WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

ПРОБЛЕМА РАЗВИТИЯ И ИННОВАИЦОННАЯ ЭКОНОМИКА, лекция П.Г.

Щедровицкого (20.04.01, ЛЭТИ)

Щедровицкий. Эта лекция вторая из цикла, который

представляет «Центр стратегических разработок «Северо-Запад».

Первая лекция касалась проблем современного мышления. Та,

которую я буду читать сегодня, в основном будет связана с

проблематикой развития и, наконец, третья, которая пройдет 11-го мая, будет посвящена проблемам современной государственности.

Я бы хотел представить вам несколько тезисов, которые ориентированы на осмысление достаточно широкой исторической ситуации, сложившейся в мире за последние 250 лет. Я исхожу из того, что период французской буржуазной революции знаменует собой смену исторической, экономической, социальной и культурной парадигмы. На мой взгляд, именно в этот период, то есть в конце XVIII-го века впервые доминирующей идеологией становится идеология развития. Можно считать, что до этого момента в основном мы имели дело с ценностями традиционного общества, в котором процессы развития, то есть качественного постоянного изменения не являлись ведущей ценностью. Напротив, с этого момента, то есть уже почти 250 лет, или чуть меньше, если рассматривать эпоху философских рассуждений, предшествующую французской буржуазной революции, идея развития выходит на передний план и становится критерием для оценки политической системы и проектов, программ, планов, идей, связанных с будущим. Я хочу обратить ваше внимание на то, что вообще-то этот поворот кардинален.

Речь не идет о переходе от одного состояния системы: общественной, социальной, экономической к другому состоянию, которое мы в каких-то чертах представляем. Мы можем его прогнозировать, мы можем его предугадывать, мы можем строить какие-то гипотезы. Речь идет о том, что мы постоянно вынуждены меняться. И процесс постоянных изменений, в которых очень трудно ответить на вопрос, к чему мы собственно идем, то есть каков контур этого возможного и вероятного будущего, такой процесс изменений, в котором будущее принципиально не определено, и лежит в основании философии и парадигмы развития.

Если вы попробуете посмотреть на то, как мы сегодня действуем, и как мы сегодня размышляем, то вы достаточно быстро убедитесь в том, что наше мышление не привыкло работать в такой ситуации. Мы всегда стремимся ответить на вопрос, каким будет завтрашний день. Мы всегда стремимся что-то положить на место будущего и экстраполировать какую-то систему действующих сегодня представлений. Мы стремимся придать какой-то тенденции больше значение, чем какой-то другой, мы стремимся выделить доминанту изменений и свое собственное действие, свое собственное мышление строим как приспособление к этим возможным, наиболее вероятным изменениям.

Понимание того, что будущее принципиально не определено и того, что любые наши представления об этом будущем носят достаточно умозрительный и вероятностный характер, очень трудно освоить, очень трудно принять и очень трудно жить в таком мире.

Гораздо спокойнее и гораздо привычнее жить в мире, в котором будущее в какой-то степени известно, которое можно прогнозировать, можно предсказывать, а значит можно к нему как-то готовиться.

В военной стратегии есть достаточно распространенное мнение о том, что все генералы готовятся к прошлой войне. Я думаю, что это касается не только военных генералов и военной стратегии, но и всех тех, кто в области управления занимается стратегией и стратегическим управлением.

Мы всегда склонны видеть традиционное будущее так, чтобы можно было понятным образом на шаге ближайшего развития имеющихся средств деятельности двигаться вперед.

Поэтому я исхожу из того, что процессы, происходящие сегодня в мире, у нас в стране, во многом связаны с тем, что мы все больше начинаем понимать, что это будущее не определено и что все наши гипотезы о его устройстве, по всей видимости, ложны. Я думаю, что осознание этого момента будет происходить еще ни один год и, может быть, даже ни одну пятилетку. И только в меру того, насколько элита того или иного общества сумеет не столько готовиться к каким-то определенным изменениям, а будет готова к неизвестным изменениям, мы сможем преодолеть те кризисные явления, которые видны сегодня и, как я дальше попытаюсь показать, характеризуют не только Россию, но и весь мир.

Формирование парадигмы развития было тесным образом связано с попытками ответить на вопрос: а что собственно развивается? Что является содержанием процессов развития? Что является предметом, который можно мыслить как развивающийся, и который составляет ткань процессов развития.

В свое время Иоган Готлиб Фихте в начале XIX-го века, пытаясь осмыслить феномен французской буржуазной революции, прочел курс лекций для интеллектуальной немецкой публики, который назывался «Основные черты современной эпохи». Основная мысль этого курса в общих чертах заключалась в том, что развивается, прежде всего, человеческий разум. Понятно, что эта мысль вытекала из основных идей немецкой классической философии, но при этом Фихте как человек, впитавший в себя изрядную долю форматической философии, выстроил такую метафору. Он сказал приблизительно так:

«Разум просыпается. Если до середины, до начала XVIII-го века он во многом находился под авторитетом, под властью авторитета, он во многом не предполагал, что можно превратить окружающий мир в предмет искусственно-технического преобразования, он был детским разумом. Он очень подчинялся тому, что ему диктовала некая внешняя сила, во многом религиозное сознание картины мира, в которой в центре находился Бог. Картина мира меняется, разум просыпается, и мы переходим в период, который можно назвать юношеством. Юношеский период, когда также как и подросток, человечество претендует на то, чтобы делать гораздо больше, чем оно делало раньше. Более того, как подросток, человечество не может оценить, сделает ли оно то, на что оно претендует, или не сделает.



Амбиции, претензии растут, а вот проверить получится, или не получится можно только на опыте. Но это очень важный период, когда человеческий разум выходит из под опеки авторитета и пытается нечто сделать сам.». Наверно, именно эта метафора Фихте во многом объясняет то, что происходило с человечеством в последние 200 лет.

Вы скорее всего прекрасно себе представляете, что сначала в XIX-ом веке предметом такого искусственно-технического действия стала природа. Возникла хозяйственная глобальная система, которая попыталась эту природу переделать, поставить на службу человечеству и переструктурировать под свои задачи, а затем в конце XIX-го – начале XXго века та же самая претензия была обращена на общество. И, в общем, Маркс такой же романтик и такой же подросток, с точки зрения метафоры Фихте, как и инженеры, которые пытались превратить природу в то, что может внемую управляться и переделываться человечеством.

Этот период, как вы понимаете, привел к целому ряду глобальных катастроф, к серии мировых революций и мировых войн, с одной стороны, и к экологической ситуации, с другой стороны, и сегодня мы вновь вынуждены ставить перед собой вопрос о том, а что собственно представляет собой человеческое мышление? В какой степени процесс развития может рассматриваться как поступательное движение человеческого мышления и человеческого разума? Что является мерой развития, что является критерием развития? И в какой степени этот подростковый период закончился? В какой степени мы сегодня готовы пересмотреть свое инженерно-техническое отношение к миру, поставить его в какие-то новые рамки и с этой точки зрения перейти в новый исторический возраст человечества, может быть чуть- чуть более скучный с точки зрения эмоций, которые будут его наполнять, но гораздо более реалистичный, потому что мы уже знаем, чего мы не знаем. Мы уже понимаем, чего мы не можем делать, или что у нас не получается. Но этот период, конечно, займет какое-то время. Я не знаю, может быть 100, может быть 150, может быть 200 лет, пока мы научимся пользоваться собственным мышлением.

В любом случае, возвращаясь к вопросу о том, что является содержанием процесса развития, мы пока не имеем другого ответа. Вот эта идея Фихте о том, что развивается, прежде всего и в основном, человеческое коллективное мышление, а как следствие развивается совокупность тех средств деятельности, с помощью которых мы действуем в окружающем мире, не только во вне, но и по отношению к самим себе, по всей видимости, остается той фундаментальной философской гипотезой, которая задает содержание процессов развития. И так, если что и развивается, то развивается средство нашей деятельности и средство нашего мышления. Более того, мы можем посмотреть и, как это сделал Мишель Фуко, предположить, что предмет, к которому мы прикладываем эти средства, а значит и вызов, который влияет на изменение этих средств, исторически меняется.

Если 200 лет тому назад это, прежде всего, была хозяйственная практика - практика воспроизводства самой жизни, практика присвоения благ природы с помощью средств человеческого мышления: научного, инженерного, производственного, управленческого. То сегодня основной практикой становится практика политическая, практика общежития, практика совместной жизни больших групп, масс людей. И с этой точки зрения, те ключевые проблемы вызова, которые характеризуют конец XX-го - начало XXI-го века, это вызовы, связанные с практиками и средствами политического развития.

Можно предположить, что пройдет еще какое-то время, и основным предметом деятельности станет образование. Образование в широком смысле слова, как все те практики, в ходе которых человек строит образ самого себя. Можно сказать, что предметом станет сам человек. Но до этого еще довольно далеко идти, а поэтому пока я бы хотел разобрать ту ситуацию, в которой, на мой взгляд, мы находимся сейчас, и те вызовы, которые стоят сегодня, когда хозяйственная практика в большей или в меньшей степени сложилась, а политическая практика только еще складывается. Именно на переходе от одной доминирующей практики к другой возникает совокупность разрывов и рассогласований, с которыми нам приходится иметь дело, и совокупность требований на изменение средств нашего мышления и деятельности, которые и могут составить содержание процессов развития.

Для того чтобы ввести этот план, я позволю себе еще один методологический параграф, который будет посвящен тому, как мы мыслим логику процессов развития. Не содержание, а форму развития. Я думаю, что большая часть моделей, которые придумало человечество за это время – это модели волновой формы. В основе этих моделей лежит гипотеза о том, что всякое развитие начинается с новообразования. Это новообразование всегда возникает в какой-то точке. Оно не возникает одновременно и повсеместно. Оно где-то придумывается или открывается. Слово «открытие» здесь наверно самое правильное, потому что оно соединяет в себе идеи инновационного движения и идеи искусственнопроектного отношения к миру. Будучи открытым и созданным, это новообразование начинает влиять на окружающие пространства деятельности, но влияет неравномерно.





Процесс развития принципиально неравномерен, и именно поэтому его можно изобразить или представить в форме волны, когда, возникнув в какой-то точке, новообразование распространяется само, а также распространяются последствия его использования. Это распространение идет, но постепенно затухает. И с этой точки зрения всякий шаг развития может быть представлен в форме волны.

Вы наверняка помните о том, что в начале XX-го века философ и экономист Кондратьев оформил эту идею в виде принципа больших циклов конъюнктур или больших волн технологического развития. Собственно с тех пор эта идея, этот принцип использовался многократно, и сегодня в методологии анализа процессов развития все в большей или меньшей степени пользуются этим принципом. Кондратьев утверждал простую вещь, что появление некоторого пакета или кластера связанных технологий приводит к радикальному изменению процессов производства. Эти технологии постепенно распространяются. Их эффективность падает, и собственно падение этой эффективности есть основной момент, который влияет на характер волны индустриального развития.

Кстати, обратите внимание, что понятие индустриализации во многом есть продолжение идеи средства, идеи осредствления нашей деятельности. С этой точки зрения можно, например, говорить об индустриализации политики. Понятно, что мы можем рассматривать некоторую совокупность средств, как основу одного из циклов, а смену этих средств, как основание для перехода к новой волне. Обратите внимание еще на один момент, что в понятии индустриализации, так как оно вводилось в конце XVIII-го – начале XIX-го века есть огромный этический и антропологический смысл. Совершенствование средств нашей деятельности приводит к тому, что мы становимся более свободными. Мы становимся более свободными, а именно больше времени мы можем выделять не на то, чтобы обеспечивать свою жизнь, а на то, чтобы как писал Маркс: «Заниматься наукой, культурой, искусством и политикой». С этой точки зрения индустриализация как некая глобальная идея, идея прогресса средств, предельно антропологична. Она тесным образом связана с философским понятием свободы, но мы прекрасно понимаем, что обратной стороной процесса развития является неравномерность освоения новых средств.

Развитие не только никогда не происходит одновременно и повсеместно, но последствия развития неравномерно распределяются, а поэтому всегда, когда возникает новое средство или новая совокупность средств, кто-то им владеет, а кто-то нет. А, следовательно, кто-то выигрывает от этого шага развития, а кто-то проигрывает, кто-то стоит рядом с эпицентром развития в силу исторических обстоятельств, а кто-то стоит очень далеко, и последствия развития всегда асимметричны.

Вот этот момент, собственно, и дает основание мне представить вашему вниманию некую предметную модель процессов развития, взятую только в части хозяйственных практик за последние 250 лет. Чтобы с одной стороны, посмотреть назад и попробовать оценить, с какими проблемами и вызовами нам приходилось сталкиваться 200 и 100 лет тому назад, и с какими нам придется столкнуться дальше. Основной тезис, который я хочу донести, заключается в том, что с моей точки зрения в основе кризисов развития, которые человечество переживало за последние 200 лет, лежит одна и та же причина. Эта причина – принципиальный разрыв между новым базовым процессом и инфраструктурами, которые его поддерживают.

Если мы возьмем период между 1840-ым –48-ым годом, то мы увидим, что это период первичной индустриализации. Первичная индустриализация тесным образом связана с процессом урбанизации, то есть формированием современного города. Более того, именно город становится эпицентром первой волны индустриального развития, первой волны промышленной революции. В начале XIX-го века городов еще почти нет, крупных городов практически нет совсем. В конце XIX-го века более 100 крупных городов в Европе. Именно город становится ядром промышленного движения. Именно там концентрируются основные точки промышленного производства, туда начинает стягиваться дополнительная рабочая сила, прежде всего, из деревни. И в какой-то момент возникает разрыв между интенсивностью этого базового процесса и теми инфраструктурами, которые его поддерживают. Города, как системы инфраструктуры, еще нет. Нет коммунального хозяйства, нет канализации, нет воды, нет освещения, нет современной энергетики, нет современного транспорта, нет современной системы снабжения, конечно же, нет ни современной системы здравоохранения, ни образования, ни всего остального. Этот период середины XIX-го века – волна городских революций. Крестьяне, пришедшие в город, ставшие промышленными рабочими, восстают, потому что в этих условиях невозможно жить.

Если мы посмотрим на вторую половину века, то увидим, что возникает целый ряд инфраструктурных решений, которые и становятся основой для повышательного цикла. Вопервых, спад, кризис инфраструктур, прежде всего городских, по отношению к процессу первичной индустриализации, росту промышленного производства. Во-вторых, формирование пакета новых инфраструктур, их постепенное развертывание и выход из кризиса.

Мы все с вами хорошо знаем про эпоху великой депрессии. Мы знаем, что она охватила не только Соединенные Штаты, но и практически все развитые индустриальные страны. Моя гипотеза заключается в том, что причина та же самая. Город, обеспеченный всеми необходимыми производственными и городскими инфраструктурами, становится, как любил говорить Льюис Мамфорд: «мегамашиной промышленного производства». Он начинает производить в десятки и сотни раз больше, чем он производил раньше. Взлет производства упирается в одно единственное ограничение. Город сам не может потребить то, что он производит. Система сбыта, система потребления, система обращения этих продуктов несоразмерна тому взлету масштабов производства, который формируется на основе этого городского промышленно-инфраструктурного угла. Кризис назвали кризисом перепроизводства. Хотя наверно это только половина дела, поскольку не учитывается один момент инфраструктуры. Что происходит здесь? Современная реклама, современный маркетинг, технологии управления, связанные с активным продвижением товаров и услуг, потребительский кредит, институт ипотеки, общество всеобщего благосостояния, которое есть стимулирование платежеспособного спроса у тех слоев населения, которые ранее не могли позволить себе покупать. Целая серия действий транснациональных компаний по расширению рынков сбыта, современная система супермаркетов, дороги, жилищное строительство как новая инициатив по отношению к росту потребления, и, наконец, целая серия макроэкономических действий по отношению к развивающимся странам, которые должны превратить их в покупателей тех продуктов, услуг и технологий, которые производят развитые страны вплоть до сегодняшнего дня, когда развитые индустриальные страны симулируют рост цен на энергоносители, понимая, что во всех случаях, эти средства вернутся к производителям в виде технологической ренты.

До тех пор пока не сформируются эти новые инфраструктуры, разрыв между новым процессом и старыми инфраструктурами приводит к спаду. В тот момент, когда они начинают складываться, 80–85-ый год, по всей видимости, высшая точка этого пика. Что дальше?

Гипотеза - та же самая проблема. Но только нам с вами придется разобрать два разных макропроцесса тесно связанных друг с другом. Первый – это новая индустриализация, когда на смену новым индустриальным странам, таким как Корея, Тайвань, Гонконг - на карте несколько таких точек, приходят новые-новые индустриальные страны как Китай, Индия, страны Латинской Америки, Северной Африки и так далее. По самым скромным оценкам рост промышленного производства, индустриального производства, который мы будем переживать в ближайшие 5-10 лет, в 2–2,5 раза выше по отношению к тому, что сегодня человечество производит. Таким образом, мы можем сказать, что здесь, на этой фазе, мы точно также имеем дело с процессом прогрессирующей индустриализации, но региональная геометрия индустриализации, сильно меняется. Она становится другой.

Центром нового-нового индустриального производства становятся гигантские регионы мира с огромным населением. В Китае на сегодняшний день по экспертным оценкам 850- миллионов крестьян, то есть тех самых людей, которые завтра придут на промышленные предприятия и будут работать.

Индия по масштабам народонаселения тоже, в общем, сегодня перевалила за миллиард человек, и, говорят, через некоторое время приблизится к полутора миллиардам, а эти точки взрывного индустриального производства, очевидно, не обеспечены инфраструктурой. Инфраструктурой глобального перетока ресурсов, которая бы соответствовала вызовам этой новой-новой индустриализации, на сегодня в мире нет.

Более того, совершенно понятно, что территория мира совершенно неравномерно обеспечена разными типами ресурсов, необходимыми для этого шага индустриализации. В одном месте избыток сырья, в другом избыток рабочей силы недостаточной или низкой квалификации, в третьем избыток перепроизводства технологии инноваций.

Я не случайно так сказал - перепроизводство инноваций, поскольку есть вторая, на мой взгляд, более серьезная проблема, которая с моей точки зрения будет задавать основания кризиса, в который мы на полных парах сегодня входим. Дело в том, что мы все прекрасно понимаем, что во второй половине века сложился феномен инновационной экономики.

Экономики, где основным продуктом становится не товар и услуга массового спроса, а само нововведение инновационной экономики, которая превратила производство нововведений в предмет управленческой деятельности и экономического планирования, но, к сожалению, мы с вами до сих пор очень узко понимаем, что такое инновация.

Еще 10-15 лет тому назад мы исходили из того, что инновация это, прежде всего, научное открытие и инженерное изобретение, которое потом надо якобы внедрить. Мы исходили из того, что в основе инновационного процесса лежит научно-инженерная креативность. Мы не очень понимали, что происходит в Советском Союзе, и почему там высокая концентрация научно-инженерных кадров, очень высокая доля изобретений и открытий, но не сопровождающаяся соразмерным развитием самого инновационного процесса. Некоторое время мы думали, что все из-за военной секретности, но проблема заключается в том, что главное в инновационном процессе не придумать, а обеспечить массовое использование.

Самым главным тормозом инновационного процесса являются не те, кто придумывает, а те, кто пользуются этими нововведениями, а точнее меняет самих себя для того, чтобы суметь пользоваться нововведениями. Вот это изменение человека, не только отдельного индивида, не только групп и команд, но и некий средний уровень, который в некоторых современных работах называется сложным понятием интегрирующей квалификации, то есть того, что в среднем могут все, а не отдельные звездочки. Именно этот момент оказывается наибольшим тормозом на пути развития и продвижения инноваций.

Почему я сказал перепроизводство инноваций? Потому что, если процессы употребления, использования нововведений не технологизированы, то любое новое открытие наталкивается на невозможность его дальнейшего использования. Здесь мы с вами вплотную подходим к проблеме гуманитарных технологий, потому что, прежде всего, и в основном должны меняться способы мышления и деятельности людей, их психология, социальная психология, их культура, их навыки коммуникации и взаимодействия друг с другом. В основе перепроизводства инноваций и кризиса инновационного процесса лежит неразвитость гуманитарно-технологической сферы, то есть той сферы и тех инфраструктур, которые работают с человеческим капиталом, которые обеспечивают его готовность к восприятию этих нововведений. И вот здесь обратите внимание, мы имеем дело с совершенно другой проблемой. Мы имеем дело с проблемой разрыва между инновационным процессом и гуманитарными инфраструктурами.

Здесь в зале находится руководитель департамента аналитики и сетевых проектов Центра Стратегических Разработок, который недавно вернулся из «Рэнд корпорейшн». Мне очень понравился в его отчете следующий фрагмент, когда, ссылаясь на результаты разговора, он указывает, что специалисты «Рэнд» считают основной проблемой, с которой придется столкнуться Соединенным Штатам следующую: все существующие институты настроены на процессы индивидуального принятия решений и индивидуализации как в культурном, психологическом, так и в экономическом смысле. Ну не созданы институты инфраструктуры принятия коллективных решений. Поэтому как только возникает ситуация сбоя, ситуация кризиса, где необходимо принимать согласованные коллективные решения в условиях неполной информации, и как объяснил мне один немец «нитеагентных систем», то есть систем, в которых есть несколько разных игроков с разными интересами, то вся система, вся инфраструктура начинает давать сбои. Вот этот момент кризиса - момент неготовности гуманитарных инфраструктур, инфраструктур принятия управленческих решений, инфраструктур образования и переподготовки кадров, инфраструктур информации, умений.

Это те кризисные явления, которые мы будем переживать в ближайшие 30-35 лет.

Итак, наложение двух разрывов. Во-первых, это разрыв, связанный с глобальным перераспределением ресурсов в ситуации «новая индустриализация», а во-вторых, разрыв, вызванный кризисом гуманитарных инфраструктур в ситуации взрывного роста инновационной экономики.

Теперь последний тезис, после чего я готов ответить на вопросы и дать комментарии.

Лондон сказал о том, что мы с вами, как и вообще любой представитель рода человеческого всегда готовимся к прошлой ситуации. Я не представляю себе, как реально будет происходить этот процесс. Более того, я думаю, что любой, кто скажет, что знает, как он будет происходить, будет обманут. Именно поэтому так возрастает проблема не подготовки к каким-то конкретным изменениям, а повышение готовности к любым изменениям, которые могут произойти.

У Карлоса Кастанеды в первом томе есть очень хорошая байка про то, как он первый раз приехал к дону Хуану. Он приехал к нему, а до этого он всю жизнь занимался латиноамериканской фауной, и тот ему задал вопрос, касающийся его профессионального предмета. Он не смог ответить. Он очень расстроился. Сказал, что не готов дальше разговаривать и уехал в город. 3 месяца сидел в библиотеке, все изучал. Потом приехал очень довольный, потому что он подготовился. Но, дон Хуан его спросил совершенно про другое. Выяснилось, что он опять ничего не знает и опять ни к чему не готов, на что дон Хуан ему сказал: «Вы готовились?». Он сказал: «Да, я готовился». Он сказал: «Не надо готовиться, надо быть готовым».

Вот этот момент, быть готовым, в современных системах управления заставил нас поставить на повестку дня вопрос стратегии. По-моему у Киппельскирха есть очень хорошая фраза, что: «Стратегия – это масштаб управления». Как только мы расширяем масштаб управления актуальный или потенциальный, мы попадаем в ситуацию, когда все наши предыдущие замыслы, проекты, осуществляемые действия, наработанный опыт, сложившиеся средства, скорее всего, работать не будут. А, следовательно, возникает вопрос совершенно другого поворота, совершенно другого вектора: повышать готовность систем управления к тому, содержание чего мы в лучшем случае можем гипотетически рассматривать, предполагать, но о чем мы не можем знать точно и в чем мы не можем быть уверены. Готовность к разному сценарию принятия решений – это то, что, к сожалению, в стране за последние 15 лет полностью развалилось.

Понятно, раньше был Госплан. Он хоть что-то такое пытался нарисовать про будущее, но довольно быстро после своего создания утерял роль института стратегического управления, поскольку превратил все в 5-летние планы. Я никогда не забуду, как я прочитал в дневниках Кржижановского очень любопытную фразу. Это, где-то, судя по всему 28-ой или 29-ый год, он говорит: «Приехали три американца. Сидят у нас, смотрят статистику. Ничего понять не могут». При этом я так понимаю, что он это писал, ну типа вот, дурные эти американцы.

Действительно, в тот момент, когда мы будущее начинаем мыслить предметно, а не через формы организации нашего мышления и деятельности, мы оказываемся не готовы. В тот момент, когда вместо того, чтобы повышать нашу совместную коллективную готовность к неизвестному будущему, мы начинаем готовиться к какому-то определенному сценарию, мы оказываемся в гигантской зависимости от понятных возможностей того, что этот сценарий просто не будет реализован. В конце концов, есть другие игроки, и они тоже оглядываются по сторонам и не всегда добры и терпимы к нам.

Поэтому стратегия – это не конкретный образ того, к чему мы должны придти, хотя там обязательно должны быть некоторые сценарии с оценкой их вероятности большей или меньшей, а это многовалентная система управления, которая готова в любой конкретной точке повернуться в одну сторону и в другую сторону. И собственно именно это, то есть Институт стратегического управления, является сегодня попыткой ответить на вызовы развития.

С моей точки зрения разрыв между новыми процессами и старыми инфраструктурами неизбежен. А его глубина и его интенсивность будет зависеть от того, насколько нам удастся довольно быстро сформировать системы стратегического управления, которые бы объединяли разных участников, разные социальные позиции: власть, бизнес, общественные институты, системы образования. И заложить в процессы подготовки к этим изменениям те основные принципы современного стратегического мышления, которые позволят каждому быть чуть-чуть более готовым. К чему? К вызовам развития, про которые мы пока можем только догадываться. Я готов ответить на вопросы.

Михайлов Владимир Константинович, руководитель городского семинара по теории и технологии общественного развития. Правильно ли я вас понимаю и высказываю свое понимание, что нужно быть готовым к вызовам, это означает нужно быть готовым не к какой-то конкретной гипотезе об этих вызовах, а рассматривать несколько вариантов, и в этом и заключается, наверно, подготовка? А цель ваша, как вы ее стратегически ставите, это готовить новую, принципиально новую систему управления, которая будет готова к этим вызовам?

Щедровицкий. Смотрите, вот и да и нет, я хочу оттенить один нюанс. Когда мы представляем будущее в виде вариантов, мы потакаем собственному незнанию, собственному неумению работать в условиях неопределенности. Действительно, как жить, если у нас нет никакой гипотезы о том, что будет? Поскольку мы сомневаемся, давайте сделаем три варианта и припишем им некую значимость, большую вероятность. Да, это понятно, наше мышление цепляется за островки знания в универсуме незнания. Поэтому первый ответ: мне это понятно, но это ничего не дает, поскольку никаких этих ваших сценариев, конечно же, не будет.

Самым главным сегодня является создание таких сетевых систем управления, в которых бы присутствовали навыки принятия решений в условиях неполной информации коллективного действия. Навыки, а не решения, потому что все ваши решения, которые вы сейчас придумываете, непригодны.

Михайлов. Какова технология выработки этих навыков?

Щедровицкий. Это второй вопрос, поскольку обратите внимание, вообще-то я вам могу сказать, что вырабатывать навыки нужно на любом материале. Например, тот, который вы предложили. Но нужно твердо помнить, что это учебная или имитационная работа, которая позволяет в дальнейшем в конкретной ситуации принимать конкретные решения, а не пользоваться, так сказать, ранее придуманными заплатками на реальность, для того, чтобы именно их достигать, тратя общественные ресурсы. Потому что ведь самое интересное заключается в том, что любой выбор - есть всегда затрата общественных ресурсов.

Реплика. Но любой выбор предполагает учет каких-то ограничений и в любом случае какая-то часть картины не видна. Это означает, мы возвращаемся в исходную точку. Мы расписываемся снова в собственном незнании при каждом принятии решения.

Щедровицкий. Ну и что? Хороший управленец это не тот, кто знает. Хороший управленец это тот, кто знает, чего он не знает, поскольку самая большая опасность – это выдать незнание за знание и осуществить ложное действие.

Ахметзянов Егор, студент Санкт-Петербургского Государственного Университета.

Первый вопрос такой: ваша схема волнового развития отражает психологическую свойственность волнового развития, или вы считаете, что это технические параметры?

Щедровицкий. Что значит технические?

Ахметзянов. Я могу пояснить. Я проводил исследования по восприятию времени, в частном порядке. У нас в сознании представлены различные исторические периоды и различные технические исследования. Они представлены в волновых параметрах, например, развитие вооружения, ведь оно менялось постоянно. Это как в биологии есть два процесса. Один процесс - при помощи катастроф, а другой - как корпускулярное движение. Это развитие идет, но в сознании это участие представлено как эмоциональное, по-моему, мы просто не замечаем этот переход. Поэтому мы позволяем себе говорить, что он был действительно даровит на открытия. То есть мы начинаем его психологически оценивать, но мы не оцениваем открытия. Ведь открытие по существу оно бесстрастно, понимаете? То же самое как круг, который вы сейчас начертили на листе бумаге, мы можем воспринимать его как открытие, можем не воспринимать как открытие. И вот мне кажется, что развитие идет, как и свет. Оно имеет и волновую структуру это такое человеческое наше восприятие, и корпускулярную, непосредственную, бесскоростную. Это идет научно-технический прогресс. А не отсчитывать 1, 2, 3, 4. И тут на счет 4 ответ, как вы сказали, великолепно.

На самом деле это всего-навсего переходная форма. Понятно я говорю?

Щедровицкий. Вы выразились понятно. Это не психологическая схема, это деятельностная схема. Я считаю, что во всех случаях вы имеете дело с увязанными пакетами изменений.

Новообразования возникают пакетами. И до тех пор, пока пакет не сложился, как господин Ананов говорит «достаточный пакет», ничего не происходит.

Роман Ган, аспирант Государственного Технического Университета, слушатель Высшей Международной школы. У меня вопрос менее философский. Когда вы говорили о грядущих процессах новой индустриализации, которые, безусловно, идут, как вам видится место России в этих процессах?

Щедровицкий. Ну, давайте выделим 3 уровня. Уровень первый: по всей видимости, Россия все равно на достаточно длительный период будет выполнять роль сырьевого игрока в процессах большой индустриализации, при этом как в европейском секторе, так и в китайском секторе. И это хорошо.

Реплика. Нормально.

Щедровицкий. Нормально, да. Как говорит один мой приятель: «А Запад пускай будет информационным придатком России».

Второй момент. Существует гигантская проблема, связанная с реиндустриализацией.

Почему? Потому что в силу целого ряда причин как геоклиматических, так и геоэкономических за последние 20 лет этот слой оказался сильно вымыт. Поэтому, по всей видимости, придется продумывать и запускать какую-то более или менее осмысленную, не очень масштабную программу реиндустриализации. Более того, я хочу подчеркнуть, что через 3-4 года мифология информационного общества благополучно развеется, и все развитые страны мира будут вырабатывать новые программы реиндустриализации. Думаю, что одно из ключевых направлений этого процесса – это человеко-машинные системы, наверно можно назвать еще 5-7 таких направлений, которые будут задавать вектора неоиндустриального развития. И пока я не вижу особых препятствий, для того, чтобы 2- таких программы на региональном уровне запустить и начать вытягивать.

И третий уровень – это уровень инновационной экономики, по отношению к которому сегодня для страны существует очень большая опасность, что инновационная экономика превратится приблизительно в то же, во что превратился новый русский уклад, возникший на базе сырьевых потоков. То есть были такие новые русские, гораздо более прилично выглядящие, но очень маленькое сообщество, которое производит собственно открытия и изобретения и продает его на внешний рынок, не имея возможности реализовать его здесь, потому что отсутствуют полномасштабные производственные системы.

В эту проблему сейчас уткнулся Израиль, в котором 2 тысячи человек, занятых в инновационном секторе, создают очень высокую добавочную стоимость, но все разработки покупаются крупными транснациональными игроками. Такая опасность есть, и те, кто всерьез работают в инновационном секторе, знают, что они упираются в систему сочлененных стандартов. Они не могут осуществить массовое производство, потому что это упирается в ограничения массового производства. Им не хватает кадров. Это упирается в стандарты современной системы образования, подготовки кадров и так далее. Поэтому, возвращаясь на шаг назад, формирование такой небольшой индустриальной программы – есть условие того, что инновационный сектор замкнется на индустриализацию – раз, и на ресурсосбережение, как минимум - два. Тогда появится внутренний рынок для инновационного сектора, и здесь возможен ряд игр.

Кстати, я думаю, что Санкт-Петербургу в этой линии, естественно, уготована очень важная роль, то есть я считаю, что у Санкт-Петербурга действительно есть шанс стать таким инновационным и венчурным центром в силу тех геоэкономических процессов, которые происходят в регионе Северной Европы и в Баренц-Арктическом регионе. Ну, подробности можно обсуждать отдельно.

Ключевое ограничение – это старые индустриальные инфраструктуры, которые будут выбывать из строя. Проблема не в том, что человек смертен, а в том, что он внезапно смертен. Так вот, проблема не в том, что у нас инфраструктуры выбывают, а в том, что они непонятно когда выбывают. И вторая ключевая проблема – это качество человеческого капитала. Современные системы: социальные, медицинские, образовательные - не достигают необходимого уровня капитализации человеческих ресурсов. И в этом плане мы пока не вышли к пониманию того, что это за интегрирующая квалификация, которая должна сшивать страну, интегрирующая квалификация человеческого капитала.

С моей точки зрения, еще одна группа проблем заключается в том, что многие институты политические, потому что если вы понимаете, что проблема в глобальном обращении ресурсов, то эти процессы должны поддерживаться глобальными политическими институтами. Ну а что с ними происходит, вы можете наблюдать. Соединенные Штаты фактически перешли к доктрине ограниченного действия на мировой арене, ну скорее находятся в стадии переходного периода. Япония в очень тяжелом состоянии. Европа не может договориться ни по одному вопросу, поэтому на сегодняшний день таких институтов нет. Я подчеркиваю, это не хозяйственная проблема и не проблема инженернотехнологических решений, хотя и она тоже. Потому что в ядре, конечно же, лежат новые закрывающие и открывающие технологии, потому что, если что-то будет достигнуто в области продуктов питания, здоровья, экологии и т.д., то многие вопросы, которые сегодня не могут быть решены, просто снимутся. Но это не значит, что вопрос может быть решен только в этой плоскости.

Михайлов. То есть это проблема гуманитарных технологий?

Щедровицкий. Гуманитарных технологий и политических институтов.

Реплика. То есть сегодняшние институты гражданского общества не являются достаточными?

Щедровицкий. Вы про что? Про кондоминиумы?

Реплика. Нет, нет, нет. То, что понимается под этими институтами на Западе.

Щедровицкий. Нет, ну вы про что, про кондоминиумы и про муниципалитеты? Да, ответ:

не являются достаточными.

Реплика. Нет, про политическую постановку.

Щедровицкий. А про что? Про НАТО? Тоже - не являются достаточными. Про Мировой банк?

Тоже - не являются достаточными. Ну, вроде я ничего нового не сказал. Это во всех газетах пишут, что не являются достаточным.

Реплика. А влияние на развитие преступности, наркомании и то, что у нас с ветвями власти происходит?

Щедровицкий. Ну что у нас происходит с ветвями власти, я не знаю, а про преступность и вообще эксполярную экономику у меня есть цифры, правда за 2000-ый год. Что из тех 30ти триллионов долларов валового мирового продукта 10% производится в эксполярной экономике. Ну, поэтому как оценивайте, так и оценивайте. Вот у вас есть эти 3 триллиона, довольно значимый сектор.

Бахтурин, Военмех. Скажите, в первой части своего доклада вы говорили о неопределенности развития, о частичной ошибочности, ну точнее об ошибочности какого-то конкретного образа будущего, а во второй части, что-то положили. Пару слов скажите об основаниях этого полагания, которое вы сделали частично вопреки первой части.

Щедровицкий. Я поэтому специально сказал, что во второй части обсуждаю форму процесса развития и, исходя из той формы, которую я вижу ретроспективно, делаю гипотезу о той форме, которая будет и дальше. То есть я утверждаю, что развитие носит волновой характер, и в основе кризисов развития лежит расхождение между базовым процессом и инфраструктурами. Вот это то, что я положил. Каковы мои основания? Ну, вот мои основания. Посмотрел назад, посчитал и положил вперед.

Реплика. Петр Георгиевич, скажите, пожалуйста, существующие прогнозы о том, что в ближайшие 50 лет российское население сократится, я не спрашиваю хорошо это или плохо, но вообще какие варианты развития ситуации?

Щедровицкий. Смотря для кого.

Реплика. Какое у вас отношение к этой проблеме на эмоциональном и индивидуальном уровне?

Щедровицкий. Ну, вы знаете, честно говоря, особо никакого. Вот как говорит заместитель губернатора Вологодской области Леонид Генрихович Иогман, что: «Пока женщины рожать не начнут, то, действительно, численность населения будет падать». Вы знаете, это такой сложный вопрос. Поэтому как мне к этому относиться? И в этом смысле я, и даже Центр Стратегических Разработок готов поучаствовать совместно с Законодательным Собранием Санкт-Петербурга в решении этого вопроса, провести несколько фокус групп, обсуждая этот вопрос: как они к этому относятся?

Реплика. Ведь это гуманитарные технологии – подготовка психологическая к потреблению нового товара и подготовка к воспроизведению массового потомства.

Щедровицкий. Да, конечно. Поэтому, понимаете, я думаю, что это вы знаете. Я довольно много езжу, и за последние две недели я был в трех регионах, и, честно говоря, внешнее впечатление заключается в том, что какие-то планы на будущее люди стали строить.

Раньше не строили, а теперь у них горизонт планирования начинает расширяться. Причем это относится и к Ангарску в Иркутской области, где, в общем, жизнь отнюдь не так организована как в Москве, Санкт-Петербурге, или в крупных городах. Это момент во многом социально-психологический, потому что ничего в экономике по большому счету не свидетельствует о том, что можно менять как-то планы. Обратите внимание, есть и обратная зависимость. Если все будут считать, что все в порядке, то и в экономике что-то начнет меняться. Поэтому мне кажется тут эти прогнозы, как любые прогнозы, они не учитывают самого главного – систем рефлексивного управления и отношения людей к этому. Потому что есть понятие самосбывающегося прогноза, когда вы вкладчикам банка сказали, что банк разорится, они побежали снимать деньги, и банк действительно разорился. Хотя возможно до того, как они побежали снимать, ничто не предвещало банкротства. Значит ответ правильный следующий: надо перестать об этом говорить, что население сократится.

Может быть, оно начнет расти.

Реплика. Петр Георгиевич, на самом деле я понимаю все негативные процессы, которые идут с 81-го года в той же медицинской сфере, распространение наркомании. Это тот пакет новых технологий, который не был готов решать эти проблемы?

Щедровицкий. Да. Неопределенность будущего вызывает формы отклоняющегося поведения.

Реплика. Я бы хотела попросить вас остановиться поподробнее на роли Петербурга, возможностях его развития.

Щедровицкий. Вы знаете, я добавлю наверно только одну вещь. Мне кажется, что хорошо было бы в ближайшей перспективе Петербургу вернуть себе сначала на уровне установок, а потом на уровне реальности статус центра Северо-запада. Потому что на сегодняшний день Петербург отгородился от Северо-запада, и занимается своими проблемами. Более того, пошел на принцип и заявил, что он конкурирует со всеми остальными на Северозападе. Вместо того чтобы их вытягивать и выполнять свою историческую функцию, которую он всегда нес, будучи образовательным, культурным центром. Это довольно сложный вопрос, потому что это не решается административными документами. Это должно быть самосознание сообщества, которое понимает свою миссию и готово ее реализовывать.

Я думаю, что этот вопрос будет обсуждаться на том мероприятии, которое мы завтра начинаем по разработке стратегии Северо-запада, и я вижу со стороны бизнеса и интеллектуалов Питера готовность к тому, чтобы вести этот разговор, но дальше теперь надо просто делать шаги в этом направлении.

Второй момент, я уже пытался говорить в одном из своих интервью, что мне кажется, нужно вернуться на шаг назад. Ведь когда Санкт-Петербург создавался, то он во многом создавался на фоне политической ситуации, политической волны, которая сопряжена с этой хозяйственной волной. Вы наверно представляете себе, что начало XVIII-го века – это закат Голландии как доминирующей державы и еще невысокий уровень развития Великобритании, Англии. Соответственно именно в этот момент был возможен такой шаг вперед, как выход в Европу, потому что если бы это было на 50 лет раньше, или если бы это было на 100 лет позже, то это бы встретило очень сильное сопротивление доминирующей державы. Я думаю, что сейчас, когда Соединенные Штаты фактически уходят, тоже появляется возможность целого ряда геополитических шагов, но они должны быть соотнесены с перспективами геоэкономического развития, о чем меня спрашивал господин Ган.

Шестопалов. Меня, как проректора по научной работе, насторожило словосочетание «средства мышления». Понятно, что такое средства производства. Что такое средства мышления, можете какое-то определение дать?

Щедровицкий. Я бы начал может быть издалека, потому что само представление об этом было выработано в так называемой вюрцбургской школе исследования мышления и развито в гештальтпсихологии. На чем возникло понимание этого аспекта? Вы знаете наверно, что такой крупный немецкий психолог Вольфганг Келлер исследовал в начале прошлого века интеллект человекообразных обезьян. Он пришел к выводу, что человекообразная обезьяна характеризуется орудийным поведением. Что это значит? Это значит, что если надо достать банан, а в пределах видимости обезьяны находятся ящик и палка, то обезьяна может построить очень сложное действие. Она может принести ящик, взять палку, залезть на ящик и достать палкой банан. И в этом плане обладает интеллектом. В этом смысле не очень понятно, где граница между интеллектом обезьяны и человека. Человек, в общем, тоже все время делает такие же вещи – средства производства. Подтянул ящик, взял палку, построил конструкцию, себя использовал как посредника. И, проделав довольно большой цикл исследований, Келлер пришел к выводу, что есть только один момент, в котором этот интеллект человекообразной обезьяны дает сбой, а именно: все это возможно только в случае, если ящики, палки и все остальное находятся в поле непосредственного зрения обезьяны. Здорово, если она их видит. А если она их не видит? То даже если она на предыдущем шаге сделала все это, она не может повторить эту процедуру. И, собственно, на этом психологи провели различия между орудием и средством. Что такое средство?

Средство - это способ организации деятельности, который запечатлен в культуре и транслируется нам, людям, независимо от того имеем мы опыт или не имеем. И эти средства деятельности в основном возникают за счет мыслительной проработки опыта, его операционализации, его нормировки, переведения в план культурной нормы. Все эти процедуры осуществляет мышление. Есть довольно большой цикл текстов, который посвящен этой проблеме. Можно отдельно это обсудить, потому что я могу просто рассказать, как это было в истории, могу рассказать, как я понимаю какие-то отдельные акценты.

Реплика. Вы, ваш Центр Стратегических Разработок «Северо-запад», вы себя ощущаете самодостаточными или вы заинтересованы в контактах?

Щедровицкий. Мы не только не ощущаем себя самодостаточными, но мы специально подчеркиваем, что это только площадка для разговора о стратегии.



Похожие работы:

«ЧАСТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ МИНСКИЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ ОПОРНЫЙ КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО УЧЕБНОМУ КУРСУ ОРГАНИЗАЦИЯ И ФИНАНСИРОВАНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ Составил: Бусыгин Ю.Н. Минск -2013 1 СОДЕРЖАНИЕ Примерный тематический план учебного курса Краткий курс лекций Тема 1. Основы инвестиционной деятельности Тема 2. Управление и планирование инвестиционной деятельности. 8 Тема 3. Источники финансирования инвестиционной деятельности. 26 Тема 4. Иностранные инвестиции на территории Республики Беларусь..43 Тема...»

«www.rtsh.ru Мелик-Шахназарян B.JI. Памятка для начинающего газосварщика Москва 2 Некоммерческое образовательное учреждение Русская Техническая Школа Памятка для начинающего газосварщика Дополнение к лекциям по газовой сварке Автор: Мелик-Шахназарян В. Л. - к.т.н., преподаватель дисциплины Ручная электродуговая и газовая сварка в НОУ Русская Техническая Школа. Москва 2007 Мел ик - Ш ахназ арян B.JI. Памятка для начинающего сварщика Москва 2007 Некоммерческое образовательное учреждение Русская...»

«МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЕ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ТАШКЕНТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНОГО ТУРИЗМА КАФЕДРА ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА ОПОРНЫЙ КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО ПРЕДМЕТУ ИСТОРИЯ УЗБЕКИСТАНА (для студентов I курса бакалавриата всех направлений) ТАШКЕНТ-2011 ТЕМА 1. ВЕДЕНИЕ В ПРЕДМЕТ ИСТОРИЯ УЗБЕКИСТАНА. УЗБЕКИСТАН - ОДИН ИЗ ДРЕВНЕЙШИХ ОЧАГОВ ЦИВИЛИЗАЦИИ План 1. Предмет курса истории Узбекистана, теоретико-методологические принципы и...»

«Лекции по производству комбикормов Дарвин Бритцман US Feed Grains Council Данный материал был разработан в рамках Проекта по развитию институционных партнерств, финансируемого Агентством международного развития США (USAID). Контроль за выполнением проекта осуществлял Совет по международным исследованиям и обменам (IREX). ТОЛЬКО ДЛЯ НЕКОММЕРЧЕСКОГО РАСПРОСТРАНЕНИЯ Самара, март 1996 U. S. FEED GRAINS COUNCIL INTENSKORM LTD. Публикация данных лекций является частью двухгодичной программы...»

«Лекция 1-2 Механизмы Введение стресса в предмет Вопросы 1. Стресс и адаптация – общая характеристика явлений. Классификация стрессоров. Стрессоры биотической и абиотической природы. 2. Концепция Г. Селье. 3. Ответные реакции растений на действие стрессоров. 4. Специфические и неспецифические реакции. Природа неспецифических реакций. 5. Стрессовые белки и их функции. Наиболее распространенные неблагоприятные для растений факторы засуха высокие и низкие температуры избыток воды и солей в почве...»

«Лекция 1. Введение. Общепланетарное значение и функции почв Почва образуется на поверхности Земли в той части биосферы, где смыкаются и проникают друг в друга литосфера, атмосфера и гидросфера, и где плотность живого вещества планеты особенно велика. Поэтому почва представляет собой биокосную систему, в которой роль живого вещества особенно велика. В.И. Вернадский показал, что в этой оболочке все процессы носят в той или иной степени биогеохимический характер. Захватывая энергию Солнца, живые...»

«Начало Название Ядро Литература Безопасность Определение ОС Примеры Компоненты ОС Лекция 1. Введение Операционные системы 10 сентября 2012 г. Лекция 1 1 / 31 Начало Название Ядро Литература Безопасность Определение ОС Примеры Компоненты ОС Список литературы Обзор Д. В. Иртегов. Введение в операционные системы. БХВ-Петербург, СПб., 2-е edition, 2008. В. Столлингс. Операционные системы: Пер. с англ. Вильямс, М., 4-е edition, 2004. Э. Таненбаум. Современные операционные системы: Пер. с англ....»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина В.В. Плешакова ЛЕКЦИИ ПО СТАРОСЛАВЯНСКОМУ ЯЗЫКУ: ВВЕДЕНИЕ В ПАЛЕОСЛАВИСТИКУ Рязань 2009 1 ББК 81.411.2 П38 Печатается по решению учебно-методического совета государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина в соответствии с планом...»

«Зарщиков А.М. КУРС ЛЕКЦИЙ Автомобиль. Анализ конструкций, элементы расчета Для студентов факультета Автомобильный транспорт по специальности 150200 СибАДИ 2004 СОДЕРЖАНИЕ ЛЕКЦИЯ № 1 Историческая справка Классификация современных автомобилей ЛЕКЦИЯ № 2 Требования к современным автомобилям Компоновка и планировка современных автомобилей Анализ компоновочных схем современных автомобилей Грузовые автомобили: Автобусы ЛЕКЦИЯ № 3 Компоновка легковых автомобилей Виды кузовов Весовые и геометрические...»

«Э - 178 Э - 179 Ф - 180 ЭТ - 181 Понедельник Особо охраняем. терр. Геология, лб Физичкская химия лекц. Голубева Е.Б. 9.30 – 11.05 лекция Особо охраняем. терр. Иванов Н.С. Геология, лб практ. История Геология, лб Особо охраняем. терр. семинар Физичкская химия практ. 11.15 – 12.50 лб ГЕОЛОГИЯ Прир. и культ. наслед. лекция доц. Пркофьева Т.И. доц. Голубева Е.Б. Геология, лб История семинар Природное и культурное наследие ИС Т О Р ИЯ практ. лекция Абезгауз С.А. 15.15 – 16. История семинар Вторник Ф...»

«Лекция 1 Культура речи и Риторика – речеведческие дисциплины Вопросы: 1. Культура речи. Риторика. Связь. Специфика. 2. Общая риторика. Частные риторики. 3. Неориторика. 4. Риторический идеал. Литература: 1. Александров Д.Н. Логика. Риторика. Этика. – М.: Флинта: Наука, 2004. 2. Виноградов В.В. О художественной прозе. – М.-Л., 1930. 3. Культура русской речи: Энциклопедический словарь-справочник / Под ред. Ю. Иванова. – М., 2003. 4. Михальская А.К. Основы риторики: Мысль и слово. – М., 1996....»

«министерство образования и науки рф Федеральное бюджетное государственное образовательное учреждение высшего профессионального о.demo Кемеровский технологический институт пищевой промышленности Среднетехнический факультет Конспект лекций по дисциплин Флейринг специальности 100106 ­ Организация обслуживания в общественном п.demo направления 100100 – Сервис всех  форм  обучения  среднетехнического факультета Разработал: преподаватель  кафедры ТПОП _ А.А. Ефимкин Рассмотрено и утверждено...»

«И.П. Зайцева, М.И. Симаков ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА Министерство образования Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова И.П. Зайцева, М.И. Симаков ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА Текст лекций Ярославль 2002 ББК 451я73 З 17 УДК 378.172(075.8) Рецензенты: кафедра физического воспитания ЯГТУ, профессор А.Д. Викулов. Зайцева И.П., Симаков М.И. Физическая культура: Текст лекций / Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2002. 92 с. З 17 ISBN 5-8397-0230-7 Текст лекций разработан доцентами...»

«Назировский сборник Исследования и материалы под ред. С. С. Шаулова Уфа 2011 УДК ББК Н 19 Назировский сборник: исследования и материалы / под ред. С. С. Шаулова. – Уфа: 2011. – 98 стр. В сборнике представлены исследования научного и художественного творчества выдающегося отечественного литературоведа Ромэна Гафановича Назирова (1934–2004), публикации его неизданных работ и библиография учёного. Адресовано специалистам по русской литературе XIX века, мифологии, историкам отечественной науки....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ при ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.Д. ПОПОВ ПАРАДИГМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ Лекции УДК 070 (075.8) ББК 76.0 П 57 Попов В.Д. П 57 Парадигмы исследования информационных процессов: Лекции. – М.: Изд-во РАГС, 2010. – 60 с. Лекции Владимира Дмитриевича Попова – доктора философских наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации – посвящены проблемам исследования информационного общества в современном мире. Автор подробно...»

«1 СЕНЬКО А.Н. ИНВЕСТИЦИИ И БИЗНЕС-ПРОЕКТИРОВАНИЕ ОПОРНЫЙ КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ 1 2 Лекция. Теоретические основы инвестирования Научная база инвестиционного проектирования представлена совокупностью теоретико-прикладных разработок, полученных исследователями различных экономических направлений при изучении проблем развития коммерческих организаций. Это позволило сохранить преемственность теоретических и концептуальных подходов к изучению проблематики инвестирования с рядом смежных экономических...»

«ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ серия основана в 1 996 г. Т.Г. ЛЕШКЕВИЧ ФИЛОСОФИЯ КУРС ЛЕКЦИЙ Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений Москва ИНФРА-М 2000 УДК 101(075.8) Б Б К 87я73 Л 33 Лешкевич Т.Г. Л 33 Философия: Курс лекций — М.: ИНФРА-М, 2000.— 240 с.— (Серия Высшее образование), ISBN 5-16-000399-1 Книга соединяет доступность, лаконичность и занимательность философии с высоким профессиональным уровнем изложения...»

«ОСНОВЫ КАРТОГРАФИИ (заочное обучение) ЛЕКЦИЯ. 1. Географическая карта: определение, элементы, методы составления. Термин карта появился в средние века, в эпоху Возрождения; термин происходит от латинского слова, обозначающего лист, бумага. В России изначально карта называлась чертежом, что означало изображение местности черчением, и лишь при Петре 1 появился сперва термин ландкарта, а потом карта. Сегодня это слово звучит на многих языках. Карта - уменьшенное, обобщенное, условно-знаковое...»

«Фрэнсис Фукуяма Великий разрыв Москва. 2003 Содержание Благодарности Часть первая. Великий Разрыв Глава 1. Игра по правилам Глава 2. Преступность, семья, доверие: что произошло Глава 3. Причины — с точки зрения здравого смысла Глава 4. Причины — демографические, экономические и культурные Глава 5. Особая роль женщин Глава 6. Последствия Великого Разрыва Глава 7. Был ли Великий Разрыв неизбежен? Часть вторая. О генеалогии морали Глава 8. Откуда появляются нормы? Глава 9. Человеческая природа и...»

«Индекс Наименование издания. Аннотация. Цена Философские науки. Психология. Религия 1. 11101 IQ-тесты. 2008 г. CD. Диск содержит уникальную подборку 220-00 профессиональных тестов, применяемых психологами для оценки интеллекта, а также набор упражнений Разминка для интеллектуалов, предложенный Гансом Айзенком. 11102 Аудиокурсы. Лекции по Этике. 2008 г. CD. Курс Философии 220-00 для ВУЗов и Лицеев. Курс начитан по особой методике, разработанной с целью повышения усвоения материала и увеличения...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.