WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

502

Лекция 25. Политика и права человека

Аксиомой историко-материалистического подхода к изучению

общественных процессов является признание того факта, что ни один феномен

социальной жизни, каким бы простым или специфичным он казался, не существует

вне связи и отношений с другими конкретными социальными явлениями. Более

того, реальная природа свойств того или иного явления проявляется только в отношении, во взаимодействии с другими факторами. Поэтому для уяснения сути социального явления абсолютно необходимы учет и анализ всей совокупности соответствующий связей и отношений.

Такой подход представляется единственно верным и применительно к проблеме прав человека. Ибо бытие реального человека немыслимо вне всего многообразия его общественных связей и отношений. Это в полной мере относится и к социальным возможностям и обязанностям или правам и обязанностям личности, существующим лишь как универсальный способ и результат сложного взаимодействия людей, личности и общества. Ведь фактические социальные возможности (для данных социальных субъектов) всегда обусловлены общественным организмом в целом, в "снятом" виде содержащим воздействие всех его атрибутов в их единстве и, следовательно, таких реалий современного общества, как государство, право, политические партии, идеологические доктрины и т. д. Уже по этой причине бытие фактических социальных прав (возможностей) человека, а также их теоретическое осмысление невозможны вне политических феноменов и процессов. Более того, история развития человечества свидетельствует о том, что именно политические механизмы (и прежде всего государство как основное звено политической системы) всегда являлась той организованной силой, которая брала на себя "бремя" безоговорочной интерпретации прав человека и с помощью которой экоономически доминирующие социальные группы присваивали основную часть общественного богатства.

В связи с этим следует отметить методологическую несостоятельность попыток рассмотрения прав человека как неполитического, неидеологического понятия, отрицающих или недооценивающих связь между правами человека и политическими феноменами. Реальность такова, что человек тысячами нитями связан с политической системой, с политической идеологией, с политическими процессом, или же, говоря обобщенно, с политикой. Естественно, что решение проблемы прав человека связано с деятельностью политических партий, с активной ролью и ответственностью государства, с функционированием классовых по своей природе систем демократии и права и т. д. Поэтому первый вывод, который может быть сделан в связи с рассмотрением соотношения политики и прав человека, состоит в том, что действительными, реальными (реализующимися) правами человека в условиях современного общества могут быть только те, существование которых опосредовано тем или иным образом его непременными атрибутами — политической системой, политической идеологией, политической практикой в целом. Велики возможности и исключительна роль правящих политических партий и государства в выборе путей решения проблемы прав человека, в определении целей, приоритетов и соответствующих средств.

Проблеме прав человека объективно, генетически присуще политическое содержание. Можно сказать, что как таковых прав человека не существует в том смысле, что существуют лишь социально-субъективные представления, взгляды, теории о том, что такое права человека, а также основанные на них политические, юридические, моральные и т. д. социальные нормы наряду с фактически существующими социальными возможностями и обязанностями, предстающими в качестве объекта интерпретации (и прежде всего правовой). Представления и нормы являются ничем иным, как выражением объективно существующей проблемы удовлетворения непрерывно меняющихся и возрастающих потребностей людей (проблема прав человека в широком смысле), принадлежащих к различным социальным слоям, группам, классам, нациям и т. д. и, следовательно, имеющих свои специфические потребности и интересы. Отсюда неизбежность социальноценностной, социально-классовой интерпретации проблемы прав человека и путей ее решения, появления именно идеологизированного и политизированного понятия "права человека".

В то же время отмеченная констатация ни в коей мере не предполагает безусловной, перманентной конфронтации по всем вопросам правового положения личности и тем более не означает абсолютизации классового подхода. Напротив, политические устремления и политические силы являются в современном мире взаимозависимыми и с учетом возможных крайних проявлений политических притязаний и амбиций исключительно опасной сегодня угрозы нестабильности, нуждаются (и создают возможности для этого) в выработке и признании определенного минимума общесоциальных (в рамках отдельного общества), общечеловеческих и общедемократических требований к правовому и социальному положению каждой личности, реализация которых должна и может быть обеспечена в любом обществе, вне зависимости от особенностей его социально-политической системы. И, во-вторых, данная постановка вопроса отнюдь не означает сведения проблемы прав человека целиком и полностью только к политике. Проблема прав человека, безусловно, имеет самое различное "звучание", глубоко проникая в мораль, философию, идеологию, религию.

Тем не менее, собственно политическое содержание данной проблемы является наиболее значимым и наиболее емким элементом ее содержания.



Анализируя характер соотношения политики и прав человека, следует исходить из признания того факта, что в практически-прикладном плане вопрос о правах человека ставится только в связи с существованием проблемы прав человека, связанной прежде всего с отсутствием тех или иных социальных возможностей, с их качеством и характером распределения между людьми. Так или иначе проблема объективно существует и получает конкретно-исторические формы проявления.

Решать же вопросы прав человека, как показывает исторический опыт, можно поразному. Однако, если практически и всерьез решать тот или иной аспект глобальной по своей сути проблемы прав человека, невозможно не затронуть тем или иным образом интересы больших групп людей, а также организаций, представляющих их интересы.

Всякий вопрос практики или теории прав человека непосредственным или косвенным образом зависит от того, как решаются более общие вопросы, как правило, глубокого политического содержания. Например, характер реализации личного ("неполитического") права человека на обжалование незаконных действий должностных лиц, государственных органов и общественных организаций в суд самым непосредственным образом зависит от того, в какой мере в государственноправовой практике, в политической жизни страны в целом осуществляется принцип независимости судебной ветви власти от власти исполнительной, каковы авторитет и роль суда в обществе. В еще большей степени это можно отнести к праву человека на труд, поскольку оно не может быть реализовано без осуществления принципа социально-политической ответственности государства и общества за реализацию этого социально-экономического права. Функционирование же данного принципа в политической практике само по себе возможно лишь при соответствующей расстановке политических сил в обществе, является, как правило, результатом серьезной политической борьбы трудящихся за свои права.

Условно говоря, может быть, для прав человека как таковых их деполитизация и деидеологизация были бы одним из лучших вариантов их существования и реализации. Ибо они могли бы в таком случае "изолироваться" от влияния таких нестабильных, противоречивых и порой откровенно негативных факторов, какими в том или ином случае могут выступать практическая политика (в том числе правовая) и различные проявления политической идеологии. Однако такое положение вещей невозможно сконструировать даже теоретически (как некую гипотетическую ситуацию), не впадая при этом в абсолютную метафизику. "Зависят ли права человека, их существование и осуществление от Декларации прав человека и пактов о правах человека?" — задает себе вопрос, например, американский философ А. Гевирз1 и, отвечая на него положительно, делает логический вывод о том, что ранее, без данного позитивного признания, их могло и не быть или просто не было.

В то же время необходимо признать, что сама вера в существование таких прав, И в особенности вера в существование "неотъемлемых", "неотчуждаемых" или "ненарушимых" прав человека, при определенных условиях способна играть заметную позитивную роль, и это обстоятельство не следует недооценивать.

Справедливо подчеркивая динамизм всех видов реальных прав и свобод человека, их непрерывное развитие и изменение, необходимо особо отметить, что понимание прав человека, их интерпретация в огромной степени основаны также и на признании стабильности наиболее важных прав и свобод. Эта стабильность в свою очередь, как правило, "выводится" из наиболее общих, "вечных" духовных ценностей и императивов. Например, право человека на жизнь не без оснований может быть связано (наряду с другими факторами или вопреки им) с библейской заповедью "не убий". А гуманное законодательство и гуманное отношение к человеческой личности вообще также не без оснований могут связываться с присущим христианскому вероучению и проповедуемым им на протяжении многих веков человеколюбием. Устойчивые моральные ценности и ценности иного происхождения, естественно, также способны и должны выполнять аналогичную позитивную функцию в свете решения проблемы прав человека.

С точки зрения выработки и развития наиболее справедливого и гуманного подхода к проблеме прав человека, с учетом приоритета общественных интересов и ценностей, огромное и постоянное значение имеет позитивный процесс взаимоувязки, с одной стороны, изменяющихся интересов, с другой — значительной стабильности нравственных ценностей и императивов. По нашему мнению, сопряжение этих факторов — безусловная потребность правового Gewirth Alan. The Basis and Content of Human Rights // Human Rights Nomos. N. Y.: New York University Press, 1981. P. 121.

и социального развития человечества, принципиальнейший вопрос теории и практики прав человека, внутренней и внешней политики современных государств.

Ведущая роль социальных интересов вряд ли оспорима. Однако это не означает того, что они непременно должны противопоставляться общепризнанным моральным ценностям, общечеловеческим гуманным принципам и общедемократическим политическим и юридическим формам. Всегда субъективные по своему характеру социальные потребности и интересы не только должны разумно согласовываться с этими факторами, но и могут органично интегрировать в себя общесоциальные и общечеловеческие приоритеты и нравственные ориентиры.

Исторический опыт (в том числе не в последнюю очередь и нашей страны) показывает, что абсолютизация ведущей роли социальных интересов, в частности классовых интересов, может дать весьма отрицательные результаты с точки зрения прогресса прав личности. Взятые же в отрыве от реальных социальных процессов абстрактные гуманные императивы в свою очередь оказываются неэффективными и, более того, могут искусственно (но с не меньшим негативным результатом) противопоставляться назревшим социальным потребностям.





Нравственная обособленность, независимость человека, а также его основных прав и свобод от политических процессов все-таки являются относительными. И вопрос о стабильности, независимости, ненарушимости основных прав человека в принципе может ставиться только в связи с необходимостью формирования и осуществления соответствующей социальной политики, направленной на придание правам человека в обществе действительно фундаментального, "базисного", неизменного значения.

Известный тезис о том, что проблема прав человека является прежде всего политической проблемой, подчеркивает ее основное содержание применительно к глобальному общечеловеческому масштабу, но он должен рассматриваться и как имеющий непосредственное отношение к проблеме прав личности в рамках любого общества. Это означает, в частности, что ее решение в условиях любой общественной системы возможно лишь на основе последовательного осуществления соответствующего "специализированного" курса, органично вытекающего из политики в целом и согласующегося с ней, и имеющего относительно самостоятельное значение. Без такой политики развитие общества может идти с самыми серьезными осложнениями, вплоть до глубокой деформации основополагающих принципов правового состояния личности даже в условиях относительного прогресса общества в целом.

Одна из важных задач политики состоит в необходимости "подчинения" работы всех политических, экономических, идеологических, правовых и других социальных институтов провозглашаемой политической линии. Частным, но важным моментом в связи с этим является, на наш взгляд, необходимость "компенсации" негативных свойств права как формального критерия. Да, закон есть мера политическая. В то же время закон формален, т. е. объективно ограничен в своих возможностях достижения политических целей. В частности, не случайно, что в целом относительно неплохой для своего времени закон, каким являлась Конституция СССР 1977 г., функционировал плохо. Например, такие конституционные права граждан, как право на участие в управлении государственными и общественными делами (ст. 48), право на критику работы государственных органов и общественных организаций (ст. 49), право на обжалование действий должностных лиц, государственных и общественных органов (ст. 58) и ряд других (сам факт выражения которых в Конституции страны имеет немалое позитивное значение), в значительной степени носили декларативный характер в связи с существенными ограничениями в процессе реализации. Частой являлась практика серьезного нарушения таких важнейших социально-экономических прав, как право на жилище (ст. 44), право на образование (ст. 45) и некоторых других.

Ведь закон лишь одно из средств, один из инструментов политики, и работать полноценно он может лишь в системе средств, обеспечиваемых организационной, идеологической, экономической и другой целенаправленной социальнопрактической деятельностью. Он должен быть органично "вплетен" в конкретноисторический контекст практического процесса реализации задач социальной политики, осуществляемой в том числе (и главным образом в условиях правового государства) и правовыми средствами.

Значимость закона, конечно, должна неуклонно повышаться. Безусловное соблюдение требований законов должно стать основным жизненным правилом.

Однако роль законодательства никогда не возрастала и не возрастает сама по себе.

Правовая же пропаганда также может дать заметные результаты лишь при вышеизложенных условиях.

Кардинальное обновление законодательства в нашей стране, повышение его качества — это необходимый, важнейший сегодня, но все-таки не главный и не решающий фактор на пути к созданию правового государства. И не только по той причине, что возможности юридической формы объективно ограничены, что закон — мощное, но не всесильное средство, что невозможно принимать законы и другие нормативные акты по любому поводу, но и главным образом потому, что абсолютное большинство социальных проблем решаются только комплексом средств.

Особый вопрос — качество принимаемых нормативных актов. Продуманный, своевременный, научно обоснованный нормативно-правовой акт способен активно воздействовать на общественные отношения, содействуя их развитию в желаемом направлении. И наоборот, не обладающий указанными качествами юридический документ способен серьезно осложнить их развитие, нанести им ущерб, или же принятые нормы могут остаться только на бумаге. Однако нужно иметь в виду, что вопрос социальной эффективности закона практически никогда не сводится целиком только к качеству того или иного нормативного акта. Другими словами, неэффективность законодательства далеко не всегда связана с качеством нормативного материала. Довольно характерно для практики, когда изменения в социальной направленности текущей политики, связанные с огромным "удельным весом" субъективного фактора в политической деятельности вообще, способны быстро свести к минимуму эффект позитивного действия хорошего, отвечающего объективным требованиям жизни закона (не изменяя последний с формальноюридической точки зрения).

Понимая необходимость первоочередного решения вопросов борьбы с противоправной и преступной деятельностью (этими самыми опасными посягательствами на права и свободы личности), следует тем не менее иметь в виду принципиальную возможность обострения проблемы прав личности и в рамках закона, в условиях функционирования правопорядка (учитывая значительно более глубокое содержание рассматриваемой проблемы). В частности, такая ситуация может сложиться в результате принятия значительного числа подзаконных нормативных актов, формально отвечающих требованиям закона, но практически препятствующих полнокровной, нормальной реализации опосредуемых законом важнейших принципов организации и функционирования общества. Не исключена возможность также преимущественно формального соответствия законодательства в целом Основному Закону — Конституции страны Более того, сам Основной Закон может на каком-то этапе развития общества серьезно "оторваться" от социальных реалий и оказаться, так сказать, в нейтральной позиции.

Поэтому, на наш взгляд, едва ли не самой серьезной опасностью в процессе реализации политического курса на создание правового государства следует считать реальную возможность сделать его лишь формально-правовым. В связи с этим самые общие требования, которым должно отвечать правовое государство, по нашему мнению, состоят в следующем:

— всесторонняя гарантированность основных прав граждан, наличие отлаженного, несложного и легкодоступного юридического механизма практической реализации конституционных прав и свобод граждан и их защиты, — соответствие законодательства важнейшим интересам всех классов и социальных слоев, тенденциям социально-экономического развития и моральнопсихологической ситуации в обществе;

— органичное вплетение законодательства в контекст практического процесса решения насущных проблем;

— строгое соответствие текущего законодательства конституционному, практическое обеспечение верховенства закона по отношению к подзаконным нормативным актам;

— диалектическое сочетание стабильности и динамизма законодательства;

— наличие отработанных демократических процедур участия граждан в правотворческом процессе;

— учет общественного мнения;

— единство правотворческой, организационной, идеологической и правоприменительной деятельности государства;

— наличие совершенного юридического механизма разрешения спорных и конфликтных ситуаций между субъектами права на всех уровнях политической, государственной и социальной структуры;

— профессиональная и нравственная безупречность работников государственного аппарата и аппарата общественных организаций, их заинтересованность в качественном выполнении своих профессиональных обязанностей;

— высокий уровень правовых знаний и правовой культуры граждан страны.

По-видимому, и сегодня необходим последовательный учет в правотворческой и политической деятельности в целом, и прежде всего при выработке, принятии и реализации подзаконных нормативно-правовых актов, несправедливого, не зависящего от воли и, способностей индивидов фактического неравенства людей, обусловленного их принадлежностью к различным социальным группам, слоям, классам, территориям и т. д. Реальные условия существования пока еще обусловливают серьезные различия в характере, количестве и качестве предоставляемых людям социальных возможностей. Поэтому право, в интересах справедливости, в той или иной степени и в каждом конкретном случае, "вместо того, чтобы быть равным, должно бы быть неравным”1. При этом, конечно, жестоко различая, с одной стороны, стремление общества создать для кажМаркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19. С. 19.

дои личности равные исходные социальные условия для проявления способностей и развития своей индивидуальности, и с другой — его решительное неприятие имевших место уравнительных тенденций в оплате труда и в предоставлении социальных благ.

Таким образом, признавая тезис о том, что, реформируя общественные отношения, можно создать значительные возможности для всестороннего и последовательного преодоления проблемы прав личности, необходимо помнить, что эти возможности создаются лишь посредством осуществления соответствующего политического курса и в любом случае при помощи результативного государственно-правового воздействия на социальные процессы.

Характер же такого воздействия, его эффективность в пределах приблизительно одних и тех же социально-экономических условий могут быть весьма различными.

При этом важно исходить из конкретной социальной действительности, так как всякое право личности является результатом сложного взаимодействия многочисленных и порой противоречивых факторов, целенаправленное управление которыми эффективно лишь на путях самого широкого социально-политического влияния.

Большое значение имеют в современных условиях международно-правовые аспекты проблемы прав человека. После Второй мировой войны, после чудовищных преступлений против человечества, совершенных фашизмом, в мировом сообществе идея ценности человеческой личности приобрела особую актуальность. В связи с этим в международной политике отчетливо наметилась тенденция придания этой идее "материальной силы", перенесения ее в сферу социальной практики всего мира. Это нашло свое выражение, в частности, в том, что понимание ценности человеческой личности, ее достоинства стали связывать с необходимостью обеспечения минимальных гарантий существования и свободного развития каждого индивида и в любом обществе независимо от особенностей его социально-экономической и политической организации, а также в формулировании соответствующих требований, обращенных К государствам и народам.

Важным результатом такой политики явилось принятие современными государствами в 1945 году Устава Организации Объединенных Наций, выражающего принцип уважения основных прав и свобод человека. Этот документ, по существу, явился основным политическим, юридическим и идеологическим фундаментом для последующего осуществления сотрудничества суверенных государств и народов в области прав и свобод человеческой личности.

В первой же статье Устава ООН записано, что одной из целей ООН является осуществление международного сотрудничества в разрешении проблем экономического, социального, культурного и гуманитарного характера, поощрение и развитие уважения к правам человека и его основным свободам для всех без различия рас, пола, языка и религии.

Вторым важнейшим документом явилась Всеобщая декларация прав человека.

В Преамбуле этого международного документа, посвященного непосредственно вопросам прав человека и имеющего, по существу, универсальный характер ввиду того, что в нем сформулированы основные права человека и основные задачи государств по их осуществлению, говорится, что "Генеральная Ассамблея провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению путем национальных и международных прогрессивных мероприятий всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств — членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под ее юрисдикцией"1.

В 1966 году Генеральной Ассамблеей ООН были приняты юридически обязательные документы по правам человека (для государств, добровольно признающих их юридическую силу): Пакт об экономических, социальных и культурных правах и Пакт о гражданских и политических правах. В настоящее время действуют и многие другие международные соглашения по правам человека.

Для реализации в социальной практике государств тех или иных юридических норм, содержащихся в соответствующих международных соглашениях по правам и свободам человека, необходимо не только трансформировать их содержание во внутреннее законодательство страны, но и прежде всего проводить соответствующую социально-экономическую политику по созданию условий для фактического осуществления содержащихся в них требований. Иначе социальная ценность международно-правовых норм о правах человека остается минимальной, а государство, не обеспечивающее условий для реализации прав и свобод человека, должно оцениваться другими странами-участниками совместного соглашения как уклоняющееся от взятых на себя обязательств. Отметим, что международное сотрудничество по правам человека не сводится только к выработке и принятию соответствующих документов и последующей трансформации содержащихся в них юридических норм во внутреннее законодательство стран-участниц соглашения.

Права человека // Сборник международных договоров. Организация Объединенных Наций. Нью-Йорк, 1978. С. 1—3.

Международное сотрудничество необходимо и после указанных процессов в целях успешного выполнения государствами принятых на себя обязательств и осуществления международного контроля за их выполнением. Для контроля созданы специальные международные органы, призванные активно содействовать осуществлению соглашений по правам человека: Комитет по ликвидации расовой дискриминации, Группа трех комиссий по правам человека и др.

Процесс формирования международно-правовых принципов и норм по правам человека продолжается и сейчас. Но все сказанное, конечно, не означает того, что права личности (или некоторые из этих прав) могут непосредственно регулироваться международным правом и только от него производны.

Действительные социальные права людей при всех условиях остаются продуктом конкретного общественного организма и существуют как бы "внутри" него. Само по себе международно-правовое регулирование положения человека в обществе может иметь позитивное значение и играть существенную роль в свете решения проблемы прав личности, но при этом оно всегда является производным, вторичным по отношению к внутренней жизни данного общества, ее государственной организации и политической системе в целом, ибо всегда опосредовано, с одной стороны, суверенной волей государства, а с другой — его социально-экономическими, политическими, культурными и другими особенностями. Никакое реальное право не может быть привнесено извне, помимо общества и государства.

Однако в современном мире быстро растет взаимосвязь и взаимозависимость суверенных государств друг от друга, отдельного государства от всего мирового сообщества в целом. Отдельные права и свободы человека могут теперь возникать и реализовываться во все большей степени под воздействием внешних для конкретного общества и государства факторов, и в частности, под воздействием международно-правовых принципов и норм, выработанных практикой сотрудничества. Например, международное сообщество, согласно Уставу ООН, в исключительных случаях может заставить посредством коллективных усилий государств — членов ООН, в том числе с помощью военной силы, отдельное государство прекратить проведение политики войны и агрессии. На практике это будет означать, в частности, и то, что право на жизнь и право на мир для граждан государства-агрессора могут быть в определяющей степени привнесены извне и помимо воли данного суверенного государства.

Лекция 26.Политика, право, демократия (методологические проблемы соотношения) В рамках предметов политологии проблемы соотношения политики, права и демократии занимают важное место. Анализ характера и тенденций их взаимосвязей позволяет полнее и точнее понять природу и свойства политики, права, демократии, их удельный вес и реальные возможности в социальном и духовном историческом движении современных общественных систем. Именно этот круг проблем затрагивает существеннейшие интересы общества, ту сферу его жизни, в которой наиболее ярко выражаются его потенциал и динамика и которая более всего чувствительна к воздействию внутренних и внешних факторов.

В последнее время мир стал свидетелем колоссальных политических процессов. Принципиально изменяются целые политические системы стран, эволюционируют формы государственных структур, демократические институты.

Модернизируются, образуются и распускаются международные региональные или блоковые государственные союзы. Мир стал более открытым к сотрудничеству народов. Преобразующаяся политическая карта мира настоятельно требует от политологии теоретического анализа сложных проблем современности как на локальном, так и на мировом уровне.

О взаимосвязи политики, права, демократии пишут не только ученыеспециалисты, но и профессиональные политики, государственные деятели, партийные лидеры, журналисты и др. При этом нельзя не отметить многовариантность подходов к пониманию темы, различие исходных мировозренческих и методологических позиций. И в то же время эти подходы и позиции содержат (с большими или меньшими оговорками) известную общность в определении политики, права, демократии.

По Ленину, политика — это участие в делах государства, "определение форм, задач, содержания деятельности государства'". Государство — ядро политической жизни. Энгельс считал государство и народные массы двумя решающими силами в политике2. Маркс заметил однажды, что внедрять религиозные догматы в политику означает сделать их "определяющими факторами государства"3.

' Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 340.

См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 447.

Многочисленные немарксистские теоретические концепции политики прямо или косвенно ее центральным пунктом выделяют государство, политическую власть. Приведем лишь некоторые положения: политический строй — это государство (Э. Форстхоф); государство — один из основных институтов политического анализа (Ф. Нашольд); основной предмет политологии — политическая власть (О. К. Флехтхайм); власть — центральный или даже единственный признак политического (Берг-Шлоссер); конститутивно-политическая наука — это анализ условий политической власти, ее конкретных форм (И.

Кламмер); современное значение политики в собственном смысле слова связано с институционализированная власть (Ж. Бюрдо)1.

Разнообразные (по времени, методологической основе, идеологической ориентации) теоретические интерпретации права в качестве его важного и неотъемлемого компонента включают установленную государством систему общеобязательных норм, регулирующих поведение людей и направленных на достижение определенных целей общества. Демократия, как политика и право, также имеет многовековую историю осмысления. Формы государства, принципы организации и деятельности государственных, политических, общественнополитических структур, сумма прав и свобод человека — вот что чаще всего понимается под демократией (властью народа). Взаимосвязь политики, права, демократии очевидна и может быть понята, как порой кажется, на чисто интуитивном уровне. Исторический опыт показывает, что форма государства, тот или иной государственный орган и его деятельность могут быть сколько-нибудь стабильными, эффективными и пользоваться доверием общества, если будут юридически оформлены и закреплены. Это в равной степени касается и политических партий, организаций, общественных движений (во всяком случае принципиальных моментов их деятельности — программных целей, процедур создания и прекращения существования финансов и имущества, участия в избирательных кампаниях и др.).

В свою очередь право самым непосредственным образом опирается на политические (не только государственные) институты. Право тогда чего-нибудь стоит, если ему следует и его гарантирует Forsthoff Е. Der Staat der Industriegesellschaft. Munchen, 1971; Sist emwandel und Demokratisierung. Festschrift fur Ossip K. Flechtheim, Hrsg. Ch. Fenner und B. Blanke. F. a/M., 1975; Naschold F. Politische Wissenschaft Freiburg, Munchen, 1972; Einfuhrung in die politische Wissenschaft. Hrsg Hamburg, 1971; Quaritsch H. (Hrsg.) Die Selbstdarstellung des Staates. West Berlin; Burdeau G Einfuhrung in die politische Wissenschaft, Neuwid. Berlin, 1964.

государство. Политическая природа, политические свойства в большей или меньшей степени характерны для всех правовых явлений. Может быть, излишне категорично известное ленинское утверждение "право ничто без аппарата, способного принуждать", но высокая степень зависимости права от государства отражена верно. Вот еще несколько аналогичных тезисов: "нет правовых предписаний без власти", "всякое право — продукт политики" (Ж. Бюрдо);

"правообразование есть всегда политика" (Т. Мейер-Мали); "право без власти — иллюзия" (Д. Мертен). Приведенные положения в концентрированном теоретическом виде фиксируют жесткую зависимость права от политики, главного в ней — государства, государственной власти.

Так же ясна взаимосвязь демократии с политикой и правом. Например, различные модификации республики как формы государственного правления, характер соподчинения органов власти, управления, правосудия, степень демократичности принципов и способов реализации государственной власти, диапазон и реальность прав и свобод человека в целом определяются комбинацией сотрудничества, компромиссов или противостояния различных политических сил, партий, движений, идеологий. Объективно необходимо и законодательное (конструктивное) закрепление институтов и принципов демократии. Никакая общественно значимая, охватывающая социальные классы и слои демократия невозможна вне юридического оформления и признания, без того, чтобы она ни была так или иначе институционализирована в государственном строе.

Столь тесная взаимосвязь и даже взаимопроникновение политики, права, демократии часто дают повод для утверждений об их идентичности, предметнообъектной неотдифференцированности друг от друга. Нередко право или законность (позитивно реализуемое в жизни право) рассматриваются как элемент демократии. Известны доктрины, согласно которым "государство и право идентичны" (Г. Кельзен) или "право — это власть" (Г. Хенкель)1. Такого рода суждения не лишены оснований. Как, например, нужно понимать конституционные нормы о правах и свободах человека: есть ли это право, установившее и закрепившее демократические институты, принявшие юридические формы? Что такое закон о забастовках, принятый под давлением рабочего или профсоюзного движения:

политика, воплощенная в юридических нормах, или право, регламентирующее известный круг политических отношений? Что представляет собою государственный аппарат с его многозвенными вертикальными и горизонтальными структурами, получившими деBurdeau G. Op. cit; Mayer-Maly Theo. Rechtswissenschaft. Darmstadt, 1973:

Merten Detlef. Rechtsstaat und Gewaltmonopol. Tubingen, 1975.

тальный правовой статус: государство, обретшее необходимые правовые формы, или опредметченная правовая общественная потребность социальных сил страны, не желающих зависеть от произвола и стихии?

На первый взгляд ответ отыскивается легко: политика, право, демократия идентичны друг другу. И все-таки проблема решается не так просто. Вступить во взаимодействие могут совместные вещи, имеющие нечто тождественное, что объединяет их. Различные во всех отношениях вещи не могут вступить во взаимосвязь, она возможна лишь при наличии определенного различия между ними. Право, политика, демократия отвечают названным требованиям.

Право, демократия, политика не являются ни причиной взаимного возникновения и существования, ни целью. Право и демократия существуют не потому, что есть политика, государство с его правотворческими органами. А целью государства в итоге не является установление правовых норм и демократических институтов. Политика, например, реализуется не только с помощью права. Среди иных средств можно назвать дипломатические и военные акции, агитацию, пропаганду. Политика вообще, несомненно, более гибка, чем право.

Направленность политики, формы некоторых важных политических институтов (партий, движений) могут претерпевать серьезные изменения, в то время как законодательство остается неизменным. Да и с точки зрения, если можно так выразиться, вещественно-наглядной, политика, право, демократия различаются.

Политика предстает прежде всего как институционализированная система государственных, политических, общественных учреждений, организаций, движений, соответствующие политические отношения, идеологии, нормы. Право же выступает как материал исключительно духовного порядка: воля, интересы, мотивы, цели, идеи, доктрины, общественное мнение, нашедшие государственное нормативное выражение. Демократия в интересующем нас плане включает в себя элементы институционального и духовного порядка. Общее, тождественное для политики, права, демократии, состоит в объединяющей их природе, едином корне, который представляет собой общесоциальную потребность в самоорганизации, самоуправлении и саморегулировании, в необходимости упорядочить взаимоотношения личности и общества. Иначе говоря, политика, право, демократия являются различными формами выражения и реализации одной и той же общественной потребности. В свою очередь политика, право, демократия взаимно могут служить и служат наиболее рациональной и эффективной формой реализации своего назначения.

Анализ соотношения политики, права, демократии нередко сопровождается заключением о так называемом примате одного из взаимодействующих явлений. Особенно это свойственно современным работам, посвященным "правовому государству". Для данных работ характерна (вольно или невольно) своеобразная неомифологизация с оттенком государствофобии, демократизации политической власти, и одновременно ясно просматривается фетишизация права. Теория "правового государства" расценивается некоторыми западными юристами как предмет интеллектуальной гордости, как одно из высших достижений человеческого духа. Объективности ради заметим, что отдельные западные исследователи констатируют, что дух понятия правового государства давно дискредитирован., Можно разрабатывать различные рекомендации по укрощению демона власти, по демократизации общественной жизни, деполитизации и деидеологизации государственных структур, но не следует при этом фетишизировать одно (в нашем случае право) или несколько средств, подходящих для достижения поставленных целей. Это всегда сужает поле видения и осмысления изучаемых объектов. При всей значимости права, самой идеи Правового государства очевидно другое, что — при почти необозримом количестве переменных в политике, демократии, в общественном движении в целом — не в правовой сфере или прежде всего не в ней — лежит основной вектор принципиальных социальных, хозяйственных и духовных перемен современного общества. Здесь могут "работать" и различного рода альтернативные варианты, и "шаги", "зигзаги" в сторону, и "попятное движение", и непрофессионализм в государственном управлении, правотворчестве.

Бывший президент Франции В. Ж. д'Эстен в своих рассуждениях о принятии государственных решений, например, отмечает, 'что крайне редко применялся (в его бытность президентом) метод, "который основывается на объективном исследовании данных, сопоставлении и обсуждении различных точек зрения с последующим принятием решений на соответствующем компетентном уровне"1. С большой долей уверенности можно сказать, что это характерно не только для Франции. Можно по-разному относиться к высказываниям (имея в виду степень их научности) бывшего президента одной из стран, но не принимать во внимание суждения крупного практического политика, государственного деятеля нельзя, если мы хотим дать научную характеристику взаимосвязи политики, права, демократии, общества.

Позволяет ли утверждение о примате и его взаимосвязях с политикой и демократией раскрыть подлинную природу, своеобразие, особенность как самих этих связей, так и соотносящихся явлений? Думается, нет. И политика, и право, и демократия — это, Д'Эстен Валери Жискар. Власть и жизнь. 1990. С. 154.

пользуясь ленинским выражением (высказанным, правда, по другому поводу), "живое творчество масс". Социальное творчество осуществляется в результате всего многообразия жизнедеятельности людей, происходящей всегда противоречиво, драматично и даже трагично. В отношении реальной жизни политико-правовые формы и институты должны быть ограниченны и естественны, фиксировать и понимать разнообразные сопутствующие им факторы и процессы, не допуская фетишизации, арифметического измерения "удельных весов" изучаемых явлений. Конечно же, из-за отсутствия примата права над политикой, государством или отказа от некоторых принципов юстиции значительно или полностью демонтированы десятилетиями существовавшие политические и государственные структуры как в нашей стране, так и в восточноевропейских странах. Масштабный и во многом поразительный опыт названных стран наглядно иллюстрирует значимость социально-экономической обусловленности политики, права, демократии, форм их соотношения. Остановимся на данной проблеме несколько подробнее. Маркс включал государство в систему буржуазной экономики. Широко известно ленинское определение социализма как суммы, слагаемыми которой являются советская власть, прусский порядок железных дорог, американская техника и организация трестов, американское народное образование и т. д. Можно не согласиться с этой попыткой дать формулу социализма, представив его как некую механическую сумму вполне несовместимых явлений, но нельзя не видеть методологическую последовательность Ленина, включающего государственную власть в социально-хозяйственную и духовную структуры общества и определяющего политику как концентрированное выражение экономики.

Методологический принцип, которым руководствуются Маркс и Ленин, как раз не позволяет жестко и умозрительно разводить политико-правовые (надстроечные) и социально-экономические (базисные) структуры, ориентирует на то, что, по существу, данные структуры могут быть поняты не взятыми сами по себе, а во взаимодействии. Можно сказать, что самая сокровенная тайна названных структур находится в их взаимопредопределении. Исходя из другого понимания, невозможно найти ответы на конкретные вопросы. Почему в обществе, десятки лет называвшем себя социалистическим, упразднившем эксплуатацию человека человеком, частную собственность, безработицу и решившем немало сложных проблем, отсутствуют стимулы к труду, катастрофически низки производительность труда и эффективность общественного производства в целом, тормозится научно-технический прогресс. Почему в этом же обществе, провозгласившем и конституционно закрепившем принадлежность власти народу, соответствующие демократические, избирательные, властные, управленческие, судебные процедуры, систему прав и свобод, иные демократические институты, фактически долгое время демократия существовала в урезанном виде, а реальная политика была уделом определенных социальных групп? Почему практически была нарушена самостоятельность, например, государства, партии, профсоюзов, а среди широких социальных слоев общества нередко доминировали политическая апатия, цинизм, скепсис, девальвировались пропагандируемые политико-правовые и демократические идеалы и ориентиры?

Анализ соотношения политики, права, демократии не на понятийном, а на исторически-конкретном уровне невозможен без обращения, по выражению Маркса, к "экономико-историческому типу общества". Это тем более необходимо сделать, если не претендовать на окончательные и надвременные истины Даже при самом поверхностном взгляде видны специфика и своеобразие взаимосвязи политических и правовых институтов в государствах, скажем, трех- или однотысячелетней давности и в современных нам общественных системах. Эти сравнительные отличия видны не только в структуре, организации, функционировании, идеологическом оформлении и объяснении, но и в характере (что более важно для прочерчивания историко-временного вектора) взаимодействия их с социально-экономическими образованиями.

Со сменой экономико-исторических типов общества прослеживается последовательная и увеличивающаяся отдифференцированность друг от друга (реальная, предметно-наглядная) базисных и надстроечных структур, растущая самостоятельность последних. Такие процессы во многом объясняются нарастанием общественного разделения и специализации труда, усложнением и разветвлением (в сторону самобытности) форм и институтов общественной и духовной жизни. Связи между базисными и надстроечными структурами не исчезают, но становятся иными по формам, интенсивности, степени открытости.

Они уже не могут жестко определяться формулой "что чем определяется". Не спасет здесь и оговорка "в конечном счете". Однако если политико-правовая и демократическая надстройки определяются базисом, то все же, исходя из данной теоретической формулы, невозможно объяснить, почему эта надстройка может предопределять фактическую ликвидацию хозяйственных укладов, форм духовной и политической жизни в обществе. Например, известный опыт коллективизации в нашей стране, культурная революция в Китае, известные события в Кампучии, политическая и расовая практика германского фашизма вполне могут служить историческими иллюстрациями приведенного тезиса.

Для понимания упомянутой формулы важное значение имеет Марксово теоретическое положение об историческом прогрессе:

общества различаются не тем, что (результаты общественного производства) они производят, но тем, как (орудия общественного труда) они производят. При сравнении же ныне существующих общественных систем заметно стираются оба (в том числе решающие для Маркса) различия.

Более того, происходит все более определенная универсализация в формах организации и управления общественным производством. В то же время сохраняются оригинальные и многообразные, самобытные по своим традициям и характеристикам национальные политико-правовые и демократические образования. Можно найти много различий в государственно-правовых и демократических системах Англии и Франции, хотя в обеих странах экономические структуры в основном одинаковы. Не всегда более развитые производственные факторы предполагают более совершенную политическую систему (например, США и Франция, Италия и Япония). Нет, скажем, прямой и определяющей связи между способом установления новой политической власти, государственноправовых форм и уровнем экономического развития страны. Иллюстрацией тому могут служить, в частности, революционные события в Англии (XVII в.) и Франции (XVIII в.). При довольно стабильном и успешном развитии западных стран их институты власти, тем не менее, по оценке некоторых исследователей, переживают кризис, который приобрел международный характер.

Исследования проблемы в форме поиска ответов на вопросы типа: могут ли на уровне своего развития государство, право, демократия быть выше или ниже обусловливающих их экономики и культуры общества? Что в итоге определяет взаимосвязь названных явлений? Кому конкретно выгодна та или иная эволюция политико-юридических, государственных форм? — свидетельствуют об упрощенном подходе, ограничении механическим пониманием предмета анализа.

Как, например, ответить на вопрос: кому выгодна была Октябрьская революция 1917 года в России?

Если необходимо раскрыть и понять подлинную природу политики, права, демократии, то вряд ли можно ограничиться их рассмотрением в неподвижном, застывшем в пространстве и времени состоянии. Только при исследовании соответствующих всесторонних и живых связей раскроются свойства, особенности, природа политики, права, демократии.

В настоящее время громадный теоретический интерес и в то же время трудности представляют собой радикальные и даже революционные (во всяком случае, по масштабам, направленности, результативности, значимости) события, происходящие у нас в стране и в странах Восточной Европы. По крайней мере они позволяют прийти к некоторым однозначным выводам: всякая консервация объективно отживших свое политических идей, институтов, их культивирование даже с самыми благими намерениями могут привести к социальной катастрофе; политическая теория — при всей ценности ее содержания, социальной принадлежности и ориентации — может стать консервативной и самонадеянной (полностью или частично); прежде чем переделать мир (в том числе и мир политики, права, демократии), его необходимо критически и самокритически объяснить.

Отсюда не случайны и даже в чем-то естественны те разнообразные (до взаимоисключения) толкования понимания существовавших до недавнего времени политико-государственных и правовых структур в этих странах. Так, применительно к нашей стране структуры определяются как "авторитарнобюрократический строй", "авторитарно-бюрократическая система", "ведомственный феодализм", "номенклатурный капитализм" и т. п. Несомненно одно: современный политико-правовой и демократический мировой опыт, как и его многочисленные теоретические реконструкции нуждаются в глубоком и принципиально-критическом осмыслении. Это должна быть критика, поднимающая политологию как науку до уровня, позволяющего рассматривать ее диалектически.



Похожие работы:

«3 Мир России. 2005. № 3 РОССИЯ КАК РЕАЛЬНОСТЬ Общественный договор и гражданское общество А.А. АУЗАН Статья основана на материалах лекции автора, прочитанной в декабре 2004 г. в литературном кафе Bilingue (О.Г.И.) в рамках проекта Публичные лекции. Политру. Первая ее часть — обзор концептуальных представлений о проблемах экономического развития (в каких случаях и как страны преодолевают отсталость, выходят из исторически накатанной, но не ведущей к развитию колеи). Вторая — ясная реконструкция...»

«Федеральное агентство по образованию Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Сибирский федеральный университет ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА СОЦИОКУЛЬТУРНОГО МЕНЕДЖМЕНТА Курс лекций Укрупненная группа 07000 Культура и искусство Направление 071200.62 Социально-культурная деятельность и народное художественное творчество Факультет искусствоведения и культурологии Кафедра рекламы и социально-культурной деятельности Красноярск 2007 Модуль 1....»

«НОУ ВПО ИВЭСЭП НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ИНСТИТУТ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ, ЭКОНОМИКИ И ПРАВА ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РЫНКА ЦЕННЫХ БУМАГ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по специальности 030501.65 Юриспруденция САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2011 ББК 67.402 П 68 Правовое регулирование рынка ценных бумаг: учебно-методический комплекс / Автор - составитель: С. Е. Шурупов. – СПб.: ИВЭСЭП, 2011. – 55 с. Утвержден на заседании кафедры...»

«12 Так пишется история • Инновативная лекция д-ра Рата в Стэндфордском университете • Победа над инфарктом не за горами • Здоровье для всех к 2020 году • Выступление за мирное, здоровое и справедливое общество • Петиция за свободный доступ к витаминам • Об авторе • Клинические исследования: естественная реверсия сердечно-сосудистых заболеваний • Список литературы ПОЧЕМУ У ЖИВОТНЫХ НЕ БЫВАЕТ ИНФАРКТА - А У ЛЮДЕЙ БЫВАЕТ Инновативная лекция д-ра Рата в Стэндфордском университете 4 мая 2002 мне...»

«Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by ТРАДИЦИИ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ вт. пол. ХХ __ нач. ХХI в. (Заключительная лекция курса История древнерусской литературы для студентов 1 курса специальности D 21 05 02 Русская филология) Житийная литература в своем духовном и эстетическом измерении является одним из радикальных выражений моральных основ жизни, естественных порывов личности к высшему. Общепризнанно,...»

«СПЕЦКУРС МЕНЕДЖМЕНТ В ХИМИЧЕСКОЙ ОТРАСЛИ для студентов 2-го курса по специальности Химия (охрана окружающей среды) (разработчик – профессор кафедры радиационной химии и химикофармацевтических технологий химического факультета БГУ В.Ф.Гореньков. РАЗДЕЛ I. ЛЕКЦИОННЫЙ КУРС ЛЕКЦИЯ 1. Создание организации, предприятия, государственная регистрация, имущество, виды деятельности 1.1.Закон Республики Беларусь О предприятиях. 1.2.Предприятие, его главные задачи. 1.3.Типы предприятий. 1.4.Государственная...»

«Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by И. И. Шпаковский ПРАКТИКУМ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVIII ВЕКА МИНСК БГУ 2003 Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by УДК 882 (09) 10/16 (075. 83) ББК 83. 3 (2Рос=Рус) 1я7 Б33 Р е ц е н з е н т: кандидат филологических наук, доцент Рекомендовано Ученым советом филологического факультета мая 2003 г., протокол №...»

«Л. А. Мечковский, А. В. Блохин ХИМИЧЕСКАЯ ТЕРМОДИНАМИКА КУРС ЛЕКЦИЙ В двух частях Часть 1 Феноменологическая термодинамика. Основные понятия, фазовые равновесия МИНСК БГУ 2010 УДК 544(075.8) ББК Рекомендовано ученым советом химического факультета 20 октября 2009 г., протокол № 2 Р е ц е н з е н т ы: доктор химических наук, профессор Е.А. Стрельцов; кандидат химических наук, доцент А.С. Тихонов; Мечковский, Л. А. Химическая термодинамика: Курс лекций. В 2 ч. Ч. 1. / Л.А. Мечковский, А.В. Блохин....»

«Основы науки о материалах и технологиях Лекция 1 Введение. Материаловедение как наука о свойствах, исследованиях, получении и применении материалов. Чтобы обеспечить развитие радиоэлектроники, потребовалось огромное количество радиодеталей и радиокомпонентов. В послевоенное десятилетие резисторы, конденсаторы, индуктивные катушки, электронные лампы и полупроводниковые приборы стали изготовляться в миллионных и миллиардных количествах. Собираемая из разнородных деталей электронная аппаратура во...»

«Экономика в школе Дмитрий Викторович АКИМОВ, старший преподаватель кафедры экономической теории ГУ–ВШЭ и кафедры экономики МИОО Ольга Викторовна ДИЧЕВА, преподаватель кафедры экономической теории ГУ–ВШЭ Лекции по экономике: профильный уровень1 Рыночное равновесие ДЕйстВИЕ КОнКуРЕнтных сИЛ Какую ситуацию на рынке можно назвать равновесием? Мы знаем, что спрос характеризует готовность потребителей купить товар, а предложение – готовность производителей его продать. Тогда под равновесием логично...»

«This document is created with trial version of Document2PDF Pilot 2.16.100. ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ, БИЗНЕСА И ПРАВА М.А. Ткаченко УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ Муниципальное право России Ростов-на-Дону 2009 Page 1 of 38 This document is created with trial version of Document2PDF Pilot 2.16.100. Учебно-методический комплекс по дисциплине Муниципальное право России предназначен для студентов, обучающихся по специальности 030501 – юриспруденция. Учебно-методический комплекс дисциплины...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова П.А. Форш       ЗАДАЧИ ПО ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ МЕХАНИКЕ ДЛЯ ХИМИКОВ                 Москва 2010     Оглавление  Предисловие Глава 1. Ньютоновская механика § 1. Уравнения Ньютона Глава 2. Уравнения Лагранжа § 2. Обобщенные координаты § 3. Уравнения Лагранжа в независимых координатах § 4. Уравнения Лагранжа при наличии диссипативных и электромагнитных сил Глава 3. Интегрирование уравнений движения § 5. Законы сохранения § 6. Одномерное...»

«05.12.2011 любимцы - начальный курс научных открытий 06:00 Line-up 10:00 Отдел защиты животных 12:15 Из истории великих 10:00 Новости Rap Info 2009 - спецвыпуск научных открытий 2x2 10:05 Line-up 10:55 Ветеринар Бондай Бич 12:30 Лекции Марка Стила 11:00 A-One Hip-Hop Top 10 11:20 SOS дикой природы 13:00 Зачем и почему 06:00 Химэн 11:45 Line-up 11:50 Последний шанс 13:30 Искатели во времени 06:30 Вольтрон 13:00 Все свои 12:45 Полиция Феникса: Отдел 14:00 Исследовательский 06:55 Оазис 13:45...»

«Основные понятия и методы наук ометрии и библиометрии, показатели, источники данных и аналитические инструменты Университет машиностроения Москва 24 февраля 2014 г. © Павел Арефьев, 2014 План лекции 1. Введение в библиометрию. 2. Определение основных библиометрических понятий. 3. Международные индексы научного цитирования Web of Science и Scopus. 4. Российский национальный индекс научного цитирования РИНЦ. 5. Основные библиометрические показатели. Обоснование статистического анализа...»

«Лев Маркович Веккер ПСИХИКА И РЕАЛЬНОСТЬ: ЕДИНАЯ ТЕОРИЯ ПСИХИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ. - М.: Смысл, 1998. – 685 с. Об авторе этой книги Я испытываю глубокое удовлетворение, представляя читателям эту книгу и ее автора. В контекст отечественной психологии возвращается один из ее творцов, чьи исследования и теоретические построения в высшей степени необходимы для дальнейшего развития нашей науки, для поддержания ее в рабочем состоянии и для осуществления полноценного психологического образования. Лев...»

«Ревило П. Оливер Еврейская Стратегия Издательство Палладиан. США 2002 год. Revilo P. Oliver The Jewish Strategy 2 Предисловие Ревило Пендлтон Оливер родился в 1908 году в Техасе, США. Окончил философский факультет Университета Иллинойса в 1940 году. Специалист по истории и филологии древнего мира. Профессор классической филологии в Университете Иллинойса. Во время второй Мировой войны был Директором Отделения Исследований в Министерстве Обороны США (Закрытое Учреждение). Был одним из...»

«Лекция 17 Закон Республики Беларусь О радиационной безопасности населения Настоящий закон определяет основы правового регулирования в области обеспечения радиационной безопасности населения, направлен на создание условий, обеспечивающих охрану жизни и здоровья людей от вредного воздействия ионизирующего излучения. 1. Некоторые из основных понятий: радиационная безопасность – состояние защищенности настоящего и будущих поколений людей от вредного воздействия ИИ; ИИ – излучение, которое создается...»

«Кафедра теории механизмов и машин СПбГПУ УДК 621.01 КАФЕДРА ТЕОРИИ МЕХАНИЗМОВ И МАШИН Санкт-Петербургского государственного политехнического университета (к 100-летию механико-машиностроительного факультета) История История кафедры начинается в декабре 1903 года, когда был принят на работу в Санкт-Петербургский политехнический институт выдающийся учёный-механик Виктор Львович Кирпичёв (1845 – 1913) профессором прикладной и строительной механики. В те годы курс прикладной механики включал в себя...»

«1 ЛЕКЦИЯ №25 МЕТОДЫ НАБЛЮДЕНИЯ В ЯДЕРНОЙ ФИЗИКЕ. ЯДЕРНЫЕ РЕАКЦИИ Методы наблюдения и регистрации радиоактивных излучений и частиц Практически все методы наблюдения и регистрации радиоактивных излучений (,,) и частиц основаны на их способности производить ионизацию и возбуждение атомов среды. Заряженные частицы вызывают эти процессы непосредственно, а кванты и нейтроны обнаруживаются по ионизации, вызываемой возникающими в результате их взаимодействия с электронами и ядрами атомов среды быстрыми...»

«Лекция на тему Основы менеджмента. Методология управления. Фармацевтический менеджмент ПЛАН 1. Менеджмент. 2. Основные этапы эволюции управленческой мысли. 3. Классические школы управления. 3.1. Научный управленческий подход. 3.2. Административный управленческий подход. 3.3. Процессный подход. 4. Школа человеческих отношений и поведенческие науки. 4.1. Поведенческий (бихевиористский) подход. 4.2. Мотивационные основы управления. 5. Школа науки управления. 5.1. Количественный подход. 5.2....»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.