WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 |

«С.Н. Плотникова ЛЕКЦИИ ПО СУДЕБНОЙ ФОНЕТИКЕ Иркутск 2006 3 Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного лингвистического университета ББК 81.00 ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ

УНИВЕРСИТЕТ

С.Н. Плотникова

ЛЕКЦИИ

ПО СУДЕБНОЙ ФОНЕТИКЕ

Иркутск

2006

3

Печатается по решению редакционно-издательского совета Иркутского государственного лингвистического университета ББК 81.00 Плотникова С.Н. Лекции по судебной фонетике. – Иркутск:

ИГЛУ, 2006. – 58 с.

Рецензенты: д.ф.н., профессор А.М. Каплуненко к.ф.н., доцент Л.Ц. Рабдано Пособие предназначено для студентов отделения теоретической и прикладной лингвистики и направлено на обучение новой прикладной дисциплине – судебной лингвистике. В пособии представлены пять лекций, первая из которых посвящена общим вопросам судебной лингвистики, а остальные – проблемам судебной фонетики как наиболее разработанному к настоящему моменту разделу судебной лингвистики. Лекции сопровождаются вопросами для повторения и темами для дискуссий, которые могут быть предложены для обсуждения на семинарских занятиях.

© Плотникова С.Н.,

СОДЕРЖАНИЕ

Лекция 1. Судебная лингвистика как научная дисциплина и ее проблематика Лекция 2. Судебно-фонетическая экспертиза на основе профессионального аудирования Лекция 3. Судебно-фонетическая экспертиза на основе анализа спектрограмм Лекция 4. Автоматическое распознавание говорящего по голосу Лекция 5. Распознавание умышленно измененного голоса Литература Лекция Судебная лингвистика как научная дисциплина и ее проблематика Судебная лингвистика представляет собой раздел прикладной лингвистики. Судебная лингвистика – это дисциплина, в которой научные знания о языке, накопленные теоретической лингвистикой, используются в сфере судопроизводства.

Термин судебная лингвистика (forensic linguistics – от лат. forum (сущ.), forensis (прил.): место для дебатов, суд) был изобретен британским лингвистом Яном Свартвиком. В 1968 г. он произвел лингвистический анализ судебных документов по делу Тимоти Эванса, повешенного за пятнадцать лет до этого за убийство его жены и ребенка. Анализ выявил непричастность Эванса к данному преступлению, и он был посмертно оправдан1. Для обозначения новой области применения лингвистических знаний – защиты тех, кто был несправедливо обвинен и наказан, – Свартвик и предложил термин судебная лингвистика. Впоследствии значение этого термина было расширено; он стал употребляться по отношению ко всем аспектам судопроизводства, требующим лингвистических знаний, как в сфере защиты, так и в сфере обвинения, и судебного разбирательства в целом.

Начиная с 70-х годов двадцатого века, отдельные публикации по судебной лингвистике стали все чаще появляться в разных научных журналах. В основном, они представляли собой сообщения лингвистов о проведенных ими экспертизах показаний, письменных документов, магнитофонных записей и т.д. Постепенно судебная лингвистика оформилась как самостоятельное научное направление.

Методы судебной лингвистики как прикладной дисциплины соответствуют методологии основных разделов теоретической лингвистики – фонетики, грамматики, лексикологии, стилистики, лингвистики текста и дискурса. Являясь специалистом в какойлибо из этих теоретических областей, судебный лингвист использует свои знания для решения той или иной поставленной перед ним конкретной задачи. Например, специалист в области фонетики моSvartvik J. The Evans Statements: A Case for Forensic Linguistics. Gteborg: University of Gotenburg, 1968.

жет взять на себя задачу провести экспертизу голоса с целью определения человека, которому он принадлежит. Специалист в области стилистики может, с помощью анализа стиля речи, помочь в идентификации человека, написавшего тот или иной документ. В частности, Ян Свартвик сделал вывод о невиновности Тимоти Эванса на том основании, что его признание в убийстве отличалось по стилю от всех его остальных показаний. Разница в стиле записанных полицейскими высказываний позволила Свартвику сделать заключение о том, что признательные показания были составлены самими полицейскими и навязаны Эвансу.

На начальном этапе развития судебной лингвистики круг ее интересов ограничивался лингвистической экспертизой устных и письменных документов с целью установления их авторства. Однако со временем стали разрабатываться и другие проблемы. Их возникновение было связано с появлением еще одной прикладной лингвистической дисциплины – критической лингвистики (critical linguistics).

Зарождение критической лингвистики относится к 1979 г., когда была опубликована книга «Язык и контроль», где и был предложен данный термин2. В книге была поставлена задача анализа циркулирующего в обществе публичного дискурса. Этот анализ должен был способствовать обнаружению закодированной в дискурсе идеологии, с помощью которой осуществляется скрытое воздействие на адресата и контроль над ним. Язык стал изучаться для понимания «чего-то еще»; этим «чем-то еще» являются типы социального и экономического устройства общества, способы организации социального порядка, структуры межличностных отношений.

Критическая лингвистика подвергает сомнению понятие объективности в его социальном аспекте, выдвигая тезис о том, что любой социальный порядок только маскируется под объективную действительность. Все, что в нем представлено, могло бы быть представлено и каким-то иным образом. Иными могли бы быть экономические, политические, этнические, гендерные и прочие отношения.



Тематика исследований, ведущихся в русле критической лингвистики, разнообразна и включает в себя анализ того, каким образом язык способствует созданию и поддержания сложных соFowler R., Hodge B., Kress G., Trew T. Language and Control. London: Routledge & Paul, 1979.

циальных явлений. Изучаются такие вопросы, как политическая и этическая корректность и некорректность в использовании языка, закрепление в сознании посредством языка таких негативных явлений, как этноцентризм, расизм, сексизм, угнетение, неравенство.

Исследуются языковые способы осуществления власти, манипуляции, пропаганды, доминирования, дискриминации, социального влияния.

Австрийский лингвист Рут Водак пишет: «Критическая лингвистика может быть определена как проблемноориентированная дисциплина, поскольку ее цель состоит не в том, чтобы внести вклад в отдельную дисциплину, парадигму, школу или теорию дискурса, а в том, чтобы обратиться к насущным социальным проблемам, которые в результате анализа будут лучше поняты и, возможно, начнут решаться»3. Водак исследует такие конкретные вопросы, как предубеждения австрийцев против своих восточно-европейских соседей, дискурс враждебности по отношению к иностранцам, языковое воплощение национал-социализма, расистский и антисемитский дискурс, отражение этнических стереотипов в политической коммуникации и школьных учебниках и т.д.

Представители критической лингвистики подчеркивают, что ученые, занимающиеся вышеперечисленными вопросами, должны иметь социальные и политические обязательства перед обществом, твердо выступать в защиту угнетенных и обездоленных. Они отмечают, что при исследовании взаимодействия языка и общества личная ответственность ученых является наивысшей, поскольку знания и власть при их содействии могут быть либо справедливо распределены в обществе, либо несправедливо узурпированы.

В целом, подход к языку с позиций критической лингвистики требует определения и анализа социальных процессов, которые привели к порождению языкового сообщения. В результате такого анализа должны быть вскрыты зависимости между социальными и лингвистическими структурами. Критическая лингвистика доказывает, что выбор языковых знаков мотивируется соответствующей идеологией и что это приводит к возникновению как выраженных, так и скрытых смыслов. Деятельность специалистов в этой области прикладной лингвистики находит практическое воплощение в виде различных консалтинговых услуг (например, в виде разработки принципов политически корректного недискриминационного речеВодак, Р. Язык. Дискурс. Политика. Волгоград: Перемена, 1997. С. 10.

вого поведения государственных служащих, рекомендаций по общению с клиентами в сфере институциональной коммуникации, путей решения социальных конфликтов, ведения переговоров и т.п.).

Выход проблематики критической лингвистики в сферу судебной лингвистики был впервые осуществлен в связи с постановкой задачи создания текстов законов, понятных простым гражданам. В 1982 г. Рут Водак организовала «лингвистическую команду», которая в течение трех лет проводила тесты на понятность австрийских законов для простых людей. Было обнаружено, что для большинства опрошенных законы непонятны, при этом «несведущий человек чувствует себя изолированным, обойденным и часто одураченным»4. Ученые выявили и дифференцировали факторы, необходимые для понимания законов и использования их содержания на практике. В последующем подобные исследования текстов законов и понятности юридического языка в целом стали проводиться и в других странах.

Критическому анализу подверглись различные аспекты коммуникации во время судебного процесса. Лингвистов заинтересовало, понимают ли присяжные те инструкции, которые они получают перед вынесением вердикта, и может ли незнание ими важных юридических терминов реально влиять на их решение5. Изучение этих вопросов показывает, что многие присяжные, не владея юридической терминологией, не понимают полностью значимость предъявляемых им доказательств, аргументацию участвующих в процессе сторон, равно как и обращенные к ним инструкции и вопросы судьи.

Была также поставлена проблема адекватной интерпретации смысла того или иного слова или языкового выражения, употребленного обвиняемым или свидетелем. Один из ведущих специалистов в области судебной лингвистики Малкольм Култхардт провел лингвистическую экспертизу по делу Дерека Бентли, повешенного в 50-х годах двадцатого века за подстрекательство к убийству полицейского. Бентли, задержанный во время ограбления и находящийся в окружении полицейских, прокричал другому участнику Там же. С. 34.

Levi J. Evaluating jury comprehension of Illinois capital sentencing instructions // American Speech, 1993, 65 (4); Tiersma P. Dictionaries and death: do capital jurors understand mitigation?

// Utah Law Review, 1995, 1.

ограбления, Крису Крэгу, держащему в руках револьвер: “Let him have it, Chris”. Вскоре после этого Крэг выстрелил и убил полицейского. Во время судебного разбирательства обвинение настаивало на инкриминирующей интерпретации высказывания Бентли (“shoot him”), в то время как защита настаивала на смягчающей вину интерпретации (“give him the gun”). Суд принял интерпретацию обвинения, в то время как формальные лингвистические методы анализа коммуникативного акта и ситуации общения подтверждают интерпретацию защиты (в результате повторного рассмотрения дела Дерек Бентли был посмертно оправдан)6.





В настоящее время проводятся многочисленные, базирующиеся на лингвистических методах экспликации неявно выраженных смыслов исследования по интерпретации двусмысленных, многозначных и туманных языковых выражений, употребляемых в ходе судебного процесса. Подобная экспертиза применяется не только в уголовных, но и в гражданских судах, например, при рассмотрении исков к производителям продуктов и лекарств, недостаточно честно и эксплицитно предупреждающих потребителей об их составе, возможной опасности для здоровья и побочных эффектах их действия.

В сферу интересов судебной лингвистики был вовлечен человек говорящий и пишущий – языковая, дискурсивная и коммуникативная личность. Была поставлена проблема изучения в аспекте судебной коммуникации различных видов человеческой неискренности – обмана, дезинформации, клеветы и т.п.7 В качестве особой проблемы в этой области выделяется изучение плагиата как типа дискурсивной деятельности и плагиатора как дискурсивной личности8. Исследуются лингвистические трудности, испытываемые некоторыми говорящими в процессе судебной коммуникации: детьми, людьми, говорящими на диалекте, иностранцами и т.д.9 Начинает привлекать к себе внимание проблема судебного перевода и Coulthard R.M. Forensic discourse analysis // Advances in Spoken Discourse Analysis. Ed. by R.M. Coulthard, London: Routledge, 1992.

Плотникова С.Н. К основам судебной лингвистики: Дискурс, представляющий собой обман // Язык в эпоху знаковой культуры. Иркутск: ИГПИИЯ, 1996.

Olsson J. Forensic Linguistics. An Introduction to Language, Crime and the Law. London, New York: Continuum, 2004. P. 107-119.

Gibbons J. Forensic Linguistics. An Introduction to Language in the Justice System. Oxford:

Blackwell, 2003. P. 200-228.

необходимости подготовки квалифицированных судебных переводчиков10.

Итак, в настоящее время судебная лингвистика решает следующие основные проблемы:

установление авторства того или иного устного или письменного текста;

установление смысла того или иного слова, высказывания, критический анализ лингвистических аспектов взаимодействия юридической системы и общества;

выявление юридически значимых типов дискурса (неискреннего, угрожающего и т.д.);

судебный перевод и иные виды лингвистического обеспечения судебного процесса.

Решение данных проблем относится к компетенции профессиональных лингвистов, то есть людей, получивших специальное образование в области лингвистики, владеющих теоретическими знаниями о языке и методологией лингвистического анализа. Судебные лингвисты никоим образом не могут занять место профессиональных юристов – во время следствия и судебного процесса они приглашаются юристами или заинтересованными участниками в качестве экспертов, призванных дать анализ и квалифицированное заключение по тому или иному факту, связанному с употреблением языка. Поэтому судебных лингвистов можно сравнить с экспертами-криминалистами, привлекаемыми правоохранительными органами для различных экспертиз (экспертизы оружия, технических устройств, отпечатков пальцев, химических веществ, анализа крови и других биологических материалов и т.д.). Будучи экспертом в своей области знания, лингвист становится подобен любому другому эксперту-криминалисту; не случайно, поэтому, что судебную лингвистику иногда называют лингвокриминалистикой11.

Как сугубо лингвистическая дисциплина судебная лингвистика не занимается природой права и правосудия – это является прерогативой юридической науки. Необходимо подчеркнуть, что профессия юриста самым тесным образом связана с использованием языка; юрист – это, прежде всего, профессиональный говорящий и Carrol J. The use of interpreters in court // Forensic Linguistics. 1995, 2 (1).

Фонетика и лингвокриминалистика (Интервью Г.Е. Кедровой с проф. Л.В. Златоустовой) // Вестник МГУ. Сер. 9. Филология, 2001, № 3.

пишущий. Однако профессиональное говорение и письмо входят в компетенцию самих юристов, а не лингвистов; никто не может указывать юристам, как им нужно осуществлять свою языковую деятельность. Обучение юриспруденции предполагает обучение праву во всех его тонкостях, в результате которого формируется специалист, владеющий пониманием права как совокупности юридических дискурсов и дискурсивных практик.

Юристов обучают особым дискурсивным технологиям на каждом этапе судебного разбирательства – предварительного следствия, судебного следствия, судебных прений, постановления приговора. На этапе предварительного следствия юристу необходимо уметь формулировать стратегические вопросы, вести допрос, систематизировать доказательства, проводить критический анализ фактов и т.д. Судебное следствие должно соответствовать всем процессуальным и дискурсивно-ритуальным требованиям. В судебных речах могут использоваться только те доказательства, которые были представлены в суде, должно проводиться тщательное исследование, «обговаривание» доказательств, накопление юридически значимой информации. В речевом сообщении нужно выделять существенное – факты, имеющие отношение к делу. Юрист должен уметь взаимодействовать с коллегами и участниками процесса, корректно задавать вопросы, убедительно аргументировать свои доводы. В судебных прениях юристу необходимо четко выразить свою процессуальную позицию и доказать ее. При ведении судебного спора и прокурор, и адвокат должны вести себя корректно, не проявлять агрессивность и излишнюю эмоциональность. Судья призван придавать судебному разбирательству конструктивный характер, обеспечивать возможность состязательного, но не конфликтного взаимодействия сторон. Вся деятельность суда направлена на установление истины в результате верификации доказательств и вынесение законного, обоснованного приговора.

Таким образом, правовой профессионализм юриста включает в себя адекватную дискурсивную деятельность. Дисциплина, обучающая этой деятельности в процессе юридического образования, тоже может быть названа судебной лингвистикой12, однако в данном случае речь идет о ее другом понимании. А.С. Александров, разрабатывающий юридические аспекты языковой природы права, Александров А.С. Введение в судебную лингвистику. Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия, 2003.

пишет: «Судебная лингвистика – это юридическая наука, которая непосредственно примыкает к так называемому «судебному праву». Почему «судебная»? Потому, что эта наука имеет предметом своего исследования судоговорение, судебный дискурс. Именно судебный дискурс мы ставим в центре правовой проблематики. Это обусловлено нашей трактовкой права как права=текста. Судебный дискурс – это единственный возможный модус бытия права=текста.

Поэтому основу науки «судебная лингвистика» составляет учение о юридическом дискурсе и Тексте=Праве»13.

В своей книге А.С. Александров рассматривает основополагающую роль языка в уголовно-процессуальном праве, проблемы речевой коммуникации в ходе судебного заседания, технологии доказывания, аргументации и убеждения в уголовном суде, правила судоговорения, порядок судебного разбирательства, технологии прямого и перекрестного допроса, способы установления судебной истины. А.С. Александров представляет позицию юриста - концепцию судебной лингвистики как юридической науки, делающей акцент на связи права и языка.

Как уже указывалось, с позиции лингвиста судебная лингвистика – это прикладная лингвистическая дисциплина, рассматривающая совершенно иную, не правовую проблематику. Судебный лингвист занимается, по мере необходимости, лингвистическим анализом судебных документов; он принимает участие в судебном разбирательстве в качестве эксперта, призванного сделать научно обоснованное заключение по поводу интересующих суд языковых фактов.

Термин судебная лингвистика принимается не всеми лингвистами. Кроме уже упоминавшегося термина лингвокриминалистика эту дисциплину называют также юридической лингвистикой или юрислингвистикой14. Питер Тирсма, активно выступающий против термина судебная лингвистика, отмечает, что для ученых, чьи научные интересы находятся на стыке языка и права, этот термин слишком узок, поскольку он предполагает лишь две проблемы:

применение лингвистических знаний в доказывании преступной деятельности, либо, наоборот, в оправдании от участия в ней. ОдТам же. С. 6.

Глинская Н.П. Западная юридическая лингвистика: проблемы и перспективы // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация, 2003, № 4; Юрислингвистика: Проблемы и перспективы. Барнаул: Издательство Алтайского государственного университета, 2000.

нако Тирсма признает, что большинство лингвистов с ним не согласны, в частности, его предложение переименовать Международную Ассоциацию Судебных Лингвистов (International Association of Forensic Linguists) в Международную Ассоциацию Языка и Права (International Language and Law Association) было забаллотировано на заседании этой организации15. Можно предположить, что это произошло по причине того, что слишком широкое понимание проблематики выводит судебную лингвистику за пределы лингвистических дисциплин, заставляет ее вторгаться в юридическую науку, то есть в другую профессиональную сферу, находящуюся вне компетенции лингвистов.

Практическое приложение лингвистической теории к сфере правосудия требует от лингвиста применения определенных лингвистических методов. В каждом конкретном случае эти методы будут особыми. Поэтому задачи, осуществляемые судебными лингвистами, классифицируются в дальнейшем изложении в соответствии с используемым при их решении методом. Классификация методов производится на основе уровневой организации языковой системы – будут последовательно описаны методы фонетического, лексического, стилистического анализа, методы анализа высказывания, речевого акта, текста, дискурса.

1. Какова этимология термина судебная лингвистика и есть ли у него термины-конкуренты?

2. Как и когда зародилась судебная лингвистика?

3. Чем занимается судебная лингвистика?

1. Обобщите этапы становления судебной лингвистики.

2. Что представляет собой критическая лингвистика и какое отношение она имеет к судебной лингвистике?

3. Объясните, в чем различие между анализом соотношения языка и права в юридической и лингвистической науке.

Tiersma P. What is forensic linguistics? // http://www.languageandlaw.org/forensic.html Судебно-фонетическая экспертиза на основе Судебная фонетика (forensic phonetics) – самая развитая к настоящему моменту область судебной лингвистики. Первая конференция, посвященная проблемам судебной фонетики, состоялась в Великобритании в 1989 г., в 1991г. была образована Международная Ассоциация Судебной Фонетики и Акустики (International Association for Forensic Phonetics and Acoustics), а после этого в 1992 г. была образована Международная Ассоциация Судебных Лингвистов, которая с 1994 г. начала издавать свой журнал «Судебная Лингвистика» (“Forensic Linguistics”).

Судебная фонетика занимается вопросами методологии в области профессиональной слуховой оценки звучащей речи, а также технологиями инструментальной обработки звучащей речи, ее анализа и интерпретации16.

Судебно-фонетическая экспертиза представляет собой экспертное заключение о фрагменте звучащей речи, сделанное профессиональным фонетистом. Известный российский специалист в области судебной фонетики Р.К. Потапова выдвигает следующие требования к эксперту-фонетисту. «Для профессионального проведения экспертизы по судебной фонетике эксперт должен быть компетентен в области акустики речи, фундаментальной и прикладной фонетики, социофонетики, психофонетики, лингвистики. Он обязан владеть методологией проведения криминалистических идентификационных экспертиз в области судебной фонетики, а также обладать необходимыми психофизиологическими качествами: хорошим акустическим слухом, аналитическим складом ума, развитым интеллектом, наблюдательностью, устойчивым вниманием, аккуратностью в выполнении аналитических операций17.

Профессиональный фонетист владеет навыками так называемого избирательного слушания, согласно которому, во-первых, вначале нужно слушать не слова, а звуки и их фонетические приПотапова Р.К. Речь: Коммуникация, информация, кибернетика. М.: Эдиториал УРСС, 2001. С. 516, 517.

Потапова Р.К. На какие вопросы отвечает судебно-фонетическая экспертиза? // Российская юстиция, 2000, №1. С. 47.

знаки; во-вторых, в каждый момент нужно слушать только один признак или одну совокупность признаков; в-третьих, нужно постепенно переходить от более простых для восприятия признаков и фонов к более сложным18.

Профессиональный фонетист владеет также инструментом фиксации звучащей речи на письме – техникой транскрибирования в знаках универсальной фонетической транскрипции. Нотация (запись) одного и того же речевого сигнала, сделанная разными фонетистами, при должном качестве их работы должна быть одной и той же. Это обеспечивает объективность и научную достоверность проведенного фонетического анализа.

Кроме того, профессиональный фонетист владеет знанием существенных для восприятия характеристик речи, моделями активного и пассивного восприятия, приемами различения значимых и случайных сигналов и восприятия речи в условиях помех.

От теоретической подготовки фонетиста зависит как объем, так и точность полученной им фонетической информации. Важность теоретических знаний нельзя недооценивать. «Мнение, что можно «непредвзято» наблюдать языковые факты и что сами эти факты навяжут схему их описания, является опасным заблуждением. Нет основания недооценивать влияния данных, но в действительности процесс познания глубинных закономерностей, лежащих в основе данных, всегда предполагает наличие не одного, а двух феноменов: данных и некоторого эталона (теории), которым эти данные оцениваются»19.

Профессиональное слушание является индивидуальнотворческим процессом, в связи с чем представленное заключение нельзя принимать как нечто абсолютно бесспорное. Это не означает, однако, что судебно-фонетическая экспертиза, проведенная по технологии профессионального аудирования, ненадежна. Квалифицированный фонетист ручается за научную достоверность полученных им результатов, как и любой эксперт-криминалист, работающий в своей области знаний.

Если фонетисту необходимо произвести транскрибирование речи с какого-либо технического устройства, то соблюдение следующих условий будет способствовать достижению ее максимальКибрик А.Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. М.: КомКнига, 2005. С. 265.

Там же. С. 263.

ной точности: 1) запись должна осуществляться незаинтересованным лицом, чтобы избежать влияния на процесс слушания на уровне подсознания; 2) эксперт должен иметь как можно меньше предварительной информации о природе и содержании звучащей речи, в этом случае его способность понять непредсказуемые аспекты речи будет свидетельствовать о точности ее интерпретации;

3) чем дольше звучание речи, тем лучше, запись одного-двух предложений, без какого-либо контекста, гораздо ненадежнее записи продолжительного фрагмента связной речи; 4) надежность записи повышается, если записывается целая беседа (или монолог) с одними и теми же участниками и если эти участники не меняют своего положения по отношению к записывающему устройству – тогда, даже если пленка будет плохого качества, она будет, по крайней мере, содержать связный текст; 5) для особо важных или трудных экспертиз обязательно привлечение по крайней мере еще одного эксперта, который, конечно, ничего не должен знать об экспертизе, уже проведенной его коллегой; 6) некоторые материалы для прослушивания настолько плохого качества, что даже опытный фонетист не может их интерпретировать, о чем он должен прямо заявить20.

Рассмотрим некоторые примеры судебно-фонетических экспертиз, проведенных на основе профессионального аудирования.

Одним из них является экспертиза американского лингвиста Роберта Родмана по делу о торговле наркотиками21. Родман был привлечен к этому делу защитой уже после вынесения приговора, в процессе подачи апелляции. Гражданин США, родившийся на Гаити, был приговорен к двенадцати годам тюрьмы за торговлю кокаином.

Основным доказательством послужила запись телефонного разговора между продавцом кокаина и покупателем – работавшим под прикрытием агентом. Хотя торговец наркотиками на пленке говорил на афро-американском диалекте английского языка, а подсудимый говорил по-английски с гаитянско-креольским акцентом, обвинение убедило присяжных, что подсудимый умышленно изменил свое произношение, перестав говорить с акцентом. Его способность совершить подобное была объяснена тем, что когда-то он работал Fraser H. Issues in transcription: Factors affecting the reliability of transcripts as evidence in legal cases // Forensic Linguistics, 2003, 10 (2).

Rodman R. Linguistics and the law: how knowledge of, or ignorance of, elementary linguistics may affect the dispensing of justice // http://www.outreach.utk.edu/ljp/IAFL2001/robert rodman.html переводчиком для американской армии на Гаити, следовательно, он был «лингвистом» (“a linguist”), а посему знал, что такое «звуковой сдвиг» (“sound change”). Это знание, по мнению обвинения, помогло ему изменить свое произношение, опустив акцент. Как указывает Родман, эта цепочка абсурдных доводов, вызванная лингвистической наивностью, привела к несправедливому приговору. Этого бы не случилось – пишет он, – если бы суд знал, что «переводчик»

необязательно значит «лингвист» и что «звуковой сдвиг» – это термин, относящийся к историческому развитию языка. Кроме этого, выяснилось, что подсудимый начал изучать английский язык в возрасте 18 лет. Как хорошо известно всем лингвистам, если человек начинает изучать второй язык после «критического» возраста лет, он будет говорить на нем с акцентом в виду интерференции хорошо усвоенного к этому моменту родного языка. Если же такой человек попытается говорить на втором языке с меньшим акцентом или изменить свое произношение, его акцент станет утрированным и еще больше увеличится. Родман делает вывод, что, если бы на этом суде присутствовал фонетист в качестве свидетеля-эксперта, он, скорее всего, смог бы убедить присяжных в непричастности подсудимого к данному преступлению.

С позиции лингвиста выводы Родмана не вызывают сомнений.

Его экспертизу можно дополнить и другими соображениями. Мнение обвинения о том, что подсудимый мог говорить по-английски без акцента, опровергается знаниями в области социофонетики, а именно: звучание речи имеет автоматический характер, усвоенный в определенной социальной среде. Речь подсудимого звучит с гаитянско-креольским акцентом потому, что таковой была его социальная среда, где он приобрел общие со всеми фонетические признаки речи. Говорящий принадлежит к одной из заданных социальных групп и имеет свойственные этой группе особенности произношения. Он не может являться ни носителем стандартного английского языка, ни носителем афро-американского диалекта, поскольку изначально, то есть с раннего детства, он не принадлежал к соответствующим социумам.

Воистину лингвистически наивным является мнение о том, что как «лингвист» подсудимый мог, если бы захотел, говорить на неродном языке без акцента. Даже для очень квалифицированного лингвиста-преподавателя это сложно. А.Е. Кибрик объясняет данный факт следующим образом. «Широко известна проблема «акцента» при изучении иностранного языка, устранить который бывает очень трудно, а иногда и невозможно. Произношение на данном языке характеризуется не только полезными признаками, использующимися в качестве репрезентантов различительных, но и большим количеством избыточных фонетических признаков, точное воспроизведение которых необходимо для устранения акцента»22. Таким образом, устранение акцента возможно, однако оно требует длительной профессиональной работы над своим произношением – осознанного анализа и устранения интерферирующих избыточных фонетических характеристик речи, свойственных родному языку. Не имея соответствующего образования, подсудимый не мог скорректировать свое произношение.

Рассмотренный пример доказывает, что, действительно, имеются такие судебные дела, которые требуют судебно-фонетической экспертизы при помощи профессионального аудирования в целях осуществления правосудия. Еще одним таким примером является дело «доктора Шнайдера» – преступника, более года скрывавшегося под другой фамилией и разоблаченного благодаря неосторожно данному им интервью для средств массовой информации. Обнаруженная судебным фонетистом в процессе профессионального аудирования незаметная для обычного восприятия легкая шепелявость позволила идентифицировать преступника, что дало юридическое основание для его ареста23.

Все более расширяющейся сферой применения профессионального аудирования являются гражданские дела о незаконной иммиграции. Правоохранительные органы некоторых стран, принимающих иммигрантов, обращаются в фирмы, в штат которых входят лингвисты, владеющие языками и диалектами тех стран, из которых прибывают беженцы. В эти фирмы предоставляется запись беседы с человеком, чья искренность относительно страны его происхождения вызывает сомнения. Одно из подобных дел слушалось в Федеральном Суде Австралии в 2002 г.24 Беженец, прибывший в Австралию из Индонезии, заявил, что он гражданин Афганистана и покинул страну из-за политических преследований. Магнитофонная запись беседы с этим человеком была отправлена в одно из Кибрик А.Е. Очерки по общим и прикладным вопросам языкознания. М.: КомКнига, 2005. С. 266.

Hermann J. Identifying Dr. Shneider’s voice: An adventure in forensic speaker identification // Forensic linguistics, 1996, 3 (1).

Linguistic evidence in immigration appeal // Official Court Report, 10 Sept., 2002.

шведских агентств, оказывающих услуги по переводу и лингвистическому анализу документов. В предоставленном экспертном заключении утверждалось, что данный человек говорил на одном из пакистанских диалектов. По мнению экспертов, с большой долей уверенности можно было утверждать, что говорящий являлся гражданином Пакистана, а не Афганистана. На основании данной экспертизы, а также ряда других фактов, этому человеку было отказано в праве на иммиграцию.

По данным британской прессы правительство Великобритании практикует обращение к шведским и голландским лингвистическим фирмам для проверки людей, просящих политического убежища и заявляющих, что они прибыли из таких стран, как Сомали, Афганистан, Шри-Ланка и т.д. Эти фирмы подвергаются критике за допускаемые ими ошибки в экспертизе, в результате чего некоторых людей высылали не на родину, а в другую страну. Со своей стороны, лингвистические фирмы пытаются доказать компетентность привлекаемых ими экспертов. Менеджер фирмы “Sprakab” говорит: «Мы работаем на очень профессиональном уровне и полностью осознаем стоящие перед нами трудности. Но мы действуем очень успешно. Мы привлекаем несколько экспертов одновременно по каждому делу. Когда мы уверены в том, из какой страны прибыл говорящий, мы делаем свое заключение, но когда есть шанс, что мы ошибаемся, мы никогда этого не скрываем»25.

В последние годы правления Саддама Хуссейна большой поток беженцев из Ирака потребовал от правительства Великобритании массового лингвистического тестирования вновь прибывающих для того, чтобы определить, действительно ли они являлись гражданами Ирака. Эта мера понадобилась в связи с тем, что многие турецкие и сирийские курды выдавали себя за иракских курдов.

До этого подобная практика проводилась для различения албанцев и албанских жителей Косово26.

Такое массовое применение судебно-фонетической экспертизы посредством профессионального аудирования свидетельствует о ее государственной и политической значимости в решении определенных социальных проблем. Имеющиеся в этой области ошибки и недостатки активно обсуждаются. Группа лингвистов из разных Barnett A., Brace M. Voice experts to root out false asylum claims // The Observer, 5 May, 2002.

Travis A. Language tests to uncover bogus Iraqi asylum seekers // Guardian, 3 March, 2003.

стран и университетов предложила следующие рекомендации по проведению лингвистического анализа в делах об установлении страны происхождения беженца: 1) лингвисты советуют, правительства решают вопрос о национальной принадлежности; 2) анализ должен производиться только квалифицированными лингвистами, имеющими научные звания и публикации; 3) лингвистическая экспертиза должна дополняться другими фактами; 4) сам лингвист решает, какие языковые факты необходимы для его анализа; 5) носители языка, не имеющие лингвистического образования, не могут привлекаться в качестве экспертов 27.

Технологии профессионального аудирования применяются также для подготовки процедуры опознания голоса. Она используется в тех случаях, когда пострадавший или свидетель не видел преступника, но слышал его голос. Чаше всего подобное происходит в преступлениях на сексуальной почве.

Большинство людей, если их спросить, могут ли они легко определять говорящих по голосу, ответят утвердительно. Все мы в состоянии различать голоса знакомых людей, например, мы узнаем голос в телефонной трубке, даже если в последний раз слышали его давно; мы узнаем голос знакомого нам человека, говорящего за закрытой дверью, знакомый голос, записанный на магнитофонную ленту и т.п. В то же самое время эту нашу способность не следует преувеличивать; мы часто ошибаемся при определении голосов даже очень близких нам людей.

Дэниел Ярми проверил экспериментальным путем точность определения говорящего по голосу так называемым наивным слушающим (то есть обычным человеком, не имеющим специальной подготовки в области фонетики). В первом эксперименте участвовали 160 мужчин и женщин, отобранных их нескольких населенных пунктов. Им было предложено внимательно прослушать записанный на магнитофон голос условного преступника, якобы совершившего ограбление. Через две минуты после прослушивания каждого из участников эксперимента попросили описать характеристики голоса грабителя, вспомнить, что точно он сказал, а затем попытаться опознать этот голос в составе двух групп говорящих из шести человек, в одной из которых голос грабителя присутствовал, а в Guidelines for the use of language analysis in relation to questions of national origin in refugee cases // www.eades.hawaii.edu другой отсутствовал. Половина участников эксперимента прослушала тот же самый текст, что говорил преступник, а другая половина участников прослушала иной текст. Точность определения голоса преступника участниками эксперимента была выше, чем уровень простой случайности. Выяснилось также, что определение голоса не зависит от того, произносит ли говорящий те же самые слова или другие28.

Во втором эксперименте участников попросили опознать голос молодой женщины, с которой они разговаривали за пять минут до этого либо в непосредственном общении, либо по телефону.

Вначале участникам было предложено прослушать запись одного голоса – или голоса искомой молодой женщины, или другого очень похожего голоса. Затем им были предъявлены две записи из шести голосов в каждой; первая группа из шести голосов содержала искомый голос, а вторая нет. Результаты опознания искомого голоса были плохими – как для непосредственного общения, так и для разговора по телефону, однако они были вдвое выше для записи шести голосов по сравнению с записью одного голоса29.

Из этих экспериментов следует вывод, что несмотря на ненадежность свидетельских показаний по опознанию голоса, если оно все же проводится, то для достижения более точных результатов необходимо, во-первых, предъявлять свидетелю иные высказывания, чем те, которые были произнесены преступником, и, вовторых, предъявлять ему голос подозреваемого в составе группы из не менее чем шести голосов. Благодаря этим факторам происходит некоторое повышение эффективности восприятия при непрофессиональном слушании.

Судебными фонетистами разработана процедура так называемого «парада голосов» (“voice parade”) – наиболее надежного способа опознания голоса потерпевшим или свидетелем из всех известных на сегодняшний день30. Сущность «парада голосов» заключается в следующем. Так же как и при визуальной идентифиYarmey D. Earwitness descriptions and speaker identification // Forensic Linguistics, 2001, (1).

Yarmey D. Earwitness identification over the telephone and in field settings // Forensic Linguistics, 2003, 10 (1).

Knzel H. On the problem of speaker identification by victims and witnesses // Forensic Linguistics, 1994, 1 (1); French P. An overview of forensic phonetics with particular reference to speaker identification // Forensic Linguistics, 1994, 1 (2); Nolan F., Grabe E. Preparing a voice line-up // Forensic Linguistics, 1996, 3 (1); Nolan F. Case report: a recent voice parade // Forensic Linguistics, 2003, 10 (2).

кации перед потерпевшим или свидетелем выстраивается «парад», или «колонна» участников для опознания, с той разницей, что при визуальном опознании участниками являются люди, а при аудитивном опознании их голоса.

Проводящий процедуру опознания лингвист должен дать четкое указание опознающему следующего содержания: «Лучше сказать, что глоса преступника среди представленных голосов нет, чем сказать «да», не будучи твердо уверенным в истине этого утверждения». Необходимость такой инструкции объясняется тем, что опознающий может сказать «да» наугад и сделать это не из злого умысла, а руководствуясь принципом речевого сотрудничества, свойственным человеческому общению в целом. Вступив в речевое взаимодействие со следователями, свидетель или жертва преступления начинает испытывать подсознательное желание сотрудничать с ними, находить общие ответы на возникающие вопросы.

Принцип сотрудничества играет в процедуре опознания негативную роль, поскольку опознающий может указать на того или иного человека либо голос лишь на основе подсознательного желания помочь, внести свой вклад в речевое сотрудничество, ответить «да», а не «нет» следователю как собеседнику, указав на когонибудь наугад. Поэтому опознающему необходимо объяснить, что он должен действовать, исходя не из принципа сотрудничества, а из принципа истины.

Все высказывания, используемые для опознания, должны быть спонтанной, а не прочитанной речью. В британской юридической системе, где была разработана процедура «парада голосов», высказывания подозреваемого отбираются из записей его допросов в полиции. Подозреваемого нельзя заставить прочитать какие-либо высказывания, включая и те, которые были услышаны в момент преступления. Даже если бы это было юридически допустимым, виновный мог бы попытаться изменить голос, в связи с чем для опознания должны быть отобраны, в тайне от подозреваемого, его спонтанные, произнесенные естественным образом высказывания.

Соответственно, высказывания подставных участников опознания тоже следует отбирать из спонтанных бесед, чтобы речь подозреваемого не контрастировала с ними.

Методика подбора подставных голосов должна отвечать тем же требованиям, что и методика подбора подставных фигур при визуальном опознании. Подставные фигуры должны походить на подозреваемого – как шутят следователи, идеальная колонна для опознания должна состоять из подозреваемого и его девяти идентичных клонов, что, конечно же, нереально. В конкретном опознании подставные фигуры должны удовлетворять определенным характеристикам подозреваемого – и его голоса, – как их описывает жертва или свидетель преступления.

Поскольку пока судебно-фонетическая экспертиза во всем мире не имеет силы юридического доказательства, а осуществивший ее судебный фонетист привлекается судом лишь в качестве свидетеля-эксперта, то для обоснования своих выводов ему необходимо доступно объяснить суду и присяжным научные основания проведенной экспертизы и свидетельства ее надежности. В качестве примера можно привести экспертизу по методу «парада голосов», проведенную британским лингвистом Фрэнсисом Ноланом в деле о сексуальном нападении, при котором жертва преступления не видела преступника, но слышала его голос. Подготовленная Ноланом колонна голосов была подвергнута им двум предварительным тестам. Независимые слушающие должны были подтвердить:

в первом тесте, что голос подозреваемого не выделялся какимнибудь образом из подставных голосов, не отличался от них какойнибудь яркой характеристикой; во втором тесте, что голос подозреваемого не воспринимался как стереотипный голос сексуального маньяка. Нолан объяснил суду, что этим он обеспечил и подтвердил чистоту и объективность будущего опознания. Когда подготовленную таким образом колонну голосов предъявили потерпевшей, она идентифицировала подозреваемого с высокой степенью уверенности, и, хотя защита во время суда оспаривала результаты опознания, присяжные вынесли обвинительный вердикт31.

Оценивая перспективы использования судебно-фонетической экспертизы на основе профессионального аудирования, можно сказать, что, несмотря на раздающуюся критику по поводу ее ненадежности, потребность в ней, скорее всего, будет возрастать.

Восстановление дословного содержания разговора, тайно записанного агентом, работающим под прикрытием; восстановление некачественно сделанной записи, содержащей посторонние шумы;

обнаружение вмонтированных в подлинный разговор иных разговорных фрагментов; определение говорящего по голосу – в решении этих и других подобных проблем работники правоохранительNolan F. Case report: a recent voice parade // Forensic Linguistics, 2003, 10 (2).

ных органов все меньше склонны полагаться на собственную интуицию и все чаще обращаются к фонетистам как экспертам в этой области.

1. Когда возникла судебная фонетика и чем она занимается?

2. Что такое профессиональное аудирование?

3. Что представляет собой судебно-фонетическая экспертиза?

4. Соблюдение каких условий способствует достижению максимальной точности записи звучащей речи?

5. Что такое «парад голосов»?

1. Какими профессиональными качествами должен обладать судебный фонетист?

2. Судебные дела какого типа требуют судебно-фонетической экспертизы при помощи профессионального аудирования?

3. В каких странах осуществляется фонетическая экспертиза прибывающих в страну иммигрантов и по какой технологии? Как вы думаете, актуальна ли эта проблема для современной России?

4. Надежна или ненадежна, на ваш взгляд, технология опознания подозреваемого по голосу жертвой или свидетелем преступления? Обоснуйте свою точку зрения.

Спектрограмма – это способ графической репрезентации звучащей речи на основе спектрального анализа, то есть разложения звуковых колебаний на отдельные составляющие. Спектрограмма представляет анализируемый звуковой фрагмент в трех измерениях: время – частота – амплитуда. Спектральное изображение речи производится при помощи специальных технических устройств, а также современных компьютеров, имеющих соответствующее программное обеспечение. Профессиональные фонетисты умеют «читать» спектрограммы, то есть определять зафиксированные на них речевые сигналы и интерпретировать их параметры.

Проблема определения говорящего по голосу с помощью спектрального анализа начала разрабатываться в 60-е гг. двадцатого века32. Исходная гипотеза заключалась в признании уникальности каждого человеческого голоса. Было выдвинуто предположение о том, что, подобно отпечаткам пальцев (fingerprints), которые неповторимы у каждого человека и идентифицируют его практически со стопроцентной вероятностью (за исключением ряда особых случаев типа произведенной на пальцах хирургической операции), человека характеризует такой же неповторимый отпечаток голоса (voiceprint). Эта гипотеза, однако, не нашла подтверждения в последующих фонетических исследованиях33. Было обнаружено, что голос человека характеризуется пластичностью и варьируется в зависимости от возраста, физического и эмоционального состояния и других факторов. Благодаря подвижности органов речи ни одно из высказываний, произнесенных определенным человеком, не является идентичным, в строгом смысле, ни одному его другому высказыванию по физическим параметрам. Более того, речь каждого человека пересекается по своим спектральным характеристикам с речью многих других людей (одного с ним пола, возраста, нациоKersta L.D. Voiceprint identification // Nature, 1962, 196.

Ladefoged P., Vanderslice R. The voiceprint mystique // UCLA Working Papers in Phonetics, 1967, 7; Bolt R.M., Cooper F.S., David JR, E.E., Denes P.B., Pickett J.M., Stevens K.N. Identification of a speaker by speech spectrograms // Science, 1969, 166; Ladefoged P. An opinion on “voiceprints” // UCLA Working Papers in Phonetics, 1971, 19.

нальной и региональной принадлежности, культурнообразовательного уровня и т. д.). Термин отпечаток голоса был отвергнут теоретической фонетикой на том основании, что оказалось принципиально невозможным отграничить каждого говорящего от всех остальных, исходя из его индивидуальных произносительных особенностей.

Вместе с тем этот термин был принят развивающейся судебной фонетикой как удобное и точное обозначение конечного результата, достигаемого при спектральном анализе того или иного заданного голоса. В судебной фонетике спектрограмма голоса подозреваемого сравнивается не с голосами всего населения в целом, а с ограниченным количеством голосов других подозреваемых или подставных фигур. В этих условиях качество каждого голоса будет особым, что найдет соответствующее отражение на спектрограммах34.

На основе полученной спектрограммы – отпечатка голоса подозреваемого – судебный фонетист может осуществить фонетическое профилирование говорящего (phonetic speaker profiling), то есть дать его речевой портрет, описать данного человека, исходя из характеристик его голоса35. Различие мужского и женского голоса зависит от анатомических и физиологических особенностей речевого тракта, прежде всего от строения и особенностей функционирования гортани и голосовых связок, придающих своеобразие спектральной картине звуков речи; в частности, меняется положение формант на шкале частот36. Поэтому судебный фонетист способен определить по спектрограмме пол говорящего.

Ряд спектральных показателей, в частности, показатель сниженной скорости речи, как признак пожилого возраста, позволяет делать предположения о возрасте говорящего, а также синтезировать типичный и даже стереотипный эталон каждого возраста на основании фонетической информации, систематизированной в реNolan F. The Phonetic Bases of Speaker Recognition. Cambridge: Cambridge University Press, 1983; Baldwin J., French P. Forensic Phonetics, London: Printer, 1990.

Tanner P.C., Tanner M.E. Forensic Aspects of Speech Patterns: Voice Prints, Speaker Profiling, Lie and Intoxication Detection. Tucson: Lawyers & Judges Publishing Company, 2004.

Потапова Р.К. Сексолект как составляющая экспертной фоноскопии в криминалистике // Гендер как интрига познания. М.: Рудомино, 2000.

зультате обобщения больших массивов фонетических данных, собранных у людей одного возраста37.

Спектральный анализ позволяет также установить, находился ли говорящий в спокойном или эмоционально-возбужденном состоянии. Экспрессивность речи влияет на артикуляцию звуков, в частности, спектральная картина звуков меняется, когда говорящий улыбается, смеется, плачет и т. д. При помощи спектрограмм определяются различные специфические характеристики голоса, например, выявляется хриплый голос, шепелявость, придыхание и другие особенности39. Определяются также временные специфические характеристики, например, голос при алкогольной или наркотической интоксикации40.

Итак, при осуществлении фонетического профилирования судебному фонетисту предоставляется запись звучащей речи, произнесенной определенным говорящим, которая подвергается спектральному анализу по множеству параметров с целью обнаружения фонетической информации, позволяющей составить представление о его биологических, физических и психо-эмоциональных характеристиках.

Применение спектрального анализа позволяет также в ряде случаев установить человека, совершившего преступление, в буквальном смысле «указать на него пальцем», назвав его имя и фамилию. Это крайне необходимо тогда, когда у правоохранительных органов, во-первых, имеется запись угроз или шантажа по телефону, запись сообщения о готовящемся террористическом акте, запись перехваченного телефонного разговора между террористами и т. п. и, во-вторых, имеется группа подозреваемых, среди которых может находиться (или не находиться) преступник. В задачу судебного фонетиста входит сравнение имеющегося инкриминирующего фрагмента звучащей речи и образцов речи подозреваемых с целью идентификации среди них автора криминальной речи.

Schtz S. Towards synthesis of speaker age: A perceptual study with natural, synthesized and resynthesized stimuli // Phonum 2003, 9.

Svanfeldt G., Nordstrand M., Granstrm B., House D. Measurements of articulatory variation in expressive speech // Phonum 2003, 9.

Wagner I. A new jitter-algorithm to quantify hoarseness: An exploratory study // Forensic Linguistics, 1995, 2 (1).

Hollien H., Martin C.A. Conducting research on the effects of intoxication in speech // Forensic Linguistics, 1996, 3 (1).

Необходимо подчеркнуть, что на настоящий момент абсолютно надежной методики идентификации преступника по голосу нет, однако некоторые существующие методики дают высокие результаты точности – 90% и выше. Одна из таких методик разработана исследовательской группой Роберта Родмана; эксперименты по установлению ее эффективности показали, что она составляет 97% и выше. Сущность этой методики состоит в сравнении «похожего с похожим» (“like-with-like”). Идентификация говорящих основана на сравнении отобранных вручную из их речи изофонетических последовательностей (isophonetic sequences). Эти последовательности могут состоять из одного фона, нескольких фонов (например, гласного и согласного); слога, нескольких слогов, целого слова, словосочетания. При этом произнесение говорящими одних и тех же слов необязательно: можно сравнивать фонетическую последовательность “enny” у двух говорящих, один из которых сказал “penny”, а другой – “Jenny”. Выявленное различие – некоторые люди произносят данную последовательность “inny” – будет не лингвистическим, а индивидуальным. Фонетист может, используя автоматический редактор речи типа “Sound Forge”, отделить “enny” в тот момент произнесения гласного звука, в который коартикуляционное воздействие согласных “j” и “p” является минимальным.

Изофонетические сравнения эффективны при сопоставлении речевых образцов, принадлежащих большому числу говорящих, поскольку даже фрагмент, состоящий из трех секунд звучания, может содержать около десятка слогов и двадцати фонетических единиц и тем самым обеспечить необходимый материал для отграничения искомого говорящего от всего множества других говорящих.

Разработчики рассматриваемой методики приводят следующий пример судебно-фонетической экспертизы условного преступления. Предположим, что поступила телефонная угроза о том, что в Олимпийском Парке заложена бомба, которая взорвется через десять минут (“There’s a bomb in Olympic Park and it’s set to go off in ten minutes”). С несколькими подозреваемыми в телефонном терроризме провели беседы, возможно, длительные и многочисленные, не относящиеся к данному преступлению; эти беседы были записаны на пленку. Содержание бесед должно быть таким, чтобы подоRodman R., McAllister D., Blitzer D., Cepeda L., Abbit P. Forensic speaker identification based on spectral moments // Forensic Linguistics, 2002, 9 (1).

зреваемые произнесли достаточное количество изофонетических последовательностей из криминального фрагмента – речи преступника. Например, подозреваемый сказал во время беседы: “We met to go to the ball game”. Из этого высказывания вычленяется последовательность “[m]et to go”, изофонетичная последовательности “[s]et to go” в криминальном образце. Следователь должен задавать подозреваемым такие вопросы, ответы на которые будут содержать искомые слова. Например, вопрос “What took place in Sydney, Australia last summer?” даст в ответе слово “Olympics”. Следователь может также прямо потребовать от подозреваемых произнести то или иное слово, либо высказывание типа “Let’s take a break in ten minutes”. Выделенное курсивом словосочетание в этом высказывании изофонетично и изолексемно словосочетанию в криминальном образце. Конечно, возможность допроса подобного рода зависит от наличия соответствующего закона в данном государстве, однако ситуация описывается здесь с точки зрения судебного фонетиста и условий, необходимых для его эффективной работы.

После записи бесед, все они и криминальный образец переводятся в цифровые данные, которые загружаются в компьютер. Фонетист производит вычленение изофонетических последовательностей при помощи речевого редактора. После этого начинается компьютерная спектральная обработка каждой изофонетической последовательности – автоматическое обнаружение ее спектральных параметров и их общий синтез в виде спектрограмм – отпечатков голоса каждого из говорящих.

Выясняется, что, хотя все говорящие произносят одни и те же звуки, у каждого их произнесение имеет свою специфику, и это аппаратно фиксируется. Структурный вектор артикуляции имеет базовую для каждого звука частоту, амплитуду, константу роста синусоиды, время звучания, однако эти элементы не полностью идентичны у разных говорящих. Огибающая спектра для каждого звука имеет несколько иную форму в зависимости от говорящего.

Как уже указывалось, человеческий голос характеризуется пластичностью – ни одна из фонаций не бывает полностью идентичной ни одной другой фонации. Поэтому и в данном случае наблюдается вариативность внутри множества произнесений одной и той же фонетической последовательности одним и тем же говорящим (intraspeaker variation). Например, если один и тот же говорящий десять раз произнес “et’s go”, все десять спектрограмм будут несколько отличаться друг от друга. Однако эту внутреннюю вариативность удается устранить, если представить полученные результаты в двухмерном пространстве в виде следов (tracks). В этом случае все десять произнесений одного и того же говорящего сводятся воедино – в единый общий след, то есть в усредненный контур в виде изогнутой и изрезанной линии определенной конфигурации.

Следы одной и той же изофонетической последовательности у разных говорящих варьируются и очень сильно отличаются друг от друга по контуру (interspeaker variation). Это очень разные, характерные для каждого говорящего рисунки. Они отличаются по тому месту, которое след занимает на спектрограмме, по форме следа, по «центру тяжести» следа, по его ориентации, по занимаемой им площади.

Контурные следы, полученные в результате анализа бесед с подозреваемыми, совпадающие со следами криминального образца, идентифицируют личность преступника, с учетом того, что такое совпадение выявляется для всех изофонетических последовательностей данного образца.

Надежность этой методики еще больше повышается благодаря ее кумулятивному характеру. В процессе анализа база фонетических данных расширяется, в системе циркулирует все больше информации, специфической для каждого говорящего, благодаря чему вероятность ошибки практически нисходит на нет. Единственное ограничение в применении этой методики – недостаточное количество фонетических данных в криминальном образце. Однако, как отмечают разработчики, даже в таком коротком высказывании, как “There’s a bomb in Olympic Park and it’s set to go off in ten minutes” можно вычленить для анализа по меньшей мере 12 фонетических последовательностей. Обычно в реальных судебных делах правоохранительным органам удается собрать объем данных, достаточный для проведения спектрального анализа. Перспективы его применения в судебной практике выглядят обнадеживающе, тем более, что разработки в этой области не останавливаются и в будущем можно ожидать новых впечатляющих результатов.

В этой связи показательно мнение Фрэнсиса Нолана, который одним из первых начал исследования в области судебной фонетики в начале 80-х гг. двадцатого века. В то время, говорит он42, он доNolan F. Speaker identification: its forms, limitation, and roles. – Proceedings of the conference “Law and Language”, Dec. 2001, Finland // http://www.cus.cam.ac.uk/~fjn1/LawLang.doc вольно скептически оценивал надежность судебно-фонетического анализа. В частности, он выступал против того, чтобы судебные фонетисты употребляли в своих экспертизах «сильные» выражения, типа: «Мое твердое мнение, что…», «Без какого-либо сомнения я делаю вывод, что…» и т.п. Выражения типа: «С высокой вероятностью можно утверждать, что…» он считал недопустимыми, поскольку степень вероятности вычисляется относительно всего населения в целом, а не относительно нескольких образцов. Нолан считал единственно правомерным для судебно-фонетического заключения выражения типа: «Является полностью возможным, что…», поскольку, чтобы быть вероятными, факты должны вначале быть возможными. Нолан указывал, что эксперт может к радости своего сердца перечислить совпадения в двух образцах, но это перечисление ничего не скажет о вероятности того, что эти образцы принадлежат одному говорящему, разве что только в них одновременно встречается редкое заикание, шепелявость, характерно низкая частота основного тона и другие редкие характеристики. Нолан говорит, что в момент зарождения судебной фонетики он думал, что фонетисты мало что могут доказать в суде, однако их участие необходимо, поскольку иначе заинтересованные в фонетической экспертизе участники процесса начнут обращаться к непрофессионалам. Такие случаи имели место – юристы обращались к звукооператорам, дилетантам, самостоятельно изучающим диалекты, просили прослушать голос на пленке присяжных и т.п. За прошедшее время судебная фонетика добилась таких успехов – продолжает Нолан, – что сейчас он настроен оптимистично и даже считает, что когда-нибудь удастся собрать статистические данные у всего населения об акустических, фонетических, социофонетических и других параметрах, и тогда голосовые улики будут включены в общую вероятностную модель преступления.

Понимание того, каким образом идентичность человека запечатлена в его голосе, нуждается в дальнейшем развитии. Анализ фонетических фактов по каждому конкретному делу, с одной стороны, облегчает работу суда по их включению в общий баланс улик по данному делу и одновременно делает очередной шаг в изучении глубинных закономерностей распознания человека по голосу.

Рассмотрим в этой связи дело, получившее широкую огласку в средствах массовой информации в Великобритании и во всем мире43, по которому проводили судебно-фонетическую экспертизу Питер Френч и Филипп Харрисон44. События, как они отражены в прессе, разворачивались следующим образом. 10 сентября 2001 г.

происходила запись шоу «Кто хочет стать миллионером?» на лондонском телевидении. Игроком был Чарльз Инграм, 39 лет, майор королевских инженерных войск. В студии за него болела его жена Диана, 38 лет. В этой игре Чарльз Инграм выиграл 1 миллион фунтов стерлингов. Однако шоу с его участием так и не вышло в эфир, а участники съемочной группы обратились в полицию с иском о своих подозрениях. У них создалось впечатление, что один из шести участников предварительного конкурса «Кто быстрее нажмет кнопку» Теквен Уитток, 53 года, помогал Инграму давать правильные ответы при помощи кашля.

В марте-апреле 2003 г. состоялся суд по этому делу в королевском суде Саутверка, на котором в качестве главного экспертафонетиста выступал Питер Френч. Будучи представлен судье и присяжным, Френч сказал, что он уже дважды производил судебнофонетическую экспертизу: в расследовании дела, известного как «Кровавое воскресенье» (The Bloody Sunday Inquiry) и в расследовании преступлений, совершенных в 90-х годах двадцатого века во время войны на Балканах. Относительно рассматриваемого дела Френч сказал, что анализ кашля – это целина (virgin territory), практически неизученная территория и что на этом процессе он сам как эксперт и вместе с ним суд и присяжные вспахивают эту целину, делая в ней первую борозду (We are ploughing a virgin furrow here).

Френч разъяснил присяжным сущность методики, которой он пользовался, чтобы получить свои выводы. Он объяснил, что такое основной тон, каковы его составные части, что такое цифровые рекордеры, предварительные усилители звука и что представляет собой звуковая спектрография. Он также объяснил, каким образом были распределены микрофоны в студии во время записи шоу.

Микрофоны были на ведущем Крисе Тарранте, на подозреваемом и его жене в зале, и отдельные, не связанные с залом микрофоны были на каждом из шести участников конкурса «Кто быстрее нажмет кнопку».

Millionaire Man Admits Coughs (A Bizarre Case of Cheating on Quiz Show) // BBC, March, 2003; Millionaire Trio Guilty (Outcome of the “Who wants to be a Millionaire” Trial) // BBC, 7 April, 2003.

French P., Harrison P. Case report: R-V-Ingram, C., Ingram, D. and Whittock, T. The Who Wants to be a Millionaire? Fraud trial // Forensic Linguistics, 2004, 11 (1).

Обвинение прокрутило перед присяжными запись 19 кашляний, в которых, по его мнению, были закодированы сообщения.

Теквен Уитток признал, что это его кашель, однако отрицал, как и супруги Инграм, обвинение в сговоре с целью получения путем мошенничества выигрыша в 1 миллион фунтов стерлингов. Он заявил, что в день записи шоу его мучила аллергия на пыль и сенная лихорадка. Давший показания врач Уиттока подтвердил, что тот страдал от постоянной аллергии на пыль, сенной лихорадки и что у него были положительные анализы на астму. Врач сказал, что аллергическое состояние Уиттока могло усугубиться из-за повышенной температуры в телевизионной студии.

Адвокат Уиттока Дэвид Обри сказал в связи с предоставленной записью кашля, что обвинение проигнорировало кашель, не совпавший с правильными ответами, и не приняло в учет другие моменты, когда его подзащитный не кашлял. Адвокат настаивал на невиновности Уиттока.

Адвокат Чарльза Инграма Соня Вудли заявила о его невиновности и охарактеризовала своего подзащитного как «преданного солдата, жившего честной, порядочной, трудовой жизнью». Выступившие в качестве свидетелей обвинения члены съемочной группы заявили, что во время кашля подозреваемого, он показался им умышленным, чересчур громким и наводящим Инграма на правильные ответы.

В своем выступлении в качестве свидетеля-эксперта со стороны обвинения Питер Френч сказал следующее: 1) что он полагает, что все кашляния исходили из одной части студии; 2) в связи с определением местоположения ясно, что кашлял один из участников предварительного конкурса «Кто быстрее нажмет кнопку» и что совершенно непохоже на то (extremely unlikely), чтобы кашляла единственная среди них женщина; 3) самое негромкое из прослушанных 19 кашляний было в 5 раз громче, чем любое другое кашляние из зала; 4) звуковая спектрограмма показала, что среди кашляний была большая вариативность, но были также объединяющие их точки в терминах энергетической частоты (points of connection in terms of energy frequency); 5) фонетическое измерение энергетических пиков выявило в записи произнесенное при помощи кашля слово «нет» (“no”), оно было прокашляно в тот момент, когда Инграм склонялся в своих рассуждениях к неправильному ответу на вопрос, стоивший 500 000 фунтов стерлингов; 6) в отдельной записи разговоров между участниками предварительного конкурса «Кто быстрее нажмет кнопку» был обнаружен разговор шепотом после того, как Инграму был задан вопрос, стоивший 250 000 фунтов стерлингов: «Какой вид одежды носит имя Энтони Иден? (“What type of garment is an Anthony Eden?”). Мужчина с лондонским произношением сказал: «Это шляпа. Боже, хотел бы я быть там сейчас» (“It’s a hat. Jesus, I wish I was up there”). Мужчина с уэльским акцентом повторил (Теквен Уитток проживает в Кардиффе): «Это шляпа, да это шляпа» (“It’s a hat, yes it’s a hat”). И сразу же последовало специфическое кашляние под номером 11.

Таковы были основные пункты экспертного заключения, предоставленного суду фонетистом Питером Фрэнчем. Следует отметить, что Френч строго придерживался указанного выше принципа – он не употреблял «сильных» языковых выражений, говорящих о его уверенности в том, что кашлял именно подозреваемый.

Теквен Уитток активно защищался и заявлял, что любые корреляции между его кашлем и выбором ответа Чарльзом Инграмом были совпадениями. Когда Питеру Френчу задали вопрос, исходили ли все кашлянья от подозреваемого, он ответил, что ему бы было затруднительно выбрать определенного человека (“Listening to them all, I would be hard put to pick the odd man out”). Таким образом, судебный фонетист квалифицированно собрал и проанализировал имеющиеся фонетические данные, но, поскольку применяемая им методика не предполагала сравнительного анализа образцов по вероятностной модели, он мог говорить лишь о фактах, но не о личности преступника.

Все подсудимые были единогласно признаны виновными жюри присяжных после трех дней размышлений. Муж и жена Инграм были оба приговорены к штрафу и 18 месяцам тюрьмы условно;

Уитток был приговорен к штрафу и 12 месяцам тюрьмы условно (в обоих случаях с испытательным сроком в два года). При оглашении приговора судья Джеффри Ривлин сказал, что они публично опозорили себя и сравнил их преступление с убогой выходкой школьников.

Ведущий шоу «Кто хочет стать миллионером?» Крис Таррант сделал заявление, в котором назвал сговор с целью обмануть шоу очень циничным планом, мотивированным чистой жадностью. Этот план, по его мнению, чрезвычайно оскорбителен для сотен других участников, которые приходят на это шоу, чтобы честно выиграть свои деньги.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ЛЕКЦИОННЫХ И ПРАКТИЧЕСКИХ ЗАНЯТИЙ ПО ДИСЦИПЛИНЕ РУССКИЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРА РЕЧИ 1. Стиль речи Написанное или высказанное произведение слова для правильного и незатрудненного его понимания должно обладать рядом качеств, которые ожидают от него читатель или слушатель. В научной филологической традиции 19-20 вв. раздел языкознания, который занимается правильностью, выразительностью и другими позитивными качествами речи, называют стилистикой или культурой речи. Уже в древности и в Новое...»

«1 Сторожев Н.В., Кузьмич И.П. КУРС ЛЕКЦИЙ ПО АГРАРНОМУ ПРАВУ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ (ОБЩАЯ ЧАСТЬ) Минск, 2002 г. 2 Тема 1. АГРАРНОЕ ПРАВО КАК КОМПЛЕКСНАЯ ОТРАСЛЬ ПРАВА Понятие и предмет аграрного права. 1.1. Методы правового регулирования в аграрном праве. 1.2. Принципы аграрного права. 1.3. Система аграрного права. 1.4. 1.1. Понятие и предмет аграрного права. Аграрное право – это совокупность правовых норм, регулирующих общественные отношения, складывающиеся в сельском хозяйстве, в процессе...»

«5 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СВЯЗИ, ИНФОРМАТИЗАЦИИ И ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ТАШКЕНТСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Допустить к защите Зав. кафедрой Педагогика технического образования _ _ 2013г. ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Разработка электронного учебного курса по дисциплине Информационные технологии в образовании Выпускник Эрмакова М. А. подпись Ф.И.О. Руководитель _ Ахатова Р. Ю. подпись Ф.И.О. Консультант по БЖД Амурова Н. Ю._ подпись...»

«ЭКОНОМЕТРИКА Лекция 1. § 1. Введение. Список рекомендуемой литературы. Основная. 1. Бородич С.А., Эконометрика. Минск, ООО Новое знание, 2004. 2. Магнус Я.Р., Катышев П.К., Пересецкий А.Л. Эконометрика. Начальный курс. М.: Дело, 2001. 3. Эконометрика: Учебник / Под ред. И.И. Елисеевой. М.: Финансы и статистика, 2006. 4. Катышев П.К., Магнус Я.Р., Пересецкий А.А. Сборник задач к начальному курсу эконометрики. М.: Дело, 2002. Дополнительная. 1. Прикладная статистика. Основы эконометрики: Учебник...»

«1 ЛЕКЦИЯ №10 ПАКЕТЫ ПРИКЛАДНЫХ ПРОГРАММ. КЛАССИФИКАЦИЯ ПРОГРАММЫ ОБРАБОТКИ ТЕКСТОВОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ 1. Характеристика пакетов прикладных программ. Данный класс программных средств наиболее представителен, что обусловлено прежде всего широким применением средств компьютерной техники во всех сферах деятельности человека, созданием автоматизированных информационных систем различных предметных областей. 1. Проблемно-ориентированные ППП. Это самый представительный класс программных продуктов, внутри...»

«Язык, сознание, коммуникация: Сб. научных статей, посвященный памяти заслуженного профессора МГУ Александры Гигорьевны Широковой / Ред. колл.: В. В. Красных, А. И. Изотов, В. Г. Кульпина. – М.: МАКС Пресс, 2009. – Вып. 38. – 200 с. ISBN 978-5-317-02898-5 „Тут жил Кирилл, а там – Мефодий.“, или Чехи под Новороссийском © кандидат филологических наук С.С. Скорвид, И.В. Третьякова 2009 Начиная с 1978 года, во всяком случае на памяти первого из авторов нижеследующих заметок, тогда студента III курса...»

«История религий. Лекция 20 Язычество народов Европы Духи рек, озер, омутов, водоворотов – они тоже разные и бывают людям вполне враждебными, как водяные. Но, конечно, с духами хаоса и разрушения, как в греческой традиции, ни в какое сравнение не идут. Вот изображение кельтской священнослужительницы – друидши. Хотя есть люди, которые говорят, что друидами могли быть только мужчины. Другие говорят, нет, друидками могли быть и женщины. Не знаю. О друидах очень мало нам известно. Хотя образованные...»

«Зоя Александровна Зорина Доктор биологических наук. Заведует лабораторией физиологии и генетики поведения животных говорящие обезьяны кафедры высшей нервной деятельности биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Изучает элементарное мышление животных, в том числе способность к обобщению о чем рассказали и символизации у врановых птиц, читает лекции в МГУ и ряде институтов. Автор монографии и ряда печатных работ по рассудочной деятельности птиц, а также учебных пособий Основы этологии...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Хабаровский государственный технический университет Кафедра истории Отечества, государства и права Н. Т. Кудинова ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ: Обзорная лекция по общему курсу для студентов всех специальностей Хабаровск ТОГУ-ЦДОТ 2008 В истории России можно выделить несколько больших периодов. Первый из них связан с образованием и расцветом Древнерусского государства – Киевской Руси....»

«Лекция 1: Менеджмент персонала в системе управления организации. Персонал организации как объект управления. 1. Характеристика системы управления организации 2. Характеристика системы менеджмент персонала 3. Лекция 2: Характеристика основных процессов менеджмента персонала Потребность в персонале 1. Подбор персонала 2. Расстановка персонала 3. Система заработной платы и льгот 4. Адаптация персонала 5. Обучение и переобучение персонала 6. Оценка персонала 7. Формирование резервов специалистов и...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Закирова О. М., Буланкина Е. В., Попова Е. А. Финансы (с исламской спецификой) КУРС ЛЕКЦИЙ Допущено Научно-методическим советом по изучению истории и культуры ислама при ТГГПУ в качестве пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлениям подготовки (специальностям) искусства и гуманитарные науки, культурология, регионоведение, социология с углубленным изучением истории и культуры ислама КАЗАНЬ 2007 УДК 336 ББК 65.261...»

«Лекции по философии Конспект: Сборка TeX: Берёзин М. С. Копцов Д. В. 19 декабря 2010 г. 2 This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 3.0 Unported License. THERE IS NO WARRANTY FOR THE DOCUMENT, TO THE EXTENT PERMITTED BY APPLICABLE LAW. EXCEPT WHEN OTHERWISE STATED IN WRITING THE COPYRIGHT HOLDERS AND/OR OTHER PARTIES PROVIDE THE DOCUMENT AS ISWITHOUT WARRANTY OF ANY KIND, EITHER EXPRESSED OR IMPLIED, INCLUDING, BUT NOT LIMITED TO, THE IMPLIED WARRANTIES...»

«Э.Н. Камышев МЕНЕДЖМЕНТ ОРГАНИЗАЦИИ (практический менеджмент в условиях России) ТОМСК - 2002 ББК 65 я 72 С 17 Камышев Э.Н. Менеджмент организации (практический менеджмент в условиях России). - Томск: ТПУ, 2002. - 174 с. Книга написана заведующим кафедрой социологии, психологии и права Томского политехнического университета, профессором Эдуардом Николаевичем Камышевым для студентов специальности Менеджмент организации. Она предназначена заменить собой лекции и практические занятия по курсу...»

«Н. И. Чиркова СИНТАКСИС СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА МАТЕРИАЛЫ ПРЕЗЕНТАЦИИ КУРСА Для студентов филологического факультета Ижевск 2010 Федеральное агентство по образованию ГОУВПО Удмуртский государственный университет Кафедра современного русского языка и его истории Н. И. Чиркова СИНТАКСИС СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА МАТЕРИАЛЫ ПРЕЗЕНТАЦИИ КУРСА Для студентов филологического факультета Ижевск 2010 УДК 811.161.1’36(075) ББК 81.411.2-923.2 Ч 651 Рецензент – к. филол. н. Храмова Н.Н. Ч 651 Чиркова...»

«Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by И. И. Шпаковский ПРАКТИКУМ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVIII ВЕКА МИНСК БГУ 2003 Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by УДК 882 (09) 10/16 (075. 83) ББК 83. 3 (2Рос=Рус) 1я7 Б33 Р е ц е н з е н т: кандидат филологических наук, доцент Рекомендовано Ученым советом филологического факультета мая 2003 г., протокол №...»

«Зарщиков А.М. КУРС ЛЕКЦИЙ Автомобиль. Анализ конструкций, элементы расчета Для студентов факультета Автомобильный транспорт по специальности 150200 СибАДИ 2004 СОДЕРЖАНИЕ ЛЕКЦИЯ № 1 Историческая справка Классификация современных автомобилей ЛЕКЦИЯ № 2 Требования к современным автомобилям Компоновка и планировка современных автомобилей Анализ компоновочных схем современных автомобилей Грузовые автомобили: Автобусы ЛЕКЦИЯ № 3 Компоновка легковых автомобилей Виды кузовов Весовые и геометрические...»

«1 УЗБЕКСКОЕ АГЕНТСТВО СВЯЗИ И ИНФОРМАТИЗАЦИИ ТАШКЕНТСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Допустить к защите Зав. Кафедрой Педагогика технического образования _2012 г. ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Разработка электронного курса по предмету Системы коммутации в подвижных радиосредствах Выпускник Ускова А.А подпись Ф.И.О. Руководитель Абдужаппарова М.Б. _ подпись Ф.И.О. Консультант по БЖД Борисова Е.А. подпись Ф.И.О. Рецензент доц. Ходжаев Н.С. подпись Ф.И.О. Ташкент УЗБЕКСКОЕ...»

«Е.А.Мясин, Фрязинский филиал ИРЭ им. В.А.Котельникова РАН, октябрь 2013 г. Посвящается д. ф. - м. н. В.Я. КисловуУчёному и организатору. ЛЕКЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ГЕНЕРАЦИИ СВЧ ШУМА В ИРЭ АН СССР – НАЧАЛО НОВОГО НАУЧНОГО НАПРАВЛЕНИЯ 1.ВВЕДЕНИЕ Уважаемые коллеги! Прежде всего, я хотел бы поблагодарить Дмитрия Ивановича Трубецкова за предложение подготовить лекцию с любым названием, касающемся истории появления первого генератора шума на основе нелинейной хаотизации колебаний в ЛБВ с задержанной...»

«Э - 168 Э - 169 ГЭ - 170 ЭМ - 171 ЭК - 172 Ф – 173 Понедельник Физ.лб 17.00 Биология ИНОСТРАННЫЙ ЯЗЫК практ. 9.30 – 11.05 ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ Отечеств. история лекция проф. Судариков А.М. лекция Химия, лб Физ.лб Введение в спе- Введение в спеБиол. лб циальность, лекц. циальность, лекц. Физика, лб 11.15 – 12. Беляева Т.С. ст. пр. Тенилова Отечеств. история Географ. лб Геология, лб О.В. семинар Физ.лб Введение в спеГЕОЛОГИЯ циальность, пр. 13.30 – 15. лекция доц. Прокофьева Т.И. Введение в спе-...»

«Лекция №21, 22 Принципы бухгалтерского учета. Бухгалтерский баланс фармацевтической организации План: Бухгалтерский учет и основные принципы его ведения в 1. фармацевтических организациях. Разделы актива баланса аптечной организации. 2. Пассив баланса аптечной организации. 3. Типы изменений в балансе, вызываемые хозяйственными 4. операциями. Виды бухгалтерских (балансовых) счетов, их строение. 5. Синтетические счета. 6. Активно-пассивные счета. 7. Типы изменений хозяйственных средств и их...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.