WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

ИННОВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И РЕФОРМИРОВАНИЕ ИНСТИТУТОВ

ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ, лекция П.Г.Щедровицкого (20.04.01, СПбГУ)

Щедровицкий. Часть коллег уже присутствовала на двух

предыдущих лекциях, которые Центр Стратегических Разработок в

моем лице представляет последние два месяца. Первая из этих

лекций касалась технологии современного мышления. Вторая была

посвящена проблемам геоэкономики, и собственно третья лекция, которую я хочу представить сегодня, предполагает обсуждение темы «государства и государственности». Но для тех, кто сегодня пришел впервые, я хочу сразу подчеркнуть, что я буду привлекать с большими или меньшими комментариями контекст двух предыдущих обсуждений, поскольку я исхожу из следующего.

Первое: я считаю, что государство и государственность всегда были результирующим фактором баланса системы отношений в пространстве геоэкономики и геополитики, и поэтому без учета геоэкономической и геополитической системы сил невозможно ответить на вопрос о том, какой может и должна быть современная государственность. Во-вторых, я исхожу из того, что государство, во всяком случае, последние 200 лет формируется как своеобразная технология управления. И с этой точки зрения невозможно отвечать на вопрос, что может, и что должно делать современное государство, не обсуждая инструментов этого акта. А, значит, тех способов принятия решений, тех технологий решений управленческих проблем и задач, которые сегодня составляют фронт мировых разработок, и в какой-то степени заимствуются системами и институтами государственного управления.

Теперь второй момент, на который я бы хотел обратить ваше внимание. Он состоит в том, что вопрос о построении, а точнее о воссоздании государства, с моей точки зрения, сегодня является наиболее актуальным. В течение 10-12-ти лет этот вопрос ушел в тень.

Фактически прекратились теоретические и практические дискуссии по этому кругу вопросов. Сегодня актуальность этой темы восстанавливается вместе с теми работами, теми действиями, которые направлены на воссоздание государственности в России. Я специально употребляю этот термин, поскольку, с моей точки зрения, достаточно распространенные тезисы и мнения о том, что в России существует сильное государство, на мой взгляд, ложны. Более того, я считаю, что в ходе тех экспериментов, которые происходили последние 100 лет, Россия, в каком-то смысле, утеряла понимание того, что такое государство. Утеряла понимание того, каковы задачи, которые стоят перед государством сегодня, и когда, благодаря во многом новому президенту, вопрос о воссоздании системы государственных институтов поставлен на повестку дня, существует очень большая опасность - эта опасность заключается в том, чтобы наполнить понятие государства старым содержанием. В соответствии с этим пониманием попробовать выстроить какую-то систему технологий управления и их институционального закрепления.

Потратить на это достаточно много сил и общественных ресурсов, и при этом создать конструкцию, которая вообще не будет работать, то есть не решит всех тех вызовов, с которыми сегодня государство сталкивается. Вот эта опасность, которая проявилась в общественных дискуссиях вокруг тезиса о сильном государстве, прозвучавшем еще в обращении Путина к населению во время президентских выборов, а сейчас концентрирующаяся вокруг вопроса о том, что надо и можно вкладывать в понятие эффективного государства. Вот этот круг вопросов с моей точки зрения сегодня является чрезвычайно важным и от того, что мы собственно положим в план понятия и практических действий в соответствии с этим понятием, зависит очень многое. Еще раз повторю, что есть большая опасность воспользоваться устаревшими представлениями о государстве, на их основе построить некую совокупность технологий управления и институтов, и через 5-7 лет оказаться в ситуации, когда растрачены достаточно существенные ресурсы, но никакого результата, отвечающего современным требованиям, нет. Поэтому то, что я дальше буду говорить, носит исключительно проблемный характер.

Я бы хотел чтобы у нас завязалась, может быть сейчас, может быть в дальнейшем, некоторая дискуссия, поскольку я исхожу из того, что, в общем, не только Россия сегодня отвечает на этот вопрос: что такое современная государственность? Как она может выглядеть и какой она должна быть? В этом плане я считаю, что вопрос о государственном строительстве не является чем-то специфическим для нашей страны. Не только у нас в стране, но и в других странах происходит существенная ломка традиционных институтов государственного управления. Поэтому те решения, которые могут быть здесь приняты, носят не только локальный характер, но и могут существенно повлиять на другие страны и более сложные межгосударственные или трансгосударственные образования и проекты.

Еще один момент заключается в том, что за всем этим стоит до сих пор дилемма, которую, насколько я понимаю, федеральная элита обсуждала и решала в конце позапрошлого начале прошлого года, то есть осенью 99-го - зимой и ранней весной 2000-го года. Я обозначу ее очень грубо. С чего начинать новый такт изменения, с экономики или с систем управления? С экономических преобразований и тех институтов, которые обслуживают и поддерживают экономические изменения, или с системы управлений, прежде всего с той части этих институтов, которая связана с государственным управлением?

Как вы наверно помните, и у той, и у другой точки зрения были свои сторонники. Первые говорили, что любое действие по отношению к системе государственного управления чрезвычайно ресурсоемко, то есть, грубо говоря, на любые преобразования государства нужны ресурсы, причем не только финансовые, но и человеческие, организационные, ну и так далее и так далее. А поэтому, если не будет повышательной волны экономического движения, если не будет источника этих ресурсов, то ничего не выйдет, и все реформирование захлебнется в силу отсутствия этого ресурсного обеспечения. Государство – вообще вещь дорогая, а реформирование государства, как и любое реформирование, вещь вдвойне дорогая. А сторонники противоположной точки зрения грубо утверждали следующее: что в существующей политико-административной ситуации ни одно экономическое действие не будет доведено до конца, поскольку оно, прежде всего, упрется в различие правовых и организационно-административных режимов, сложившихся на территории России за последние 10-15 лет, как формализованных, так и не формализованных, как открытых, явных, так и скрытых, теневых. И поэтому, до того как предпринимать какие-то действия в экономической сфере, нужно создать пространство, в котором эти действия могут быть продуктивными. А значит, прежде всего, добиться того, чтобы существовало некое единое законодательное нормативное поле - раз, а с другой стороны, были сняты административные барьеры на пути продвижения тех или иных проектов, не важно будь- то реформа жилищно-коммунального хозяйства, реформа естественных монополий или что-то еще, что мы относим к сфере экономических преобразований.



Вы знаете о том, что в результате дискуссии одна из сторон, ну если хотите, победила, или, во всяком случае, доказала, что ее подход является более правильным. Поскольку мы с вами буквально на днях будем свидетелями годовщины создания Института Полномочных Представителей, то, естественно, по этому поводу не может не возникнуть еще один виток обсуждения. Итак, решение, принятое год назад. Еще раз подчеркну, в чем его смысл. Не в том, чтобы создать этот конкретный институт, а в том, чтобы начать изменения с системы государственного управления, тех или иных экономических преобразований. Является ли это решение, принятое год назад, уместным, является ли оно, с этой точки зрения, верным и точным. Или мы сегодня, глядя назад, должны считать, что те, кто придерживался другой точки зрения, то есть настаивал на необходимости и на приоритете экономических преобразований были более правы, а те действия, которые начали предприниматься в государственно-правовой, или в реформистско - государственно-административной сфере, они продемонстрировали за этот год свою недостаточную продуктивность, свою недостаточную эффективность?

Я могу высказать только свою личную точку зрения. Я продолжаю считать, как считал и тогда в тот период, что, конечно, вопрос об изменении административной системы государственного управления без изменения Конституции является все-таки директрисой.

Более того, я считаю, что есть несомненный эффект затягивания экономических преобразований, который будет делать их возможно гораздо более сложными в осуществлении через 2-3 года, или тогда, когда они собственно начнут осуществляться не в экспериментальном, а в более массовом масштабе. Но эта цена, которую приходится платить за последние 15-20 лет, а не цена этого года. Наоборот, по всей видимости, те коллизии, которые могли ждать нас на пути экономических преобразований, не подкрепленных модернизацией систем государственного управления, продолжаю считать, были бы гораздо сильнее, сложнее и драматичнее для населения с одной стороны и для управленческой элиты с другой стороны.

Реплика. Меня зовут Роман Чигиш. Скажите, пожалуйста, по поводу личности как первичности. Понятно, что перед тем, как решать что-то, где-то что-то в реформе в экономике или в управлении, тем более в осуществлении Конституции, нужно определиться, а что нужно в ней построить, куда с ней пойти вместе с идеологией. Ваше мнение по этому поводу. Вот, по-моему, вы с этого начали, что мы хотим вложить, и куда мы хотим идти, а потом уже представить кто мы российские люди, граждане.

Щедровицкий. Я хотел бы обратить ваше внимание на посылку, которая в вашем вопросе присутствует. Вы знаете, кто мы, а я не знаю, кто это «Вы». Более того, очень многие из сидящих в зале, вообще-то, не знают, кто они. Это все оставьте для улицы этот вопрос:

есть паспорт, нет паспорта, потому что на момент 99-го года страны как единого субъекта практически не существовало.

Реплика. А чем это доказать можно?

Щедровицкий. Это можно доказать десятком разных суждений. Начиная от того, что в момент, когда вы переезжали из Ульяновской области в Самарскую, а оттуда в Татарстан, вы попадали в разные юрисдикции, вы находились в разных правовых режимах, где федеральные законы во многих местах не действовали, а действовали другие законы, в соответствии с которыми, например, не могли вести ни только единую предпринимательскую деятельность, но даже по некоторым аспектам уголовнопроцессуального законодательства оказывались в разных правовых ситуациях. И, кончая тем, что в Дагестане и Чечне развертывались базы для ведения широкомасштабной войны, которая как вы понимаете, несла целый ряд угроз уже не только территориальной целостности в этом сегменте, а в целом устойчивости контура государственного управления.

Поэтому дело не в этом. Дело в том, что и сейчас мы находимся в такой же точно ситуации.





Поэтому прежде чем обсуждать вопрос о том, куда идти, надо еще для начала хотя бы чутьчуть понять, кто этот вопрос задает, кто субъект постановки этого вопроса.

Теперь, если более мягко обозначать проблему в том сегменте, который я обсуждаю, то есть в системе государственного управления, то могу вам сказать, что и тогда, и сегодня во многом слой государственных служащих ни ценностно, ни технологически, ни экономически не являлся интегрированным. Потому что существует отдельная прослойка, которая мыслит будущее в терминах военно-мобилизационной государственной модели и принимает решения в соответствии с этим пониманием. Существует другая прослойка более широкая, захватывающая, в том числе, уровень регионального, муниципального управления, которая мыслит будущее и текущее решение в терминах патерналистской модели: государство социальной поддержки, государство социальной помощи и так далее и принимает решения в этой модели. И существует небольшая группа, разбросанная по разным государственным институтам, которая принимает решения в терминах неолиберальной модели. И буквально, когда вы приходите в какое-то министерство или в какое-то ведомство, вы можете, переходя из кабинета в кабинет, натолкнуться на людей, несущих на себе совершенно разные модели.

Конечно, мы прекрасно с вами понимаем, что когда в послании Федеральному Собранию, не населению, а Владимиру Владимировичу говорят об эффективном государстве, то сидящие в зале понимают этот тезис совершенно по-разному. И поэтому, до тех пор пока не сформируется, здесь я с вопросом согласен, некое представление о том, а что мы вкладываем хотя бы в этот вопрос, и до тех пор пока не возникнет видение схем функционирования отдельных институтов и их взаимного согласования друг с другом, во многом этот тезис будет висеть в воздухе.

Поэтому, что касается меня, я в общем-то считаю, что эти 2-2,5 года мы потратим на прорисовку модели. Частично нам придется в ходе этой работы отвечать на вопрос: А где мы находимся? В каком контексте все это происходит? Потому что я начал с этого и буду дальше продолжать в этом духе, что во многом требования к государству есть результирующая системы баланса сил и отношений на геоэкономической и геополитической арене. Но при этом есть масса вещей, которые должны делаться технологически, и которые от ответа на макровопрос во многом и не зависят. Поэтому есть те части, которые зависят, и они будут прорастать, а не конструироваться, а есть те части, которые могут быть смонтированы как технологическая система, и они должны монтироваться в соответствии с некими нормами, а они прорастают. Поэтому меня очень интересует вопрос: от чьего имени вы спрашиваете?

Теперь собственно первый фрагмент, касающийся некоторых геоэкономических и геополитических вызовов. Я очень коротко сформулирую некоторые из этих вызовов, при этом тех, кто не слушал прошлую лекцию, я могу сориентировать на то более подробное обсуждение, которое я делал в прошлый раз. Я считаю, что есть как минимум 3 таких вызова.

Первый: это новый виток индустриализации, глобальной индустриализации. Я исхожу из того, что разговоры про постиндустриальное общество в течение 5-7 лет благополучно уйдут в историю. Мы забудем это слово как бессодержательное и вынуждены будем признать, что в мире происходит гигантский виток, гигантская волна новой-новой индустриализации, имея при этом ввиду, что были страны первичной индустриализации, так называемые развитые промышленные индустриальные страны. Был послевоенный виток новой индустриализации, после Второй Мировой войны, который захватил десяток новых территорий, новых регионов и вовлек их в процесс догоняющей индустриализации, и сегодня мы стоим перед масштабной, во многом всемирной волной новой индустриализации, где с одной стороны есть такие страны как Китай, Индия, Мексика, Бразилия и север Африки, которые проходят в укороченном виде сразу первичную и вторичную индустриализацию. А есть развитые страны, которые переживают кризис традиционной индустриальной модели и вынуждены проводить такую новую индустриализацию, прежде всего с опорой на так называемые человеко-машинные системы.

Этот процесс чрезвычайно драматичен, во-первых, потому, что резко растут масштабы этой индустриализации, а во-вторых, и, прежде всего, потому, что традиционные инфраструктуры, которые поддерживали индустриальный процесс на предыдущих шагах, этому новому витку не соответствуют. При этом, под инфраструктурами я понимаю, с одной стороны, физические инфраструктуры: транспорт, связь, энергетику, с другой стороны - те инфраструктуры, которые связаны с поддержкой среды обитания, и в-третьих – это те инфраструктуры, которые правильно назвать гуманитарными, и которые связаны с воспроизводством человеческого капитала и обращением информации и знаний. Все эти инфраструктуры, с моей точки зрения, не готовы к новому витку индустриализации. Будут трещать и ломаться по всем швам.

Второй вызов и вторая группа проблем связана с тем, что сложился сектор инновационной экономики, или инновационной деятельности, которая имеет отчетливо выраженную экономическую проекцию. Именно там сегодня создается большая доля добавленной стоимости, а те профессиональные сети и транснациональные компании, которые сконцентрировались в зоне инновационного производства, они фактически присваивают за счет технологической ренты львиную долю добавленной стоимости совокупного мирового производства. При этом я вижу, по крайней мере, 2 линии этого инновационного развития.

Первая, известная нам уже больше ста лет – это линия, связанная с военно-промышленным комплексом, новыми типами войны и новыми типами глобальной безопасности, как своеобразная мирная форма военного соперничества. По всей видимости, Соединенные Штаты сегодня склоняются к тому, чтобы именно этот сектор сделать источником для инновационных разработок и пройти этап, шаг инновационной конкуренции за счет развертывания систем глобальной безопасности и военного контроля.

В альтернативу этой стратегии Европа пытается развернуть другую, которая в своем фундаменте имеет проблематику экологии: сохранения, реабилитации и поддержания среды обитания. То есть фактически экология в широком смысле слова превращена в идеологическую платформу и мегапроект, который позволит развернуть инновационный комплекс нового типа. И конкуренция между Соединенными Штатами и Европой во многом пролегает именно в этой точке, то есть в точке выбора базового процесса для инновационного развития, потому что вы прекрасно понимаете, что на чисто предпринимательских системах это не сделаешь. Здесь нужно пройти шаг до появления так называемых критических или закрывающих технологий, причем пакетно, а Европа пытается выстроить альтернативную схему на базе этой широко понимаемой экологической проблематики.

При этом и тот, и другой способ инновационной гонки сегодня не гарантирован, потому что вложения, которые должны быть сделаны в эти критические технологии, очень велики.

Риски, связанные с тем, что будет выбран ошибочный путь в силу того, что это зона поиска, напротив точно также очень велики и фактически от того, как удастся концентрировать глобальные ресурсы на этом направлении, зависит успешность этого мегапроекта. Более того, вы прекрасно понимаете, что для того чтобы этот шаг произошел, нужно не только добиться критической массы на уровне научных разработок, инженерных изобретений, открытий, но и иметь соответствующие рынки сбыта для промежуточных продуктов и для опытно-конструкторских систем. И в этом плане сегодня большинство этих разработок уперлись в еще одно ограничение, связанное с тем, что люди придумывают многое гораздо быстрее, чем научаются этим пользоваться в массовых масштабах.

Поэтому отсутствие глобальных рынков инновационного продукта или зауженность, инфантилизм этих рынков, точечность приводит к тому, что инновационная деятельность как бы захлебывается. Возникает феномен, который я на прошлой лекции назвал перепроизводством инноваций. Инновации на уровне открытий и изобретений перепроизводятся, а сбыта для них нет, достаточного сбыта. Причем сбыта достаточного не только для сбрасывания предыдущих эшелонов, освобождения пространства для новых разработок, но и для оценки реализуемости тех идей, которые собственно заложены в креативной части этих инновационных разработок. Это второй принципиальный вызов и его важная проекция заключается в том, что нет гуманитарных технологий, нет тех технологий, которые переучивают людей быстро, трансформируют их навыки деятельности, и сознание, чтобы они умели пользоваться новшествами, создают достаточно массовые рынки для продвижения этих новых продуктов и так далее. То есть эта гуманитарно-технологическая составляющая инновационной деятельности работает очень плохо. Она не обеспечивает ни продвижения, ни маркетинга, ни сбыта собственно инновационного продукта. Это вторая группа проблем.

И третья группа проблем заключается в том, и собственно здесь мы подходим к вопросу, который мы с вами обсуждаем, что, скорее всего, диспропорция мирового развития в последней четверти прошлого столетия не уменьшается, а увеличивается. То есть грубо:

если после Второй Мировой Войны существовали ожидания, как социальные ожидания больших масс населения так и ожидания элиты, что можно выстроить такой перпетум мобиле, который будет распространять, внедрять результаты экономического роста в развитых странах, в развивающихся, уровень диспропорции будет снижаться, и на этом была построена масса проектов как политических, социальных, экономических и так далее, то сегодня становится понятным, что ничего этого не происходит. Уровень диспропорции не снижается, а наоборот растет, и начинают разрушаться как договоренности между элитами, так и самое главное, в масштабах отдельных территорий и национальных государств, консенсус и договоренность между населением и элитой. Вот этот, «социальный контракт», который был заключен после Второй Мировой Войны, он рушится. Совершенно непонятно на какой базе он может быть восстановлен, в чем его фундаментальная стратегическая состоятельность, и что самое главное, мы, в общем, подошли с вами к этой важной точке, государство перестает быть институтом социального контракта. То есть оно перестает выполнять эту роль.

Национальное государство так, как оно было замышлено 500 лет тому назад, а реализовано 250 лет тому назад в своих основных конструкциях, и просуществовало как ведущая политическая форма мирового процесса до 70-ых годов прошлого века, перестает работать в этом качестве. Как только оно перестает работать в этом качестве, оно перестает работать как субъект экономической деятельности, оно не может обеспечить вписывание населения в глобальные процессы и, естественно, как только оно перестает выполнять эту роль, оно перестает быть игроком на международной политической арене. Часть функций уходит на мегауровень, на надгосударственный уровень, а часть на субгосударственный, и только там и могут быть решены. А собственно прослойка или слой полномочий, функций, ответственности государства начинает размываться.

Я бы ни в коем случае не хотел сейчас быть понятым в русле крайних теоретических концептов. Существует концепция виртуального государства, существует концепция сетевого государства, существует целый ряд концепций, которые сегодня разрабатываются и внедряются, во многих из которых, в общем, предсказан вслед за Марксом, как мы помним крах государства, изживание самой этой формы. То есть я бы не хотел здесь быть понятым в этом ключе.

Я считаю, что государство и государственность без сомнения просуществует еще во многом в тех форматах, которые были заданы за последние 200 лет, еще лет 50 как минимум.

Никакого краха не произойдет, хотя функции государственного управления будут сильно меняться. И, прежде всего, они будут меняться, потому что спецификой геоэкономического и геополитического процесса становится совместное решение проблем. То есть грубо можно сказать так: что миссия и роль государства будет удерживаться только в том случае, когда общество через государство сумеет включиться в конкурентные кооперативные отношения по решению глобальных проблем. Вот если это произойдет, тогда эта форма будет работать.

Или в той мере, в какой это произойдет, эта форма будет работать. В той мере, в какой, этого не произойдет по тем или иным причинам и обстоятельствам, она будет размываться и заменяться, замещаться и вытесняться деятельностью других институтов как надгосударственного, метагосударственного, так и муниципального, самоуправленческого уровня. Вот здесь я готов поставить три точки, и может быть есть еще какие-то вопросы?

Реплика. У вас, Петр Георгиевич, есть концепция государства того, которое нужно, или вы сначала будете совместно изучать обстановку: кто мы, кто субъект постановки вопроса?

Есть у вас концепция или нет?

Щедровицкий. У меня, конечно, есть концепция. Но дело же не в этом. Дело в совместном действии, согласованном. Дело в том, что мы будем строить. Не что я придумал или мы придумали, или еще кто-то там, в Кремле, придумал, а дело в том, что мы будем совместно согласованно и более или менее рефлексивно, то есть с четким пониманием того, что это не совсем то, что надо, но зато это делается.

Строить, потому что обратите внимание, если брать европейскую историю, то в европейской истории было всего два проекта государственности: франко-американский и немецкий.

Всего, во всяком случае, за последние 300 лет. А поэтому, когда мы с вами говорим: «А есть ли концепция?», то самый простой способ не выпендриваться, расслабиться и получить удовольствие, причем даже уже более или менее понятно от кого. Конечно от Германии. Вы понимаете, вот это самый простой способ.

Теперь если вы при этом понимаете, что по каким-то причинам происходит рассогласование между тем, что Савиньи называл «органической формой народа». У Савиньи была, когда он спорил с романтиками и так сказать, григорианцами догегелевскими и послегегелевскими, у него была такая формула. Он говорил, что: «Государство – это органическая форма народа». Так вот, если вы понимаете, что органическая форма народа, то есть культура, язык, обычное право, формы общежития, психология, они отличаются здесь на этой территории от того, что заложено было во франко-американский и немецкий проект, и с этой точки зрения, всегда будут при попытке привнести институциональные решения из этого опыта, разрывы не только между новыми требованиями и старыми формами, но еще и между старыми формами и вот этими органическими институтами, тогда вы можете сказать:

«Надо строить другую форму государственности». А после того, как вы это сказали, если вы это сказали, потому что часть присутствующих в зале, по всей видимости, всегда предпочтет получение удовольствия, а не проектирования. Без сожаления, а с четким пониманием.

И в случае если вы это сказали, после этого возникнет вопрос: «Что это за процесс? В какие сроки он возможен? Как должна выращиваться сама идеология вопроса? Как она может формироваться?» Поэтому дело не в моих, ваших, или чьих-то концепциях. Дело в том, что решение все равно будет найдено на трех разных векторах.

Один вектор – это органическая форма народа. Второй – это геоэкономические и геополитические вызовы, потому что не надо забывать хорошую формулу Шмидта, который на вопрос: «Что такое государство?», ответил, что: «Государство – это статус в системе межгосударственных отношений, опирающийся на возможность применения силы». И третий вектор, на который вам все равно придется отвечать, он заключается в том, что, конечно же, государство - это система общих благ, система общего пользования, а в современном мире это, прежде всего инфраструктуры.

Нужно очень четко понимать какие инфраструктуры принадлежат предыдущему поколению.

Вот мы сейчас обсуждаем самый ключевой вопрос – энергетика. Интересно все это, но знаете, честно говоря, яйца выеденного не стоит все это обсуждение. Понятно, что свет отключают, и в этом смысле физически это то, что важно сейчас, но стратегически это не самый главный вопрос. Есть гораздо более значимые инфраструктуры, которые вообще не обсуждаются, и никто их значимости сегодня не осознает, но так или иначе вы вынуждены будете вот эту структуру мотировать, исходя из этих трех, двух требований по крайней мере. А то, что мы с вами придумаем, пусть это будет очень хорошая вещь, еще ничего не значит.

Реплика. Представьте президента России, без идеологии и болтологии. Какие вы примете решения о дальнейшем пути?

Щедровицкий. Опять? Вы понимаете, я очень вам рекомендую не задавать этого вопроса олигархам, потому, что, вообще-то, я считаю, что каждый должен заниматься своим делом, а если все будут себя представлять президентами, особенно, если это будет не в шутку, то толку точно не будет.

Реплика. Вы не знаете, да?

Щедровицкий. Нет, почему? Я приблизительно представляю. Я бы сейчас на месте президента поменял бы несколько министров. Я думаю, он это и сделает. Поэтому давайте этот вопрос уберем в сторону, поскольку это псевдоформа. Дело не в том, что сделает президент. Вообще, должен вам по секрету сказать, что это вообще не играет никакой роли.

Дело в том, что мы с вами сделаем? Но мы с вами и есть самая большая проблема, потому что мы с вами и есть пока в кавычках, что вы там олигархов консультируете и, еще неизвестно, чего вы им говорите, а они еще вас слушают, и начинают делать, а я еще когото консультирую. При этом мы с вами все говорим разное, да и система пошла в разнос.

Поэтому я вообще считаю, что самым главным сегодня является как можно больше теоретических обсуждений, но только не между записными теоретиками, а между теми, кто принимает реальные решения по поводу того, чего можно делать, а чего нельзя. И Центр Стратегических Разработок, он, в общем, эту миссию, и заявил и худо-бедно, с разными трудностями мы ее пытаемся реализовывать. Это отдельный разговор. Я не сторонник нахождения гениального решения и такого Ильи Муромца, который приехал, на камне написано: «Направо пойдешь, голову потеряешь. Прямо пойдешь, голову потеряешь.

Налево пойдешь, голову потеряешь». Он голову чешет, ему говорят: «Думай быстрее, голову потеряешь».

Так вот я не сторонник того, что сейчас мы будем чесать с вами репу, и что-то оттуда появится у кого-то, у какого-то гениального деятеля. Даже если что-то появится, а этого, извините, никто не услышит, потому, что управлять президент может десятью людьми и все, и все, также как и вы, также как и я. Поэтому вопрос пронизанности общественной системы некоторой совокупностью идей и норм.

Вот Сергей Владиленович Кириенко, которого, извините, я консультирую последние два года, он рассказывал мне очень хорошую байку, как он приехал в Китай недавно вместе с Грефом. И во всех местах, куда они приходили им говорили: «В соответствии с имеющейся системой приоритетов, есть проекты, которые мы поддерживаем, есть проекты, которым мы позволяем состояться, если они имеют самодвижение, есть проекты, которые мы однозначно закрываем». Причем, в следующий приходят, все повторяется. После этого спрашивает: «А откуда вы это знаете, какие надо поддерживать, какие не надо поддерживать?» После чего у тех оторопь наступила. Они говорят: «Как откуда? Это все знают. Приоритеты все знают».

И вот тут он вернулся в очень плохом состоянии духа, потому что понимаете, это очень странная ситуация, в которой все знают приоритеты. При этом никто не знает, откуда они это знают. Страшная штука.

И вторая вещь, которая на него произвела впечатление, что за то время пока они сидели там, в одном месте и разговаривали с молодыми ребятами, средний возраст 27 лет, которые делают это экономическое чудо, там, под Шанхаем, за это время напротив построили пролет моста. Там эстакаду делают, и вот за 2 часа они пролет смонтировали. Вот сочетание этих двух идей: 27 лет - средний возраст, пролет моста и все знают принципы, привело русскую делегацию в полное недоумение. Еще вопросы.

Реплика. Вы сказали, что нужно вообще теоретизировать и желательно всем?

Щедровицкий. Нет, нет, я так не сказал. Я сказал, что лучше, когда теоретизируют те, кто потом принимают решения, иначе очень большие трансакционные издержки на донесение мысли на расстояние.

Реплика. Председатель центра адаптации и развития человека и общества, заведующий создающего сектора методологии и науки, представитель гильдии руководителей науки.

Мой вопрос несколько по другому будет сформулирован по отношению к первому заданному вопросу. Не в том смысле, есть ли у вас своя концепция, свой проект, а в том смысле: вот вы изложили 2 альтернативных проекта, оба находятся в конфронтации.

Есть ли у вас варианты возможного пути разрешения противоречий? Вы очень интересно многое сейчас изложили, в частности, по поводу отсутствия интеллектуальных подходов к решению проблемы. А, вот каков путь разрешения этих противоречий? У вас представление есть? Мой вопрос возник вот почему, потому, что как раз, под моим руководством уже на протяжении многих десятилетий идет разработка, вот этого, третьего варианта, который мы сейчас разрабатываем в гильдии руководителей науки.

Щедровицкий. Понятно, понятно, но я позволю себе все-таки отвечать в том духе, который я уже задал. Итак, первый момент. Вы помните, что в начале 90-х заявлялись три основных задачи. Первая: переход от унитарного государства к федеративному. Второе:

переход от советской формы к президентской. И, третий момент: переход от тоталитаризма к демократии. Значит, вот было названо три направления государственных преобразований. Мы, приблизительно, даже представляем кто, какая теоретическая группа этот концепт вынашивала.

Первое, что, на мой взгляд, надо сделать – это благополучно проблематизировать все эти три тезиса, потому, что надо, во-первых, признать, что никакого тоталитаризма не было, а была супердемократия. Вообще, хорошо было бы начать говорить нормальным языком. Как говорил Конфуций: «Все реформы надо начинать с того, чтобы вернуть словам смысл».

Второй момент: нужно на самом деле проблематизировать тезис о том, что было унитарное государство, а переходить надо было к федерализму. Надо это проблематизировать, потому, что иначе, мы с вами будем плавать в ошметках этих проектов и четко понимать, что реальная конструкция, которая сложилась, это такая несистемная коллекция разных укладов государственного управления и так далее. Теперь, если мы этот шаг анализа истории проблематизации произведем, после этого возникнет вопрос о том, а какой проект положить сюда? И, по всей видимости, мы никуда не уйдем, если мы возьмем перспективу 5-7 лет, кроме как будем вынуждены признать, что эта форма будет смешанной. Она не сможет быть чистой формой в силу того, что мы имеем историю, инерцию.

Теперь возникает вопрос: смешанная форма будет включать в себя как минимум три компоненты. Первая: военно-мобилизационная, потому, что вряд ли кто-то из собравшихся в зале думает, что ближайшие 50 лет все будет так безоблачно и тихо. Второй компонент:

это компонент, связанный с социальным государством, с социальными сетями, с неким социальным стандартом и его обеспечением. И опять же надо очень четко понять каков он, потому что слишком большой социальный стандарт будет убивать государство, оно не сможет его выполнить. Наоборот, слишком зауженный стандарт, тем более, очень стратифицированный будет приводить к распаду социальной ткани. Значит, сюда что-то придется положить все равно. Третий момент: конечно же, там должна быть некая сервисно - либеральная часть, поддерживающая предпринимательство, предпринимательский фактор. Значит должна быть какая-то либеральная подсистема, которая бы все это могла нести на себе.

У нас получается как минимум три подсистемы: военно-мобилизационная, социальная и либеральная, или неолиберальная, кому какая больше нравится. Вопрос теперь заключается в том, удастся ли создать метасистему, которая бы удерживала эту связку? Я приблизительно представляю, какой бы она могла быть и для меня это представление выражается в термине «партнерское государство», а именно: когда есть система социального контракта между властью, разделенной на определенные уровни, субсидиарной властью с одной стороны, с другой стороны бизнесом и предпринимательством, и с третьей стороны общественными институтами.

Следовательно, возникает вопрос: как создать такую метасистему социального контракта между властями, бизнесом и общественными институтами, которая бы по функции удерживала соотношение между этими тремя названными выше подсистемами? То есть, как создать метасистему партнерского государства? На вопрос есть ли у меня концепция? Я отвечаю да, конечно, мы в ЦСР это и делаем. Собственно ЦСР и создано, для того чтобы отработать эту модель метасистемы, подчеркиваю не всей системы.

Реплика. Безусловно, первой должна быть метасистема.

Щедровицкий. Первой должна быть метасистема.

Реплика. Исходя из партнерского государства.

Щедровицкий. Отлично, но обратите внимание, пока я вам должен по секрету сказать, что никакого диалога нет не только между властью, бизнесом и общественными институтами, но даже между властными структурами не происходит. Более того, не только по вертикали, то есть между федеральной, региональной и субфедеральной и местной, но и по горизонтали, то есть между так называемыми субъектами федерации. Они друг с другом вообще ни о чем не разговаривают. К сожалению. Может к счастью. Представьте, если бы они со всем тем, про что они хотят разговаривать, еще бы друг с другом разговаривали, это нонсенс. Вы - не реалисты, вы – теоретики.

Теперь смотрите, для того чтобы выстроить эту систему, на мой взгляд, намечены некоторые направления. Первое направление намечено президентом, которое названо «разграничение полномочий». И я сейчас после того как мы провели в десяти субъектах федерации оценку деятельности этих органов правительства и системы принятия решений по связке муниципальный уровень – уровень субъектов, я вам могу сказать, если все будут последовательно эти полномочия разграничивать, а не держать кукиш в кармане, то на это уйдет 2,5 года. При наличии диалога и доброй воли. Потому что на сегодняшний день полномочия не связаны с функциями, а и то и другое не связано с ресурсами. То есть грубо: полномочия у меня формально есть, но компетенций управленческих под это у меня нет, и ресурсов для исполнения, даже если бы были компетенции, тоже нет. Дальше спишем на 25-ти листах конкретно по направлениям, где разрывы ключевые.

Теперь смотрите, очень сложный следующий уровень, а именно это реформа системы государственной службы, потому что возникает вопрос: кто это такой государственный чиновник? Как он должен выглядеть во всех смыслах? Какой идеологией, философией, технологией он должен обладать? Где он должен учиться? Чему его надо учить? Сколько он должен получать, для того, чтобы оттуда не вымывались постоянно квалифицированные кадры и так далее.

И, наконец, третий уровень, который заявлен – судебно-правовая реформа. Кстати, обратите внимание, смешная вещь, вот создан совет по реформированию государственной службы, а там три разных рабочих группы. Одна по гражданским, одна по военным, а одна по специальным, и они друг с другом не разговаривают.

В этом плане само формирование этого вектора реформирования является проблемно.

Просто, представьте себе, что сюда входит несколько разных линий, должна быть одна. И, наконец, судебно-правовая реформа, а поверх всего этого метасистема, которая включает в себя минимум две части: кадровая политика и правовая политика, которая бы задавала контуры, ее надо рисовать вне рентала другим цветом, потому что эта метасистема удерживает линии реформирования в некой зоне целевой.

Если мы возьмем кадровую политику, то мы с вами приблизительно представляем, что там происходит. Если мы возьмем правовую политику, президент в послании рассказал, что там происходит. У нас дублирование, у нас наличие белых пятен, у нас масса норм, которые взаимно противоречат друг другу, поскольку у нас система, которая бы эту правовую политику проводила, фактически не сложилась.

Кстати вот этот красный контур это на самом деле контур президентских полномочий, а этот контур вместе с Институтом Полномочных Представителей. Поэтому еще раз хочу повторить, вопрос не в концепции. Вопрос в том, как в эту машинку будут вмонтированы эти три содержательные вектора: геоэкономический и геополитический – раз, культурноязыковой, консциентальный, то есть сознательный, с другой стороны и инфраструктурнотерриториальный - с третьей. И как эта машинка сумеет выстроить саму систему перехода от одной ситуации к другой, не потеряв этих содержаний, потому что ведь очень легко добиться интеграции, половину проблем выкинув. Очень легко добиться интеграции по простому и заведомо ложному вопросу, но так сформулированному, что, в общем, и нечего договариваться. А вот если вы будете сохранять проблемность коммуникации и не пытаться сразу отрезать все мнения, которые выходят за пределы простого и ложного понимания.

Реплика. Красивая, очень красивая схема, но вопрос такой: а что вы будете делать с людьми? Что вы будете делать для того, чтобы люди этой системе хоть как-нибудь следовали? То есть, как управлять чиновниками в Петербурге, которые входят в аппарат называемый государством на разных уровнях, чтобы они следовали не частному и личному интересу, а общественному и государственному? Это раз. И второй вопрос: вы как-то наверно забыли упомянуть слово «собственность и права собственности». Как-то у вас в этой схеме нет ничего по этому поводу. Они формируются стихийно, защищаются стихийно.

Вы об этом не думаете? Не считаете это важным? Или называете это другими словами?

Щедровицкий. Ну, знаете, я к этому вопросу отношусь без фетишизма, потому что собственность распределяется, а точнее права собственности перераспределяются, и это нормальные исторические процессы. Просто не надо думать, что собственность – это материально-техническая база коммунизма. Вот как только вы понимаете, что материальнотехническая база коммунизма – это одно, а собственность - это другое, а, кроме того, понимаете еще, что в современном мире там все с собственностью сложно. И отнюдь не всё то, на завладение чем вы потратили массу сил, энергии, а может быть и жизни, вообще может находиться в долгосрочном управлении. И даже просто частичного правового контроля у вас нет, ну может быть после этого как-то все спокойнее становится.

Совершенно понятно, что есть класс людей, которые свою ценность жизни, миссию видят в том, чтобы перераспределять собственность - ну, слава Богу! Кто-то же должен этим тяжелым делом заниматься. Вот если вы этот вопрос построите в другую систему, если вы будете обсуждать пространство индивидуальных или семейных стратегий и, собственно, зададите там, по крайней мере, три вектора. То есть первый вектор – это дети. Второй вектор – это инвестиции. Тогда да, тут возникнет масса интересных вещей.

Здесь возникнет индивидуальная или семейная инвестиционная стратегия и на определенном уровне возникнет масса проблем с собственностью. Про собственность я всегда вспоминаю: я был на Сейшелах, и мы там ездили по странам, жили в разных гостиницах. И в одной гостинице там был молодой парень француз, возраста моего сына. Я соответственно его спросил: «Скажи, а вот чего ты тут делаешь?» Он говорит: «Ну, вот понимаете, как, мы в семье решили, что нам надо купить гостиницу». Я спросил: «И это у вас много их?» Он говорит: «Нет, гостиница у нас одна. Поэтому я получил одно образование, потом второе образование, потом вот здесь работаю». Это вопрос собственности. На определенном уровне там оказываются крупные пакеты акций, много чего другого. Не надо фетишей.

Реплика. Вопрос вообще не о том.

Щедровицкий. А о чем? О том, что некоторых людей убивают из-за собственности? Ну, я это знаю, и что вы мне нового сказали?

Обратите внимание, любая прибыль есть в той или иной проекции использованная сила.

Весь вопрос конфигурации этой силы, использование неких преимуществ, в том числе достигаемых за счет силы. Вы этот фактор никуда не устраните из мировой истории. Любая буржуазия хочет превратиться в аристократию, то есть, закрепив монопольные преимущества. Нет ни одного буржуа, который бы не мечтал стать аристократом. Я, во всяком случае, в своей жизни не встречал. Некоторые в кармане хоронят, некоторые в сознании своем пытаются, но, в общем, мировая литература давно показала, что это норма, а поэтому не надо этого бояться. Надо с этим работать.

Реплика. Петр Георгиевич, я боюсь показать свою серость, но я не понял смысл вашей схемы. Любая сознательная деятельность по идее должна иметь какую-то цель, причем поставленную заранее, цель, ради которой эта схема реализуется.

Щедровицкий. А если два человека участвуют в деятельности и у них разные цели, что делать?

Реплика. Нет, по крайней мере, вы предлагаете некую схему.

Щедровицкий. Стоп, еще раз. Если в деятельности участвуют два человека, у них разные цели, что делать?

Реплика. Если не надо цели.

Щедровицкий. То есть, у одного секир башку, а цель второго припишем обоим?

Реплика. Надо пытаться согласовать.

Щедровицкий. А если они согласуются в среднесрочной перспективе, но не согласуются в долгосрочной, что делать?

Реплика. Вы пытаетесь некоторым использованием этой схемы преодолеть кризис национального государства и плавно войти в локализацию, о чем вы говорили несколько ранее, непонятен смысл, как эта схема может помочь в преодолении этих проблем. Вовторых, непонятно, какими качественными структурами будет обладать государство, созданное по предлагаемой вами схеме, а именно какова будет форма правления, политический режим, что очень важно, форма государственного устройства и так далее.

Спасибо.

Щедровицкий. Отлично, еще раз пытаюсь ответить, чтобы был понятен подход. Это не вопрос конструкции. Государства не конструируются. От того, что вы придумаете конструкцию, ничего, кроме того, что у вас в голове появится конструкция, не произойдет.

Государства – есть исторические образования. Они растут. Соотношение естественноисторических и проектных моментов разное в разных ситуациях, потому что когда создавалась германская концепция правового государства, строилась модель объединения Германии, когда центробежные силы стали сникать, а центростремительные расти, и стало понятно, что если не произойдет объединения, то Германия проиграет все, возникла школа юридико-технического отношения к государству, которое построило государство как машину законов. С учетом немецкой пунктуальности, что все немцы любят очень ходить строем и делать зарядку все вместе, была реализована эта модель. Причем обратите внимание не полностью, а на определенном полярии, со всеми вытекающими отсюда проблемами, включая фашизм. В этом смысле фашизм был платой за такую историческую сборку.

Если вы рассматриваете английское право, которое прецедентно и совершенно иначе все строится, совершенно другие модели, совершенно другое представление о личности, о правах личности, совершенно другие юридические институты, это иной способ. Поэтому я обсуждаю, каким способом можно начать выстраивать не только представления о государстве, но и практику действия.

Реплика. Но что, в конечном итоге хотите получить?

Щедровицкий. А что вы хотите? Мы можем только вместе с вами получить, а от того, что я чего-то захочу или кто-то еще чего-то захочет, это еще не появится. Появится только то, что мы с вами будем вместе строить, а если у нас с вами будет очень жесткий разрыв ценностей, то произойдет несколько вещей: либо эта конструкция вся не состоится и просто рухнет, и обратите внимание, в истории есть масса примеров того, как государства не состоялись или разрушались.

Реплика. А как вы этого хотите?

Щедровицкий. Вот это хороший вопрос, но это уже другой вопрос. Это не вопрос, какая будет форма правления. Какая надо, такая и будет. Какую мы с вами выстроим, такая и будет. В конце концов, понимаете, есть еще один очень важный тезис, известный, последние 300 лет, что: «Государство – это во многом проект элиты». Следовательно, еще нужно понять, что такое в современном обществе элиты, и как они могут такой проект сделать.

Опасной формой этого процесса является такое состояние, когда государство превращается в оборонный проект элит, когда элиты обороняют себя от внешнего действия, да и другого процесса не видят, не понимают. В этом смысле не делают главного – не формируют способ включения общества в историю. Вот когда утрачен этот инстинкт исторического самоопределения, тогда возникнет какая-нибудь глупость. Поделят собственность, потом благополучно выяснится, что она поделена не между ними.

Реплика. Очень верно вы сказали о концепции конфигурации. Все это сводится к проблематике. Вы очень правильно ставите проблемы, но проблемы тут надо решать.

Щедровицкий. Кто мешает?

Реплика. Вы не ответили: не предложили ни взаимодействия, ни способа решения проблемы. Несмотря на то, что проблемы в экономике решают элиты, вопрос элит давно уже ясен. Вы читали Ленина?

Щедровицкий. Конечно.

Реплика. Как, по-вашему, удастся элите решить эту историческую проблему?

Щедровицкий. А вот смотрите, вы сейчас про что спрашиваете? Про способ действия или про результат?

Реплика. Про способ решения проблем, которые вы означили.

Щедровицкий. Я вам отвечу в духе вашего первого вопроса. Те, кого вы называете олигархами, должны либо взять на себя ответственность за поддержание общественных инфраструктур, либо сложить с себя эти полномочия, и это должно произойти в течение года. В обратную сторону, все те, кто не возьмут на себя ответственность за поддержание и воспроизводство общественных инфраструктур, сложат с себя полномочия.

Реплика. Успокойте меня, что не повторится 1998-ой год и Кириенко.

Щедровицкий. А почему я вас должен успокоить? Кириенко вас спас.

Реплика. Да, честно говоря, я потерял. По-моему 60 000 долларов.

Щедровицкий. Ну, вы знаете, деньги. Я знаю много людей, которые потеряли больше вас.

Но, извините, пожалуйста, просто надо страховать инвестиции. Вы страховали свои проекты?

Реплика. Это вопрос внутренней политики.

Щедровицкий. Значит, давайте не переходить на эти частности, потому что обратите внимание, Кириенко конечно в этот момент действовал очень просто, он действовал как менеджер. Он пришел, посмотрел на все это безобразие, посчитал баланс прибылиубытков, сказал: «Не сходится. Чего-то надо отрезать». Дальше посмотрел. Нашел чего-то, это отрезал. Осенью он был в некотором остолбенении от происшедшего и говорил: «Надо же, оказывается государство – это не предприятие».

Но, обратите внимание, это реальная ситуация. Сегодня он уже понимает, что государство – это не предприятие. А многие другие не понимают. Поэтому ваш вопрос еще надо куда-то адресовать.

Реплика. Петр Георгиевич, мне проблематика понятна. В контексте того, что вы сказали, меня интересует уже более узкий вопрос. В документах, которые были предложены, присутствует формулировка «социальная открытая политика», вот социальная направленность, прошлое, будущее социально открыто. Меня интересует, что вы вкладываете в это понятие?

Щедровицкий. Разно-уровневые механизмы участия.

Реплика. Это подразумевает партнерское государство?

Щедровицкий. Да. Но понимаете, тут очень важно, что одного механизма участия не может быть, потому что когда вы приезжаете в какую-нибудь деревню, там существует орган самоуправления. Он за 10 лет сложился. Два деда занимаются самоуправлением - и это реальность, то есть действительно это некая ячейка самоуправления, - это одно. Когда, например, обсуждается вопрос стратегии развития Северо-запада, то это совершенно другие механизмы возможного включения в этот процесс разных игроков.

Многие, конечно, многие зачатки есть, но смотрите, тут есть одна очень хитрая вещь, которая заключается в том, что многие из этих зерен или кристаллов, они могут расти только определенное время. Бессмысленно ускорять этот процесс. А как только вы понимаете, что они растут определенное время, это время длительное, а у вас его нет, вы вынуждены выстраивать компенсирующие механизмы. Но вы должны понимать, что когда вы его строите, он этот процесс может погубить. То есть вы строите компенсирующую метасистему, которая может либо погубить, либо перенаправить вектор роста кристаллов, и каждый раз вынуждены принимать решения. Драматично.

Реплика. Я хочу просто уточнить вашу позицию. Итак, вы сказали, что государство не конструируется, а его нужно реально строить практическим действием. То есть, я просто обращаю внимание, что я сказал, что наш семинар по теории и технологии общественного развития, на мой взгляд, нужно соединять и то и другое параллельно в непрерывном взаимодействии, то есть должна быть концепция. Без нее вообще не о чем взаимодействовать, и должна быть практика реальных действий. Вот вы наверно с этим согласитесь.

Щедровицкий. Смотрите, да, но с этой точки зрения, если переворачивать ваш вопрос, то я могу вам ответить про концепцию. Концепция заключается в следующем: должны быть сделаны ряд международно-политических ставок, которые формируют некий обруч самоопределения страны в геополитическом контексте, одновременно разворачивая механизмы социального участия. Серединку оставлять долгое время несобранной, потому что она будет связующим звеном первого и второго, а если вы ее начнете собирать раньше времени, то вы сделаете конструкт не под ту задачу.

Но смотрите, и это действие и вот низовое действие они ведь в разных масштабах происходят.

Реплика. В целом в рамках метасистемы они-то согласованы этой исходной концепцией.

Другое дело от нее потом ничего не останется. Это другой вопрос, согласен.

Реплика. Калашников. Меня интересует цель, способы, средства и результаты. Основной мой интерес - местное самоуправление. Как будем создавать местное самоуправление без правовой формы, без реформы правоохранительных органов, которые сегодня бандитствуют просто-напросто, а судьи коррумпированы и берут взятки?

На сегодня, в сущности, нет государства или системы государственной власти, я полагаю, нет. Есть система министров, президент и представители.

Щедровицкий. Для государственного строительства предельно серьезный вопрос. Дело не в абсолютных цифрах. Дело в доле, какую занимают социальные расходы в валовом продукте.

Современная политическая система балансирования перекошена в сторону старшего поколения, поскольку, голосуют, прежде всего, люди пожилого поколения. Они голосуют понятно за что. Они голосуют за пенсии, за социальное страхование и другую расходную часть. В результате политическая элита в электоральном процессе берет на себя обязательства, с которыми не может справиться. Экономическое развитие снижается.

Экономическое развитие снижается и эффективность работы тех систем, которые создают стоимость, падает. В результате эти системы уезжают из этого государства, поскольку мобильность резко повысилась. В результате падает возможность социального обеспечения.

Этот вопрос для всех европейских стран сегодня является одним из кардинальных. Если его сегодня не ставить и не обсуждать, и не решать теоретически, а подменять это политическими лозунгами, то мы с вами через 2-3 года попадем в следующую ситуацию, когда на каждого работающего приходится один пенсионер, которого он должен содержать.

В результате работать он не будет, потому что зачем ему работать? Эффективность его деятельности для него самого низка. И мы получим тот самый социальный взрыв, о котором я говорил в самом начале, то есть разрушение пространства социального контракта.

И хорошо, если бы этот вопрос ставил не я, потому что если я его буду ставить, то вы-то еще как-то меня слушаете, а другие начнут сейчас кидаться, да и еще чего-то делать.

Поэтому хорошо, что этот вопрос вы ставили. «Вы» - имеется ввиду, ваша возрастная категория, поколение.

Реплика. Центр стратегических исследований имеется в Москве? Данная проблема насущная и она, возможно, будет разрешаться во всех этих центрах и своего рода создается конкуренция по разрешению этой проблемы. Создание механизма обеспечит эффективное управление государством. Правительство, наше правительство будет придерживаться каких идей, вашего центра или другого, или это ваши идейные разработки, которые будут потом внедряться?

Щедровицкий. Коллеги, еще раз. Поверьте мне, это десятый вопрос. Десятый вопрос, потому что правительство на сегодняшний день техническое, то есть чего скажут, то и сделает. И они так самоопределяются, и я их поддерживаю в этом, потому, что не дай Бог, они начнут самоопределяться сейчас иначе.



Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН АКАДЕМИЯ ИСТОРИЯ УЗБЕКИСТАНА Курс лекций Ташкент 2012 Одобрено редакционно-издательской коллегией Академии МВД Республики Узбекистан Рецензенты: кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института истории Академии наук Республики Узбекистан Б. М. Убайдуллаева; кандидат исторических наук, доцент В. Б. Хаклиев История Узбекистана: Курс лекций / Э. К. Арифджанов, И-24 Ш. К. Алимов, А. В. Нарбеков, К. Б. Кадыров. – Т.: Академия МВД...»

«Азбука здоровья Псевдомедицинское учение Ксении Кравченко Помните, как страна замирала у телевизоров в конце восьмидесятых, пытаясь исцелиться под строгим немигающим взглядом Анатолия Кашпировского? Желание стать здоровыми, причем как можно быстро и при минимальных усилиях, у людей не пропало. Рынок целительства предлагает сегодня варианты на любой вкус, в то числе - якобы православные системы. Например - Оздоровление организма по системе священномученика Серафима Чичагова, которую несет в мир...»

«ЦИКЛ ОБУЧАЮЩИХ СЕМИНАРОВ МОРЕХОДКА МОРЕХОДКА Часть первая • Введение в мир круизов • Жизнь на борту • Тонкости продаж круизов Часть вторая • Круизы PAC GROUP • Классические круизы MSC CRUISES • Работа с сайтом www.gocruise.ru Часть третья • Введение в речные круизы по Европе • Речные круизы PAC GROUP ВВЕДЕНИЕ В МИР КРУИЗОВ ВВЕДЕНИЕ В МИР КРУИЗОВ НА ЧТО ПОХОЖИ КРУИЗЫ? НА ЭКСКУРСИОННЫЙ ТУР: - Насыщенный маршрут тура - Большой выбор...»

«1. Цели подготовки Цель – является формирование навыка проведения исследований для диагностики незаразной, инвазионной и инфекционной патологии с применением современных методов лабораторных и инструментальных исследований. Целями подготовки аспиранта, в соответствии с существующим законодательством, являются: • формирование навыков самостоятельной научно-исследовательской и педагогической деятельности; • углубленное изучение теоретических и методологических основ ветеринарно-санитарной...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЦЕНТРОВ ОХРАНЫ ТРУДА Серия: Обучение требованиям охраны труда отдельных категорий застрахованных работников ОХРАНА ТРУДА КУРС ЛЕКЦИЙ для руководителей бюджетных учреждений Москва 2008 УДК 331.45+331.458 (075) О 926 Охрана труда: курс лекций для руководителей бюджетных организаций / д.э.н., профессор А.Л. Сафонов, В.К.Свиридов, д.э.н., профессор Н.П. Пашин, д.т.н., профессор. Г.З. Файнбург, д.т.н., профессор С.С. Тимофеева, к.т.н., профессор Ю.А. Федченко., к.т.н., доцент...»

«Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by И. И. Шпаковский ПРАКТИКУМ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVIII ВЕКА МИНСК БГУ 2003 Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by УДК 882 (09) 10/16 (075. 83) ББК 83. 3 (2Рос=Рус) 1я7 Б33 Р е ц е н з е н т: кандидат филологических наук, доцент Рекомендовано Ученым советом филологического факультета мая 2003 г., протокол №...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан факультета географии и геоэкологии Е.Р. Хохлова 2012 г. Учебно-методический комплекс по дисциплине Районная планировка (4 курс) (наименование дисциплины, курс) 020401.65 География (шифр, название направления подготовки, специальности) Форма обучения очная Обсуждено на заседании кафедры Составитель: 2012...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТЕХНОЛОГИИ И ДИЗАЙНА М. Б. Есаулова Н. Н. Кравченко ОБЩАЯ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПЕДАГОГИКА Утверждено Редакционно-издательским советом университета в качестве учебного пособия Санкт-Петербург 2011 УДК 37.01 (075) ББК 74.58 Е81 Р е ц е н з е н т ы: кандидат педагогических наук, доцент кафедры...»

«Лекция 1 Культура речи и Риторика – речеведческие дисциплины Вопросы: 1. Культура речи. Риторика. Связь. Специфика. 2. Общая риторика. Частные риторики. 3. Неориторика. 4. Риторический идеал. Литература: 1. Александров Д.Н. Логика. Риторика. Этика. – М.: Флинта: Наука, 2004. 2. Виноградов В.В. О художественной прозе. – М.-Л., 1930. 3. Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник / Под ред. Ю. Иванова. – М., 2003. 4. Михальская А.К. Основы риторики: Мысль и слово. – М., 1996....»

«This document is created with trial version of Document2PDF Pilot 2.16.100. ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, БИЗНЕСА И ПРАВА М.А. Ткаченко УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ Муниципальное право России Ростов-на-Дону 2009 Page 1 of 38 This document is created with trial version of Document2PDF Pilot 2.16.100. Учебно-методический комплекс по дисциплине Муниципальное право России предназначен для студентов, обучающихся по специальности 030501 – юриспруденция. Учебно-методический комплекс дисциплины...»

«КАЗАНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Филиал КФУ в г.Чистополе АНТОНОВ В.Н. ОРГАНИЗАЦИЯ АВТОМОБИЛЬНЫХ ПЕРЕВОЗОК И БЕЗОПАСНОСТЬ ДВИЖЕНИЯ Конспект лекций Казань – 2013 Антонов В.Н. Организация автомобильных перевозок и безопасность движения: Конспект лекций / Антонов В.Н., Каз.федер.ун-т. – Казань - 2013. – 83 с. В предлагаемых лекциях изучаются вопросы организации автомобильных перевозок и безопасности движения. Приведены основные положения и способы по организации автомобильных перевозок и...»

«Северный государственный медицинский университет В. А. КУДРЯВЦЕВ ДЕТСКАЯ ХИРУРГИЯ в лекциях Учебник для медицинских вузов Издание 2-е, переработанное Архангельск 2007 УДК 617-089(075) ББК 54.5я73+57.3я73 К 88 Рецензент: профессор, доктор медицинских наук В. П. Быков Печатается по решению редакционно-издательского совета Северного государственного медицинского университета Кудрявцев В. А. К Детская хирургия в лекциях: Учебник для медицинских вузов: Изд. 2-е, перераб. — Архангельск: Издательский...»

«СОДЕРЖАНИЕ А. Б. Муратов Теоретическая поэтика А.А. Потебни 7 Мысль и язык 22 X. Поэзия. Проза. Сгущение мысли 22 Из лекций по теории словесности. Басня. Пословица. Поговорка. 55 Из записок по теории словесности. 132 Слово и его свойства. Речь и понимание 132 Три составные части поэтического произведения. 139 Виды поэтической иносказательности. 141 Поэзия и проза. Их дифференцирование 149 О тропах и фигурах вообще. 158 Синекдоха и эпитет 164 Метонимия 182 Метафора Сравнение Виды метафоры со...»

«1. Цели подготовки Цель – изучить теорию и практику технологии получения и переработки сырья, производства пищевых и кормовых продуктов, холодильную обработку и их хранение. Задачей специальности 05.18.04 является анализ, систематизация и развитие теоретических и практических основ технологии пищевых производств (мясных, молочных, рыбных и холодильных), методов их моделирования, оптимизации процессов, обеспечивающих получение биологически безопасных пищевых продуктов с заданными качественными...»

«МАРК КОНСТАНТИНОВИЧ АЗАДОВСКИЙ 1 Марке Константиновиче Азадовском я слышал еще до поступления на филологический факультет Ленинград ского университета. О нем рассказывал мне мой брат В.В. Чистов. Он с 1934 г. учился в университете2 и с первого курса увлеченно работал на незадолго до этого открывшейся кафедре русского фольклора. С 1935 г. он начал участвовать в фольклорных экспедициях. До поступления в университет мне удалось прочитать и некото рые работы М.К. Азадовского — это был двухтомник,...»

«ЛЕКЦИЯ 9. ЯДЕРНЫЕ РЕАКЦИИ 1. Законы сохранения в ядерных реакциях В физике ядерных реакций, как и в физике частиц, выполняются одни и те же законы сохранения. Они накладывают ограничения, или, как их называют, запреты, на характеристики конечных продуктов. Так, из закона сохранения электрического заряда следует, что суммарный заряд продуктов реакции должен равняться суммарному заряду исходных частиц. Поэтому, например, в реакциях (р, n) электрический заряд ядра должен возрастать на единицу....»

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОПОРНЫЙ КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО УЧЕБНОМУ КУРСУ ОРГАНИЗАЦИЯ И ФИНАНСИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ Составил: Бусыгин Ю.Н. Минск -2013 1 СОДЕРЖАНИЕ Примерный тематический план учебного курса Краткий курс лекций Тема 1. Основы инвестиционной деятельности Тема 2. Управление и планирование инвестиционной деятельности. 8 Тема 3. Источники финансирования инвестиционной деятельности. 26 Тема 4. Иностранные инвестиции на территории Республики Беларусь..43 Тема...»

«1. Цели подготовки Цель – изучить биологические и химические аспекты биотехнологии, базирующиеся на знании законов, принципов и закономерностей общей биологии, микробиологии, физиологии, молекулярной биологии и генетики клеток, а также биоорганической химии, биохимии и биофизической химии. Целями подготовки аспиранта, в соответствии с существующим законодательством, являются: • формирование навыков самостоятельной научно-исследовательской и педагогической деятельности; • углубленное изучение...»

«Михаил ТИТАРЕНКО КИТАЙ И РОССИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ ВЫПУСК 146 Санкт Петербург 2013 ББК 66.4(2Рос) + 66.4(5Кит) Т45 Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП, протокол № 8 от 18.01.13 Титаренко М. Л. Т45 Китай и Россия в современном мире. — СПб. : СПбГУП, 2013. — 88 с. — (Избранные лекции Университета ; Вып. 146). ISBN 978-5-7621-0721-1 Лекции выдающегося отечественного ученого, академика Российской академии наук, директора Института Дальнего Востока РАН М. Л. Титаренко,...»

«ТЕОРИЯ ВСЕГО СТИВЕН ХОКИНГ ТЕОРИЯ ВСЕГО Происхождение и судьба Вселенной санкт-петербург АМФОРА 2009 УДК 524.8 ББК 22.68 Х70 STEPHEN HAWKING The Theory of Everything The Origin and Fate of the Universe Перевел с английского И. И. Иванов Научный редактор Г. А. Бурба Издательство выражает благодарность литературному агентству Goumen & Smirnova за содействие в приобретении прав Original English language edition published by Phoenix Books and Audio Защиту интеллектуальной собственности и прав...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.