WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |

«ПЕРСПЕКТИВА – 2014 МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ Том III НАЛЬЧИК 2014 УДК 082.2.04 ББК 74.58 П26 П26 Перспектива – 2014 : материалы ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ

И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ

БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. Х.М. БЕРБЕКОВА»

ПЕРСПЕКТИВА – 2014

МАТЕРИАЛЫ

МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

СТУДЕНТОВ, АСПИРАНТОВ И МОЛОДЫХ УЧЁНЫХ

Том III

НАЛЬЧИК

2014 УДК 082.2.04 ББК 74.58 П26 П26 Перспектива – 2014 : материалы Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных. – Т. III. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2014. – 319 с. – 150 экз. – ISBN 978-5-7558-0555-1.

В сборнике (тт. I–IV) публикуются материалы докладов, представленных на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Перспектива – 2014».

Том III содержит доклады по секциям «Правоведение» и «Экономика».

Редакционная коллегия Кумыков А.М. (отв. редактор), Михайленко О.И., Гукепшоков М.Х., Тенов Т.З., Бауаев К.К., Виндижева М.К., Гогузоков Т.Х., Лесев В.Н., Яхутлов М.М., Кашежев А.З., Каранашев А.Х., Мизиев И.А., Кажаров А.Г.

УДК 082.2. ББК 74. ISBN 978-5-7558-0555-1 Кабардино-Балкарский государственный университет,

ПРАВОВЕДЕНИЕ

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

СОВМЕСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ СУПРУГОВ

Абазова А.В., Шогенова М.А.

КБГУ, г. Нальчик Важным фактором супружеских имущественных правоотношений являются правоотношения собственности супругов. Законом установлено, что супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по обоюдному согласию.

Целью данной работы является изучение понятия «совместная собственность супругов» и основ его правового регулирования.

Бездолевой характер совместной собственности супругов предусмотрен с целью обеспечения имущественного равенства супругов.

Особенности правового регулирования имущественных отношений в семье всегда актуальны. Правоотношения совместной собственности супругов, безусловно, входят в систему правовых связей, складывающихся между супругами. Как известно, официальная регистрация брака в органах записи актов гражданского состояния влечет возникновение между супругами определенных имущественных отношений, характеризующихся законным или договорным правовым режимом. Поэтому одним из важных определяющих факторов супружеских имущественных правоотношений являются правоотношения собственности супругов. Режим совместной собственности супругов закреплен в ст. 33 Семейного кодекса Российской Федерации.

По общему правилу супруги владеют имуществом на праве совместной собственности. Поэтому на общее имущество супругов распространяется законный режим совместной собственности, если иное не предусмотрено брачным договором. Но помимо общего у супругов есть и личное имущество. С юридической точки зрения эти два режима (режим личной собственности и режим совместной собственности) имеют существенные отличия. Личной вещью мы вправе распоряжаться по своему усмотрению, общей же вещью юридически владеют и распоряжаются два человека, и это накладывает свои особенности на порядок пользования и распоряжения ею [1].

То имущество, которое находится в общей совместной собственности супругов, перечислено в п. 2 ст. 34 СК РФ, а именно имущество, нажитое во время брака:

– доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности;

– полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие);

– приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов внесены денежные средства [2].

Законом установлено, что супруги владеют, пользуются и распоряжаются общим имуществом по обоюдному согласию. Но при совершении сделки по распоряжению общим имуществом одним из супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга – презумпция (юридическое предположение). Существует такая точка зрения, что презумпция защищает права и интересы самих супругов, так как отношения общей совместной собственности носят личнодоверительный характер, круг участников совместной собственности ограничен, супруги как равноправные собственники владеют, пользуются и распоряжаются имуществом по общему согласию. Присутствие презумпции облегчает совершение сделок по распоряжению общим имуществом, необходимость которых возникает постоянно.

Вместе с тем в некоторых установленных законом случаях согласие все же необходимо получить. Например, в случае совершения сделки с недвижимостью необходимо получить нотариальное удостоверение согласия другого супруга (п. 3 ст. 35 СК РФ).



Совместная собственность супругов носит бездолевой характер.

Такое правило предусмотрено законодателем с целью обеспечения имущественного равенства супругов. Принцип равенства долей супругов при разделе общего имущества основывается прежде всего на принципе равенства прав супругов в семье и соответствует нормам гражданского законодательства (п. 2 ст. 254 ГК РФ). Право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.

К таким уважительным причинам относятся: рождение и воспитание детей, учеба супруга, болезнь, невозможность найти работу и т.д. [3].

Наряду с этим следует рассмотреть и особенности правового регулирования собственности супругов в зарубежных странах. Так, если в Российской Федерации супруги имеют равные права на общее имущество, то за границей дело зачастую обстоит иначе. Связано это с тем, что в некоторых государствах до сих пор не признается равноправие мужчин и женщин. Это имеет и свою положительную для женщин сторону: на мужа возлагается обязанность содержать жену. Но, соответственно, законодатель устанавливает приоритетное право мужа на управление и распоряжение супружеской общностью. В ортодоксальной католической Испании, например, муж один управляет общей собственностью и не нуждается в согласии жены для совершения сделок по распоряжению как движимостями, так и недвижимостью. В шести штатах США из тех восьми, где законным режимом является общность имущества супругов, каждый из супругов вправе самостоятельно распоряжаться общностью. Согласие обоих супругов необходимо только для отчуждения недвижимости и совершения дарения [4].

Следует также обратить внимание, что в случаях, когда супруги, находясь в браке, длительное время проживают раздельно и их семейные отношения фактически прекращены, законодатель на основании п.

4 ст. 38 СК РФ предоставляет суду возможность признать имущество, нажитое каждым из супругов в период раздельного проживания, собственностью каждого из них. К ним не относятся случаи раздельного проживания супругов в силу объективных причин: нахождения одного из них в длительной командировке, на учебе, на службе в армии и т.п.

Можно сделать вывод, что основанием возникновения общности супружеского имущества является совокупность юридических фактов – факта состояния в зарегистрированном браке и факта наличия семейных отношений.

Вместе с тем хочется отметить целесообразность и справедливость предоставления суду возможности признавать раздельным имущество, которое приобретено одним из супругов в период раздельного проживания, хотя и при наличии супружеских отношений, или отступать от начала равенства долей в пользу этого супруга.

Таким образом, изложенное дает основание полагать, что правовое регулирование совместной собственности супругов направлено прежде всего на охрану прав и интересов членов семьи, на формирование между ними отношений, построенных на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности друг перед другом, на создание в семье необходимых благоприятных условий для воспитания детей.

1. Щеренко М.В. Имущественные отношения в гражданском и официальном браке / под общ. ред. Г.Ю. Касьяновой. – М.: Информцентр XXI века, 2005.

2. Семейный кодекс РФ.

3. Гражданское и торговое право капиталистических государств / под ред. Е.А. Васильева [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://law.edu.ru.

4. Лавров Ю.Н. Имущественные правоотношения супругов в России: канд. юрид. наук

. – СПб., 2002.

ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА КАК ФАКТОР,

ВЛИЯЮЩИЙ НА ТИП ПРАВОВОГО ПОВЕДЕНИЯ

Научный руководитель: Архипова Н.Ю.

Целью исследования является анализ воздействия правовой культуры и культуры законодательства на тип правового поведения.

Правовая культура отражает влияние всех социальных институтов, связанных с состоянием права в обществе и характеризует уровень развития и эффективность правовой системы. Правовая культура характеризует правовые ценности, результаты и достижения общества в правовой сфере, степень развития юридической теории и практики.

Если попытаться дать развернутое определение этому понятию, становится ясно, что правовая культура – это специфический социальный институт, выполняющий функцию формирования у людей политического и правового сознания, ценностно-нормативных установок, а опосредованно и правового поведения. Поэтому правовая культура не только играет в обществе роль нормативного ориентира. Она активно вторгается в социальную среду, обеспечивая необходимый уровень индивидуального правосознания и вовлекая индивидов в единую систему социальной организации.

Правовая культура есть информация, которая сохраняется не только в объективном носителе – знаковых системах, но и в субъективном, которым являются человек, общество, социальные группы. В связи с этим можно выделить культуру поведения и культуру законодательства [1].

Определенная правовая культура заключена в непосредственном правовом поведении, и ее можно назвать культурой поведения. В данном случае под ней понимается информация, обеспечивающая такое правовое поведение. Согласно социологической теории, право появляется естественно-историческим путем в процессе общественной практики, в которой регулярно повторяются те или иные акты человеческого поведения. Как следствие, возникают устойчивые правовые отношения, которые становятся необходимой формой упорядочивания общественного строя и только затем выражаются и закрепляются в текстах нормативных актов.





В то же время правовая культура заключена в информации, содержащейся во всей совокупности нормативных юридических актов, действующих в определенном государстве, т.е. в культуре законодательства. В основе культуры поведения и культуры законодательства лежат общепризнанные правовые принципы, созданные обществом на конкретном этапе его развития, что и образует определенный стандарт правовой культуры. В конкретно-историческом процессе развития права культура поведения либо культура законодательства, приобретая статус первичного начала, начинает доминировать [2].

Правовая культура при социологическом подходе рассматривается в двух плоскостях – на уровне индивида и на уровне общества в целом. В данном случае в ее трактовке велика роль ценностных ориентаций, т.е.

определенного качества правовой жизни общества и личности.

С философско-правовой точки зрения правовая культура «представляет собой своего рода юридическое богатство, выраженное в достигнутом уровне развития регулятивных качеств права, юридической техники, которые относятся к духовной культуре, к правовому прогрессу» [2].

Несмотря на значительные результаты, достигнутые в рамках этих направлений, отмеченных выше, проблематика, связанная с прояснением содержания взаимосвязи правового поведения и правовой культуры, остается недостаточно исследованной. В значительной степени это определяется наличием латентных поведенческих образцов, моделей и стандартов, которые передаются из поколения в поколение, зависят от этнического и общего менталитета и составляют основание правовой культуры.

В жизнедеятельности людей взаимодействуют программы действий двух типов: биологические и социальные. Если первые передаются через наследственный генетический код, то вторые хранятся и передаются в обществе в качестве традиции. Если говорить о правовой культуре, то она представляет собой совокупность результатов правовой деятельности.

Результаты правовой деятельности, вовлеченные в социальную жизнь, выступают в роли знаков, которые наделены определенным смыслом или значением, т.е. несут в себе правовую информацию (например, текст Конституции есть знак, содержащий информацию об основах государственного строя, о месте и роли человека и гражданина в государстве). Таким образом, под знаком понимается предмет (явление, событие и т.д.), выступающий в роли носителя информации или смысла, значения о других предметах и используемый для ее накопления, хранения, переработки и передачи. Эти предметы-знаки соединяются в разнообразные комплексы, знаковые системы, т.е. правовую культуру, которую можно на данном этапе определить уже как совокупность знаковых систем в обществе.

Правовая культура на основе знаний и представлений формирует легитимные (общепризнанные) поведенческие образцы, нормы, ценности, стереотипы и правила в отношении к позитивному праву, регулирующие деятельность социальных субъектов. Взаимосвязь между правовой культурой и правовым поведением обусловлена и их функциональной нацеленностью на поддержание фундаментальных сетей отношений, взаимодействия, взаимопонимания, обеспечения социального порядка и безопасности. Любое правовое поведение и всякая правовая культура имеют «бинарный» характер: включают в себя и положительные, и отрицательные устойчивые черты, наблюдаемые в сознании и поведении субъектов политического и правового процесса. На уровне метафор эти специализированные сферы предстают как своеобразные матрицы правовой жизни, задающие устойчивые формы сознанию и поведению отдельных граждан, групп, институтов и общества в целом.

Правовая культура детерминирует правовое поведение человека на обыденном уровне косвенно, опосредованно. Исследования показывают, что связующим звеном между ними является область социокультурных образцов и ценностей, что вытекает из ранее представленной морфологии обыденной культуры. Так, право через соответствующие представления, знания и навыки оказывается связанным с моралью; а культура – с поведением субъекта политического и правового процесса.

Другой, не менее важный аспект анализа правового поведения и правовой культуры в современной России – учет этноархетипических детерминант. По мнению А.С. Ахиезера, специфика исторического опыта России определяется тем, что в стране сформировалось глубокое противоречие между попытками формирования государства как организации рационального типа и используемым для этого эклектическим культурным основанием, включающим в себя значительные догосударственные элементы, которые в целом занимали доминирующее место [3].

Российская социокультурная матрица включает в себя прочную тягу к сохранению эмоциональной доминанты в культуре, почти полностью подчиняющей себе ее интеллектуальный элемент, а также интерпретацию нравственности как эмоциональной стихии сострадания.

Известный исследователь Э.Ю. Соловьев пишет об этом так: «Высокие нравственные качества русского народа (его способность к состраданию, любви, прощению, терпению, самоотвержению) давно получили всемирное признание. Но было бы благодушием не видеть их неприглядной оборотной стороны, а именно давнего и острого дефицита правосознания, который в сфере самих моральных отношений выражал себя, прежде всего как отсутствие уважения к индивидуальной нравственной самостоятельности (автономии) и как упорное сопротивление идее примата справедливости над состраданием» [4]. Вершина национального философского духа, русская моральная философия страдала в этом смысле дефицитом правопонимания, будучи, парадоксальным образом, при этом предельно этикоцентричной.

С другой стороны, иррационально-эмотивный характер российского правопонимания, еще не означает, что последнее чуждо рациональности. Новым, и пока дискуссионным выводом, который имеет теоретико-методологическое значение для анализа правосознания и правовой культуры современного российского общества, является признание «вариативной» рациональности самого права. Рожденное под влиянием постмодернистской методологической культуры, это положение апеллирует к национальной истории, социальному опыту, то есть к своеобразной неформальной логике формирования права, чутко воспринимающей национальную традицию и национальную интуицию [5].

Таким образом, можно сказать, что правовая культура, философия права и ее традиции оказывают существенное влияние и на процесс правового строительства, и на правоприменительную деятельность, и на правомерное или же противоправное поведение.

1. Венгеров А.Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. – М.: Омега-Л, 2012.

2. Манова Г.Н. Теория государства и права. – М.: Зерцало, 2009.

3. Ахиезер А.С., Клямкин И., Яковенко И.Г. История России.

Конец или новое начало? – М.: Новое издательство, 2008.

4. Соловьев Э.Ю. Прошлое толкует нас: Очерки по истории философии и культуры. – М.: Политиздат, 1991.

5. Кунев А.Н. Соотношение законности и правовой культуры:

теоретико-правовой взгляд // Фундаментальные и прикладные исследования кооперативного сектора экономики. Научно-теоретический журнал. – 2010. – № 5. – С. 84–87.

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ

ТЕРРИТОРИЯ ПРАВА В ПГЛУ

ЮРИДИЧЕСКАЯ КЛИНИКА

Около шестидесяти лет назад в США появилась идея введения на юридических факультетах высших учебных заведений практического курса, который предоставил бы возможность студентам использовать на практике свои знания, которые они получают на теоретических курсах, и параллельно предоставлять квалифицированную юридическую помощь тем слоям населения, которые не в состоянии заплатить за юридические услуги для решения своих проблем. С течением времени этот курс стал очень популярным не только среди университетов, но и среди населения.

Люди начали обращаться в эти учреждения за помощью в юридических вопросах в разных областях общественной жизни. Сейчас в США, наверно, не существует ни одной юридической школы, где бы не было «юридической клиники». Идея «юридической клиники» позднее стала очень популярной по всей Европе. Университеты соревнуются в привлечении большего количества клиентов и лучшем предоставлении им услуг, и темпы создания «юридических клиник» просто захватывают воображение. В странах бывшего Советского Союза этот процесс происходит немного медленнее, чем хотелось бы.

Цели и задачи создания юридической клиники Во всем мире многие из юристов, судей, преподавателей вузов и студентов искали пути совершенствования юридического образования. В большинстве стран традиционное высшее образование означает посещение занятий в университете. Схема проведения таких занятий в каждой стране разная. В Соединенных Штатах, в основном, они состоят из метода вопросов и ответов (его еще называют «сократический метод»).

В других странах эти занятия проходят, как правило, в виде лекций. Во многих учебных заведениях студентов обучают тому, как нужно составлять юридические документы, а также знакомят их с некоторой судебной практикой через инсценировку учебного судебного процесса в классе. И очень часто это является единственной практической подготовкой студентов в университете.

Студенты, прошедшие обучение по такой обучающей системе, часто чувствуют себя неготовыми к практической юридической работе. Они не умеют составлять проекты документов и регистрировать их, вести опросы клиентов и давать им рекомендации, проводить судебные слушания. Кроме этого, они не научились применять знания основных законов, полученных во время учебы, к реальным ситуациям своих клиентов.

«Клиническое юридическое образование» возникло в качестве ответа на проблему неподготовленности выпускников юридических учебных заведений к практическому применению правовых знаний.

Поэтому его цели частично определяются необходимостью решения проблем традиционного юридического образования. Кроме этого, многие из тех, кто работает в «юридических клиниках» в разных странах, думают, что они могут внести вклад в то, чтобы юридические услуги могли быть доступны тем, кто обычно не может их себе позволить.

Некоторые также считают, что «юридические клиники» могут помочь юридической системе добиться положительных изменений в обществе через принятие к производству дел, которые могут представлять собой важный прецедент, или через создание прогрессивных законов.

Такое обучение может осуществляться:

путём проведения инсценированных упражнений в аудитории (например, обучение судебному адвокатскому мастерству);

консультантами, которые представляют клиентов в реальных делах;

путем работы студентов в юридических конторах под руководством опытных юристов (так называемые «программы стажировки»);

через сочетание вышеуказанных методов.

Первая цель – научиться «как это делать»

Первой целью «юридической клиники» является научить студентов делать то, чем занимаются юристы. Эта работа включает в себя действия общего характера, выполняемых большинством юристов во всем мире, а именно: опрос клиентов, предоставление консультаций и расследование дел. Сюда также входят действия, которые отличаются по содержанию в каждой стране и которые осуществляются многими, но не всеми юристами, как например, проведение слушаний в суде и отстаивание поданных апелляций.

И в заключение, эти действия включают моменты, характерные для какого-либо одного суда или юридической специализации, как например, составление иска по расторжению брака или представление интересов клиента в любом государственном учреждении.

Вторая цель – развитие философии юриста Второй целью клинического юридического образования является помощь студентам развивать свои взгляды на то, что значит быть юристом.

Под руководством преподавателей студенты могут изучить многие важные вопросы, возникающие перед юристом:

Как юристу быстро и эффективно освоить новые области права или новую технику применения права? Что означает придерживаться профессиональной юридической этики?

Какую роль должны играть юристы в обществе?

Должны ли они приводить к согласию стороны процесса, или заключать коммерческие сделки, участвовать в судебных разбирательствах, или быть инициаторами социальных изменений, или же своей деятельностью представлять сочетание всего вышеперечисленного?

Как должны строиться судебная и социальная системы, чтобы полностью отображаться во всех разнообразных качествах, в которых должны выступать юристы?

Как молодому юристу нужно сочетать стремление удовлетворять личные и профессиональные потребности?

Эти и многие другие вопросы являются актуальными для понятия «юридическая клиника». Например, должны ли суды и юристы дополнять или полностью заменять старые методы разрешения споров, которые являются постоянными, традиционными в обществе? В чем заключается роль юристов, студентов и преподавателей права в развитии норм права в обществе? Рассмотрение этих вопросов и вызывает необходимость деятельности «юридических клиник».

Третья цель – предоставление юридических услуг Третьей целью «юридических клиник» – как многие ее понимают – является предоставление юридических услуг лицам, не имеющим возможности получить юридическую помощь, у которых нет средств чтобы отстаивать свои права. Преподаватели юридических учебных заведений во всем мире дискутируют о том, что важнее – образовательные цели «юридической клиники» или возможность предоставления юридических услуг максимуму нуждающихся в них. Этому спору не видно конца. Однако большинство соглашается с тем, что оба этих аспекта очень важны.

Основные результаты проекта Результаты исследования можно разделить на 2 категории.

Первая – это то, что получат участники реализуемого проекта, то есть студенты, работающие в клинике. Они приобретут колоссальный опыт, который пригодится им в будущей профессии. Благодаря «клинике», они смогут получать знания на практике, что является отличным дополнением к теории, которую они изучают в университете. Повышение уровня знаний студентов в «клинике», в свою очередь, повысит их показатели в учебе.

Вторая категория – это то, что получает вторая сторона. Люди, не имеющие высокого финансового положения, которые не могут обратиться за дорогостоящей помощью квалифицированных юристов, получат возможность обратиться в «клинику», где им окажут безвозмездную посильную помощь начинающие юристы.

Можно также выделить более масштабные и общие результаты, которые заключаются в том, что благодаря взаимодействию членов клиники и граждан, обращающихся к ним за помощью, будет налажен диалог между поколениями (т.к. в тяжелом финансовом положении находятся в основном пенсионеры и люди преклонного возраста). Общение молодежи и взрослых – это то, что сейчас практически ушло из нашей современной жизни. Но люди будут знать, что в городе существует «клиника», где работают молодые специалисты, готовые оказать помощь и бороться за справедливость.

Вывод: при организации такого рода «клиники» будет повышен уровень правосознания и правовой культуры студентов. Клиника станет всесторонней площадкой для обсуждения наиболее актуальных юридических проблем. Повысится качество правового воспитания студентов.

1. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.legal.ru.

2. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://codolc.com.

ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ МЕТОДЫ

ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ

На сегодняшний день существует широкий круг систем хранения и обработки информации, где в процессе их проектирования фактор информационной безопасности Российской Федерации, хранения конфиденциальной информации имеет особое значение. К таким информационным системам можно отнести банковские или юридические системы безопасного документооборота и другие информационные системы, для которых обеспечение защиты информации является жизненно важным для защиты информации в информационных системах.

Что же такое «защита информации от несанкционированного доступа»

или информационная безопасность Российской Федерации?

Актуальность заключается в социально – экономических изменениях, происходивших за последние годы. Созданы условия для широкого внедрения в России новейших информационных технологий, разработка и использование перспективных информационных, телекоммуникационных систем связи и обработки информации баз данных как в государственном, так и в негосударственном секторах экономики. С вхождением России в мировое информационное пространство, развитием глобальных международных сетей пользователи получили возможность доступа к информационным ресурсам независимо от своего территориального расположения. Информация и информационная безопасность являются важнейшей частью современной коммуникативной системы общества.

Цель исследования заключается в раскрытии понятия «информационная безопасность» и определении методов по защите информации.

Для раскрытия данной цели необходимо поставить ряд задач:

дать понятие правового регулирования в области безопасности информации;

раскрыть особенности информации как объекта гражданского права;

проанализировать нормативно-правовые документы, регулирующие обеспечение безопасности информации;

описать организационно-правовые формы защиты государственной тайны.

Информационная безопасность представляется состоянием защищённости информационной среды, деятельностью которой является предотвращение утечки защищаемой информации, от несанкционированных и непреднамеренных воздействий на защищаемую информацию, то есть процесс, направленный на достижение этого состояния.

Информационная безопасность организации – состояние защищённости информационной среды организации, обеспечивающее её формирование, использование и развитие.

Информационная безопасность государства заключается в поддержании состояния сохранности информационных ресурсов государства и защищенности законных прав личности и общества в информационной сфере.

Используемые организационные (административные) меры и методы защиты представляют собой меры и методы организационного характера, регламентирующие процессы функционирования системы обработки данных, использование ее ресурсов, деятельность персонала, а также порядок взаимодействия пользователей с системой таким образом, чтобы в наибольшей степени затруднить или исключить возможность реализации угроз безопасности. Они основаны на принципах управления коллективом и предприятием (службой) и принципах законности. Они включают:

мероприятия, осуществляемые при проектировании, строительстве и оборудовании вычислительных центров и других объектов систем обработки данных;

мероприятия по разработке правил доступа пользователей к ресурсам системы (разработка политики безопасности);

мероприятия, осуществляемые при подборе и подготовке персонала системы;

организацию охраны и надежного пропускного режима;

организацию учета, хранения, использования и уничтожения документов и носителей с информацией;

распределение реквизитов разграничения доступа (паролей, ключей шифрования и т.п.);

организацию явного и скрытого контроля за работой пользователей;

мероприятия, осуществляемые при проектировании, разработке, ремонте и модификациях оборудования и программного обеспечения и т.п.

Организационные меры – единственное, что остается, когда другие методы и средства защиты отсутствуют или не могут обеспечить требуемый уровень безопасности. Однако это вовсе не означает, что систему защиты необходимо строить исключительно на их основе, как это часто пытаются сделать чиновники, далекие от технического прогресса.

Организационные меры необходимы для обеспечения эффективного применения других мер и средств защиты в части, касающейся регламентации действий людей. В то же время организационные меры необходимо поддерживать более надежными физическими и техническими и всеми другими средствами.

В ходе анализа выявлены проблемы, связанные с повышением безопасности информационной сферы, являющиеся сложными, многоплановыми и взаимосвязанными, которые в свою очередь требуют постоянного, неослабевающего внимания со стороны государства и общества. Развитие информационных технологий побуждает к постоянному приложению совместных усилий по совершенствованию методов и средств, позволяющих достоверно оценивать угрозы безопасности информационной сферы и адекватно реагировать на них.

1. Гмурман А.И. Информационная безопасность – М.: БИТ-М, 2010.

2. Устинов Г.Н. Уязвимость и информационная безопасность телекоммуникационных технологий. – М.: Радио и связь, 2006.

3. Конституция Российской Федерации – «Российская газета», 25.12.2010.

4. Федеральный закон Российской Федерации «Об информации, информационных технологиях и о защите информации от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ».

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая:

Федеральный закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ (в ред. от 02.02.2006.).

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06. № 63-ФЗ (ред. от 13.05.2008, с изм. от 27.05.2008). Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25.

РОЛЬ СПЕЦИАЛИСТА ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ ОБЫСКА

Московский финансово-промышленный университет «Синергия»

Карачаево-Черкесский филиал, г. Черкесск Обыск занимает особое место в процессуальной и тактической деятельности органов следствия и дознания. В современной уголовнопроцессуальной науке под обыском понимается следственное действие, заключающееся в принудительном обследовании помещений, иных мест или отдельных лиц в целях отыскания и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для дела, а также для обнаружения разыскиваемых лиц или трупов.

Обыск является одним из важнейших следственных действий, а его производство неизбежно связано с ограничением конституционных прав граждан.

По единодушному мнению теоретиков и практиков, обыск в психологическом плане является сложным и специфическим следственным действием, одним из доминирующих элементов которого является принуждение по отношению к обыскиваемому [1].

Для обыска характерна противоположность целей следователя и других участников обыска, с одной стороны, и обыскиваемого – с другой. Принудительный характер обыска, возникновение в ряде случаев конфликтных ситуаций, поисковые трудности связаны, как правило, с повышенным психическим напряжением участников данного следственного действия.

В связи с этим в Уголовно-процессуальном кодексе данное следственное действие строго регламентировано. Оговорен состав лиц и указана возможность привлечения специалиста.

Роль специалиста в процессе доказывания постоянно возрастает.

Отчасти это связано с тем, что результаты бурного развития науки и техники используются и при совершении и сокрытии преступлений.

Следователь может не обладать знаниями во всех областях науки и техники, и в этом случае он имеет возможность прибегнуть к помощи специалиста.

Специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном уголовно-процессуальным законом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов; лицо привлекаемое для применения технических средств исследования материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Специалист может быть допрошен как «сведущий свидетель»

(ст. 8 УПК РФ).

Наиболее часто в качестве специалистов приглашаются криминалисты (например, по делам об убийствах, кражах и др.), медики (при осмотре трупа), автотехники, взрывники, пожарные и др. [2].

В соответствии со ст. 18 УПК РФ перед началом следственного действия, в котором участвует специалист, следователь удостоверяется в его компетентности. На практике такое делается нечасто, что ведет к использованию в качестве специалистов лиц низкой квалификации, к утрате доказательственной информации и низкой результативности обысков. Нередко случается ситуация, когда следователь решает сам подменить специалиста, переоценивая свои возможности.

При обыске необходимы поиски предмета, но «поиски» – признак, производный от позиции лица, обладающего вещью, документом. Надобность в поисках возникает лишь тогда, когда лицо отказывается выдать предмет или документ добровольно. Поиску тайников всегда уделяется особое внимание, поскольку его наличие свидетельствует об умысле у преступника.

Согласно ст. 182 УПК при производстве обыска могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть, при этом не должно допускаться не вызываемое необходимостью повреждение имущества.

Такое возможно, если следователь будет привлекать для выполнения некоторых задач соответствующих специалистов.

Например, криминалист быстрее обнаружит признаки вскрытия на плинтусах, дополнительное крепление некоторых досок, иной характер крепящего раствора, различия в люминесцирующих характеристиках краски под воздействием ультрафиолетовых лучей и т.п.

Специалист-автотехник быстрее и с большей вероятностью обнаружит тайник в автотранспортном средстве.

Практически всегда тактически грамотное использование знаний и навыков специалистов ведет к повышению результативности обыска и сокращению времени его проведения, при этом возрастает значение квалификации самого специалиста, так как при проведении обыска иногда из-за особенностей самих объектов, имеющих значение для дела, найти их может только специалист.

Это характерно, например, для дел, связанных с использованием высоких технологий, для поиска следов биологического происхождения (особенно если есть попытки их сокрытия или с момента совершения преступления прошло длительное время). Поэтому естественно, что возрастание уровня и интенсивности специальных познаний приводит и к повышению требовательности к квалификации специалиста [3].

1. Башкирский А.И. Психология обыска: Лекция. – Челябинск:

Челябинский юридический институт МВД России, 1999.

2. Орлов Ю. Специалист – это сведущее лицо, не заинтересованное в исходе дела // Российская юстиция. – 2003.

3. Исаева Л. Обыск: роль специалиста // Законность. – 2001.

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ПОНИМАНИЯ ПРАВА

Московский финансово-промышленный университет «Синергия»

Карачаево-Черкесский филиал, г. Черкесск Право представляет собой одно из сложнейших явлений человеческой цивилизации. Ровесником общества является поиск смысла права, его сущности и места в системе ценностей общества.

Правопонимание представляет собой отражение и оценку права в соответствии с конкретными социально-политическими и культурноисторическими явлениями и ценностями. Правопонимание является одновременно отношением субъекта познания к правовой действительности и научным направлением, теорией.

Множество теорий права, типов правопонимания известно истории человечества. Центральной их проблемой является сущностное понятие права, его основных категорий и принципов. Именно в определении права в концентрированном виде воплощается специфичность теории. Не случайно научные дискуссии разворачиваются именно вокруг центрального определения права, так как именно в определении права выражается специфика соответствующего типа правопонимания, именно в нем находят свое отражение и концептуальное единство все правовые понятия.

Каждая эпоха человеческой цивилизации предлагает свое понимание сущности права. За историческими, географическими и иными границами своего возникновения каждое определение права теряло свое значение. Выработанные наукой определения права достаточно четко разделяются.

При всем разнообразии теорий права можно выделить две основные тенденции правопонимания, ведущие свои корни из древнего мира. Их выделение строится на следующих проблемных вопросах:

1) происхождение права;

2) соотношение права и закона;

3) критерии права.

Естественное право именуется естественным постольку, поскольку оно вытекает из природы: природы вещей, человека, всеобщего, универсального порядка. Право естественное – результат развития гражданского общества, оно суть естественного порядка вещей. Естественные права существуют как таковые, независимо от того, закреплены они в каких-либо источниках или нет. Эти права являются прирожденными. В некоторой степени они обусловлены экономическими, духовными и иными условиями, но по сути своей они являются прирожденными, отсюда следует их непоколебимость, неизменность, абсолютность. Естественные права возникают независимо от того, выражены ли они в нормах или нет.

Позитивистское понимание права исходит из того, что право – это система детерминант, порождающих строго определенные последствия в сфере юридической практики. За исходное начало берется опыт функционирования государственных институтов: законов, прецедентов, судов, парламентов, правительств, чиновников и т.п. Право мыслится как порождение и инструмент государства. Оно этатизируется, подвергается огосударствлению, рассматривается как форма осуществления государственной политики. Сущность позитивистского подхода состоит в том, что право не возникает как результат естественного исторического развития. Оно всегда позитивно, то есть дано какой-либо силой (государством, богом, высшим разумом).

Несмотря на разнообразие трактовок и подходов, общим для данного направления является признание правом только норм, созданных государством. В юридическом позитивизме правом признается любая норма (вне зависимости от содержания), обладающая формально-юридическими качествами, то есть позитивизм выводит формулу «закон есть закон» независимо от содержания. Эта теория вообще исключает из понятия права вопрос о его содержании.

Юридический позитивизм отождествляет понятия права и закона, тогда как естественно-правовые концепции исходят из различения права и закона.

К числу недостатков позитивизма относится его трактовка прав человека как конституционных, данных государством и закрепленных в законодательстве. Такой подход позволял государствам не только давать права своим гражданам, но и ограничивать, забирать их совсем.

Современная доктрина прав и свобод человека не укладывается в позитивистские рамки.

Вместе с тем юридический позитивизм имеет ряд непререкаемых заслуг перед современным правоведением.

Юридический позитивизм условно может быть подразделен на три большие группы учений, существующих в разных странах и возникших в разное время: государственно-институционный (этатический), социологический и антропологический (психологический и биологический).

Путь России к праву большей частью позитивистский.

Основные черты русской юриспруденции – в области этатического, законнического позитивизма. До Октябрьской революции Россия входила в романо-германскую правовую семью. Основные черты русской юриспруденции второй половины XIX века сформировались в позитивистском русле. Именно этатический позитивизм преподавался в университетах, им руководствовались судьи и чиновники. В начале XX века юридический позитивизм раскололся на ряд течений, оставивших существенный след в мировой юридической мысли.

Вместе с тем имели место и иные подходы к сущности права.

Так, Л.И. Петражицким развивалась психологическая теория права. По его мнению, правовые начала, так же, как нравственные, коренятся в психике человека, в его эмоциях. Л.И. Петражицкий отмечал, что право зависит от «психического состояния... индивидов или народных масс, от их психических склонностей, психических привычек и диспозиций, убеждений разного рода (например, интуитивно-правовых, нравственных, религиозных верований)» [1]. Активная роль государства в возникновении правоотношений не является обязательной, решающей. Право происходит от индивида, оно рождается в глубинах его психики. «... законодательные распоряжения представителей государственной власти лишь в известной степени... вызывают в индивидах и массах соответственные позитивные переживания... Закон, явно и серьезно противопоставляющий долг социально-служебной власти, долгу пользования законодательной властью не для личных интересов, а для содействия общему благу, а равно безнравственный или нелепый и бессмысленный закон тоже оказались бы бессильными вызвать к жизни соответственное позитивное право» [2].

В конце XIX–начале XX века позитивизм вновь укрепил свои позиции в трудах Г.Ф. Шершеневича. Этот представитель этатического позитивизма полагал, что право держится авторитетом государственной власти. Г.Ф. Шершеневич придерживался мнения, что «право... – это правила общежития, поддерживаемые государственной властью» [3].

После революций 1917 года правовые учения в России переживали упадок ввиду победы нигилистических позиций в отношении как права, так и государства. Октябрьскую социалистическую революцию рассматривали как первый шаг на пути мировой революции, которая приведет к прекращению всех государственно-правовых институтов.

Окончание гражданской войны и военного коммунизма привели к развитию права. Ведущим моментом в правопонимании является классовый подход, точнее интересы господствующего класса, порождающие систему (порядок) общественных отношений.

Заложенные в 30-е годы основания этатического позитивизма за десятилетия советской власти укрепились, обслуживая господствующую марксистскую идеологию.

Кризис юридического позитивизма разворачивается давно, что приводит к пикам и падениям авторитета этого учения.

Сегодня человечеству необходимо совершенно новое и ценностное мировоззрение, которое может представлять собой осмысленное, синтезированное начало положительного опыта различных наук. Его основу может составить учение о естественной справедливости.

История человечества оценила достоинства и недостатки основных тенденций правопонимания: позитивизма и естественно-правовых доктрин. Юридический позитивизм придал праву рациональный, практический уклон. Реализм права привел его к освобождению от духовно-нравственной нагрузки. Негативные последствия такой «свободы»

сказываются в снижении роли права, чрезмерной зависимости права от политического непостоянства лидеров государства, расцвете эгоизма, нестабильности общественного порядка.

Человечество поставлено перед необходимостью сделать глобальный поворот в своем развитии: оно должно приучить себя жить в условиях мира, сотрудничества, доброжелательности, свободы. В контексте обновления человеческой цивилизации право как нормативный феномен культуры примет облик, полностью совместимый со свободным социальным творчеством людей.

В правовом развитии акцент стоит на свободе, а это требует его ориентации на ценности самоопределения, саморегулирования, самоуправления во всех сферах человеческой жизни.

1. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. – СПб., 1910. – С. 517.

2. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб., 1910. – С. 523.

3. Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. – Т. 1. – Вып. 2. – М., 1911. – С. 23.

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ

НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ЧАСТНОЙ ЖИЗНИ В УСЛОВИЯХ

ГЛОБАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ОТКРЫТОСТИ

В данной работе попытаемся рассмотреть некоторые проблемы, возникающие при обеспечении неприкосновенности частной жизни в современном информационном обществе.

Это право получило нормативное закрепление во второй половине XX века. Признание со стороны международного сообщества выразилось во включении права на неприкосновенность частной жизни в международные документы. К примеру, Всеобщая Декларация прав человека устанавливает: «Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств» (ст. 12) [1].

Информатизация общества существенно повлияла на права человека, в особенности на право неприкосновенности частной жизни.

Информационные процессы и современные технологии оказали существенное влияние на гарантии и ограничения данного права, расширяя содержание области частной жизни, и при этом создавая новые возможности для вторжения в нее.

Несмотря на то, что право на неприкосновенность частной жизни гарантировано нормами Конституции РФ, оно все еще остается достаточно уязвимым. В России не сложились эффективные конституционно-правовые механизмы защиты данного права, отсутствует уважение к частной жизни другого человека и не применяется восстановление нарушенного права на неприкосновенность частной жизни.

Основной причиной проблем связанных с гарантированием данного права является отсутствие в Российской Федерации национального закона о персональных данных. К ним можно отнести информацию, использование которой может нанести вред чести и достоинству, доброму имени, деловой репутации и иным нематериальным благам и имущественным интересам носителю персональных данных. В состав этой информации входят личностные характеристики, данные об обстоятельствах рождения, усыновления, отцовства, о состоянии здоровья, сведения о семейном, имущественном и финансовом положении.

В Конституции РФ [2] (ст. 23, 24 гл. 2) понятие «частной жизни» рассматривается как совокупность таких институтов как личная и семейная тайна и защита своей чести и доброго имени, что является недостаточно емким, так как данное понятие включает в себя целый комплекс отношений. Для полноценной деятельности конституционно-правового механизма обеспечения неприкосновенности частной жизни необходимо закрепить гарантии в законе, который соответствовал бы современному состоянию развития информационных технологий и обеспечивал надлежащую защиту прав.

Право на неприкосновенность частной жизни является самым удобным гуманитарным показателем мер и ограничений, которые вводятся государством для обеспечения общественной безопасности. Поэтому беспокоит недостаточная обеспеченность этого права в России.

Вместе с обеспечением права на неприкосновенность частной жизни человека важное место занимает вопрос об установлении ограничений данного права соразмерно ценностям, которые защищает Конституция РФ и международно-правовые акты. Касательно такой группы прав и свобод, как неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, то в данном случае государство обязано не только обеспечивать осуществление этих прав, но и не вмешиваться в ту часть частной жизни человека, которая находится вне рамок его ответственности перед государством и обществом.

Проблема заключается в том, что достаточно трудно определить границу, за которую государство не имеет право переступать. В ч. 3 ст. Конституции РФ закреплено то, что пределы вмешательства в частную жизнь должны быть соразмерны защите конституционных ценностей.

К сожалению, у граждан отсутствует доступ к своим данным, которые находятся у государственных органов, органов местного самоуправления и т.д. Непонятно также как именно граждане должны получать сведения о том, что подобная информация находится в их распоряжении.

Появление новых информационных технологий, а также правовых средств их обеспечения необходимо рассматривать совместно с правом на неприкосновенность частной жизни. Развитие сети Интернет создало новые проблемы в сфере защиты неприкосновенности частной жизни. На наш взгляд, нормативная база защиты информации в сети Интернет нуждается в совершенствовании, учитывая специфику Глобальной сети. Большинство пользователей Интернета предпочитают действовать анонимно, под «никами», препятствующими их точной идентификации. Таким образом, они пытаются защитить свою частную жизнь от постороннего контроля. Человек, который лишен этой безопасности, чувствует страх и недоверие, и именно это побуждает его действовать в Интернете анонимно. В Декларации о свободе общения в Интернете говорится, что в целях обеспечения защиты Интернета от контроля и расширения свободного выражения идей и информации, государства-члены должны уважать желание пользователей Интернета не раскрывать свою личность [3]. Это не мешает государствам-членам принимать меры и осуществлять сотрудничество для определения лиц, виновных в преступных деяниях, в соответствии с национальным законодательством, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и другими международными соглашениями между правоохранительными органами и органами юстиции.

Касательно проблемы защиты неприкосновенности частной жизни в телекоммуникационных сетях необходимо решить вопрос охраны информации о ней, так как быстрое развитие компьютерных технологий позволяет бесконтрольно получать доступ к персональной информации.

Рассматривая гарантии и ограничения прав человека и гражданина, становится все более ясно видно их противоречие. Например, конституционное право человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, по своей сути, уже является ограничением права на информацию. Получается, что право гражданина беспрепятственно искать и распространять любую информацию уже не может быть неограниченным, когда речь идет о сведениях касательно частной жизни другого лица. Важность ограничения на сбор информации, в первую очередь о личной жизни граждан, проявляется в том, что в связи с развитием технических средств появились неограниченные возможности по незаконному получению конфиденциальной информации. Кроме того, сейчас интенсивно развиваются негосударственные детективные службы, но их границы дозволенного сбора информации закреплены в ФЗ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» [4]. Различные устройства для телефонного подслушивания, приборы ночного видения, скрытые камеры имеются в свободной продаже, так что ими могут воспользоваться не только спецслужбы, но и любое гражданское лицо.

Сейчас происходит создание компьютерных систем персональных данных – технический вид накопления информации об отдельных лицах. Они собирают и объединяют информацию о персональных данных, которые находятся в различных информационных ресурсах. Любой человек, который будет иметь доступ к базе данных, сможет проследить за жизнью человека, так ни разу и не увидев его. Человек теряет контроль над своей личной информацией.

Большинство граждан России не считают необходимым скрывать от окружающих их людей информацию о своей частной жизни.

Поэтому они достаточно смутно представляют, что такое неприкосновенность частной жизни и как именно ее можно защитить. Но тем не менее, имеется довольно-таки большая группа людей, которые следят за своим имиджем и репутацией, и охраняют все сведения о своей частной жизни. Ведь очевидно, что опорочить репутацию человека в глазах общества возможно не только с помощью лжи. Достоверная информация, которую человек скрывает от своего окружения, в случае ее обнародования может достаточно негативно сказаться на отношении людей к человеку и восприниматься ими как порочащая его, например медицинские сведения, факты о его поведении в семье и т.д. Желание опорочить человека не может быть элементом пользования правом на распространение информации. Поэтому недобросовестное пользование своими конституционными правами и свободами, которые направлены на умаление прав и свобод другого человека, можно рассматривать как злоупотребление конституционными правами и свободами.

1. Всеобщая декларация прав человека, принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948. Правовой сайт Консультант Плюс.

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12. N 7-ФКЗ). Правовой сайт Консультант Плюс.

3. Декларация о свободе общения в Интернете. – Страсбург, 28.05.2003 года.

4. ФЗ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», принята 11.03.1992г., с поправками на 01.09.2013 г.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО

ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА И ДОКУМЕНТООБОРОТА

Московский финансово-промышленный университет «Синергия»

Карачаево-Черкесский филиал, г. Черкесск В России, вслед за ведущими капиталистическими странами, началась революция в делопроизводстве. Ускоряется внедрение информационных технологий, электронные документы начинают постепенно вытеснять документы на традиционных носителях. Существенно изменяется нормативно-правовая база делопроизводства. В государственном секторе реализуется программа создания «электронного правительства», которая также приводит к усилению роли электронных документов.

Исходя из контрольных значений показателей развития информационного общества в Российской Федерации на период до 2015 г., доля электронного документооборота между органами государственной власти в общем объеме документооборота должна будет составить 70 %. Сделать это без кардинального изменения отношения к делопроизводству невозможно.

Основные принципы современного управления документами отражены в стандарте ISO 15489:2001 «Информация и документация.

Управление документами». Данный стандарт переведен на русский язык и принят в качестве национального стандарта ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Управление документами. Общие требования».

Многие вопросы, относящиеся к управлению как электронными, так и неэлектронными документами, в настоящее время рассматриваются как неотъемлемые элементы информационной безопасности организации [1].

Основная роль документов в современном капиталистическом обществе – служить доказательством в случае споров, судебных разбирательств и расследований. Для того чтобы документы были приняты к рассмотрению и обладали доказательной силой, они должны удовлетворять определенным требованиям.

Чем более активно используются электронные документы в деловой деятельности, тем чаще требуется представление их в судебные и государственные органы в качестве доказательств. Для того чтобы интересы организации были надежно защищены, необходимо прежде всего обеспечить юридическую значимость электронных документов.

Для придания таким документам юридической силы в первую очередь требуется сохранение их аутентичности и целостности. Под аутентичностью понимается возможность доказать авторство документа, время его создания и подлинность содержания. Целостность означает полноту и неизменность документа с течением времени. Чтобы иметь возможность доказать целостность и аутентичность определенных видов документов, необходимо не только сохранить сам документ, но и вспомогательную документацию и метаданные, документирующие этапы жизненного цикла документа [2].

Электронные документы не стали привычными, поэтому к ним зачастую предъявляются более жесткие требования, чем к аналогичным бумажным документам, да и их «технические» особенности создают дополнительные сложности:

электронные документы легко модифицируются, легко копируются;

существует проблема различения оригинала и копий: сторона, получившая копию электронного документа, может внести в него изменения и заявить, что именно она обладает оригиналом;

стоит вопрос подтверждения авторства и факта утверждения (подписания, согласования) документа, а также факта отправки, получения и регистрации при электронной пересылке;

существует проблема определения точного времени создания документа, в т.ч. при использовании электронной цифровой подписи (ЭЦП).

Для того чтобы электронные документы могли быть приняты судом и иметь максимальную доказательную силу, необходим комплекс мер, охватывающий все этапы жизненного цикла документа.

Юридическая значимость электронных документов обеспечивается комплексом мер, в число которых входят:

разработка соответствующей законодательно-нормативной базы;

управление документами внутри организации на основе принципов системы менеджмента качества, включающее разработку внутренней нормативной базы; заключение, при необходимости, соглашений и договоров с партнерами и поставщиками; а также документирование исполнения законодательно-нормативных требований;

использование программных и аппаратных средств защиты, включая ЭЦП и шифрование.

Сегодня известны два основных метода организации хранения электронных документов (которые могут использоваться и в комбинации). Первый метод предусматривает хранение документов на съемных носителях, предпочтительно, на носителях однократной записи типа WORM (CD, DVD и т.п.). При использовании второго метода документы онлайн хранятся в системах электронного документооборота или электронных архивах (ЭА). В этом случае защита целостности и аутентичности обеспечивается средствами СЭД/ЭА [3].

Россия сейчас находится на пути развития правового документооборота, на котором в начале 90-х гг. прошлого века было США: массовое использование электронных документов уже началось, однако законодательство еще не уравняло в правах традиционные и электронные документы.

1. ГОСТ Р ИСО/МЭК 17799-2005 «Информационная технология – Практические правила управления информационной безопасностью».

2. Секретарь-референт. – 2008. – № 5.

3. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ecm-journal.ru/docs/Aktualnye-problemy-sovremennogo-deloproizvodstva-idokumentooborota.aspx.

ПРАВО ТРЕБОВАНИЯ КАК ОБЪЕКТ

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО ОБОРОТА

Сущность обязательственного правоотношения (обязательства) состоит в «обязании конкретных лиц к определенному поведению, преследующему имущественную цель» [1].

Обязательственное правоотношение требует наличия двух сторон, двух субъектов – активного (кредитора, который имеет право требовать от другой стороны совершения определенного действия) и пассивного (должника, который обязан исполнить то, что требуется по условиям обязательства). В силу установления обязательства кредитор приобретает право требовать от должника совершения определенных действий. При этом в состав имущества кредитора право требования входит как актив. Должник обременяется долгом, который отражается в его имуществе как пассив. Содержание обязательственного правоотношения складывается из прав и обязанностей его участников. Для кредиторов речь идет о правах требования, для должников – о долгах.

По мере развития оборота обязательство во многом утратило личный характер, имеющееся у кредитора право требования стало рассматриваться как самостоятельная имущественная ценность. На это обстоятельство неоднократно указывали русские цивилисты.

П.П. Цитович, критикуя существовавшие легальные определения обязательства, указывал, что акцент в них делается на личный элемент обязательства, в то время как большее внимание следует обращать на «ценность, какая в силу обязательства следует к получению другому» [2].

Двойственный характер обязательства отмечал и Д.И. Мейер, указывая, что «действие лица, составляющее предмет обязательства, есть нечто близко связанное с его личностью, и отнюдь нельзя сказать, чтобы для лица было все равно, по отношению к кому совершить это действие, но, с другой стороны, право на чужое действие имеет характер имущества, так что отношения по обязательствам примыкают к сфере имущественных отношений, отношения же эти требуют наибольшей свободы, и каждое ограничение ее без нужды неблагоприятно отражается на экономическом положении общества» [3].

Экономическая необходимость включения прав на чужое действие (прав требований по обязательствам) в оборот привела к тому, что законодательство стало допускать изменения в субъектном составе обязательства, в том числе и на стороне кредитора.

В современном гражданском обороте обязательство не рассматривается как строго личное отношение, не допускающее изменения его субъектного состава. Поэтому в период действия обязательства возможна замена участвующих в нем лиц – кредитора или должника, что не влечет прекращения или изменения существа ранее существовавшего обязательства, поскольку новому участнику переходят права и обязанности прежнего.

Действующее гражданское законодательство России в качестве общего правила допускает возможность перехода прав кредитора к другому лицу.

Перемена лица в обязательстве может быть результатом общего (универсального) правопреемства, в результате которого все права и обязанности лица, возникшие в силу различных оснований, переходят к другому лицу или лицам. Универсальное правопреемство имеет место в случаях, указанных в законе.

При универсальном правопреемстве права и обязанности по конкретному обязательству переходят другому лицу как составная часть имущества лица, ранее бывшего стороной в обязательстве. Это происходит при наследовании в случае смерти гражданина, при реорганизации юридического лица, вследствие которой его права и обязанности переходят другим юридическим лицам на основании передаточного акта или разделительного баланса.

Перемена лица в обязательстве может быть результатом частичного правопреемства, когда речь идет о переходе прав или обязанностей только по конкретному обязательству.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Таким образом, замена активного участника обязательства может являться результатом сделки, совершенной заинтересованными лицами.

В литературе сделка, на основании которой происходит передача права от первоначального кредитора новому кредитору, именуется сделкой об уступке права (требования), просто уступкой права или цессией. А.В. Вошатко отмечает, что в цивилистике сложилось понимание уступки требования как определенного соглашения между кредитором (цедентом) и другим лицом (цессионарием), результатом которого является сингулярное преемство в праве требования, т.е. переход требования от кредитора к другому лицу [4].

В.В. Почуйкин определяет уступку права требования (цессию) как сделку между первоначальным кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием), на основании которой к цессионарию переходит право требовать от должника совершить определенные действия или воздержаться от совершения действий в силу обязательства должника перед цедентом [5].

Одновременно под уступкой права (требования) нередко понимают акт передачи (уступки) права, осуществляемый в силу заключенной между прежним кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо в силу иных юридических фактов, предусмотренных законом [6].

Например, по мнению М.И. Брагинского, цессия выражается в передаче цедентом цессионарию определенного права в силу сделки или на основании закона [7].

В римском частном праве использовались термины cessio voluntaria и cessio legis. В первом случае речь шла о переходе права по воле кредитора, во втором – в силу закона, независимо от воли кредитора.

Действующий Гражданский кодекс Российской Федерации использует термин «уступка требования» только в отношении сделок, направленных на передачу обязательственного права. Переход права в силу закона не рассматривается как «уступка», хотя и приводит к аналогичным результатам, т.е. к перемене лица в обязательстве. Из-за этого в настоящее время использование понятия цессии (уступки права) для определения самого перехода права, независимо от того, производится он по воле кредитора или нет, может привести к смешению случаев перехода права в результате особой сделки и в результате иных юридических фактов, предусмотренных законом. Во избежание этого необходимо в каждом случае четко указывать, какой смысл вкладывается в понятия «цессия» или «уступка права требования».

В исследованиях, посвященных данному институту, высказывались обоснованные критические замечания в отношении позиции, сторонники которой смешивают при определении цессии понятия «переход права» и «передача права». Как отмечает А.В. Вошатко, «передача требования цедентом цессионарию» означает какое-то действие этих лиц, в то время как «переход требования» таким действием не является. Оно может быть лишь последствием передачи [8].

Переход права требования является результатом совершения сделки цессии, следовательно, определение самой цессии как перехода права приводит к смешению причины и результата в отношениях по передаче (перемещению) прав требования.

1. Гражданское право: учебник: в 2 т. – Т. 2 / под ред. Е.А. Суханова. – М., 1993. – С. 10.

2. Цитович П.П. Обязательства по русскому гражданскому праву. – Киев, 1894. – С. 5.

3. Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2 ч. – Ч. 2. – М., 1997 (по изд. 1902 г.). – С. 114.

4. Вошатко А.В. О сущности уступки требования // Очерки по торговому праву / под ред. Е.А. Крашенинникова. – Вып. 7. – Ярославль, 2001. – С. 19.

5. Почуйкин В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право. – 2000. – № 1. – С. 41.

6. Гражданское право: учебник: 2 т. – Т. 2. – Полутом 1. – 2-е изд. / под ред. Е.А. Суханова. – М., 1999. – С. 37.

7. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. – М., 1997. – С. 373.

8. Вошатко А.В. О сущности уступки требования // Очерки по торговому праву. – Вып. 7. – Ярославль, 2001. – С. 19–20.

ФРАНЧАЙЗИНГ (ДОГОВОР КОММЕРЧЕСКОЙ КОНЦЕССИИ):



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
Похожие работы:

«Новости аудита От 3 декабря 2012 Арбитражная практика для аудиторов Статьи по аудиту в СМИ НЕКОММЕРЧЕСКОГО Новости бухгалтерского ПАРТНЕРСТВА учета Новости СРО аудиторов и вопросы АУДИТОРСКАЯ саморегулирован ия АССОЦИАЦИЯ Вопрос – ответ СОДРУЖЕСТВО Конференции, совещания и мероприятия по аудиту Тендеры Редакционная коллегия Вестник НП ААС №22 от 3 декабря 2012 НОВОСТИ АУДИТА Росфиннадзор будет контролировать аудиторов по админрегламенту На днях Минфин вывесил на своем сайте в разделе...»

«УСТАВ Кировского областного государственного образовательного бюджетного учреждения среднего профессионального образования Кировский авиационный техникум (новая редакция) Принят на Конференции работников Учреждения. Протокол от 22 ноября 2011 г. № 2 г. Киров 2011 год 2 1. Общие положения 1.1. Кировское областное государственное образовательное бюджетное учреждение среднего профессионального образования Кировский авиационный техникум (далее - Учреждение) является некоммерческой образовательной...»

«К О Н Ф Е Р Е Н Ц И Я О Р ГА Н И З А Ц И И О Б Ъ Е Д И Н Е Н Н Ы Х Н А Ц И Й П О Т О Р Г О В Л Е И РА З В И Т И Ю ДОКЛАД О ТОРГОВЛЕ И РАЗВИТИИ, 2012 ГОД ВНИМАНИЕ Настоящий доклад не может цитироваться ОБЗОР или кратко излагаться в прессе, по радио и телевидению или через каналы электронных сетей до 17 час. 00 мин. по Гринвичу 12 сентября 2012 года ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ КОНФЕРЕНЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО ТОРГОВЛЕ И РАЗВИТИЮ Женева ДОКЛАД О ТОРГОВЛЕ И РАЗВИТИИ, 2012 ГОД ОБЗОР...»

«Выпуск №7 Дайджест новостей права интеллектуальной собственности /март - май 2014 года/ СОДЕРЖАНИЕ I. Новости Юридического института М-Логос и Центра интеллектуальной собственности Сколково II. Новости законотворчества и подзаконного нормативного регулирования 1. Акты 2. Идеи и проекты III. Новости Роспатента 1. Общий обзор новостей 2. Решения Палаты по патентным спорам IV. Новости судебной практики 1. Постановления Президиума ВАС РФ (опубликованные в марте – мае 2014 г.) 2. Судебная практика...»

«ILC.102/IV Международная конференция труда, 102-я сессия, 2013 г. Доклад IV Занятость и социальная защита в новом демографическом контексте Четвертый пункт повестки дня Международное бюро труда Женева ISBN 978-92-2-426861-8 (print) ISBN 978-92-2-426862-5 (Web pdf) ISSN 0251-3730 Первое издание, 2013 Названия, соответствующие принятой в Организации Объединенных Наций практике, и изложение материала в публикациях МБТ не являются выражением какого-либо мнения Международного бюро труда ни о...»

«ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА № 20/12-02 Судебно-лингвистическая экспертиза Эксперт., имеющая высшее юридическое образование (Диплом об окончании серии ВСА № 0841718, выданный 07 июня 2010 г. ГОУ ВПО Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина), специальность судебная экспертиза, специализация судебно-речеведческая экспертиза, стаж работы в области лингвистических исследований более 3 лет, на основании Постановления о назначении судебно-лингвистической экспертизы, вынесенного...»

«Международная конференция труда, 97-я сессия, 2008 год Доклад Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций (статьи 19, 22 и 35 Устава) Пункт 3 повестки дня: Информация и доклады о применении конвенций и рекомендаций Настоящий документ – перевод первой части доклада Комитета экспертов, озаглавленной Общий доклад. Полный текст доклада опубликован на английском, французском и испанском языках. Доклад III (Часть 1A) Общий доклад Международное бюро труда Женева ISBN 978-92-2-419483-2...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ИННОВАЦИОННЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ Москва 2011 2 Составитель: Сафонова Е. И., к.и.н. Отв. редактор В.В. Минаев, д-р экон. наук, проф. Рекомендации подготовлены на основании законодательных и иных нормативных правовых актов в сфере ВПО, методических рекомендациях...»

«XIII МЕЖДУНАРОДНЫЕ РОЖДЕСТВЕНСКИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЧТЕНИЯ ПРАВОСЛАВНОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ТВОРЕНИЯ МIРА Отдел религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви Миссионерско Просветительский Центр ШЕСТОДНЕВЪ Москва 2005 ПРАВОСЛАВНОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ТВОРЕНИЯ МIРА Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание преподобный Ефрем Сирин Миссионерско Просветительский Центр ШЕСТОДНЕВЪ, действующий по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II (Указ №...»

«Международная конференция труда, 99-я сессия, 2010 год Доклад Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций (статьи 19, 22 и 35 Устава) Пункт 3 повестки дня: Информация и доклады о применении конвенций и рекомендаций Настоящий документ – перевод первой части доклада Комитета экспертов, озаглавленной Общий доклад. Полный текст доклада опубликован на английском, французском и испанском языках Доклад III (Часть 1A) Общий доклад Международное бюро труда Женева ISBN 978-92-2-421879-8...»

«Международная конференция труда, 98-я сессия 2009 г. Доклад IV (2) ВИЧ/СПИД и сфера труда Четвертый пункт повестки дня Международное бюро труда Женева ISBN 978-92-2-420642-9 ISSN 0251-3730 Первое издание, 2009 Названия, соответствующие принятой в Организации Объединенных Наций практике, и изложение материала в настоящей публикации не являются выражением какого-либо мнения Международного бюро труда ни о правовом статусе любой страны, района или территории, или их властей, ни о делимитации их...»

«RU Командировка представителей постоянных групп ICANN СВОДНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О КОМАНДИРОВКЕ ICANN 49 Сингапур 23–27 марта 2014 г. СОДЕРЖАНИЕ Краткий справочник Введение Вопросы и ответы о перелете. 5 Вопросы и ответы о визе. 12 Вопросы и ответы о гостинице. 15 Вопросы и ответы о выплате суточных, стипендий и компенсаций Прочие вопросы и ответы. 21 Сроки подачи документов. 21 Приложение А 2 Отпечатано: февраль 7, 14 КРАТКИЙ СПРАВОЧНИК СУТОЧНЫЕ МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ КОНФЕРЕНЦИИ...»

«СЕРИЯ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ Справочник по управлению в области охраны окружающей среды Проблемы Законы Инструменты Институты ПРООН и РБЕС Справочник по управлению в области охраны окружающей среды Под редакцией Андрея Штайнера, Генриеты Мартонаковой и Сузаны Гузиовой Данная публикация издана в рамках Региональной программы по управлению в области охраны окружающей среды Регионального бюро ПРООН для стран Европы и СНГ в процессе подготовки к Конференции Министров “Окружающая среда для Европы”...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.