WWW.KONFERENCIYA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Конференции, лекции

 

Pages:   || 2 |

«Интервью с профессором В. Г. Гельбрасом ИСАА МГУ им. М. В. Ломоносова Interview with prof. Dr. Vilya G. Gelbras, Moscow State University Проект выполнен при поддержке гранта РГНФ № ...»

-- [ Страница 1 ] --

Интервью с профессором В. Г. Гельбрасом

ИСАА МГУ им. М. В. Ломоносова

Interview with prof. Dr. Vilya G. Gelbras, Moscow State University

Проект выполнен при поддержке гранта РГНФ № 12-21-10000

Гельбрас Виля Гдаливич (ВГ) д.и.н., Gelbras G. Vilya, Full Doctor (History) 1992,

профессор, Институт стран Азии и Африки, МГУ и. professor, Moscow State University

М.В. Ломоносова

Project: Sinology – Oral History Проект: Китаеведение – устная история Place: Moscow Место интервью: Москва Date: June 19-22, 2012 Дата: 19-22 июня 2012 г.

Брал интервью: Лапердина Виктория Викторовна Interviewed by: Viktoria Laperdina, Institute of (ВЛ), научный сотрудник ИЭ РАН Economics, RAS Комментарии: Гельбрас В.Г., Лапердина В.В.

Comments by: Vilya G. Celbras, Viktoria Laperdina Продолжительность: 6 часов Duration: 6 hours Объем: 103 545 знаков с пробелами, 57,5 стр. по Volume: 58 pages 1800 знаков с пробелами, 2,6 а. л.

Гельбрас Виля Гдаливич. Китаевед, д.и.н.(1980), профессор(1983). Преподаватель кафедры экономики и экономической географии ИСАА МГУ, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН. Выпускник Московского института востоковедения. Член Европейской ассоциации синологов.

Имеет более 250 научных и учебно-методических публикаций по проблемам мировой, китайской и российской экономики, международным отношениям, политической обстановки.

Среди них 17 монографий, в том числе: «Экономика Китайской Народной Республики, 1948-2008. Важнейшие этапы развития. Основные отрасли экономики» (М., 2009).

Читал лекции в Народном университете Китая (1989-1990), Пекинском университете (1990-1991), университетах в городах Тяньцзинь, Ухань, Шанхай, Цзинань, Харбин, Шэньян, Принстонском университете США (1991, 1994, 1997). Имеет награды: орден «Дружбы народов», медаль «За доблестный труд. К 100-летию В.И.Ленина», медаль «Ветеран труда»

С 2006 г. представлен в американском биографическом справочнике «The Marquis Who`s Who in the World». International Biographical Centre, Cambridge, England номинировал:

«International professional of the 2007», «Man of the year 2007», «TOP 100 PROFESSIONALS 2012», «International professional of the 2012». American Biographical Institute номинировал: «Man of the year 2011», «American Order of Merit – 2012». The American Biographical Institute Board of International Research номинировал: «2011 Man of the Year»

Текст интервью:

ВЛ: Виля Гдаливич, хочу попросить Вас начать рассказ так, как Вы сами себе представляете начало данного интервью.

ВГ: Насколько я помню, мои коллеги сначала рассказывали о том, как они впервые узнали о Китае. В моём случае, не столь важен вопрос, когда я узнал о Китае. Важно, как я попал в китаеведение, потому что путь оказался довольно сложным.

Мой отец, Гельбрас Гдалий Соломонович, был ирановедом. В составе нашей делегации в Иране он открывал первое посольство РСФСР в Тегеране. Во время «чистки» партии его обвинили в троцкизме и исключили из её рядов.

Позже ему разрешили вновь вступать в неё, но без восстановления стажа. В результате, после Тегерана он оказался редактором местной газеты города Кольчугино. В Кольчугино познакомился со своей будущей супругой, моей мамой – Сорокиной Полиной Ефимовной. Восстановление в партии позволило ему с семьей вернуться в Москву. Он стал работать в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ), там же работала и мать. Он был преподавателем, а мама куратором монголотувинской группы.

Представьте себе площадь Пушкина, кинотеатр «Россия». За ним расположены два здания. В них в начале 1930-х годов размещался КУТВ.

Перед зданием «Известия» на Тверской до дома редакции «Труда» стоял ряд небольших домов. В одном из них находился детский сад КУТВа, а на другой стороне Тверской в угловом здании – общежитие студентов КУТВа. Во время войны оно было уничтожено прямым попаданием бомбы. Его не восстанавливали. Дома, где был детский сад, снесены уже в послевоенные годы, во время перестройки Пушкинской площади. Всё моё детство неразрывно связано со зданиями КУТВа, общежитием и Пушкинской площадью.

Когда КУТВ закрыли, отец перешёл в валютное управление Министерства внешней торговли. Он много и постоянно писал об иранских, арабских делах, но писал всегда под псевдонимом, и это его спасло. Семья постоянно жила под угрозой ареста, так как отец выступал против сталинских идей экспорта революции в Иран и другие страны Востока. Псевдоним в те годы не был расшифрован. Расшифровал его много лет спустя мой коллега – Семён Агаев, углублённо занимавшийся Ираном. К тому времени я уже был китаистом, сотрудником Института международного рабочего движения АН СССР. В начале 1980х годов Семён однажды подошёл ко мне с вопросом: «Скажи, твой отец писал под псевдонимом Рейнджибар? Я проработал всю литературу и убеждён, что Рейнджибар это твой отец». Я ничего не мог ему ответить. Я – к матери: «Семён прав?» Она с некоторым замешательством ответила: «Да». – «Как же ты мне за столько лет…» – «Знаешь, есть такие условия, над которыми время не властно, я дала слово». – «Какое слово?

Отец погиб на фронте. Сталина давно нет. Времена другие…»

У меня задолго до этого разговора сложилось желание следовать по пути погибшего на фронте отца и стать востоковедом. Поэтому ответ матери меня очень обидел. Она уже знала, что мы в институте имели дело со многими партийными секретами, а наше отношение ко многим явлениям в истории партии и репрессиям, в частности, было предельно отрицательным.



После окончания школы я подал заявление в Московский институт востоковедения, но мои документы не были приняты. Ещё в школе я подавал документы в Военно-морское училище. Во время войны по комсомольской путёвке (меня приняли в комсомол рано) я работал с ранеными моряками.

Естественно, тогда, в военное время, я, как и многие мальчишки, мечтал о военной службе, хотел пойти на фронт. На фронте был отец и трое его братьев. С училищем у меня не получилось, приёмная комиссия мне отказала.

Это был первый раз, когда я официально столкнулся с тем, что меня относят к персонам «нон грата».

Отец – еврей, мать – русская. Через всю мою жизнь пролёг этот водораздел:

для определённой части русских я был всегда евреем, для евреев – русским.

Все детские и юношеские годы запомнились ожесточёнными столкновениями, даже драками из-за моего еврейства. Вначале и Институт востоковедения встретил меня совершенно определённо. Когда я подал заявление, мне его вернули, сказав, в общем, что Вы не подходите. К моей радости оказалось, что в партбюро Института были люди, работавшие раньше в КУТВе, Коминтерне. Мать была с ними знакома. Она поехала, поговорила. В итоге, партбюро МИВа решило, что документы следует принять. Документы взяли, но предупредили, что никаких гарантий трудоустройства (при общей норме государственного распределения) после окончания института не будет, и ни о каких арабских странах речи идти не может.

Шла вторая половина 1940х годов. В Китае шла ожесточённая война.

Требовалось много переводчиков, людей, знающих Китай. Руководством было решено принять на китайское отделение Московского института востоковедения 150 человек. Только мужчин. Мне было предложено поступить на китайское отделение. Я согласился. Так Китай вошёл в мою жизнь.

ВЛ: А сколько человек набирали на арабское отделение?

ВГ: Примерно так же, как сейчас в ИСАА, группы были небольшими. Кстати, в МИВе очень умно шла работа. Гораздо лучше, чем у нас в ИСАА. Но это отдельный вопрос.

Нас в МИВе 150 человек. Треть из них, может, даже больше, это бывшие фронтовики. Совсем молодые, но уже зрелые люди. Все с орденами и медалями. Один был даже кавалером ордена Кутузова. По званию он был капитаном. По статусу таким орденом награждали только крупных военных командиров, обычно генералов. Он получил орден за организацию внезапной операции, в ходе которой удалось обеспечить форсирование водной преграды и захватить стоявшую у причала немецкую подводную лодку.

ВЛ: Давайте поговорим о Ваших преподавателях!

немало преподавателей. Ими стали выпускники МИВа, в основном женщины. Мужчины были ещё в армии, студентов старших курсов отправили в Китай. Среди них был, например, Лев Петрович Делюсин.1 Он кончал институт экстерном, после продолжительной работы в Китае.

Преподавательницами стали молодые девчата. В аудиториях же было немало студентов, намного старше преподавателей. Учительницы им в невесты годились. Нас вела (учила) Евгения Кругликова, очень милая красивая женщина. Мы отличали её занятия. Она любила использовать простой приём.

В китайском языке есть немало слов, звучащих по-русски совершенно неприлично, но не имевших ничего общего ни с ругательством, ни с неприличным выражением. Кругликовой нужно было добиться спокойного восприятия непристойного звучания некоторых китайских слов. Она вызывала к доске зрелых мужчин и просила, например, просклонять глагол «уметь» в единственном, а затем во множественном числе. Это означало повторение энного количества раз одного слова из трёх букв, весьма неблагозвучного для русского уха. В китайском языке слова не изменяются.

Делюсин Л.П. (1923 г.р., Москва). Китаевед, д.и.н.(1971). Научный сотрудник и заведующий отделом Китая ИВ АН СССР (1967-1990). Интервью с Л.П. Делюсиным для http://politics.ntu.edu.tw/RAEC/act02.php и http://www.ivran.ru/project-modernizationmodels/ Багровые от смущения взрослые мужчины стояли и повторяли снова и снова… Нас, молодых людей, для этой процедуры она вызывала намного реже. С одной стороны, ситуация складывалась анекдотичной, но с другой, этот метод оказался очень полезным, так как китайские звуки быстро утрачивали русские ассоциации.

Однажды для меня похожая ситуация закончилась совершенно скандально.

Как-то мы шли с мамой мимо Большого театра и встретили нашу студентку, на курс или два старше, У нас в студенческой среде были теплые отношения, между курсами не существовало жёстких различий. Мы с ней заговорили.

Вижу, моя мама расплывается в улыбке, девушка ей явно нравится, и беседа, вроде, хорошая. Прощаясь, моя собеседница говорит: «Цзай хуй!» Обычное слово: «Пока!» Мать моя развернулась, и как дунет от меня! Догнать её не могу. Неделю не разговаривает со мной. Потом постепенно отошла, но мне сурово отрезала: «Не знала, что мой сын связан с падшими женщинами!» В этом смысле первое знакомство (с языком) вне аудитории было шоковое.

У нас были и прекрасные преподаватели-мужчины. Для понимания Китая и китайского языка очень много сделали Борис Исаенко2 и Советов-Чэнь.3 Оба были уникальными преподавателями, и произвели на меня глубокое впечатление. Для обоих китайский был родным языком, да и людьми они были высоко эрудированными. Советов-Чэнь был китайцем, Исаенко – русским с Северо-востока Китая. Умница, знаток Китая, остроумнейший, замечательный человек. Советов-Чэнь – маленький, подвижный, был интересен тем, что, прекрасно зная русский, он никогда по-русски с нами не говорил. Они вели занятия по двухстороннему переводу на старших курсах.





Это была потрясающая языковая тренировка. Занятия с ними мы называли в шутку «электрическим стулом».

Исаенко Б.С. (1914-1965). Китаевед, род. в г. Харбин. Канд.филол.н.(1950). Выпускник и преподаватель МИВ (1935-1942, 1947, 1954). Науч. сотр. института китаеведения АН СССР (1958-1960) Некоторые сюжеты в моей памяти сохранились до сих пор. Скажем, на выпускном государственном экзамене Советов-Чэнь спрашивает Исаенко:

«Заканчиваются экзамены, мы все устали, что Вы собираетесь делать после экзамена?» – «После экзамена я пойду в баню, попарюсь, а после бани, как говорил Пётр Первый, хоть штаны продай, да выпей!» Ну, как это перевести?!

Похожие ситуации возникали на каждом занятии. В аудитории, конечно, и шутки, и хохот. Что делать? Крутились-вертелись! На экзамене перевести – перевёл. В итоге мне поставили «пять», думаю, за изворотливость.

Среди запомнившихся преподавателей выделю ещё Дусю Рождественскую. Очаровательная, милейшая женщина. Она уезжала в составе группы наших студентов в Китай, После возвращения стала вести у нас занятия по иероглифике, учила писать красиво, занималась с нами и скорописью. Она умела так "вкусно" рассказывать об иероглифах, истории их развития, стилях написания, что у нас постепенно складывалось их понимание, а у меня развилось стремление к красивому их написанию.

Много мне помогал Георгий Александрович Ганшин. 5 Он, в то время аспирант, был руководителем моего диплома. Благодаря ему я увлёкся изучением экономических и социальных проблем Китая. Мы с ним встретились через много лет. Он, выйдя на пенсию в ранге Чрезвычайного и Советов-Чэнь И. И. Преподаватель МИВ.

Рождественская (Молчанова) Е. И. (род.1922). Китаевед, преподаватель, переводчик.

К.филол.н. (1963), доцент (1974). Окончила МИВ (1947). Преподавала в МИВ (1947ИВЯ/ИСАА при МГУ (1956-1986) Ганшин Г.А. (1925-2005). Китаевед. к.э.н.(1951). Выпускник МИВ (1948). Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР. Преподаватель МГИМО(МИД) (1954-1959), ИСАА МГУ.

Науч. сотр. института китаеведения (1959-1961), главн. науч. сотр. ИДВ РАН (1988-1998).

Войтинский Г.Н. (1893-1953). Наст. фамилия Зархин. Революционер, политический деятель, китаевед. Член РКП(б) с 1918. В 1920-1927 – ответственный работник Исполкома Коминтерна (ИККИ). В 1926-1927 председатель Дальбюро ИККИ в Шанхае. С 1930х работал в Москве, преподавал в КУТВ, ИКП, МИВ, МГУ(1929-1953) Полномочного Посла, работал в Институте Дальнего Востока АН СССР и читал лекции в Институте стран Азии и Африки.... Запомнился ещё историк Войтинский. 6 Был у нас такой правовед Писарев. Его лекции были очень содержательные, но мы, может быть в силу возраста, непонимания юридических проблем, увлекались тем, что этот человек чрезвычайно интересно мог выступать, если принимал перед выступлением стакан водки.

В противном случае лекция превращалась в тягомотину, какой-то ужас. Если он выпивал, то лекция превращалась в фонтан остроумия, исторических анекдотов Она была насыщена серьёзным содержательным материалом, обогащенным блестящей его подачей. Фамилии нескольких очень хороших преподавателей, к моему стыду забылись, а образ их стоит перед глазами до сих пор. Остальные преподаватели как-то не запомнились.

ВЛ: Какие языки Вы изучали в институте, помимо китайского?

ВГ: Институт наш был очень интересным заведением. Как я уже говорил, там у нас не было разрыва между курсами. Почему не было? Потому что существовали «Дни страны». В «день Китая» все курсы, все преподаватели, знающие китайский, говорят только по-китайски, ни слова по-русски. Кто был в Китае и привёз какие-то бытовые вещи, участвовал в устройстве выставки. С её помощью студенты знакомились с китайской действительностью. Эти мероприятия проходили довольно часто, они сближали нас и превращали учёбу в своеобразное соревнование, усиливали интерес к стране. Дни страны были на всех языковых отделениях. Они порождали интерес к стране, будили любопытство. Были дни английского языка, тогда весь Институт говорил по-английски. У меня второй язык, как у всех, тоже был английский. В школе я изучал французский и освоил его довольно хорошо. В нашей школьной группе было всего семь человек, среди них сын французского журналиста Но Чернецкий. Мы бывали у него дома, и неформальное общение создавало хорошую обстановку для овладения французским языком. Французский, в отличие от английского языка, мне очень нравился.

В Институте пришлось учить английский, все учили его. Как я понял впоследствии, изучение английского языка оказалось разумным. В 1940е годы литературы о современном Китае на французском и немецком языках почти не издавалось.

ВЛ: Тогда была сильная немецкая синологическая школа?

ВГ: У немцев до войны была сильная группа. Я поступил в институт в году. Синологов немцев в военное время и после него практически не осталось. Я скажу об этом подробнее, когда речь пойдёт о Интерките, о той группе специалистов из восточноевропейских социалистических стран, которые занимались Китаем. Мы периодически встречались в разных странах по очереди, чтобы согласовывать наши оценки процессов, происходивших в Китае. И, конечно, зачитывались всеми сообщениями из Китая.

ВЛ: И как сложилась Ваша жизнь после окончания института?

ВГ: Кончили институт, и тут началась трагедия, потому что начальство решило институт ликвидировать. Говорили, что якобы по личной просьбе Мао Цзэ-дуна, который будто сказал или написал Сталину, мол, зачем готовить разведчиков, всё для братской страны мы можем сообщить и так.

Это был 1954 год. Институт ликвидировали. Часть студентов перевели в МГИМО, часть – в ИСАА, часть – в Академию внешней торговли. Старейший институт перестал существовать. Он был уникален во многих отношениях. Институт находился на Ростокинском проезде, за Сокольниками. По сути, у нас был Московский институт востоковедения (МИВ). Действовал в г. Москве в 1920- кампус, которого не существовало ни у одного института. Мы могли прямо от подъезда института уходить на лыжах в Лосиноостровский лес. А весной, когда было тепло, или теплой осенью мы выходили в Сокольнический парк и там проводили занятия. Рассаживались вокруг преподавателя, прямо на траве.

Занятия проводить было легко, так как языковые группы были небольшими.

Институт располагал замечательной спортивной базой и отличной библиотекой. В институте проводили целый день. Жили мы совсем не так, как в других институтах. И стипендия, моя, как отличника, была больше зарплаты матери. Я получал 600 рублей, и она получала 600, но у нее был взносы и прочее.

Короче говоря, институт ликвидировали, и встал вопрос, куда устраивать выпускников. Решили, что нам на год продлят учёбу, чтобы подготовить преподавателями английского языка. Уныние было колоссальное! С работой дело обстояло очень сложно. Но постепенно трудоустройство всё же шло.

Нашлась работа и для меня. Отец, работая в Министерстве внешней торговли, все довоенные годы был старшим консультантом валютного управления и председателем местного комитета МВТ. Он был в хороших отношениях с Анастасом Микояном. Моя мать обратилась к Микояну, и меня направили на работу во Всесоюзную контору «Автовнештранс» МВТ, в её Кульджинское отделение в Синьцзяне.

В Кульдже находилось советское консульство. В Кульджу с нашего курса поехали на работу три человека – Лев Котов, который к тому времени Колотвинов и я. Они стали сотрудниками МИДа и приехали на работу в консульство.

Микоян А.И. (1895-1978). Советский политический и государственный деятель.

Сладковский М.И. (1906-1985). Китаевед, специалист по истории экономических отношений в Китае. Окончил Востфак ДВГУ (1930). Д.эк.н.(1958). Чл.-кор. АН СССР (1972). Директор ИДВ АН СССР (1967-1985) «Автовнештранс» занимался в Синьцзяне транспортировкой грузов от станции Сары-Озек в Казахстане, через границу до Урумчи, в основном до Шихо, где создавались нефтяные промыслы. Кроме того, отделение «Автовнештранс» в Кульдже выполняло и другие функции МВТ. У нас были приемщики кожсырья, шерсти, кишок, лаборатория, занимавшаяся ветеринарным анализом принимаемого сырья.

Для этой работы существовала широкая база. В 1920-1930х годах существовал любопытный институт, о котором почти ничего не написано:

институт «красных купцов». Их состав тщательно подбирался, в основном из числа заслуживающих доверия членов партии. Они снабжались довольно крупными суммами денег. На них закупались товары, имевшие спрос в Синьцзяне. «Купцы» шли с караваном через границу, продавали свой товар и закупали кожсырье, кишки, шерсть и другие товары. Благодаря их деятельности первичная, кустарная обработка сырья на территории Синьцзяна шла по единым нормам. Когда мы попали в Кульджу, «купцов»

уже давно не существовало, но было другое. В течение десятилетий вся обработка местных товаров уже привычно осуществлялась по советским ГОСТам. Поэтому нашим специалистам-приёмщикам приходилось иметь дело с технологией, освоенной населением. Пограничная торговля играла важную роль. Например, полушубки для солдат во время войны были обеспечены в немалой части в счёт поступлений кожсырья из Монголии и Китая. Когда китайцы стали налаживать закупки сырья для предприятий приморских районов, у них возникли первые конфликты с местными ремесленниками. Приезжие заготовители требовали, чтобы сырьё обрабатывалось по нормативам Шанхая. Ремесленники были недовольны, так как, по их мнению, переход на шанхайские нормативы приводил к резкому ухудшению качества сырья.

Мой приезд в Кульджу был связан с приключениями. Да, надо сказать, что Министерство внешней торговли в тяжелые годы после войны мне очень помогло. Как и всем детям сотрудников МВТ, погибших на фронтах, МВТ оказывало материальную помощь. Когда я вернулся из Омска, где всю войну находился в эвакуации, в том числе целый год в госпитале, меня полностью одели. Это очень помогло. Когда поехал в Китай, мне дали пальто, шляпу, ботинки, костюм, рубашку. Дорога в Кульджу пролегала через Алма-Ата.

Приехав в Алма-Ата, остановился в общежитии «Автовнештранса», пришел на аэродром. Мне говорят: «Скоро вылет, у тебя есть деньги?» - «Да, есть!» Иди, поешь в ресторане. Деньги оставляй на депозите в Сбербанке или отправляй матери. Рубли нельзя провозить через границу». Хорошо, пошёл, пообедал, отправил матери деньги. Прихожу, таможня закрыта, мои вещи в таможне.

Никого нет. Я ходил-ходил. Наконец, нашёл людей, которые отвечают за полёты, спрашиваю: «А когда полёт?» – «Какой полёт? Горы закрыты туманом, полёт отменен». «А когда будет следующий рейс?» «Когда разойдутся облака, а точнее, по расписанию – через неделю». Что делать? У меня денег нет. Вещи в хранилище. Я не могу ни побриться, ни зубы почистить, нет полотенца, у меня ничего нет, даже денег. Ничего!

Единственный вариант, говорят, иди в МИД, выясняй, как быть. Рассказал министру о своей ситуации, он распорядился, чтобы мне выписали денег.

Связались с Москвой, чтобы получить подтверждение, что я работник Минвнешторга. Выдали мне деньги, говорят, живи, знакомься со столицей.

Прихожу в общежитие, мне говорят, звонили из Кульджи, сказали, что ты крайне нужен. 31 декабря за тобой придёт машина.

Действительно, приезжает "Волга". Водитель – Миша Тумасов, армянин, очаровательный человек, с которым подружились на долгие годы. Можно сказать, он был заводила всей молодёжной компании. 31 декабря он говорит:

«Нам надо ехать, но кое-что надо купить». Несколько коробок водки, пива.

Всё это загружаем в "Волгу". Все эти напитки через границу перевозить запрещено. Консул сказал про меня, раз он знает китайский, то с таможней и пограничниками договорится. Делай что хочешь, говорит Миша, но надо это всё провезти. В Кульдже стол накрыт, люди собрались, нас ждут. Едем, пурга, холод. Тогда "Волга" ещё не имела отопления. Мы замерзали, останавливались на какое-то время, перехватывали чего-нибудь горячего, выпивали, и ехали дальше. Как я потом прикинул, мы выпили довольно много. Выпивали, согревались, но через полчаса тепла уже нет, остается только всепоглощающая, сплошная дрожь от холода. Так или иначе, мы приехали к границе. Китайцы нас приняли очень хорошо, начали разговаривать. Я говорю, они ничего не понимают. Говорят они, я не понимаю. Мы улыбаемся, они понимают, что я произношу какие-то слова покитайски. Я тоже понимаю, что они говорят какие-то китайские слова, но друг друга мы совершенно не понимаем. Позже оказалось, что на границе расположилась воинская часть из какой-то южной провинции. Диалект, на котором говорили солдаты, мне был незнаком. Они не понимали пекинский диалект, которому нас учили. Это было первое реальное столкновение с китайцами и с китайским языком.

ВЛ: До этого у вас не было встреч с китайцами, в Ваш институт китайцы не приезжали?

ВГ: В те времена никто из Китая в наш институт не приезжал. Был только один случай. В Колонном зале Дома союзов проходила встреча с китайским министром здравоохранения, кажется. Помню, она в президиуме преподносит председателю подарок, говорит что-то по-китайски. Переводчик её не понимает, зал молчит, она улыбается, но немного растерянно. Вдруг, в зале встает Борис Исаенко, и на весь зал переводит: этот подарок небольшой, но души в него вложено очень много! Взрыв аплодисментов...

ВЛ: Какие у Вас складывались впечатления о Китае? Синьцзян всё-таки не совсем Китай. Представления о Китае, когда Вы учились, были несколько другие?

ВГ: Синьцзян это совсем не Китай. Был довольно сложный период.

Синьцзян перешел к Китаю после так называемого восстания трёх округов. В печати написано, что Народно-освободительная армия подошла к границе Синьцзяна, и Синьцзян мирным путём присоединился к Китаю. На самом деле ни к какой границе части НОАК не подходили, а подошли к пустыне и встали. Наша авиация перебросила части НОАК на нашу территорию, и с нашей территории они вошли в Синьцзян. Да, это была сложная операция. О ней по какой-то причине в Пекине никогда не упоминают. У нас об этих событиях тоже предпочитают не вспоминать.

Местное правительство, сформированное в ходе восстания, было приглашено в полном составе в Пекин. Они полетели, но под Ланьчжоу самолёт потерпел аварию. Всё руководство погибло.

Исторически Кульджинский край – это район, которого Россия «добивалась»

давно. Его специфика для послевоенного времени заключалась в том, что во время голода в Поволжье и в условиях гражданской войны, масса людей ушла с Поволжья в Китай. Огромные обозы шли рядом с войсками атамана Дутова.

В общем, к 1950м годам в Синьцзяне сложилась самая большая в мире колония иностранных граждан – 60 тыс. семей. Ни у одной страны в мире не было такой большой зарубежной колонии. Надо сказать, что очень впечатляла работа нашей церкви. Например, в Кульдже она содержала русскую школу. В школе велось преподавание на русском языке, по нашим программам и по нашим учебникам. Шли советские фильмы. Молодежь воспринимала Россию как землю обетованную, особенно когда в прокате прошли «Кубанские казаки», огромные столы с едой, да и вообще роскошная жизнь. Молодые ребята просто с ума сходили. Гражданское, светское влияние церкви было серьёзным.

ВЛ: Церковь там оказалась с разрешения советской власти, или она существовала как сложившееся представительство Русской православной церкви в этом регионе?

ВГ: Расскажу то, что рассказывал мне один священник. Мне пришлось приехать в Урумчи. Консул, узнав, что я с машиной, пригласил к себе и попросил, если я еду в Кульджу без груза и один, захватить с собой священника, который приехал из Пекина. Разумеется, я согласился. Этот священник, милейший человек, рассказывал, что на протяжении всех лет, с 1920х годов, они должны были объезжать свои епархии, принадлежавшие русской православной церкви. Для того, чтобы проехать и собрать пожертвования, поступавшие церкви, формировали эскадрон, так как без охраны проехать в Синьцзян и обратно было невозможно. Всё время приходилось сталкиваться с бандами, вести бои, терять людей. А ныне я еду один, никто меня не сопровождает. У меня и деньги, и церковное имущество, но я знаю, что я доеду. Он оказался интересным человеком.

Потом произошло еще одно важное событие. Советские правительство в 1954 г. разрешило местным советским гражданам возвращаться в СССР, ехать на целинные земли. Наш госпиталь в Кульдже, обслуживавший командированных специалистов и советских граждан, занимался медицинским обследованием и давал справки о состоянии здоровья отъезжающих. Консульство готовило выездные документы. Тамара Ивановна (моя супруга) также занималась этой работой. Узнали все теневые стороны, связанные с голодом в Поволжье, с тем, как беженцы добрались до Китая и как обосновывались. Был довольно неожиданный случай. При объезде консульского округа, в горах нашли деревню русских старообрядцев, которые ни о мировой войне, ни о революции и гражданской войне ничего не знали. Вообще ничего не знали о событиях в России! Осенью, собрав мёд, старики выезжали на рынок, чтобы продать его и купить соль, сахар, дёготь, необходимые вещи. Жили совершенно изолировано.

Второе сильное впечатление: когда уже почти выполнили норму по числу выезжающих, прискакали главы казахских жузов с обидой, почему их не приглашают и не говорят, что можно ехать в Россию. С казахами рядовыми речь ведете, а с нами – нет. Если с нами не будете вести речь, ни один казах не вернется. Консул их принял, попытался сгладить ситуацию. В два приёма эту массу народа отправили в Россию. Надо сказать, что режим был свободный. Хотя приезжих определяли на какое-то место, в принципе, они в России могли ехать куда угодно. Молодежь, окончившая десятилетку в Китае, стремилась поступить в институты.

У меня в советской колонии было довольно специфическое положение. Одна из моих обязанностей заключалась в том, что я раз в неделю должен был давать сводку цен на рынке. Если всем остальным свободно территорию консульства покидать не разрешалось, то у меня в этом плане был совершенно свободный режим. Хождение по рынку и городу, наблюдение за товарами и ценами было довольно любопытным и интересным делом.

Выручало то, что я мог ходить с Тамарой Ивановной. В караван-сараях иногда были очень интересные беседы. Здесь немного отвлекусь, чтобы сказать о моей жене. Она выросла в бедной семье. С малолетства много читала и училась. Увлекалась театром, балетом. Тамара Ивановна по профессии строитель. При этом она является человеком высоко эрудированным, обладающим безукоризненным вкусом и литературным стилем, дополняемым абсолютной грамотностью и исключительной памятью.

Она стала не просто женой и другом, а моей помощницей и наставником. На протяжении всей моей жизни она выступала моим первым читателем и бескомпромиссным критиком. Она моя прочнейшая опора. Ей я посвящаю каждую свою книгу. Вернусь к моему рассказу.

Помню, в одном караван-сарае мы зашли в лавку, где продавались золотые вещи. Как всегда нас радушно приняли, стали угощать чаем. Разговорились.

Хозяин стал рассказывать о том, как формируются цены на местном рынке.

Рассказывал, например, о том, сколько стоит золотое кольцо в Шанхае, сколько приходится платить за транспорт, за охрану, за провоз до Кульджи и т.д. Это было очень интересно. Я должен был вникать во все детали, чтобы готовить содержательную информацию.

В конце 1955 года Кульджинское отделение «Автовнештранса», как и другие представительства МВТ в Синьцзяне, были закрыты. Мне пришлось возвращаться в Москву. Приезжаю, а в Москве трагедия, потому что закрылись наши акционерные общества в Австрии, в Германии. Вернулась огромная масса народа, и Министерство было обязано всех трудоустроить.

Мне предлагают ехать на работу в таможню в Новороссийск, в Маньчжурию (Отпор) или идти заместителем администратора в ресторан «Пекин» в Москве. От таможни я отказался, потому что эта работа меня не устраивала.

Тем более, что с таможней я столкнулся, когда выезжали обратно.

Представляешь, Кульджа – это сродни раю, потому что таких фруктов, такой зелени я нигде никогда не видел. Мы выезжали с грудным ребенком. На таможне спрашивают: «Фрукты есть?» – «Есть». – «Садитесь. Чтобы всё было съедено или выброшено». Когда мы увидели огромную яму, заполненную гниющими фруктами, были просто потрясены.

В Министерстве я ответил, что не поеду ни в Новороссийск, ни в Маньчжурию. А что касается ресторана, то давайте говорить откровенно:

через некоторое время вы возьмете меня обратно на работу в министерство?

Кадровики молчат. «Раз не можете сказать, что возьмете меня обратно, я туда не пойду». По условиям, если мне сделали три предложения, а я ни одного не принял, то обязательства министерством выполнены. Так мы и расстались.

Снова выручили бывшие коминтерновцы. Первый секретарь Бауманского райкома Екатерина Воронина была в какой-то степени связана с бывшими коминтерновцами. Она позвонила в создававшийся Институт труда. Он формировался под высокой дланью Лазаря Кагановича.10 В этот институт я и попал. Поступил туда 1956 г. Надо сказать, что для меня институт стал настоящей школой экономической работы. Ничего серьезного в плане экономической подготовки в учебном институте не было. Хотя я писал курсовые работы по аграрному вопросу в Китае, но, как я понял в НИИ труда, они относились к сугубо описательным. Мой руководитель тоже учил меня описывать, но не анализировать.

В Институте труда шла настоящая экономическая работа. Мне поручили проанализировать организацию заработной платы в Китае. Интересовала 30тиразрядная (позже 29-тиразрядная) тарифная сетка, служившая для определения размеров зарплаты всех государственных служащих, от уборщицы до председателя республики. Она использовалась в качестве чёткого ориентира для всех отраслевых тарифных сеток и схем должностных окладов. Моим научным руководителем стал Леонид Алексеевич Костин, вернувшийся из Китая, где он был советником в Министерстве труда КНР.

Замечательный человек и специалист. Я ему многим обязан.

С 1958 по 1967 год, то есть на протяжении почти 10 лет, я был от Китая практически оторван. Тем не менее, в 1958 г. закончил диссертацию по Китаю и представил её для защиты. Китай в это время сотрясался «Большим скачком».

ВЛ: Какая была тема диссертации?

ВГ: Тема работы была «Организация заработной платы в Китае». Речь шла о государственной промышленности. В СССР интенсивно обсуждался вопрос о реформе заработной платы, поэтому руководство было заинтересовано в Каганович Л.М. (1893-1991). Советский политический и государственный деятель изучении зарубежного опыта. Щербаков, заведующий сектором Китая в ЦК, сказал, что ни о какой защите речи быть не может. Не может идти речь и о публикации. У меня сохранился единственный экземпляр книги. Это тяжелое время запомнилось встречей с академиком Станиславом Густавовичем Струмилиным. 11 Он пригласил к себе и долго расспрашивал о китайских «народных коммунах», «большом скачке». Потом долго ходил по комнате и, в конце концов, сказал: «У китайцев ничего не выйдет».

Раз нет защиты, то у моего руководства интерес к Китаю отпал. Появились другие задачи. Их определил Хрущев. Поскольку перед страной была поставлена задача догнать и обогнать развитые капиталистические страны по уровню производительности труда, НИИ труда надлежало провести подготовительную работу. Институту было поручено по отраслям и заводам подготовить конкретные задания по увеличению производительности труда предприятиям в развитых капиталистических странах.

Для выполнения задания были сформированы интернациональные исследовательские группы. Мне поручили руководство работой по сопоставлению производительности труда в черной металлургии и электроэнергетике социалистических стран. Надо было разработать методику, осуществить исследование и подготовить итоговый доклад. Работа была чрезвычайно интересной и трудной. Прежде всего, то была настоящая школа практической экономической работы. Надо было изучить предложенные отрасли. Подготовить и защитить на обсуждениях методику анализа. Найти общий язык с коллегами из наших министерств и социалистических стран.

Проведённая работа меня многому научила. Удалось побывать почти во всех Струмилин С.Г. (1877-1974). Советский экономист и статистик, академик АН СССР (1931) социалистических странах (кроме Румынии и Албании). Огромное впечатление произвела работа непосредственно на заводах. Многое для меня явилось совершеннейшим открытием. Пришлось много учиться. Огромную помощь мне оказали наши специалисты по отдельным отраслям, наши дискуссии в НИИ труда. Потребовалось вникать в технологические, организационные и многие другие условия производства, определявшие производительность труда, научиться определять и рассчитывать производительность и эффективность производства. Это была серьёзная экономическая работа, которая в итоге ничем не кончилась. Предприятия в странах слишком резко отличались друг от друга масштабами производства и, соответственно, характером основного оборудования. Скажем, в черной металлургии очень скоро стало ясно, что при любом счёте всё решают масштабы и производительность основного оборудования. Ни Чехословакии, металлургические гиганты, как в России. По естественным условиям невозможны и огромные электростанции. Однако опыт организации производства в странах был весьма поучительным. Выполнить задание Хрущёва не удалось, о нём быстро забыли. Мне же пришлось окончить новый университет. Походить по предприятиям, подробно ознакомиться с металлургией, литейным и прокатным производством, даже с обувным производством на заводе Батя в Чехословакии. Учился экономической работе, познакомился с иной жизнью, с которой никогда ранее не сталкивался.

ВЛ: В течение 10 лет работы в Институте труда вы следили за тем, что происходит в Китае. Он Вас привлекал?

ВГ: Дело в том, что к тому времени подошёл период «культурной революции». Возник вопрос, как её понимать, что на деле происходит в Китае. За рубеж поступала только одна газета – Жэньминь жибао. По ней ничего нельзя было понять о действительных событиях в стране. Меня вызвали в ЦК, разрешили защищать диссертацию. Определили и место защиты – Институт стран Азии и Африки МГУ, но в закрытом порядке. Я приехал к директору ИСАА. По-моему, тогда директором ИСАА был Ковалёв.1212 Он встретил меня злым до невозможности. Понять его можно.

Пришел совершенно незнакомый человек для защиты диссертации на закрытом ученом совете, да ещё по указанию из ЦК. Пришлось формировать совет из людей, имеющих допуск к секретной работе. Злой-злой, но когда директор начал смотреть документы, то анкету он сразу отложил, а взял список опубликованных работ. У меня к тому времени было около опубликованных работ. Посмотрел, подобрел. Говорит: «Да Вы, батенька, собственно говоря, уже защитились. О чем вопрос?» Действительно, защита прошла хорошо. Тогда вызывают в ЦК и предлагают покинуть Институт труда и перейти в закрытый Отдел истории, только что созданный при Институте экономики стран мировой социалистической системы АН. Я согласился. Предстояло снова вернуться к изучению Китая.

Размещался Отдел истории на территории Института истории партии, около ВДНХ. Там, в отдельном флигеле выделили территорию, поставили милицейский пост. Отдел возглавил академик Тихвинский. 13 У нас стал формироваться довольно любопытный коллектив. Возник, естественно, вопрос, что такое «культурная революция». Как ее исследовать? В 1965 и 1966 гг. я снова поехал в Китай. Уже в Центральные районы страны, после перерыва почти в 10 лет. Это были очень драматичные поездки. В основном поездами, в поездах были жаркие столкновения с китайцами: Хотя до рукоприкладства дело не доходило, но перепалки были предельно ожесточенные, и по-русски, и по-китайски. У меня стал постепенно Ковалёв Александр Александрович (1923-2000). Востоковед, арабист. Директор ИВЯ/ИСАА при МГУ(1958-1975) Тихвинский С.Л. (1918 г.р.). М.р.: Петроград. Дипломат, китаевед, д.и.н.(1953), академик АН СССР(1981). Чрезвычайный и Полномочный Посол (с 1966). Интервью для http://www.ivran.ru/project-modernization-models/ восстанавливаться китайский язык, во вторую поездку я уже снова начал говорить.

Нам надо было понять, что происходит. Ходили, срывали листовки-дацзыбао, всякого рода указания. Собирали материал, чтобы его анализировать, провести более или менее целостный политический анализ. Это было достаточно любопытно и трудно. Сорвать какой-нибудь приказ или дацзыбао прилюдно было невозможно. Приходилось или ночью, или как-то ещё. Чтото переписывали, но переписывать большой текст – дело долгое и сложное.

Искали доступные и наглядные способы контрпропаганды. Так, Россию китайцы обвиняли за то, что мы якобы разоружились и сдались империалистам и тому подобное. Мы с товарищем и коллегой Михаилом Никольским 14 демонстрировали, что российская молодёжь всегда готова к отпору, даже к войне. Ещё в Омске я готовился к побегу на фронт, у меня был карабин. А когда приехала мать, нам дали домик около артиллерийского училища. Во дворе дома была кирпичная стена, и когда мать уходила на работу, а в училище проходили стрельбы, я выходил со своим карабином и учился стрелять. Впоследствии мне эти тренировки очень помогли. В МИВе я поступил в стрелковую команду, и потом на офицерских сборах я всегда получал грамоты за стрельбу. Хотя мне никогда не повышали звание. Как вышел из МИВа младшим лейтенантом, так им и остался на всю последующую жизнь.

Ну, а здесь мы с Никольским, конечно, нарушали жёсткий порядок.

Подходили к тирам, их было полно, Китай демонстрировал подготовку к войне. Но мы стреляли не там, где положено у барьера, а отходили от барьера шагов на 5, и, стоя, без упора стреляли. Китайцы поражались, как это у нас Никольский Михаил Михайлович (1929-1981). Китаевед, к.э.н.(1959). Окончил МИВ (1953). научный сотрудник института китаеведения (1961-1963), ИДВ АН СССР (1967получалось, потому что результаты были отличные. Вот такими неумными шутками думали добиться контрпропагандистского эффекта. Глупость, конечно. Ведь знали, что никого подобными демаршами мы не убедим.

Никому ничего не докажем. И всё же действовали... В Отделе истории после возвращения мы много работали, анализировали, писали.

Пришла пора развития Отдела истории в легальную академическую структуру. Тихвинского на посту руководителя сменил Делюсин. Началось формирование Института Дальнего Востока. Намечалось, что Делюсин возглавит новый институт. Однако директором ИДВ был назначен Сладковский, бывший в то временя заместителем заведующего Отделом ЦК партии, занимавшегося связями с соцстранами. Я вместе с Делюсиным в первый же день образования ИДВ подал заявление об уходе. Сладковский мне не простил этого шага до конца жизни. Говорил, что был в хороших отношениях с моим отцом, что он всегда помнил обо мне, что у нас были хорошие отношения и так далее, а тут я устроил демонстрацию, да ещё и в первый день создания института. Вскоре мне пришлось жестко полемизировать со Сладковским на международной конференции. Так я перестал существовать для ИДВ. Вплоть до сегодняшнего дня, хотя Сладковского давно уже не стало.

В 1967 году я поступил в Институт международного рабочего движения АН СССР. Он был создан одновременно с ИДВ. От ИДВ отказался, потому что у меня сложились совершенно иные представления о том, что происходит в Китае, что и как предстоит изучать. Буквально с первых же дней у меня сложилось четкое неприятие того, что делается в ИДВ. Из института выходили работы, анализирующие не реальный Китай, а описывающие решения партии и правительства, выступления руководящих китайских деятелей, пересказывающие статьи китайских авторов. Авторами была занята не аналитическая, а откровенно конформистская позиция. Одновременно с образованием ИДВ в Отделе ЦК по связям с соцстранами было четко определено: современный Китай изучает только ИДВ, историей Китая до 1949 г. занимается Институт востоковедения.

Что касается ИМРД и ИЭСМСС, то они оказались вне установленных рамок.

И очень быстро практически все китаисты из ИЭМСС перешли в ИДВ.

Указания Отдела ЦК не распространялись на ИМРД, так как институт находился в ведении Международного отдела ЦК. Противостояния этих Пономарёву, 15 заведующему Международным отделом. Когда я уже стал откланиваться, он сказал: «Я знал Вашего отца, работайте спокойно». По большому счёту так и произошло, хотя поддерживать систематические контакты с Отделом ЦК и его сотрудниками всё же приходилось. Огромную помощь и повседневную поддержку моей работе в ИМРД оказал академик Алексей Матвеевич Румянцев. 16 В силу своего высокого положения, как руководителя институтами общественных наук АН СССР, и собственного интереса к процессам в Китае, он направлял нашу работу и лично в ней участвовал. Он стал одним из ответственных редакторов двух наших книг.

Алексей Матвеевич много рассказывал о своих встречах с китайскими делегациями, особенно о Дэн Сяопине… ИМРД оказался чрезвычайно интересным институтом. В нем сложилась большая группа незаурядных специалистов и исследователей. Директору Тимуру Тимофеевичу Тимофееву,17 членкору АН, удалось привлечь к работе очень интересных, разноплановых специалистов. Мираб Мамардашвили, Евгений Амбарцумов, Марат Баглай, Юрий Корякин, Эрик Соловьев, Александр Галкин, Анатолий Куценков, Леонид Гордон, Эдуард Клопов, Пономарёв Б.Н. (1905-1995). Партийный деятель СССР, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС (1972-1986), секретарь ЦК КПСС (1961-1986). Академик АН СССР (1962) Румянцев А.М. (1905-1993). Советский экономист. Академик АН СССР (1966) Тимофеев Т.Т. (род. 1929). Историк и экономист, д.и.н., член-кор. АН СССР (1966) член-корреспондент РАН (секция международных отношений) Виталий Вульф, – всех перечислить просто невозможно, кого-нибудь да упустишь. Они оставили заметный след в жизни страны. Институт резко отличался от всех остальных. Во-первых, говорить можно было то, что думаешь, никого не опасаясь. Во-вторых, ни одна записка с кляузой на отступление кого-нибудь из сотрудников от марксизма не принималась во внимание. За все годы работы в институте на моей памяти осталось только два случая. Один бывший сотрудник ЦК, пришедший работать в ИМРД, позволил себе написать донос. Ему немедленно было предложено покинуть институт. Другой случай касался меня. Сотрудник моего отдела дважды обращался с письмами к Суслову,18 обвиняя меня в ошибочной позиции. Он также был немедленно устранён из института. Наконец, в институте товарищеской кооперации, сотрудничества единомышленников, дружеской взаимопомощи была бесподобной.

Я поставил перед собой задачу изучать реальные процессы, которые протекают в Китае. С самого начала я сделал, как мне казалось, серьезную вещь. На самом деле – глупую. Поскольку серьезных работ в ИДВ нет, поскольку экономистов по Китаю нигде не готовят, необходимо создать профессиональной подготовкой, но не знают языка. Анисимов – математик, прогностического типа человек, Салтыков – психолог, Кульпин – экономисттехнолог. Все они хотели изучать Китай, у них за душой была определенная профессия, накоплены определенные методы анализа. Я предполагал, что, увлёкшись изучением страны, постепенно они смогут овладеть китайским языком, особенно если будет велико желание её узнать. Были и китаисты, Суслов М.А. (1902-1982). Партийный и государственный деятель СССР, член Политбюро, Президиума ЦК КПСС (1952-1953, 1955-1982), Секретарь ЦК КПСС (1947Хорьков В. И. (1922 г.р., Москва). Китаевед, к.и.н.(1974). Окончили МИВ(1954).

Науч. сотр. ИВ АН СССР (1958-1963), ИДВ АН СССР (1963-1967), ИМРД (с 1967) Холодковская, Хорьков. Я не учел, что у людей, обладающих специальностью и знаниями, одновременно стремящихся заняться страной, на самом деле имеется другая, подлинная цель. Обладая знаниями и опытом, каких нет у китаистов, они чувствовали своё превосходство. Они рассчитывали быстро добиться успеха, используя свои профессиональные знания, изучение языка их задерживало, тормозило их продвижение к успеху, известности. Амбиций много, а собственно упорства, настойчивости, трудолюбия было слишком мало. Порой даже утверждали, что без знания языка вообще можно обойтись. Пришёл в коллектив еще один китаист – Александр Панцов,20 окончивший ИСАА. Он уже в институте сложился как китаист и настоящий историк, человек очень инициативный. Его положение в коллективе было совершенно самостоятельное. Ему просто не нужно было мешать. И он вырос в крупного учёного, завоевавшего международный авторитет.

Творческая обстановка в ИМРД позволила мне написать первую серьёзную работу, ставшую докторской диссертацией: «Социально-политическая структура КНР. 50-60 годы». В ней впервые удалось проанализировать один из важнейших институтов Китая: ганьбу и их роль в общественнополитической жизни КНР. Она произвела большое впечатление и многочисленные дискуссии. В ганьбу многие увидели советский аналог партийную бюрократию.

ВЛ: Как Вы собирали информацию для изучения современного Китая?

Хорьков В. И. (1922 г.р., Москва). Китаевед, к.и.н.(1974). Окончили МИВ(1954). Науч.

сотр. ИВ АН СССР (1958-1963), ИДВ АН СССР (1963-1967), ИМРД (с 1967) Панцов А. В. (1955 г.р. Моск. обл.). Китаевед, д.и.н.(1993). Окончил ИСАА при МГУ(1978). Зам. директора ИСАА при МГУ (1998-1999). Преподаёт в различных университетах США (с 1994). Профессор Капитолийского университета (с 1999).

Специалист по истории КПК и советско-китайским отношениям ВГ: Всё же нужно было серьёзно разбираться с тем, что происходит в Китае.

Что можно было сделать? По условиям «культурной революции» мы могли получать из Китая только одну газету. Как через эту газету, которую в Китае подвергали жёсткой цезуре и целенаправленно просматривали со всех сторон, можно было узнать, что действительно происходит в стране? Мы попытались.

Разработали методику анализа газеты, используя методы контент-анализа.

Подготовили и опробовали методику, исходя из следующих позиций. 1.

Газета в первую очередь освещает то, что хочет организатор газеты. 2. Газета скрывает всё, что невыгодно организатору, политически вредно. 3. В газете есть материалы, на которые организатор не обращает внимания, считая политически безвредными или не имеющими политического смысла.

Подсчитали, сколько надо обрабатывать газет, чтобы с допуском 10-15% мы могли бы получить более или менее надёжные результаты. Хорьков и Холодковская в основном занимались обработкой газет. Остальные сосредоточились на содержательном анализе. В итоге удалось получить, с нашей точки зрения, примерную динамику создания «ревкомов», насаждения военно-контрольных комитетов и др. На Всесоюзном съезде по контентанализу в Ленинграде я выступил с докладом о нашей методике и полученных результатах. Так или иначе, были получены конкретные результаты, в какой-то мере отражающие реальность. Конечно, мы не получали реальную картину и не могли создать фотографию действительности, но выявили отправные точки для характеристики тенденции. Полученные результаты позволяли судить о том, что, например, создание «ревкомов» явилось не одномоментным, а постепенным процессом, охватывающим разным образом отдельные отрасли и сферы общественной жизни. Можно было говорить и о мере этой постепенности. Определить примерную динамику этого процесса. Похожим образом шло изучение процесса введения военного контроля и других событий. Причем отдельные сферы оставались под минимальным повседневным контролем военных.

Особенного внимания заслуживало изучение газетных фотоматериалов. Оно позволяло получить интересные результаты, заслуживающие отдельного рассказа. Ничего другого из данного газетного материала получить было нельзя. Вот, так шёл поиск методов изучения Китая, он был связан с кропотливой, порой изнурительной работой. Помимо сектора Китая в ИМРД мне приходилось руководить другими отделами. Порой довольно крупными по числу сотрудников. Каждый раз существенно менялись цели и задачи работы. В годовщину образования института меня наградили орденом «Дружбы народов». При всех перемещениях в составе института Китай оставался в центре моего внимания.

Мы решили со Львом Петровичем Делюсиным организовать в ИМРД периодические обсуждения ситуации в современном Китае, приглашая на такие встречи китаистов из всех организаций. Начало было довольно хорошее, народу приходило много, в том числе из ИДВ, но скоро наши силы иссякли. Самое главное: нас было мало. Из ИДВ никто не хотел выступать. И, волей-неволей, со временем мы оказались не в состоянии брать на себя проведение каждой встречи, готовить доклады, организовывать обсуждение.

Лев Петрович ушёл из ИМРД. Постепенно обсуждения закончились. Они были возрождены Львом Петровичем в ИВ РАН с более широкой тематикой.

До недавнего времени я их почти всегда открывал докладами о современном положении в Китае. Иногда со своим докладом о событиях в Китае выступали Григорьев21 или Яков Бергер22 из ИДВ. Как только во главе отдела Григорьев Александр Миронович (1933 г.р.) Китаевед-историк. Окончил ист. ф-т МГУ(1956). Д.и.н.(1977), профессор(1987). Науч. сотр. Ин-та китаеведения (1957-1958), Ин-та народов Азии (ныне ИВ РАН) (1962-1964), ИДВ РАН. Гл. ред. Журнала «Проблемы Дальнего Востока» (1993-2004) Бергер Яков Михайлович (1929 г.р.). Китаевед, д.и.н.(1987). Окончил МИВ(1952). науч.

сотр. ИДВ РАН (1967-1970 м с 2001), ИНИОН(1970-2003) в Институте востоковедения стал Кобзев,23 всё опять изменилось. Не знаю, что будет дальше.

Произошли серьезные возрастные изменения в академических институтах.

Коллективы постарели. Многих не стало. Произошёл страшный процесс, о котором сейчас мало говорят, и редко кто сейчас вспоминает. На протяжении многих лет академические институты общественных наук не получали дополнительных ставок и средств для приглашения молодежи. С каждым годом в институте становилось всё меньше и меньше молодежи. Так было не только в ИМРД. Правда, ИДВ всё же время от времени получал ставки, но многие гуманитарные институты сейчас влачат жалкое существование. Я имею в виду ИМЭМО и многие другие. Основной костяк кадров составляют уже пожилые люди. Правда, сейчас дело сводится не только к ставкам. Их порой дают, но они настолько мизерные, что у молодежи нет никакой возможности продолжать работать в академическом институте. До тех пор, пока власть не поймет, что её усилиями наука загнана в тупик, обескровлена, я не знаю, что будет. Молодёжь уезжает учиться и работать за рубеж.

ВЛ: Мы в прошлый раз больше говорили о жизни, и о людях, с которыми Вы учились, работали. Можно поговорить о научной деятельности. Какую тему Вы считаете ключевой в Вашей научной деятельности? Или такой темы нет?

ВГ: Мне трудно назвать одну ключевую тему. Я всегда стремился заняться изучением тем мало исследованных либо вообще неисследованных. К такому подходу я стараюсь приучить своих студентов и аспирантов. Под влиянием обстановки и работы в НИИ труда и ИМРД, меня всегда больше всего интересовала и увлекала социальная сфера жизни Китая. Многое изменилось после перехода в ИСАА. Здесь я должен преподавать экономику Китая. С Кобзев Артём Игоревич (1953 г.р.). Китаевед, д.филос.н.(1989), профессор(1999).

Окончил филос. ф-т МГУ(1975). Сотрудник ИВ РАН (с1978) самого начала был вынужден поставить перед собой задачу подготовки курса лекций, так как его не существовало. Поэтому я обязан следить за всем.

Предпочтение какой-то одной сфере или отрасли грозит дисбалансом, превратным изображением действительности. Если посмотреть мои публикации, то каких только тем в них нет. В принципе, с институтской скамьи мене особенно близка проблема крестьянства и сельского хозяйства, она, в общем-то, и сейчас остается. Но меняется ситуация, и главные темы смещаются. Сейчас – это, конечно, проблемы связанные с угрозой экономического кризиса.

ВЛ: Внутреннего?

ВГ: Да, внутреннего. Проблема в том, что ещё год-два тому назад мои выступления о серьёзных неполадках в экономике Китая многие просто не воспринимали. В Китае, дескать, ничего подобного быть не может. Только одну статью на эту тему удалось опубликовать. Сейчас китайцы откровенно говорят об угрозе «жесткой посадки», о необходимости «мягкой посадки».

Что значит «мягкая посадка»? Она означает принятие мер, для того чтобы постепенно снизить темпы экономического роста, чтобы не допустить обрушения экономики, связанного всегда с серьезным социальным кризисом.

Действительно, седьмой квартал подряд замедляется рост экономики. Это очень важная, можно сказать центральная тема.

Одновременно выходит на одну из главных позиций другая, не менее важная со всех точек зрения, тема. Китай превращается во всемирного инвестора, добиваясь расширения рынков сбыта своей продукции и, одновременно, рынков поступления сырьевых ресурсов. Это проблема будет очень острой в ближайшие годы. Пока на нее мало обращают внимание, на самом деле это очень серьезный вопрос. Уже ясно определились методы, используемые Китаем для овладения серьезными активами за рубежом. Прошёл период, когда они действовали непрофессионально. Теперь работа ведется целеустремленно и методично. Резко расширилась и сфера неторговых внешнеэкономических операций. Тут есть о чем подумать. Я пока сосредоточен на сборе материалов. К моему удивлению и к моей обиде у нас почему-то слишком мало внимания уделяют тому, как китайцы прибирают к рукам активы в России. Особенную озабоченность вызывает то, что они занимаются арендой крупных земельных угодий. Специального внимания заслуживает то, что китайцы берут земли в краткосрочную аренду.

Несколько лет они хорошо плодоносят, но потом, после отъезда китайских арендаторов, земля превращается в серую пыль. На такой земле уже не растёт ничего, даже сорная трава. Повсеместно выясняется, что удобрения для арендованных земель они завозят исключительно из Китая. О таких проблемах в нашей литературе пока обстоятельного разговора не происходит.

Ещё меньше серьёзного внимания привлекает к себе китайская миграция и китайская контрабанда. Вот те темы, которые меня сейчас больше всего волнуют.

Особого внимания требует и анализ событий, предшествовавших созыву съезда КПК, а также материалов этого съезда. Съезд мог стать переломным в истории и партии, и страны. В полном объёме материалы съезда ещё не опубликованы. Однако, похоже, что ожидания не оправдались.

ВЛ: А можно спросить о Вашем отношении к Китаю? Менялось ли оно с момента, когда Вы впервые побывали в Синьцзяне, когда позднее были в Пекине, и в настоящее время? Повлияло ли на Вас изменение советскокитайских отношений?

ВГ: Как китаист, я отношусь к очень несчастливым людям. Мои поездки в Китай отделялись одна от другой десятилетиями либо были кратковременными. В результате, у меня плохой разговорный. А, точнее говоря, никакой. Мне нужно каждый раз чуть ли не год, чтобы снова восстановить разговорную речь. Все-таки десять лет – это десять лет. Что касается отношения к стране, то я бы не сказал, чтобы моё отношение к Китаю претерпело серьезные изменения. Хотя в последние годы в Китае упреков со стороны официальных лиц было немало, и очень серьезных.

Упрёки начались после публикации двух моих книг о результатах анкетного анализа представителей китайских мигрантов в России. Это были первые исследования в России. В них обобщён огромный материал, показаны положительные и отрицательные стороны этой миграции, собран немалый материал о китайской контрабанде.

Раньше у меня были очень хорошие отношения с руководством, да и с сотрудниками китайского Института Восточной Европы, России и Средней Азии.

ВЛ: Академии общественных наук Китая?

ВГ: Да, формально они были в составе Академии общественных наук.

Фактически, как я убеждён, они всегда обслуживали ЦК партии. Дирекция института состояла из Ли Цзин-цзе, Ма Вэй-сянь, Ли Нань-цюань. Все они замечательные люди, настоящие профессионалы, они с большой любовью относились к России. У нас были прекрасные отношения. Они приветливо встречали меня в каждый мой приезд в Пекин. А было такое время, когда я, работая в Институте международного рабочего движения, ездил туда довольно часто. Каждый раз они устраивали большое собрание, на котором просили меня выступить. На каждом из них я выступал и рассказывал о том, что их больше всего интересовало, а это экономика России и состояние дел в России. То были хорошие времена.

Всё изменилось с той поры, как вышла первая моя книга «Китайская реальность России» 24, а затем вторая – «Россия в условиях глобальной Гельбрас В.Г. Китайская реальность России. Муравей. китайской миграции».25 Для меня они дороги тем, что явились результатом полевых исследований, опроса большого числа китайцев, которые находились на территории России, и распутывания тех клубков связей, которые китайцы установили на территории нашей страны. В Китае исследования получили большую огласку. Как мне передали из разных источников, Рогачёв26 (в то время наш посол), то ли со слов китайцев, то ли по своей инициативе, стал говорить, что «Гельбрас не любит китайский народ». В общем, с тех пор добрые отношения были разрушены. Меня перестали приглашать в Китай.

ВЛ: Из-за комментариев одного человека? Или они сами оценили?

ВГ: Я не знаю, на самом деле, кто постарался оболгать мои книги и меня. В книгах нет ни одного враждебного высказывания ни о китайцах, ни о Китае.

Были только факты. Однако Рогачёв даже вернувшись в Россию, уже не в качестве посла, а члена Совета Федерации, представлял меня так не одному человеку, это я знаю совершенно определенно.

ВЛ: Вы можете рассказать о времени, когда Вы были в Пекине, в Народном университете и в Пекинском университете. Вы работали над книгой?

ВГ: В Народном университете я не работал над книгой. Практически все время моего пребывания в Народном университете ушло на поездки по стране. Меня много приглашали с выступлениями в разные университеты страны.

ВЛ: В каком году это было?

Гельбрас В.Г. Россия в условиях глобальной китайской миграции. Муравей. Рогачёв Игорь Алексеевич (1932-2012). Китаевед, дипломат, Чрезвычайный и полномочный посол СССР и России. Посол РФ в КНР (1992-2005). Член Совета Федерации Федерального Собрания РФ (2005-2012) ВГ: В Пекинский университет я приехал осенью 1989 года.

ВЛ: Вы были во время летних событий?

ВГ: Нет, во время событий не был. Я приехал туда после них. Мне много рассказывали люди, которые всё это пережили. Показывали места схваток, которые были видны по выщербленным местам на домах. В общем, это было довольно болезненно. Обещали дать материалы с записями, снимками, которые делали люди, которые поддерживали студенческое движение. Они фиксировали все события на пленку. Материалы хранились в глубокой тайне.

Мне так и не удалось их получить.

В Пекинском университете я пробыл несколько месяцев в 1993 г. Меня встретили очень тепло. Я подарил библиотеке собрание книг о России. Мне создали удобные условия для сбора материалов об экономике Китая.

Ну, а что касается моих книг о китайской миграции, то они восприняты в стране и за рубежом очень болезненно, по той причине, что в них разбирались многие безобразия, творившиеся у нас, и имевшие отношение, соответственно, к Китаю и России. Я убедился в том, что отношения между странами были как бы многослойными. С одной стороны, сотрудничество, стратегическое партнерство. Это добрые, хорошие слова, подкреплявшиеся реальными делами. Но была и другая, невидимая сторона. О ней почти ничего не говорят, но она есть. Это гигантская по масштабам контрабандная торговля, приводящая к удушению целых отраслей. Это, увы, разложение нашего госаппарата. Раскрывалась страшная сторона действительности, потому что в книгах приводилось большое количество фактов, когда наши офицеры выявляли контрабанду, арестовывали её, но кончалось дело тем, что офицеров увольняли со службы, а контрабанду возвращали хозяину. Дело ведь дошло до того, что целый эшелон контрабандных товаров был зафиксирован на границе. Его путь прослеживали почти до половины территории России, арестовали. Кончилось же тем, что всё было возвращено.

Чего стоит сам факт долголетнего существования Черкизовского рынка в Москве и его масштабы. Это страшно! Короче говоря, отсутствует реальная национальная, суверенная политика России. В стране возник целый слой людей, для которого высший идеал – обогащение здесь и сейчас, во что бы то ни стало. Вот что страшно!

Что касается Китая, то я вижу, что и там произошли многие, не только положительные, но и отрицательные процессы. Один из центральных связан с Дэн Сяо-пином. Уже сложилась целая литература о том, как блестяще руководил Дэн Сяо-пин Китаем, и какие мудрые решения принимал. Но нигде не написано о том, что он ответственен за многие негативные явления в жизни современного Китая. Он волевым путём, не занимая руководящих постов, снял, вопреки всем нормам устава партии, двух секретарей ЦК – Ху Яо-бана27 и Чжао Цзы-яна.28 Ху Яо-бан быстро скончался, но Чжао Цзы-ян практически до самой своей смерти находился, по сути, под домашним арестом. А расстрел студентов на площади Тяньаньмэнь по приказу Дэн Сяопина? В итоге, что мы сейчас видим? Безумный разгул коррупции, использование военнослужащих для защиты чиновников, которые отбирают землю у крестьян. Многолетнее яростное преследование сторонников Фалуньгун 29 по одному лишь решению Цзян Цзэ-миня. 30 Возникновение скандальной политической ситуации с Бо Си-лаем31 и компанией.

Ху Яо-бан (1915-1989). Государственный и политический деятель Китая, генсек ЦК КПК (1980-1987) и председатель ЦК КПК (1981-1982) Чжао Цзы-ян (1919-2005). Китайский политический деятель, премьер Государственного совета КНР(1980-1987), генсек ЦК КПК(1987-1989) Фалуньгун – по определению российских исследователей-синологов, новое религиозное движение. По мнению последователей, не является религией (отсутствуют храмы, богослужения, священнослужители), а представляет собой духовную практику, систему самосовершенствования. Фалуньгун возник в КНР на основе традиционной китайской гимнастики цигун, в сочетании с элементами буддизма, даосизма и народных верований, в начале 1990х. Впоследствии получил распространение за пределами страны. Создатель учения и бессменный лидер Фалуньгун – Ли Хун-чжи. В КНР Фалуньгун запрещена, согласно постановлению о запрете «Общества по изучению Фалуньгун» от 22.06. Как могли произойти такие масштабные процессы, как, например, запрещение Фалуньгун при отсутствии закона, судебных решений. Тем не менее, Фалуньгун запрещён, и никто не знает, сколько десятков тысяч людей пострадали, а то и отдали свою жизнь, только потому, что решение принял Цзян Цзэ-минь, а затем партийные начальники рангом ниже. Так что о Дэн Сяо-пине у меня остались не только добрые, но и недобрые воспоминания.

ВЛ: Вы считаете, что он как-то изменил дух партии?

ВГ: Да, в результате он изменил дух партии, не ликвидировал пагубное наследие Мао Цзэ-дуна и, тем самым, внёс свою лепту в те негативные процессы, которые ныне потрясают партию и общество.

Вообще-то говоря, даже теперь очень трудно судить о том, как на самом деле решаются судьбоносные вопросы в этой стране. Даже трудно представить себе, чтобы Бо Си-лай мог с отрядом бронетехники ворваться на территорию другой провинции и окружить американское консульство, требуя выдачи своего офицера. В стране могут происходить совершенно дикие вещи.

Например, изъятие органов у живых людей и торговля ими. Таких случаев, как установлено, насчитывается десятки тысяч. Где это видано, что чуть ли не с каждым годом нарастает компания отъёма земли у крестьян. Очень, очень это всё тревожные вопросы. В итоге, в стране возникло, по сути дела, двоевластие. Потому что, с одной стороны, есть государственный аппарат, а с другой – партийный аппарат. Это не комиссар при начальнике, а партийный Цзян Цзэ-минь (1926 г.р.). Генеральный секретарь ЦК КПК(1989-2002). Председатель Военного совета ЦК КПК(1989 по 2004), председатель Центрального военного совета КНР(1990-2005) Председатель КНР(1993-2003) Бо Си-лай (1949 г.р.). Бывший китайский политик и деятель КПК. Состоял в 17 созыве Политбюро ЦК КПК (2007-2012). С 2004 по ноябрь 2007 занимал пост министра торговли.

В 2007-2012 служил секретарём парткома в г. Чунцин. После серии громких скандалов, потерял все свои должности. Исключен из КПК чиновник, который может позволить себе всё что угодно. Меня поразило, например, что в партийном аппарате анализировали плюсы и минусы экспорта капитала по 2200 проектов. Проведена гигантская по масштабам работа. И осуществил её не государственный аппарат, у которого для этого есть своё специальное подразделение, а партийный орган. Да, это выдержать надо! Что касается Китая, то это великая страна с великим прошлым, и я убеждён – с великим будущим. Но ей придётся пережить ещё очень тяжелые периоды в своем развитии.

ВЛ: С одной стороны, чтобы справляться с внутренними социальными неурядицами, нужно немного закрыться от внешнего мира. Но, с другой стороны, сейчас это совершенно невозможно по экономическим соображениям. У меня создалось впечатление, что в последние годы в Китае стали жёстче относиться к иностранцам, к иностранному присутствию, и, в то же время, достаточно вдумчиво относится к внешним контактам. Но менее радушно, скажем так.

ВГ: Дело всё в том, что в Китае сложилась очень сложная ситуация. С одной стороны, чтобы вырваться в державы первого порядка, необходимо стать законодательницей в технике и технологии, в создании нового, во всех областях жизни. С другой стороны, в Китае понимают, что это сделать чрезвычайно трудно. Для этого всё больше людей посылают за рубеж учиться. К иностранцам стали относиться с холодком. Но, с другой стороны, сейчас по-прежнему привлекают иностранный капитал и создают новые льготы для иностранного капитала.

ВЛ: Перемещаются в региональном разрезе.

ВГ: Да.

ВЛ: Но это ли не есть опасно? Не представляет ли это определённую опасность для внутренней стабильности в стране?

ВГ: Для стабильности в стране, на самом деле, на мой взгляд, самую большую опасность создает то, что все большее число людей становится грамотными. Началось свободное знакомство со своей страной. Огромные по масштабам миграционные процессы убеждают людей в том, что плохо не потому, что в его уезде плохой начальник, а потому, что такая ситуация во всей стране. То, что стали всё чаще возникать забастовки, свидетельствует о том, что люди мало-помалу начинают понимать общность социальных интересов. Это уже серьезно.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Д.И. Воронин, В.А. Кузнецов ГИМНАСТИКА И МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ. ДИДАКТИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ Нижний Новгород, 2012 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА I. СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНОГО МАТЕРИАЛА НА 1 КУРСЕ. 6 1.1. Лекционный материал 1.2. Лекция 1. Гимнастика в отечественной системе физического воспитания6 1.3. Лекция 2. История гимнастики 1.4. Лекция 3. Гимнастическая терминология 1.5. Лекция 4. Строевые упражнения 1.6. СРЕДСТВА КОНТРОЛЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (1 КУРС) 1.7. САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ...»

«Н. И. Чиркова СИНТАКСИС СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА МАТЕРИАЛЫ ПРЕЗЕНТАЦИИ КУРСА Для студентов филологического факультета Ижевск 2010 Федеральное агентство по образованию ГОУВПО Удмуртский государственный университет Кафедра современного русского языка и его истории Н. И. Чиркова СИНТАКСИС СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА МАТЕРИАЛЫ ПРЕЗЕНТАЦИИ КУРСА Для студентов филологического факультета Ижевск 2010 УДК 811.161.1’36(075) ББК 81.411.2-923.2 Ч 651 Рецензент – к. филол. н. Храмова Н.Н. Ч 651 Чиркова...»

«ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ИМЕНИ А. К ГЕРЦЕНА В. С. ЖЕКУЛИН ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ ЛАНДШАФТОВ (КУРС ЛЕКЦИЙ) НОВГОРОД 1972 Материалы подготовлены на кафедре географии Новгородского государственного педагогического института Комментарий к электронной копии. Номера страниц источника проставлены в квадратных скобках [ ] на последней строке страницы копии. В фигурных скобках { } размещены примечания, добавленные при OCR. Качество...»

«Некоммерческая организация Ассоциация московских вузов Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский государственный агроинженерный университет имени В.П. Горячкина Научно-информационный материал ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ ТОПЛИВ В САМОХОДНОЙ ТЕХНИКЕ Москва 2010 СОДЕРЖАНИЕ КУРСА ЛЕКЦИЙ Стр. Лекция 1. Обоснование необходимости использования альтернативных топлив в ДВС.............. 3 Лекция 2. Виды альтернативных топлив и...»

«ИНСТИТУТ ПРИКЛАДНОЙ МАТЕМАТИКИ им. М. В. КЕЛДЫША РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. М. В. ЛОМОНОСОВА МЕХАНИКО-МАТЕМАТИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ ДИСКРЕТНАЯ МАТЕМАТИКА И ЕЕ ПРИЛОЖЕНИЯ СБОРНИК ЛЕКЦИЙ VII Москва 2013 Институт прикладной математики им. М. В. Келдыша Российской Академии Наук Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Механико-математический факультет ДИСКРЕТНАЯ МАТЕМАТИКА И ЕЕ ПРИЛОЖЕНИЯ СБОРНИК ЛЕКЦИЙ МОЛОДЕЖНЫХ НАУЧНЫХ ШКОЛ

«Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by И. И. Шпаковский ПРАКТИКУМ ПО РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ XVIII ВЕКА МИНСК БГУ 2003 Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by УДК 882 (09) 10/16 (075. 83) ББК 83. 3 (2Рос=Рус) 1я7 Б33 Р е ц е н з е н т: кандидат филологических наук, доцент Рекомендовано Ученым советом филологического факультета мая 2003 г., протокол №...»

«5 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СВЯЗИ, ИНФОРМАТИЗАЦИИ И ТЕЛЕКОММУНИКАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ТАШКЕНТСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Допустить к защите Зав. кафедрой Педагогика технического образования _ 2013 г. ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: СОЗДАНИЕ ЭЛЕКТРОННОГО УЧЕБНОГО ПОСОБИЯ ПО КУРСУ “ОСНОВЫ ПЕРЕДАЧИ ДАННЫХ” Выпускник Абдуллаева С. Э. подпись Ф.И.О. Руководитель _ Джураев Р. Х. подпись Ф.И.О. Консультант по БЖД Борисова Е. А._ подпись Ф.И.О. Рецензент...»

«Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru || http://yanko.lib.ru Сканирование и форматирование: Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || slavaaa@yandex.ru || yanko_slava@yahoo.com || http://yanko.lib.ru || Icq# 75088656 || Библиотека: http://yanko.lib.ru/gum.html || Номера страниц внизу update 05.10.05 МЕРАБ МАМАРДАШВИЛИ Кантианские вариации Москва 2002 ББК 87.3 М 22 Оформление серии: Е. Клодт Мамардашвили М. М 22 Кантианские вариации. - М.: Аграф, 2002. - 320 с. Составивший эту книгу курс...»

«КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО ДИСЦИПЛИНЕ ЭКСКУРСОВЕДЕНИЕ Доцент кафедры Циклических видов спорта и туризма Журавлева М.М. I. ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС ПО ОСНОВНЫМ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЯМ История города. Улицы г. Иркутска. Старые и новые названия. Город Иркутск был основан на месте слияния рек Иркута и Ангары в 1661 г. Сначала это был деревянный острог, довольно быстро разраставшийся, уже через 25 лет ему был придан статус города. Основание острога связано с территорией, прилегающей к центральной площади города...»

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТИХООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЙ Н. К. Оврах СОЦИОЛОГИЯ ВЛАДИВОСТОК 2001 ОГЛАВЛЕНИЕ Модуль 1. Социология как наука Лекция 1. История социологии Основные понятия Словарь Основная литература Дополнительная литература 1.1.1. Предпосылки появления социологии 1.1.2. Классическая социология XIX в 1.1.3. Понимающая неклассическая социология Германии 1.1.4. Американская социология XIX - XX вв. Модернизм и постмодернизм. 10 1.1.5....»

«Экологическое путешествие По следам научных экспедиций по реке Урал Экологическое путешествие По следам научных экспедиций по реке Урал Тезисы Вступление. Научных экспедиций по реке Урал было немало. Об этом свидетельствует собранная литература Татьяной Васильевной Нестеренко и представленная здесь. Особенно подробно о них можно узнать из фундаментального труда вицепрезидента Русского географического общества, члена-корреспондента РАН, директора Института степи А. А. Чибилева Бассейн Урала:...»

«Я верую в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по всей России там и сям – интеллигенты они или мужики, – в них сила, хотя их и мало. А.П. Чехов Министерство образования и науки Российской Федерации Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого Человек, язык и текст К юбилею Татьяны Викторовны Шмелевой Сборник статей Великий Новгород 2011 УДК 81'1 ББК 81.0 Редколлегия: д-р филол. наук Т.Л. Каминская (отв. ред.), канд. филол. наук А.Н. Сперанская...»

«Основы радиационной биологии. Основные биологические эффекты радиации (Кашпаров В.А.) Назначение: лектор должен представить краткое изложение основных сведений, касающихся радиобиологии человека, а также об основных биологических эффектах радиации. Цели: по завершении лекции слушатели будут: знать историю становления и развития радиационной биологии человека; знать основные дозиметрические единицы; иметь представление об эффектах радиации; понимать последствия радиационного воздействия; знать...»

«2-е издание ББК 8531 З31 Запесоцкий А. С. Из истории рок-музыки: Творчество Битлз. 2-е изд. — З31 СПб.: СПбГУП, 2004. — 40 с., 4 с. ил. (Серия Избранные лекции Университета. Выпуск 25). ISBN 5-7621-0248-3 Лекция известного ученого, первого в России доктора культурологических наук, члена-корреспондента Российской академии образования, Заслуженного деятеля науки РФ, профессора, ректора Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов А. С. Запесоцкого посвящена творчеству группы Битлз —...»

«Авессалом Подводный Серия Психология и астрология Часть 1 ПСИХОЛОГИЯ ДЛЯ АСТРОЛОГОВ Аквамарин 2010 ББК Ю9 88 П44 П44 Авессалом Подводный Психология для астрологов, Москва, Аквамарин, 2010 – 408 с. Серия Психология и астрология Часть 1. Психология для астрологов Часть 2. Эволюция личности Часть 3. Астрология для психологов Часть 4. Архетипы психики Часть 1 посвящена обсуждению понятий и сюжетов, с которыми в первую очередь сталкивается начинающий психолог-практик, не имея адекватного языка для...»

«ЛЕКЦИЯ (3) ЦЕНОВАЯ ПОЛИТИКА. ОСНОВЫ ЦЕНООБРАЗОВАНИЯ НА ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА. ПЛАН 1. Характеристика категории Цена и функции цены. 2. Факторы, влияющие на цену ЛС. 3. Стратегия ценообразования и ее цели. 4. Цены, ориентированные на объем продаж. 5. Цены, ориентированные на прибыль. 6. Цены, ориентированные на выживание в условиях конкуренции. 7. Порядок ценообразования. 8. Выбор и реализация стратегии цен. 9. Система регулирования цен на ЛС. 10.Формирование ценовой политики в аптеке....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТОРФЯНОЙ КОМИТЕТ РФ ТОМСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ДОКУЧАЕВСКОГО ОБЩЕСТВА ПОЧВОВЕДОВ БОЛОТА И БИОСФЕРА МАТЕРИАЛЫ СЕДЬМОЙ ВСЕРОССИЙСКОЙ С МЕЖДУНАРОДНЫМ УЧАСТИЕМ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ (13–15 сентября 2010 г.) Томск 2010 УДК 551.0 + 556.56 ББК 26.222.7 + 28.081. Б Б 79 Болота и биосфера...»

«ПАЛЕОМАГНЕТИЗМ И МАГНЕТИЗМ ГОРНЫХ ПОРОД Материалы семинара Борок 27 – 30 октября 2011 г. Геофизическая обсерватория Борок – филиал Учреждения Российской академии наук Института физики Земли им. О.Ю. Шмидта РАН Палео магнет изм и магнетизм горных поро д теория, практика, эксперимент Материалы семинара БОРОК 27 – 30 октября 2011 г. Борок 2011 2011 Семинар и издание материалов семинара осуществлено при финансовой поддержке Российского Фонда Фундаментальных Исследований (грант № 11-05-06085г) и...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет КАФЕДРА РАСТЕНИЕВОДСТВА УТВЕРЖДЕНО протокол № 3 методической комиссии Плодоовощного института от 19 ноября 2007г. протокол № 4 методической комиссии агрономического факультета от 26 ноября 2007г. Селекция и генетика ячменя лекции для самостоятельного изучения курсов: ЧАСТНАЯ СЕЛЕКЦИЯ И ГЕНЕТИКА ПОЛЕВЫХ КУЛЬТУР...»

«Элиас Отис ШКОЛА СИТХОВ Материалы переписки и форума в рамках Академии Силы Том 2. Открытая переписка Первая часть материалов Академии Ситхов представляет собой лекции, скомпилированные из фрагментов переписки и общения на форуме Академии Силы, вторая — открытые письма Ученикам. Материалы открытых писем, вошедшие в лекции, как правило, из второй части удалены. 2 Содержание 1. Иноку 30. Самураю 2. Ратибору 31. Факиру 3. Самураю 32. Самураю 4. Самураю 33. Иноку 5. Самураю 34. Самураю 6. Самураю...»









 
2014 www.konferenciya.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Конференции, лекции»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.