время и после большевиков. М., 2005. С.90.

3. ЦГИА РБ. Ф.815. Оп.2. Д.227. Л.75; Оп.3. Д.148. Л.171. Д.162. Л.2.

4. ЦГИА РБ. Ф.472. Оп.6. Д.520. Л.72, 73, 75, 77; Ф.804. Оп.2. Д.813. Л.23.; Ф.472.

Оп.9. Д.3560. Л.34, 46, 37.

ТАМОЖЕННЫЕ СТРУКТУРЫ УКРАИНЫ

В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1917–1920 ГГ.

Днепропетровск, Академия таможенной службы Украины Как известно, на момент Февральской революции 1917 г. Таможенное ведомство Российской империи представлялось Департаментом таможенных сборов (далее – ДТС), входящим в состав Министерства финансов. Эта система в неизменном виде досталась в наследство Временному правительству. Таможенные структуры и органы, находящиеся на территории Украины (всего 19 учреждений и 805 штатных сотрудников), в полной мере подчинялись ДТС, несмотря на появление в марте 1917 г.

Украинской Центральной Рады, и продолжали руководствоваться законодательными и нормативными документами дореволюционного времени. Единственным новшеством Временного правительства в этой сфере следует признать создание по постановлению от 14 июля при Министерстве торговли и промышленности Таможенно-тарифного комитета и Таможенно-тарифной комиссии, в состав которых входили представители ряда ведомств и торгово-промышленных организаций. Правда, другим своим постановлением, от 14 октября, правительство упомянутый комитет распустило, оставив лишь комиссию. Одновременно с этим отдел торговли при том же Министерстве торговли и промышленности подразделялось на отделы внутренней и внешней торговли. Последний имел прямое отношение к таможенному делу. Таким образом, таможенное дело государства к концу 1917 г. контролировалось и осуществлялось по сути двумя Министерствами – финансов и торговли и промышленности.

Октябрьский государственный переворот 1917 г., приведший к власти большевиков, привел к определенным изменениям в таможенной системе. Уже 27 декабря для управления Департамента таможенных сборов Центральный комитет Всероссийского союза таможенных служащих назначил Временный совет, заменивший директора. Распоряжения данного Совета неукоснительно выполнялись и таможенными органами Украины вплоть до начала апреля 1918 г.





Провозглашение IV-м Универсалом Центральной Рады в январе 1918 г.

государственной независимости Украины фактически означал выход государственных структур и органов, находящихся на территории украинских губерний, из состава общероссийской системы. Таможенные структуры, естественно, не стали исключением. Для начала была создана комиссия по организации таможенной службы в Украине, а 3 апреля таможни Украины перешли в подчинение Департамента таможенных сборов Министерства Украинской Народной Республики (далее – УНР). На основе заключенного в январе с государствами Четвертного блока Брестского договора Украина установила временный таможенный контроль на своей западной границе. Дореволюционное российское законодательство менялось на законодательство УНР, деловодство переводилось на украинский язык.

29 апреля 1918 г. в Украине произошел государственный переворот и к власти пришел гетман П. Скоропадский. УНР была переименована в Украинскую Державу. ДТС продолжил свою работу при Министерстве финансов, но был также создан Финансовый совет, ставший высшим органом финансовой политики украинского государства. 12 июня между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой (РСФСР) и Украинской Державой был подписан договор, по которому определялась совместная украинско-российская граница с одновременной организацией по обе ее стороны таможенного контроля.

Не стояло на месте и таможенное дело Советской России. Министерство торговли и промышленности было переименовано в Народный комиссариат торговли и промышленности (далее – НКТиП), при котором в апреле 1918 г. был создан Таможенно-тарифный и трактатный отдел.

ДТС был переведен из состава Наркомата финансов в состав НКТиП, что сосредотачивало все таможенное дело в рамках именно этого наркомата.

Постановлением Совнаркома РСФСР от 29 июня 1918 г. ДТС был переименован в Главное управление таможенного контроля (далее – ГУТК).

Несмотря на официальный договор с Украинской Державой, советские вожди России, учитывая результаты мировой войны, проигранной покровителями и союзниками гетмана, активно готовились к установлению в Украине своего господства. Еще 28 ноября 1918 г. на территории РСФСР было создано Временное рабоче-крестьянское правительство Украины, которое, опираясь на штыки российской Красной армии, должно было заменить режим Скоропадского. Но большевиков, как известно, опередила национальная Директория, подготовившая восстание против гетмана и установившая свое правление в декабре 1918 г. Таким образом, Красная армия, вторгшаяся в пределы Украины, вынуждена была воевать против войск возрожденной УНР.

После начала военных действий в декабре 1918 г., в целом успешных для большевиков, последние задумались о необходимости дальнейшего существования украинско-российской государственной и таможенной границы. Так как советское правительство Украины решало в этот период более важные для себя вопросы войны и собственного выживания, отложив все остальные проблемы на потом, то естественно, что инициативу решения вопроса о статусе границы взяли на себя российские заинтересованные ведомства, в первую очередь ГУТК, предложившее ликвидировать границы между советскими республиками, установив лишь общесоветскую государственную границу. Одновременно с этим предлагалось объединить таможенные структуры всех советских республик в одну централизованную систему, ясное дело, под руководством ГУТК РСФСР.

Продолжение военных действий на территории Украины не позволило российскому таможенному ведомству решить этот вопрос быстро и позитивно для себя. Высшее руководство РСФСР, как и высшее руководство советской Украины (с января 1919 г. – СНК УССР), предпочло отложить решение проблему централизации таможенной системы на потом. Поэтому для российских таможенников не оставалось ничего иного, как пытаться решить вопрос путем прямых переговоров с украинской стороной, дабы определить более-менее нормальный режим функционирования границы и таможенно-пропускной системы на ней. Благо большевики, представляющие Украину, как правило, не были по своим политическим взглядам автономистами и к тому же вынуждены были подчиняться общепартийной дисциплине. Все это влияло на ведение переговоров в первой половине 1919 г. в позитивном для российской стороны ключе, то есть руководство Украины в целом склонялось к идее объединения советских таможенных структур. Первым шагом к этому стала ликвидация с начала апреля 1919 г. Украинско-российской государственной и таможенной границы.

Но пока шли переговоры, руководители Украины не могли оставить республиканскую таможенную систему бездеятельной. Декретом СНК УССР от 9 марта 1919 г. ДТС был подчинен Совету народного хозяйства Украины и переименован в Отдел таможенного контроля (далее – ОТК).

В июле Совнархоз принял решение о слиянии в одно ведомство двух своих отделов – ОТК и отдела внешнего товарообмена.

1 июня 1919 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял резолюцию об “объединении военных и материальных сил РСФСР с Советскими Республиками: Украиной, Белоруссией, Литвой и Латвией”. Этот документ, по сути стал основой для дальнейших процессов централизации таможенных систем всех советских республик, чего так упорно добивались московские таможенные руководители.

Но изменение хода боевых действий на территории Украины в пользу Вооруженных сил Юга России генерала А. Деникина и объединенных армии УНР и Украинской Галицкой армии привело к тому, что большевики были вынуждены оставить большую часть территории республики.

Естественно, что и таможенная система Украины вышла из-под их контроля. Деникин, не будучи монархистом, в общем, симпатизировал идеям Временного правительства и поэтому во всех контролируемых его войсками областях восстанавливал законы и структуры, существовавшие до октябрьского 1917 г. переворота. Но в Украине его власть прочной и стабильной не была, тыл белых клокотал многочисленными крестьянскими восстаниями, поэтому нормализовать таможенную систему здесь белые не могли, да и не успевали из-за произошедших не в их пользу перемен на фронте. К концу 1919 г. большевики вернули себе контроль над основной частью Украины.

За время их отсутствия в Украине идея объединения всех советских таможенных учреждений в одно ведомство только усилилась. Советские правители Украины теперь еще больше зависели от своих старших московских товарищей, поэтому безропотно соглашались передать таможенные структуры республики под контроль Москвы. Уже 20 января 1920 г. возрожденный ОТК был переподчинен Главному управлению таможенного контроля РСФСР.

С целью совершенствования и унификации таможенной системы Украины, а также для улучшения связи между советскими правительствами Украины и России в мае 1920 г. вводилась должность уполномоченного Наркомата внешней торговли (далее – НКВТ) РСФСР при СНК УССР (далее – УпНКВТ). Уполномоченный должен был быть и посредником между, правительствами, и координатором всего таможенного дела в Украине. При нем создавалось целое управление УпНКВТ. 21 июня ОТК был переведен из прямого подчинения ГУТК РСФСР в штат созданного управления УпНКВТ. Становилась очевидной коллизия: таможенное дело Украины в целом контролировался Наркоматом внешней торговли РСФСР, а в самой России – Наркоматом торговли и промышленности.

Очевидно, в том числе для устранения этой коллизии 6 июня 1920 г.

был расформирован НКТиП, а часть его структурных подразделений, включая ГУТК, переданы в состав НКВТ. Именно с этого момента НКВТ стал единственным советским ведомством, отвечающим за реализацию государственной монополии на внешнюю торговлю. Одновременно правительством РСФСР также при НКВТ был учрежден Совет внешней торговли, ставший координатором действий государственных органов в сфере внешней торговли. В июне 1920 г. было утверждено “Положение про Главное управление таможенного контроля и пограничной охраны (далее – ГУТКиПО)”, которым при НКВТ создавалось новое соответствующее управление, объединяющее усилия таможенников и пограничников.

В соответствии с этим положением летом 1920 г. было разработано “Положение про Отдел таможенного контроля и пограничной охраны (далее – ОТКиПО) Управления уполномоченного НКВТ РСФСР при СНК УССР”. То есть речь идет об унификации структурной реорганизации таможенной системы всех советских республик.

Важным этапом развития таможенной системы Украины стало территориальное разграничение зон действия ОТКиПО и таможенных округов РСФСР. До этих пор на территории Украины существовал только один таможенный округ – Одесский, в состав которого входили 10 таможенных учреждений на румынской границе и черноморском побережье. Таможенные учреждения украинского Приазовья подчинялись Южному таможенному округу РСФСР, а Коростенский таможенный пост – Смоленскому. После установления перемирия с поляками, таможенные структуры Смоленского округа были переведены на западную границу, а пост в Коростене ликвидирован. Приазовские же таможни 2 сентября 1920 г. были переподчинены ОТКиПО управления УпНКВТ. В октябре территория Украины была поделена на три таможенных округа – Харьковский, Киевский и Одесский, подчиняющихся ОТКиПО. В их состав входили окружные таможенные отделения 1-го и 2-го разрядов с подчиненными им низовыми таможенными учреждениями.

В октябре же 1920 г. приказом НКВТ РСФСР ГУТКиПО было переименовано в Таможенно-материальное управление (далее – ТМУ), а в ноябре таможенная и пограничная составляющие как ТМУ в России, так и ОТКиПО в Украине были вновь разъединены. ОТУиПО вернул себе прежнее название – ОТК. Охрана границы возлагалась на Особый отдел Всероссийской чрезвычайной комиссии.

Окончательно курс на централизацию советской таможенной системы был определен так называемым Союзным рабоче-крестьянским договором между правительствами РСФСР и УССР, подписанным 28 декабря 1920 г. По этому договору ряд ключевых республиканских ведомств и наркоматов, в том числе внешней торговли, объединялись и с этих пор оставались лишь в составе правительства России, тогда как в правительстве Украины они представлялись уполномоченными.

ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ЛЮДСКИХ РЕСУРСОВ

В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

(ПО МАТЕРИАЛАМ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ)

В период Великой Отечественной войны в Советском Союзе имели место беспрецедентные в истории человечества перемещения людских ресурсов, в которых участвовало более 17 млн. человек1.

Эвакуационные мероприятия в стране возглавил образованный июня 1941 г. при СНК СССР Совет по эвакуации. Перемещением гражданского населения ведало реорганизованное Главное переселенческое управление при СНК СССР, которое осуществляло эвакуацию людей из районов боевых действий совместно с военным командованием, а из прифронтовых регионов – с местной администрацией. Вопросами перебазирования граждан в составе предприятий и учреждений занимались соответствующие наркоматы.

Содержание эвакуационной политики определялось постановлениями ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества» от 27 июня 1941 г., «О порядке эвакуации населения в военное время» от 5 июля 1941 г. и др. В Курскую область как тыловую с первых дней войны стали поступать эвакуированные граждане. Всего за июнь- август 1941 г. на жительство в область прибыло 16,5 тыс. человек3. Преимущественно это были специалисты предприятий оборонной промышленности, преподаватели и студенты вузов, детские дома, семьи партийных и советских работников.

Уже 4 августа 1941 г. Курские обком ВКП(б) и облисполком наметили объекты народного хозяйства, подлежащие эвакуации, а их руководителями было рекомендовано разработать конкретные планы перебазирования. 31 августа 1941 г. Курским облисполкомом было принято решение «Об эвакуации населения из западных прифронтовых районов области»4.

Стихийный выезд людей за пределы области в этот период пресекался.

В соответствии с распоряжением Главного переселенческого управления при СНК от 6 сентября 1941 г. в сельских районах области возобновилось проводимое в предвоенные годы и прерванное в июне-августе переселение колхозников в безлюдные районы Поволжья и Западной Сибири с целью расширения в них производства сельскохозяйственной продукции, которому подлежало около 40 тыс. человек. Несмотря на агитационную работу, материальную поддержку, угрозу скорой оккупации желающих переселиться было не много. К тому же выделялось недостаточно транспорта. В сентябре-октябре было выселено примерно 12 тыс. человек5.

К середине сентября линия фронта приблизилась к западной границе области. 15 сентября 1941 г. Бюро обкома и облисполкома приняло постановление «Об эвакуации имущества из прифронтовых районов области»6, по которому вывозу железнодорожным транспортом подлежали материальные ресурсы, предприятия и квалифицированные специалисты.

Сельскохозяйственная техника, скот и сопровождавшие их сельские жители отправлялись в глубь страны «самоходом».

В конце октября создалась угроза оккупации г. Курска. 23 октября 1941 г. город был объявлен на осадном положении, а населению специальным радиообращении рекомендовано покинуть город, что фактически было уже невозможно7.

В начале декабря 1941 г. продвижение фашистских войск было приостановлено. На этом первый этап эвакуации, в ходе которого было эвакуировано 72 тыс. курян, завершился8.

Весной 1942 г. фашистское командование предприняло новое крупномасштабное наступление. К 10 июня обострилась военная обстановка на территории Курской области. Обком ВКП (б) и исполком облсовета 24 июня приняли совместное решение «Об обязательном переселении населения из 30-километровой прифронтовой зоны», по которому эвакуации подлежало 60 тыс. человек9. Однако 28 июня противник перешел в наступление, а 29 июня железнодорожная магистраль, по которой осуществлялись эвакуационные перевозки, оказалась им перерезанной. К этому времени было отселено 25 тыс. человек, что составляло чуть более 40% намеченного.

На экстренном заседании бюро обкома партии и облисполкома июня 1942 г. было принято постановление «Об эвакуации населения, имущества и скота» из всех оставшихся не оккупированными населенных пунктов. В условиях стремительного вражеского наступления люди направлялись в тыл пешком. Значительная часть людей была настигнута в пути фашистскими войсками и принудительно возвращена домой. С территории Курской области летом 1942 г. эвакуировалось 436 тыс. человек10.

На основании постановления СНК РСФСР от 23 августа 1942 г. Курские обком и облисполком приняли решение «О расселении 5 тыс. семей колхозников Курской области в Новосибирской области». Переселению подлежало 5,5 тыс. человек, проживавших в оставшихся не оккупированными населенных пунктах Курщины, и 3,2 тыс. человек временно размещенных в Тамбовской и Воронежской областях. Это мероприятие проводилось в целях развития свекловодства в Западной Сибири, а курские колхозники имели богатый опыт по возделыванию сахарной свеклы. Если переселение курских колхозников из других областей проходило в соответствии с намеченным планом и завершилось к концу сентября, то выселение крестьян из Курской области проходило с большими трудностями. К середине октября выехали только отдельные семьи11.

Важной задачей являлось рациональное размещение эвакуированного населения в тылу. Одна часть эвакуированных направлялась в глубокий тыл, где включалась в экономику восточных областей страны, а другая – размещалась в близлежащих тыловых областях с тем, чтобы сразу после освобождения родных мест вернуться и приступить к восстановительным работам.

Из Курской области в глубокий тыл были вывезены промышленные предприятия, учебные заведения, детские учреждения, семье партийных и советских работников. В близлежащие тыловые местности были перемещены областные и районные административные учреждения, значительная часть работников железнодорожного транспорта и связи, ряд предприятий легкой и пищевой промышленности, основная масса эвакуированных колхозников.

В результате прибытия огромной массы людей многие индустриальные центры тыловых регионов оказались перенаселены. В этих условиях руководство страны приняло решение о размещении всего незанятого в работе предприятий и учреждений населения в сельской местности12.

Особое значение в деле трудоустройства беженцев имело постановление СНК СССР «О состоянии трудоустройства и бытового обслуживания эвакуированного населения» от 23 марта 1943 г., в котором перед руководством тыловых территорий ставилась задача обеспечить стопроцентную занятость прибывшего населения. Принятые меры привели к тому, что трудоустроенность работоспособных эвакуантов составила к 1945 году около 90%13.

С декабря 1941 г., когда была освобождена часть территории страны, в том числе и ряд населенных пунктов Курщин, начался процесс реэвакуации. В этот период в восточные районы области возвратились работники МТС для организации весеннего сева, а также специалисты сахарных заводов. Однако в связи с новым немецко-фашистским наступлением летом 1942 г. все возвратившиеся людские и материальные ресурсы пришлось повторно эвакуировать. Все восстановленные объекты были разрушены14.

Следующая волна реэвакуации в стране началась после освобождения в ходе зимне-весеннего наступления 1943 г. значительной территории, в том числе и большей части Курской области. Руководством страны началась разработка единого долгосрочного плана восстановительных работ, включая механизм реэвакуации. В феврале 1943 г. при Госплане было образовано Управление по восстановлению хозяйства в освобожденных районах, в составе которого действовал Отдел по реэвакуации.

Характерной чертой реэвакуационных мероприятий весны-лета 1943 г.

в Курской области являлась их непосредственная связь с предстоящей битвой. Особое значение придавалось восстановлению железнодорожных магистралей и организации баз для ремонта боевой техники, поэтому в область шло массовое возвращение работников железнодорожного транспорта и предприятий оборонной промышленности. Большое внимание уделялось возрождению сельского хозяйства, и, в первую очередь, организации весеннего сева. Согласно постановлению СНК СССР от января 1943 г. «О мероприятиях по восстановлению МТС в районах, освобожденных от немецкой оккупации», туда к началу весенней посевной предполагалось вернуть всех ранее эвакуированных механизаторов. Весной-летом 1943 г. из эвакуации вернулось до 10 тыс. специалистов и почти 300 тыс. сельских жителей15.

Коренной перелом стал предпосылкой масштабных восстановительных работ на освобожденной территории. В августе 1943 г. при СНК СССР был образовано Комитет по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецко-фашистской оккупации. Развернутая программа первоочередных восстановительных работ содержалась в постановлении СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 21 августа 1943 г. Она предполагала проведение восстановительных мероприятий в сфере промышленности, транспорта, сельского хозяйства, образования и здравоохранения, следовательно, и массовую реэвакуацию специалистов этих отраслей народного хозяйства. Но квалифицированных работников, реэвакуиурющихся в пострадавшие местности, было недостаточно для выполнения запланированных работ, поэтому специальными распоряжениями правительства туда дополнительно направлялись необходимые специалисты. В 1943-1945 гг. в Курскую область возвратились около 46 тыс. курян и прибыло на работу около 1 тыс. специалистов сельского хозяйства из восточных регионов16.

Следующий этап реэвакуации начался летом 1946 г. после опубликования постановления Совмина СССР от 13 апреля «Об отмене установленного на военное время порядка перевозки пассажиров»17. В этот период возвращались временно задержанные в местах эвакуации в связи с производственной необходимостью, а также жители тех населенных пунктов, въезд в которые ранее был ограничен. К концу 1946 г. в область вернулось еще 5 тыс. человек. Отдельные случаи возвращения имели место до 1948 г.

Отсутствие реального плана эвакуации и связанные с этим многочисленные ошибки при ее проведении привели к тому, что перемещение людей не удалось осуществить в максимально возможном объеме. Реэвакуация проходила в более благоприятной обстановке, была продолжительнее во времени, лучше спланированной, поэтому прошла с меньшими потерями.

Данные Г.А. Куманева см.: В ин-те Российской истории РАН: Людские потери в Великой Отечественной войне: Международная научная конференция // Отечественная история. -1996. – № 3. – С. 196.

См.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1951 гг.

//Ред. П.Н.Поспелов и др. Т. 2.. М.: Воениздат. 1961. – С. 547 – 548.

Подсчитано по: Государственный архив Курской области (ГАКО) ф. Р-3322, оп.

7, д. 2, л. 15 – 100.

Там же, ф. Р-3163, оп.1, д. 135, л. 7 – 7-об.

Там же, ф. Р-3322, оп. 1, д. 594, л. 16 – 17.

Курская область в годы Великой Отечественной войны Советского союза: 1941гг. Т. 1. Курск,1961. –С. 93 – 95.

См.: Центр документации новейшей истории Курской области (ЦДНИ КО), ф.

П-2, оп. 1, д. 1., л. 89,102.

ГАКО, ф. Р-3322, оп. 9, д. 107, л. 4.

Там же, ф. Р-3322, оп. 1, д. 16, л. 13.

Очипова Ш.С. Из истории эвакуации и спасения советских людей в годы Великой Отечественной войны: Дис. … канд. ист. наук. –М., 1991. -С. 104.

Потемкина М.Н. Проблемы эвакуации и эвакуированного населения на Урале в годы Великой Отечественной войны. Дис. … канд. ист. наук. –Челябинск, 1994. -С. 108.

ГАКО, ф. Р-3322, оп. 10, д. 87, л. 46.

ГАКО, ф. Р-3163, оп.5, д. 35, л. 28.

Потемкина М.Н. Указ. соч. – С. 166.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

РАЗВИТИЯ ВОЕННОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН Окончание Гражданской войны создавало новые условия для развития работы индустрии на оборону. Постановлением Президиума Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) от 6 июня 1921 г. было образовано Главное управление военной промышленности (ГУВП) при ВСНХ, определявшее все важнейшие направления деятельности военных предприятий страны. Его главой был назначен П. А. Богданов. В декабре 1925 г. при Президиуме ВСНХ для общего руководства военной промышленностью на базе комитетов по мобилизации и демобилизации промышленности и военных заказов ВСНХ появилось Главное военнопромышленное управление (ГВПУ), а ГУВП, сохранив функции непосредственного управления предприятиями, было преобразовано в Производственное объединение военной промышленности (Военпром)1. В середине 1920-х гг. в ведении ГУВП–ГВПУ находилось примерно 40 военных заводов, на которых работали около 38 тыс. человек2. К их числу относились и Ижевские оружейный и сталеделательный заводы.

Из ГУВП на заводы поступали необходимые средства для выплаты заработной платы, заготовки материалов, сырья и топлива (самостоятельно предприятия обеспечивались дровами, белой глиной, кварцами, кварцевым песком, доломитом, известковым камнем, хромистым железняком, комковым и молотым мелом, магнезитом; остальные материалы и сырье – чугуны, ферросплавы, топливо – мазут, каменный уголь, антрацит, олово, свинец высылались из ГУВП).

В начале 1922 г. Ижевские заводы включали 38 мастерских и отделов. Они изготовляли: трехлинейные пехотные винтовки С. И. Мосина образца 1891 г., комплектующие, запасные части и принадлежности к ним, обоймы, щиты Соколова, стенки короба к пулеметам «Максим», коробки Федорова, трехдюймовочные снаряды, мартеновскую, тигельную и обоймочную сталь для производства Тульского, Бежецкого, Сестрорецкого, Ковровского и других заводов, находившихся в ведении ГУВП.

Крупным заказчиком в середине 1920-х гг. стал Авиатрест, что было связано с увеличивающейся программой по самолетостроению, прежде всего военному3. Отдельные мастерские заводов были заняты выработкой мирной продукции: охотничьих ружей системы Х. Бердана и Г. Пипера, инструментов и сельскохозяйственного инвентаря. В 1923/1924 г. по стоимости она занимала только 6,7 % всего выпуска заводов, в 1924/1925 г. – уже 35,2 %4. Отсутствие твердых заданий (поступавшие из управления контрольные цифры выполнения военных заказов в течение хозяйственного года неоднократно пересматривались) при недостатке необходимого оборудования не позволяло увеличивать объемы изготовления ружей, слесарных пил, деревообрабатывающих инструментов, сверл, замков, напильников и т.д., поскольку военный характер заводов требовал сохранения мобилизационной готовности на случай возможного расширения производства вооружения.

Военные предприятия в первое постреволюционное десятилетие переживали сложный период, обусловленный рядом объективных обстоятельств. Сокращение производства, снижение объемов государственного заказа, нарушение внутриотраслевых связей замедлили темпы развития хозяйства, осложнили работу промышленности. Голод, охвативший в 1921 г. 23 губернии и области страны, привел к ухудшению материального положения населения. Сказывались последствия Гражданской войны и мятежа 1918 г., в результате которых были повреждены производственные здания, вывезено оборудование, расхищены материальные ценности. На Ижевских заводах 50 % всех имевшихся станков оказались разбиты и требовали капитального ремонта5. Сотни рабочих были расстреляны либо ушли из города с армией А. В. Колчака.

После провозглашения в марте 1921 г. на X съезде РКП(б) перехода к новой экономической политике началось восстановление разрушенного хозяйства. Совет труда и обороны наметил конкретную программу мероприятий в области развития государственной промышленности и утвердил в августе 1921 г. «Основные положения о мерах к восстановлению крупной промышленности, поднятию и развитию производства». Наказ Совета народных комиссаров РСФСР от 9 августа 1921 г. зафиксировал основные принципы работы государственной промышленности в условиях нэпа: децентрализация управления отраслями, перевод предприятий на хозяйственный расчет, материальное стимулирование рабочих. С 1 октября 1921 г. на основании постановления от 17 июня 1921 г. «О коллективном снабжении рабочих и служащих некоторых государственных предприятий» Ижевские оружейный и сталеделательный заводы были переведены на коллективное снабжение.

Военная промышленность, меньше всего приспособленная к рыночным отношениям, оказывалась в состоянии постоянного недофинансирования. В июне 1924 г. сумма задолженности по выплате заработной платы на Ижевских заводах составила 13 382 руб., к сентябрю 1925 г. она выросла до 30 543 руб.6 Общая по ГУВП задолженность в январе 1923 г.

равнялась 32 трлн. руб.7 Помимо задержек денежной части зарплаты, рабочие заводов нерегулярно снабжались и продуктами. Так, с 30 марта по 6 апреля 1923 г. на Ижевских заводах производилась выдача продуктового заработка только за январь по норме на паек: муки – 65 фунтов, ячменя – 5 фунтов, сахара – 0,5 фунта, соли – 2 фунта, табака – 0,125 фунта, и 0,125 фунта махорки8. В мае 1923 г. Ижевские заводы снабжались в размере 61 % от потребности9. В январе 1924 г. их подразделения были обеспечены чугуном на 60 %, древесным углем – на 42 %, лесоматериалами – на 62 %, шпалами – на 61 %, дровами – на 52 %10. Это приводило к регулярным и продолжительным простоям, невыполнению отдельных ведомственных поручений. Общая пригодность оборудования на заводах в 1923 г. составляла 69 %. В середине 1920-х гг. износ основного капитала (здания, сооружения, транспорт, инвентарь) по металлургическому производству доходил до 70 %11. Обновление станочного парка осуществлялось медленно. За период с 1923 по 1925 гг. заводы получили только 125 новых станков12. Из 5 199 станков 2 892 требовали капитального ремонта, 90–95 % их находилось в условиях, не отвечающих требованиям законов охраны труда, техники безопасности и санитарии и обязательного постановления Народного комиссариата труда о порядке и содержании промышленных предприятий.

Плохая оборудованность мастерских наряду с низким качеством сырья и инструментов, недостаточным уровнем квалификации и технической безграмотностью части рабочих, помимо производственного травматизма и роста заболеваемости, приводила к снижению качества продукции и увеличению брака. Проведенное в январе 1924 г. обследование производства Ижевских заводов показало, что брак поглощал половину всех материалов, на него уходило 24 % всей затрачиваемой на заводах физической силы13. Изготовленная на заводах некондиционная продукция, в частности винтовки, регулярно и в больших количествах поступала на артиллерийские склады военных округов страны14.

Несмотря на то, что еще в 1922 г. Ижевские заводы в числе шести предприятий ГУВП были включены в план проведения «первой ассигновки на оздоровление», реальная работа по восстановлению производства началась только весной 1923 г.15 Тогда заводы, помимо основных работ по выпуску военной и мирной продукции, начали выполнять специальную программу, включавшую мероприятия по ремонту, переоборудованию и переустройству мастерских и отделов. В частности, во время плановой месячной остановки производства в июле 1924 г. силами рабочих была произведена генеральная чистка станков и уборка двора, ремонт дорог и подъездных путей, полов и стен в мастерских, их побелка, установка новых вентиляторов и вытяжных труб. В немалой степени благодаря этому к концу года брак был снижен до 12,6 %16. Однако для дальнейшего оздоровления заводов и борьбы с браком было необходимо провести реорганизацию производственного аппарата, осуществить переход на позаказной расчет, уменьшить накладные расходы, наладить отчетность, установить твердую норму использования топлива и материалов, своевременную заготовку сырья, рациональное применение станков и инструментов. Общая сумма затрат на эти цели определялась в 5 млн. руб.17 Несмотря на проводимую в этом направлении работу сохранялись более глубокие экономические и организационные факторы, препятствовавшие устранению такого явления как брак. Абсолютная сумма потерь на браке за три квартала 1928–1929 гг. составила 1 млн. 68 тыс.

руб., что равнялось 4,5 % себестоимости всей продукции. В последующий период этот показатель колебался в заводских мастерских различного производственного цикла от 5 до 19 %18.

Таким образом, в 1920-е гг. военные заводы Удмуртии являлись частью сложившегося на тот период в стране ВПК, который применительно к рассматриваемому хронологическому отрезку следует рассматривать как комплекс государственной военной промышленности и органов непосредственного управления ею, а также учреждений, обеспечивающих и контролирующих ее деятельность, и занятых в ней работников19.

Как отрасль непосредственного государственного управления она в наименьшей степени оказалась затронутой нэповскими реформами. В 1920-е гг. здесь продолжали укрепляться заложенные в предыдущий период основы централизованной планово-директивной экономики. Элементы рыночных отношений имели весьма ограниченную сферу распространения.

Мухин М. Ю. Эволюция системы управления советской оборонной промышленностью в 1921–1941 годах и смена приоритетов «оборонки» // Отечественная история. 2000. № 3. С. 5.

Соколов А. К. Нэп и военная промышленность Советской России // Экономическая история. Ежегодник. М., 2004. № 46. С. 18.

Центральный государственный архив Удмуртской Республики (далее – ЦГА УР). Ф. Р–543. Оп. 14. Д. 119. Л. 134.

Центр документации новейшей истории Удмуртской Республики (далее – ЦДНИ УР). Ф. 16. Оп. 1. Д. 687. Л. 75.

ЦГА УР. Ф. Р–131. Оп. 1. Д. 18. Л. 7.

ЦГА УР. Ф. Р–131. Оп. 1. Д. 1141. Л. 157, 172.

Государственный архив Российской Федерации (далее – ГА РФ). Р–5446. Оп.

55. Д. 348. Л. 32.

ЦГА УР. Ф. Р–195. Оп. 4. Д. 4. Л. 140.

ЦДНИ УР. Ф. 16. Оп. 9. Д. 289. Л. 57.

ЦГА УР. Ф. Р–543. Оп. 14. Д. 315. Л. 109.

История создания и развития оборонно-промышленного комплекса России и СССР. 1900–1963 гг. Т. 2. Советское военно-промышленное производство (1918– 1926): Сборник документов. М., 2005. С. 207–209, 573.

Ижевская правда. 1924. 11 января.

ЦДНИ УР. Ф. 16. Оп. 9. Д. 459. Л. 50 об.

ГА РФ. Ф. Р–5446. Оп. 55. Д. 747. Л. 39.

ЦДНИ УР. Ф. 16. Оп. 1. Д. 687. Л. 101 об.

История создания и развития оборонно-промышленного комплекса России и СССР. 1900–1963 гг. Т. 2. Советское военно-промышленное производство (1918– 1926): Сборник документов. М., 2005. С. 207–209, 312.

ЦДНИ УР. Ф. 16. Оп. 9. Д. 175. Л. 67; ЦГА УР. Ф. Р–75. Оп. 1. Д. 92. Л. 64 об.–65.

Мухин М. Ю. Рец. на: Л. Самуэльсон. Красный колосс. Становление советского военно-промышленного комплекса. 1921–1941 гг. М., 2001. 296 с. // Отечественная история. 2002. № 3. С. 186.

ПОЛИТИКА МОРСКОГО ВЕДОМСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В ОТНОШЕНИИ РЯДОВОГО СОСТАВА ВОЕННО-МОРСКОГО

ФЛОТА В 60-х гг. XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКОВ:

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ

Санкт-Петербургский государственный Политика морского ведомства Российской империи в отношении рядового состава военно-морского флота остается одной из недостаточно изученных тем отечественной историографии. Специальных работ, посвященных этой тематике, почти не имеется. В советский период внимание исследователей она привлекала в первую очередь в связи с изучением истории революционного движения во флоте. Многочисленные работы советских историков рисовали политику военно-морского руководства Российской империи в отношении матросов как направленную исключительно на подавление революционного движения, а положение нижних чинов флота в сугубо отрицательных тонах. Однако обширные архивные материалы позволяют взглянуть как на положение матросов русского флота, так и на политику морского ведомства в их отношении во второй половине XIX – начале XX вв. несколько иначе. Остановимся на некоторых проблемах, актуальных, на наш взгляд, в связи с изучением внутренней политики и социальной истории Российской империи.

Первая из них – отношение морского ведомства к вопросу об отмене телесных наказаний. Поражение в Крымской войне 1853-1856 годов, лишившее страну значительной части флота и выявившее отсталость России в военно-морской области от крупнейших европейских держав, заставило правительство во главе с вступившим на престол Александром II задуматься о возрождении флота на новой основе. Преобразования в военно-морском флоте и морском ведомстве, проведенные в начале царствования Александра II, изучались многими отечественными историками.

Дореволюционные авторы в первую очередь концентрировали внимание на личности великого князя Константина Николаевича, возглавлявшего морское ведомство в период реформ1. Советские и современные исследователи больше интересовались и интересуются содержательной стороной реформ в морском ведомстве, а также их местом и ролью в процессе либеральных преобразований в России в 60-70-х годах ХIХ в. В деятельности морского ведомства в этот период имеется ряд сюжетов, недостаточно освещенных отечественной историографией. К ним относится и роль морского ведомства в ограничении телесных наказаний в России. Так, крупнейший исследователь морских реформ А.П. Шевырев, впрочем, по его признанию, и не стремившийся «к равномерному освещению всех вопросов, связанных с развитием морских сил в исследуемый период»3, совершенно не затронул этот сюжет. В работе этого автора проблема телесных наказаний лишь кратко упоминается в числе вопросов, находившихся «на периферии реформаторской деятельности Морского министерства»4. В связи с этим кратко коснемся истории борьбы за отмену телесных наказаний во флоте.

Обсуждение вопроса о телесных наказаниях началось в морском ведомстве в конце царствования Николая I во время работы в 1850- годах над новым Морским уставом. Однако в те годы дискуссии вокруг этого вопроса сводились только к определению орудия наказания – линьки или розга и уточнению разрешенного количества ударов5. Споры по поводу телесных наказаний активизировались после вступления на престол Александра II. Непосредственным инициатором рассмотрения в правительственных кругах вопроса о необходимости отмены телесных наказаний стал посланник в Бельгии князь Н.А. Орлов. В марте 1861 г.

он представил императору Александру I записку «Об отмене телесных наказаний в России и Царстве Польском», в составлении которой ему содействовал генерал-аудитор флота6 П.Н. Глебов – юрист, известный гуманными взглядами7.

Великий князь Константин Николаевич поддержал начинание Орлова. «Телесные наказания, – писал Константин Николаевич в своем официальном заключении по этому вопросу, – составляют для государства такое зло, которое оставляет в народе самые вредные последствия, действуя разрушительно на народную нравственность и возбуждая массу населения против установленных властей». Использование телесных наказаний в армии и флоте, считал великий князь, не достигает цели: «Ни жестокость телесных казней и наказаний, ни частое употребление их не ведут к поддержанию дисциплины, а напротив, жестокость телесных наказаний и неумеренное употребление их без крайней в том необходимости и без достаточно зрелого обсуждения проступка виновного могут ослаблять силу военной дисциплины, порывая живую связь между офицерами и нижними чинами, поселяя в них чувства взаимного неуважения и нерасположения»8.

В отчете по морскому ведомству за 1860 г. Константин Николаевич указал, что изучение уголовной статистики убеждает в бесполезности жестоких телесных наказаний. Это утверждение он повторил в отчете за 1861 г., сославшись и на мнение авторов проекта нового воинского устава о наказаниях, составленного в Военном министерстве9.

Обсуждение вопроса об ограничении телесных наказаний в особом комитете, учрежденном при II Отделении Собственной его Императорского Величества канцелярии, привело к победе сторонников отмены наиболее жестоких видов телесных наказаний. 17 апреля 1863 г. Александр II подписал указ «О некоторых изменениях в существующей системе наказаний уголовных и исправительных». Под этим названием скрывался государственный акт огромной важности, превративший Россию, по выражению одного из современников, «из битого царства в небитое»10. Указ от 17 апреля 1863 г. отменял наиболее жестокий вид телесных наказаний – наказание шпицрутенами, а также клеймение осужденных. От телесных наказаний были освобождены целые категории населения Российской империи.

На основании повеления в тот же день были изданы высочайшие приказы по военному и морскому ведомствам, установившие принципы новой системы военно-уголовных наказаний нижних чинов.

Остановимся на важнейших положениях приказа по морскому ведомству. Согласно нему, полностью отменялись наказания шпицрутенами и плетьми. Нижние чины, виновные в преступлениях, влекших за собой на основании действовавшего Свода морских уголовных постановлений наказание шпицрутенами (на судах – наказание плетьми), а затем ссылку на каторгу или на поселение в Сибирь, или отдачу в арестантские роты, должны были приговариваться только к последним видам наказания.

Матросы, подлежавшие только наказанию шпицрутенами, впредь до создания в морском ведомстве мест заключения и исправительных учреждений должны были подвергаться вместо наказания шпицрутенами наказанию розгами в количестве не более 200 ударов. Матросы разряда беспорочнослужащих (все вновь поступающие на военную службу, а также те, кто ранее подвергся наказаниям, но которым штрафы были прощены) были освобождены от телесных наказаний без судебного приговора. Перевод в разряд штрафованных мог произойти только на основании приговора суда11.

Следует отметить, что указ 17 апреля 1863 г. привел не к полной отмене, а к ограничению телесных наказаний во флоте. Обсуждение вопроса об ограничении телесных наказаний в конце 50-х – начале 60-х годов XIX в., а также история их бытования во флоте после 1863 г. заслуживают более глубокого и обстоятельного изучения.

Заслуживает внимания политика Морского министерства в отношении матросов различных национальностей, в частности, их обучение русскому языку. Приведем пример, касающийся этой темы. Согласно отчету главного командира Кронштадтского порта, из 314 рекрутов из Эстляндской губернии, поступивших во 2-й флотский экипаж в 1863- годах, только 80, или 25%, могли немного объясняться по-русски, а остальные очень слабо понимали русский язык. Командование констатировало отсутствие большого успеха в обучении новобранцев русскому языку, так как эстонские рекруты, «находясь в большом числе в каждом капральстве, имеют случай разговаривать между собой по-чухонски и мало таких матросов, которые бы могли их обучать русскому языку».

Командир 2-го флотского экипажа сделал вывод о необходимости комплектования флота только из великороссийских рекрутов: «Рекруты остзейских губерний их чухон, поступающие на службу во флот, по незнанию русского языка весьма трудно привыкают к работам на судах. Из поступивших в 1863 г. рекрут Вологодской и Олонецкой губерний оказывается, что они гораздо способнее к морскому делу. А потому полагал бы полезным комплектовать флот рекрутами из означенных губерний»12.

Б. Н. Миронов, ссылаясь на этот пример, считает, что стремление руководства морского ведомства к обучению новобранцев русскому языку было вызвано прежде всего потребностями модернизации и упорядочения страны, а не интересами ассимиляции13. Дальнейшие исследования этого вопроса могут оказаться весьма плодотворными.

Еще одним малоисследованным сюжетом является деятельность руководства морского ведомства по организации досуга матросов. Особенно активно такая деятельность развернулась с 90-х годов XIX в. По свидетельству Г.Ф. Цывинского, в 1897 г. во Владивостоке действовали различные благотворительные учреждения для матросов. Были созданы сад с увеселениями, но «без крепких напитков», и театр для отпускавшихся на берег нижних чинов14. Несколько позже театр для матросов был создан и в Порт-Артуре. К началу лета 1898 г. в нем уже шли первые спектакли15.

Архивные документы отражают такую почти не исследованную до сих пор тему, как первые шаги кинематографа во флоте. Материалы РГАВМФ свидетельствуют о том, что кинематограф еще до начала первой мировой войны получил довольно широкое распространение в русском флоте. К 1912-13 годам относятся наиболее ранние обнаруженные архивные свидетельства о наличии киноаппаратов на судах и в частях флота. Например, в октябре 1913 г. на канонерской лодке «Донец», находившейся в качестве станционера в турецких портах Мраморного моря, по субботам и воскресеньям для команды устраивались после захода солнца кинематографические сеансы16. В 1913 г. кинематографические сеансы стали проводиться и для личного состава Амурской речной флотилии. Так, в строевом рапорте начальника этой флотилии за ноябрь 1913 г., представленном в Главный морской штаб, упоминается о том, что киносеансы устраивались в столовой для нижних чинов по праздничным дням с 7 до 8 часов вечера17.

Руководство морского ведомства быстро осознало большое воспитательное и пропагандистское значение кинематографа. Были предприняты шаги по внедрению кинематографа в повседневную жизнь флота не только в качестве средства развлечения, но и с целью воспитания и просвещения нижних чинов. Документы РГАВМФ рассказывают о планах создания кинотеатра для нижних чинов Черноморского флота в Ушаковой балке на окраине Севастополя. Впервые эта проблема была поднята в 1913 г. «В настоящих условиях в Севастополе, – отмечается в одном из документов, – большинство нижних чинов, съезжая на берег с судов или выходя из казарм экипажей, находится в недоумении, как им провести время прогулки прилично и с некоторым хотя бы удовольствием. Затрудняясь в решении этого вопроса, часть нижних чинов из категории менее подвижных или более бережливых вовсе не пользуются правом увольнения, что нельзя признать нормальным. Другая категория команды бесцельно и тоскливо гуляет по городу и, в лучшем случае, по окрестностям, а остальные, не имеющие знакомств в городе и более слабохарактерные, проводят время самым недостойным образом, развращаясь физически и нравственно, попадая в различные вертепы или подпадая под влияние подпольных или сектантских агитаторов»18. Кинематограф, по мнению командования Севастопольского порта, дал бы возможность «привлечь морские команды к полезному и веселому препровождению времени, отвлекая их от бесцельного шатания по городу и соприкосновения с нежелательными и порочными людьми»19.

Как свидетельствуют документы, различные варианты плана постройки здания для кинематографа и других матросских «увеселений»

предусматривали его вместимость от 400 до 1000 человек. Начало Первой мировой войны не позволило осуществить планы строительства кинотеатра в Ушаковой балке.

Архивные фонды хранят немало других, почти не тронутых исследователями, материалов, характеризующих деятельность морского ведомства по организации досуга, воспитания и просвещения матросов.

Представленные выше сюжеты далеко не исчерпывают разнообразия исследовательских проблем, связанных с различными сторонами политики морского ведомства в отношении матросов русского флота в 60-х годах XIX – начале XX вв. Проблемы эти нуждаются в дальнейшем изучении.

См.: Семевский М.И. Его императорское высочество великий князь Константин Николаевич // Русская старина. 1892, № 2; Джаншиев [Г.А.] Эпоха великих реформ.

М., 1898 и последующие изд.; Беломор А. Генерал-адмиралы русского флота // Морской сборник. 1909, № 4. Неоф. отд. С. 1-32; Павлов-Сильванский Н.П. Великий князь Константин Николаевич: Биографический очерк // Павлов-Сильванский Н.П. Собр.

соч. Т. 2. СПб., 1910; Житков К.Г. Светлой памяти Константина Николаевича, генерал-адмирала русского флота: Биографический очерк. СПб., 1912; Кони А. Ф. Великий князь Константин Николаевич // Морской сборник. 1913, № 1. Неоф. отд. С. 1-26.

См.: ШАБАЛИНА (Карпова) Т. С. Буржуазные реформы в Морском ведомстве в 50-е годы ХIХ в.: Автореф. дис. канд. ист. наук. Л., 1950; Шевырев А.П. Русский флот после Крымской войны: Либеральная бюрократия и морские реформы. М.: Издво Московского университета, 1990; Левин С.Ф. Воссоздание русского флота после Восточной войны (морские реформы 50-70 годов ХIХ в.) // Вестник СПбГУ. 1996.

Сер. 2. Вып. 4; Гарманов В.В. Роль Морского министерства России в осуществлении судебной реформы 1864 г. // Герценовские чтения – 2004. Актуальные проблемы юриспруденции: Материалы научно-практической конференции. СПб.: Лань, 2005;

Мазур Т.П. Роль Морского министерства в государственных реформах 2-ой половины ХIХ века // Пятые Константиновские чтения: [Доклады]. Кронштадт: Морская газета, [2005]; Чернявский С. Российский флот после окончания Восточной (Крымской) войны (1853-1856) // Там же.

Шевырев А.П. Указ. соч. С. 5.

Подробнее см.: Кротков А. Морская старина // Морской сборник. 1908, № 4;

Днепров Э.Д. «Морской сборник» в общественном движении периода первой революционной ситуации в России // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг.:

Сб. статей. М.: Наука, 1965. С. 254.

Генерал-аудитор флота руководил Управлением флота генерал-аудитора и Морским генерал–аудиториатом – высшими судебными учреждениями морского ведомства.

Джаншиев Гр. [Г. А]. Эпоха великих реформ. СПб., 1905. С. 200.

Цит. по: Житков К.Г. Светлой памяти великого князя Константина Николаевича, генерал-адмирала русского флота: Биографический очерк. СПб., 1912. С. 92.

Всеподданнейший отчет по морскому ведомству за 1861 г. СПб., 1862. С. 26–27.

Столетие Военного министерства. 1802-1902. Главное военно-судное управление: исторический очерк. Ч. II. Кн. I. СПб., 1914. С. 253.

РГАВМФ. Ф. 33. Оп. 1. Д. 1275. Л. 35–36.

Цит. по: Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX вв.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Т. 1. СПб, 1999. С. 41-42.

Цывинский Г.Ф. 50 лет в императорском флоте. Рига: Orient, б/г. С. 164.

Там же. Ф. 417. Оп. 1. Д. 4304. Л. 153об.

Там же. Ф. 417. Оп. 2. Д. 1823. Л. 2об.-3.

Там же. Ф. 920. Оп. 5. Д. 1298. Л. Л. 52об.

К ИСТОРИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГОСУДАРСТВА И РЫНКА

Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский государственный Государство и рынок являются важнейшими составными частями организации общества. Их взаимодействие определяет состояние общества и перспективы его развития. Сущность и роль государства в обществе понимается по-разному. К.Маркс и его последователи рассматривали государство как политическую организацию господствующего класса. По либеральному представлению государство есть надклассовая организация, находящаяся на службе всего общества.

Являясь политической организацией, государство выполняет множество функций. Оно является таким элементом общественной организации, без которой современная экономика не может существовать. Однако, на разных этапах исторического развития роль государства была различной. В условиях становления рыночного хозяйства, в обстановке острой борьбы с абсолютистской монархической властью, создавшей большие преграды на пути развития рыночных сил, сложилась либеральная (классическая) традиция в понимании роли государства в экономике.

Лозунг “Laisser faire – laisser passer” (“пусть все идет так, как идет”) выдвинутый физиократами во Франции в 18 веке и всесторонне обоснованный А.Смитом был отражением требования предпринимателей расширить свободу экономических действий, устранить препятствие на пути конкурентного рыночного хозяйства. Эта позиция была порождена неограниченной верой в могущество и эффективность “невидимой руки рынка”. Отсюда и представление о роли государства как “ночного сторожа”, призванного лишь охранять частную собственность и свободу соответствующих ей отношений. Однако, после того как либеральные идеи одержали верх и буржуазия овладела политической властью, государство не стало “ночным сторожем”. Оно, как и прежде вмешивалось в экономические и социальные отношения.

Государство сыграло важную роль в становлении инфраструктуры народного хозяйства, многих отраслей промышленности, финансовобанковской системы, в регулировании денежных отношений. Государственное вмешательство особенно сказывалось во время кризисов. На протяжении всего периода развития капиталистических отношений во всех странах велась непрекращающаяся борьба между сторонниками свободного рынка и государственного вмешательства в экономику. При этом речь шла не о полном отрицании роли государства в экономике, а границах, формах и методах влияния на экономику.

В конце первой трети 20 века, после “великой депрессии” в США, стало очевидно, что в условиях высокой степени концентрации капитала, усложнения экономических связей рыночный механизм саморегулирования начал давать серьезные сбои. С этого времени и до середины 70-х годов 20 века экономическая политика развитых капиталистических стран опиралась на концепцию государственного вмешательства в экономику, разработанную Дж. Кейнсом.

Кейнсианская политика ставила своей задачей контроль и регулирование общего спроса с тем, чтобы он соответствовал общему предложению при обеспечении полной и высокой занятости населения. Модель Дж. Кейнса предусматривала стимулирование совокупного “эффективного” спроса путем “побуждения” к инвестированию частного капитала, государственного финансирования общественных работ, перераспределения национального дохода. Основными инструментами регулирования в этой модели были государственный бюджет, дефицитное финансирование экономики, манипулирование учетной ставкой процента.

Рассматривая кейнсианство как инструмент воздействия на экономику, следует подчеркнуть, что оно представляет собой не просто защиту государственного сектора и государственное вмешательство, а инструмент регулирования экономики. Прежде всего, это – инструмент косвенного макроэкономического регулирования. Его целевые приоритеты – занятость, стабильность и экономический рост. Кейнсианство исходит их принципиальной предпосылки о том, что чисто рыночный механизм не в состоянии обеспечить стабильный экономический рост без кризисов и при полной занятости. Именно поэтому кейнсианская модель требует регулирующего вмешательства государства.

Основными противниками кейнсианской школы являются сторонники неоклассической либеральной школы. Они исходят их старого постулата об автоматической тенденции капиталистической экономики к равновесию, устойчивости и стабильности. Они утверждают, что рынок, конкуренция и гибкость цен – лучшие механизмы установления экономического равновесия. На рубеже 70-80-х годов 20 века кейнсианская теория и основанная на ней практика подверглась массированной критике со стороны неолиберального направления и в первую очередь со стороны монетаристов. Они указывали на инфляционный характер кейнсианских рецептов дефицитного финансирования, что подтверждалось практикой. Неолибералы возрождают идею “экономического атомарного человека” А. Смита и подвергают критике идею государственного регулирования. Альтернативу они видят в свободе предпринимательства и конкуренции. Особенно резко они выступали против вмешательства государства в денежное обращение. Одним из главных идеологов неолиберализма был американский экономист М. Фридмен.

Сторонники неолиберальной концепции предложили отказаться от кейнсианских рецептов антициклического регулирования, ведущих к резким колебаниям денежной массы, и перейти к строгому регулированию денег в обращении независимо от конъюнктуры. Денежная масса, по их мнению, должна увеличиваться лишь в соответствии с долгосрочными темпами роста национального дохода. Они выступили и против расходов государства, считая, что лучше, что может сделать государство – это сократить собственные расходы и снизить налоги.

Но кейнсианцы по-прежнему исходят из того, что в капиталистической экономике существуют устойчивые тенденции, вызывающие отклонения от стабильного роста и оптимального использования ресурсов, и для их корректировки необходимо государство. Таким образом, можно констатировать, что оба направления не отрицают регулирующей роли государства в экономике. Различие между ними в том, кто способен быстрее и эффективнее приспособить экономику к равновесному состоянию.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ ГОСУДАРСТВЕННОГО

РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРОЦЕССА ТРУДОУСТРОЙСТВА

ВЫПУСКНИКОВ ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ

(КОНЕЦ ХХ ВЕКА – НАЧАЛО ХХI ВЕКА)

Санкт-Петербург, Санкт-Петербургский государственный Санкт-Петербург, как ранее и Ленинград, являлся и является крупнейшим научно-образовательным центром Российской Федерации. В городе сосредоточено 11% всего научного потенциала страны. В учреждениях науки и образования работают около 14% всех исследователей страны. Особую роль здесь играет высшая школа. Система высшего профессионального образования Санкт-Петербурга включает 49 государственных гражданских вузов и 47 негосударственных вузов (по состоянию на апрель 2004 года). 78 вузов осуществляют научную деятельность.

Из 26 тысяч человек преподавательского состава 3,7 тысячи имеют степень доктора наук, более 12 тысяч – кандидатов наук. Более 8% всех студентов Российской Федерации, 13% аспирантов и 15% докторантов учатся в Санкт-Петербурге1. Практически вся система государственного высшего образования, существовавшая в Ленинграде, сохранилась по настоящее время, кроме этого с началом перестройки в городе активно стало развиваться негосударственное образование. Если в 1990 году в Ленинграде было 41 государственное высшее учебное заведение и два филиала, то уже в 1993 году количество государственных высших учебных заведений – 43, филиала – 2, а также появилось 5 негосударственных высших учебных заведений2. Согласно данным официальной статистики, в 1997 году в Санкт-Петербурге число государственных высших учебных заведений составляло 47, филиалов – 6, а количество негосударственных высших учебных заведений увеличилось до 35. Численность студентов в высших учебных заведениях города сначала падала (1990 год – 247, тысяч человек, 1994 год – 202,2 тысячи человек в государственных высших учебных заведениях и 9,4 тысячи студентов в негосударственных высших учебных заведениях), а затем стала постоянно расти. Так, в году в Санкт-Петербурге в государственных высших учебных заведениях уже обучалось 286,2 тысячи человек и 29,9 тысяч человек в негосударственных высших учебных заведениях. Соответственно в рассматриваемый период наблюдалось общее падение к 1995 году количества специалистов в городе, закончивших высшие учебные заведения, а затем последующий его рост. Так, в 1990 году 34,8 тысяч человек закончило государственные высшие учебные заведения в Ленинграде; в 1995 году – 30, тысяч человек выпущено из государственных вузов, 1,1 тысяча специалистов подготовлена в системе негосударственного высшего образования; а в 1999 году количество выпускников государственной высшей школы возросло в Санкт-Петербурге до 39,2 тысяч человек и негосударственной системы высшего образования до 3,7 тысяч человек3. Данные по выпуску специалистов по отраслевой специализации высших учебных заведений по системе государственного образования по рассматриваемым годам представлены в таблице.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
Похожие работы:

«ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ ХХXIX САМАРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ЧАСТЬ I ОБЩЕСТВЕННЫЕ, ЕСТЕСТВЕННЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ 16 - 26 2013 АПРЕЛЯ ГОДА САМАРА 2013 ДЕПАРТАМЕНТ ПО ДЕЛАМ МОЛОДЁЖИ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ ГБУ СО АГЕНТСТВО ПО РЕАЛИЗАЦИИ МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ СОВЕТ РЕКТОРОВ ВУЗОВ САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ САМАРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СОВЕТ ПО НАУЧНОЙ РАБОТЕ СТУДЕНТОВ ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ ХХXIX САМАРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ

«Филиал ФГБОУ ВПО МГИУ в г. Вязьме Министерство образования и наук и РФ филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Московский государственный индустриальный университет в г. Вязьме Смоленской области (филиал ФГБОУ ВПО МГИУ в г. Вязьме) Республика Беларусь г. Брест Брестский государственный технический университет Заочная международная научно-практическая конференция Проблемы формирования патриотического воспитания в...»

«Саратовский научный центр РАН Саратовский государственный Кафедра ЮНЕСКО по изучению возникающих технический университет глобальных социальных имени Ю. А. Гагарина и этических вызовов Факультет экологии и сервиса для больших городов и их населения МГУ имени М. В. Ломоносова КОЭВОЛЮЦИЯ ГЕОСФЕР: ОТ ЯДРА ДО КОСМОСА Материалы Всероссийской конференции памяти члена-корреспондента РАН, лауреата Государственной премии СССР Глеба Ивановича Худякова Саратов, 17 – 20 апреля 2012 года Саратов УДК 551.4:...»

«European researcher. 2012. № 1 (16) 05.00.00 Engineering science 05.00.00 Технические наук и UDC 621 Surface Run-off as a Source of Water Supply in a Desert Vyacheslav V. Zharkov RSU oil and gas named after Gubkin, Turkmenistan 6a Shota Rustavelli str., Ashgabat 744013, Turkmenistan PhD (Technical), associate professor E-mail: romans24@rambler.ru Abstract. The article looks into methods of obtaining water in the deserts of Central Asia with the help of precipitation. To accomplish this goal,...»

«1 RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES PA L E O N TO LO G I C A L I N S T I T U T E XI ALL-RUSSIAN PALYNOLOGICAL CONFERENCE “PALYNOLOGY: THEORY & APPLICATIONS” PROCE E D I NGS O F TH E CO NFE R E NCE 27 t h september – 1 s t oc tober 20 05 MOSCOW MOSCOW 20 05 2 РОССИЙСК А Я АК А ДЕМИЯ НАУК ПАЛЕОНТОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТ У Т XI ВСЕРОССИЙСКАЯ ПАЛИНОЛОГИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ “ПАЛИНОЛОГИЯ: ТЕОРИЯ И...»

«X Международная научно-техническая конференция Посвящается Году охраны НАУКА, ОБРАЗОВАНИЕ, окружающей среды в Российской ПРОИЗВОДСТВО Федерации В РЕШЕНИИ и Республике Башкортостан ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ (ЭКОЛОГИЯ – 2013) X International scientific-and-technical conference “SCIENCE, EDUCATION, PRODUCTION IN SOLVING ENVIRONMENTAL PROBLEMS” (ECOLOGY-2013) Уфа / Ufa – 2013 1 2 ФГБОУ ВПО УФИМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АВИАЦИОННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (УГАТУ, УФА, РОССИЯ) ОБЩЕСТВЕННЫЙ СОВЕТ БАЗОВОЙ...»

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Учреждение образования Белорусский государственный технологический университет ИЗДАТЕЛЬСКОЕ ДЕЛО И ПОЛИГРАФИЯ Тезисы докладов 78-й научно-технической конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и аспирантов (с международным участием) Минск 2014 2 УДК 655:005.745(0.034) ББК 76.17я73 И 36 Издательское дело и полиграфия : тезисы 78-й науч.-техн. конференции профессорско-преподавательского состава, научных сотрудников и...»

«DOI 10.12737/issn.2308-8877 ISSN 2308-8877 АКТУАЛЬНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ XXI ВЕКА: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА Сборник научных трудов по материалам международной заочной научнопрактической конференции 2014 г. № 3 часть 2 (8-2) (Volume 2, issue 3, part 2) Учредитель – Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Воронежская государственная лесотехническая академия (ВГЛТА) Сборник зарегистрирован Главный редактор Федеральной службой по...»

«Всероссийская научно техническая конференция Научное и техническое обеспечение исследований и освоения шельфа Северного Ледовитого океана Новосибирск 2010   Оргкомитет Всероссийской научно-технической конференции Научное и техническое обеспечение исследований и освоения шельфа Северного Ледовитого океана Сопредседатели: Ситников С.Г. - профессор, СибГУТИ; Эпов М.И. - академик РАН, ИНГГ СО РАН; Программный комитет: Ельцов И.Н.- д.т.н., ИНГГ СО РАН; Коренбаум В.И. - д.ф.-м.н., профессор, ТОИ ДВО...»

«Качество воздуха и здоровье в странах Восточной Европы, Кавказа и Центральной Азии Отчет о семинаре ВОЗ Санкт-Петербург, Российская Федерация, 13-14 октября 2003 года РЕЗЮМЕ Недавно проведенная ВОЗ оценка подтвердила, что загрязнение воздуха в городах по-прежнему вызывает значительные неблагоприятные последствия для здоровья людей в Европе, включая восточные части Европейского Региона ВОЗ. В связи с этим возникает безотлагательная потребность в проведении эффективных мероприятий для снижения...»

«НАУЧНОЕ СООБЩЕСТВО СТУДЕНТОВ XXI СТОЛЕТИЯ. ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ Электронный сборник статей по материалам XVI студенческой международной заочной научно-практической конференции № 1 (16) Январь 2014 г. Издается с Октября 2012 года Новосибирск 2014 УДК 62 ББК 30 Н 34 Председатель редколлегии: Дмитриева Наталья Витальевна — д-р психол. наук, канд. мед. наук, проф., академик Международной академии наук педагогического образования, врач-психотерапевт, член профессиональной психотерапевтической лиги....»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Департамент образования Ивановской области Департамент экономического развития и торговли Ивановской области Совет ректоров вузов Ивановской области ФГБОУ ВПО Ивановский государственный политехнический университет Межвузовская научно-техническая конференция аспирантов и студентов с международным участием МОЛОДЫЕ УЧЕНЫЕ – РАЗВИТИЮ ТЕКСТИЛЬНОПРОМЫШЛЕННОГО КЛАСТЕРА (ПОИСК - 2014) СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ Часть 2 Иваново 2014 Министерство образования...»

«CBD Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ О UNEP/CBD/COP/6/4 БИОЛОГИЧЕСКОМ 7 December 2001 РАЗНООБРАЗИИ RUSSIAN Original: ENGLISH КОНФЕРЕНЦИЯ СТОРОН КОНВЕНЦИИ О БИОЛОГИЧЕСКОМ РАЗНООБРАЗИИ Шестое совещание Гаага, 7-19 апреля 2002 года Пункт 9 предварительной повестки дня* ДОКЛАД ВСПОМОГАТЕЛЬНОГО ОРГАНА ПО НАУЧНЫМ, ТЕХНИЧЕСКИМ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ КОНСУЛЬТАЦИЯМ О РАБОТЕ ЕГО СЕДЬМОГО СОВЕЩАНИЯ СОДЕРЖАНИЕ Пункт повестки дня Стр. 1. ОТКРЫТИЕ СОВЕЩАНИЯ 2. ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ 3. ДОКЛАДЫ 3.1. Специальные группы...»

«Министерство образования и наук и Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Кузбасский государственный технический университет имени Т. Ф. Горбачева ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ: ВЗГЛЯД МОЛОДЕЖИ Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции 6 декабря 2013 г. Кемерово 2014 УДК 351/354 Проблемы и перспективы развития системы государственного и...»

«№16 (28) апрель 2011 г Пищевая промышленность Содержание: РУБРИКА: РЕЕСТР МЕРОПРИЯТИЙ 2 ВЫСТАВКИ, КОТОРЫЕ ПРОЙДУТ С 10.05.2011 ПО 31.07.2011: 2 РУБРИКА: НОВОСТИ ГОССТРУКТУР 3 ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ТЕХНИЧЕСКОМУ РЕГУЛИРОВАНИЮ И МЕТРОЛОГИИ: 3 РУБРИКА: ОБЗОР РОССИЙСКОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ 7 ШКОЛЬНОЕ МОЛОКО 7 №16(28) апрель 2011 г. Рубрика: Реестр мероприятий ВЫСТАВКИ, КОТОРЫЕ ПРОЙДУТ С 10.05.2011 ПО 31.07.2011: Название выставки Дата проведения Место проведения ПИЩЕВАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ Региональная...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ДОНЕЦКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАТИКА И КОМПЬЮТЕРНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ 2005 Сборник трудов первой международной студенческой научно-технической конференции 15 декабря 2005 года Донецк 2005 ДонНТУ СОДЕРЖАНИЕ Приветственное слово Секция 1. Мониторинг окружающей природной среды Аверин Е.Г., Федяев О.И. АНАЛИЗ ВРЕМЕННЫХ РЯДОВ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ЗАГРЯЗНЕНИЯ АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА МЕТОДОМ АРПСС Анненкова М.В., Падалко С.И. ОЦЕНКА ДОЛИ ТРАНСГРАНИЧНОГО...»

«Научно-издательский центр Социосфера Факультет бизнеса Высшей школы экономики в Праге Факультет управления Белостокского технического университета Пензенская государственная технологическая академия Информационный центр МЦФЭР Ресурсы образования СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА Материалы II международной научно-практической конференции 1–2 июня 2012 года Пенза – Прага – Белосток 2012 УДК 316.33 ББК 60.5 С 69 С 69 Социально-экономические проблемы современного общества:...»

«Federal Agency on Education State Educational Establishment of Higher Professional Education Vladimir State University ACTUAL PROBLEMS OF MOTOR TRANSPORT Materials Second Interuniversity Student’s Scientific and Technical Conferences On April, 12.14 2009 Vladimir Edited by Alexander G. Kirillov Vladimir 2009 Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Р.Е. АЛЕКСЕЕВА ДЗЕРЖИНСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) Молодежь города — город молодежи. Профессия и личность: развитие человека — развитие города и производства Материалы VIII Открытой городской научно-практической молодежной конференции Дзержинск, 15 декабря 2011 г. Нижний Новгород 2012...»

«ФГБОУ ВПО “Сибирский государственный технологический университет” Лесосибирский филиал при поддержке Администрации г. Лесосибирска, КГАУ Красноярский краевой фонд поддержки научной и научно-технической деятельности и Лесосибирского Управления Росприроднадзора Экология, рациональное природопользование и охрана окружающей среды Сборник статей по материалам III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием школьников, студентов, аспирантов и молодых ученых 14-15 ноября...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.